Архитектура 18 19 века в россии: Архитектура 18 века в России

Содержание

Архитектура 18 века в России

18 век в архитектуре и градостроительстве России считается важным и знаковым. Он характеризуется тремя направлениями – барокко, рококо и классицизмом, проявившимися последовательно в течение века. В этот период появляются новее города, создаются объекты, которые в наше время считаются признанными историческими и архитектурными памятниками.

Первая треть 18 века. Барокко

В первой трети столетия все архитектурные преобразования неразрывно связаны с именем Петра Первого. За этот период российские города претерпели значительные изменения и в социально-экономическом плане и в архитектурно-планировочном. Именно в это время развивается промышленность, что приводит к строительству множества промышленных городов и поселков. Политическая обстановка в стране и за ее пределами создала предпосылки к тому, что главенствующие в этот период дворянство и купечество оказываются втянутыми в строительство объектов общественного назначения. Если до этого периода самыми величественными и красивыми создавались в основном церкви и царские резиденции (палаты), то в начале 18 века в городах уделяется большое значение внешнему виду обычных жилых зданий, а также появляющихся театров, набережных, идет массовое строительство ратушей, школ, больниц (так называемых гошпиталей), домов для сирот. С 1710 года в строительстве активно начинают использовать кирпич вместо деревянных построек. Правда, первоначально это нововведение касалось, прежде всего, столиц, тогда как для периферии камень и кирпич надолго еще оставались под запретом.

Петром I создается особая комиссия, которая в будущем станет главным органом государственного проектирования как столицы, так и других городов. Гражданское строительство уже преобладает над церковным. Большое значение придается не только фасадам, но и облику всего города – дома начинают строить фасадами вдоль улиц, производится разуплотнение застройки в противопожарных целях, благоустраиваются улицы, мостятся дороги, решается вопрос с уличным освещением, по обочинам высаживаются деревья. Во всем этом чувствуется зримое влияние запада и твердая рука Петра, своими указами совершившего в те годы практически революцию в градостроительстве. Поэтому не удивительно, что России за короткий срок удается практически догнать Европу, выйдя на достойный уровень по уровню градостроительства и благоустройства городов.


Главным архитектурным событием начала века считается строительство Санкт-Петербурга. Именно с этого города и московской Лефортовской слободы начинаются серьезные преобразования в архитектурном облике прочих городов. Ориентированный на запад Петр Первый приглашает иностранных архитекторов и отправляет российских специалистов на обучение в Европу.
В Россию приезжают Трезини, Леблон, Мичетти, Шедель, Растрелли (отец) и другие именитые архитекторы, которым суждено внести большой вклад в русское зодчество первой четверти 18 века. Что интересно, если в начале своего творческого пути в России они четко следовали своим принципам и западному архитектурному мышлению, то уже через какой-то период времени специалисты-историки отмечают влияние нашей культуры и самобытности, которое прослеживается в их более поздних работах.
В первой трети 18 века преимущественным направлением в архитектуре и строительстве является барокко. Этому направлению свойственно сочетание реальности и иллюзии, пышности и контраста. Строительство Санкт-Петербурга начинается с заложения Петропавловской крепости в 1703 году и Адмиралтейства в 1704 году. Петр поставил серьезные задачи перед архитекторскими кадрами того периода в плане соответствия нового города передовым европейским принципам градостроительства. Благодаря слаженной работе русских архитекторов и их иностранных коллег, северная столица приобрела формально западные черты в слиянии с традиционно русскими. Тот стиль, в котором создавались многочисленные помпезные дворцы, церкви, государственные учреждения, музеи и театры сейчас часто называют русским барокко или барокко Петровской эпохи.


В этот период создаются Петропавловский собор, летний дворец Петра Первого, Кунсткамера, дворец Меньшиикова, здание Двеннадцати коллегий в Санкт-Петербурге. В стиле барокко оформлены, созданные в этот и более поздний период, ансамбли Зимнего дворца, Царского села, Петергофа, Смольного монастыря, дворца Строгановых. В Москве — это церкви Архангела Гавриила и Иоанна Воина на Якиманке, характерными элементами свойственными этому периоду оформлен главный въезд в Арсенальный двор Кремля. Среди важных объектов провинциальных городов стоит отметить Петропавловский собор в Казани.

Середина 18 века. Барокко и рококо

Несмотря на то, что смерть Петра I была большой утратой для государства, она уже не оказала существенного влияния на развитие градостроительства и архитектуры того периода. Русские архитекторы, работающие в Петербурге под началом иностранцев, перенимали их опыт, вернулись на родину и те, кто был отправлен на обучение за границу. Страна на тот момент обладала сильными кадрами. Ведущими русскими архитекторами того периода являлись Еропкин, Усов, Коробов, Земцов, Мичурин, Бланк и другие.
Стиль характерный этому периоду называется рококо и является сочетанием барокко и зарождающегося классицизма. В нем проявляется галантность, уверенность. Рококо больше характерен для интерьерных решений того времени. В строительстве зданий еще отмечается пышность и помпезность барокко, а также начинают проявляться строгие и простые черты классицизма.
Этот период, совпавший с правлением дочери Петра – Елизаветы, отмечен творчеством Растрелли–сына. Воспитанный на русской культуре, в своих работах он демонстрировал не только блеск и роскошь дворцовой архитектуры, но и понимание русского характера, русской натуры. Его проекты вместе с творчеством современников Квасова, Чевакинского, Ухтомского органично вписались в историю русского зодчества 18 века. С легкой руки Растрелли купольные композиции стали появляться не только в столице, но и в других российских городах, постепенно заменив собой шпилеобразные. Парадность и размах его дворцовых ансамблей не знает аналогов в русской истории. Но при всем признании и роскоши искусство Растрелли и его современников продержалось не долго, и на смену ему во второй половине 18 века приходит волна классицизма. В этот период создаются самые масштабные проекты — новый генеральный план Петербурга и проект перепланировки Москвы.

Конец 18 века. Классицизм

В русской архитектуре в последнюю треть 18 века начинают проявляться черты нового направления, которое впоследствии назвали русским классицизмом. К концу века классицизм прочно закрепляется как основное направление искусства и архитектуры. Этому течению характерны строгость античных форм, простота и рациональность конструкций. В отличие от строений в стиле барокко, заполнивших собой Петербург и его окрестности, классицизм наиболее проявил себя в московских постройках того времени. Среди многих, стоит отметить дом Пашкова, здание Сената, Царицынский комплекс, дом Голицына, дворец Разумовских, которые считаются наиболее яркими примерами проявления классицизма в архитектуре. В Петербурге в это время возводились Таврический дворец, Александро-Невская лавра, Мраморный дворец, Эрмитаж, Эрмитажный театр, Академия наук. Выдающимися архитекторами того времени по праву считают Казакова, Баженова, Ухтомского и многих других.
На период 18 века относятся и изменения, коснувшиеся множества провинциальных городов того времени, – Ярославля, Костромы, Нижнего Новгорода, Архангельска, Одоева Богородицка, Ораниенбаума, ныне Ломоносова, Царского села, ныне Пушкина и так далее. С 18 века берут свое начало Петрозаводск, Таганрог, Екатеринбург и многие другие города, ставшие в тот период и впоследствии важными промышленными и экономическими центрами российского государства.

Архитектура России 18 века | История архитектуры

Глава «Искусство России. Архитектура». Раздел «Искусство 18 века». Всеобщая история искусств. Том IV. Искусство 17-18 веков. Автор: И.М. Шмидт; под общей редакцией Ю.Д. Колпинского и Е.И. Ротенберга (Москва, Государственное издательство «Искусство», 1963)


Восемнадцатый век — время замечательного расцвета русского зодчества. Продолжая; с одной стороны, свои национальные традиции, русские мастера в этот период стали активно осваивать опыт современной им западноевропейской архитектуры, перерабатывая ее принципы применительно к конкретно-историческим потребностям и условиям своей страны. Они во многом обогатили мировую архитектуру, внеся в ее развитие неповторимые черты.

Для русского зодчества 18 в. характерно решительное преобладание светской архитектуры над религиозной, широта градостроительных планов и решений. Воздвигалась новая столица — Петербург, по мере укрепления государства расширялись и перестраивались старые города.

Указы Петра I содержали конкретные распоряжения, касающиеся архитектуры и строительного дела. Так, специальным его приказом предписывалось выводить фасады вновь строящихся зданий на красную линию улиц, в то время как в древнерусских городах дома часто располагались в глубине дворов, за различными хозяйственными постройками.

По ряду своих стилевых особенностей русская архитектура первой половины 18 в. несомненно может быть сравнима с господствующим в Европе стилем барокко.

Тем не менее прямую аналогию здесь проводить нельзя. Русское зодчество — особенно петровского времени — обладало значительно большей простотой форм, чем было свойственно стилю позднего барокко на Западе. По своему идейному содержанию оно утверждало патриотические идеи величия русского государства.

Одно из примечательнейших сооружений начала 18 в.— здание Арсенала в Московском Кремле (1702—1736; архитекторы Дмитрий Иванов, Михаил Чоглоков и Кристоф Конрад). Большая протяженность здания, спокойная гладь стен с редко расставленными окнами и торжественно-монументальное оформление главных ворот явно свидетельствуют о новом направлении в архитектуре. Совершенно уникально решение небольших спаренных окон Арсенала, имеющих полуциркульное завершение и огромные наружные откосы наподобие глубоких ниш.

Новые веяния проникали и в культовую архитектуру. Ярким примером тому является церковь архангела Гавриила, более известная под названием Меншиковой башни. Она была построена в 1704—1707 гг. в Москве, на территории усадьбы А. Д. Меншикова у Чистых прудов, архитектором Иваном Петровичем Зарудным (умер в 1727 г.). До пожара 1723 г. (возникшего в результате удара молнии) Меншикова башня — как и построенная вскоре колокольня Петропавловского собора в Петербурге — была увенчана высоким деревянным шпилем, на конце которого находилась золоченая медная фигура архангела. По высоте эта церковь превосходила колокольню Ивана Великого в Кремле (Существующая ныне своеобразной формы легкая, удлиненная глава этой церкви была сделана уже в начале 19 в. Восстановление церкви относится к 1780 году.).

Меншикова башня представляет собой характерную для русского церковного зодчества конца 17 в. композицию из нескольких ярусов — «восьмериков» на «четверике». В то же время по сравнению с 17 в. здесь ясно намечаются новые тенденции и используются новые архитектурные приемы. Особенно смелым и новаторским было использование в церковном сооружении высокого шпиля, столь успешно применявшегося затем петербургскими архитекторами. Характерно обращение Зарудного к классическим приемам ордерной системы. В частности, с большим художественным тактом введены необычные для древнерусского зодчества колонны с коринфскими капителями. И уже совсем смело — мощные волюты, фланкирующие главный вход в храм и придающие ему особенную монументальность, своеобразие и торжественность. 

Зарудным были созданы также деревянные триумфальные ворота в Москве — в честь Полтавской победы (1709) и заключения Ништадтского мира (1721). Начиная с петровского времени воздвижение триумфальных арок стало нередким явлением в истории русской архитектуры. Как деревянные, так и постоянные (каменные) триумфальные ворота обычно богато украшались скульптурой. Эти сооружения были памятниками воинской славы русского народа и во многом способствовали декоративному оформлению города.

С наибольшей наглядностью и полнотой новые качества русского зодчества 18 в. проявлялись в архитектуре Петербурга. Новая русская столица была заложена в 1703 г. и строилась необычайно быстро.

С архитектурной точки зрения Петербург представляет особый интерес. Это единственный столичный город Европы, который целиком возник в 18 веке. В облике его нашли яркое отражение не только своеобразные направления, стили и индивидуальные дарования архитекторов 18 столетия, но и прогрессивные принципы градостроительного мастерства того времени, в частности планировки. Помимо блестяще решенной «трехлучевой» планировки центра Петербурга высокое градостроительное искусство проявилось в создании законченных ансамблей, в великолепной застройке набережных. Нерасторжимое архитектурно-художественное единство города и его водных артерий с самого начала представляло собой одно из важнейших достоинств и своеобразнейшую красоту Петербурга. Сложение архитектурного облика Петербурга первой половины 18 в. связано в основном с деятельностью архитекторов Д. Трезини, М. Земцова, И. Коробова и П. Еропкина.

Доменико Трезини (ок. 1670—1734) был одним из тех архитекторов-иностранцев, которые, приехав в Россию по приглашению Петра I, оставались здесь на долгие годы, а то и до конца своей жизни. Имя Трезини связано со многими сооружениями раннего Петербурга; ему принадлежат «образцовые», то есть типовые проекты жилых домов, дворцов, храмов, различных гражданских сооружений.

Трезини работал не один. Вместе с ним трудилась группа русских архитекторов, роль которых в создании ряда сооружений была чрезвычайно ответственна. Лучшим и наиболее значительным творением Трезини является знаменитый Петропавловский собор, построенный в 1712—1733 гг. В основу сооружения положен план трехнефной базилики. Самая примечательная часть собора — его устремленная вверх колокольня. Так же как Меншикова башня Зарудного в своем первоначальном виде, колокольня Петропавловского собора увенчана высоким шпилем, завершенным фигурой ангела. Горделивый, легкий взлет шпиля подготовлен всеми пропорциями и архитектурными формами колокольни; продуман постепенный переход от собственно колокольни к «игле» собора. Колокольня Петропавловского собора была задумана и осуществлена как архитектурная доминанта в ансамбле строящегося Петербурга, как олицетворение величия русского государства, утвердившего на берегах Финского залива свою новую столицу.

В 1722—1733 гг. создается другое широко известное сооружение Трезини — здание Двенадцати коллегий. Сильно вытянутое в длину, здание имеет двенадцать секций, каждая из которых оформлена как относительно небольшой, но самостоятельный дом со своим перекрытием, фронтоном и входом. Излюбленные Трезини строгие пилястры в данном случае используются для объединения двух верхних этажей здания и подчеркивают мерный, спокойный ритм членений фасада Горделивый, стремительный взлет колокольни собора Петропавловской крепости и спокойная протяженность здания Двенадцати коллегий — эти прекрасные архитектурные контрасты осуществлены Трезини с безупречным тактом выдающегося мастера.

Большинству произведений Трезини свойственны сдержанность и даже строгость в архитектурном решении зданий. Это особенно заметно рядом с декоративной пышностью и богатым оформлением сооружений середины 18 столетия.

Многообразной была деятельность Михаила Григорьевича Земцова (1686—1743), работавшего вначале у Трезини и своим дарованием обратившего на себя внимание Петра I. Земцов участвовал, как видно, во всех крупных работах Трезини. Он завершил постройку здания Кунсткамеры, начатой архитекторами Георгом Иоганном Маттарнови и Гаэтано Кьявери, построил церкви Симеона и Анны, Исаакия Далматского и ряд других сооружений Петербурга.

Петр I придавал большое значение регулярной застройке города. Для разработки генерального плана Петербурга был приглашен в Россию известный французский архитектор Жан Батист Леблон. Однако составленный Леблоном генеральный план Петербурга имел ряд очень существенных недостатков. Архитектор не учитывал естественного развития города, и его план в значительной мере страдал абстрактностью. Проект Леблона был лишь частично осуществлен в планировке улиц Васильевского острова. Русские архитекторы внесли много существенных коррективов в его планировку Петербурга.

Видным градостроителем начала 18 века был архитектор Петр Михайлович Еропкин (ок. 1698—1740), давший замечательное решение трехлучевой планировки Адмиралтейской части Петербурга (включая Невский проспект). Проводя большую работу в образованной в 1737 г. «Комиссии о санкт-петербургском строении», Еропкин ведал застройкой и других районов города. Его деятельность оборвалась самым трагическим образом. Архитектор был связан с группой Волынского, выступавшей против Бирона. В числе других видных членов этой группы Еропкин был арестован и в 1740 г. предан казни.

Еропкин известен не только как архитектор-практик, но и как теоретик. Им были переведены на русский язык труды Палладио, а также начата работа над научным трактатом «Должность архитектурной экспедиции». Последняя работа, касающаяся основных вопросов русского зодчества, не была им закончена; после его казни этот труд завершили Земцов и И. К. Коробов (1700—1747) — создатель первого каменного здания Адмиралтейства. Увенчанная высоким тонким шпилем, перекликающимся со шпилем Петропавловского собора, башня Адмиралтейства построенная Коробовым в 1732—1738 гг., стала одним из важнейших архитектурных ориентиров Петербурга.

Определение архитектурного стиля первой половины 18 в. вызывает обычно немало споров среди исследователей русского искусства. И действительно, стиль первых десятилетии 18 в. складывался сложно и зачастую очень противоречиво. В его формировании участвовал в несколько видоизмененном и более сдержанном по форме виде стиль западноевропейского барокко; сказывалось и воздействие голландской архитектуры. В той или другой степени давало себя знать и воздействие традиций древнерусской архитектуры. Отличительной чертой многих первых построек Петербурга была суровая утилитарность и простота архитектурных форм. Неповторимое своеобразие русского зодчества первых десятилетий 18 в. заключается, однако, не в сложном и подчас противоречивом переплетении архитектурных стилей, а прежде всего в градостроительном размахе, в жизнеутверждающей мощи и в величии сооружений, воздвигаемых в этот важнейший для русской нации период.

После смерти Петра I (1725) предпринятое по его указаниям широкое гражданское и промышленное строительство отходит на второй план. Начинается новый период в развитии русской архитектуры. Лучшие силы архитекторов направлялись теперь на дворцовое строительство, принявшее необыкновенный размах. Примерно с 1740-х гг. утверждается отчетливо выраженный стиль русского барокко.

В середине 18 столетия разворачивается широкая деятельность Варфоломея Варфоломеевича Растрелли (1700—1771), сына известного скульптора К.-Б. Растрелли. Творчество Растрелли-сына целиком принадлежит русскому искусству. Его творчество отразило возросшую мощь Российской империи, богатство высших придворных кругов, которые были основными заказчиками великолепных дворцов, созданных Растрелли и возглавляемым им коллективом.

Большое значение имела деятельность Растрелли по перестройке дворцово-паркового ансамбля Петергофа. Место для дворца и обширного садово-паркового ансамбля, получившего впоследствии название Петергоф (ныне Петродворец), было намечено в 1704 г. самим Петром I. В 1714—1717 гг. строились Монплезир и каменный Петергофский дворец по проектам Андреаса Шлютера. В дальнейшем в работу включается несколько архитекторов, в том числе Жан Батист Леблон — основной автор планировки парка и фонтанов Петергофа и И. Браунштейн — строитель павильонов «Марли» и «Эрмитаж».

Ансамбль Петергофа с самого начала был задуман как один из крупнейших в мире ансамблей садово-парковых сооружений, скульптуры и фонтанов, соперничающий с Версалем. Великолепный по своей цельности замысел объединил в одно неразрывное целое Большой каскад и обрамляющие его грандиозные лестничные спуски с Большим гротом в центре и возвышающимся над всем дворцом.

Не касаясь в данном случае сложного вопроса авторства и истории строительства, которое проводилось после скоропостижной смерти Леблона, следует отметить установку в 1735 г. центральной по композиционной роли и по идейному замыслу скульптурной группы «Самсон, разрывающий пасть льву» (авторство точно не установлено), чем завершился первый этап создания крупнейшего из регулярных парковых ансамблей 18 века.

В 1740-х гг. начался второй этап строительства в Петергофе, когда была предпринята грандиозная перестройка Большого Петергофского дворца архитектором Растрелли. Сохранив некоторую сдержанность решения старого Петергофского дворца, характерную для стиля петровского времени, Растрелли все же значительно усилил его декоративное оформление в стиле барокко. Особенно сильно Это проявилось в оформлении заново пристроенных к дворцу левого крыла с церковью и правого (так называемого Корпуса под гербом). Заключительный из основных этапов строительства Петергофа относится уже к концу 18 — самому началу 19 в., когда к делу были привлечены архитектор А. Н. Воронихин и целая плеяда выдающихся мастеров .русской скульптуры, включая Козловского, Мартоса, Шубина, Щедрина, Прокофьева.

В целом первые проекты Растрелли, относящиеся к 1730-м гг., в значительной мере еще близки к стилю петровского времени и не поражают той роскошью

и помпезностью, которые проявляются в его наиболее прославленных творениях — Большом (Екатерининском) дворце в Царском Селе (ныне г. Пушкин), Зимнем дворце и Смольном монастыре в Петербурге.

Приступив к созданию Екатерининского дворца (1752—1756), Растрелли не возводил его целиком заново. В композицию своего грандиозного здания он умело включил уже имевшиеся дворцовые сооружения архитекторов Квасова и Чевакинского. Эти сравнительно небольшие корпуса, сообщающиеся между собой одноэтажными галереями, Растрелли объединил в одно величественное здание нового дворца, фасад которого в длину достигал трехсот метров. Низкие одноэтажные галереи были надстроены и тем самым подняты до общей высоты горизонтальных членений дворца, старые боковые корпуса включались в новое здание как выступающие ризалиты.

Как внутри, так и снаружи Екатерининский дворец Растрелли отличался исключительным богатством декоративного оформления, неистощимой выдумкой и разнообразием мотивов. Крыша дворца была позолочена, над балюстрадой, опоясывающей ее, возвышались скульптурные (тоже золоченые) фигуры и декоративные композиции. Фасад был украшен могучими фигурами атлантов и затейливой лепниной, изображающей гирлянды цветов. Белый цвет колонн отчетливо выделялся на фоне голубой окраски стен здания.

Внутреннее пространство Царскосельского дворца решено Растрелли по продольной оси. Предназначенные для парадных приемов многочисленные залы дворца образовывали торжественную красивую анфиладу. Основное цветовое сочетание внутренней отделки — золото и белый цвет. Обильная золотая резьба, изображения резвящихся амуров, изысканные формы картушей и волют — все это отражалось в зеркалах, а по вечерам, особенно в дни торжественных приемов и церемоний, было ярко освещено бесчисленным количеством свечей (Этот редкий по красоте дворец был варварски разграблен и подожжен немецко-фашистскими войсками во время Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Усилиями мастеров советского искусства Большой Царскосельский дворец ныне, насколько возможно, восстановлен.).

В 1754—1762 гг. Растрелли строит другое крупное сооружение — Зимний дворец в Петербурге, ставший основой будущего ансамбля Дворцовой площади.

В отличие от сильно вытянутого в длину Царскосельского дворца Зимний дворец решен в плане огромного замкнутого прямоугольника. Главный вход во дворец находился в то время в просторном внутреннем парадном дворе.

