Абстрактная архитектура: Абстрактная архитектура: изображения, стоковые фотографии и векторная графика

Содержание

Фотообои Абстрактная архитектура арт. 16545, коллекция 3Д обои

Оформление заказа

1. Выберите размер 2. Выберите материал

Жаккард™

888 грн

Диамант

888 грн

Видеообзор текстур

Аква

★★★★★

★★★★★

299. 00 грн/м2

3. Контактные данные

Фотообои Абстрактная архитектура на стену

Фотообои – это отличный вариант добавить вашему помещению индивидуальности, расставить яркие акценты и скрыть недостатки стен. Однако, важно правильно их поклеить.

Для монтажа фотообоев можете вызвать оклейщика, либо сделать это самостоятельно.

Мы изготавливаем наши фотообои под поклейку ВНАХЛЕСТ – это позволяет избежать видимых швов и упрощает монтаж

Инструменты:

  • Универсальный клей, подходящий для работы с тяжелыми обоями
  • Канцелярский нож для подрезки остатков
  • Малярный валик или кисть для нанесения клея
  • Резиновый валик для удаления воздушных пузырей
  • Линейка или рулетка для проведения необходимых замеров
  • Строительный уровень и отвес для проверки вертикальных и горизонтальных линий
  • Карандаш для осуществления разметки на стене
  • Чистая сухая тряпка для удаления излишков клея

Рекомендуется применять готовые клеевые смеси, предназначенные для монтажа тяжелых обоев. Это клей Quelyd Murale, Swedtex готовый для стеклохолстов и прочие с аналогичными характеристиками. Такие составы имеют высокую клеящую способность, легко наносятся и готовы к использованию, не требуя разведения.

Подготовка обоев

Перед подклейкой, обои необходимо разложить на чистом сухом полу, дать им отлежаться. Разложите обои лицевой стороной вверх и проверьте совместимость рисунка

Подготовка поверхности

Перед монтажом необходимо полностью удалить старые обои, при необходимость убрать неровности и зашпаклевать, цвет вывести в белый. Далее поверхность необходимо очистить от пыли и прогрунтовать. Дать поверхности полностью высохнуть

Монтаж фотообоев

Монтаж обоев производится слева направо. Клей наносится на стену.Работы по монтажу производятся при комнатной температуре 20-23°C, до полного высыхания окна должны быть закрыты.

С помощью отвеса разметьте на стене вертикальную линию по ней будете выравнивать первый лист. Далее наносите клей на стену и прикладываете первый лист. Резиновым валиком прижимаете полотно от центра к краям для удаления пузырей воздуха и излишков клея.

Следующий лист клеится внахлест совмещая рисунок. После наклейки листа и удаления пузырей, по середине нахлеста необходимо прорезать оба листа и удалить обрезки. Затем необходимо удалить излишки клея тряпкой и прогладить шов валиком.

После поклейки нужно следить, чтобы в течение 1-2 дней не было сквозняка

Как клеить фотообои на стену видео инструкция

Схема поклейки фотообоев

В случае возникновения вопросов – звоните, или пишите нам в чат. Мы на связи и с радостью проконсультируем!

🛍 Абстрактная архитектура в Европейском стиле, холст, живопись, римская колонна, арка, принты и плакаты, Настенная картина для декора гостиной 346.4₽

Напоминаем нашим клиентам о важных моментах

 

1.Это холщовая окантовка без рамы, без внешней рамки и внутренней рамы.

 

2.Из-за различных эффектов освещения между компьютерными мониторами, мобильным телефоном,Цвет предметов будет немного отличаться от изображения вНаши Интернет-магазин

 

3. 1 дюйм = 2,54 см

Демонстрация товара О Размеры:  О деталях:

О посылка: -Мы используем жесткая трубка ПВХ упаковка для защиты -Трубы из ПВХ обладают достаточной прочностью для обеспечения безопасности декоративных картин во время транспортировки О доставке:  Все заказы будут отправлены в течение 2-5 рабочих дней после подтверждения оплаты, если у нас есть некоторые модели, они могут быть отправлены в течение одного дня, ваши заказы будут отправлены через зарегистрированную авиапочту, EMS, Epacket, DHL, FedEx или UPS. -Обычно доставка занимает около 7-30 рабочих дней. Это зависит от пункта назначения и других факторов, если вы не получили свою посылку в течение месяца, пожалуйста, немедленно свяжитесь с нами. Наша цена не включает налоги на импорт, и вы несете ответственность за таможенные пошлины.
-Все наши товары будут отправлены по адресу, предложенному покупателем, пожалуйста, тщательно подтвердите ваш адрес перед оплатой. Вы также можете оставить нам сообщение, чтобы изменить адрес, прежде чем мы отправим вашу посылку. Как только товар будет отправлен, его больше нельзя менять. -Онлайн отслеживание доступно. Номер отслеживания и веб-сайт будут предложены после отправки товаров. О Отзывы:

-Пожалуйста, оставьте отзывы 5 звезд, если вы удовлетворены нашими товарами и услугами, ваши положительные отзывы очень полезны для других покупателей и нас.

  -Если у вас есть какие-либо проблемы с нашими товарами или услугами, пожалуйста, свяжитесь с нами, прежде чем оставить отрицательный отзывы, мы сделаем все возможное, чтобы решить проблему вовремя, чтобы сделать вас счастливыми.

Большое спасибо.

Архитектура и ноосфера, или шесть идей для архитектора

0 В теме дискуссии можно усмотреть провокацию, о чем сказала во вступлении архитектурный критик Лара Копылова, модератор мероприятия. Архитектурные идеи бывают глобальные, вроде плана Вуазен Ле Корбюзье для центра Парижа. А бывают локальные – пластическая и функциональная идея конкретного проекта. Нужны ли вообще в архитектуре новые идеи, ведь Бах, например, писал в старых формах, а получилось так хорошо, что до сих пор всем нравится? В то же время в бюро Рема Колхаса ОМА есть подразделение АМО, нечто вроде НИИ, где молодые архитекторы должны производить идеи конвейерным методом, иначе их увольняют. Значит, идеи все-таки нужны. Ведущая попросила участников в конце дискуссии назвать по одной яркой глобальной архитектурной идее последнего двадцатилетия. Результат неожиданный, но все по порядку.

Хотя здесь можно посмотреть дискуссию целиком
в видеозаписи от Арх Москвы:
 

Золотые кольца мастерплана

Илья Заливухин,
Jauzaproject

Архитектор, в отличие от многих выступавших позже, изложил довольно-таки глобальную идею, причем свою. Он рассказал, что идея мастерплана Москвы пришла к нему в 2012 году, и с подачи Каримы Нигматулиной в 2012-2013 году он разрабатывал мастеплан столицы. По словам Заливухина, как никакое здание невозможно сделать без конструктива, так и городу нужен каркас. Так появилась идея наземного метро как основного каркаса московской агломерации, на который потом наращивается «мясо» застройки. Относительно личного транспорта было очевидно, – сказал Илья Заливухин, – что надо сделать каркас транзитных путей, чтобы убрать лишние автомобили с Садового и бульварного кольца. Между тем двухконтурную сеть (скоростные дороги, с одной стороны, и улицы – с другой) не получается реализовать до сих пор. Затем родилась идея зеленого каркаса, вокруг которого формируется жилье. Еще один важный пункт – сквозные скоростные железные дороги. Размер Москвы 30 х 40 км, это расстояние от Амстердама до Роттердама, – подчеркнул спикер. – Даже с Парижем и Берлином Москву нельзя сравнить. Ясно, что Москву надо разделить. Так у Ильи Заливухина родилась концепция, которую он сам называет «Золотые яйца»: все, что внутри Третьего транспортного кольца – центральное «яйцо», а вокруг полицентрично расположены остальные. Илья также сослался на генплан Москвы 1971 года, который сам он изучил уже после придумывания собственной концепции. Оказалось, что идея четырех каркасов – социального, транспортного и зеленого, на которые накладывается жилой, – уже существовала в 1971-м, но не воплотилась. Возможно, придет время, когда идея «золотых яиц» от Ильи Заливухина будет реализована и оздоровит ситуацию в столице.


Искусство борьбы
Юлий Борисов,
UNK project

Глава UNK project начал выступление с определения понятия идеи. Потом на примере своего объекта БЦ «Академик» на проспекте Вернадского автор продемонстрировал рождение и становление идеи.

БЦ Академик на проспекте Вернадского

Фотография © Дмитрий Чебаненко. Предоставлено UNK project


Для сравнения он продемонстрировал фотографию безымянного торгового здания, которое назвал безобразным, объяснив, что «безобразное – не ругательство, а просто это здание – без образа». И без идеи, так как оно никому ничего не рассказывает. Говоря о своем бюро, которое специализируется на сложных и уникальных решениях, Юлий Борисов уподобил архитекторов нейрохирургам, в отличие от терапевтов, решающих стандартные задачи. «Когда вы занимаетесь сложными вещами, важно, чтобы пациент сам лег под нож и доверял хирургу. К сожалению, так происходит не всегда, иногда приходят пациенты со своими скальпелями и своими советами», – посетовал архитектор. И поведал историю рождения идеи БЦ «Академик» на месте морально устаревшего недостроя на проспекте Вернадского. Как и откуда приходит идея, неизвестно. Но известно, когда. Сам Юлий Борисов проектирует с 4 до 8 часов утра, и в это же время возник образ «Академика». Эскиз, нарисованный автором от руки на айпаде, потом выливается в работу команды. Кроме яркой пластической идеи и сложной работы с сетями и ТЭПами, в БЦ «Академик» была и программа, связанная с личностью академика Вернадского, и сложные конструктивные решения. А дальше потянулись тяжелые будни по реализации объекта и утрясанию бизнес-задач заказчика и художественных задач архитектора.
Затем Юлий Борисов обратился к молодым архитекторам в зале: «У вас больше идей, чем у нас, но реализовывать их – огромная тяжелая работа». Он вспомнил коллег Сергея Скуратова и Владимира Плоткина как пример несгибаемой воли в борьбе за свой проект. Потом Борисов вернулся к аналогии с хирургом и сказал, ссылаясь на свой опыт работы на Западе, что в Европе архитекторам помогают, подают условные скальпель и пинцет, а здесь все наоборот. Поэтому борьба за архитектурную идею – тоже своего рода искусство, и ему надо учиться, а не уходить в чистое творчество, – посоветовал молодежи спикер.


Эмпатия и коммуникация
Олег Шапиро,
Wowhaus

Модератор попросила Олега Шапиро прокомментировать ситуацию с проектом Закона об архитектурной деятельности, который недавно подвергся критике профессиональным сообществом из-за того, что механизмы защиты авторского права там прописаны недостаточно. По сообщению Минстроя, проект Закона приостановлен и будет доработан. Но Олег Шапиро не захотел говорить о столь серьезных вещах вечером в пятницу, а познакомил аудиторию с новым проектом архитектуры для людей и животных.

Однако зачин был философский.
Не существует такого понятия как архитектурная идея, – заявил спикер. Настоящая идея определяет бытие. Примеры идей: культ прекрасной дамы в Средние века или витрувианский человек. Есть идеи социального равенства, метемпсихоза, наконец. Эти идеи меняют мир. Ничего такого архитектура никогда не порождала и не будет порождать. Она действует в рамках этих идей. Дело архитекторов – творческие решения. СА остается творческой организацией, даже если мы порождаем не идеи, а решения, сказал глава Wowhaus.

