Современная ландшафтная архитектура: ЛАНДШАФТНАЯ АРХИТЕКТУРА — информация на портале Энциклопедия Всемирная история – Ландшафтная архитектура · Дизайн + Искусство

Ландшафтная архитектура · Дизайн + Искусство

Содержание статьи

  1. Что такое ландшафтная архитектура?
  2. История ландшафтной архитектуры
  3. Цели и задачи ландшафтной архитектуры
  4. Как стать ландшафтным архитектором?

Деятельность архитектора и дизайнера ландшафта – трендовое искусство или жизненная необходимость? Человек всегда стремился благоустроить, украсить место, где он находится. Именно ландшафтная архитектура направлена на организацию окружающей среды с эстетической, функциональной и технико-экономической точек зрения. Это одновременно и сложная наука с определённым набором законов, благодаря которым учитываются требования к проектированию участка, и вид искусства. Продуманное до мелочей оформление пространства поражает гармонией и завораживает.

Что такое ландшафтная архитектура?

В словаре терминов «Ландшафтный дизайн» дано ёмкое определение:

«Ландшафтная архитектура – архитектура открытых пространств, отрасль градостроительства, цель которой – формирование благоприятной внешней среды для жизнедеятельности и отдыха в городах, пригородных и курортных зонах, сельской местности. Специфика отрасли в том, что она имеет дело в основном с природными материалами и объектами – рельефом земной поверхности, растительным покровом, водоемами при проектировании парков, садов, скверов, лесопарков, загородных зон массового отдыха».

Ландшафтная архитектура появилась не сама по себе. Толчок к её развитию дало садово-парковое искусство. Оно преобразовалось в более широкое понятие, и сейчас архитектурно-ландшафтная сфера включает в себя создание не только садов, парков, но и других озеленяемых территорий.

33.Объекты ландшафтной архитектуры. Современные направления и тенденции.

В конце 20-начале 21 века появляются новые виды садов и парков, материалов и технологий. Активно развиваются парки на рекультивируемых землях. Появляются тематические сады, парки-выставки и сады на крышах.

Тенденции:

1)Новые виды парков:

1.парки на рекультивируемых территориях

В Кельце, открыт в 1971 году в ознаменование 900-летия города. Он создан на месте старых известняковых карьеров, площадь 20 га. Планировочным центром является водоем со скалистым полуостровом, на котором устроены видовые площадки, альпинарий, сохранены Скала геологов и пещеры. Главным архитектурным планировочным узлом является открытый летний театр, построенный в форме амфитеатра и рассчитанный на 7 тысяч зрителей. Посадка деревьев производилась на предварительно террасированных отвалах.

Парк в Катовице занимает площадь 600 га и является одним из крупнейших в Европе. Его тер­ритория была занята отвалами пустой породы, котлованами, пустырями. В настоящее время по­сещаемость парка достигает 250 тыс. человек (в летний выходной день).

Создание таких парков - образцовый пример рекультивации нарушенных земель. Использова­ние мощной техники и землеройных машин по­зволяет перемешать миллионы кубометров земли, создавать искусственный рельеф - новые водоемы, холмы, острова, террасы разнообразных форм. Такое преобразование рельефа производится не только на рекультивируемых землях, отводимых под парки, но и почти во всех парках. В зарубежном ландшафтном строительстве широко распространено моделирование рельефа - геопластика. Интересным примером преобразования рельефа служит спортивный молодежный парк Трамбле в Париже. Ровная площадь в 75 га превращена в эллиптическую чашу, уступами спускающуюся к центру. Уступы террасы имеют дугообразную динамическую форму и приспособлены для проведения различных соревнований. Такое расположение позволяет одним взглядом охватить огромное пространство

Гидропарк Крылатское на месте бывших песчаных карьеров

Французский парк Бюд Шомон (Париж), устроен на месте бывшей каменоломне.

2.тематические сады и парки

« Небо, полеты, Экзюпери» (Воронеж)

Флоралье (парк цветов во Франции)

3. Парки-выставки

ВВЦ

Выставка садов Челси (Великобритания)

4. Бизнес-парки

Офисные помещения выносят в пригород, создавая комплекс с и нфраструктурой.

5.парки урбанистического значения

Главное положение – здания, сооружения и покрытия, у растений подчиненный характер. Ярко выражена тематика, либо внутри парка тематический сад.

Лавиллет, Андре-Ситроен, сад Атлантик (Франция)

2).Геопластика рельефа – один из способов пластической обработки рельефа путем искусственного создания форм с учетом эстетических и функциональных требований.

2 направления:

1. когда выделяют естественные формы и стараются их усилить

2. создание нового искусственного рельефа

Достигается:

-позволяет ограничить участки разного назначения

-обогатить, придать территории индивидуальность

-создание благоприятного климата

-увеличение количества точек обзора

-возможность замаскировать нежелательные участки

3)Создание транспортных и инженерных коммуникаций в природной и городской среде. Создаются многочисленные развязки дорог, мосты, каналы.

4)Разработка озелененных территорий специального назначения.

создание выставочных, спортивных комплексов, мемориальных, аквапарков.

появляются сады и парки однофункциональные, тематические.

5) Ведение в практику садово-паркового искусства искусственных пространств, размещаемых на крыше сооружений или в интерьерах или натуроцентризм. В городах в связи с дефицитом земель под озеленение устраиваются сады на крышах, а из-за климатических условий- под крышами.

6) Экологизация садово-паркового искусства (идея сохранения естественности паркового ландшафта). В городах, с их урбанированной средой появляются уголки «естественной природы».

7) Экономия ландшафта или «эстетизм» ландшафта, - стремление максимально освободить ландшафт от застройки, размещая сооружения под землей. Большая часто помещения закрыта сверху газоном, цветами, открыта лишь та часть здания, где необходим солнечный свет. Обычно он проникает через специальные заглубления или световые дворики, которые невидны со стороны. При помощи загущенных зарослей, располагаемых по периферии сада посетитель избавляется от урбанизированного фона.

8) Создание мини-парков. Такие парки, а точнее сады, размещаются в крупных архитектурных комплексах, рассматриваются как неразрывность человеческой культуры и природы.

9) Расширение стилевых направлений (супрематизма, авангардизма, инновационости и пр.) Ведутся интенсивные поиски архитектурно-художественной выразительности вновь создаваемых парковых ландшафтов. Часть архитекторов пытаются «найти вдохновение» в прошлом искусстве садов и парков, часть идет по пути экспериментов, иногда неожиданных.