Учитывая местоположение Зимнего дворца, Растрелли различно решил фасады здания. Так, фасад, выходящий на юг, на образовавшуюся впоследствии Дворцовую площадь, решен с сильной пластической акцентировкой центральной части (где находится парадный въезд во двор). Наоборот, фасад Зимнего дворца, обращенный к Неве, выдержан в более спокойном ритме объемов и колоннады, благодаря чему лучше воспринимается протяженность здания.

Деятельность Растрелли в основном была направлена на создание дворцовых сооружений. Но и в церковном зодчестве он оставил чрезвычайно ценное произведение — проект ансамбля Смольного монастыря в Петербурге. Строительство Смольного монастыря, начатое в 1748 г., растянулось на многие десятилетия и завершилось архитектором В. П. Стасовым в первой трети 19 в. К тому же такая важная часть всего ансамбля, как девятиярусная колокольня собора, так и не была осуществлена. В композиции пятиглавого собора и целом ряде общих принципов решения ансамбля монастыря Растрелли непосредственно исходил из традиций древнерусского зодчества. В то же время мы видим здесь и характерные черты архитектуры середины 18 в.: пышность архитектурных форм, неистощимое богатство декора.

В числе выдающихся творений Растрелли — замечательный Строгановский дворец в Петербурге (1750—1754), Андреевский собор в Киеве, перестроенный по его проекту Воскресенский собор Новоиерусалимского монастыря близ Москвы, не сохранившийся до нашего времени деревянный двухэтажный Анненгофский дворец в Москве и другие.

Если деятельность Растрелли протекала в основном в Петербурге, то другой выдающийся русский зодчий, ученик Коробова Дмитрий Васильевич Ухтомский (1719—1775), жил и работал в Москве. С его именем связаны два замечательных памятника русской архитектуры середины 18 в.: колокольня Троице-Сергиевой лавры (1740—1770) и каменные Красные ворота в Москве (1753—1757).

По характеру своего творчества Ухтомский довольно близок Растрелли. И колокольня лавры и триумфальные ворота богаты по внешнему оформлению, монументальны и праздничны. Ценное качество Ухтомского — стремление к разработке ансамблевых решений. И хотя наиболее значительные замыслы его осуществлены не были (проект ансамбля Инвалидного и Госпитального домов в Москве), прогрессивные тенденции в творчестве Ухтомского были подхвачены и развиты его великими учениками — Баженовым и Казаковым.

Заметное место в архитектуре этого периода заняло творчество Саввы Ивановича Чевакинского (1713—1774/80). Ученик и преемник Коробова, Чевакинский участвовал в разработке и осуществлении целого ряда архитектурных проектов в Петербурге и Царском Селе. Дарование Чевакинского особенно полно проявилось в созданном им Никольском военно-морском соборе (Петербург, 1753 — 1762). Замечательно решена стройная четырехъярусная колокольня собора, чарующая своей праздничной нарядностью и безупречными пропорциями.

Вторая половина 18 в. знаменует новый этап в истории архитектуры. Так же как и другие виды искусства, русское зодчество свидетельствует об укреплении русского государства и росте культуры, отражает новое, более возвышенное представление о человеке. Идеи гражданственности, провозглашенные просветителями, представления об идеальном, построенном на разумных началах дворянском государстве находят своеобразное выражение в эстетике классицизма 18 в., сказываются во все более ясных, классически сдержанных формах архитектуры.

Начиная с 18 в. и вплоть до середины 19 столетия русская архитектура занимает одно из ведущих мест в мировом зодчестве. Москва, Петербург и целый ряд других городов России .обогащаются в это время первоклассными ансамблями.

Становление раннего русского классицизма в архитектуре неразрывно связано с именами А. Ф. Кокоринова, Валлена Деламота, А. Ринальди, Ю. М. Фельтена.

Александр Филиппович Кокоринов (1726—1772) был в числе непосредственных помощников одного из виднейших русских архитекторов середины 18 в. Ухтомского. Как показывают новейшие исследования, молодой Кокоринов построил прославленный современниками дворцовый ансамбль в Петровском-Разумовском (1752—1753), который до наших дней дошел измененным и перестроенным. С точки Зрения архитектурного стиля этот ансамбль был несомненно близок пышным дворцовым сооружениям середины 18 в., возводимым Растрелли и Ухтомским. Новым, предвещающим стиль русского классицизма было, в частности, применение сурового дорического ордера в оформлении въездных ворот дворца Разумовского.

Примерно с 1760 г. началась многолетняя совместная работа Кокоринова с приехавшим в Россию Валленом Деламотом (1729—1800). Родом из Франции, Деламот происходил из семьи известных архитекторов Блонделей. С именем Валлена Деламота связаны такие значительные сооружения Петербурга, как Большой гостиный двор (1761—1785), план которого был разработан еще Растрелли, и Малый Эрмитаж (1764—1767). Тонкой гармонии архитектурных форм, торжественно-величавой простоты исполнено сооружение Деламота, известное под названием Новая Голландия — здание адмиралтейских складов, где особенное внимание привлекает перекинутая через канал арка из простого темно-красного кирпича с декоративным применением белого камня.

Валлен Деламот участвовал в создании одного из своеобразнейших сооружений 18 в. — Академии художеств в Петербурге (1764—1788). Строгое, монументальное здание Академии, выстроенное на Васильевском острове, приобрело важное значение в городском ансамбле. Величаво и спокойно решен главный фасад, выходящий на Неву. Общий замысел этой постройки свидетельствует о преобладании стиля раннего классицизма над элементами барокко.

Всего более разителен план этого сооружения, который в основном, видимо, был разработан Кокориновым. За внешне спокойными фасадами здания, занимающего целый городской квартал, скрывается сложнейшая внутренняя система учебных, жилых и подсобных помещений, лестниц и коридоров, дворов и переходов. Особенно примечательна планировка внутренних дворов Академии, включавшая один огромный круглый двор в центре и четыре дворика меньших размеров, имеющих в плане форму прямоугольника, в каждом из которых закруглены два угла.

Близким искусству раннего классицизма сооружением является Мраморный дворец (1768-1785). Автором его был приглашенный в Россию янский архитектор Антонио Ринальди (ок. 1710—1794). В более ранних сооружениях Ринальди ясно проявлялись особенности позднего барокко и стиля рококо (последний особенно ощутим в утонченной отделке апартаментов Китайского дворца в Ораниенбауме).

Наряду с крупными дворцово-парковыми ансамблями в России получает все более широкое развитие усадебная архитектура. Особенно оживленное строительство усадеб развернулось во второй половине 18 в., когда был издан указ Петра III об освобождении дворян от обязательной государственной службы. Разъехавшиеся по своим родовым и вновь полученным поместьям русские дворяне начали усиленно строиться и благоустраиваться, приглашая для этого виднейших зодчих, а также широко используя труд талантливых крепостных архитекторов. Наибольшего расцвета усадебное строительство достигает в конце 18 — начале 19 века.

Мастером раннего классицизма был Юрий Матвеевич Фельтен (1730—1801), один из создателей замечательных набережных Невы, связанных с осуществлением градостроительных работ 1760—1770-х гг. С ансамблем набережных Невы тесно связано и сооружение поражающей благородством своих форм решетки Летнего сада, в проектировке которой участвовал Фельтен. Из сооружений Фельтена следует упомянуть здание Старого Эрмитажа.

Во второй половине 18 в. жил и работал один из величайших русских зодчих — Василий Иванович Баженов (1738—1799). Баженов родился в семье дьячка под Москвой, близ Малоярославца. В пятнадцать лет Баженов состоял в артели живописцев на строительстве одного из дворцов, где на него обратил внимание архитектор Ухтомский, принявший одаренного юношу в свою «архитектурную команду». После организации в Петербурге Академии художеств Баженов был направлен туда из Москвы, где он учился в гимназии при Московском университете. В 1760 г. Баженов едет в качестве пенсионера Академии за границу, во Францию и Италию. Выдающееся природное дарование молодого архитектора уже в те годы получает высокое признание, Двадцативосьмилетний Баженов приезжает из-за границы со званием профессора Римской Академии и званием академика Флорентийской и Болонской Академий.

Исключительное дарование Баженова как архитектора, его большой творческий размах с особенной наглядностью проявились в проекте Кремлевского дворца в Москве, над которым он начал работать с 1767 г., фактически задумав создание нового кремлевского ансамбля. 

По проекту Баженова Кремль должен был стать в полном смысле слова новым центром древней русской столицы, причем самым непосредственным образом связанным с городом. В расчете на этот проект Баженов даже предполагал срыть часть кремлевской стены со стороны Москвы-реки и Красной площади. Тем самым вновь созданный ансамбль нескольких площадей в Кремле и в первую очередь новый Кремлевский дворец оказались бы уже ничем не отделенными от города.

Фасад Кремлевского дворца Баженова должен был быть обращен к Москве-реке, к которой сверху, с кремлевского холма вели торжественные лестничные спуски, оформленные монументально-декоративной скульптурой.

Здание дворца проектировалось четырехэтажным, причем два первых этажа имели служебное назначение, а в третьем и четвертом располагались собственно дворцовые апартаменты с большими двухсветными залами.

В архитектурном решении Кремлевского дворца, новых площадей, а также наиболее значительных внутренних помещений исключительно большая роль отводилась колоннадам (по преимуществу ионического и коринфского ордеров). В частности, целый строй колоннад окружал главную из запроектированных Баженовым площадей в Кремле. Эту площадь, имевшую овальную форму, архитектор предполагал окружить зданиями с сильно выступающими цокольными частями, образующими как бы ступенчатые трибуны для размещения народа.

Начались широкие подготовительные работы; в специально выстроенном доме была сделана замечательная (сохранившаяся доныне) модель будущего сооружения; тщательно разрабатывались и проектировались Баженовым внутренняя отделка и оформление дворца…

Ничего не подозревавшего зодчего ждал жестокий удар: как выяснилось впоследствии, Екатерина II не собиралась доводить это грандиозное строительство до конца, оно было затеяно ею в основном с целью продемонстрировать могущество и богатство государства в период русско-турецкой войны. Уже в 1775 г. строительство полностью прекратилось.

В последующие годы наиболее крупной работой Баженова становится проектирование и постройка ансамбля в Царицыне под Москвой, предполагавшегося быть летней резиденцией Екатерины II. Ансамбль в Царицыне представляет собой загородную усадьбу с асимметричным расположением построек, исполненных в самобытном стиле, называемом иногда «русской готикой», но в известной мере основанном на использовании мотивов русской архитектуры 17 века.

Именно в традициях древнерусской архитектуры даются Баженовым сочетания красных кирпичных стен царицынских построек с деталями из белого камня.

Сохранившиеся баженовские постройки в Царицыне — Оперный дом, Фигурные ворота, мост через дорогу — дают лишь частичное представление об общем замысле. Проект Баженова не только не был осуществлен, но даже уже почти законченный им дворец был отвергнут приехавшей императрицей и по ее приказу сломан.

Дань зарождающимся предромантическим тенденциям Баженов отдал в проекте Михайловского (Инженерного) замка, который с некоторыми изменениями был осуществлен архитектором В. Ф. Бренной. Построенный по распоряжению Павла I в Петербурге, Михайловский замок (1797—1800) представлял в то время сооружение, окруженное, как крепость, рвами; через них были перекинуты подъемные мосты. Своеобразно сочетались здесь тектоническая ясность общего архитектурного замысла и вместе с тем сложность планировки.

В большинстве своих проектов и сооружений Баженов выступал как крупнейший мастер раннего русского классицизма. Замечательным творением Баженова является дом Пашкова в Москве (ныне старое здание Государственной библиотеки им. В. И. Ленина). Это здание было построено в 1784—1787 годах. Сооружение дворцового типа, дом Пашкова (названный так по фамилии первого владельца) оказался решенным настолько совершенно, что и с точки зрения городского ансамбля и по своим высоким художественным достоинствам занял одно из первых мест среди памятников русской архитектуры.

Главный вход в здание был устроен со стороны парадного двора, где находилось несколько служебных построек дворца-усадьбы. Расположенный на холме, поднимающемся от Моховой улицы, дом Пашкова обращен своим главным фасадом в сторону Кремля. Основной архитектурный массив дворца составляет его центральный трехэтажный корпус, увенчанный легким бельведером. По обеим сторонам здания расположены два боковых двухэтажных корпуса. Центральный корпус дома Пашкова украшен колоннадой коринфского ордера, объединяющей второй и третий этажи. Боковые павильоны имеют гладкие колонны ионического ордера. Тонкая продуманность общей композиции и всех деталей сообщает этому сооружению необыкновенную легкость и вместе с тем значительность, монументальность. Подлинная гармония целого, изящество проработки деталей красноречиво свидетельствуют о гениальности его создателя.

Другим великим русским архитектором, работавшим одно время вместе с Баженовым, был Матвей Федорович Казаков (1738—1812). Уроженец Москвы, Казаков еще более тесно, чем Баженов, связал свою творческую деятельность с московским зодчеством. Попав тринадцати лет в школу Ухтомского, Казаков на практике постиг искусство архитектуры. Он не был ни в Академии художеств, ни за границей. С первой половины 1760-х гг. молодой Казаков уже работал в Твери, где по его проекту построен ряд зданий как жилого, так и общественного назначения.

В 1767 г. Казаков был приглашен Баженовым в качестве своего непосредственного помощника для проектирования ансамбля нового Кремлевского дворца.

Одно из самых ранних и вместе с тем наиболее значительных и известных сооружений Казакова — здание Сената в Москве (1776—1787). Здание Сената (в настоящее время здесь помещается Верховный Совет СССР) расположено внутри Кремля неподалеку от Арсенала. Треугольное в плане (с внутренними дворами), оно одним из фасадов обращено к Красной площади. Центральный композиционный узел здания — зал Сената, имеющий огромное по тому времени купольное перекрытие, диаметр которого достигает почти 25 м. Сравнительно скромное оформление здания снаружи контрастно сопоставлено с великолепным решением круглого парадного зала, имеющего три яруса окон, колоннаду коринфского ордера, кессонированный купол и богатую лепнину.

Следующее широко известное творение Казакова — здание Московского университета (1786—1793). На этот раз Казаков обратился к распространенному плану городской усадьбы в виде буквы П. В центре здания помещен актовый зал в форме полуротонды с купольным перекрытием. Первоначальный вид университета, построенного Казаковым, существенно разнится с тем наружным оформлением, которое придал ему Д. И. Жилярди, восстанавливавший университет после пожара Москвы 1812 года. Дорическая колоннада, рельефы и фронтон над портиком, эдикулы на торцах боковых крыльев и т. д.— всего этого не было в здании Казакова. Оно выглядело более высоким и не столь развернутым по фасаду. Главный фасад университета в 18 в. имел более стройную и легкую колоннаду портика (ионического ордера), стены здания расчленялись лопатками и филенками, торцы боковых крыльев здания имели ионические портики с четырьмя пилястрами и фронтоном.

Так же как и Баженов, Казаков иногда обращался в своем творчестве к традициям архитектуры Древней Руси, например в Петровском дворце, построенном в 1775—1782 гг. Кувшинообразные колонны, арки, оформление окон, висячие гирьки и т. п. вместе с красными кирпичными стенами и украшениями из белого камня явно перекликались с допетровской архитектурой.

Однако большинство церковных сооружений Казакова — церковь Филиппа Митрополита, церковь Вознесения на Гороховской улице (ныне ул. Казакова) в Москве, церковь-мавзолей Барышникова (в селе Николо-Погорелом, Смоленской области) — решены не столько в плане древнерусских храмов, сколько в духе классически торжественных светских сооружений — ротонд. Особое место среди церковных построек Казакова занимает своеобразная по своему плану церковь Косьмы и Дамиана в Москве.

В произведениях Казакова большую роль играет скульптурное убранство. Разнообразные лепные украшения, тематические барельефы, круглые статуи и т. д. во многом способствовали высокой степени художественного оформления зданий, их праздничной торжественности и монументальности. Интерес к синтезу архитектуры и скульптуры проявился в последнем значительном сооружении Казакова — здании Голицынской больницы (ныне 1-я Градская больница) в Москве, постройка которой относится к 1796—1801 гг. Здесь Казаков уже близок к архитектурным принципам классицизма первой трети 19 в., о чем свидетельствуют спокойные глади стенных плоскостей, вытянутая вдоль улицы композиция здания и его флигелей, строгость и сдержанность общего архитектурного замысла.

Большой вклад внес Казаков в развитие усадебной архитектуры и архитектуры городского жилого особняка. Таковы отличающиеся ясной простотой композиции дом в Петровском-Алабине (закончен в 1785 г.) и прекрасный дом Губина в Москве (1790-е гг.).

Одним из наиболее одаренных и прославленных мастеров архитектуры второй половины 18 столетия был Иван Егорович Старой (1745—1808), имя которого связано со многими постройками Петербурга и провинции. Крупнейшим произведением Старова, если говорить о дошедших до нас сооружениях мастера, является Таврический дворец, выстроенный в 1783—1789 гг. в Петербурге.

Еще современники Старова высоко ценили этот дворец как отвечающий высоким требованиям подлинного искусства — он столь же прост и ясен по своему решению, сколь величав и торжествен. По решению внутренних помещений это не только жилой дворец-усадьба, но и резиденция, предназначенная для торжественных приемов, празднеств и увеселений. Центральная часть дворца выделена куполом и шестиколонным римско-дорическим портиком, расположенным в глубине широко открытого наружу парадного двора. Значительность центральной части здания оттеняется низкими одноэтажными боковыми крыльями дворца, оформление которых, так же как и боковых корпусов, очень строго. Торжественно решены внутренние помещения дворца. Расположенные прямо против входа гранитные и яшмовые колонны составляют в целом подобие внутренней триумфальной арки. Из вестибюля вошедшие попадали в монументально оформленный купольный зал дворца, а затем в так называемую Большую галерею с торжественной колоннадой, состоящей из тридцати шести колонн ионического ордера, поставленных в два ряда по обе стороны зала.

Даже после неоднократных перестроек и изменений внутри Таврического дворца, произведенных в последующее время, грандиозность замысла архитектора оставляет неизгладимое впечатление. В начале 1770-х гг. Старов назначается главным архитектором «Комиссии о каменном строении Петербурга и Москвы». Под его руководством разрабатывались также проекты планировки многих городов России.

Помимо Баженова, Казакова и Старова в то же самое время в России работает много других выдающихся архитекторов — как русских, так и приехавших из-за границы. Широкие строительные возможности, имевшиеся в России, привлекают крупных зарубежных мастеров, которые у себя на родине таких возможностей не находили.

Выдающимся мастером архитектуры, особенно дворцово-парковых сооружений, был шотландец по происхождению Чарльз Камерон (1740-е гг. — 1812).

В 1780—1786 гг. Камерон строит в Царском Селе комплекс садово-парковых сооружений, куда входят двухэтажный корпус Холодных бань с Агатовыми комнатами, висячий сад и, наконец, великолепная открытая галерея, носящая имя ее создателя. Камеронова галерея — одно из наиболее совершенных произведений архитектора. Поражает ее необычайная легкость и изящество пропорций; величественно и своеобразно решен лестничный спуск, фланкированный копиями с античных статуй Геркулеса и Флоры.  

Камерон был искуснейшим мастером оформления интерьера. С безупречным вкусом и изысканностью разрабатывает он отделку нескольких помещений Большого Екатерининского дворца (спальня Екатерины II, см. илл., кабинет «Табакерка»), павильона «Агатовые комнаты», а также Павловского дворца (1782—1786) (Итальянский и Греческий залы, биллиардная и другие).

Огромную ценность представляет не только созданный Камероном дворец в Павловске, но и весь садово-парковый ансамбль. В отличие от более регулярной планировки и застройки знаменитого Петергофского парка ансамбле в Павловске является лучшим образцом «натурального» парка со свободно разбросанными павильонами. В живописнейшем пейзаже, среди рощ и полянок, у изгибающейся вокруг холмов реки Славянки расположены павильон — Храм Дружбы, открытая ротонда — Колоннада Аполлона, павильон Трех граций, обелиск, мостики и т. д.

Конец 18 в. в архитектуре России уже во многом предваряет следующий этап развития — зрелый классицизм первой трети 19 столетия, известный также под названием «русский ампир». Новые веяния заметны на примере творчества Джакомо Кваренги (1744—1817). Еще у себя на родине, в Италии, Кваренги увлекается палладианством и становится ревностным поборником классицизма. Не найдя должного применения своим силам в Италии, Кваренги приехал в Россию (1780), где и остался на всю жизнь.

Начав свою деятельность с работы в Петергофе и Царском Селе, Кваренги перешел к строительству крупнейших столичных сооружений. Созданные им Эрмитажный театр (1783—1787), здание Академии наук (1783—1789) и Ассигнационного банка (1783—1790) в Петербурге, а также Александровский дворец в Царском Селе (1792—1796) представляют собой строгие, классические по своему решению постройки, которые во многом уже предвещают следующий этап в развитии русской архитектуры. Собственно говоря, творческая деятельность Кваренги в России по времени почти поровну делится между 18 и 19 столетиями. Из наиболее известных сооружений Кваренги начала 19 в. выделяются здание больницы на Литейном проспекте, Аничков дворец, Конногвардейский манеж и деревянные Нарвские триумфальные ворота 1814 года.

Наиболее выдающимся творением Кваренги начала 19 в. является Смольный институт (1806—1808). В этом произведении видны характерные черты Кваренги как представителя зрелого классицизма в архитектуре: стремление к крупным и лаконичным архитектурным формам, использование монументальных портиков, акцентировка мощной цокольной части здания, обработанной крупной рустовкой, предельная ясность и простота планировки.

Архитектура 18 века в России [Российской империи] — представители, стили, направления, произведения, история, развитие, особенности, вики — WikiWhat

Основная статья: Культура России в 18 веке

Содержание (план)

1. Архитектура при Петре I (до 1725 года)

2. Архитектура середины 18 века (1725-1762)

3. Архитектура при Екатерине II (вторая половина XVIII века)

3.1. Градостроительство

3.2. Классицизм

4. Картинки (фото, рисунки)

Архитектура при Петре I (до 1725 года)

см. Русское искусство начала 18 века#Русская архитектура начала 18 века

Архитектура середины 18 века (1725-1762)

В середине 18 века в архитектуре наибольшее воплощение нашло барокко. Высший расцвет русского и европейско­го барокко связан с творчеством архитекто­ра Франческо Бартоломео Растрелли (1700-1771).

Зданиям, построенным в этом стиле, присущи необычайная пышность и нарядность. Стены дворцов и храмов богато украшены причудливой лепниной, скульптурами, колоннами, которые ничего не поддержи­вают. В архитектуре практически отсут­ствуют горизонтальные линии. Идеал ба­рокко — плавно изогнутая кривая. Линия фасада динамична: выступы зданий то и дело сменяются углублениями. Неповто­римую прелесть барочным постройкам придавала многоцветная окраска: позоло­той сияли завершения колонн и скульпту­ра, а белоснежные колонны чётко выделя­лись на голубой, бирюзовой, жёлтой или розовой поверхности стен.