Олег Шапиро назвал свою презентацию «Архитектурное проектирование в условиях принятия медианных решений» и сравнил ситуацию в кино и в архитектуре. Он вспомнил слова режиссера Андрея Смирнова о том, что в советское время в кино не было диктата рынка, но был диктат парткома и худсовета. В кино ситуация стала легче, а у архитекторов согласований только прибавилось, – сказал Олег Шапиро. Факторы влияния на проект – это заказчик, экспертиза, сроки, бюджет, квалификация подрядчика, («а недавно появился и пользователь, вовлеченный в общественное обсуждение, во всей своей профанной красе»). Свежие прорывные идеи при общественном обсуждении не проходят, воспринимаются как непривычные. Видимо, в социуме заложено стремление к безопасности. Центр Помпиду никогда бы не прошел общественного обсуждения. Заказчик может пойти ради маркетинговых идей на риск; архитектор может придумать интересное за маленькие деньги (Алехандро Аравена многого достиг на безбюджетье). Но никогда вы не прорветесь сквозь блокаду профанного общественного мнения, – резюмировал докладчик.

И предложил выход: если не дают спроектировать новые формы, надо сделать новые форматы. Что бюро Wowhaus и осуществило в Детской зоне московского зоопарка. Для этого пришлось договориться с Минкультом, так как зоопарк, оказывается, имеет статус музея, будущими пользователями, любителями животных, с жителями окрестных домов, зоологами и т . д. Вместо зоопарка получился образовательный центр, где дети в игровой форме изучают домашних животных, учатся эмпатии и коммуникации, играя с ними, причем животные могут уйти в укрытие, если им надоело общение (то есть права животных соблюдены). Олег Шапиро рассказал и о специальной архитектуре (горках и лестницах) для животных, которую они пока не очень активно используют. В заключение докладчик повторил, что дело архитектора – не идеи, а творческие решения.

Детская зона московского зоопарка

© WOWHAUS


Понимая, что дискуссия склоняется к тому, что глобальные архитектурные идеи не нужны, а ноосфера Вернадского, то есть собственно сфера идей, с архитектурой находится в непонятных отношениях, ведущая предложила свою версию глобальных идей, а именно экологии и Нового урбанизма. Экологическая идея сегодня разделяется всем миром, а сформулированные в 1980-х идеи Нового урбанизма (кварталы, пешеходная доступность, смешанные функции, общественные первые этажи, профиль улицы и т. д.) реализуются сегодня в буме городского благоустройства. Но, как видно из дальнейшего участники дискуссии не видят в обеих идеях большого потенциала. Затем модератор передала слово Константину Ходневу.


Базовые ценности вместо гибнущих «частиц»
Константин Ходнев,
DNKag

Архитектор предложил присутствующим задуматься о двойственности идей в архитектуре. «Казалось бы, чем более глубокую идею ты придумал, тем ты мощнее как архитектор. А с другой стороны, идеи довольно быстро устаревают: в ХХ веке мы видели гонку в появлении мощных идей, а потом их быстрый сход». Вторая опасность, по мнению Константина Ходнева, в том, что большие идеи, овладевая умами, иногда оказывают воздействие, противоположное ожидаемому. Идеи появляются из желания архитекторов решить проблемы мира: перенаселенности, нехватки жилья или неудобства транспорта, экологии. Будучи инструментом в политической игре, эти идеи становятся в результате античеловечными. Так в ХХ веке идея Лучезарного города Ле Корбюзье, испытанная как в нашей стране, так и в капиталистических странах, привела к противоположному результату: к проблемам массовой индустриальной застройки, с которой сейчас думают, что делать.

Парадоксальное представление о том, что архитектор должен решать глобальные проблемы, не утыкаясь в частности, – часть образования архитектора, – сказал Константин Ходнев. И предложил другую стратегию. Есть идеи типа плана Вуазен, которые быстро устаревают, а есть идеи, например, метаболизм или Новый урбанизм, которые основываются на задачах времени: либо это попытка играть в технологическую утопию, либо в антитехнологическую утопию. Выход: архитектура должна рассматривать базовые ценности – такие, как функциональная гибкость, использование материалов, которые долго существуют, не требуя изменений. Идеи всегда обращены в будущее, нужно создавать не много быстро живущих и гибнущих «частиц», а основу, которая позволит адаптировать здания к изменившимся условиям. Мы живем в состоянии неопределенности, не знаем, что будет завтра. Если здание красиво с точки зрения пропорций, материалов, понимания того, как человек с ним взаимодействует, то оно будет востребовано долгие годы.

Модератор Лара Копылова добавила, что мы сохраняем в старых зданиях, например дореволюционном проме, оболочку, хотя функция давно изменилась, значит, оболочка имеет значение. То есть красота здания – одна из фундаментальных архитектурных идей. Если удерживать ее в сознании, не будет перекосов корбюзианского города, который оказался негибким и депрессивным.

Константин Ходнев согласился, что архитекторам надо не пытаться решить все проблемы мира своим проектом, а думать более узко. Хороший рецепт для массовой застройки: простое, но достойное здание. Второй рецепт – необычное здание, в котором исследуются новые сценарии. Пример – Дом-восьмерка Бьярке Ингельса, где соединены разные необычные типы жилья. Такие эксперименты позволяют создавать новые ориентиры и знаки. Они останутся маркерами для будущего. Завершая выступление, Константин Ходнев привел пример отличной, с его точки зрения, архитектурной идеи. Это Дом Наркомфина Моисея Гинзбурга, который был зданием с революционной идеей в 1920-х, а через сто лет стал опять супер-актуальным.


Искусство, искусство и еще раз искусство
Влад Савинкин,
POLE DESIGN

Влад предложил вернуться к теме «Архитектура и искусство» – теме выставки АРХ-Москва. Определив дизайн как сумму искусства и архитектуры, Влад подчеркнул, что архитекторы POLE DESIGN черпали свои идеи из современной художественной культуры. «Мы красили наш первый офис, восхищаясь Джаспером Джонсом. Один из первых наших объектов мы покрасили в белый, как Ричард Мейер, а сейф «Диана» был вдохновлен не только работами Сальвадора Дали, но и силуэтом жены заказчика Игоря Сафронова. Когда он увидел дверцы сейфа в виде женского силуэта, ему очень понравилось, но он так и не узнал, чей это силуэт.

Дальше архитектор говорил о важности рисования и придумывания: «Надо налетать свои десять тысяч часов. Ко мне идеи приходят не рано утром, а прямо во сне. Потому что задачи тяготят, к заказчику я иду до сих пор с дрожащими коленками, но зато во время состояния между реальностью и сном приходят отличные идеи, с которыми заказчики соглашаются».


Идей [больше] нет
Владимир Кузьмин,
POLE DESIGN

«Все, о чем говорилось, – это не идеи, а дела», – заявил Владимир Кузьмин и продолжил по ходу дискуссии подливать масла в огонь. Если наши предшественники сто лет назад создавали идеи, а потом из них рождались дела, то сейчас – наоборот. «Мы все интуитивисты, – сказал архитектор, – мы делаем красивые вещи, но в них нет дискурса, нет мысли». Он процитировал определение Ожегова «Идея – это умопостигаемый вечный прообраз реальности». И констатировал: время идей было сто лет назад. Мы выработали ресурс идей к концу 1980-х. Несмотря на информационный всплеск, связанный с появлением компьютера, идей не прибавляется. Идей в архитектуре нет, есть гумус профессиональной работы. Нет критической массы рассуждений, абстрактных аналитических характеристик, кроме обеспечения выживания. «Мои коллеги, здесь сидящие, – выдающиеся мастера, – сказал Владимир Кузьмин, – но идеи ли то, что мы обсуждаем?». В завершение он резюмировал, что от ноосферы Вернадского, открытой сто лет назад, остались лишь технологии и маркетинг. И немного профессионального статуса и блестящего таланта людей, – добавил Владимир Кузьмин, указывая на коллег-архитекторов в «президиуме».

***

В заключение участники ток-шоу, полемизируя друг с другом, ответили на вопрос, поставленный в начале модератором: «Какую яркую архитектурную идею последнего двадцатилетия вы можете назвать?»


Владимир Кузьмин: XXI век – век дереваАрхитектор предложил три идеи. Первая идея – констатация того, что идей в архитектуре нет. Вторая идея: надо замедлиться, остановить гонку. «Мы пытаемся выжить, царапаем землю когтями. Идеи же рождаются у сытых, а не у голодных. Я желаю нам всем поскорее оказаться среди первых, во времени идей, а не только дел». На вопрос ведущей про экологическую идею Владимир Кузьмин ответил, что это всё маркетинг. Исключение он сделал только для деревянной архитектуры. «ХIХ век – век металла, ХХ – век бетона, XXI – век дерева», – сказал архитектор.


Илья Заливухин: новый конструктивизмИлья сказал, что его волнует тема нового конструктивизма – архитектуры, которая сделана для человека, которая была бы функциональной и рациональной, как конструктивизм 1920-х. Или как произведения Баухауса, в которых достигнут пик рациональности (например, поручень не из дерева, а просто красного цвета).


Юлий Борисов: Чипперфильд и пустотаАрхитектор сосредоточился на конкретной пластической идее, но с сильной метафизикой. «Чипперфильд сделал в Южном Сеуле здание для косметологической компании. По фотографиям я его не понял. Туда надо ехать. Потому что это здание посвящено пустоте. Самая большая ценность, которую мы можем себе позволить – это пустота. Представьте, Азия – плотная, насыщенная, людей много, они суетятся, и вдруг посреди города есть пустота – абсолютный дзен. Хоть это и дела, по словам Володи Кузьмина, но мы можем через них выражать какие-то мысли».


Олег Шапиро: идея коммуникативности БейтсонаТеория коммуникативности, которую разрабатывал Грегори Бейтсон, очень важна сегодня. Он открыл, что передача сообщения не зависит от силы воздействия, а исключительно от частоты изменений. Передача сообщения – это изменение, а не сила. Мы живем в постиндустриальном городе, но это неудачное определение, мы обозначили, после чего мы живем. А содержательное определение – город коммуникации.


Константин Ходнев: работа со сценариями и ощущениямиМы находимся в состоянии накопления потенциала. Появление больших идей – редкость в истории цивилизации, и в этом нет ничего страшного. Мы стали больше знать о самих себе. Мы учимся разбираться в тонкостях, о которых раньше не думали. Мы стараемся это выразить в более тонко продуманных архитектурных проектах, максимально нежно работая с человеческими желаниями. Это, скорее, работа со сценариями и ощущениями, чем форма.


Влад Савинкин: лампа, которая освещает весь город Хочу вернуть всех на землю к конкретной идее. Год назад мы увидели эскиз Василия Владимировича Бычкова (для экспозиции АРХ Москвы), эта идея вела нас весь год, и вот выставка состоялась. Когда я был мальчиком в провинциальном городе, я восхищался иллюминацией на большом заводе, а отец мне говорил, что когда-нибудь одна лампа будет освещать весь город. И всю жизнь меня как бы ведет эта «лампа» к творчеству.