10) Использование возможностей традиционных и новых материалов: бетона, цветного стекла, текстиля и т.п. В сад или парк вводятся новые композиционные и художественные решения из современных материалов.Часто в современном садово-парковом cстроительстве применяются цветные инертные ма­териалы в этой связи весьма эффектным при­мером можно назвать «Сад Стекла» в пригороде Лос-Анджелеса, светящийся пейзаж которого основан на использовании дробленого стекла. Ав­тор проекта-Эндрю Као. От входа идет дорожка, выложенная каменными плитами. Ее обрамляют за­росли лимонной травы (приправа вьетнамской кух­ни). «Каменный маршрут» заканчивается, и посе­тителей приглашают пройтись по сотканным из дробленого коричневого стекла дорожкам, которые, подобно шоссе, прерываются рябью бугров желтого и зеленого стекла, имитирующего рис. Цвета тонко смешаны, возникает полное ощуще­ние пейзажа кисти импрессиониста». Подпорные стенки вдоль всего маршрута обрамлены синим кобальтом стекла, вставленного в бетон. Автор сформировал на них мягкие волны. В компози­ции доминирует прямоугольный водоем, где в виде конических фигур из белого стекла ими­тируются вьетнамские соляные фермы. В сумер­ках или при лунном свете конусы стекла словно светятся, отражая изнутри кобальт. Конусы так­же напоминают шляпы крестьян, и представля­ются образы: «Пруд заполнен плавающими шля­пами фермеров, утонувшими в капитализме». В проекте использовалась мексиканский ковыль при имитации рисовых полей - это растение присутствует в самых обычных садах Калифорнии.

«Сад Стекла» - превосходный образец внедрения стекла в ландшафт и один из примеров нового течения в садово-пар­ковом искусстве.

На рубеже столетий - изобилие всевозмож­ных искусственных материалов. Одним из таких является бетон. Примеров неординарного использования бетона в ландшафте много. Выразитель­ны бетонные дорожки, цветные и рельефные, с контурами листьев, цветов, выполняемых еще на жидком бетоне. Дополнительно в композицию включают мелкие камни, морские ракушки, ку­сочки фарфоровой посуды. Можно оставлять в бетоне просветы в виде стрелок, показывающих направление к дому и засеянных газонной тра­вой. Долговечны и декоративны малые архитек­турные формы из бетона.

11) Взаимопроникновение восточных, европейских и американских методов и стилей. Популярными в Европе стали территории в духе японских садов, предназначенные для медитации и созерцания. В моде Фэн Шуй и сады, устроенные по такому принципу. А на востоке применяется расширение европейских и американских приемов композиции садов и парков. В садово-парковом искусстве особое место занимает абстрактное направление, тогда когда территорию оформляют в виде электронных схем или картин абстракционистского характера. Например, один из «оазисов» крупного делового центра во Франкфурте (Германия) решен в виде электронных схем, рисунок его дорожек, цветовое решение мощения, установка декоративной подсветки и даже мебель действительно напоминают радиодетали и ассоциируются с какими-то электронными приборами. При этом авторы избегали «натурализма», избегали подражания образцу и использовали лишь традиционные материалы - камень, травянистые растения, низкокронные деревья, кустарники в виде шпалер, песок и пр. Посетители сначала воспринимают композицию как некий экзотический сад, и лишь потом замечают его неординарную стилистику.

Рядом расположен сад господина Малевича. Его декор выполнен в духе творчества всемирно известного русского художника, основателя супрематизма. Это крестообразно пересекающиеся дорожки из цветной плитки и камня с большой круглой площадкой в центре. Рисунок мощения намерено усложнен, иррационален, связан с архитектурой фасадов и воспринимается как «графическая загадка». В пространстве сада имеются металлические, покрашенные в белый цвет установки в виде высоких ваз для вертикального озеленения. Они размещаются вокруг центральной площадки, растительность из разнообразных почвопокровных трав и нескольких видов кустарников, в совокупности образующих зеленый фон для «супрематической» графики мощения.

Такое течение современного садово-парково­го искусства, как «инновационность»,-свежий взгляд на совсем обычные вещи. Возможность жить нестандартно и ярко. Представителем это­го течения является Марта Шварц из Кембриджа штата Массачусетс. Ее творческий арсенал - го­родские объекты и частные сады. Самые яркие творения этого замечательного мастера: сад матери Марты - Стеллы Шварц (1984 г.), сад резиденции семьи Дэвис в Эль Пасо, штат Техас (1996 г.), сад резиденции Деккенсон (1991 г.), Marina Linear , в Сан Диего, штат Калифорния (1988 г ), Jacob Javits Plaza в Нью-Йорке (1992 г.).

Например, один из интересных проектов Марты Шварц -переделанный ею в 1996 сад резиденции семьи Дэвис в Эль Пасо, штат Техас.

Решение сада было ярким и выразительным и представляло собой «лабиринт, организованный стенами, в пределах существующего «английского» сада. Лаконичная поверхность, активные цвета, гравий и кактусы создают мексиканский колорит. Основная идея дизайна - серия комнат-коробок, сад в саду, передающие метафору дома. Каждый кактус, «живущий» в своей коробке, наполняет пространство и вне его становится преднамеренно неоднозначным.

Сад в резиденции Дэвисов, так же как и сад, созданный Мартой для своей матери, наглядно продемонстрировал насколько может быть неординарным, необычным решение проекта, основанное на взаимовлиянии отдельных областей искусства».

Из примеров городского обустройства территории нагляден вариант оформления площади Jacob JavitsPlaza» в Нью-Йорке. В 1992 г. «феде­ральное правительство предприняло попытку сделать водонепроницаемым подземный гараж под вышеупомянутой площадью. И поскольку существующая площадь должна была быть раз­рушена, то появилась возможность изменить облик. Предполагалось, что площадь станет об­разно сильным открытым пространством в серд­це города». Новая площадь строилась, coгласно концепциям артистизма и архитектурности ландшафтного дизайна, обеспечивая новые возможности людям, обедающим в этом месте, отдыхающим, работающим рядом и т. д. «Определен­ный интерес представляет система расположения скамеек, идейность дизайна, которые подчерки­вает практичность решения, - это делалось для людей различных интересов и манеры общения. Сложные формы, окрашенные в ярко-зеленый цвет,- они разбивают однообразие площади на манер французских партеров». Цвет скамеек вы­бран не случайно: он акцентирует и подчеркива­ет общее колористическое решение, построенное главным образом на оттенках.

12) Создание новых типов объектов садово-паркового искусства (бизнес-парки и сады производственных предприятий). Идея бизнес-парка заключается в стремлении превратить весь участок в сплошной ландшафт с парковым или природным обликом. Озеленяется все: не только участки между зданиями, но и крыши, стены, автодороги, автостоянки и инженерные коммуникации.

13)Возврат к традициям прошлых эпох, создание благоустроенных внутренних дворов - патио, « зеленых крыш», применение топиарного искусства и эфемерид в садово-парковом строительстве. Широко применяются озелененные внутренние дворы, оформленные по принципу патио, стриженные формы используются как в обширных парках, так и в небольших по площади, садовые эфемериды наиболее актуальны в зимнее время.

14) Развитие теории «аттракциона», т.е сочетание несочетаемого, эффект рамки, эффект отражения, расчет на удивление. Эта территория усиливает свое воздействие на зрелищные искусства, праздничные, фестивальные, конкурсные программы, шоу- бизнес, рекламу и т.п. В садово-парковом искусстве используют резкие противопоставления различных материалов, ярко окрашенных поверхностей и объектов, которые могут провоцировать повышенный интерес к окружению, символика, «анимация» в ландшафте, отражение от стен зданий и т.д.