Загрузка…

Особой пышностью отличались ин­терьеры барочных дворцов. Стены залов обтягивались шёлковой тканью, украша­лись зеркалами, резной позолоченной лепниной. Полы отделывали паркетом со сложным рисунком. Потолки расписыва­лись искусными живописцами.

Хрусталь­ные люстры, изысканные дверные руч­ки, замысловатые камины, часы, вазы, роскошная мебель дополняли все это ве­ликолепие. Дворцовые помещения вы­страивались в длинный ряд проходных комнат и залов так, чтобы дверные про­ёмы были расположены по одной оси. Подобная планировка отвечала теме па­радных шествий, которая непременно проявлялась не только в знаменитых «вы­ходах монарха», но и во всех ритуалах, даже танцах.

Архитектура при Екатерине II (вторая половина XVIII века)

Градостроительство

В царствование Екатерины осуществлялась грандиозная градо­строительная программа. Строились новые и перестраивались ста­рые города. На Урале, в Сибири, Новороссии основывались посе­ления. Образцом градостроительного искусства служил Петербург с его регулярной планировкой.

В 1762 г. была создана Комиссия о каменном строении Санкт-Петербурга и Москвы. Она должна была не только заниматься гра­достроительными проблемами двух российских столиц, но и разраба­тывать генеральные планы губернских и уездных городов. К 1775 г. Комиссия о каменном строении утвердила планы 216 городов. Сле­дует отметить, что, перестраивая старые города, архитекторы старались сохранить памятники древнерусского зодчества: храмы, ко­локольни, крепостные сооружения.

Во второй половине XVIII в. значительно возросло количество общественных (нежилых) сооружений, возводимых в городах. Строятся здания для учреждений городского самоуправления (го­родские думы, дворянские собрания и т. д.), больницы, школы, го­стиные дворы, общественные бани, складские помещения. В круп­ных городах, помимо дворцов и особняков, появляются первые до­ходные дома, в которых квартиры сдаются в наем.

Классицизм

Изменяется архитектурный стиль: на смену пышному барокко приходит классицизм. «Благородная простота и спокойное вели­чие» — так характеризуют новый стиль, утвердившийся в России в конце XVIII столетия. В нем преобладают прямые горизонталь­ные и вертикальные линии. Все части зданий симметричны, про­порциональны, уравновешены. Колонны не только служат украше­нием, но и имеют конструктивное предназначение — поддержива­ют перекрытия. Крыши делаются пологими. Фасады зданий архитекторы предпочитают окрашивать в сдержанные цвета — жёл­тый, кофейный, серый, палевый… Материал с сайта http://wikiwhat.ru

Представители в Санкт-Петербурге

Крупнейшими зодчими классицизма в Петербурге являлись Жан-Батист Валлен-Деламот (Академия художеств, Гостиный двор на Невском проспекте), Иван Егорович Старое (Троицкий со­бор Александро-Невской лавры, Таврический дворец), Чарльз Камерон (Павловский дворец, Камеронова галерея Царского Села), Джакомо Кваренги (Эрмитажный театр, Ассигнационный банк), Николай Александрович Львов (Петербургский почтамт, Невские ворота Петропавловской крепости, церковь «Кулич и Пасха»).

Н. А. Львов (1751 — 1803) был известен не только как талантливый ар­хитектор, но и как выдающийся учёный, писатель, график, музыковед. Он создал первый художественный салон (кружок), в который входили вы­дающиеся литераторы, композиторы, художники. Львова почитали гени­ем вкуса.

Представители в Москве

В Москве творили Василий Иванович Баженов (1737/1738-1799) (дом Пашкова, дворцовый комплекс Царицыно) и Матвей Федорович Казаков (1738-1812/1813) (здания Сената в Кремле, Благородного собрания — ныне Колонный зал Дома союзов, Голицынской больницы — ныне 1-я Градская).

Картинки (фото, рисунки)

  • Зимний дворец в Санкт-Петербурге. Архитектор Ф.-Б. Растрелли. 1750-1762 гг.
  • Собор Смольного монастыря в Санкт-Петербурге. Архитектор Ф.
    -Б. Растрелли. 1748-1764 гг.
  • Большой Екатерининский дворец в Царском селе под Санкт-Петербургом. Архитектор Ф.-Б. Растрелли. 1752-1756 гг.
  • Картинный зал в Большом Петергофском дворце. Акварель Л. О. Премацци. 1855 г.
  • Анфилада парадных комнат в Екатерининском дворце в Царском Селе. Архитектор Ф.-Б. Растрелли. 1750-е гг.
  • Парадная лестница в Зимнем дворце. Архитектор Ф.-Б. Растрелли. Акварель К.А. Ухтомского. XIX в.
  • План Петербурга 1776 г.
  • Здание Академии художеств в Санкт-Петербурге.
    Архитекторы А. Ф. Кокоринов и Жан-Батист Валлен-Деламот
  • Таврический дворец в Санкт-Петербурге. Архитектор И. Е. Старое
  • Дом П. Е. Пашкова в Москве. Архитектор В. И. Баженов. 1786 г.

Категории:

Архитектура Российской империи Россия в XVIII веке История архитектуры

Вопросы к этой статье:

  • Назовите основные признаки классицизма в архитектуре.

  • Что нового появи­лось в архитектуре во второй половине XVIII в.?

  • Назовите русских представителей классицизма в архитектуре.

Материал с сайта http://WikiWhat.ru

Архитектура Москвы — классицизм, барокко 18 — 19 века

Дом Пашкова. Архитектор Баженов

Сонная дремота охватила Москву 17 — 18 веков, но преобразования Петра наложили отпечаток и на ее архитектурный облик. И это несмотря на то, что всеми помыслами Петр I в это время был в новой столице. Материалы, людские резервы — все устремляется в Петербург.

Московские зодчие строили в Москве в модном тогда стиле, однако, с заметным уклоном в сторону русского, какого-то специфического, провинциального, зодчества.

В допетровский период в Москве создавалось множество самобытных стилей и течений в архитектуре. Основным стилем был все-таки классицизм (художественный стиль, в переводе с латинского «образцовый», взявший за идеал традиции античности и Эпохи Возрождения.

Классицизм возвышает героическое, высокую гражданственность, чувство долга, осуждает пороки.), однако, опять свой, русский.

Получило некоторое распространение течение «псевдоготика» (ложная готика), когда в архитектурные сооружения добавляются элементы готики. Кроме того, строили здания и стиле ампир. Было построено большое количество разнообразных сооружений со своими индивидуальными особенностями.

Со времени Петра I Россия полностью включилась в круг общеевропейской культуры. Но Москва оказалась очень устойчивой к новым веяниям. И не только потому. что москвичи еще продолжали постройки в «старом стиле», но и потому, что в новых стилях барокко и классицизм зодчие не старались подражать Западу, а трактовали их в Москве по-своему, по-русски. Одновременно с этим, однако, строились в Москве уже и здания в стиле западно-европейского барокко.

Старая Москва

Большую популярность в Москве завоевал архитектор Растрелли, построивший там много прекрасных сооружений в стиле русского барокко. К сожалению, некоторые из построенных им зданий позднее были разобраны. Так, в 1753 году Растрелли построилКремлевский Зимний дворец, который при строительстве нынешнего, кремлевского дворца был разрушен. Позже Растрелли стал строить только в Петербурге.

Иван Федорович Мичурин — архитектор, составивший первый, точный план Москвы. В отличие от Петербурга, который сразу строился как столица — по определенному архитектурному плану, Москва застраивалась стихийно, постепенно превращаясь в большой город. Мичурин проделал огромную работу, предусмотрев благоустройство улиц, достройку незавершенных зданий и приведение в порядок старых. Главной заслугой Мичурина является основание московской архитектурной школы. Его ученики — Евлашев, Обухов и, особенно, Ухтомский, стали очень талантливыми зодчими.

Красные ворота. Архитектор Ухтомский

Дмитрий Васильевич Ухтомский. После Мичурина занимал положение первого архитектора Москвы. Строил в стиле барокко. Самые известные его сооружения — Красные ворота( которые, к сожалению, не сохранились) и достроенная им многоярусная колокольня Троице — Сергиевой лавры.

Колокольня Троице-Сергиевой лавры. Барокко.

Дом Пашкова. Архитектор В.Баженов. Классицизм.

Василий Иванович Баженов. Хотя основные его замыслы не были осуществлены, а многие постройки до сих пор неизвестны, влияние этого зодчего на развитие архитектуры 18-го века огромно. Баженов окончил Петербургскую Академию художеств и был послан пенсионером за границу в Италию. Там он быстро приобрел известность: был избран профессором Римской, членом Флорентийской и Болонской академий.

Однако, по возвращении на родину архитектора начали преследовать неудачи, которые были связаны с завистью академических верхов. Затем Екатерина II дважды прерывала осуществление его главнейших проектов. Самое замечательное детище Баженова — проект Кремлевского дворца в Москве. По идейно-образному размаху, по новизне и смелости задач этот проект не знает себе равных. Даже в модели архитектура исполнена великолепия. Грандиозные по протяженности фасады,то идущие по прямой, то прихотливо огибающие кремлевский холм, великолепные колоннады, таинственные переходы, вызывающие в памяти архитектурные фантазии 18-го века — все это поражает воображение. Проект Баженова был утвержден. В торжественной обстановке отпраздновали закладку дворца, начали подготовительные работы. Однако, вслед за тем дело замедлилось и вскоре было прекращено. Причина была в том, что поднялась Крестьянская война под предводительством Пугачева и Екатерине стало не до блистательного замысла Баженова

Дом Пашкова

Ворота Хлебного дома в Царицыне. Псевдоготика. Архитектор В. Баженов.

Баженов создает свой вариант распространившегося на западе течения в архитектуре — псевдоготика.

Псевдоготика — ложная готика. направление в архитектуре 18-19 веков, возрождавшее архитектурные формы готики. Баженов по-своему интерпретировал этот стиль, максимально приблизив его к классицизму. Примером такого стиля являются Ворота Хлебного дома в Царицыне.

Сенат. Архитектор М. Казаков. Классицизм.

Матвей Федорович Казаков. Один из основоположников классицизма в России. Учился у Ухтомского, благодаря чему стал наиболее ярким выразителем московской школы. Он построил в Москве так много зданий, что возник термин «казаковская Москва». Он построил в Московском Кремле здание Сената, огромный купол которого играет важную роль в ансамбле Красной площади. Затем он построил Колонный зал, позднее- дом Союзов. Строит множество богатых частных домов. Например, дом Барышникова. Казаковым построено старое здание Московского университета (сгорело в 1812 году, перестроено архитектором Жилярди).

М. Казаков. Колонный зал. Классицизм.

М. Казаков. Дом Барышникова. Классицизм

Колонный зал. Интерьер.

Московский университет. Архитектор Д. Жилярди . Классицизм.

Дмитрий Иванович Жилярди. Сын итальянского архитектора, приехавшего работать в Россию. Д.И.Жилярди считался лучшим мастером московского ампира. Восстановление погоревшего здания Московского университета было его первой работой. От Казакова остался только план постройки, все остальное было создано Жилярди в два года. Внутри здания особенно хорош купольный актовый зал, украшенный фресками. Снаружи барельеф в виде львиных масок, медальонов с факелами, венков и пр., — это все характерно для декоративных украшений московского ампира. Чугунные ворота и решетка в том же стиле дополняют величественную красоту старинного храма науки. В Москве находится много частных зданий, построенных Жилярди.

В. Стасов. Провиантские склады. Классицизм.

Василий Петрович Стасов. Им построено и перестроено много зданий в стиле ампира -казенных, городских и частных, как в Москве, так и в Петербурге и его окрестностях. Суровым величием веет от Провиантских складов, построенным Стасовым в Москве. В этом огромном сооружении зодчий создал первоклассный архитектурный памятник — наиболее яркое и своеобразное произведение времени московского ампира. Внешний эффект достигается здесь гладью стен и введением чугунных деталей — двери, стрелообразные решетки на окнах, массивные ограды и ворота, украшенные традиционной военной символикой.

А. Григорьев. Церковь Большого Вознесения у Никитских ворот.

Афанасий Григорьевич Григорьев. Своими познаниями в архитектурном искусстве обязан семье Жилярди, а позднее — Джакомо Кваренги. Однако, в своих работах проявлял себя последователем Казакова. Многие здания строил вместе с Жилярди. К крупным его постройкам относится дворец великого князя Михаила Павловича, не сохранившийся ныне. Он построил также прекрасную церковь Большого Вознесения у Никитских ворот в стиле ампира. Хотя архитектурное наследие Григорьева до сих пор еще не выяснено полностью, все-таки то, что известно , свидетельствует о его таланте.

О. Бове. Большой театр. Классицизм.

Осип Иванович Бове. Ему принадлежит ведущая роль в градостроительных мероприятиях Москвы, особенно в центральном районе города. По его проекту реконструируется Красная площадь. Бове большой мастер ампира. Принимал активное участие в востановлении Москвы после Отечественной войны 1812 года. Он перестроил много общественных построек. Но наиболее монументальная постройка Бове — здание Большого театра. Это здание было самым крупным театральным сооружением в России и оно должно было, по мысли зодчего, служить центром обширного архитектурного ансамбля на Театральной площади. В истории дореволюционной Москвы — это первая и единственная попытка создать архитектурный ансамбль в городе. Центральная часть здания театра украшают колонны, а портик увенчивает колесница Аполлона — все это придает зданию величественность, элегантность.

Большой театр ночью.

Большой театр. Интерьер.

Архитектура эпохи Российской империи XVIII—начала XIX вв. • Архитектура, дизайн, жилище

Цветовая среда города

С первых лет XVIII в. начинается новая эпоха в истории России и ее культуры. Это время связано с образованием абсолютистской монархии и развитием дворянского крепостнического государства. Преобразования Петра I превращают московское государство в Российскую империю. Отставание экономического развития России по сравнению со странами Запада тормозило развитие социальной и культурной сфер. В результате Северной войны Россия закрепилась на берегу Балтийского моря и стала налаживать контакты с западными странами. В этот период преобладающим становится гражданское строительство, строятся промышленные и портовые сооружения, правительственные и общественные здания, городские дворцы и загородные резиденции, уменьшается объем культового строительства. В становлении и развитии русской архитектуры XVIII в. большое значение имело основание Петербурга и его развитие как русского города нового типа с принципами регулярной планировки.

Архитектура этого периода делится на два этапа. Первый этап характеризуется становлением и расцветом русского барокко (первая половина и середина XVIII в.), второй этап — время развития классицизма (последняя треть XVII в. — первая треть XIX в.).

Строительство Петербурга велось на основе новых планировочных требований как новой столицы, являющейся важнейшей морской крепостью и одновременно торговым портом. Датой основания Петербурга является день закладки Петропавловской крепости (1703 г.) Она была построена на острове перед разветвлением Невы на два рукава и имела в плане форму вытянутого шестиугольника с бастионами по углам. Под прикрытием крепости был устроен торговый порт. В 1704 г., на левом материковом берегу Невы, была заложена судостроительная верфь, Адмиралтейство с дополнительными крепостными сооружениями. Первоначальные строения Адмиралтейства представляли собой мазанковые сараи. Для своего первого летнего дворца Петр выбрал богатый зеленью участок бывшего шведского поместья. Далее у Адмиралтейства строилась Морская слобода; на Петроградской стороне — слобода для военного гарнизона, для дворянства и торговцев; по берегу Невы строились дома для приближенных Петра.

К середине XVIII в. сдержанность архитектурных форм, характерная для каменных сооружений Петровского времени, сменилась стремлением к пышности и богатству. Архитектура этого периода определяется как «русское барокко», поскольку в формах и приемах заметно влияние западноевропейского барокко. Наиболее известными архитекторами этого стиля были В.В. Растрелли, сын известного итальянского скульптора, работавшего при дворе Петра I, Д.В. Ухтомский, С.И. Чева- кинский. В соответствии с новыми вкусами и нормами придворной жизни прежняя сдержанность и плоскостная трактовка объемов зданий уступают место пластическому богатству и декоративной насыщенности фасадов и интерьеров. Характерными признаками барокко являются многочисленные уступы и раскреповки стен, декоративно трактованы ордера с раскрепованными антаблементами, разорванные фронтоны, по- разному сгруппированные колонны и пилястры, пышные наличники окон, вазы, скульптуры и другие декоративные украшения. В интерьерах широко используется живописный декор, заполняющий поверхности стен, потолков, с фигурными светильниками и зеркалами. С 1730 г. в Москве вновь разворачивается строительство каменных зданий. В Москве в этот период работал архитектор Д.В. Ухтомский, занимавшийся упорядочиванием застройки города и восстановлением обветшалых сооружений Московского Кремля. К числу выдающихся архитектурных произведений Ухтомского принадлежит колокольня Троице- Сергиева монастыря в Загорске, Триумфальные каменные Красные ворота, которые отмечали центр площади. Колокольня была начата архитекторами Шумахером и Мичуриным, но получила окончательное решение по проекту Ухтомского. Высота ее более 80 м, это характерная русская ярусная композиция. Развивая декоративные многоярусные композиции, характерные для русских церквей конца XVII в., Ухтомский вносит в них новое элементы строгой классической ордерной системы.

В 1752—1757 гг. Растрелли перестроил и расширил Большой дворец в Царском селе. Перед Растрелли была поставлена задача создать загородную резиденцию, где грандиозность архитектуры сочеталась бы с великолепием наружного и внутреннего убранства.

Растрелли изменил композицию Квасова-Чевакинского, в отличие от прежнего дворца с центральным входом и планировкой здания симметричной к его поперечной оси, он ориентировал всю композицию дворца по длинной, продольной оси, ставшей теперь главной осью, по которой расположилась анфилада парадных помещений дворца. Царскосельский дворец отличался великолепием пластической и декоративной обработки. К дворцу примыкали регулярные сады.

В Зимнем дворце (1754—1764 гг.) перед зодчим стояла другая задача: построить дворец, который по своему значению должен был господствовать в ансамбле столичного города. Растрелли запроектировал дворец в форме огромного прямоугольного замкнутого блока с внутренним парадным двором.

Здание Зимнего дворца оказало влияние на формирование центрального ансамбля столицы: гигантский по протяженности главный фасад дворца предопределил размеры Дворцовой площади, которая со временем была превращена в важнейший архитектурный ансамбль Петербурга.

Стиль барокко, характерный для периода дворянской империи при первых преемниках Петра I, не соответствовал экономическим возможностям мелкопоместного дворянства и купечества. В русской архитектуре 1760-х гг. начался переход к более строгим и регулярным классическим приемам. Идеи «гражданственности» и «просветительства», характерные для западного классицизма, распространились в различных слоях русского общества и в культуре России второй половины XVIII в. Основой метода классицизма стало обращение к античным принципам и приемам.

В 1828—1832 гг. Росси создал ансамбль здания Александринского театра и улицы зодчего Росси.

В Москве велись большие строительные работы под руководством О.И. Бове. Строились многочисленные жилые дома по специально разработанным проектам и общественные здания, в их числе Большой театр, сооруженный в 1821-1824 гг. по проекту А. Михайлова и О. Бове и перестроенный в 1853 г. после пожара.

В Москве работали также зодчие Д.И. Жилярди и А.Г. Григорьев, построившие ряд городских домов-усадеб.

Дом-усадьба Найденовых (1829—1831 гг., арх. Д.И. Жилярди) — характерный пример подчинения композиции свободно спланированной городской усадьбы градостроительным требованиям: расположения главного фасада с высоко поднятым портиком ионического ордера на Красной линии Садового кольца.

Во многих провинциальных городах России также последовательно вводились принципы регулярной планировки и застройки, которые часто сочетались с традиционно живописными приемами композиции. С особым вниманием относились к формированию центров города, в которых сложились замечательные ансамбли: Тверь, Ярославль, Кострома и др.

Архитектура XVIII века в России

Основные особенности развития архитектуры XVIII века в России

XVIII век — важный в истории российской архитектуры, расцвет архитектуры в России:

  • Характерны три направления, которые проявлялись последовательно в течение века: барокко, рококо, классицизм. Происходит переход от барокко (нарышкинского и петровского) к классицизму второй половины XVIII века.
  • Западные и российские традиции, Новое время и Средневековье удачно сочетаются в архитектуре.
  • Появляются новые города, рождаются памятники архитектуры, которые сегодня относятся к историческому и культурному наследию России.
  • Санкт-Петербург становится главным центром строительства: построены дворцы с фасадами и парадными сооружениями, созданы дворцово-парковые ансамбли.
  • Возведению объектов гражданской архитектуры уделялось особое внимание: театры, заводы, верфи, коллегии, здания общественного и промышленного назначения.
  • Происходит начало перехода к плановой застройке городов.
  • В Россию приглашаются зарубежные мастера: итальянские, немецкие, французские, голландские.
  • Во второй половине XVIII века дворцово-парковые постройки становятся достопримечательностью не только столичных, но и губернских и уездных городов.

Развитие архитектуры России XVIII века можно условно разделить на три временных периода, на каждый из которых приходится развитие того или иного направления, а именно:

  • Первая треть XVIII века. Барокко.
  • Середина XVIII века. Барокко и рококо.
  • Конец XVIII века. Классицизм.

Уделим внимание более подробно каждому из периодов.

Основные архитектурные стили XVIII века в России

Первая треть XVIII века неразрывно связана с именем Петра I. Города России в этот период претерпевают изменения с точки зрения архитектурной планировки и в социально-экономическом аспекте. С развитием промышленности связано возникновение большого количества промышленных городов, поселков. Большое значение уделяется внешнему виду, фасадам обычных зданий и сооружений жилого назначения, а также театрам, ратушам, больницам, школам, домам для сирот. Активное использование кирпича взамен дерева в строительстве приходится на 1710 год, но касается, прежде всего, столичных городов, вместе с тем для периферийных городов кирпич и камень относятся к запретной категории.

Одновременно с развитием гражданского строительства, значительное внимание уделяется благоустройству улиц, освещению, высаживаются деревья. Во всем сказалось западное влияние и воля Петра, которая выражалась изданием указов, революционно изменивших градостроительство.

Замечание 1

Россия занимает достойное место в градостроительстве и благоустройстве, догнав тем самым Европу.

Главное событие начала столетия — строительство Санкт-Петербурга и московской Лефортовской слободы. Петр I отправляет учиться в Европу отечественных мастеров, пригласив в Россию зарубежных архитекторов. Среди них Растрелли (отец), Мичетти, Трезини, Леблон, Шедель. Преимущественное направление данного периода — барокко, которому присущи одновременное сочетание реальности и иллюзии, пышности и контраста.