Наконец, Владимир Кузьмин закольцевал ток-шоу. «Последняя идея закончилась на Фрэнке Гери, хотя Заха Хадид – это тоже иконическая архитектура, – сказал он. – Мир идей существует сам в себе. Мы вне его. Я нашел афоризм Маршалла Маклюэна, который, надеюсь, завершит эту интересную дискуссию – первую за много-много лет интересную дискуссию, потому что отвлеченную, не о заказчиках и не о способах выхода из трудностей. Афоризм такой: «Способ передачи сообщения сам по себе является сообщением». Мы многое не реализуем из придуманного, но в ноосфере нарастает качество и содержание из-за того, что мы это придумали», – закончил свое выступление и ток-шоу Владимир Кузьмин.

лучшие примеры исцеляющей среды — Комплекс градостроительной политики и строительства города Москвы

Здоровье – это не только отсутствие недугов души и тела, но и комфортная среда, в которой живет человек. Поэтому создание качественной архитектуры и интерьеров становится жизненно важным в медучреждениях, пансионатах, домах отдыха, социальных гостиницах и др. В нашем материале мы расскажем, как начиналась практика создания оздоравливающей среды и какие решения успешно применяют современные архитекторы.

 

Статистика
Профессор университета Делавера в штате Пенсильвания (США) Роджер Ульрич с 1972 по 1981 год проводил исследование в одной из местных больниц. Он хотел выяснить, влияет ли окружающая среда на скорость выздоровления после операции. В исследовании были задействованы 46 пациентов, перенесших операцию на желчном пузыре.
Из окон палат у половины из них открывался вид на небольшую рощу. У второй половины – на кирпичное здание.
Исследование показало, что пациенты в палатах с видом на природу поправлялись быстрее и нуждались в меньшем количестве обезболивающих.
Благодаря этому увеличилось количество таких медицинских объектов. Они позволят добиться лучших результатов в лечении именно за счет архитектуры.

 

«Леди со светильником»

О целительной силе архитектуры известно давно. Еще в 1854 году, в период Крымской войны, сестра милосердия и общественная деятельница Великобритании Флоренс Найтингейл приехала в турецкий город Скутари. Здесь в одном из госпиталей раненые военные умирали от холеры, дизентерии и инфекций.

 

 

Об антибиотиках в те времена еще не было и речи. Но благодаря Флоренс всего за полгода смертность в лазаретах снизилась с 42% до 2%. Она всего лишь разместила больных в разных хорошо проветриваемых палатах в зависимости от их заболеваний и увеличила расстояние между койками.

«Леди со светильником», как ее называли солдаты, поскольку по ночам она сама обходила палаты с лампой в руках, считается первопроходцем в создании исцеляющей среды.

Санаторий в финском лесу

20 лет спустя после смерти Флоренс, в 1932 году, финский архитектор Алвар Аалто построил санаторий «Паймио» для больных туберкулезом. Это один из пионеров создания так называемой устойчивой или жизнестойкой архитектуры, где учитывается не только внутреннее наполнение объектов, но и ее влияние на мир вокруг.

 

ALVAR AALTO MUSEUM

Здание возвели в лесу, в окружении сосен и вдали от населенных пунктов. Архитектор верил, что единение с природой способствует эффективному лечению больше, чем скудный выбор лекарств, доступный в те времена.

Расположение санатория и его частей подчинены как раз этой идее. Над южным фасадом обустроили приемное отделение с большими террасами, а кровлю сделали эксплуатируемой. Здесь пациенты могли проводить время на открытом воздухе, наслаждаться солнечным светом и видами на лес.

Лежачие больные имели возможность любоваться природой, не вставая с кровати: для этого в палатах сделали панорамное остекление. Ленточные окна по всей длине коридора помогли полностью избавиться от темных зон.

 

ALVAR AALTO MUSEUM

На каждом из семи этажей обустроили балконы, где пациенты могли принимать воздушные ванны. От стерильной больничной белизны отказались – потолки и стены санатория покрасили яркими красками.

Мебель изготовили на заказ по эскизам архитектора, в наши дни она бы получила модное название «эргономичная». Часть ее сохранилась до наших дней. Аалто продумал все до мелочей: спинки кресел были устроены так, чтобы больные туберкулезом могли буквально дышать полной грудью, а в стульях предусмотрели специальные проемы для тапочек.

Неудивительно, что здание сохранилось до сих пор. Балконы застеклили, но крышу оставили нетронутой. Сейчас здесь находится центр для работы с детьми из неблагополучных семей.

По всему миру

В подборку медицинских учреждений с исцеляющей средой нельзя не включить онкоцентры Мэгги. Это наследие Маргарет Кезуик Дженкс – писательницы и дизайнера из Великобритании, скончавшейся от рака в 1995 году.

Ей не нравилось лечение в онкоцентрах с длинными коридорами и флуоресцентными лампами. Она решила, что дизайн помещений, где пациенты ждут результаты анализов, должен быть приватным, наполненным естественным светом.

Этот взгляд поддержали ведущие международные архитекторы, такие как Заха Хадид, Норман Фостер, Фрэнк Гери. По их проектам на благотворительные средства «Центры Мэгги» строятся по всему миру. Они, как правило, расположены рядом с онкобольницами.

Их цель – информационная и психологическая поддержка больных раком и их близких. Сейчас таких центров уже около 20. Каждое здание уникально и обладает «архитектурным эффектом плацебо» – выполняет функцию вспомогательной терапии.

Самым неоднозначным из них стал центр, построенный в 2006 году по проекту Захи Хадид в шотландской области Файф. Он вызвал огромное количество споров.

Остроугольное здание, выкрашенное в радикальный черный цвет, часто сравнивают с бункером. И это несмотря на наполненное воздухом внутреннее пространство, преобладание светлой цветовой гаммы в оформлении интерьеров и полное остекление одного из фасадов, обращенное к небольшой роще.

В Манчестере же за концепцию отвечало бюро Fosters + Partners, поскольку это родной город Нормана Фостера. Знаменитый архитектор сам излечился от рака и стремился создать здесь атмосферу дома и уюта.

 

 

Получилась одноэтажная конструкция с деревянным каркасом. Под скатной остекленной крышей разместился мезонин. Внутри расположены библиотека, зал для физических упражнений, место для чаепитий. В центре разместили кухню с большим общим столом.

От длинных узких коридоров и табличек с названиями кабинетов отказались, вспомогательные помещения разместили на уровне мезонина. К южной части пристроили оранжерею. В самом здании создали небольшие садики, подчеркнув тем самым его связь с окружающей природой. Мебель изготовили на заказ по эскизам самого Нормана.

Еще один «Центр Мэгги» построили в Гонконге по проекту Фрэнка Гери. Четырехскатные крыши здания, облицованные красным кирпичом, отсылают к традиционной китайской архитектуре. Этот проект стал очень личным для Гери, пережившего смерть дочери.

 

 

В России

В нашей стране, в первую очередь в Москве, создание таких медучреждений также набирает обороты.

 

Цитата

«Перед нами стоит задача создать психологически комфортную среду для поступающих в поликлиники и больницы пациентов. Новый принцип «исцеляющей среды» будет применяться как в новых строящихся поликлиниках и больницах, так и при реконструкции существующих. Безусловно, это добавляет работы архитекторам и строителям, но такой подход имеет неоценимые плюсы», –

Андрей Бочкарёв

Заместитель Мэра Москвы в Правительстве Москвы по вопросам градостроительной политики и строительства

Один из самых масштабных проектов – стационарное отделение детского хосписа «Дом с маяком». Его открыли в октябре 2019 года в бывшем здании школы-интерната для детей-сирот на Долгоруковской улице в центре Москвы.

 

 

Это частное благотворительное учреждение, созданное для оказания паллиативной, медицинской, социальной, психологической и духовной помощи неизлечимо больным детям и молодым людям до 25 лет.

Проект удалось реализовать благодаря совместным усилиям города, частных инвесторов и благотворительных организаций.

 

 

Город передал хоспису и здание, и земельный участок в безвозмездную аренду на 49 лет. Типовое и неэффективное строение школы площадью 3 тыс. кв. метров было построено в конце 1920-х годов и давно пустовало.

Для создания архитектурной концепции провели закрытый конкурс. Победил проект московской архстудии IND architects. В их концепции главным стало удобство и комфорт ребенка, для которого важно каждое мгновение.

Основатель и генеральный директор студии Амир Идиатулин рассказал, что здание пришлось полностью реконструировать и переоборудовать.

«В основе нашей концепции – история о японской девочке, больной лейкемией. В надежде выздороветь она делала журавлей-оригами. Об этом напоминают архитектурные элементы в оформлении экстерьеров, скульптуры в саду, обрамление окон, стилизованное под кусочки цветной бумаги. Вместо холодных монотонных стен – яркие и красочные фасады. Внутреннее наполнение хосписа мы постарались сделать максимально гибким, интерактивным и располагающим к творчеству: на стенах можно рисовать, из мебели – построить крепость. Разнообразие функциональных зон в здании позволит ребенку самому выбрать, как он хочет проводить время – наедине, с родителями или друзьями», – пояснил Амир Идиатулин.

 

 

Благодаря новой трехэтажной пристройке площадь здания удалось увеличить на 2 тыс. кв. метров. Из палат на первом этаже можно выйти в цветущий сад, а на втором – на балкон.

Здесь также есть приемные отделения, комнаты для проведения досуга и психологической разгрузки и даже бассейн, предназначенный в том числе для детей с аппаратами искусственной вентиляции легких.

Кровлю сделали эксплуатируемой, с газонами и зеленью, и накрыли навесом. Прилегающую территорию благоустроили, высадили деревья и кустарники, обустроили дорожки для прогулок, игровой городок в виде маяка и зоны отдыха. Ожидается, что хоспис сможет обслуживать более 400 пациентов в год.

IND architects также разработали концепцию первой в российской столице социальной гостиницы для благотворительного фонда «Добрый дом». Здание на 104 номера предназначено для семей с онкобольными детьми, приезжающих в Москву на лечение из регионов.

 

 

Правительство столицы передало фонду два здания бывшей школы на ул. Нагорная площадью 6,6 тыс. кв. метров в безвозмездное пользование сроком на 10 лет.

В главном корпусе появятся: 

  • жилая зона для детей с родителями;
  • административный и медицинский блоки;
  • офисы для сотрудников фонда;
  • учебные классы;
  • библиотека;
  • кафе;
  • игровая;
  • кинозал.

Во втором корпусе будут 32 комнаты для детей с родителями, медпункт и палаты для пациентов с лейкозом.

«В этом проекте мы также стремились отойти от привычных ассоциаций с больничной атмосферой. Мы хотим, чтобы дети здесь чувствовали себя как дома, играли, общались, занимались творчеством. В гостинице предусмотрены творческие зоны. В их числе – стены, на которых можно рисовать», –  сказал Амир Идиатулин.

 

 

По словам директора благотворительного фонда «Добрый дом» Юлии Ромейко, открытие социальной гостиницы в Москве – долгожданное событие.

«Здесь создадут необходимый для пациентов комфорт на весь курс лечения и реабилитации», – отмечает Юлия Ромейко.

На территории гостиницы появятся несколько зон отдыха, в числе которых:

  • сцена с амфитеатром;
  • площадки для игр и прогулок;
  • беседки и теплицы, в которых дети смогут ухаживать за растениями.