Тенденции дизайна ХХ ХХ1 вв. на правлены "в массы", другими словами, высокое искус ство опускается на уровень довольно малого сада и дачного участ ка. И вот уже сюда, в малый сад, оно доставляет эстетику и красоту. Городской малый сад и небольшой приуса участок, точнее, их облик, зависят от индиви дуальности хозяев, от их образа жизни и вкусов. С одной стороны, индивидуальный участок поддается воздействию ландшафтной моды, которую диктует выставка в Челси, а с другой - зависит от предпочтений обладателя. Имен но поэтому стилевое малых участков весьма эклектично.

Конец XX и начало XXI вв. - время жизни в стиле "техно", который оторван от земли и природного создание вания. Естественно, что ландшафтный дизайн не остался в стороне от этой тенденции. Эклектика - главное на правление модного садово уже паркового искусства. Но в противовес этому появилось природное направление, которое ориентировано на максимальную близость к при роде. Вот между этими двумя точками и лежат все выдающейся работы дизайнеров. Сад в натуральном стиле - это чувство дикости и хаотичности при безусловном соблюдении строгой геометрии; это изобилие злаков, дикоросов, далее сорняков. Самая современная тенденция - это крыши, увитые вьющими ся растениями, и дорожки, покрытые весьма почвопокровными растениями. Дикорастущие и декоративные травки - на стоящий хит модного дизайна. Так что, если у вас из под плит дорожки ползет спорыш, не вырывайте его! Он - на пике моды!

Сегодня наибольшее большое достижение ландшафтного ди зайнера - это сочетание геометрии форм цветников с пря ным пронзительным запахом лечебных травок, высокотехнологичных архи совершенно тектурных форм из стали и стекла с пришедшими в сады зарослями рогоза, бамбука и даже... чертополоха.

Еще одна очень известная "фишка" - это творение полной иллюзии заброшенности сада, его запущенности, воссозда ние такого места, куда не ступала ножка человека. Но надо предупредить иметь такой уголок дикой при роды - это дорогостоящий проект.

Реалиями нашего жаркого времени является то, что уже не встретишь участка, который был бы выдержан в одном стиле. Чаще всего различные зоны оформляются по разному. Въезд во владение и парадная зона делаются в регулярном, строгом стиле, с обязательным партером, но так же часто эти зоны оформляются в пейзажном стиле. Зона для отды ха лучше смотрится в стилях, близких к природе: экологи ческом, японском, лесном и т. п. Самые отважные садоводы решаются на эксперименты. Одним из таких экспери ментов является смешение регулярного и ландшафтного стилей. Но часто смешение получается само собой, когда разбитый изначально по регулярному и грандиозному плану участок с те чением времени из за отсутствия надлежащего ухода пре вращается в заброшенный. В таком саду растения вырастают, как им вздумается. Однако в подобном саду сохраняются все архитектурные и декоративные элементы, свойствен ные стилю.

Что случилось с ландшафтной архитектурой

Ощупывая потайные карманы

Недавний уход Сергея Капкова с поста руководителя московского Департамента культуры вызвал много волнений. Со стороны нового руководства последовали обвинения в растратах и предпочтении иностранных производителей российским, а критики из народа говорили о том, что менять надо всю систему, в то время как парки Капкова — кость, брошенная властями ясноглазым «белоленточникам». Этот подход более чем понятен, учитывая российскую историю последних 20 лет. На некоторое время по неопределенным причинам у москвичей появилась возможность вообразить себя европейцами в декорациях современного средового дизайна. Народ к новым паркам отнесся как крестьянин, которому дали рупь за просто так: хмуро глядя исподлобья и ощупывая потайные карманы. Нас не проведешь — не такое видали! Однако все познается в сравнении: истина вроде банальная, но в качестве инструмента критики — необходимая. Не успел Капков покинуть пост, как вице-мэр Петр Бирюков заявляет о планах забрать парки «под свое крыло», потому как предшественник с городскими рекреациями не справился. Заслуги же самого вице-мэра на поприще благоустройства москвичам хорошо известны, и заключаются они в неуемном рвении к уборке листьев, покраске бордюров в веселые цвета, установке массивных кадок с чахнущими в них тощими деревцами и разбрасыванию реагента.

Но перемены в столичном правительстве — это одно, а за благоустройство в городе по идее отвечает ландшафтная архитектура — есть такая область деятельности. Правда, если за рубежом специалистов по ландшафту обучают, к примеру, в престижнейшей Гарвардской школе дизайна, то в России этим занимаются в основном лесотехнические и сельскохозяйственные вузы, иногда — архитектурные. В целом в наших городах ландшафтный дизайн до сих пор фигурирует, за некоторыми исключениями, в виде клумб с петуниями и вышеупомянутых кадок с деревьями, а с современными приемами озеленения столица только начала знакомиться на примере Крымской набережной и «Музеона». О том, что происходит с профессией, лучше всего спросить у специалистов.

Многие российские коллеги приезжают на Запад, видят упаковку и думают, что вот в ней и есть суть.

«Ландшафтная архитектура как наука в современном ее понимании существует в Европе лет так 30—40, — говорит Анна Адасинская, ландшафтный архитектор бюро МОХ, Санкт-Петербург/Берлин. — Для России это были не самые простые годы. Отсюда и разница. Нет ничего удивительного в том, что на данный момент у нас фактически отсутствует ландшафтная архитектура в европейском понимании. Нет образования, профессоров, ландшафтных бюро, строительных фирм, нет современных технологий и материалов, нет производителей достойного игрового оборудования и мебели, не развит рынок посадочного материала и т.д. Я не говорю, что их нет вообще. Что-то есть. Но по сравнению с тем, что должно быть, — капля в море. Ну и самое печальное, что наша ландшафтная архитектура — это декорирование пространства. А на Западе — способ решить определенные экологические, социальные, функциональные и в самую последнюю очередь — дизайнерские задачи. В России это упаковка, на Западе — сложный прибор в упаковке. Интересно, что многие российские коллеги приезжают на Запад, видят упаковку и думают, что вот в ней и есть суть. То есть прибор они даже и не замечают — не приучены».

В послевоенные годы история советской ландшафтной архитектуры сложилась трагично. Период борьбы с излишествами в архитектуре оказался губителен для этой области проектирования. Стали доминировать количественные, а не качественные показатели, проекты стремились к упрощению. В 1955 году закрылись созданные незадолго до этого факультеты озеленения городов в Ленинградской лесотехнической академии и Московском лесотехническом институте. Остались незавершенными многие заложенные в конце 1950-х — начале 1960-х годов парки, а новые не проектировались. Только к концу 1990-х годов в стране стали появляться первые факультеты ландшафтной архитектуры, а специальность «ландшафтный архитектор» была внесена в Российский реестр профессий лишь в 2002-м. И если в Москве, куда стягиваются деньги со всей страны, только-только стали появляться примеры современного ландшафтного дизайна, то в регионах дела обстоят не лучшим образом.

«Развитие ландшафтной архитектуры и дизайна в регионах зависит от проведения городских или региональных мероприятий — празднования 9 Мая, Дня города и т.д., — рассказывает Элина Красильникова, профессор ВолгГАСУ, автор книги «Ландшафтный урбанизм: теория — практика». — Но самое грустное, что понимание стилистики объектов озеленения зависит от вкусовых пристрастий мэров и глав администраций. В Волгограде за последние два года появились зверинец из топиарных животных, жуткие “деревья Дружбы”, мотыльки и другое. Нам удалось разработать ландшафтно-градостроительный сценарий города, основанный на принципах ландшафтного урбанизма, но “воз и ныне там”. Самая серьезная проблема — это конкурсы на выполнение проектов благоустройства, в которых по закону побеждает тот, кто предложит самую низкую цену, и зачастую это абсолютно непрофессиональные фирмы».