Строительство Петропавловской крепости в 1703 году и Адмиралтейства в 1704 году знаменует собой начало возведения Санкт-Петербурга. Благодаря слаженной работе зарубежных и российских мастеров западные архитектурные черты слились с исконно русскими, создав в итоге русский барокко или барокко Петровской эпохи. К данному периоду относится создание летнего дворца Петра Первого, Кунсткамера, дворец Меньшикова, здание Двенадцати коллегий, Петропавловского собора в Санкт-Петербурге. На более поздний период приходится создание ансамблей Зимнего дворца, Царского села, Петергофа, дворца Строгановых, Смольного монастыря. Церкви Архангела Гавриила и Иоанна Воина на Якиманке — архитектурные творения в Москве, Петропавловский собор — в Казани.

Рисунок 1. Адмиралтейство в Санкт-Петербурге. Автор24 — интернет-биржа студенческих работ

Невосполнимой утратой стала смерть Петра I для государства, хотя по существу не оказала влияния на развитие архитектуры и градостроительства в середину XVIII века. В российском государстве остались сильные кадры. Мичурин, Бланк, Коробов, Земцов, Еропкин, Усов — ведущие русские архитекторы времени.

Рококо — стиль, характеризующий данный период, сочетание барокко и только зарождающегося классицизма. Галантность и уверенность — основные черты того времени. Здания того времени еще обладают пышностью и помпезностью, одновременно проявляя строгие черты классицизма.

Период рококо совпадает с правлением дочери Петра — Елизаветы и отмечен творчеством Растрелли (сына), проекты которого очень органично вписывались в историю русской архитектуры XVIII столетия. Растрелли был воспитан на русской культуре и хорошо понимал русский характер. Его творчество шло в ногу с современниками Ухтомским, Чевакинским, Квасовым. Широкое распространение получили купольные композиции, заменив шпилеобразные. В русской истории отсутствуют аналоги размаха и парадности, присущие ансамблям того времени. На смену высокому искусству Растрелли и его современников при всем их признании, приходит классицизм во второй половине XVIII века.

Замечание 2

Самые грандиозные проекты периода — новый генеральный план Петербурга и перепланировка Москвы.

В последнюю треть XVIII века в архитектуре начинают проявляться черты нового направления — русского классицизма, — так его назвали впоследствии. Данное направление характеризуют античная строгость форм, простота и рациональность конструкций. Классицизм наиболее проявил себя в московской архитектуре того времени. Среди множества известных творений нужно отметить дом Пашкова, Царицынский комплекс, дворец Разумовских, здание Сената, дом Голицына. В то время в Петербурге происходит возведение Александро-Невской лавры, Эрмитажа, Эрмитажного театра, Академии наук, Таврического дворца, Мраморного дворца. Казакаов, Ухтомский, Баженов — известные и выдающиеся архитекторы того времени.

Изменения коснулись многих провинциальных городов, среди них: Нижний Новгород, Кострома, Архангельск, Ярославль, Ораниенбаум (Ломоносов), Одоев Богородицк, Царское село (Пушкин).

В данный период рождаются экономические и промышленные центры российского государства: Таганрог, Петрозаводск, Екатеринбург и другие.

Русское искусство и архитектура

История русского искусства

Александр Богуславский из Колледжа Роллинза ведет удивительно богатый сайт, описывающий и иллюстрирующий историю русского искусства от икон до 20-го века. На сайте обсуждаются периоды, художники, школы и направления. Он красиво оформлен и выложен таким образом, чтобы по нему было легко ориентироваться. Все, что вы хотите знать о русском искусстве, включая само искусство, можно найти здесь. Теперь Богуславский добавил не менее великолепный экспонат и трактат о русском языке.0006 лубок народная роспись.

Иконы Киевской Руси XI-XVI веков

«Икона» происходит от греческого eikon «образ» и русское слово «образ», образ , другое слово для «иконы». Иконы были написаны яичной темперой на липе и считались прямой связью между душами смертных и душами священных фигур, которые они представляли. Следовательно, их поцелуй был актом поклонения этим фигурам. Вот отличная выставка некоторых из самых ранних икон из русской и украинской истории, организованная Львовской архиепископией, Украина.

Эрмитаж

Наконец дом второй по величине и самой впечатляющей коллекции произведений искусства в мире онлайн. Сайт Эрмитажа не дает эффекта двухдневного посещения самого музея, но это большой и сложный сайт, достойный своего происхождения. Это экскурсии по Меншиковскому дворцу и дворцу Петра I, лекции, выставки и многое другое. Богатый и интересный ресурс.

Русская живопись XIX века

Георгий Митревски создал электронную галерею шедевров русской живописи XIX века. Изображения лучше всего просматривать на Mac; если вы используете ПК и изображения темные, загрузите их и просмотрите в L-View или другом просмотрщике, который позволяет увеличить яркость. Сергей Наумов выставил выставку своего любимого художника XIX века И. К. Авазовского и С. В. Иванова .

Галерея И. К. Айвазовского

Сергей Наумов любезно поделился с нами старой книжкой с картинками. Айвазовский был главным маринистом России.

Петр Карл Фаберже и русские императорские яйца

Петер Карл Фаберже родился в Санкт-Петербурге 30 мая 1846 года. Его отец, Густав, всего за четыре года до его рождения основал ювелирную фирму по адресу: Большая Морская, 11. Фаберже-младший перенял дело отца в 1872 году и начал блестящую карьеру. Он особенно известен своими тщательно продуманными пасхальными яйцами . Остальную часть истории вы можете найти на этом сайте. Ссылки на других сайтов можно найти здесь. Не забывайте, что Императорский дворец также сохранил традицию фарфоровых пасхальных яиц. Узнайте о них на сайте Российское Императорское Пасхальное Яйцо .

Музей Андрея Рублева

В настоящее время этот музей, названный в честь великого русского средневекового иконописца , имеет в своем распоряжении коллекцию XIV-XIX веков икон московской, тверской и северной школ, фрагменты монументальной живописи, раннерусской деревянные скульптуры и факсимильные копии фресок. Нажмите здесь, чтобы прочитать краткую биографию .

Картинные галереи и музеи Москвы

Это список адресов и телефонов основных галерей и музеев Москвы.

Художественные галереи и музеи Санкт-Петербурга

Санкт-Петербург полон архитектурных и культурных чудес с таким количеством дворцов, музеев и достопримечательностей, что ошеломит даже самых жадных до культуры стервятников. Эрмитаж, конечно, является центральным элементом петербургской музейной сцены, но существует множество других музеев, охватывающих самые разные темы и интересы. К сожалению, несколько менее известных музеев закрываются, одни из-за отсутствия интереса и финансирования (например, Музей связи), другие (например, Центральный музей Ленина и Музей истории ВЛКСМ) по идеологическим причинам.

Lili BrochetainКоллекция

Коллекция Лили Броштен в Париже давно известна специалистам как одна из крупнейших в мире коллекций русского «нонконформистского искусства» периода 1960-1980-х годов. В то время как многочисленные ссылки на коллекцию появляются в публикациях в Европе, Соединенных Штатах и ​​в России, эта онлайн-выставка представляет собой первый раз, когда коллекция Лили Брошетен была широко доступна для всеобщего обозрения.

Русское зодчество

Сайт «Малая Россия», поддерживаемый Владимиром Пеккелем, предлагает обзор московской архитектуры XIII–XIX веков, барочной архитектуры Санкт-Петербурга, народной архитектуры Кижей и более. Seanet предлагает красивую архитектурную прогулку по Москве. Он также включает остановки в нескольких музеях.

Русский конструктивизм

Русское модернистское течение 20-х годов — Кандинский, Малевич, Татлин и другие — оказало большое влияние на европейское современное искусство. Вот прекрасная выставка со ссылками на другие выставки, посвященные этому важному движению.

Российская империя, 1895-1910 гг.

Фотографии со стереоскопических негативов из коллекции Keystone-Mast в Калифорнийском музее фотографии Калифорнийского университета в Риверсайде. Это подборка из 900 фотографий русской архитектуры и других исторических объектов, сделанных в период с 1895 по 1910 годы до сталинского указа о монументальном искусстве, приведшего к уничтожению многих из этих объектов.

Василий Кандинский (1866-1944)

Замечательная выставка ранних и абстрактных картин Николя Пиоха Кандинского. Музей искусств Texas.Net Марка Хардина также имеет значительную коллекцию работ Кандинского.

Новгородские иконы

Потрясающая выставка иконописи древнего Новгорода Великого. На выставке представлено множество цветных фотографий высокого разрешения, сопровождаемых необычайно информативным текстом.

Хохлома

Хохлома — бывший торговый центр в Заволжье, куда мастера по дереву привозили свои изделия для продажи на рынке. По преданию, боярин Б. И. Морозов начал заказывать уникальные образцы кубков и столовой посуды еще в XVII веке, когда они стали популярными в Москве и других крупных городах. Дизайн хохломы известен использованием золотой краски на деревянной посуде. (Если оглавление бессвязно, просто начните щелкать вверху и продвигайтесь вниз. Требуются шрифты Windows 1251.)

Новая Галерея (Соцреализм)

«Новая Галерея» специализируется на советском искусстве соцреализма 1920-1950-х годов. Функционирует как закрытая галерея, художественный фонд, собирающий произведения искусства и подготавливающий их к дальнейшим выставкам и аукционам, а также для оформления офисов и жилых помещений. Хороший источник картин, рисунков и плакатов советского периода.

Палех

Центром русской иконописи XVII-XVIII вв. была деревушка Палех, близ Иваново к востоку от Москвы. Спасен от вымирания в 19 веке благодаря вмешательству семьи Строгоновых. Когда в 1917 году страну охватила большевистская революция, колонии удалось выжить в очередной раз, нарисовав сцены из русских народных сказок, а не икон . Однако в их работе проявляется стиль церковных икон того периода. Сергей Наумов также организует Электронная выставка Палех Арт .

Плакаты России

Из русского архива Funet в Финляндии — небольшая коллекция советских плакатов от революции до Второй мировой войны.

Музей изобразительных искусств имени А.С. Пушкина

Музей изобразительных искусств имени А.С. Пушкина является одним из крупнейших художественных собраний в России, в котором представлены зарубежные произведения искусства от античности до наших дней. Деньги на создание музея поступили из общественных пожертвований; инициатива исходила от группы профессоров Московского университета во главе с проф. Цветаевым, которая создала Музей в 1912. Помещения музея построены в 1898-1912 гг. по проекту архитектора Романа Клейна.

Российский культурный центр

На этом сайте собраны обзорные статьи по русскому искусству, архитектуре, народным песням, танцам и кухне (три рецепта на февраль 1997 г.). Будем надеяться, что этот сайт будет продолжать расти, потому что идея хорошая, и у сайта хорошее начало.

Центр современного искусства Сороса Санкт-Петербург

Это новый центр, ориентированный на современных художников России. Войти немного сложно; просто продолжайте нажимать. Это стоит поездки.

Государственная Третьяковская галерея

Третьяковская галерея ведет свою историю с 1856 года, когда покупка картины Николая Шильдера «Искушение » положила начало коллекционерской деятельности московского купца Павла Третьякова (1832-1898). Брат коллекционера, Сергей Третьяков, тоже был знатоком искусства, собирал картины не только русских, но и французских и голландских художников. В 1892 Павел Третьяков подарил свою коллекцию, к тому времени уже известную, городу Москве. Вот еще короткая страница на эту тему.

Понимание русских икон

Эта статья Лазара Бркича для журнала Музея Милуоки, LORE, представляет собой хорошее введение в русские иконы и понимание их. Джордж Митревски предоставил прекрасную иллюстрацию к статье Бркича в его Русская икона стр. Вместе они являются идеальными воротами к пониманию этого древнего и загадочного искусства.

Украинские писанки

Прекрасная коллекция украинских расписных пасхальных яиц от Билла Яковенко , студента факультета компьютерных наук Университета Северной Каролины в Чапел-Хилл. В Украинском музее в Нью-Йорке также есть несколько страниц, посвященных писанкам, в том числе слайд-шоу с примерами. карпаторусинцев имеют свой собственный стиль.

Социалистический реализм

Виртуальный музей политического искусства представляет пятистраничную выставку советского соцреализма из частной коллекции Патрика Хорвата и Прим. Доктор Вернер Хорват. В экспозицию вошли работы Тихоменко, Бродского, Владимирова, Григорьева и других.

Деревянное зодчество — окно России в прошлое, настоящее и будущее | Тор Харттен

Окно дома в Мышкине Ярославской области. Фото Ивана Хафизова в 1010 г. Источник — www.russiatrek.org

Древесина, без сомнения, одна из, если не самая распространенная в природе, экологически значимая, исторически доминирующая, культурно-повсеместная, хозяйственно ценная, физически прочная и универсальная, и поистине необычные материалы на планете. Без дерева жизнь, какой мы ее знаем, была бы совсем другой. В самом деле, мы, люди, могли бы вообще не знать этого, если бы не древесина и деревья, из которых она получается. Хотя древесина выполняла, служит и будет выполнять множество жизненно важных функций, именно ее роль в качестве основного конструкционного и отделочного строительного материала будет в центре внимания. И поэтому он единственный, который растет естественным образом и является возобновляемым. Хотя древесина как строительный материал имеет давнее, увлекательное, почтенное и незаменимое наследие, со времен промышленной революции она значительно уступила место более «современным» искусственным конструкционным материалам, таким как сталь и бетон. Тем не менее, сегодня древесина переживает возрождение популярности, поскольку вновь обретается признание ее устойчивых качеств (т. е. по своей природе возобновляемых ресурсов в качестве строительного ресурса, простоты, скорости и универсальности использования, низкого уровня воплощенной энергии и воздействия на окружающую среду, эффективности в качестве теплоизолятора). эффективен в улавливании углерода, может быть адаптирован, утилизирован, повторно использован, переработан и иным образом удален из потока отходов), а также для новых рентабельных, минимизирующих отходы технологий обработки древесины и инновационных продуктов (например, компьютеризированных, прецизионных деревообрабатывающие заводы и изделия из дерева, такие как поперечная клееная древесина ). Предполагая, что лесами можно управлять устойчиво, сейчас ведется много дискуссий о том, что лучшие дни использования дерева в строительстве могут быть еще впереди.

После долгого перерыва в советские годы Россия вновь открывает для себя свое богатое и легендарное прошлое в архитектурных применениях дерева, прошлое, насчитывающее более тысячи лет. Однако эта статья — не просто ностальгический взгляд через окно в это прошлое, а взгляд через окно в будущее России, в котором древесина вполне может вернуть часть своей былой славы и сыграть захватывающую, выдающуюся и преобразующую роль. как передовой экологичный строительный материал в России 21 века.

Вместо «окна на Запад» деревянное зодчество России лучше всего рассматривать как «окно в себя», через которое мы можем увидеть, как славные традиции деревянного зодчества России совершают полный оборот, а также мельком увидеть из великих дел, которые еще впереди. Долгий упадок российского деревянного зодчества в почти забытый колодец прошлого может, наконец, закончиться, и вот-вот начнется фантастически творческое, культурно честное и экологически благоприятное будущее. Возможности захватывающие и многочисленные, как кольца старого дерева.

Древесина, без сомнения, является одним из, если не самым распространенным в природе, экологически значимым, исторически доминирующим, культурно-повсеместным, экономически ценным, физически прочным и универсальным и поистине необычным материалом на планете. Без дерева жизнь, какой мы ее знаем, была бы совсем другой. В самом деле, мы, люди, могли бы вообще не знать этого, если бы не древесина и деревья, из которых она получается. Хотя древесина выполняла, служит и будет выполнять множество жизненно важных функций, именно ее роль в качестве основного конструкционного и отделочного строительного материала будет в центре внимания. И поэтому он единственный, который растет естественным образом и является возобновляемым. Хотя древесина как строительный материал имеет давнее, увлекательное, почтенное и незаменимое наследие, со времен промышленной революции она значительно уступила место более «современным» искусственным конструкционным материалам, таким как сталь и бетон. Тем не менее, древесина сегодня переживает возрождение популярности, поскольку вновь обретается признание ее устойчивых качеств (т. е. по своей природе возобновляемых в качестве строительного ресурса, простота, скорость и универсальность использования, низкое потребление энергии и воздействие на окружающую среду, эффективные теплоизоляционные свойства). эффективен в улавливании углерода, может быть адаптирован, утилизирован, повторно использован, переработан и иным образом удален из потока отходов), а также для новых рентабельных, минимизирующих отходы технологий обработки древесины и инновационных продуктов (например, компьютеризированных, прецизионных деревообрабатывающие заводы и конструкционные изделия из дерева, такие как поперечно-клееная древесина). Предполагая, что лесами можно управлять устойчиво, сейчас ведется много дискуссий о том, что лучшие дни использования дерева в строительстве могут быть еще впереди.

После долгого перерыва в советские годы Россия вновь открывает для себя свое богатое и легендарное прошлое в области архитектурного применения дерева, прошлое, насчитывающее более тысячи лет. Однако эта статья — не просто ностальгический взгляд через окно в это прошлое, а взгляд через окно в будущее России, в котором древесина вполне может вернуть часть своей былой славы и сыграть захватывающую, выдающуюся и преобразующую роль. как передовой экологичный строительный материал в России 21 века.

На территории России находится почти четверть мировых лесов, и Россия имеет уникальные длительные, неразрывно тесные и неизмеримо важные отношения с лесом своей обширной лесистой евразийской равнины. В самом деле, нельзя по-настоящему понять русский характер, не исследуя сначала эту почти священную связь. Это укоренилось в их психике и проникает в самую суть того, что делает русского русским. Она формирует их восприятие и отношение к окружающему миру, их культуре, языку, религии, литературе, в том числе их богатому сказочному наследию. И неудивительно! Ранние славянские народы, поселившиеся вдоль жизненно важного торгового пути, соединяющего земли на севере с землями более процветающего юга, такими как Константинополь, находились под сильным влиянием анимистической и передовой культуры деревянного строительства северных народов. В XIII веке, вскоре после обращения Руси в православие в 9 в.88 г. монголы разграбили Киев и подчинили его народ своему «игу», заставив центр «вольной» русской культуры сместиться на север. Молодому, но растущему Российскому государству пришлось буквально пробиваться в лесах вокруг городов Владимира, Суздаля, Ярославля и Новгорода. И хотя русская православная культура существовала в этих краях задолго до прихода Золотой Орды, теперь она вступит в свои права и расцветет, поскольку холодные, темные, густые и таинственные лесные земли, полные жизни и легенд, защитят ее за оградой. почти непроницаемая завеса зелени, настоящая естественная «бесполетная зона».

Даже у Бабы Яги, одной из самых известных сказок славянской литературы, был домик из дерева (и на курьих ножках)! Иллюстрация Ивана Билибина для обложки книги «Сказки», 1899 г. Источник — WikiPaintings

Неудивительно, что ресурсы этих лесов играли центральную роль практически во всех аспектах русской жизни — от основ питания до одежды и убежище для более высоких форм выражения и организации развивающейся культуры, таких как язык, искусство, литература, религия, экономика и политика. Однако можно утверждать, что именно древесина, поступающая из этих лесов, оказала наиболее продолжительное, широкое и благоприятное влияние на физическое (здания и инфраструктура, топливо) и духовное (религиозные писания, иконы, устойчивые анимистические традиции) России. жизнь, обе из которых пустили глубокие корни и процветали в чрезвычайно трудных условиях. Будь то кремли, церкви и монастыри, здания городского совета, величественные дома ранней знати и богатых купцов или простые крестьянские хижины и обстановка внутри них, приют для животных или почти любая связанная с ними инфраструктура, все, кроме очень небольшой горстки нескольких строений, в основном церкви строились из местного дерева, в основном из березы, сосны, ели и дуба. Другие строительные материалы, такие как камень, еще не были широко доступны, а кирпич, раствор и штукатурка, как правило, были слишком дорогими для всех, кроме очень богатых и проектов, которые они покровительствовали. Единственным исключением из этого, конечно, была высушенная на воздухе, а иногда и высушенная в печи глина, глиняный кирпич и гипс, которые использовались для изготовления важнейшей русской печи, теплого сердца и души каждого крестьянского дома. Но даже здесь, на очаге и рядом с ним, дрова находили свое место. Из дерева делали почти все, от стола и стульев до тарелок, мисок, чашек, вилок, ножей и ложек.

Так как сохранилось так мало физических образцов средневековой деревянной архитектуры России, мы должны полагаться на визуализацию художников. На этой картине Эрнста Лессера, написанной в 1907 году, Сергий благословляет князя Дмитрия Донского в московской религиозной общине перед битвой 1380 года с Золотой Ордой на Куликовом поле. Все здания в поселке были деревянными. Источник — Castinet

«Собственный иконостас» или «красный угол», самая священная часть любой русской крестьянской избы. Источник — Блог Леди Рэй

«Очаг и душа» типичной деревянной избы русского крестьянина. Источник — Википедия

Крестьянская кухня, сделанная почти полностью из дерева, за исключением самовара и случайных керамических кувшина и миски. Источник — Блог Леди Рэй

Контроль над лесными ресурсами имел центральное значение для этих ранних местных рюриковичей и более крупных административных образований, их экономического благосостояния и, в конечном счете, их политического влияния и военной мощи. Фактически, качество и изобилие этих ресурсов часто были решающим фактором при выборе места для размещения новых поселений. Сельские лесные угодья чаще всего контролировались богатыми феодалами-помещиками, князьями, а в некоторых случаях и владельцами крупных индивидуальных усадеб. Однако по мере того, как северные города-государства России росли в размерах и могуществе, контроль над лесами и другими землями перешел к правящим семьям, церкви и местным органам власти, таким как ранний новгородский эксперимент с представительным правительством и судебным собранием, Вече , в состав которого входили могущественные бояре, архиепископ, князь, феодалы, купцы и посадские люди. Только в 16 веке контроль над всей землей, включая леса, был консолидирован и передан Московскому государству и ранним царям.