Предполагается, что гостиница станет инклюзивной средой. Здесь смогут работать маломобильные люди.

Помимо этого, в поселении Внуковское в Новой Москве идет реконструкция бывшей дворянской усадьбы Измалково. Здесь появится пансионат для амбулаторного лечения детей с онкогематологическими заболеваниями.

 

 

Вебинары

Дифференциальные уравнения(лк) доц. к.ф.-м.н. Чуев В. П. ФМ-11-20 ФМ-21-20 ФМ-12-20 ФМ-14-20 ФМ-12-20инЛекция
Токсикологическая химия(лк) доц. к.х.н. Беликов М. Ю. Х-41-18 Х-42-18 Х-43-18Лекция №5
Рисунок, живопись(пр) доц. к.пед.н. Пайгусов А. И. ЗС-33-19 ЗС-34-19 Начало в 11:40практика
Безопасность зданий и сооружений(пр) Иванов В. А. ЗС-11-17 ЗС-21-17 ЗС-21-1-17 Начало в 11:40практика
Философия(лк) доц. к.ф.н. Степанов А. Г. ИГФ-21-21 (Г) ИГФ-21-21 (ФГиЛ) ИГФ-21-21 (ЭиСГ) ИГФ-23-21 ИГФ-41-21 (ТиТДвСВиМВТ) ИГФ-42-21 (ИКТ) ИГФ-51-21 ОЗИГФ-41-21 ИГФ-71-21 ОЗИГФ-71-21 ОЗИГФ-11-21 (ИР) ОЗИГФ-32-21 ОЗИГФ-42-21 ОЗИГФ-23-21Философия Нового времени
Гражданское право (особенная часть)(лк) доц. к.э.н. Толстова М. Л. ЮФ-21-19 ЮФ-71-19 ОЗЮФ-22-19 ОЗЮФ-72-19Лекция
Юридическая психология(лк) доц. к.ю.н. Нечаева Е. В. ЮФ-71-20 ЮФ-21-20 ОЗЮФ-72-20 ОЗЮФ-22-20 ОЗЮФ-71-20 ЮФ-72-20 ОЗЮФ-72-21услекция
Социология(лк) доц. к.соц.н. Карпов А. П. УП-51-21 УП-31-21 УП-16-21 УП-21-21 ОЗУП-16-21 УП-22-21 ин УП-21-21 ин УП-51-21 инКультура
Финансы, денежное обращение и кредит(лк) доц. к.э.н. Любовцева Е. Г. ИВТ-22-20 ОЗИВТ-22-20Бюджетный процесс в РФ
Проектирование информационных систем(лк) доц. к.ф.-м.н. Тихонов С. В. КТ-41-19 КТ-42-19 ОЗКТ-42-19Абстрактные классы. Упаковка и распаковка. Исключения.
Физика(лк) зав.каф. к.ф.-м.н. Митрюхин Л. К. ИВТ-11-21 ИВТ-21-21 ИВТ-22-21 ИВТ-41-21 ИВТ-42-21 ИВТ-43-21 ОЗИВТ-22-21 ОЗИВТ-11-21Механические колебания
Компьютерная графика(лк) доц. к.пед.н. Алексеева Н. Р. КТ-42-20Фильтры
Конструирование программного обеспечения(лк) Мытникова Е. А. КТ-31-19 ОЗКТ-31-19Конструирование ПО
История искусства (изобразительного, театрального, кино, архитектуры)(лк) доц. к.культ. Семелев В. В. ОЗФИ-11-19 МИИ ОДИЖивопись. Скульптура. Архитектура.
Музыкальная акустика(лк) зав.каф. к.ф.-м.н. Семкин Д. Н. ЗФИ-11-18 ВИ АП ЗФИ-11-18 ИНП СНП ЗФИ-11-18 МИИ ОСИ ЗФИ-11-18 МИИ ОДИ Начало в 11:40Акустика помещений и иные вопросы муз акустики
Сольное пение(лб) Москалёв К. Г. ЗФИ-11-20 ВИ АП 3г Начало в 11:40Лабораторная
Основы сольной импровизации(лб) Арисова В. И. ЗФИ-11-20 МИЭ ЭДП Начало в 11:40Основы сольной импровизации
Основы проектной деятельности(лк) доц. к.э.н. Перфилова Е. Ф. ЭЭ-11-20 ЭЭ-41-20 ЭЭ-21-20 ЭЭ-22-20 ЭЭ-31-20 ЭТ-21-20 ЭТ-52-20 ЭТ-51-20 (ЭиА) ЭТ-51-20 (ЭУиПУиПЭ) ЭТ-51-20 (ЭКиКТ) ЭТ-52-20инлекция

апельсиновая красавица — Forbes Kazakhstan

ФОТО: © Depositphotos.com/naticastillog

Сам не знаю почему, но при упоминании о Севилье на ум в первую очередь приходят не знаменитые арии из оперы «Севильский цирюльник» Джоаккино Россини, а блатная «Таганка»: «Севилья, те ночи полные огня! Севилья, зачем сгубила ты меня?» Видимо, потому, что образ столицы Андалусии для меня – это сочетание имперской роскоши и жара костров средневековой инквизиции. Но и былая роскошь, и «Молот ведьм» в далеком прошлом, да и цирюльники уже не те (в современных барбершопах в основном работают выходцы из Марокко).

Так выходило, что мои предыдущие визиты в Испанию были очень быстротечными. Я осознавал, что страна очень интересная, но не понимал, почему все, кто с ней более-менее хорошо знаком, остаются от Испании в восторге. На этот раз, минувшей осенью, я провел в Испании шесть недель, во время которых познакомился с Каталонией, Андалусией и Канарскими островами. Четыре же заключительных дня поездки я оставил на десерт, которым стала Севилья.

Энергия цитруса

С первых минут знакомства с городом поражаешься обилию апельсиновых деревьев на улицах. Но это для нас апельсины – красивые и вкусные, а для севильцев они стали настоящей проблемой. Около тысячи лет назад фрукты завезли сюда арабы, и апельсиновым деревьям очень понравился климат юга Испании. В регионе в год созревает около 15 тыс. тонн апельсинов, которые местные жители… практически не употребляют. Они, конечно, тоже пьют апельсиновый сок на завтрак, но все же больше предпочитают вино. В самой Севилье ежегодно созревает почти 6 тыс. тонн. Излишки оранжевых «мячиков» оказываются на дорогах, их давят люди и машины, улицы становятся липкими от сока, привлекая огромное количество мух. Бывает даже такое, что апельсины падают людям на головы. Около 200 человек регулярно занимаются тем, что чистят город от упавших фруктов.

ФОТО: © Depositphotos.com/matenchuk

Весной 2021 года городские власти решили обратить проблему себе во благо. Фрукты отныне будут использоваться… для добычи чистой электроэнергии, которую будут направлять на питание местной водопроводной станции. Эта станция – важный инфраструктурный объект, потребляющий почти 40% электроэнергии, необходимой для обеспечения города питьевой водой и рабочей канализацией. Дело в том, что при брожении апельсинов выделяется метан – именно это и стало основой идеи муниципальной компании Emasesa. Захваченный метан будет направляться для работы электрогенераторов системы водоснабжения. При относительно небольших инвестициях – 250 тыс. евро – город получит большое количество чистой электроэнергии и полностью избавится от излишков фруктов.

Чтобы ненароком не поскользнуться на апельсиновой корке, лучше приезжать в Севилью после сезона сбора урожая, а именно ближе к марту. Еще не так жарко, как летом, но уже и не так холодно в домах без центрального отопления. Город стоит на берегу реки Гвадалквивир, что рождается в Иберийских горах и пересекает почти всю Андалусию. Большинство обывательских стереотипов, которые возникают в голове при слове «Испания», родом именно отсюда. Фламенко и коррида, роковые красавицы и истинные кабальеро, гитарные переборы и стук кастаньет…

«У Севильи особенный цвет», – поется в популярной испанской песне. И этот цвет – желто-золотой, а также смесь белого с охрой – традиционный цвет андалусского севильского барокко. Он разливается солнечными лучами по древним мостовым, скользит по выщербленным стенам домов, бликует на изгибах арены для боя быков, искрится на спицах карет, запряженных темногривыми лошадьми…

От Геракла до наших дней

Согласно легенде, Севилья была основана древнегреческим героем Гераклом. Но настоящая история города начинается в III тысячелетии до нашей эры. Тогда на этих землях финикийцы основали поселение Сефеле. Во II веке до нашей эры городок стал римской колонией, получив название Испалис. Затем периодически он подвергался набегам арабов, был разрушен норманнами. Первый период расцвета Севильи пришелся на начало XI века – время правления династии Тайфа. Но уже к концу столетия город завоевали берберы. В первой половине XII века, после продолжительной осады, в Севилью вошли испанские войска.

«Золотой век» города выпал на XVI – первую половину XVII столетия, после открытия Америки. Севилье была дарована монополия на торговлю с Вест-Индией, и она стала главным портом Испании. В этот период активно развивались ремесла и торговля. Испанские колонии требовали множества товаров, которые отправлялись к ним из порта Севильи. Корабли возвращались из Вест-Индии, наполненные жемчугом, золотом и серебром.

ФОТО: © Depositphotos.com/grandbrothers

Однако во второй половине XVII столетия значение Севильи начало уменьшаться. Свирепствующая в то время инквизиция стала причиной исхода нескольких десятков тысяч мавританских ремесленников. В 1649 году в город пришла чума, которая унесла жизни половины его жителей. Одновременно с этим Севилья утратила статус портового города из-за обмеления реки Гвадалквивир. В начале XVIII века организация, контролирующая торговлю с Америкой, была перенесена в Кадис, что привело к еще большему упадку Севильи.

К XX столетию ситуация снова изменилась, и Севилья опять расцвела. Классический пример возрождения города – это площадь Испании, одно из самых впечатляющих мест здесь. Площадь была задумана как центральный объект Иберо-американской выставки 1929 года. Автором проекта был выбран местный архитектор Анибаль Гонсалес. В 1914 году королем Альфонсо XIII был заложен первый камень, после чего начались строительные работы. 9 мая 1929 года на площади Испании состоялась церемония открытия Иберо-американской выставки, которая длилась больше года и сильно изменила образ Севильи. Ведь город готовился к этому событию 15 лет.

Площадь представляет собой полуэллиптический ансамбль диаметром 250 метров, в центре которого находится большой красивый фонтан. По периметру площади построено такое же полукруглое здание, символизирующее объятия между Испанией и ее бывшими американскими колониями. Особенность архитектурного ансамбля – его оформление, выполненное сразу в двух стилях – ар-деко и мудехар (сочетание мавританского, готического и ренессансного видов искусства). Завершающими элементами здания являются две высокие башни высотой 74 метра.

Перед зданием, следуя изгибу его фасада, протянулся живописный канал длиной 515 метров и глубиной 1,2 метра. Площадь Испании известна как «Севильская Венеция»: здесь можно арендовать небольшую лодку и в романтической обстановке совершить прогулку по каналу.

В 1992 году в городе был проведен грандиозный праздник, посвященный 500-летию открытия американских земель. Параллельно состоялась всемирная выставка Ехро.