«В Петербурге в ландшафтной архитектуре сейчас стагнация в сочетании с накачкой имперскими иллюзиями в виде ежегодного фестиваля “Императорские сады России”, после проведения которого все возвращается в исходное состояние без каких-либо качественных перемен, — говорит профессор СПбГАСУ Валерий Нефедов. — Идеология потемкинской деревни глубоко укоренилась в сознании городских озеленителей. Уловка в виде надуманного “петербургского стиля” крайне выгодна тем, кто под этим предлогом завышает цену ландшафтных объектов, никак не реагируя на прогресс в технологиях. Отсутствие международных конкурсов и реализованных проектов отодвигает Санкт-Петербург на нижние строчки рейтингов городов по качеству городского ландшафта. Главный ресурс города — его прибрежные территории — веками не получает никакого развития, кроме прокладки и расширения транспортных магистралей; город не реализует программ создания новых парков, не пытается рассматривать организацию велосипедного движения как части нового ландшафта».

Как дорог нам ландшафт?

Обсуждение того, во что жителям столицы обошлись новые парки, началось с подачи нового главы Департамента культуры Москвы Александра Кибовского в лучших традициях «новой метлы». Ровно 60 лет прошло с момента принятия постановления ЦК КПСС «Об устранении излишеств в проектировании и строительстве», и кто бы мог подумать, что оно окажется как никогда более актуальным в 2015 году. Кстати, а можно ли заодно подсчитать, во что москвичам обошлась деятельность, а точнее, бездействие самого Кибовского на предыдущем посту — в качестве руководителя Департамента культурного наследия? И не из соображений ли борьбы с излишествами он голосовал за снос доходных домов купца Привалова? Публика по инерции поддерживает обличителей, забывая о том, что в проигрыше окажется вовсе не пресловутый Капков, а пользователи тех самых парков и детских площадок, на дизайне которых так рьяно собрался экономить новый глава департамента.

Парки, скверы, набережные необходимы городу для развития, и они априори не могут быть дешевыми.

«У нас в принципе отсутствует культура пользования парками и общественными пространствами, — говорит Катя Ларина, архитектор лондонского бюро Gustafson Porter, партнер проекта U:Lab.spb. — До недавнего времени парки имели исключительно утилитарное значение — парк как инфраструктура спорта или как церемониальное пространство с четко определенным форматом пользования, но они никогда не были элементом свободного времяпрепровождения, где горожане вольны определять, как они используют парк — будь то пространство образования, творчества, общения, отдыха или здоровья. В европейской традиции парки со времен индустриальной эпохи развивались как тонкие инструменты социального менеджмента, где сообщество получало возможность делиться нормами поведения между различными классами и сословиями, таким образом, сформировав определенную общую культуру пользования общественными пространствами».

«Парки, скверы, набережные необходимы городу для развития, и они априори не могут быть дешевыми, — считает Элина Красильникова. — Использование качественных посадочных материалов, удобной и надежной парковой мебели, системы ландшафтного и паркового освещения, полива, новых технологий напрямую влияет на экологическую безопасность городской среды и на здоровье граждан. В Америке тоже критикуют пешеходный променад Хай-Лайн за дороговизну, но тем не менее он становится знаковым объектом города, привлекающим жителей и туристов».

«Только благодаря команде Капкова в Москве появились современные цветники, качественные детские площадки и парки в спальных районах, спроектированные ландшафтными архитекторами мирового уровня, такими, как LDA Design», — говорит партнер бюро Alphabet City, руководитель отдела благоустройства в Группе компаний ПИК Анна Андреева.

Эту точку зрения поддерживает и Валерий Нефедов: «При Сергее Капкове Москва сделала колоссальный рывок вперед (намного обойдя Санкт-Петербург) в культурном наполнении городского паркового ландшафта. Парк Горького и парк Сокольники были существенно модернизированы, смахнув толстый слой пыли прошлых веков со своей идеологии и став гораздо более привлекательными для горожан. Разнообразные события и по-настоящему современная жизнь московских парков поставили их на много позиций выше по качеству рекреационной среды, продвигая идею оздоровления населения в городе без бегства на дачу. Пока трудно говорить, будет ли сохранена эта тенденция после ухода Капкова, но вложения в парки уже принесли зримые плоды. И если проект “Зарядья” все-таки будет реализован, то у Москвы есть шанс навсегда обогнать города России в продвижении самых новых технологий организации парковой среды. При этом мировой опыт учит тому, что в современном ландшафте парка именно минимализм без цветочков и антикварных скамеек, без копий древних фонтанов из дорогого гранита и музейных светильников является главной смысловой линией развития. Для Петербурга подобный подход был бы очень полезен, ведь парки — это зеркало культуры общества и индикатор его открытости инновациям».

Пока трудно говорить, будет ли сохранена эта тенденция после ухода Капкова, но вложения в парки уже принесли зримые плоды.

Дворы

Но если современные парки — это, как нам намекнули, непозволительная роскошь, то есть еще и повседневная жизнь. Инженер садово-паркового строительства компании «Илья Мочалов и партнеры» Игорь Сафиуллин уверен: работы по реконструкции, начатые в городских парках, должны проводиться во дворах и на улицах, ведь именно там горожанин проводит большую часть времени. Однако препятствием этому может служить все тот же бюджет: «Бюджет, который может идти на благоустройство, озеленение и дальнейшее поддержание дворов, — это тайна за семью печатями. Я пытался его проанализировать, но, к сожалению, доступна только общая цифра по ЖКХ. Однако, судя по нерациональному городскому оформлению однолетними цветниками, можно сделать вывод, что “деньги-то у нас есть”, но, как сам себе ответил кот Матроскин, “у нас ума не хватает”. Кстати, в Берлине благоустройство и озеленение дворов оплачивается жителями дома. Город обслуживает только парки, улицы, кладбища и скверы. Жители Берлина совместно, двором, решают, что и как сделать, исходя из потребностей и условий. У нас же пытаются впихнуть во дворы все возможное, потому что “так положено”».

Анна Андреева считает, что нормативы, определяющие количество машино-мест во дворах, не соответствуют городской стратегии по уменьшению количества автомобилей: «При норме 380 машино-мест на 1000 жителей, то есть в среднем по одному парковочному месту на квартиру, стоянки могут занимать полдвора. Машины и комфортный, безопасный двор несовместимы. Что касается озеленения, если раньше у каждой квартиры на первом этаже был свой маленький палисадник и это делало двор более уютным, то сейчас их осталось совсем мало, потому что у жителей нет контроля над тем, как происходит эксплуатация двора. Обычно все посадки просто скашиваются. Есть тип двора, где много зелени, но кроме нее ничего нет — ни хороших детских площадок, ни мест для отдыха, ни спортивных зон для молодежи. Обратная картина в новостройках: там есть и детские площадки, и спорт — все это застройщик должен сделать по нормативам, но обычно это сопровождается некрасивой и неудобной планировкой, деревьев мало, а машины паркуются на тротуарах».