Древесина в средневековой России имела влиятельную политическую составляющую. Вече в Пскове Аполлинария Васнецова, 1909 год. Источник — Wikimedia Commons

По мере роста культурной, политической и экономической мощи молодого российского государства росли и его архитектурные потребности и амбиции. И дерево в значительной степени было бы материалом, из которого мастера-строители и столяры дня учились и оттачивали свое ремесло и реализовывали свои амбиции. Раньше большинство зданий было построено в стиле бревенчатой ​​хижины. Деревья рубили, бревна рубили, обтесывали, надрезали, а затем укладывали друг на друга, чтобы собрать стены. Между бревнами обычно помещали слои мха и речной глины, чтобы обеспечить относительно плотное и защищенное от атмосферных воздействий уплотнение. Полы были сделаны либо из голой утрамбованной земли, либо из деревянных досок, поднятых чуть выше уровня земли. Поскольку зимы, как правило, были долгими и очень снежными, крыши, чаще всего состоящие из сосновых досок, покрытых толстым слоем соломы, или гонтов из осины, кедра или простой сосновой коры, имели довольно крутой уклон. Со временем эти довольно миниатюрные, простые и простые конструкции превратились в гораздо более крупные, сложные, замысловатые, а в некоторых случаях даже показные конструкции. К XVII и XVIII векам нередко можно было увидеть даже стандартную, приземистую и строгую крестьянскую избу, украшенную декоративными завитушками вокруг дверей, окон и вдоль линии крыши. Такие изменения были наиболее заметны в более крупных городах, которые, как правило, были защищены высокими деревянными стенами, сторожевыми башнями и воротами. Внутри их пределов нагромождение гражданских, правительственных и религиозных зданий, которые, как правило, увеличивались в размерах, красоте и значимости по мере того, как они располагались ближе к центру и стремились к возвышенности. И по мере того, как эти города расширялись, росли и их деревянные валы. Хотя сегодня осталось лишь несколько репродукций этих стен в немногочисленных региональных музеях и парках деревянного зодчества, их старые следы неизгладимы. Возьмем, к примеру, концентрические кольцевые дороги Москвы, которые повторяют изначальные деревянные, а затем каменные, кирпичные и оштукатуренные периметры городских стен.

Изба или традиционный крестьянский дом конца 18 или начала 19 века. Обратите внимание на скромную декоративную обработку окон и бордюра. Находится в Музее деревянного зодчества в Малых Корелах Архалгельской области. Кредит — Натаниэль Трамбулл. Источник — Вашингтонский университет

Необычно декоративная лепнина под карнизом традиционного крестьянского бревенчатого дома. Источник — Pentax Forum

Помимо того, что они были построены из дерева, была еще одна общая и во многих отношениях поразительная черта, присущая всем ранним русским зданиям и инфраструктуре — все они были построены без использования гвоздей или каких-либо других металлических креплений, которые были дорого и очень трудно достать. Поэтому мастера-строители и плотники полагались на хитроумные, замысловатые системы взаимосвязанных шипов, канавок, пазов, пазов и шипов, которые делали гвозди ненужными, даже излишними. Примечательно, что такие ограничения не душили, а фактически стимулировали инновации, поскольку в этот период появились поистине знаковые, красивые и технически сложные архитектуры, особенно крыши, такие как знаменитые луковичные купола, бочка и шатровая крыша. Из них наследие луковичного купола является наиболее известным и долговечным. Хотя его происхождение до сих пор оспаривается, совершенно очевидно, что ранние версии луковичного купола, построенные между 12 и 15 веками, были полностью деревянными и задолго до того, как появление листового железа и керамической плитки позволило построить эффектные купола. наиболее знакомые нам, например, собор Василия Блаженного в Москве, построенный в середине XVI века.

Блокированные, «безгвоздевые» бревенчатые стены избы в Музее-парке народной архитектуры в Суздале. Источник — Wikimedia Commons

Дэниел Николс. Источник — Caelum Et Terra

Однако при всей своей практической и эстетической архитектурной ценности в русской истории дерево имело и один вопиющий недостаток. Он горел и горел часто. На самом деле, между 1330 и 1453 годами только в Москве произошло 17 крупных пожаров. Записанная история Новгорода показывает, что город более 100 раз посещали серьезные пожары. Пожары стали настолько обычным явлением в городах, что жители просто приняли это как нормальную часть своей жизни. Иностранец, посетивший Россию в XVII веке, заметил, что «чтобы пожар в этой стране стал заметным, должно быть сожжено не менее семи или восьми тысяч домов» (Источник: «Икона и топор» Джеймса Х. Биллингтона, Альфреда А. Кнопфа, Нью-Йорк, 1966, с. 24). Конечно, один из крупнейших московских пожаров не был случайностью, а был преднамеренно устроен как тактический маневр отступающими русскими войсками, сражавшимися с войсками Наполеона во время войны 1812 года, что впоследствии было увековечено в увертюре Петра Ильича Чайковского «1812 год». Со временем власти российских городов начали вносить изменения в свои градостроительные планы, чтобы уменьшить угрозу крупных пожаров: здания, особенно имеющие большое политическое, религиозное и военное значение, были удалены друг от друга на большие расстояния, а также от центра города. более обычные здания дня; действия, связанные с огнем, лучше контролировались и ограничивались; были организованы пожарные команды; и использование более огнеупорных материалов, таких как каменная кладка и кирпич, стало более распространенным. Но даже в этом случае пожары продолжали опустошать большинство городов России вплоть до XVIII и начала XIX вв.вв.; но так же, как древесина подпитывала эти пожары, она также позволяла относительно быстро и недорого восстанавливать разрушенные строения. Следовательно, статус дерева как выдающегося строительного материала останется в значительной степени неоспоримым.

Москва, разрушенная пожаром во время осады Наполеона в Отечественной войне 1812 года. Репродукция картины Х.И. Олендорф. Источник — Offtop.ru

То есть до мая 1703 года переломный момент в истории использования дерева в русском строительном строительстве, не говоря уже о мировой истории. Петр I, или, как его посмертно прозвали, Петр Великий, был полон решимости вытащить Россию из того, что он считал трясиной феодальной отсталости, навстречу экономически, военно и технологически передовым европейским морским державам того времени, в частности Голландии, Франция и Англия заявили, что Россия построит новый город, который одновременно послужит защитой от шведской агрессии и центральным элементом его плана превратить Россию в современную судоходную, торговую и военно-морскую державу. Город будет называться Петербургом или Санкт-Петербургом, как он станет известен позже. И хотя проект такого масштаба, в то время и в этом месте не мог быть построен без дерева, а ведь из него должны были быть построены многие первоначальные сооружения города, Петр задумал свой город коренным образом отличаться от всех других русских городов. . Он будет в значительной степени заимствован из западноевропейской цивилизации и современных архитектурных стилей, он будет построен в соответствии с упорядоченным, пропорциональным геометрическим планом и будет построен в основном из материалов, которые подчеркивают его величественное величие, престиж, силу и постоянство — не дерево, а резной камень и каменная кладка, прежде всего кирпич и гипс. Санкт-Петербург станет современным российским «окном на Запад» и символизирует выход страны на мировую арену.

Петр I основывает свой каменный город Петербург. Картина Александра Венецианова, 1838 год. Источник — Wikipaintings

27 мая 1703 года Петр торжественно заложил «краеугольный камень» первой городской постройки — Петропавловской крепости. И в то время как многие оригинальные постройки Петербурга, в том числе первые варианты Зимнего дворца, все оригинальные летние дворцы, большинство дворцовых дворянских резиденций, необычайно скромные жилища простых горожан и казармы для военных, крепостных и других призывников рабочих, чья работа по строительству мечты Петра должна была быть сделана в основном из дерева, Петербург ознаменовал собой решительный поворотный пункт от деревянного зодчества. Город Петра будет каменным. По иронии судьбы, так оно и было, несмотря на то, что место, которое Петр выбрал для города, дельта реки Невы, всего в нескольких километрах вверх по течению от Финского залива, было едва ли не самым бедным камнем ландшафтом, какой только можно себе представить. Ни в чем не уступая природе, Петр доходил до того, что постановлял, что каждый, кто едет в Петербург (большинство людей ездило в город только потому, что Петр поручил это), должен был привезти с собой хотя бы один камень или иным образом подвергнуться суровому наказанию. Эти камни использовались, чтобы заполнить мягкую болотистую землю города, вымостить его улицы и, да, построить его здания и инфраструктуру. Однако было бы неверно предполагать, что Петербург поднимется только на каменном ложе. Местная история гласит, что город, вероятно, был построен гораздо больше на кости, чем на камне, поскольку десятки тысяч наемных рабочих погибли в первые годы его строительства. Несмотря на это, городские постройки почти без исключения подпирались (и многие до сих пор подпираются) сотнями тысяч, если не миллионами больших деревянных свай, глубоко погруженных в мягкую дельтовую грязь и тяжелую глину. Эта практика продолжалась вплоть до 20-го века. Я действительно видел из первых рук свидетельства существования некоторых из этих оригинальных свай за годы работы менеджером проектов в городе. В одном конкретном проекте строительства отеля на набережной реки Мойки, в нескольких шагах от Исаакиевского собора, который, кстати, был построен на настоящем лесу из тысяч таких свай, нам пришлось извлечь несколько таких опор, чтобы освободить место для новое бетонное свайное поле. Вытащив этих гигантов, некоторые из которых имели длину 30 футов и диаметр 18 дюймов, из первозданной грязи, мы быстро поняли, что впервые за 300 лет они увидели свет. И их состояние было совершенно замечательным. За исключением небольшого обесцвечивания снаружи, древесина этих дубов была такой идеальной, как будто они были срублены в тот же день. Такова магия сохранения древесины анаэробной глиной. Сваи были спасены, фрезерованы и использованы для внутренней отделки отеля.

Однако переход к каменной и каменной архитектуре теперь был официальным, решительным, необратимым, и его импульс, хотя и не всегда стабильный, со временем будет быстро увеличиваться, особенно по мере распространения знаний о новых строительных технологиях и материалах. А в культуре, определяемой в значительной степени как важностью защиты страны от иностранного вторжения, так и растущим желанием создать реальную или, по крайней мере, видимость власти и престижа, дерево, попросту говоря, уже не могло его резать. То есть, за исключением случаев, когда царь постановил, что большой город должен быть построен быстро и совершенно с нуля. Реальность, таким образом, заключалась в том, что древесина по-прежнему будет играть существенную, хотя и второстепенную роль в первые годы Петербурга. Фактически, первый небольшой дом Петра, прозванный им «Домиком», был цельнодеревянным строением, построенным в 1703 году на месте первоначального Зимнего дворца. Позже, по очередному из его многочисленных указов, дом был обшит кирпичом и перенесен на правый (северный) берег Невы, где он стоит и по сей день. Помимо жилища Петра, деревянное строительство будет происходить с такой бешеной скоростью, что большинство легкодоступных, густо засаженных деревьями районов вблизи города будут вырублены от деревьев всего за несколько коротких лет после его основания. Правительству Петра впоследствии пришлось ввести квоты на количество древесины, которую более отдаленные районы страны были обязаны доставлять в город, чтобы гарантировать достаточное снабжение.

Домик Петра Великого. Построенное в 1703 году скромное деревянное сооружение было заказано обложено кирпичом, чтобы сохранить его для потомков. Источник — Wikipedia Commons

Первый Зимний дворец, довольно скромное двухэтажное строение, спроектированное Доменико Трезини и построенное в 1711 году. Источник — Wikipedia

Кикин зал, особняк, построенный в 1714 году, является образцом петровского барокко. . Источник — Википедия

Были и другие факторы, которые также способствовали сохранению зависимости от древесины. Одним из них был прогрессивно витиеватый, декоративный характер петровского барокко, а затем стилей елизаветинского барокко, за которыми последовали стили неоклассического и готического возрождения Екатерины Великой, а затем имперский архитектурный период. Простых фасадов, оконных рам, линий крыши и т. д. уже недостаточно. Колоннады, пилястры, оконные молдинги, зубчатые парапеты и многое другое значительно усложняли конструкцию здания, что, в свою очередь, требовало все большего количества материалов, включая дерево. Другим фактором была развивающаяся практика дарения царем больших участков земли « дворянство» (дворянство) для строительства своих дачных усадеб или, как они стали бы называться в народе, «дачи», значение которых заключается в русском языковом корне « дар » (дар) и глаголе « давать ” (давать). В то время как ранние версии дач предназначались исключительно для дворян и других приближенных к царю лиц, и, следовательно, относительно немногочисленны и довольно велики по размеру, почти все без исключения построены в основном из дерева. В течение 18 и 19века дачное строительство будет включать в себя и другие материалы, кроме дерева, но они также утратят свою аристократическую исключительность и получат гораздо большее распространение среди людей, заслуживающих внимания своим культурным, административным и/или финансовым успехом, а именно писателей, поэтов, художников, могущественных «чиновников» ( государственные служащие и бюрократы), военные деятели, торговцы, ранние промышленники, купцы и т. д. Такие люди не всегда могли позволить себе самые дорогие конструкции или материалы и часто выбирали деревянные конструкции. Дачное строительство было резко остановлено, несмотря на беспорядки русской революции, Гражданской войны, консолидации власти Иосифа Сталина и Второй мировой войны, но возобновилось снова в 19-м веке.В 50-е годы из-за политической и экономической необходимости предоставить рядовым гражданам небольшие участки земли, на которых они могли бы выращивать собственные фрукты и овощи. Конечно, не прошло много времени, как рядом с садовыми участками стали появляться небольшие навесы. Учитывая крайние уровни лишений, которые русские терпели десятилетиями, у них было мало средств, чтобы позволить себе что-либо, кроме самых основных, примитивных строительных материалов, часто хаотической мешанины из выменянных, взятых взаймы и спасенных обрезков дерева, листового металла и пластика. Несмотря на это, некоторые из их творений были по-настоящему красивыми и вдохновляющими. По мере роста уровня доходов и развития рынков строительных материалов с 19С 60-х по 1980-е годы дачи превратились в крупное социальное, культурное и экономическое явление в Советском Союзе. Они должны были стать сердцем возрождения деревянной архитектуры, своего рода популярного наречия деревянных садовых домов своими руками в стране, которая к тому времени почти разорвала свои давние связи с деревом, по крайней мере, как с конструкционным строительным материалом. Я расскажу об этом более подробно позже.

Деревянная дача или небольшой летний загородный дом на острове Сахалин, Дальний Восток России. Фото Иэна Мастертона. Источник — Иэн Мастертон

Дача с ярко выраженным восточным колоритом. Источник — Проект «Дача»

Дача в Московской области, фото Екатерины Мухиной. Источник — Flickr

Возвращаясь еще раз к прошлому, поскольку использование камня и каменной кладки в проектировании и строительстве городских зданий неуклонно росло в 18 и 19 веках, деревянные конструкции по-прежнему преобладали в небольших городах, деревнях, сельских районах и отдаленных аванпостах. стремительно расширяющаяся Российская империя. Не только дома серфов строились почти исключительно из дерева, за исключением священного очага, но и большинство домов местной знати, местные административные здания, железнодорожные станции, общественные столовые, конторы и лавки торговцев и купцов и, конечно же, большинство русских православных церквей. К сожалению, в наши дни осталось не так много вещественных доказательств этих деревянных построек. Многие из них пришли в негодность после многих лет забвения или заброшенности, были снесены из-за функционального устаревания, были уничтожены во время войн или пожаров и т. д. За исключением небольшой горстки зданий, которые были восстановлены или воспроизведены в различных музеях народной архитектуры под открытым небом, большинство наши впечатления о традиционном русском деревянном зодчестве исходят от старинных пейзажных картин и рисунков и ранних фотографий. Из тех зданий, которые хорошо сохранились или честно воспроизведены, самыми новаторскими, масштабными и красивыми являются храмы, особенно на севере России, такие как Архангельская область и Карелия.

Почозерская церковь, Архангельская область, отличается большими шатровыми крышами и меньшими «бочными» крышами, обе увенчаны меньшими луковицами. Построен в 17-18 веках. Источник — www.russiatrek.org/blog/category/architecture/

Православный храм конца XVIII — начала XIX века. Часть Суздальского музея деревянного зодчества. Построен без единого гвоздя. Источник — Лада Рэй Блог

Одним из лучших образцов высокого деревянного церковного зодчества является Спасо-Преображенская церковь, построенная в 1714 году. Она является частью оригинальной « погост ’” или религиозная община, расположенная на южной оконечности острова Кижи у северной оконечности Онежского озера в Карелии. Как часть одной из самых северных русских православных общин в то время, религиозное значение храма невозможно переоценить, но это также праздник для глаз и настоящее архитектурное и инженерное чудо. Восьмигранная по форме церковь состоит из 22 отдельных куполов-луковиц разных форм и размеров. Вся церковь была построена без гвоздей. Все его стены соединены по углам переплетающимися ласточкиными хвостами и круглыми вырезами. Местная легенда гласит, что мастер-строитель сооружения использовал для его постройки один топор, а после его завершения бросил топор в озеро, чтобы больше никогда не было такой церкви. Верим ли мы в это как в факт или в легенду, ничто никогда не было близко к воспроизведению фантастической красоты церкви Преображения, за исключением, возможно, видения Франком Баумом Изумрудный город в Волшебник страны Оз .

Настоящий Изумрудный город? Преображенская церковь 1714 года, остров Кижи. Карелия. Прекрасный пример типично русского архитектурного элемента луковичного купола. Источник — The Best in Heritage

Крупный план некоторых из 22 луковичных глав Спасо-Преображенской церкви. Они покрыты осиновой черепицей. Источник — Православный канал

Как уже упоминалось, конец 18 — начало 19 вв.ые века ознаменовались беспрецедентным расширением территории Российской империи. Большая часть этого роста пришлась на то, что Империя распространилась на восток и вовлекла Сибирь в свою орбиту. Сибирь с ее огромными таежными лесами была идеальным местом для получения сырья, необходимого для удовлетворения растущего аппетита Империи к деревянной архитектуре; но он также станет самостоятельным инкубатором для проектирования деревянных зданий. На самом деле, из бесконечного, замерзшего океана деревьев Востока возник бы совершенно новый язык в деревянной архитектуре. Многие оригинальные сооружения, построенные сотни лет назад в таких сибирских городах, как Красноярск, Томск и Иркутск, сохранились до наших дней. В Иркутске находятся одни из наиболее хорошо сохранившихся образцов этих зданий, в том числе впечатляющие, построенные для княгини Екатерины Трубецкой и других, подобных ей, когда они ждали возвращения своих мужей из заточения в Сибири после того, как их осудили за участие в неудавшемся декабристском восстании. 1825.

Деревянное зодчество XIX века в Томске. Фото С. Шугарова. Источник — город Томский

Один из деревянных дворцов княгини Трубецкой в ​​Иркутске, около 1845 года. Источник — Katieaune.com

Конечно, только очень небольшая часть российского общества могла позволить себе такие экстравагантные дома, деревянные или другие. Накануне решения Александра II об отмене крепостного права в 1861 году подавляющее большинство (более 80%) населения России составляли государственные и частновладельческие крепостные, жизнь которых характеризовалась жестокими репрессиями, социальным застоем, культурным консерватизмом, хроническим урожаем. неудачи и голод, частые восстания и крайние экономические трудности. Именно грубая бесчеловечность их участи и последующее освобождение от нее стали толчком к русскому социализму. Учитывая их ограниченные ресурсы, немногие имели возможность, а тем более время или интерес, возводить что-либо, кроме самых элементарных жилищ. В большинстве случаев их 9Избы 0293 были собраны с использованием тех же грубо отесанных, переплетенных бревенчатых стен и конструкций крыш из соломы или коры дерева, которые были разработаны веками ранее. В то время как инновации, такие как стеклянные окна, многокамерные русские печи и самовары, теперь были доступны, мало кто из крестьян мог позволить себе что-либо, кроме самых скромных. Короче говоря, условия их жизни были суровыми, и их жизнь часто посещали нищета, паразиты, болезни и смерть.

создан Муане на Тур дю Монд, Париж, 1867. Источник — 123RF

«Пейзаж с хижиной» Алексея Саврасова, передвижника, 1860 г. Источник — Wikipaintings

Главная улица, конец XIX века, Россия. Каждый дом почти одинаков — бревенчатые стены, вертикальная деревянная обшивка под фронтонами, высокий козырек, крутые скатные крыши, малое количество окон. Источник — Jaha.org

Голодная толпа собирается у деревенской бревенчатой ​​и соломенной столовой после неурожая в Нижнем Новгороде в 1891–1892 гг. Часть выставки «Неурожай в Нижегородской области», представленная фотожурналистом Максимом Дмитриевым. Источник — Английский Россия

К концу 19 — началу 20 веков деревянное зодчество России вступило в новую захватывающую фазу, которую можно было бы точно назвать ее «демократизацией». К этому времени развитие дач больше не предназначалось только для аристократии, а было доступно любому, у кого было достаточно денег, известности или связей. Новый класс состоятельных промышленников, торговцев, купцов, писателей, художников, композиторов и т. д. будет иметь свои дачи, проекты которых часто были удивительно смелыми и богатыми деталями. Все большее число частных лиц с достаточными финансовыми средствами также строили личные дома, которые были просто впечатляющими. Некоторые из лучших примеров этого до сих пор стоят недалеко от Костромы, одного из древнейших городов России и части «Золотого кольца», цепи священных религиозных и политических центров Рюриковичей. Спроектирован и построен в 189 г.00-х годов крестьянскими мастерами, работавшими над реконструкцией Зимнего дворца в Санкт-Петербурге, эти строения, к сожалению, были заброшены и сейчас находятся в состоянии почти полной ветхости и находятся на грани разрушения. Несмотря на это, отчетливо виден их замечательный уровень мастерства и изысканной детализации. Тенденция в декоративном деревянном зодчестве также достигнет широких масс. Во многих сибирских городах, например, интерес к фасадной отделке даже самых скромных деревянных домов задал бешеный темп. На рубеже 20-го века владельцы фактически соревновались друг с другом в своего рода русской версии Джонсов и Смитов, чтобы увидеть, кто сможет придумать самый сложный дизайн. Большая часть декора состояла из чрезвычайно тонкой, почти кружевной лепнины вокруг дверей, окон и линий крыши. В некоторых случаях пряничным домиком были покрыты филигранью целые фасады. Эта практика будет продолжаться вплоть до того момента, пока Россия не будет поглощена огнем революции и гражданской войны. Чтобы проиллюстрировать, какой интерес и спрос на деревянную архитектуру был в 1917 января Владимир Стори, строитель и писатель из Санкт-Петербурга, опубликовал третье издание своей чрезвычайно популярной книги «Дача в стиле модерн », которая, пожалуй, является первым в мире руководством по строительству деревянного дома своими руками. В дороссийской революционной России Story предлагала читателям подробные инструкции и рисунки по широкому выбору эклектичных стилей строительства, которые можно было подобрать в соответствии с личным вкусом, потребностями и средствами. Россия Стори была страной свободного предпринимательства, личной инициативы и врожденного оптимизма. Мы можем сейчас только догадываться, как бы развивалось деревянное зодчество, да и Россия, если бы история пошла по другому пути.