Еврейская трагедия

Но проследуем в Старый город, где сосредоточены основные достопримечательности. Старый город Севильи – один из крупнейших в Европе и самый большой в Испании. Он занимает почти четыре квадратных километра и имеет очень богатое культурное, архитектурное и монументальное наследие.

ФОТО: © Depositphotos.com/rjaurele

На территории современной Севильи проживали многие народы, оставившие свой след в многоликой культуре этого прекрасного места. Особое место здесь занимает еврейское наследие, а именно район (баррио) Санта-Крус, с которого можно начать знакомство со Старым городом. История иудаизма в Испании берет начало в эпоху Римской империи. Наибольшего расцвета еврейская община достигла в Средние века – и при владычестве мусульман, и при правлении христианских королей, до изгнания евреев из Испании в 1492 году. В настоящее время на территории страны проживает лишь несколько тысяч представителей этого народа, однако потомки испанских евреев, сефарды, составляют около пятой части мирового еврейского населения.

В баррио Санта-Крус после завоевания города испанцами в 1248 году по приказу короля Фердинанда III Кастильского переселили всех евреев Севильи. Еврейская община города была второй по величине на Иберийском полуострове после Толедской, Санта-Крус процветал. Когда по королевскому указу Фердинанда II и Изабеллы I в конце XV века евреев изгнали из города, район пришел в упадок. К ХХ веку он стал одним из самых бедных районов Севильи. К той самой Иберо-американской выставке Санта-Крус, благодаря идее издателя Хосе Лагильо и архитектора Хуана Талаверы, перепланировали и перестроили. С тех пор он остается благопристойным туристическим уголком Севильи, где за белеными стенами домов укрыты красивые дворы, а маленькие площади оккупированы ресторанами.

В память о печальных событиях конца XV века на берегу Гвадалквивира в Старом городе в 1992 году был установлен памятник Толерантности. Абстрактная бетонная композиция известного испанского скульптора Эдуарда Чильидо напоминает о казни пяти членов еврейской общины во время изгнания. На церемонии открытия автор произнес следующие слова: «Я не намерен никого обвинять, но было бы прекрасно, если бы когда-нибудь в Севилье еврейский, арабский и христианский народы снова пожали друг другу руки. Это именно та идея, которую отражает памятник».

Позолоти ручку!

Если большинство евреев покинули Севилью, то цыгане никуда не делись. Еще в начале XV века в Испании стали появляться первые цыганские общины. Это не привычные нам ромалы, а выходцы из Северной Африки либо рушившейся Византии (тут исторические данные разнятся) – кале. Их самоназвание в переводе означает «смуглые», «черные». Цыгане были христианами, так что ввиду одинакового вероисповедания их во времена Реконкисты хорошо приняли испанцы. Последние позволяли цыганам вести привычный образ жизни. Но, когда испанские короли объединили страну, кале было приказано говорить на испанском языке, работать на феодалов и быть как все. Привычный образ жизни с кочевками и вечными праздниками следовало забыть или покинуть страну. Однако, как только власти ни пытались заставить цыган перенять испанский образ жизни, те так в полной мере и не стали испанцами. И поныне цыгане не интегрировались до конца в обычное общество.

ФОТО: © Depositphotos. com/skuder_photographer

Несмотря на схожую с испанцами внешность, узнать современных цыган среди аборигенов очень легко. Пожилые цыгане-мужчины носят длинные волосы и усы. Они часто ходят в костюме темного цвета, шляпе и в тряпичных домашних тапочках с кисточками. А на шее обязательно золотой крест на цепочке, толщина которой зависит от достатка. Женщины одеваются в яркие наряды и длинные юбки. Впрочем, современная мода такова, что девушек-цыганок трудно выявить в общей толпе. Они сами вас найдут в центре города, рядом с самыми популярными туристическими местами. Цыганки попытаются вручить вам веточку розмарина и заговорить с вами на всех известных им языках. В основном это, конечно, испанский и английский. Чтобы не быть обманутым, стоит сделать вид, что не понимаете, и, так же как цыганка вас, начать гладить ее по руке, внимательно и ласково глядеть в глаза и послушно кивать, приговаривая мантру «денег не дам!» Так вы расстанетесь друзьями.

Поскольку в Испании очень популярны государственные лотереи, цыганки обычно гадают прохожим на счастливое число и день, когда нужно купить лотерейный билет.

Танец страсти и огня

При всем неоднозначном отношении местных жителей к цыганам они внесли неоценимый вклад в культуру Испании. Мало кто знает, но знаменитый танец фламенко известен всем именно благодаря цыганам. Хотя истоки его следует искать еще в мавританской музыкальной культуре, существенно повлияла на этот стиль цыганская музыка – многие считают основными, истинными носителями фламенко именно испанских цыган. Когда в XV веке в Испанию прибыли цыгане, они расселились по южному побережью страны в провинции Андалусия и, по своему обычаю, стали перенимать и переосмыслять местные музыкальные традиции, такие как мавританская, еврейская и собственно испанская. Из этого сплава, переосмысленного вначале цыганами, а потом и испанцами, родилось фламенко.

Танцы и песни под гитару, стук кастаньет – это цыганское национальное развлечение. Они же считаются лучшими исполнителями фламенко. Одежда для танца происходит от традиционной одежды кале. Долгое время фламенко считалось «закрытым искусством», так как цыгане жили изолированной группой. Но в конце XVIII века гонения на цыган прекратились, и фламенко вышло на подмостки таверн и кафе кантанте, обрело свободу.

ФОТО: © Depositphotos.com/sepavone

Среди наиболее значимых городов, где сегодня существует фламенко, выделяют Севилью, Кадис, Херес, Кордову, Гранаду, Барселону и Мадрид. У каждого из этих городов своя специфика и традиции. Один из самых авторитетных, крупнейший фестиваль фламенко в Испании проходит раз в два года в Севилье под названием Bienal de Flamenco. Он был основан в 1980 году. Со всего мира съезжаются истинные любители фламенко, чтобы увидеть лучших артистов: байлаоров (танцоров), кантаоров (певцов) и гитаристов. 16 ноября 2010 года ЮНЕСКО присвоила фламенко статус объекта Всемирного наследия. Танец страсти и огня получил наконец официальное признание.

Мне бы в небо

В танце фламенко столько страсти, что душа неудержимо рвется ввысь. И здесь ей на помощь приходит символ Севильи – так называемая Хиральда: колокольня высотой 114 метров с богатым орнаментом, вместившая 22 гармонично настроенных колокола. Подняться на нее можно во время экскурсии по Кафедральному собору Севильи (объект ЮНЕСКО). Несмотря на приличную высоту, подъем на колокольню достаточно легок благодаря широкому и пологому пандусу. Он был построен для того, чтобы на Хиральду мог въехать всадник на лошади.

С балконов и из окон открывается прекрасный вид во все стороны, на далекие холмы и залитую голубым светом долину с блестящей широкой лентой Гвадалквивира. Контраст лежащей внизу скученной Севильи и свободно возвышающейся башни был особенно ощутим, когда еще не существовало европейской застройки. Даже озелененная многочисленными садами Севилья походила тогда на типичный восточный город, будто составленный из приземистых, геометрически точных фигур. С Хиральды вы сможете увидеть массив собора, распростертого на большой территории, его основные элементы, каменные украшения, крыши с малым наклоном и массу неразличимых с земли деталей. А ведь Кафедральный собор Севильи Мария-де-ла-Седе – самый большой готический собор в мире! По своей величине в Европе он уступает лишь лондонскому собору Святого Павла и римской базилике Святого Петра, но оба они построены не в готическом стиле.

ФОТО: © Depositphotos.com/lunamarina

Хиральда – наглядное пособие по истории Испании, она хранит следы величайших эпох. Строить башню начали в 1184 году, в период арабского владычества. Она служила минаретом Большой мечети Севильи. В те времена Хиральду венчали четыре медных позолоченных шара. Когда солнце освещало их, отблеск был виден на расстоянии дня пути от города.

Спустя почти 100 лет Севилью завоевали христиане и стали использовать мечеть как собор, позднее перестроив его в готическом стиле. Но минарет сохранился в первозданном виде, хоть и превратился в колокольню. Прошло еще триста лет, и башню достроили в стиле испанского Ренессанса. Такой мы видим ее сегодня.

Название Хиральда возникло в XVI веке, когда на крыше колокольни была установлена бронзовая фигура христианской святой Веры высотой 4 метра, более известная как «Эль Хиральдильо», которая вращалась во время ветра. В переводе на испанский язык «вращаться» – girar, отсюда возникло это звучное название. Иногда можно встретить версию перевода «флюгер», что скорее синоним. Вращение происходит из-за большой парусности бронзового знамени в руках статуи. Первоначально Хиральдой называлась не вся колокольня, а только статуя, которая своими размерами и массивностью производила сильнейшее впечатление на современников. В пародийном ключе Сервантес в своем «Дон Кихоте» отождествляет статую с образом сказочной великанши. Местные жители говорят: если рука Хиральдильо показывает на реку Гвадалквивир, значит, будет дождь.

Посоперничать по высоте с легендарной Хиральдой может Севильская башня – офисный небоскреб, построенный за семь лет, с 2008 по 2015 год. Здание высотой 180,5 метра имеет 40 этажей и является самым высоким в Андалусии, а также занимает седьмое место в Испании. Во время строительства небоскреба ЮНЕСКО рассматривала вопрос об угрозе, которое оно несет объектам Всемирного наследия в Севилье, в том числе из-за негативного визуального воздействия на Старый город. ЮНЕСКО попросила городские власти уменьшить высоту башни и изменить проект, но те проигнорировали эти просьбы. Лично мое мнение: Севильская башня никак не влияет на внешний облик Старого города и тень на него (в прямом и переносном смысле) не отбрасывает.

Грибы и виагра

Еще два современных архитектурных объекта, которые вызывают неоднозначную реакцию, – это мост Аламильо и Метрополь Парасоль. Вантовый мост через реку Гвадалквивир, а точнее, через канал Альфонсо XIII был построен для сообщения с большим и пустынным островом Картуха (находится между рекой и каналом), на котором в 1992 году проходила Всемирная выставка Ехро. Творение известного испанского архитектора Сантьяго Калатравы в народе называют «памятником виагре» из-за его своеобразной формы. Мост призван был отражать высокие устремления города и символически соединять прошлое Севильи с ее настоящим.

ФОТО: © Depositphotos.com/pillerss

К моменту строительства моста Калатрава был еще не очень известен, хотя уже в 1981 году открыл свою мастерскую в Цюрихе, причем работал и как архитектор, и как инженер. Его первым проектом стал ангар завода компании Jakem в швейцарском Мунхвиллене (1983–1985). В 1989 году архитектор открыл филиал своего бюро в Париже. На сегодня он автор многих футуристических проектов в разных странах мира. Его эстетику иногда определяют как «биотек», или, по-другому, «архитектурная бионика». Это стиль, основанный на использовании в архитектуре принципов организации, свойств, функций и структур живой природы. Отсюда естественным образом приходит понимание, почему мост в Севилье называют «памятником виагре». По тому же типу Калатрава позже возвел мост «Солнечные часы» в калифорнийской бухте Черепах и «Арфу Давида» в Иерусалиме. Но самым известным его творением и одним из самых узнаваемых зданий Испании, конечно, является оперный театр Аудиторио-­де-Тенерифе, символ города Санта-Крус-де-Тенерифе на Канарских островах. Опера считается одним из самых значительных произведений современной архитектуры. Хотя здание было построено еще в 2003 году, ходят слухи, что мэрия до сих пор полностью не рассчиталась с архитектором за проект из-за его баснословной цены.