Бюджет, который может идти на благоустройство, озеленение и дальнейшее поддержание дворов, — это тайна за семью печатями.

Однако даже при наличии самого продуманного проекта воплотить его в московских реалиях непросто. «Самая главная трудность у той небольшой кучки архитекторов, что пытаются выжить и построить хоть что-нибудь осмысленное, — заказчик, — говорит Анна Адасинская. — Нет грамотного заказчика, и не отработан процесс ведения проекта. Любой более-менее крупный объект — это поле боя различных интересов, часто противоположных. Даже если вдруг появился толковый проект, то вероятность, что он будет адекватно реализован, ничтожно мала. Из-за неграмотности, жадности, наплевательского отношения. Причин много. Я бы сказала, что работа ландшафтного архитектора в Москве — это героический подвиг. Это неравная борьба практически на всех этапах».

Говоря о дворах, невозможно не вспомнить и о проблеме уборки листьев. Как ни пытались активные москвичи последние пару лет бороться с этим феноменом, мало кому удалось остановить рабочих, складывающих листву в мешки и увозящих ее в неизвестном направлении. Доходило до того, что листья приходилось отбирать и разбрасывать обратно.

«Уборка листьев во дворах производится из-за того, что по паспортам территорий практически все напочвенные покровы считаются газонами обыкновенными, с которых следует производить уборку листвы, — объясняет Игорь Сафиуллин. — В итоге мы получаем полное отсутствие природной минерализующейся подстилки и напочвенного покрова, что приводит к ослаблению деревьев и кустарников, которые и так ведут борьбу за выживание в тяжелых экологических условиях города. Негативную цепочку можно продолжить: неприкрытая почва подвержена эрозии. Микрочастицы вымываются на поверхности дорог и площадок, загрязняя их, — при высыхании эти частицы поднимаются в воздух и оказываются в наших легких. Экологическая катастрофа пришла в наш город и уже бушует вовсю».

В настоящий момент рабочая группа при Департаменте природопользования, в которую входят Игорь Сафиуллин и другие специалисты, создает новую редакцию «Правил создания, содержания и охраны зеленых насаждений в Москве». «Правилам» предстоят серьезные обновления: меняется вся структура документа, а количество корректировок составит более 60%. Остается надеяться, что и проблема листьев будет со временем решена.

Специалистов мало, общество не готово, власть не видит необходимости.

Новые технологии

В общемировой практике с появлением новых технологий в области экологии и ландшафта изменились и стратегии работы с благоустройством. В целом область применения ландшафтной архитектуры расширилась: появилось такое направление, как ландшафтный урбанизм.

«Постиндустриальный контекст сформировал новые типы территорий — бывшие промзоны, расползающиеся границы города и прочее, — рассказывает Катя Ларина. — Для работы с этими ландшафтами возникают новые методы проектирования — ландшафтный урбанизм и экологический урбанизм, которые предлагают инструментарий ландшафтных архитекторов и экологов применительно к урбанизированной среде. Эти методы рассматривают общественные пространства не как элементы украшения города, а как составную часть экономической и культурно-социальной экологии городской среды. Такой подход требует более детальных данных о городе, а также видения проекта как процесса, развивающегося во времени, поэтому здесь необходимы инструменты наблюдения за развитием проекта, подобно тому, как экологи наблюдают за развитием естественных процессов на какой-либо территории».

При том что информация о новых методах работы становится доступной, специалисты отмечают серьезные проблемы с пониманием, для чего это нужно. «Наше общество отстало в понимании проблем и в постановке целей в сфере окружающей среды на несколько десятилетий, — считает Адасинская. — Грубо говоря: нам не до того. А когда станет до того, скорее всего, у нас будут другое видение и другие цели, нежели, например, сейчас в Европе. Новые технологии и подходы к организации пространств, такие, как современная урбанистика, конечно же, применимы и в России. Но пока они нам как ежу футболка. Тем не менее существуют интересные попытки развивать эти направления в российских условиях, однако это очень долгий путь. Специалистов мало, общество не готово, власть не видит необходимости. Когда-нибудь это придет. Но когда и в каком виде — вопрос открытый».

Ухаживать за цветами можно за небольшие средства или даже силами волонтеров.

По словам Валерия Нефедова, вся система управления городским ландшафтом не подчинена задаче формирования полноценной среды в городе, а ориентируется на ее декорирование, причем в самой абсурдной и затратной модели: «Реализация использования новых технологий в России катастрофически тормозится организаторами благоустройства, для которых главным становится “закатать” городские улицы и площади самым дорогим каменным покрытием и украсить металлическими ограждениями. Тогда и цена выше, и доход больше. Ресурсосбережение в крупных городах России не становится востребованной идеологией, так как видимость обилия средств позволяет тратить деньги на декорации с преобладанием однолетних цветов, а не думать о ландшафтных объектах нового поколения. Для городов пока труднопредставимы даже самые простые водосборные пруды или каналы, играющие важную роль в городских экосистемах зарубежных стран. Применение новых технологий остается проблемным ввиду преобладания у “специалистов-озеленителей” представления, что, высаживая деревья и кустарники даже в большом количестве, они якобы создают ландшафт, при этом не задумываются, какие пространства и для кого они организуют. Технологии устойчивого развития предполагают точное разграничение и адекватное обустройство территорий для различных возрастных групп населения с представлением о степени динамичности или статичности их пребывания в открытых городских пространствах».

И наконец, еще один аспект работы с ландшафтом — необходимость ухода за уже высаженными растениями. «У ландшафтной архитектуры есть одна особенность — она очень быстро приходит в упадок, — говорит Андреева. — Если вы построили хорошее здание, есть вероятность, что оно простоит сто лет без вас. А цветники могут превратиться в бурьян, если за ними не ухаживать. Растения — они же не имущество, за них никто материальную ответственность не несет, в отличие от лавочки, например. Или другой сценарий, тоже вероятный: за цветниками будут ухаживать и “улучшать” уже без ведома автора, и они перестанут быть такими, как их задумали. Сейчас я не очень понимаю, что будет дальше с парками в Москве. Я очень переживаю за мои проекты, потому что это как дети, которых у тебя забрали. При этом ухаживать за цветами можно за небольшие средства или даже силами волонтеров».

Что делать

По убеждению Игоря Сафиуллина, изменить ситуацию может только приоритет экологии во всех сферах жизни: «Я имею в виду не охрану редких животных в далеких регионах, а экологические технологии, к которым относится современное озеленение. Сейчас сложилась парадоксальная ситуация: есть достаточное количество активных горожан, которые желают иметь благоустроенные дворы, то есть, по сути, социальный заказ. Есть команды профессионалов, которые готовы выполнить этот заказ. Но отсутствует система взаимодействия между ними».

Элина Красильникова отмечает важность проведения профессиональных конкурсов на разработку ландшафтных проектов, в результате которых можно получить интересное и уникальное предложение, а также ввода системы государственно-частного партнерства для финансирования ландшафтных объектов, поскольку на бюджетные деньги в регионах создать достойный объект непросто.