Заброшенный дом конца XIX века в Костромской области. Построен крестьянским мастером, работавшим на ремонте Зимнего дворца в 1890-х гг. Источник — EnglishRussia.com

Целый дом, возможно, в Томской области, Сибирь, украшенный филигранью в виде снежинок. Местные домовладельцы и мастера часто публично соревновались друг с другом, демонстрируя свои таланты в резьбе по дереву. Источник — Pininterest

Наташа из России. Источник — Facebook

Деревянное окно Сибири филигрань. Покрашенный или нет, он все равно великолепен. Источник — Englishrussia.com

Окна и отделка, возможно в Иркутске. Фото Пола Бека в 2007 году. Источник — Flickr

Еще немного волшебной деревянной оконной росписи Сибири. Источник — Englishrussia.com

Окна в Суздале, Евгений Зеленко, 2011 г. Источник — Wikipedia Commons

Дачная демократия! Написанная Владимиром История Санкт-Петербурга в 1917 году, «Дача в стиле модерн» является, пожалуй, первым в мире руководством по строительству деревянного дома своими руками. Источник — TheArtsDesk.com

Владимир Стори «Дача в стиле модерн». Источник — TheArtsDesk.com

Тоже из Дачи в стиле модерн. Источник — TheArtsDesk.com

В течение нескольких завораживающих, но головокружительно коротких лет после революции и гражданской войны все говорили о необычайных возможностях нового советского пролетарского государства и его будущем как утопической мировой модели человеческого прогресса. Деревянная архитектура не была исключением, несмотря на то, что большинство проектировщиков в зарождающемся социалистическом обществе поддерживали использование новых строительных материалов, таких как бетон, сталь и стекло, которые позволили бы им создавать ранее невообразимые конструкции, символизирующие потенциальное социальное, политическое, экономическое и культурное могущество Советского Союза. . Возьмем, к примеру, 19 лет Владимира Татлина.19–1920 Памятник Третьему Интернационалу, , который, если бы он был построен, представлял бы собой ошеломляющий инженерно-технический подвиг, не говоря уже о свидетельстве человеческого единства в достижении общих целей. Гораздо выше по высоте, чем Эйфелева башня, спиралевидный монумент Татлина не содержал ни одного куска дерева. Для многих представителей нового поколения советских дизайнеров, включая конструктивистов, дерево рассматривалось как пережиток старого порядка. Однако были и заметные исключения, например, архитектор Константин Мельников. Он видел неразрывную органическую связь между деревом и русским крестьянином, улучшение положения которого было для многих представителей культурного авангарда революции главным направлением советско-социалистической трансформации страны. Именно Мельников был избран руководителем делегации СССР в Париж на Международную выставку декоративно-прикладного искусства в 1919 году.25. Несмотря на то, что он объединил огромное количество других материалов, включая стеклянные окна, его победной работой стал полностью деревянный каркас в конструктивистском стиле для павильона СССР, который должен был показать, как новое Советское рабочее государство обещало будущее вечного оптимизма, беспрецедентного. динамизм, творческая свобода и бесконечные возможности. К большому удивлению организаторов выставки, план Мельникова предусматривал, что крестьяне и их топоры должны были предварительно изготовить павильон в России, прежде чем отправить его в Париж для сборки. Была ли реализована эта часть его замысла на самом деле или нет, не совсем ясно, но акцент павильона на дереве как на основном строительном материале советских людей не мог быть более очевидным. К сожалению, эйфория первых лет советской власти и выдающейся роли дерева была недолгой, поскольку Сталин и его соратники жестоко укрепили свою власть, жестоко коллективизировали крестьянство, произвели чистку от своих предполагаемых врагов и маниакально, даже одержимо подтолкнули их тяжелую промышленность. целенаправленные пятилетние хозяйственные планы. Хотя в последующие десятилетия были и другие заигрывания с деревянной архитектурой конструктивизма и социалистического модернизма, советская власть в значительной степени означала, что новая деревянная архитектура будет подвергнута глубокой заморозке, за исключением ее важной роли в самоорганизующемся дачном движении, как обсуждалось ранее. . Трагично, но не удивительно, что многие из старых деревянных зданий в России были снесены, чтобы освободить место для «современных» конструкций из бетона и стали, материала, в честь которого назван Сталин. Те, что не были, часто были заброшены по мере урбанизации советского населения и / или были заброшены и пришли в упадок и руины. Некоторые наиболее выдающиеся экземпляры были разобраны и переданы в национальные и региональные музеи народного творчества и ремесел. Поскольку роль обработанной древесины в значительной степени сводилась к дачному строительству, укладке паркета в новых квартирах, реставрации интерьеров самых известных российских дворцов и мебели, большая часть падающей в упадок лесной и деревообрабатывающей промышленности страны была переориентирована на более прибыльные экспортные рынки.

Ранний фотомонтаж памятника Владимиру Татлину Третьему Интернационалу 1919–1920 годов, наложенный на отдельное фото Петропавловской крепости в Санкт-Петербурге (Петрограде). Источник — Третьяков-Хухтамо

Макет удостоенной наград цельнодеревянной рамы Константина Мельникова Конструктивистский проект павильона СССР на Парижской международной выставке декоративно-прикладного искусства, 1925 г. Источник — www.dooooq.tumblr.com/post/43239579344/ Константин-мельников-советский павильон-в-париже

Павильон Мельникова после завершения строительства в 1925 году. К сожалению, вскоре он был снесен. Источник — www.arthistory.upenn.edu/spr01/282/w6c2i12.htm

Андрей Иконников. Источник — www.RealCandy.com

И так продолжалось до начала 1990-х годов и политического, экономического и почти социального распада Советского Союза. Конечно, такая суматоха фактически остановила бы всю архитектурную и строительную деятельность, будь то из дерева или любого другого материала. Однако эта пауза окажется недолгой, поскольку девелопмент недвижимости и строительство были двумя секторами новой российской экономики, которые должны были восстановиться в первую очередь. В то время как на начальном этапе основное внимание уделялось маломасштабным проектам по ремонту и реконструкции жилых и коммерческих помещений в крупнейших городах, объединенным общим, непривлекательным и явно нероссийским ярлыком «Евро-Ремонт», который по большей части подразумевал использование новые пластиковые и деревянные рамные окна, паркетные полы из березового и букового шпона, межкомнатные двери из искусственного дерева (пластика), стены и потолки из гипсокартона — вскоре деревянная архитектура в постсоветской России начала здорово возрождаться. И неудивительно, что новое дачное строительство снова будет лидировать.

В 1994 году я помог принимающей семье из России построить простую, но красивую маленькую двухэтажную дачу в виде усеченного А-образного каркаса из необработанной сосны. Возведение этих построек первого поколения было чрезвычайно сложной задачей в то время. Помимо прав землепользования и проблем с разрешениями, отсутствие зрелого и надежного рынка строительных материалов, безусловно, было одной из самых больших проблем, которые необходимо было преодолеть. Учитывая нехватку и примитивное, случайное качество доступных материалов, неудивительно, что они вообще были построены; но русские очень находчивы и решительны. Со временем на рынке стал появляться гораздо более широкий выбор более качественных и сложных материалов, сначала в виде дорогого импорта, а затем, по мере расширения производства на суше, в виде более доступных продуктов местного производства. Вскоре более зажиточные русские стали раскупать целые сборные бревенчатые строительные комплекты, импортированные из таких мест, как Финляндия, для своих «загородных домов» и «вилл». Хотя они были построены из дерева, слово «дача» почему-то больше не казалось подходящим для этих гораздо больших и бросающихся в глаза жилищ. Со временем первоначальный всплеск популярности деревянного дачного строительства среди самых состоятельных людей пошёл на убыль. Он даже начал бы носить на себе клеймо «9».0293 несолидный » (буквально, не солидный и не невпечатляющий). Вместо этого многие с деньгами буквально стали жить по кредо «мой дом — моя крепость» и тяготели к бетонно-плитным, блочным, кирпичным и гипсовым конструкциям; но, как уже было показано в этой статье, история дерева в России имеет глубокие и устойчивые корни. Вскоре конструкции, сделанные из него, снова завоюют популярность у публики.

Семейная дача Балакаев, которую я помог построить и которой наслаждаюсь, недалеко от Пушкина, к югу от Санкт-Петербурга. Кредит — Евгения Балакай Опет

Волжская дача архитектурного бюро Бориса Бернаскони, победитель конкурса Archiwood 2011. Источник — архитектурное бюро Бернаскони

Новая быстровозводимая «дача» для нуворишей в Зеленой Роше Московской области, 2013 год, номинация на премию Arxiwood. Архитекторы — Николай Белоусов и Николай Соловьев. Кредит — Алексей Народицкий. Источник — Arxiwood

«Солидный» особняк стоимостью 46 миллионов долларов на окраине Москвы. Источник — Curbed

Одним из ключевых факторов возрождения деревянного зодчества в России стали согласованные усилия деревообрабатывающей промышленности, в том числе российских и зарубежных фирм, по его продвижению. Возьмем, к примеру, крупного финского производителя бревенчатых домов Honka, спонсирующего всероссийскую ежегодную премию в области деревянного зодчества Archiwood. Этот конкурс проводится уже более десяти лет и постоянно предоставляет платформу для многих молодых, амбициозных архитекторов, чтобы продемонстрировать свое творческое видение и технические навыки в действительно удивительном наборе концептуальных деревянных конструкций, включая здания, элементы ландшафта и паблик-арт инсталляции. В некотором смысле они, кажется, продолжают то, на чем остановились конструктивисты и другие представители дореволюционного архитектурного авангарда России. Борис Бернаскони, глава архитектурного бюро Бернаскони, был постоянным участником и иногда победителем Archiwood с момента его основания. Сейчас он один из самых успешных и перспективных архитекторов России (раскрытие информации — я лично знаю г-на Бернаскони и работал с ним в прошлом) и находится в авангарде тех, кто экспериментирует с деревом и раздвигает границы дизайна. Из его победившего в 2011 году дизайна 9От 0293 Volga Dacha , вдохновленного минимализмом проекта второго дома, до своей более поздней концептуальной ландшафтной инсталляции ARC Бернаскони использовал дерево, чтобы дать волю своему необычайно творческому, но практичному философскому духу. Однако он вряд ли одинок, так как многие другие продемонстрировали острое желание и необычайную способность подчеркивать красоту и универсальность дерева, независимо от бюджета. Из очень простых, недорогих, но концептуально провокационных артикуляций типа Ухо Николино by Проектная группа Савинкин/Кузьмин От до гораздо более заметной инсталляции 2012 года Николая Полисского Пермские ворота в Перми до более сложных, ярких, самодовольных, но со вкусом игривых проектов, таких как Дом Телескопа Тотана Кузембаева в Москве, Россия явно снова влюбляется в деревянную архитектуру и дизайн. Даже такое, казалось бы, обыденное дело, как складывание дров, стало чем-то вроде изобразительного искусства, смешанного со спортом, поскольку россияне по всей стране соревнуются друг с другом в местных и международных соревнованиях.

АРК, архитектор Борис Бернаскони в 2012 году. Расположенный в парке концептуального искусства Никола-Ленивец, где проходит арт-фестиваль «Архстояние», в Калужской области, АРК представляет собой часть здания, природную обсерваторию, пространство для медитации, ландшафтную скульптуру и философский соединитель земли и неба. Кредит — Юрий Пальмин. Источник — Uncube

Внутри матрицы АРК. Планки по бокам конструкции становятся больше по мере того, как посетитель поднимается по лестнице, поднимаясь из темноты на свет. Кредит — Юрий Пальмин. Источник — Uncube

Деревянный дом в стиле постмодерн в Конековском районе Тверской области, архитектор — Петр Костелов, фото Лауры Мадален. Источник — Laurie Flower.com

Ухо Николино. 2006 г. Участие в фестивале «Архстояние» Archiwood, проектная группа Савинкин/Кузьмин. Источник — Archiwood

«Пермские ворота», паблик-арт инсталляция, установленная в Перми скульптором Николаем Полисским в 2012 году. Изготовлена ​​из больших еловых бревен в форме кириллической буквы «П». Источник — www.thisiscolossal.com/tags/russia/

Дом Телескопа, Курорт Пироково, Москва, архитектор — Тотан Кузембаев. Источник — www.totan.ru/ru/arch/klyazma/teleskop/east_facade.html

Кто сказал, что складывать дрова — это не искусство, лучше подумайте еще раз! В 2012 году жители Рыбинска Ярославской области побили Книгу рекордов Гиннесса за самую высокую штабель дров высотой более 20 метров. Источник — Englishrussia.com

Их меньшие стеки еще более необычны. Источник — Englishrussia.com

В последнее время появились признаки того, что деревянная архитектура играет гораздо более заметную роль в строительном будущем России. Основной причиной этого является новый акцент в стране на энергоэффективном проектировании зданий, как это предусмотрено Федеральным законом № 261 от 2009 года. , « Об энергосбережении и повышении энергоэффективности » и его новый добровольный стандарт «зеленого» строительства, ГОСТ Р-54954–2012. Первая признает нынешнее плачевное состояние энергоэффективности зданий, которая по некоторым оценкам в два-три раза ниже, чем в США и Европе, и необходимость ее кардинального улучшения (40% к 2020 г.). Учитывая присущую ей высокую энергоэффективность, низкий уровень воплощенной энергии и уникальную способность связывать углерод, изобилие и доступность, древесина может быть идеальным строительным материалом для России. Девелоперы, архитекторы, инженеры, строительные компании, производители материалов и специалисты по экологическому строительству уже работают над возможностями, особенно на российском рынке индивидуального жилья. В 2011 году широкий жилищный альянс завершил строительство первого в стране высокоэнергетического Active House® в Москве. Сертифицированная Лесным попечительским советом (FSC) устойчивая полностью деревянная каркасная конструкция имеет высокоэффективную оболочку с высокой теплоотдачей, тщательно интегрированные пассивные и активные стратегии использования возобновляемых источников энергии, передовые системы мониторинга энергопотребления и здоровую, комфортную внутреннюю среду. Общее потребление первичной энергии (источника) прогнозировалось на уровне сверхнизких 110 кВтч/м2/год и всего 38 кВтч/м2/год для отопления зимой. Чтобы добавить некоторую перспективу, стандарт Passive House®, признанный в мире лидер в области сертификации домов с низким энергопотреблением, устанавливает максимальную нагрузку первичной энергии 120 кВтч/м2/год, но максимальную нагрузку энергии отопления или охлаждения всего 15 кВтч/м2/год. .

Первый в России сертифицированный Active House®. Построенная в Москве в 2011 году, эта полностью деревянная каркасная конструкция с деревянной обшивкой обеспечивает низкое потребление первичной (источника) энергии 110 кВтч/м2/год. Архитектор — «Полигон Лаб», ЗАО «Загородный». Источник — www.activehouse.info/cases/first-active-house-russia

Несмотря на преимущества энергоэффективности, деревянная архитектура в России также получает выгоду от внедрения новых изделий из дерева, таких как «Cross Laminated Timber® (CLT)». ». CLT, который иногда называют Glulam® в Северной Америке, состоит из нескольких ламинатов меньшего размера древесины с поперечными размерами, скрепленных вместе конструкционными клеями. Предполагая, что его компоненты получены из деревьев более низкого качества, заготовленных в устойчиво управляемых лесах, или даже из отходов лесопиления, а также с использованием клеев на природной основе, не содержащих добавленного формальдегида, CLT представляет собой захватывающую новую разработку для дерева как возобновляемого строительного материала. По отношению к своему весу CLT имеет в два раза большую прочность на растяжение, чем сталь, при гораздо более низких уровнях воплощенной энергии без ущерба и, возможно, даже повышения свободы проектирования и универсальности конструктивных компонентов. Технология CLT чаще всего используется для изготовления больших конструкционных стоек и балок, а также конструкционных панелей для модульного строительства зданий. В России уже есть несколько компаний, специализирующихся на производстве CLT и жилищном строительстве. Сейчас обсуждается возведение в Москве 12-этажной многоэтажки из CLT-панелей.

Сборно-щитовое домостроение по технологии перекрестно-клееного бруса становится все более популярным в России. Панели для этого дома изготовила и смонтировала компания «Палекс-Строй» в Москве. Источник — Палекс-Строй1

Позднее в тот же день. Источник — Палек-Строй2

Интересно, что строительство деревянных православных церквей на деньги новых богатых покровителей в сельской и городской местности также набирает обороты. Хотя я не знаю, что эти церкви строятся «без гвоздей», их дизайн явно восходит к более ранним элементам церковного дизайна, таким как шатровая крыша, в то же время объединяя много новых морщин, таких как несколько окон, яркие металлические крыши со стоячим фальцем и энергия. Эффективное освещение фасада. Вполне возможно, что мы являемся свидетелями прихода новой волны церковной архитектурной деятельности, аналогичной тому, что имело место в России в средневековые и раннеимперские века. Древесина также открыла новые горизонты в современном, технологически продвинутом дизайне интерьеров зданий. Я нахожу удивительно ироничным, почти поэтически справедливым тот факт, что одним из самых долгожданных, символически важных, дорогостоящих и противоречивых архитектурных проектов последних лет в Санкт-Петербурге, не говоря уже о России и мире, является культовый новый Мариинский театр, который был представлен в мае этого года. Здесь, в самой колыбели современной имперской каменной и каменной архитектуры в России, большая часть интерьера этого несколько приглушенного, но очень сложного, акустически ультрасовременного здания отделана эстетически приятными панелями из русской березы. Будем надеяться, что это откроет двери для многих новых и инновационных применений дерева в интерьере в российском «Окне на Запад».

Деревянная церковь XXI века в Томске, Сибирь. Фото С. Шугарова. Источник — город Томский

Акустически продвинутый интерьер из светлого дерева березы в Новом Марийском театре в Санкт-Петербурге. Фото Бена Хойла, 1 мая 2013 г. Источник — The Times of London

Тем не менее, возрождение деревянного зодчества в России, возможно, правильнее рассматривать как «Окно в себя», через которое мы можем увидеть славные традиции России в деревянная архитектура прошла полный круг, а также мельком заглянула в будущее. Долгий упадок российского деревянного зодчества в почти забытый колодец прошлого может, наконец, закончиться, и вот-вот начнется фантастически творческое, культурно честное и экологически благоприятное будущее. Возможностей так же много, как колец на старом дереве.

Здание будущего? Деревянная «изба» стоит среди своих потомков XXI века на улице Радищева в Екатеринбурге. Источник — www.commons.wikimedia.org/wiki/File:Ekat_isba.JPG

Краткое изложение истинно великолепной и богатой русской архитектуры

Русская архитектура отражает идеи многих культур. От луковичных куполов до неоготических небоскребов русский стиль отчетливо формировался на протяжении веков.

Религия оказала большое влияние на русскую архитектуру. Острые покатые крыши, куполообразные конструкции, шатровые шпили и т. д. — вот некоторые из общих характеристик их архитектурного стиля. Луковичные купола были одной из самых отличительных черт русской архитектуры. Его форма похожа на пламя свечи, которое считалось пламенем веры, достигающим небес. Эти купола защищают от дождя и предотвращают накопление снега. Еще одна особенность этой архитектуры заключается в том, что иконы церкви установлены на алтаре иерархически.

XI век

Русская архитектура XI века находилась под сильным влиянием византийских образцов. Это был период, когда начали появляться церковные основы. Помимо вдохновения от византийских моделей, строительство зданий также было сильно вдохновлено романской культурой Западной Европы. Церкви в византийском стиле обычно имели купольную структуру, и больше внимания уделялось интерьерам. Церкви в основном строились либо по круглому, либо по осевому плану. Строения имели сводчатый экстерьер, образующий крест.

Софийский собор

Год : 1045 – 1050
Он был построен на месте Дубового собора в середине 11 века, что делает его старейшим собором и самым старым зданием, которое используется до сих пор.

12 век

В течение 12 века церковная архитектура немного сместилась от обычных круглых куполообразных церквей к высоким церквям. Кокошник, т.е. была создана криволинейная конструкция над куполом. В нескольких московских церквях были замечены даже строения пирамидальной формы. В эту эпоху началось строительство шатровых сооружений. Использование известняка вместо кирпича также стало популярным в этом столетии.

Золотые ворота во Владимире

Год : 1158 – 1164
Единственные сохранившиеся древнерусские городские ворота. Сооружение реконструировано в 1795 году.

Церковь Покрова на Нерли

Год : 1165
Белокаменный православный храм. Он построен в месте слияния рек Нерли и Клязьмы.

Успенский собор

Год : 1158 – 1160
Архитектор : Аристотель Фиораванти (Перестроенное строение)
Этот собор в Москве считается материнской церковью средневековой русской эпохи. Он занимает площадь 1178 кв. метров.

Древний Кремль в Суздале

Год : Неизвестно
Этот собор был первым храмом в Суздале. Однако из-за слабого фундамента его перестроили в 16 веке, пробыв в руинах почти 80 лет.

Рождественский собор

Год : Неизвестно
Считается старейшим собором в Суздале, который был построен не для исключительного использования царем, но его пришлось перестраивать, так как фундамент начал прогибаться, спустя примерно половину столетие его строительства. Он был снова отремонтирован в 2005 году.

13 век

13 век ознаменовался подъемом Новгородского периода, когда было введено понятие наклонной крыши. Купола теперь имели форму шлема, а постройки обычно имели один купол. Тройное членение наружных стен и стрельчатые купола просматриваются в постройках этой эпохи. Также искусство процветало в регионах при татарах. Рост башенных церквей с вертикальным расположением часовен и крыльца характерен для церковной архитектуры этого периода.

Крутицкое Патриаршее Подворье

Год : Неизвестно
Православный храм XIII века, в котором сохранились постройки XVII века, но он был закрыт в 1780-х годах. После Второй мировой войны его вернули церкви.

14 век

В этом столетии многие иностранные архитекторы были наняты для проектирования зданий, и сегодня они стали основными туристическими достопримечательностями. В эту эпоху также было построено несколько деревянных построек, среди которых выделяются Кижи. Первые фрески были написаны свежими красками во многих монастырях. Было построено много церквей с резьбой по дереву.

Кирилло-Белозерский монастырь

Год : 1397
Этот монастырь когда-то был самым большим храмом Средневековой Руси. Однако позже он был лишен своей славы, когда императрица Екатерина Великая превратила несколько частей монастыря в тюрьму. Стены и башни монастыря очень толстые.

Спасо-Яковлевский монастырь

Год : Неизвестно
Во дворе этого монастыря есть источник святой воды. На его территории расположены Дмитриевская церковь, Зачатьевский собор и Яковлевская церковь.

15 век

В этот период было построено много многокупольных зданий. Возрождение кирпича во многих постройках наблюдалось в таких регионах, как Новгород и Псков. В этот период был построен первый собор в комплексе Московского Кремля. Падение произошло и в деревянных постройках, так как тогдашний царь Иван III приказал снести все деревянные строения, окружавшие Кремль. В постройках этого периода можно увидеть проблески итальянского влияния.