ФОТО: © Depositphotos.com/billperry

На площади Пласа-де-ла-Энкарнасьон в центре Севильи, которая до 1973 года использовалась в качестве рынка, а в последующие десятилетия служила автостоянкой, в 2011 году открылась еще одна необычная достопримечательность города – Метрополь-Парасоль (Зонтик Метрополь). Это самая большая в мире деревянная конструкция, в народе называемая «грибами», что в том числе подразумевает галлюциногены. Большая пологая конструкция имеет 150 метров в длину, 70 метров в ширину и около 26 метров в высоту. Чтобы защитить римские руины, обнаруженные под землей во время строительства, структура опирается на несколько больших столбов, которые имеют вид ножек «зонтиков». Соединяющиеся «шляпы» обеспечивают большое количество тени, столь необходимой в городе, известном своим жарким летом. Здание построено из бетона, стали и древесины с полиуретановым покрытием. Деревянные части конструкции удерживаются вместе клеем, который был предварительно испытан, чтобы выдерживать высокие летние температуры. Нижние уровни структуры содержат Антиквариум (археологический музей), общественные пространства и фермерский рынок. Лифты в бетонных колоннах доставляют посетителей на крышу, где извилистые дорожки ведут к платформе с великолепным видом на город. Радикально современный дизайн Метрополь-Парасоля очень сильно контрастирует с историческим окружением здания, но привлекает к себе большое количество туристов.

Как бы там ни было, Севилья признается многими одним из самых красивых городов не только Испании, но и всей Европы. Посетить ее точно стоит, иначе у вас просто не будет полной картины этой удивительной страны на Иберийском полуострове.

ФОТО: © Depositphotos.com/rabbit75_dep

 

Неземные инопланетяне, абстрактные архитектурные здания и примеры конструкций

Абстрактные архитектурные здания : выберите эти здания и сооружения из окружающей среды и с помощью Photoshop нанесите их на марсианский пейзаж. Тогда вы никогда не узнаете, что это настоящие физические здания, которые переплетаются с обычными пейзажами городов по всему миру. Некоторые здания абстрактной архитектуры имеют несколько зловещий оттенок. В то время как другие почти карикатурны в своей эстетике космической эры.Многие из этих инопланетных зданий спроектированы всего горсткой архитектурных фирм с талантом к драматическим лидерам, таким как Заха Хадид, MAD и Делуган Мейсл, являющиеся главными среди них.

Примеры абстрактных архитектурных зданий

Вот некоторые популярные абстрактные проекты строительных конструкций, которые выглядят как постройки пришельцев.

Музей Лукаса от MAD Architects, Лос-Анджелес

Музей повествовательного искусства Лукаса от MAD Architects выглядит как футуристический космический корабль, приземляющийся на травянистом участке земли в Лос-Анджелесе.Здание, строительство которого находится на начальной стадии, будет содержать картины, иллюстрации, памятные вещи из фильмов и многое другое на сумму не менее 400 миллионов долларов. Ожидается, что он откроется в 2021 году.

Chaoyang Park Plaza, Пекин, Китай

Как уже заметил Reddit, в Chaoyang Park Plaza в Пекине есть что-то явно инопланетное. Комплекс, также разработанный MAD ​​Architects, сочетает в себе «искусственный ландшафт» города с природными пейзажами Китая, такими как горы, скалы, долины и леса.

Асимметричные башни похожи на две вершины, возвышающиеся над краем озера в парке Чаоян, с прозрачным атриумом, соединяющим их в центре.

Фестивальный зал от Delugan Meissl Associated Architects, Эрль, Австрия

Delugan Meissl Architects объясняют, что уникальная форма Фестивального зала в Эрле, Австрия, черпает вдохновение из топографических условий вокруг него, связанных как со скальными образованиями ландшафта, так и существующий Passionsspielhaus поблизости, который был построен как христианский театр в 1950-х годах.

Новый абстрактный архитектурный дизайн здания усиливает существующие качества природной и архитектурной среды», — говорят архитекторы.

Помимо геометрии, цвет также усиливает двойственность между старым и новым. В то время как белая поверхность Passionsspielhaus оптически выделяется во время летнего фестиваля, смена времен года вызывает хроматическую инверсию ансамбля.

Конфигурация Фестивального зала напоминает тектоническое расслоение.Его расщелины и разломы, лежащие между ними, указывают путь внутрь здания. Ночью разрезы и складки на характерном фасаде позволяют заглянуть в сияющее фойе.

The Selfridges Building от Future Systems, Бирмингем, Великобритания

Часть торгового центра Bullring в Бирмингеме, Англия, здание Selfridges Building стало культовым (хотя и причудливым) произведением «блобитекстуры», его волнистой органической формы, покрытой алюминием диски часто сравнивают с телом броненосца.

Универмаг Selfridges, спроектированный Future Systems (Аманда Левете и покойный Ян Каплики), резко контрастирует с более традиционной архитектурой, которая его окружает. Небесный мост к соседнему гаражу выглядит как длинный нос, торчащий из одноглазого лица.

Будучи разбирающимся в Интернете представителем недвижимости в вашем районе, Top of Google списки на продажу в Северной Джорджии имели возможность помочь многим покупателям жилья найти свои идеальные дома, а многие продавцы получить самые высокие цены за свои дома.

Харбинский оперный театр от MAD Architects, Харбин, Китай

Компания MAD Architects из Пекина хотела, чтобы Харбинский оперный театр выглядел органичным продолжением ландшафта, и так оно и есть, но в несколько научно-фантастическом стиле. Охватывая почти 850 000 квадратных футов на общей площади 444 акра.

Оперный театр большую часть года возвышается над водой, как заросшие искусственные морские раковины, но практически исчезает, когда идет снег. Лестницы ведут от уровня земли по всему периметру зданий к их вершинам, откуда открывается вид на город.Внутри ячеистые потолки заливают глянцевый белый интерьер дневным светом.

Абстрактность современной архитектуры — RTF

Архитектура как область для того, чтобы придумывать, проектировать и строить. Но как дисциплина архитектура должна думать и переосмысливать то, о чем уже думали, актуализировать то, что считалось невозможным, и вдохновлять, отвечая взаимностью в иерархии людей и самой природы. Современная архитектура, или, как принято называть «Современную архитектуру», является воплощением как предлагаемого определения, так и «прогрессивных ожиданий».

Центр Пауля Клее в Берне, Швейцария, Ренцо Пиано (2005 г.) @en.wikipedia.org Королевский музей Онтарио в Торонто, Канада, Даниэль Либескинд (2007 г.) )) @en.wikipedia.org

Современная архитектура по своей сути не является ни исторически сложившимся направлением, ни определенным стилем. Его нельзя ни изучать исключительно как фазу, ни считать, что он соответствует общему визуальному языку. Он не отвергает орнамент полностью и не позволяет эстетике доминировать в своей идентичности.Современная архитектура — это не современная архитектура.

Принять участие сейчас

Несмотря на то, что современная архитектура считается стилем, она не является стилем как таковым. Вывод заключается в том, что это зависит от каждого человека и ограничений его творчества, желания объединить развивающиеся технологии и методологии строительства, обширный диапазон абстракций и инноваций в текущих «тенденциях». Таким образом, подразумевается, что нужно переделать преобладающую моду и, в идеале, создать новый вид.Проще говоря, практиковать современную архитектуру — значит иметь абсолютную свободу пробовать свои силы в любом стиле, от постмодернизма до хай-тека, от концептуальных и выразительных форм до даже превосходного минимализма — это просто архитектура 21 века.

Башня «Эволюция», Москва, Филипп Никандров (2014) @en.wikipedia.org Пекинский национальный стадион, Китай, Херцог и де Мерон (2008) @en.wikipedia.org Музей современного искусства в Форт-Уэрте, США, Тадао Андо (2002) @en .Википедия.

В то время как несколько проектов более распространены из-за стилей, которые они поддерживают через создаваемые ими пространства, и их противоречивого взгляда на то, что мы называем «домом», они также подвергаются критике за то, что часто теряют связь с контекстом, а иногда и обсуждаются. чтобы не вписаться полностью, как никогда часто, в заявления, которые они делают своими концептуально-выразительными формами над типичными во всем остальном жилыми зданиями.

Восхождение на мост Роблинга в Кентукки, США, Дэниел Либескинд (2008 г.) @www.archdaily.comГазометр в Вене, отремонтированный и реконструированный (2005 г.) ) @en.wikipedia.org

Помимо пространств и исключительно форм, можно легко заметить, что творения архитектора заигрывают со структурной целостностью и доводят их до предела, что в конечном итоге ставит их в спектре все дальше и дальше от обычного вида.Центральным механизмом в этой повторяющейся теме, направленной на практику необычных форм и нетипичных фасадов, являются помощники, которые представляют собой оригинальные материальные инновации, сияющие со всех уголков мира. Самовосстанавливающийся бетон, например, наряду с феррокритом и такими металлами, как титан, открывает обнадеживающие перспективы для большего развития помимо их ранее существовавших принципов применения; все это возможно исключительно благодаря возможностям, созданным для того же достижениями в технологиях строительства зданий.

Принять участие сейчас Павильон Португалии на ЭКСПО, 2010 г. @www.pinterest.comAuditorio de Tenerife в Испании Сантьяго Калатрава (2003 г.) @en.wikipedia.org Концертный зал Уолта Диснея в Лос-Анджелесе, США Фрэнк Гери (2003 г.) @en.wikipedia.orgAl- Башня Хамра в Кувейте, SOM (2011) @en.wikipedia.org Башня CCTV в Пекине, Китай, Рем Колхас (2012) @en.wikipedia.org

Еще одним определяющим фактором современной архитектуры является абстракция самого определения структурных композиций. , все для того, чтобы отдалить архетипическую модель указанного здания от типичных представлений, окружающих его.В то время как эта мятежная мода служит только большей площадкой для демонстрации творчества, она также может привести к тому, что упомянутое здание потеряет свой характер и, как это ни прискорбно, часто будет помечено как просто еще одна часть в рядах эгоизма архитектора. Но учитывая то, как то же самое с годами превратилось в нечто большее, чем «ожидание» от архитектурного тела, оно также помечено как калибр, которым можно владеть, как это делают многие старшие архитекторы, многообещающие фирмы и несколько практикующих архитекторов.

Универмаг Selfridges в Бирмингеме, Англия, Future Systems (2003 г.) @en.wikipedia.orgBibliotheca Alexandrina in Alexandrina Egypt by Snohetta (2002 г.) @en.wikipedia.org Медицинский колледж Вейлла Корнелла в Катаре, Арата Исодзаки (2004 г.) @en.wikipedia. orgИнновационная башня Гонконгского политехнического университета в Гонконге, архитектор Заха Хадид (2013 г.) @en.wikipedia.org Здание администрации порта в Антверпене, Бельгия, архитектор Заха Хадид (2016 г.) 2001) @en.Википедия. Утверждение, влекущее за собой то, что современная архитектура всегда будет нечеткой, потому что она хочет быть такой, она должна колебаться в соответствии с тенденциями и соответствовать городским требованиям, опираясь на разработки методологий строительства. Следовательно, действительно оправдывая неосязаемость современной архитектуры, которая является ее экспериментальной природой, открытой для изменений и, вполне возможно, являющейся ступенькой для создания нового стандарта в целом.Этот стандарт может положить конец непрерывным архитектурным движениям на протяжении веков или стать экспериментальным и в большей степени или даже полностью изменить существующую динамику определения архитектуры.