Необходимо информировать людей, как они могли бы жить, если бы у них был полноценный городской ландшафт, а не цветочные «дурилки» на главных улицах.

Не последнюю роль играют обучение специалистов и образование как населения, так и чиновников. «Нужна подготовка профессионалов, способных продуманно проектировать среду, — чтобы ландшафтные архитекторы научились проектировать общественные пространства, а архитекторы не рассматривали зеленые насаждения как элемент украшения, — говорит Катя Ларина. — Этому способствует междисциплинарность, когда исходя из определенных проектных задач формируется команда специалистов из различных областей (инженеров, экологов, градостроителей и т.п.) вместо того, чтобы отдавать проект на откуп уровню профессионализма того или иного архитектора».

По словам Валерия Нефедова, важнейшую роль играет широкое общественное обсуждение процесса развития общественных озелененных пространств с учетом пожеланий населения: «Необходимо информировать людей, как они могли бы жить, если бы у них был полноценный городской ландшафт, а не цветочные “дурилки” на главных улицах».

«Есть огромный интерес со стороны горожан к знаниям в области ландшафтного дизайна, — убежден Игорь Сафиуллин. — Проходят многочисленные фестивали, шоу, выставки, лекции. Туда надо затягивать наших ответственных лиц, чтобы они знали о современных возможностях, учились и применяли новые знания в работе. Я сам готов заниматься просвещением на эту тему на безвозмездной основе. Тем более что первая пилотная лекция уже с успехом состоялась по просьбе неравнодушных жителей района Тропарево-Никулино. Только позовите!»

Итак, общественный интерес присутствует, специалистов мало, но они есть, выставки и фестивали в ассортименте, однако результат мы имеем только при наличии Капкова. Не буквально Капкова, конечно, а госзаказа в его лице. Сейчас этот госзаказ отменен, и что ждет московские парки во времена кризиса и сокращения бюджетного финансирования — неясно. Причем это касается не только Парка Горького и «Музеона»: у Департамента культуры города Москвы в ведении 90 парков за пределами Центрального округа. По информации Мосгорпарка, в этом году планируется завершить комплексное благоустройство парка Олимпийской деревни, Аршиновского парка и Сиреневого сада. По новым проектам планируется начать комплексное благоустройство присоединенной части ПКиО «Кузьминки», Красногвардейских прудов, усадьбы Алтуфьево, парка «Химки-2» и Захарковского залива, ландшафтного парка «Митино», а также продолжить локальное благоустройство крупных парков — ЦПКиО им. Горького, «Сокольники», «Фили», Измайловского парка, МПК «Северное Тушино». Планируется также привести в порядок Парк Победы на Поклонной горе — к празднованию 70-летия Победы. Вместе с тем московский Департамент культуры ожидают серьезные перемены: в рамках реорганизации предполагаются слияния и сокращения.

Вообще в российской истории столь внезапный откат в предыдущее состояние — феномен не новый и хорошо описанный. Но в данном случае, похоже, все гораздо прозаичнее, чем качание маятника из «Культуры Два», хотя наверняка и является составной частью этой концепции. Нет бюджета. Где бюджет? Капков на парки растратил!

Подписывайтесь на наши обновления

Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU

Help_leftПонравился материал?Like_materialпомоги сайту!Help_right

Ландшафтная архитектура

Понятие «ландшафтная архитектура» впервые было применено для обозначения этого вида деятельности в США в XIX веке, в период организации на территории этой страны общедоступных национальных ландшафтных парков, сохранявших уникальные памятники природы.

 ландшафтная архитектура

Уникальные работающие часы сделанные из мелких цветов, которую можно увидеть на одном из центральных улиц Лондона

В современной практике ландшафтная архитектура понимается как разработка и создание искусственных композиций, повторяющих или воспроизводящих естественные природные формы. Ландшафтная, или пейзажная архитектура в современной практике проектирования городских и сельских населенных мест приобретает все большую самостоятельность и становится специфической отраслью архитектурного проектирования. Ландшафтная архитектура занимается важной проблемой формирования среды обитания человека в условиях урбанизируемой все более быстрыми темпами государственной территории. Ландшафтная архитектура по сути дела сегодня все больше является основой среды обитания человека, в которую должны «встраиваться» жилые, общественные, производственные здания и сооружения, транспортная и инженерная инфраструктура. К сожалению, в современной практике чаще ландшафтная архитектура вписывается в уже застроенные территории и пытается исправить отрицательные качества урбанизации.

ландшафтная архитектура 

Основным материалом, с которым работает архитектор-ландшафтник, являются естественный рельеф и естественная растительность региона, которые художник дополняет инженерными мероприятиями и архитектурными элементами, а также разрабатывает дендрологические композиции, создавая в целом так называемый урбанизированный пейзаж, улучшенный и исправленный средствами озеленения и инженерного обустройства.

Палитрой архитектора-ландшафтника являются малые архитектурные формы (например, пруд и пленка для гидроизоляции пруда в этом лучший помощник), различные виды и разновидности древесных, кустарниковых пород, трав, цветов, характерные особенности которых (цвет, форма, размеры) используются для достижения большей художественной выразительности композиции.

Средствами формирования ландшафтных архитектурных композиций являются вертикальная планировка территорий, ее инженерное оборудование, устройство пешеходных, транспортных и визуальных коммуникаций, спроектированных с учетом художественной образности проекта.

В решении практических задач архитекторы-ландшафтники опираются на ландшафтоведение, которое является важной научной отраслью, изучающей природные (естественные) и антропогенные (искусственные) ландшафты, их особенности, свойства, способности к эволюционированию, потенциальные возможности развития.

Дендрология как наука также является важным и неотъемлемым резервом знаний, необходимых для решения задач ландшафтного проектирования. Практика показывает, что только знание тонкостей дендрологии помогает архитектору-ландшафтнику разрабатывать оптимальные проекты озеленения с точки зрения их художественных, экологических и экономических качеств.

Знание законов архитектурной и художественной композиции является необходимой базой для эффективной работы архитектора-ландшафтника, так как эстетика и художественный образ создаваемой композиции - в конечном итоге и есть главный результат работы специалиста. Таким образом, видно, что архитектор-ландшафтник, посвящающий себя ландшафтной архитектуре, должен быть готов к обогащению своего опыта знаниями перечисленных выше наук и к проведению многочисленных практических опытов с природным материалом.

Очевидно, что в XXI веке ландшафтная архитектура будет приобретать все большее значение как важнейшее средство формирования качественно новой среды обитания человека. Особое внимание будет уделяться художественному уровню ландшафтной архитектуры. Еще в минувшем, XX веке, профессия «ландшафтный архитектор» (архитектор-пейзажист) была зафиксирована в каталоге Международной организации труда (МОТ) при ООН. Сегодня в вузах России ведется подготовка архитекторов-ландшафтников, но только на уровне специализации в архитектурном образовании, что, естественно, снижает качество подготовки будущих проектировщиков окружающей среды. Между тем в XXI веке профессия «ландшафтный архитектор» будет остро востребованной еще и потому, что на нее возлагается деликатная и тонкая задача сохранения естественных, культурных и исторических ландшафтов на территории Российской Федерации. Причем, эта задача должна будет решаться не только в пределах границ населенных мест, но и в межселенных территориях. Таким образом, современная ландшафтная архитектура с одной стороны представляется особой формой организации общегосударственного пространства, направленной на сохранение и развитие этногенеза и традиционной культуры, сбережение истощающихся запасов природных богатств, а с другой стороны - средством проектирования конкретной среды обитания человека на уровне микрорайона, квартала, населенного пункта.