Водовзводная башня

Год : 1488
Архитектор : Антонио Гисларди
Эта башня названа так потому, что в ней находится водопроводная машина, а по-русски Водовзводная означает «поднимать воду». Первоначальная башня была взорвана французской армией в 1812 году, а нынешняя башня была перестроена между 1814 и 1819 годами Осипом Бове.

Спасская башня

Год : 1491
Архитектор : Пьетро Антонио Солари
Считалось, что эта башня, граничащая с Красной площадью, обладает чудотворной силой, защищающей Кремль от вражеских нашествий.

Шестнадцатый век

Шатровые конструкции отличали архитектуру этой эпохи. Коломенская церковь была первой шатровой кирпичной постройкой. Разработка архитектурных планов происходила в этот период, который также известен как архитектурный период «Высокого Возрождения» в истории. Также были введены ярусные башни в церквях, а купола заменены луковичными шпилями. В этот период в башню были встроены первые часы.

Царь-пушка

Год : 1586
Автор: : Андрей Чохов
Царь-пушка — пушка длиной 5,94 метра, выставленная в Кремле в Москве. Однако исследователи утверждают, что на самом деле он никогда не использовался на войне.

Красная площадь

Год : 1561
Красная площадь была построена как главный рынок. Здесь же проходили коронации царей. Название квадрата не связано с его цветом. Слово произошло от «красный», что означает «красивый», но в современном русском языке оно означает «красный».

Собор Василия Блаженного

Год : 1555 – 1560
Архитекторы : Барма и Постник Яковлевы
Этот собор был построен в качестве памятника, чтобы продемонстрировать твердыню татар в Казани. Говорят, что Иван Грозный ослепил зодчего, так как не хотел, чтобы тот снова построил собор красивее этого.

Колокольня Ивана Великого

Год : 1508
Самая высокая башня Московского Кремля высотой 81 метр. Он содержит самый большой кремлевский колокол, Успенский колокол, а также другие колокола меньшего размера.

Церковь Вознесения Господня, Коломенское

Год : 1532
Церковь построена в честь рождения царя Ивана Грозного.

Смоленский собор

Год : 1524
Этот собор был построен в память о завоевании Смоленска.

Мечеть Кул Шариф в Казани

Год : Неизвестно
Эта мечеть была построена в 16 веке и названа в честь служившего в ней Кулшарифа. Однако он был разрушен царем Иваном Грозным и восстановлен в 1996 и открыт в 2005 году.

XVII век

К концу этого века в церковной архитектуре увеличилось использование декоративных элементов, и культовое строительство было на подъеме. Строились большие церкви с колокольнями, многочисленными куполами и приделами. Здания, особенно церкви, имели асимметричную конструкцию с причудливой формой куполов и арок. Тогдашние цари наняли многих западных архитекторов для проектирования нескольких ключевых зданий.

Новоиерусалимский монастырь

Год : 1656
Архитекторы : Архитекторы: П.И. Заборского, Якова Бухвостова, Бартоломео Растрелли, Матвея Казакова, Карла Бланка и др.
Основанием для постройки этого монастыря на указанной территории было его поразительное сходство со Святой Землей. Здание было закрыто в 1918 году, а позже взорвано немецкой армией. В настоящее время он находится на реконструкции.

Церковь Ильи Пророка

Год : 1647 – 1650
Церковь построена богатыми братьями Аникеем и Нифантеем Скрипиными. На росписях в церкви впервые изображены работающие крестьяне. До тех пор не разрешалось рисовать крестьян на стенах богатых зданий.

Дубровицкая церковь

Год : 1704
Эта церковь была построена в 17 веке, но освящена только в 1704 году. Однако в советский период церковь сильно пострадала.

Кижский погост

Год : Неизвестно
Спасо-Преображенская церковь высотой 37 метров является одним из самых высоких бревенчатых сооружений в мире. Говорят, что вся конструкция построена без единого гвоздя!

XVIII век

В этот период изменилось лицо русской архитектуры. В эту эпоху наблюдался более методичный образец строительства с симметричными структурами и геометрическими формами. В это время началась фаза создания «книги правил». Соборы в стиле барокко были построены в большинстве восточных городов. Среди других выдающихся архитекторов подъем Франческо Бартоломео Растрелли был самым значительным событием в мире архитектуры. Его великолепные сооружения были изюминкой Санкт-Петербурга.

Петропавловская крепость

Год : 1703
Это здание самое первое, что будет построено в Санкт-Петербурге. Строительство сооружения началось в 1712 году и было завершено в 1733 году, спустя долгий 21 год.

Екатерининский дворец

Год : 1717
Архитектор : Бартоломео Растрелли (Восстановление)
Названный в честь Екатерины, жены Петра Великого, внешний вид дворца был выполнен с использованием около 100 кг золота.

Лодж «Большой Каскад»

Год : 1714 – 1728
Архитектор : Бартоломео Растрелли
Это сооружение, также известное как Петергофский дворец, имеет гигантский фонтан – фонтан Самсона, расположенный в центре каскада. Фонтан показывает момент, когда Самсон разрывает пасть льва.

Смольный собор

Год : 1748 – 1764
Архитектор : Бартоломео Растрелли
Это здание было построено для дочери Петра Великого, Елизаветы, когда она решила стать монахиней. Сегодня он используется как концертный зал.

Зимний дворец

Год : 1754 – 1762
Архитектор : Бартоломео Растрелли
Этот дворец был первоначальной резиденцией русских монархов. Во дворце около 1786 дверей, 1945 окон, 1500 комнат и 117 лестниц.

Петергофская церковь

Год : 1747 – 1751
Архитектор : Бартоломео Растрелли
Традиционная крестильная церковь царских детей. Тем не менее, он был открыт для всеобщего обозрения в 1900. Церковь пострадала во время Второй мировой войны и была превращена в почтовое отделение.

Замок Святого Михаила

Год : 1797 – 1800
Когда один из солдат охранял строительную площадку этого замка, ему было видение, что Архангел Михаил охраняет замок вместе с ним. Так замок стал называться Михайловским (Михайловским) замком.

Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова

Год : 1755
Архитектор : Лев Владимирович Руднев
Библиотека университета была единственной открытой для широкой публики, что и было сделано в 1756 году. В 1941 году ей было присвоено имя известного академика Михаила Ломоносова.

19 век

В 19 веке преобладали византийское и русское Возрождение. В первой четверти этого века было греческое возрождение, которое преобладало до середины века. Реконструкция городов с использованием масштабных планов проектирования и технических достижений была главным приоритетом в этот период. В 1918 октября Алексей Щусев и Иван Жолтовский основали Архитектурную мастерскую Моссовета, где велось планирование реконструкции Москвы как новой советской столицы. Но после Второй мировой войны основное внимание было уделено реконструкции разрушенных зданий и строительству новых. В 1945 году Сталин изменил облик многих послевоенных городов. После его смерти в 1953 году в стране произошли социальные и политические изменения, положившие конец сталинской архитектуре. В результате здания стали простыми и квадратными.

Памятник Минину и Пожарскому

Год: 1818
Дизайнер: Иван Мартос
Бронзовая статуя перед собором Василия Блаженного. Он посвящен памяти князей Дмитрия Пожарского и Кузьмы Минина, положивших конец Смутному времени в России.

Успенский собор в Омске

Год : 1891
Архитектор : Эрнест Вюррих (Первоначальная структура)
Этот собор построен в 189 году1, но был закрыт после революции в России и взорван позже в 1935 году. Позже он был перестроен в 21 веке.

Приют графа Шереметева

Год : 1803
Архитектор : Елизвой Назаров
Этот приют был впервые построен как благотворительный приют для бедных графом Николаем Петровичем Шереметевым, мужем русской театральной актрисы Прасковьи. Но после ее кончины приют был реконструирован, чтобы служить памятником в ее память.

Здание Адмиралтейства в Санкт-Петербурге

Год : 1806 – 1823
Дизайнер : Андреян Захаров
Здание, в настоящее время являющееся штабом Российской Армии, было реконструировано в 19 веке. На вершине шпиля есть флюгер.

Исаакиевский собор

Год : 1818 – 1858
Архитектор : Огюст де Монферран
Исаакиевский собор был главной городской церковью Санкт-Петербурга и был построен между 1818 и 1858 годами. вместить 14 000 верующих одновременно.

Большой театр

Год : 1825
Архитектор : Иосиф Бове
В этом московском театре ставили балет и оперу. Большой балет и Большой оперный театр — старейшие и самые известные в мире.

Храм Христа Спасителя

Год : 1839
Архитектор : Константин Тон
Ввод в эксплуатацию этого собора произошел после поражения Наполеона, но был построен в 1839 году. Однако первоначальное здание было взорвано в 1931 году, а в 2000 году был построен новый собор.

ГУМ

Год : 1893
Архитектор : Александр Померанцев
Этот магазин расположен напротив Красной площади и был построен в 1893 году. Когда-то это был крупнейший торговый центр во всей Европе.

Храм Спаса на Крови

Год : 1883 – 1907
Архитектор : Альфред Александрович Парланд
«Кровь» в названии церкви — потому что на этом месте был убит царь Александр II. Церковь ранее называлась «Спас Картошки», так как во время Второй мировой войны в ней хранили овощи.

Старообрядческая церковь

Год : Неизвестно
Старообрядческая церковь – одна из главных деревянных диковинок, находящихся в России.

20 век

Строительство 20 века стало свидетелем смешения неоклассицизма и небоскребного стиля. Архитектурный стиль этой эпохи отмечен периодом авангардной архитектуры. Несколько архитекторов использовали ограниченную цветовую гамму. В связи с распадом Советского Союза многие архитектурные проекты были отменены или приостановлены. Тема или высота здания перестала быть главным критерием, и это улучшило финансовые условия и архитектурные показатели в России. В результате в Москва-Сити были построены небоскребы, хотя некоторые архитекторы продолжали следовать сталинскому архитектурному стилю и строили такие здания, как Триумфальный дворец.

Шуховская башня

Год : 1927 – 1929
Архитектор : Владимир Шухов
Единственная в мире двухрешетчатая гиперболоидная ЛЭП. Сегодня это 128-метровый пилон, на котором стоит около пяти 25-метровых секций стальной решетки.

Юбилейная мечеть

Год : 1924 – 1926
Архитектор : Печников
Построена как памятник к тысячелетию исламизации волжских булгар в 922.

Оперный театр в Челябинске

Год : 1937 – 1956
Этот оперный театр использовался как завод по производству боеприпасов во время Второй мировой войны. Однако позже он стал известен как оперный театр.

Останкинская телебашня

Год выпуска : 1967
Дизайнер : Николай Никитин
Останкинская телебашня является самым высоким отдельно стоящим сооружением во всей Европе и остается таковой уже 42 года. Он был построен к 50-летию Октябрьской революции.

Белый дом

Год : 1965 – 1981
Белый дом был поврежден во время кризиса 1993 года и имеет черные следы ожогов. Сегодня в нем находится правительство России.

Русская архитектура подчеркивает историю, культуру, этническую принадлежность и религиозное многообразие своего народа. Эту архитектуру можно считать одной из самых богатых и великолепных архитектур в мире.

Усадьба Горки и ее коллекция

 

«То же знакомое место тишины и покоя:
Высокие деревья с шепчущимися ветвями у плотины,
Озеро перед домом, сад во дворе,
Ручей и лиственная роща с древними курганами».

Петр Вяземский

Одно из старейших подмосковных имений Горки впервые упоминается в источнике XVI века. История поместья длинна и разнообразна, она включает в себя периоды расцвета, упадка и застоя. В одни годы возводились новые красивые здания и появлялись зеленые парки, в другие годы дома приходили в упадок, газоны зарастали сорняками, а участки распродавались отдыхающим. Первоначально родовое имение Спасителевых, Горки позже могли похвастаться целой чередой богатых владельцев из таких родов, как Наумовы, Белосельские, Бутурлиные, Бекетовы, Дурасовы и Лопухины.

Хотя эти строки знаменитого поэта написаны в его любимом селе Остафьево, они с таким же успехом могли относиться и к старинному подмосковному имению Горки. В течение многих лет Горки были известны как в СССР, так и за рубежом как дом, в котором Владимир Ленин провел последние годы своей жизни. Однако недавнее возрождение интереса к старинным русским усадьбам позволило энтузиастам заново открыть для себя Горки как напоминание об ушедших днях — чарующую гавань, пропитанную атмосферой старой русской жизни. Горкам повезло больше, чем большинству русских усадеб, что они избежали разграбления и разрушения, которые разрушили многие подобные дома после революции. Находящиеся здесь произведения искусства сохранились в первозданном виде, архитектуру не испортили современные пристройки, а старый парк избежал вырубки леса. Сегодня Горки остаются впечатляющим архитектурным комплексом с прекрасно сохранившейся территорией и уникальной коллекцией предметы искусства.


Усадьба Горки

В 1824 году имение приобрел генерал-лейтенант Александр Писарев — сенатор, попечитель Московского университета и литератор. Известный государственный и общественный деятель, Писарев участвовал в Отечественной войне 1812 года против Наполеона. Здания и парк в Горках, типичные для среднего имения первой половины XIX века, были созданы Писаревым и сохранились до наших дней. Построенный в классическом стиле, дом с двумя флигелями занимал выгодное положение на высоком берегу лесной речки Туровки, притока Пахры. С близлежащей Каширской дороги открывается великолепный вид на имение. Благодаря местному ландшафту парк в Горках разделен на две части. Нижний парк спускается к пологому берегу реки, крутой и живописный, в то время как верхняя часть, расположенная за домом, представляет собой более регулярный, традиционный вид.

Вкладывая много сил и средств в развитие этого замечательного места, Александр Писарев с удовольствием посещал Горки. Он часто приезжал с длительными визитами, часто приглашая друзей, которых у него было много. Он гордился местом, где «и сердца, и двери поистине были открыты настежь». члены известных купеческих родов Сушкиных, Прокофьевых, Шибаевых, Герасимовых.Братья Герасимовы приобрели усадьбу в начале ХХ века.Соответствуя тогдашней тенденции коммерциализации земли и имущества, Хозяева решили разделить парк на участки, благодаря их усилиям на ближайшей железной дороге открылась новая станция (трасса, связывающая Рязань с Уралом. Находясь в трех верстах от усадьбы, станция получила название Герасимовка). , улучшение доступа увеличило спрос на наделы в этом районе, и братья смогли продать и сдать в аренду большую часть земли.Юго-восточная часть усадьбы постепенно застраивалась дачами: Герасимовы были более заботились о зарабатывании денег, чем о сохранении атмосферы поместья: непрекращающиеся денежные трудности мешали им должным образом вкладывать средства в его развитие и содержание. Тем не менее они по-своему любили Горки и, хотя никогда не жили там постоянно, обычно проводили лето в имении с семьей. В конце концов, однако, они были вынуждены продать Горки. Действительно, этому очаровательному месту, казалось, суждено было часто переходить из рук в руки, но никогда оно не приходило в полный упадок и запустение. В 1909 Горки купила у Герасимовых Зинаида Морозова-Рейнбот.

Родившаяся в Орехово-Зуево в 1867 году, дочь купца второй гильдии Григория Зимина, Зинаида была женщиной талантливой и неординарной. Современники называли ее «настоящим русским характером»: несмотря на ряд шокирующих и травмирующих событий в ее жизни, она пользовалась большой любовью и уважением, богатством, знала очень много интересных людей. Ее второй муж Савва Морозов , был одним из самых успешных русских промышленников и меценатов.После трагического самоубийства Зинаида унаследовала огромное состояние.В 1907 вышла замуж за генерал-майора Анатолия Рейнбота — мэра Москвы и важного придворного. Однако через два месяца после свадьбы Рейнбота обвинили в растрате и отстранили от занимаемой им высокой должности. Казалось, еще вчера столица была занята обсуждением причин самоубийства Морозова: сейчас Москва гудела слухами о суде над вторым мужем Зинаиды.

Гордая и независимая женщина Морозова-Рейнбот как всегда стремилась найти выход из этой невыносимой ситуации. Продав Михаилу Рябушинскому свою роскошную усадьбу на Спиридоновке, она оставила привычные для себя светские тусовки, приемы и балы и уединилась в Горках. Ее усадьба Покровское-Рубцово, расположенная в подмосковных окрестностях Звенигорода, досталась старшему сыну Тимофею. Горки стали для Зинаиды убежищем от светских столичных сплетен — тихой гаванью, где она могла обрести душевное равновесие и начать жизнь заново. Ее приезды в Москву были редки и редки, в основном в связи с ее благотворительной деятельностью[2] и развитием Горок.

Так начался новый период в истории усадьбы Горки. Зинаиде Морозовой-Рейнбот суждено было стать последней обладательницей этого очаровательного уголка, и, соответственно, годы, проведенные ею в Горках, оказались периодом исключительно активного роста. Морозовой удалось создать красивую и уютную буржуазную усадьбу со всем современным убранством, обставленную в соответствии с современными вкусами. Немногие русские усадьбы могли похвастаться такими современными «убранствами», и во многом поэтому Горки не только пережили последующие трудные годы, но и стали крупным музеем XIX века.Русская усадебная культура начала ХХ века.

Конечно, загородный дом предлагает своему владельцу не только место жительства, но и возможность для творческой реализации. Зинаида Морозова давно мечтала стать хозяйкой старинного русского имения. В Горках эта богатая и честолюбивая женщина нашла себе занятие по душе. Выкупив несколько наделов с дачами, Морозова отремонтировала все основные усадебные постройки и завела доходное подсобное хозяйство, обставленное новейшей техникой. Были построены новые оранжереи и теплицы, а также водонапорная башня и электростанция для обеспечения водой и электричеством. На берегу реки, у дороги, ведущей к северным воротам, возвышалась церковь Покрова Пресвятой Богородицы, украшенная, как отмечалось, «с великой заслугой»[3] 9 . 0008

Общеизвестно, что реконструкцией Горок руководил выдающийся русский архитектор Федор Шехтель, давний друг Морозовых[4]. Благодаря Шехтелю основная часть усадьбы, состоящая из дома с двумя его флигелями, деревянными крыльцами и верандами, из чего-то напоминающего дачу превратилась в величавую, дворцовую резиденцию. Федор Кольбе, другой известный московский архитектор, руководил строительством и, скорее всего, спроектировал несколько небольших зданий. К основному двухэтажному дому, ранее довольно строгой прямоугольной конструкции, были пристроены две одноэтажные пристройки. Выступая в стороны, они были разной величины: к северу — зимний сад со стеклянной полуротондой, к югу — веранда с окнами из цветного стекла. Плоские крыши пристроек были превращены в открытые террасы с балюстрадами. Западный, главный фасад дома, обращенный к парку, спускавшемуся к реке, был украшен шестиколонным портиком ионического ордера. На белоснежной лестнице установлены две большие мраморные вазы. Восточный фасад, выходящий в регулярный парк за домом, был украшен тосканской колоннадой. Окна второго этажа обвивали фриз с изображением мифических сцен. Те, что выходили на запад, имели зеркальные стекла, а восточный фасад мог похвастаться красивыми трехчастными венецианскими окнами. Полуротонда и центральное окно зимнего сада украшены барельефами, а фрамуга над стеклянной дверью в сад украшена лепным архивольтом. Два флигеля были украшены изящными полуротондами, пристроенными к реке, а их главные входы обзавелись четырехколонными дорическими портиками с балконами. Характер этих изменений заключался в том, чтобы сохранить архитектурное единство комплекса, а неоклассический дизайн фасадов придал довольно строгой классической архитектуре легкость и элегантность.

Реконструкция Горок включала большую работу не только над самими зданиями, но и над их интерьерами. Если можно было сказать, что Горки составляли единый архитектурный комплекс, то и декор помещений был выдержан по единому образцу. В главном доме и флигелях сохранена атмосфера старинной русской усадьбы, чудесным образом сочетающаяся со всеми атрибутами современного комфорта. Усадьба украшена изысканной мебелью, картинами и предметами искусства , датируемый 17-20 веками. Одни из них первоначально стояли в резиденции Морозовой в Спиридоновке, другие были привезены из имения Покровское-Рубцово. Многие из них были куплены или изготовлены специально для Горького в лучших магазинах и мастерских Москвы и Санкт-Петербурга.

Естественно, рачительная хозяйка не преминула позаботиться о приусадебном участке своего нового поместья. Верхний липовый парк издавна хранил таинственное очарование благодаря своим курганам XII века, относящимся ко временам древнего славянского народа вятичей. Теперь были созданы новые проспекты и построены декоративные мосты с перилами и балясинами. Центр парка оживляла большая клумба с мраморной вазой на высоком постаменте. Идя в ногу со временем, Морозова даже ввела теннисный корт и площадку для крокета. Нижний парк, занимавший крутой берег между домом и рекой, также подвергся ряду благоустройства.

В главном дворе построен фонтан, окруженный клумбами. Полукруглая балюстрада с декоративными вазами отделяла двор от нижнего парка. Вместе с балюстрадами, опоясывающими террасы и балконы главного дома и флигели, это образовывало орнаментальное кольцо вокруг усадьбы — приятная и эффектная черта.

В результате масштабной реконструкции Горки превратились в великолепную усадьбу в стиле неоклассицизма — прекрасный образец конца 18-начала 19 века.Русский классицизм X века. После Октябрьской революции 1917 года, когда большинство усадеб было разграблено или разрушено, Горки уцелели: Морозова смогла мобилизовать своих рабочих на защиту имения. Летом 1918 года Горки перешли в ведение Московского губернского комиссариата земледелия. По просьбе местных крестьян в акте был сделан специальный пункт о том, что «жители села Горки вреда имению Горки не причиняли».[5]

10 марта 19 г.18 года имение Горки было национализировано и передано в управление Сухановскому волостному земельному комитету. Зинаида Морозова была вынуждена покинуть свой дом. Хорошие отношения с бывшими рабочими и управляющим Зандовским позволяли ей поддерживать связь с имением. Она часто приезжала и надеялась, что со временем ей будет разрешено арендовать приусадебный участок Горки, что позволит ей жить в имении и участвовать в его управлении. В апреле 1918 года Морозова уговорила Комиссию по охране памятников истории и искусства Наркомимущества республики посетить усадьбу. После осмотра Горок Комиссия выдала Морозовой справку о том, что «дом с его художественно-историческим убранством будет сохранен Комиссией как национальное достояние»[7]. Однако самой хозяйке не так повезло. была не только лишена права проживания в имении, но и чудом избежала задержания: Московский губернский земельный комитет уже вынес постановление об ее аресте Бежав в Москву, Зинаида Морозова в последний раз прощалась с Горками[8] 9 .0008


Петр ГОСЛАВСКИЙ. Старое поместье. 1896
Холст, масло. 46,5 х 68 см

При поступлении усадьбы в ведение Московского губкома было приказано «всех лиц и организаций, требующих движимого имущества от хутора Горки… направить в Губернский земельный комитет. Имущество не должно [9] Главный дом и северный флигель оставались опечатанными и не использовались для размещения рабочих, а в остальных домах было достаточно места для рабочих и служащих. Тем не менее, несмотря на распоряжение Земельного комитета, 1918 августа из Горок пропал ряд предметов. В июле 1918 г. в Московский губернский земельный комитет было доставлено около 40 предметов мебели, в том числе несколько письменных столов и стульев, кресел и диванов, шкафов и бюро. В июне того же года ряд диванов, кроватей и кресел из красного дерева был передан Подольскому уездному комиссариату земледелия.