Хотя одна единственная характерная черта архитектуры, будь то любой стиль, принадлежность к любому движению, исключительная для любого государства; одно остается неизменным – эксцентричный фактор, который подталкивает архитектора к инновациям, и есть то, что побуждает область развиваться сама по себе и сама по себе.Ибо то, что чувства должны испытывать, абстракция — для архитектуры.

Библиография:

  1. https://www.unitedrentals.com/project-uptime/data/6-unique-structures-made-unusual-building-materials#/
  2. https://en.wikipedia.org/wiki/Contemporary_architecture

Самая абстрактная архитектура

: Топ 5

Самая абстрактная архитектура в мире: топ 5

Сантьяго Калатравы Город искусств и наук и науки о Сантьяго в Валенсии, Испания

Santiago Calatrava — это архитектор, рожденный в 1951 год, Валенсия, Испания. Он архитектор, инженер-конструктор и инженер-аналитик, скульптор и художник. Калатрава известен тем, что объединяет красоту и функциональность в своих зданиях и проектах. Он включает в свои работы многие аспекты человеческого тела и природы.

Стиль здания Калатравы подвергался критике, так как многие считают его чрезмерным и слишком ярким. Тем не менее, он также добился больших успехов в своих проектах. Самым большим из них является La Ciutat de les Arts i les Ciències (Город искусств и наук) в Валенсии, который является одним из 12 сокровищ Испании.Другие здания включают университет Юань Цзе в Тайбэе и глобальный терминал О’Хара в Чикаго.

 

 

 

Штаб-квартира CMG Рема Колхаса в Пекине

Рем Колхас — архитектор, родился в 1944 году в Роттердаме, Нидерланды. Помимо проектирования в качестве архитектора, Колхас активно работает профессором архитектурных теорий и городского пространства в Гарвардском университете. Колхас известен своими работами, которые охватывают современность.Он часто использует асимметрию и неожиданное использование цвета. Поэтому его можно рассматривать как архитектора-деконструктивиста.

Однако, что отличает его от других в этом стиле, так это его сильная ориентация на человечество. Особое внимание уделяется городскому планированию, поскольку Колхас проектирует здания, уделяя внимание той роли, которую они играют в повседневной жизни людей. На сегодняшний день крупнейшим проектом Колхаса является штаб-квартира CMG в Пекине. Другими известными работами являются De Rotterdam в Роттердаме и центр дизайна BLOX в Копенгагене.

 

 

 

Зал славы рок-н-ролла Иео Мин Пей в Огайо

Иео Мин Пей — архитектор из Гуанчжоу, Китай. Когда ему было 17 лет, он переехал в США и больше оттуда не выезжал. Иео Минг Пей, к сожалению, умер в 2019 году. Пэя часто называют мастером современной архитектуры. Несмотря на то, что его работы нельзя считать традиционными, они рассматриваются как вневременные и часто со ссылками на прошлое. Он известен тем, что использует простые геометрические линии и разрабатывает четкие рисунки с острыми краями. Его цель – создание монументальных архитектурных произведений.

 

 

 

Музей Паулы Рего Эдуардо Соуто де Моура в Лиссабоне

Его основные работы включают современный дизайн зданий консерватизма и модернизма. Его иногда считают архитектором-неомисианцем, однако сам он отвечает, что, безусловно, имел некоторое миесианское влияние, но остается оригинальным.Соуто де Моура всегда ищет эту оригинальность и уникальность в своих работах. Кроме того, для него нормально обращать внимание на глобальные вызовы, такие как проблемы экологии. Он известен своим хорошо выполненным использованием материалов и часто экстраординарным использованием цвета.

В 2011 году он получил Притцкеровскую архитектурную премию 2011 года. Эта премия вручается архитекторам, которые значительно изменили общество и человечество в положительную сторону. Одним из его замечательных произведений архитектуры является музей Паулы Рего в Лиссабоне.Дизайн выполнен в соответствии с пожеланиями Паулы Рего. Она заявила, что здание должно быть «веселым, живым, а также немного озорным». Некоторые другие известные архитектурные сооружения Соуто-де-Моура включают Муниципальный стадион Браги и Каса-ду-Синема в Португалии.

 

 

 

Учебный центр Rolex Кадзуё Седзимы в Швейцарии

Казуё Седзима родился в 1956 году в Ибараки, Япония. Она известна своими явными модернистскими элементами в своих проектах.В 1995 году она решила стать партнером Рюэ Нисидзавы, одного из своих бывших сотрудников, в архитектурную студию SANAA. В 2010 году SANAA получила Притцкеровскую архитектурную премию.

Их внимание сосредоточено на изучении взаимосвязи между внутренним и внешним пространством. Здания, как известно, отражают свое окружение. Сэдзима прославилась своими зданиями с большими окнами, которые создают плавный переход между интерьером и экстерьером. Одним из таких зданий, описывающих стиль Сэдзимы, является Учебный центр Rolex в Швейцарии.Некоторые другие отличительные здания — это здание Кристиана Диора в Токио и театр и культурный центр De Kunstlinie в Алмере.

 

 

Тексты:

Giant Gailis

Цитата об архитектуре

 

Поделись этим:

Пекин, маклер, здания, Китай, Современный, прохладно, дизайн, Дизайнер, Дуглас Эллиман, Известный, Глобальный, Международный, Иван Эстрада, Команда Ivan Estrada Properties, Лиссабон, Современный, Музеи, Огайо, недвижимость, риэлтор, Испания, швейцария, верхняя архитектура,

Геометрическая красота абстрактной архитектурной фотографии

Архитектурная фотография может предложить зрителю больше, чем просто факсимиле того, что находится перед камерой.Фотограф Никола Олич показал это с помощью творческого подхода, сосредоточившись на структурных абстракциях, а также на цитатах, подробно рассказывающих историю каждого здания, которое он фотографирует.

С самого начала может показаться, что архитектурная фотография — это не тот жанр, который предлагает возможности для выражения творчества и индивидуальности. Однако Олич, родом из Сербии, но в настоящее время проживающий в Далласе, штат Техас, быстро нашел привлекательность этого жанра после того, как сфотографировал здание Фрэнка Гери с Бруклинского моста в Нью-Йорке.

В то время он думал, что фасад здания настолько необычен, что не был уверен, как его фотография будет воспринята зрителями спустя годы из-за сюрреалистического дизайна здания. Это вызвало у Олича любопытство к архитектурному представлению в фотографии и «поэтической свободе, которая с этим связана», — рассказывает он PetaPixel .

Несмотря на то, что работа Олича отличается вниманием к деталям и чувством перфекционизма, он не делит свою фотографию на строгие проекты.Вместо этого все это одна работа, которая, в свою очередь, приносит ему чувство свободы и освобождения.

На данный момент Олич опубликовал только около 90 своих фотографий, однако работы появились в многочисленных изданиях, галереях, частных коллекциях, публичных местах, на художественных мероприятиях, в музеях и т. д. Его работа также была упомянута в августе этого года в отчете PetaPixel «Великое чтение в фотографии».

«Все, что мне нужно, это время и пространство», — говорит Олик. «Мне нужно время, чтобы посидеть со зданием и подумать о нем, и мне нужно пространство, чтобы иметь возможность перемещаться вокруг него, менять угол и расстояние, видеть его с другим освещением и окружением.Удивительно думать, как — при наличии достаточного количества времени и пространства — статичный мир прямо перед нами может трансформироваться, изменяться и управляться».

Когда Олич выставляет свои работы в Интернете, он добавляет к каждой из них историю — краткий комментарий о сфотографированном строении, его названии и месте, где оно было сделано.

Олич добавляет контекст к каждому опубликованному изображению

Для Олича архитектурная фотография предоставляет визуальные элементы, которые, по его мнению, он может использовать в различных композициях, даже не исчерпав все варианты. «Архитектурная абстракция предлагает новый мир визуальной поэзии», — говорит он.

Он не ограничивает себя ожиданиями или какими-либо конкретными целями для своей фотографии, вместо этого его цель состоит в том, чтобы просто продолжать творить и поддерживать проект в движении, получая при этом полное удовольствие от процесса.

«На простом уровне цель состоит в том, чтобы продолжать находить время и пространство, чтобы посвятить его фотографии, в направлении более тесной связи с архитектурой и ее многочисленными увлекательными проявлениями по всему миру.”

Больше работ Олича можно найти на его сайте и странице в Instagram.


Изображение предоставлено: Все изображения сделаны Николой Оличем и используются с разрешения.

Абстрактная архитектура | СпрингерЛинк

‘) var head = document. getElementsByTagName(«head»)[0] вар скрипт = документ.создатьЭлемент(«скрипт») script.type = «текст/javascript» script.src = «https://buy.springer.com/assets/js/buybox-bundle-52d08dec1e.js» script.id = «ecommerce-scripts-» ​​+ метка времени head.appendChild (скрипт) var buybox = document.querySelector(«[data-id=id_»+ метка времени +»]»).parentNode ;[].slice.call(buybox.querySelectorAll(«.вариант-покупки»)).forEach(initCollapsibles) функция initCollapsibles(подписка, индекс) { var toggle = подписка.querySelector(«.Цена-варианта-покупки») подписка.classList.remove(«расширенный») var form = подписка.querySelector(«.форма-варианта-покупки») если (форма) { вар formAction = form.getAttribute(«действие») document. querySelector(«#ecommerce-scripts-» ​​+ timestamp).addEventListener(«load», bindModal(form, formAction, timestamp, index), false) } var priceInfo = подписка.селектор запросов(«.Информация о цене») var PurchaseOption = toggle.parentElement если (переключить && форма && priceInfo) { toggle.setAttribute(«роль», «кнопка») toggle.setAttribute(«tabindex», «0») toggle.addEventListener («щелчок», функция (событие) { var expand = toggle.getAttribute(«aria-expanded») === «true» || ложный переключать.setAttribute(«расширенная ария», !расширенная) form.hidden = расширенный если (! расширено) { покупкаOption.classList.add(«расширенный») } еще { покупкаOption. classList.remove(«расширенный») } priceInfo.hidden = расширенный }, ложный) } } функция bindModal (форма, formAction, метка времени, индекс) { var weHasBrowserSupport = окно.выборка && Array.from функция возврата () { var Buybox = EcommScripts ? EcommScripts.Buybox : ноль var Modal = EcommScripts ? EcommScripts.Modal : ноль if (weHasBrowserSupport && Buybox && Modal) { var modalID = «ecomm-modal_» + метка времени + «_» + индекс var modal = новый модальный (modalID) модальный.domEl.addEventListener(«закрыть», закрыть) функция закрыть () { form. querySelector(«кнопка[тип=отправить]»).фокус() } вар корзинаURL = «/корзина» var cartModalURL = «/cart?messageOnly=1» форма.setAttribute( «действие», formAction.replace(cartURL, cartModalURL) ) var formSubmit = Buybox.перехват формы отправки ( Buybox.fetchFormAction(окно.fetch), Buybox.triggerModalAfterAddToCartSuccess(модальный), функция () { form.removeEventListener («отправить», formSubmit, false) форма.setAttribute( «действие», formAction.replace(cartModalURL, cartURL) ) форма. представить() } ) form.addEventListener («отправить», formSubmit, ложь) document.body.appendChild(modal.domEl) } } } функция initKeyControls() { document.addEventListener («нажатие клавиши», функция (событие) { если (документ.activeElement.classList.contains(«цена-варианта-покупки») && (event.code === «Пробел» || event.code === «Enter»)) { если (document.activeElement) { событие.preventDefault() документ.activeElement.click() } } }, ложный) } функция InitialStateOpen() { var buyboxWidth = buybox. смещениеШирина ;[].slice.call(buybox.querySelectorAll(«.опция покупки»)).forEach(функция (опция, индекс) { var toggle = option.querySelector(«.цена-варианта-покупки») var form = option.querySelector(«.форма-варианта-покупки») var priceInfo = option.querySelector(«.Информация о цене») если (buyboxWidth > 480) { переключить.щелчок() } еще { если (индекс === 0) { переключать.щелчок() } еще { toggle.setAttribute («ария-расширенная», «ложь») form.hidden = «скрытый» priceInfo.hidden = «скрытый» } } }) } начальное состояниеОткрыть() если (window. buyboxInitialized) вернуть window.buyboxInitialized = истина initKeyControls() })()