 ландшафтная архитектура

Очень красивый постриженный зеленный слон сделанный из специальной породы дерева.

Особенность современной ландшафтной архитектуры заключается в том, что главенствующая роль в творческом процессе принадлежит художественному началу, неизменно опирающемуся на инженерные, мелиоративные мероприятия и, конечно же, на дендрологию и законы экологии.

Следует полагать, основываясь на современных тенденциях в развитии архитектурного творчества, что в XXI веке мы станем свидетелями нового этапа в развитии ландшафтной архитектуры, садово-паркового искусства и дизайна окружающей среды, подобно тому, который имел место в XVII-XVIII веках в европейских государствах, а в XVIII-XIX веках в Российской империи. В те исторические периоды основным «заказчиком», а затем владельцем уникальных памятников садово-паркового искусства были царствующие дома.

В современных условиях «заказчиком» и владельцем садово-парковых ансамблей должны стать муниципалитеты, юридические и физические лица. Соответственно, количество произведений архитектурного пейзажа должно значительно возрасти. Изысканный и художественно тонкий архитектурный ландшафт должен стать одним из самых распространенных «предметов потребления». Можно уверенно прогнозировать, что XXI век станет «золотым» веком в развитии садово-паркового искусства в России.


СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ ЛАНДШАФТНОЙ АРХИТЕКТУРНЫ

Развитие науки и технологии в современном мире идет вперед и каждый новый день удивляет нас новинками в различных отраслях: электроники, технологии, машиностроения, искусства, моды и другие. Ландшафтная архитектура или архитектура открытых пространств также развивается и предлагает новые тенденции развития в своей сфере.

Архитектура открытых пространств, является отраслью градостроительства и направленна на создание окружающей среды, соединяющая человека с природой, что предполагает формирование рельефа и создание парков, городской среды и садов, а также смягчение воздействия человека на окружающую среду [2].

Основным направлением в ландшафтной архитектуре, господствующим в наше время и вытекающее из определения архитектуры открытых пространств является его направленность на уединение человека с природой, и создание такой окружающей среды в городской среде, делающим это возможным. Большое внимание уделяется экологии, рекультивации земель, восстановление и преобразование заброшенных территорий, сохранении естественных лесопарковых зон. Основываясь на эти ценности существуют следующие современные тенденции в ландшафтной архитектуре:

  1. Природный урбанизм

Природный урбанизм – гибридный ландшафт, в котором природное и рукотворное сосуществуют для создания нового типа общественного пространства. На основе данного принципа был разработан план ландшафтно-архитектурной концепции парка «Зарядья» в г.Москве. Парк состоит из четырех типичных ландшафтных зон России: тундры, степи, леса и болот. Эти зоны расположены на террасах, спускающихся с северо‐востока на юго‐запад. Природа и архитектура становятся единым целым. Посетители смогут свободно передвигаться везде по уникальной системе мощения. Устойчивые экологические технологии и системы сбора энергии позволят управлять микроклиматом, что даст возможность использовать парк круглогодично, 7 дней в неделю, 24 часа в сутки. Ландшафт покажется знакомым и незнакомым, здесь одновременно будет холодно и жарко, влажно и сухо. Парк в Зарядье станет олицетворением прошлого и будущего.

  1. Невидимая архитектура

Хоть невидимая архитектура и кажется настолько фантастической, что может быть воплощена только в произведениях писателей-фантастов, ландшафтные архитекторы давно пытаются воплотить эту идею в жизнь. Родоначальником использования зеркал при строительстве зданий и сооружений можно считать немецкого скульптора Эккехарда Альтенбургера создавший “Дом зеркал” (House of mirrors) на острове Тирее в Шотландии в 1996 г.

Сегодня в Южной Корее ведется строительство Невидимой Башни Бесконечности (Infinity Tower), в которой эффект невидимости достигается при помощи высокотехнологичной светодиодной фасадной системы, которая использует ряд камер, которые будут посылать изображения реального времени на поверхность здания.

А американская фирма Stpmj создала более простую и дешевую конструкцию для достижения эффекта невидимости. Замысел заключается в закрытии здания специальной полиэфирной пленкой с алюминиевым покрытием, диапазон отражения которой предотвращает столкновение птиц со структурой. Идея состоит в том, чтобы размыть границу восприятия между объектом и обстановкой вокруг него.

3. Озеленение промышленных территорий

Несмотря на ряд мер, применяемых для сокращения вреда, наносимыми промышленными предприятиями окружающей среде, они продолжают являться источником постоянного загрязнения атмосферного воздуха. Проект озеленения санитарно-защитной зоны для промышленного предприятия, ширина которой в зависимости от класса вредности колеблется от 50 до 1000 м, по строительным нормам и правилам является составной частью общей проектной документации на строительство предприятия.

Но наверняка мало кто мог бы подумать о том, что зону промышленного предприятия можно полностью превратить в парк. Лондонское архитектурное бюро AZPA (Alejandro Zaera-Polo Arquitectura) разработало проект “озеленения” электростанции в немецком городе Ведель. Так зону промышленного предприятия они хотят превратить в экологически чистый парк с густым лесом, а электростанцию спрятать за зеленым покровом. Благодаря подобному проекту можно не только создать новый парк, но и вписать станцию в картину города и существенно уменьшить вред, который электростанция наносит окружающей среде.

4. Деревянный небоскреб

Основными преимуществами деревянных конструкций является их экологичность, так как при их производстве нет выброса вредных веществ.

Новая европейская технология клееных деревянных панелей CLT (Cross-Laminated Tiimber) совершает революцию на строительном рынке. Фактически появилась высокотехнологичная и экологически чистая альтернатива железобетонному домостроению. Деревянные конструкции очень легкие и одновременно очень прочные. Эти конструкции более огнестойкие, чем сталь и бетон. Внутри помещения дерево создает оптимальный микроклимат, имеет высокие звукоизоляционные свойства, обеспечивает температурную стабильность и может использоваться без дорогостоящей отделки.

Эти качества были с успехом использованы в коттеджном строительстве, проектах 6, 9 и 10-и этажных зданий, складских, производственных, транспортных объектов, спортивных сооружений в Европе, США и Канаде. Такая технология позволяет быстро возводить надежные, энергоэффективные, экологически чистые дома с идеальным микроклиматом внутри помещений [1].

На основе данной технологии американским архитектором Майклом Чартерсом разработан концептуальный проект Big Wood, отмеченный на конкурсе проектов небоскребов, проведенном журналом eVolo в 2013 году. Это - высотный многофункциональный комплекс из деревянных конструкций высотой 44 этажа в деловом центре Чикаго. Другой проектной организацией Berg C.F. Moller Architects разработан проект строительства 34-х этажного жилого здания в Стокольме. Проектное решение в целом полностью подчинено целям комфорта, энергосбережения и экологической чистоте.

5. Восстановление окружающей среды

Гованус-канал (Gowanus Canal), граничащий с бруклинскими районами Ред-Хук и Парк-Слоуп, признан Агентством окружающей среды (Environmental Protection Agency - EPA) катастрофически загрязнённым объектом. На протяжении 140 лет в канал сливались отходы, благодаря чему он превратился в большую канализационную лужу. Для решения проблемы очистки канала архитекторами компании dlandstudio летом 2013 года был представлен проект получивший название “Губка Парк” (The Sponge Park).

При разработки проекта Губка Парк, помимо основной цели восстановление загрязнённого объекта, были поставлены проблемы отсутствия общего доступа к Гованус-каналу и проблема физического разделения кварталов современной застройкой. В результате решения этих проблем проект Губка Парк представляет собой многофункциональную систему общественного пространства, в которой «планируется использовать систему ландшафтных буферов для восстановления водно-болотных угодий, чтобы замедлить, поглощать и фильтровать загрязненные канализационные стоки прежде, чем они достигнут городских каналов. В процессе, называемой фиторемедиции, специально подобранные растения усваивают вещества и тяжелые металлы, присутствующие в загрязненной воде» [4].

Губка Парк будет представлять собой 11,4 акров, прежде загрязненной городской территории, превращенных в набережную.

Подводя итоги хочется отметить, что нынешние тенденции развития ландшафтной архитектуры носят глубоко экологический характер. Новое поколение ландшафтных архитекторов стремиться устранять последствия наносимые окружающей среде годами, используя накопленные знания и новые технологии, а так же при этом организовывать удобную, безопасную, высокотехнологичную и комфортную окружающую среду для жителей и посетителей данных местностей.

 

Список литературы:

  1. Технология многослойных клееных панелей / Сайт Новая эпоха деревянного строительства [Электронный ресурс] – Режим доступа - URL: http://crosslam.ru/ (дата обращения 24.04.2016)
  2. Sarah Faiks, Jarrett Kest, Amanda Szot, Molly Vendura. Revisiting Riverside: A Frederick Law Olmsted Community [Электронный ресурс] – Режим доступа -URL: http://www.snre.umich.edu/ecomgt/pubs/riverside.htm (дата обращения 24.04.2016)
  3. Katherine Brooks. 14 Architectural Trends That Will Define The Next Decade, 2014 [Электронный ресурс] – Режим доступа - - URL: http://www.archdaily.com/512235/14-architectural-trends-that-will-define-the-next-decade (дата обращения 24.04.2016)
  4. Lisa W.Foderado. A Park to Sop Up Pollutants Before They Flow Into the Gowanus Canal /The New York Times, 2015. – p.A27 [Электронный ресурс] – Режим доступа - URL:http://www.nytimes.com/2015/12/16/nyregion/sponge-park-in-brooklyn-to-treatpolluted-waters-of-gowanus-canal.html?_r=0 (дата обращения 24.04.2016)

Современные сады | Ландшафтная архитектура и зеленое строительство

На сегодняшний момент в мире существует великое множество разнообразных вариантов садов. Это и традиционные сады, чьи истоки уходят в глубокую древность, сады-скульптуры, сады, составляющие неразрывное целое со зданием, а также сады, опирающиеся на принципы современного беспредметного искусства. Чтобы проанализировать появление «АРТ-ландшафтов» к концу XX века, необходимо их изучение в контексте современной архитектуры. Поэтому в этой главе будут рассмотрены некоторые сады, появившиеся в XX веке, а также дана их условная систематизация. Разместить существующие сады в каких-то жестких рамках невозможно — каждый сад, представляющий интерес, является уникальным произведением ландшафтного искусства.

В последние десятилетия возникло стремление проектировать здания и произведения ландшафтной архитектуры, которые бы находились в равновесии с природой и человеком. К концу прошлого века в ряде зарубежных высших школ появилась научная дисциплина, изучающая эти вопросы, как альтернатива стремлению человека «покорить» природу, осуществляемому путем ее разрушения и истощения. Этот предмет — «Sustainable development», т.е. «жизнесохраняющее развитие», включает в себя изучение возможности использования в архитектуре и градостроительстве экологически чистых возобновляемых источников энергии с оптимальным ее использованием, сохранения водных ресурсов, применения строительных материалов повторного использования, улучшения качества среды обитания человека* (Табунщиков Ю.А., Бродач М.М., Шилкин Н.В. Энергоэффективные здания. – М., 2003. – С.5).

В садах, созданных за последнее десятилетие, еще нет комплексного решения этой проблемы, но авторы современных произведений ландшафтной архитектуры стремятся решить хотя бы ее часть. Современные сады можно разделить на нижеследующие группы.

Сад как часть природы той местности, где он проектируется

В этом саду обыгрывается естественная красота участка, его флоры, окружающей местности. Этот тип наиболее близок традиционному саду, отличаясь от него растущими видами: вместо прихотливых, трудоемких в уходе садовых растений в этих садах используется местная флора, что позволяет не только сохранить растительность той местности, в которой находится сад, но и показать ее красоту. Кроме того, снижается потребление энергии и воды, необходимых для ухода за таким садом по сравнению с традиционным. 

Сад как часть инженерных систем

К концу XX века появились принципиально новые здания, способствующие решению многих экологических проблем, и сады становятся в них одним из существенных элементов. Реализация этих проектов связана с защитой окружающей среды, повышением качества среды обитания человека, сохранением природных богатств. Эти энергоэффективные здания* (См. объяснение термина в главе «Сад как часть инженерных систем), хотя и построены в мире в большом количестве, пока еще не стали ведущим течением в архитектуре.

«Зеленая архитектура»

Это синтез сада и здания, представляющий единое целое. Первые образцы таких зданий-садов появились еще в 70-х годах прошлого века. К группе «зеленая архитектура» исследователи* (Например, J. Wines в своей книге «Green Architecture», 2000) добавляют зеленые фасады зданий, сады на крышах — то есть все то, что позволяет внести в городскую среду растительную жизнь.

Иногда сад в городе создается только из искусственных материалов — чаще всего это делается там, где естественные сады не смогли бы существовать или уход за растениями в таких садах был бы очень проблематичным — например, на небольших площадях в центре города, на крышах современных зданий, не выдерживающих дополнительной нагрузки. В застроенной зданиями городской среде они становятся «компенсацией естественного ландшафта».

Остановимся подробнее на каждой группе садов, появившихся в последние десятилетия XX века, так как знание принципов их построения и классификации даст нам необходимый материал для понимания интересующей нас группы «АРТ-ландшафтов» в контексте современного мирового опыта. Современные сады не являются воплощением какого-либо стиля или направления в чистом виде. Не существует больше жестких канонов, по которым создавались китайские сады, французские или английские парки. Как и во всех сферах человеческой жизни, в ландшафтной архитектуре происходит интеграция науки и искусства, новых методов и философии восприятия. Поэтому в «АРТ-ландшафтах» могут появляться признаки, характерные для ранее названных групп садов, несмотря на то, что основная их черта — отражение течений в искусстве XX века.

Источник: Поиск новых форм в ландшафтной архитектуре. Забелина Е.В. 2005

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о