Внутри новых документальных сериалов Netflix Аннотация: Искусство дизайна

MN: Работа Бьярке действительно имеет своего рода повестку дня — у него есть все эти крылатые фразы, такие как гедонистическая устойчивость — попытки сделать мир лучше, но также и для клиента.Что они не должны быть взаимоисключающими. Что-то не должно быть менее веселым или менее красивым, чтобы быть более эффективным или лучшим, и он много работает над этим.

AD: Какими еще способами вы и ваша компания BIG работаете над расширением границ разумного проектирования зданий?

BI: Всякий раз, когда мы начинаем какой-либо проект, мы пытаемся выделить много времени в начале для самообразования в этой конкретной области, чтобы по-настоящему узнать город, страну или район, климат, в котором он находится. , программа.Если это школа, каковы последние разработки в дискурсе обучения? Если это больница, каковы новейшие философии и технологии в области здравоохранения? Мы также стараемся подходить к каждому проекту с разных сторон. Мы смотрим на это с точки зрения многих заинтересованных сторон, разработчиков, пользователей, владельцев или лиц, принимающих решения. Каждый раз, когда вы смотрите на трехмерный объект или проблему под разными углами, вы будете видеть аспекты ситуации, которые не были видны при взгляде с одной точки зрения.

The Eleventh в Нью-Йорке, спроектированный Bjarke Ingels Group.

Фото: Bjarke Ingels Group

AD: Какие проекты, над которыми вы сейчас работаете, иллюстрируют этот процесс?

BI: В последнее время мне очень интересно посмотреть на потенциальную синергию между практичностью и поэзией — тот факт, что в наших городах и зданиях существует такое огромное количество пространства, ресурсов, материалов, которые используются исключительно в чистом виде. утилитарной точки зрения, и у этого есть удивительная возможность стать чем-то другим.Вы можете почти сказать отношения между полезностью и возможностью. Проект, который мы собираемся завершить в этом году, над которым мы работали последние шесть лет, электростанция в Копенгагене, настолько чистая, что вы можете превратить крышу в общественный парк, где можно кататься на лыжах. Социальный побочный эффект чистых технологий означает, что электростанция больше не должна быть символом загрязнения или проблемных побочных эффектов нашего образа жизни или общества. Но на самом деле он может стать общественным парком, где вы сможете насладиться вертикальным видом своего города, а дымоход станет не символом неудач нашего общества, технологий и расточительности, а на самом деле станет праздником, потому что мы выпускаем затяжку. пара каждый раз, когда мы уменьшаем количество CO2 на одну тонну по сравнению с заменяемой электростанцией.Так что эта идея превратить практичное, такое как электростанция, во что-то поэтическое и объединить полезность и возможности.

Как рождается архитектура: 8 абстрактных картин Захи Хадид и здания, которые они вдохновили

Покойная дама Заха Хадид была известна во всем мире благодаря своей дерзкой параметрической архитектуре, и ее фирма продолжает разрабатывать уникальные городские достопримечательности во множестве мегаполисов по всему миру. Тем не менее, многие аспекты фирменного стиля Хадид можно проследить до начала 1980-х годов, до того, как архитектор увидела, что какие-либо из ее предложений по зданиям реализованы.

Использование Хадид живописи в качестве средства для передачи теоретических идей принесло ей известность в мире искусства в 1988 году, когда ее абстрактные полотна были выставлены в Музее современного искусства в Нью-Йорке. Молодой архитектор представил яркие исследования деконструктивизма и футуризма, затронув свои корни как математика, а также желание исследовать современную архитектуру в макромасштабе — многие из картин изображают предложения генерального плана для крупных городов, рассматривая способы улучшения связи между городскими узлы.

© Заха Хадид Архитекторы

Мир (89 градусов) © Zaha Hadid Architects

Леббеус Вудс — еще один теоретик, прославившийся созданием поразительных абстракций архитектуры — рассказал о своем восхищении техникой рисования Хадид во время визита в ее студию в 1984 году:

«Я видел акварель, над которой работала Заха Хадид, приклеенную скотчем к чертежной доске. Это был тонкий и замысловатый рисунок, связанный с ее революционным проектом «Пик». Так как я рисовала, я спросила ее, какими кистями она пользуется… Без комментариев она показала мне дешевую «кисть» для отделки красок, которую можно купить в любом хозяйственном магазине на углу, — клин серого поролона на палочке.Я до сих пор помню, как меня потрясли, и я замолчал. Спустя годы я пришел к выводу, что ее выбор инструментов характерен для ее подхода к архитектуре: — выдавливание экстраординарного из обыденного ».

В то время как большинство ранних картин Хадид остались в теоретических сферах, она также использовала эти методы для разработки реальных архитектурных предложений, многие из которых были построены. Здесь мы рассмотрим четыре проекта, в которых живопись сыграла жизненно важную роль в процессе проектирования этого культового архитектора:

Картины раннего исследования для оперного театра Кардифф-Бей © Zaha Hadid Architects

Масштабная модель Оперного театра Кардифф-Бей © Zaha Hadid Architects

Оперный театр Кардиффского залива , Кардифф, Уэльс

Деконструктивистские картины Хадид для Оперного театра — победившее в конкурсе предложение, которое так и не было реализовано — колеблются между сферами технического рисунка и абстрактного искусства.Узнаваемые архитектурные элементы — лестницы, балки и балки — явно присутствуют, но композиции никогда не бывают буквальными, вместо этого они иллюстрируют ощущение динамизма, которого Хадид стремилась достичь в конечном здании.

Освобожденные от ограничений гравитации, присущих трехмерным исследованиям, фрагментированные самолеты Хадид кажутся парящими или даже летящими, вызывая ощущение драмы, которое, по мнению архитектора, оставит незабываемый след в городском пейзаже Кардиффа. Угловатые штрихи и яркие фиолетовые оттенки, присутствующие в каждой части, характерны для смелости Хадид в 1980-х годах, когда молодой архитектор стремился воплотить свои теоретические принципы в физическую реальность.

Картины раннего исследования для пожарной части Vitra © Zaha Hadid Architects

Пожарная часть Vitra © Zaha Hadid Architects; фотография Кристиан Рихтерс

Пожарная часть Vitra , Вайль-на-Рейне, Германия

Первая построенная работа архитектора прибыла после более чем десятилетней работы по развитию, которая включала несколько картин в типично бесстрашном стиле Хадид. Произведения искусства состоят из деконструированных объемов, взорванных в серию острых, как бритва, компонентов, уходящих вовне навечно.Об этом слиянии осколков сообщает сайт, узкая полоса земли между соседними участками в Вайль-на-Рейне.

Смелая композиция Хадид привела к зданию, которое обладает ощущением напряжения и движения, но также имеет практические преимущества: его многогранный внешний вид обеспечивает несколько входов и выходов для пожарных и транспортных средств. Каждое пространство перетекает в следующее, организованное в соответствии с последовательной программой здания. Этот приоритет движения жидкости виден от первой картины до завершенного пожарного депо.

Картины раннего исследования для Центра современного искусства Розенталя © Zaha Hadid Architects

© Роланд Хальбе

Центр современного искусства Розенталя © Zaha Hadid Architects; фотография Роланда Хальбе

Центр современного искусства Лоис и Ричарда Розенталей , Цинциннати, Огайо

Картины Хадид перед постройкой для Центра современного искусства Розенталя были буквально переведены в физическую форму на берегу реки Огайо в Цинциннати.Сплошной прямоугольный параллелепипед нарезается и нарезается кубиками, чтобы сформировать динамический кластер выступающих блоков, что отражает стремление фирмы создать здание, которое, по-видимому, находится в постоянном движении вместе со своими статическими соседями. Эта проницаемая форма приводит к легкодоступному зданию, которое можно рассматривать как продолжение общественной площади внизу.

Концепция раздробленных блоков, видимая на картинах, также позволила использовать различные варианты отделки фасада с использованием бетона, стали и стекла, чтобы отразить внутренние изменения в программе по всему зданию.Структура, разделенная серией пандусов и лестниц, соединяющих кафе, галереи и театр на разных этажах, напоминает трехмерную головоломку как на оригинальных картинах, так и на окончательном здании.

Картины раннего исследования для музея MAXXI © Zaha Hadid Architects

Музей MAXXI © Zaha Hadid Architects; фотография Элен Бине

MAXXI: Музей искусств XXI века , Рим, Италия

Картины, созданные для Музея искусств XXI века Хадид в итальянской столице, играют с масштабом, представляя как детали отдельных архитектурных элементов, так и постоянное движение этого лихорадочного городского пейзажа в целом. Извилистые линии, которые обеспечивают основное внимание в каждом произведении искусства, очень линейны, но характерно плавны, исследуя темы связности и динамизма, которые в конечном итоге будут воплощены в бетоне в завершенном здании.

Светящиеся ленты скользят спереди назад, напоминая о постоянном потоке машин и людей на улицах Рима. Эти кривые отражены в переплетающихся формах здания, проводя посетителей через плавное пространство, которое плавно переходит от одной выставки к другой.Верхний объем заканчивается большим панорамным окном с видом на город, его консольный объем образует яркую эмблему учреждения.

Чтобы узнать больше о Даме Захе Хадид, ознакомьтесь со следующими функциями:

Непревзойденный: как Заха изменил архитектуру

«Вы не можете преподавать архитектуру. Вы можете только вдохновлять людей»: 10 главных цитат Захи Хадид

Как сделать убийственные презентационные видео: 13 лучших трейлеров Zaha Design

«Мы просто любили ее»: Фрэнк Гери размышляет о 30-летней дружбе с Захой Хадид

Верхнее изображение: Голубой луч, городская антенна Виктория, Берлин, ок.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.