Естественно, приказ Московского губкома о запрете вывоза вещей из Горок был связан скорее с желанием контроля, чем с искренней заботой о произведениях искусства. Однако установить контроль над Горками оказалось невыполнимой задачей: вскоре мебель и безделушки стали расхищаться и вывозиться из усадьбы в большом количестве. После обсуждения «ненормального положения дел в имении Горки» 2 августа 1918 декабря Московский губернский земельный комитет постановил передать все предметы, представляющие художественную и историческую ценность, Музею истории Москвы[10].

В ноябре 1918 года в усадьбе произошло новое «нашествие» — на этот раз Музеев отдела Наркомпроса. 27 ноября эмиссар Департамента музеев Н. Белоцветов провел тщательный осмотр содержимого усадьбы, впоследствии рекомендовав изъять ряд предметов. Среди них были портреты Иоганна Баптиста Лампи Старшего, Ивана Макарова и Валентина Серова, а также некоторые старинные гравюры Петербурга. В декабре того же года из Горок было отправлено в установленном порядке более 40 единиц. Среди них миниатюры и гравюры французских и русских художников конца 18 — начала 19 вв.мастеров XX века, русские портреты XIX века, ряд пастелей и акварелей. Все они были переданы в фонды Национального музейного фонда. В 1919 году Фонд передал в дар различным московским и городским музеям несколько картин маслом и акварелей из Горок. Пастель Аполлинария Васнецова «Поздняя осень. Прощание с парком» была отправлена ​​в Пермь, а «Портрет неизвестной в голубом платье» Ивана Макарова — в Туркестанский университет. В марте 1919 года из Горок вывезли очередную партию изделий — в основном русский и западноевропейский фарфор.

После революции из усадеб обычно изымались изделия из серебра, бронзы, фарфора, мельхиора и граненого стекла, а также картины, миниатюры, рисунки, скульптуры, книги и личные архивы бывших владельцев. За исключением «самых редких и красивых предметов», мебель, как правило, оставлялась[11]. Из-за ее громоздкости, отсутствия транспорта и достаточно больших складских помещений значительная часть мебельных коллекций была обречена на утерю. Горький доказал это. одно счастливое исключение: кроме нескольких предметов, реквизированных Московским губернским земельным комитетом и Подольским уездом, коллекция мебели осталась нетронутой.0008

Усадьба Горки и ее содержимое сохранились благодаря главе советского правительства Владимиру Ленину. В последние годы жизни Ленин постоянно приезжал в Горки отдыхать и лечиться. Кажется, вождь революции унаследовал привязанность бывших владельцев имения к Горьким, хотя Ленин не был известен своими сентиментальными чувствами к русским имениям и усадебной культуре. [12]

В 1938 году Оргбюро ЦК партии большевиков приняло решение превратить Горки в музей Ленина. Процесс подготовки усадьбы оказался длительным и сложным. Главные здания нуждались в ремонте, нужно было внимательно изучить помещения и спланировать выставку. Постепенно мебель, картины и предмета искусства были отреставрированы и изготовлены точные копии штор и гобеленов. Все экспонируемые предметы были сфотографированы, и начались исследования истории усадьбы.

По иронии судьбы, этот период оказался самым плачевным для поместья. Музей Ленина должен был стать мемориалом, а не выставкой предметов быта. Жизнь в усадьбе, интерьеры зданий и коллекция усадьбы интересовали исследователей лишь постольку, поскольку они имели отношение к Ленину. Такой весьма идеологизированный подход оказался крайне пагубным не только для коллекции усадьбы, но и для самой выставки.

В главном доме усадьбы создан Музей Ленина. Из одиннадцати ее комнат восемь были посвящены «документам и материалам, относящимся к Владимиру Ленину как основателю и руководителю первого в мире социалистического государства». Оригинальная мебель и декор сохранились только в трех комнатах: столовой, кабинете и Спальня Ленина Предметы, не имеющие отношения к Ленину, со временем были отреставрированы, некоторые затем вошли в экспозицию

На сегодняшний день коллекция Музея Горького насчитывает более 6000 предметов, среди которых уникальные предметы мебели, картины, скульптуры и предмета искусства: напоминания об ушедших днях, которые делают прошлое немного ближе и доступнее. В последние годы музейщики добились больших успехов в атрибуции предметов из усадебной коллекции. В этом огромном деле неоценимую помощь нам оказали Третьяковская галерея, Исторический музей, ГМИИ им. , появился каталог коллекции музея-усадьбы Горки.


Настольное украшение с фигурой Купидона и рогом изобилия. Франция, Париж. Фабрика Даготис. Первая четверть 19 века.
Керамическое печенье, матовое покрытие, позолота. Высота 20 см.

Основными задачами сотрудников Горьковского музея сегодня являются поиск утраченных предметов, изучение истории и бывших владельцев усадьбы, а также совершенствование музейной экспозиции. Усадьба Горки поистине уникальна, до сих пор может похвастаться не только великолепными старинными зданиями и парком, но и оригинальными интерьерами, украшенными настоящими жемчужинами прикладного искусства.

 

  1. Отдел рукописей Российской государственной библиотеки. Архив 226, дело 8, лист 26.
  2. Зинаида Морозова щедро жертвовала на ряд благотворительных предприятий. Активный сторонник Московского воспитательного совета, в 1911 году она стала представителем нового Общества попечения о сиротах и ​​брошенных детях по Москве и Московской области. Сделав разовое пожертвование в размере 50 000 рублей (эту сумму пожертвовала и Мария Морозова), Зинаида затем передала Обществу участок земли площадью более 100 соток «с красивыми постройками» в Звенигородском районе. Земля предназначалась для детского дома имени Саввы Морозова.
  3. Московский центральный исторический архив. Архив 203, оп. 759, д. 369, л. 5.
  4. В 1890-х и 1900-х годах Шехтель выполнил большую работу для Морозовых, став любимым архитектором этого известного купеческого рода. Для Саввы и Зинаиды Морозовых он построил деревянную дачу в Киржаче, а также знаменитую резиденцию на Спиридоновке. Он также взялся за восстановление усадьбы в Покровском-Рубцово. Хотя никаких документальных свидетельств того, что Шехтель руководил реконструкцией Горок, не обнаружено, существует устойчивая теория, основанная на литературных источниках, что новый проект усадьбы был его. Эту точку зрения поддерживают специалисты. См. Е.И.Кириченко: «Горки. Архитектура русской усадьбы 19″.10-х годов» («Горки. Архитектура русской усадьбы 1910-х годов») в сборнике ГИМ-заповедника «Ленинские горки» № 5, Москва, 1999 г.; также «Экспертное заключение об авторстве Федора Шехтеля архитектуры, интерьеров». и декоративные элементы усадьбы Горки» в «Научно-проектной документации на памятник архитектуры конца XVIII — начала XX вв. в Горках» (Планировочная документация памятников архитектуры конца XVIII — начала XX в. в Горках), Москва, 1986. С. 58-62 (из архива ГИМ-заповедника «Ленинские горки», д. 59).
  5. Центральный государственный архив Московской области. Архив 4997, оп. 1, д. 137, л. 76 (оборотная).
  6. Морозова ухитрилась добиться от местного совета разрешения получать еженедельно из помещичьей фермы десять фунтов плавленого сыра, три фунта масла и пять фунтов сметаны. Это разрешение обычно давали рабочим и персоналу поместья. Цена на эти продукты определялась хозяйством. Однако его бывшему владельцу такой расклад не удовлетворил. За три месяца до перехода Горького в управление Московского губернского земельного комитета (который лишил Морозову права на получение сельскохозяйственной продукции) она получила 96 фунтов плавленого сыра, 68 фунтов сметаны, 52 фунта масла, девять бутылок молока, 180 яиц, две овцы, две курицы, две утки, мешок корнеплодов и 80 фунтов ржаной муки. Морозова отказалась платить за товар, заявив, несомненно, что продукция фермы принадлежит ей. Зандовский, приказчик, не мог заставить себя потребовать оплаты.
  7. Центральный государственный архив Московской области. Архив 4997, оп. 1, д. 137, л. 47.
  8. Вскоре после этого Морозова лишилась и другой загородной резиденции — Покровского-Рубцово. У этого поместья была несчастливая судьба. Покинув Горки, Зинаида поселилась на квартире в Староконюшенном переулке Москвы. 19 октября18, из этой квартиры было реквизировано около 60 предметов, в основном мебель, картины и фарфор. В 1924 году самой Морозовой приказали покинуть квартиру. Остаток своих дней она провела в одноместной комнате в подмосковном селе Ильинское, где и умерла в 1947 году.
  9. Центральный государственный архив Московской области. Архив 4997, оп. 1, д. 137, л. 57.
  10. Документов о передаче в дар в 1918 г. части усадебного собрания Государственному Историческому музею не обнаружено.
  11. Отдел письменных источников Государственного Исторического музея. Архив 134, дело 185, листы 1-37.
  12. С его чрезвычайно большой рабочей нагрузкой Ленин должен был иметь возможность делать короткие перерывы, которые глубоко расслабляли бы его. В 1918 и 1919 годах такие перерывы ему устраивали в различных подмосковных конфискованных имениях. Он посетил Ильинское, бывшую резиденцию великого князя Сергея Васильевича, а также Морозовку, Васильевское, Фирсановку и Корзинкино. Однако ни одно из этих мест не привлекало его внимания, и он редко возвращался.

Иллюстрации

В усадьбе Горки. 1910-е годы

Небольшое озеро и грот в нижнем парке
Фото В. Салеева

Полуротонда Зимнего сада. 1910-е

Гостиная в главном доме. 1910-е

Александр Писарев.
Фотография гравюры Г. Геллера (1827 г.)

Зинаида Морозова. Фотография конца XIX века

Балюстрада в главном дворе. Фото В. Бойко

Бахус . Неизвестный русский скульптор. Середина 19 века.
Санкт-Петербург, мастерская Трискорни (?). Мрамор. Высота 140 см (без постамента)

Неизвестный западноевропейский скульптор. Менада . Вторая половина 19 века.
Мрамор. Высота 115 см (без пьедестала)

Двойные вазы с ручками в виде козьих голов. Россия. Вторая половина 19 века.
Мрамор. Высота 215 см (с пьедесталом)

Мария-Антуанетта. С модели Феликса Леконта. Италия, завод в Неаполе. Первая треть 19
век. Керамический бисквит. Высота 74 см

Аликс ДЮВАЛЬ. Портрет неизвестной в образе Флоры
Холст, масло. 65 на 54 см (овал)

Неизвестный художник начала 19 века. Диана отдыхает. Копия оригинала Пола Бриля.
Холст, масло. 73 на 105 см

Туалетный столик. Германия, г. Мейсен. Вторая половина XIX в.
Сруб из сосны, шпон палисандра, фарфор, роспись по глазури, бронза, литье, золочение, зеркальное стекло. 159на 91 на 54 см

Кушетка. Россия. Первая четверть XIX в.
Березовый сруб, шпон красного дерева, шпон черного дерева, резьба, золочение, фанеровка, полировка, бронза, литье, золочение, шелк. 127 на 236 на 105 см. Ампир

Часы для прихожей. Англия, Лондон. Вторая половина XVIII в.
Сруб из сосны, шпон тополя, чернь, фанеровка, полировка, бронза, металл. 246 х 63 х 31 см (нижняя часть шкафа — реконструкция)

Зеркало со столиком-трюмо. Россия. Последняя четверть XVIII в.
Сруб из сосны, грунтовка, белила, резьба, позолота, мрамор, зеркальное стекло, роспись. 371 на 110 на 55 см

Стол . Россия. Первая четверть XIX в.
Сруб из березы, шпон красного дерева, шпон черного дерева, резьба, золочение, фанеровка, полировка, бронза, литье, золочение. 70 на 117 на 90 см. Ампир

Люстра. Россия. Санкт-Петербург. 1820-1830-е
Бронзовая мастерская А.И. Дипнер. Бронза, литье, золочение. Высота 104 см, диаметр 39.5 см. Ампир

Ваза в стиле модерн с ручками и цветочным декором. Нидерланды. Начало 20 века
Керамика, роспись. Высота 39 см.

Ваза в форме кратера, украшенная батальными сценами. Западная Европа. Вторая четверть XIX в.
Фарфор, роспись по глазури, позолота. Высота 27 см.

Каминные часы «Крылатый гений». Франция. Париж. Фабрика Жюльена (Жюля) Шопена. 1810-е
Бронза, литье, золочение, эмаль. 60 на 40 на 14 см

Ухналев Андрей Евгеньевич О стилевой эволюции купольных сооружений русской архитектуры начала XVIII века – Актуальные проблемы истории и теории искусства

Ухналев, Андрей Евгеньевич. О стилистической эволюции купольных сооружений русской архитектуры начала XVIII века

Пожалуйста, используйте этот идентификатор для ссылки на этот элемент: http://dx.doi.org/10.18688/aa188-2-22

год руб. 8
Название О стилистической эволюции купольных сооружений русской архитектуры начала XVIII века
Автор Ухналев Андрей Евгеньевич электронная почта [email protected] ru
Об авторе Ухналев Андрей Евгеньевич — кандидат биологических наук, ведущий научный сотрудник. НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства, 7-я Парковая ул., д. 21А, 105264 Москва, Российская Федерация.
В разделе Русское искусство XVIII века DOI 10.18688/aa188-2-22
2018 Том 8 Страницы 232–241
Тип артикула Индекс УДК 72. 034.7 Индекс ББК 85.113 (2) 51
Аннотация

Что касается русской архитектуры, то в начале 18 века был создан ряд проектов и построек, развивающих концепцию ренессансного центральнопланированного храма. В статье рассматриваются такие проекты, как башня Кунсткамеры Ж.-Н. Делиля, церковь «Сад Петров» Т. Швертфегера, собор П. А. Трезини в Сергиевом монастыре, реализованный проект Рождества Пресвятой Богородицы в село Подмоклово под Москвой.

В документе подробно рассматривается архитектурный контекст, стоявший за этими проектами, определяющий их стиль. Массив прототипов для этих произведений не ограничивается отмеченным другими исследователями проектом К. Фонтана церкви в честь «Триумфальной Экклезии», а включает в себя образцы «бумажной архитектуры», созданные в Академии св. Луки и Французской академии в Риме, а также фрагмент архитектуры французского Возрождения. Отношения между моделью и реальной частью работы иногда являются определенными. Однако заимствуется только концепция; затем он подвергается либеральному пересмотру. Кроме того, новая интерпретация часто основывается не на художественных соображениях, а на чем-то другом.

В рассматриваемых проектах стиль приобретает заметно эволюционный характер. Он предполагает постепенное увеличение использования барочных компонентов: от проектов, которые привели исследователей к ложному толкованию важной вехи в архитектуре — церкви в Подмоклове — как памятника протоклассицизма, к чрезмерному признанию барочных возможностей в проекте собора П. А. Трезини.

Ключевые слова
  • стиль
  • эволюция
  • барокко
  • храм
  • архитектурный рисунок
  • прототип
  • конкурс
  • ротонда
Ссылка Ухналев, Андрей Евгеньевич О стилистической эволюции купольных сооружений в русской архитектуре начала XVIII века. Актуальные проблемы теории и истории искусства: Сборник статей. Том. 8. Под ред. С.В. Мальцева, Е.Ю. Станюкович-Денисова, А. В. Захарова. — СПб.: СПб ун-та. Пресс, 2018. С. 232–241. ISSN 2312-2129. http://dx.doi.org/10.18688/aa188-2-22
Полная текстовая версия статьи Язык статьи русский
Библиография
  • Караффа К. Стрелковая академия Сан-Лукка-да-Рома в Сан-Пьетробурго: проект Гаэтано Кьявери для церкви Тринита-де-Коростино. Пинакотека, 2003, вып. 1-2 (16-17), стр. 142-150 (на итальянском языке).
  • Гаврилова Е. Архитектурный проект Н. Микетти по плану Ф. Прокоповича «Петровский сад» 1721 г. // Сообщения Государственного Эрмитажа. 19.72, том. 34, стр. 50-53 (на русском языке).
  • Горбатенко С. Б. «Петровский сад» Феофана Прокоповича, Теодора Швертфегера и Николы Микетти. Реликвия. 2009. №. 20, стр. 50-56 (на русском языке).
  • Хагер Х. Архитектурная фантазия и реальность. Рисунки из Национальной академии Святого Луки в Риме. Конкорси Клементини 1700-1750. Юниверсити-Парк, Пенсильвания, Художественный музей, Издательство Пенсильванского государственного университета, 1981. 178 стр.
  • Проект Хагера Х. Карло Фонтаны для церкви в честь «Триумфальной Экклезии» в Колизее, Рим. Журнал институтов Варбурга и Курто, 1973, том. 36, стр. 319-337.
  • Кириллов В. В. Классицистические формообразующие тенденции в архитектуре Подмосковья петровского времени. Русский классицизм второй половины 18 — начала 19 века. Москва: Изобразительное искусство, 1994. С. 15-24.
  • Климов П. (ред.). Религиозный Петербург (Религиозный Петербург). СПб.: Palace Editions, 2004. 557 с. (на русском).
  • Липман А. И. Петровская Кунсткамера. Москва; Ленинград, Изд-во АН СССР, 1945. 50 р. (на русском).
  • Николаева М. В. К истории строительства церкви Рождества Богородицы в селе Подмоклово. Архитектурное наследие. 1996. № 2. 40, стр. 68-69 (на русском языке).
  • Пилипенко А. Д. О семантике скульптурного ансамбля церкви Рождества Богородицы в Подмоклово. Вестник Московского государственного университета культуры и искусств, 2007, № 1, с. 6 (20), стр. 190-193 (на русском языке).
  • Пинто Ж. А. Никола Микетти и Архитектура в Санкт-Петербурге. Архитектурный прогресс в эпоху Возрождения и барокко во время пребывания в Италии и за ее пределами. Документы по истории искусств Пенсильванского государственного университета, том. 7, ч. 2, стр. 526-565.
  • Смирнов Г. Неизвестный архитектурный чертеж П-А. Трезини. «Искусствознание», 2013, № 1, с. 1-2, стр. 126-145 (на русском языке).
  • Смит Г. Р. Concorso Accademico 1677 года в Академии Сан-Лука. Проекты и памятники эпохи римского барокко. Абингтон, Издательство Пенсильванского государственного университета, 19.84, стр. 27-45.
  • Ухналев А. Е. Чертежи архитектора Гаэтано Кьявери в Санкт-Петербурге. Труды Государственного Эрмитажа, 2010, т. 1, с. 52, стр. 302-313 (на русском языке).
  • Ухналев А. Е. Неизвестные рисунки архитектора Теодора Швертфегера в Санкт-Петербургском собрании. Труды Государственного Эрмитажа, 2012, т. 1, с. 64, стр. 287-294 (на русском языке).
  • Векки-ди-Валь-Чисмон-де-К.М.; Ровер Л.; Виале В.; Бринкманн А.Э. Филиппо Юварра, том. 1. Милан, издательство Zucchi, 19.37. 177 с.
  • Воронихина А. и др. (ред.). Архитектурная графика России (Первая половина XVIII века). Собрание Эрмитажа. Научный каталог. Архитектурная графика в России (первая половина XVIII в.). Собрание Эрмитажа. Научный каталог. Ленинград: Искусство, 1981. 176 с. (на русском).
  • Вздорнов Г. И. Архитектор Пьетро Антонио Трезини и его постройки. Русское искусство XVIII века: Материалы и исследования. Москва, Наука, 1968, стр. 139-156 (на русском языке).
  • Зубарев В. В. Ротонда храма в селе Подмоклово. Памятники русской архитектуры и монументального искусства. Москва: Наука, 1991. С. 108-122.

Путешествия по России: Ораниенбаум

Изысканный Китайский дворец в Ораниенбауме, Россия, является одним из немногих имперских памятников в пригороде Санкт-Петербурга, переживших 872-дневную блокаду Ленинграда (19 сентября41 по январь 1944 г.) с относительно небольшими повреждениями.

Ораниенбаум был основан в начале 18 века сподвижником Петра Великого Александром Меншиковым и достиг своего апогея при Екатерине Великой, которая в 1762 году поручила Антонио Ринальди спроектировать свою личную дачу в Ораниенбаумском парке. Искусно продуманная натуралистическая обстановка дворца включает в себя пруд и беседку в дубовой роще. Одноэтажная резиденция, хотя и небольшая по имперским российским меркам, является шедевром, относящимся как к стилю рококо, так и к неоклассике. Впоследствии он был назван Китайским дворцом за богатое внутреннее убранство в китайском стиле.

Художники и декораторы, в основном итальянцы и французы, а также русские, участвовавшие в оформлении интерьеров, были мастерами декоративно-прикладного искусства середины 18 века в Санкт-Петербурге. Декоративная программа включает в себя потолочные росписи Джованни Баттисты Тьеполо и других венецианских художников, настенные и потолочные росписи темперой Стефано Торелли и изысканные паркетные рисунки самого Ринальди. Особого внимания заслуживают мраморные барельефы работы Марии-Анны Колло, которая была помощницей Этьена-Мориса Фальконе в скульптуре еще одного заказа Екатерины: 9-го0015 Медный всадник конная статуя Петра Великого на Сенатской площади Санкт-Петербурга.

Этот удивительный дворец, внесенный в список Всемирного наследия ЮНЕСКО, уцелел вопреки всему и позволяет современным посетителям ощутить величие русской архитектуры 18 века. Представленные ниже виды дворцового ансамбля Ораниенбаума взяты из коллекции почти 149 000 цифровых изображений, негативов и фотографий России, подаренных отделу коллекций изображений ученым и фотографом Уильямом Крафтом Брумфилдом.

Путешествия по России: Ораниенбаум

Китайский дворец, вид на пруд. Цветной слайд, 1998 г., авторское право William Craft Brumfield

Путешествия по России: Ораниенбаум

Китайский дворец. Мраморная копия Apollo Belvedere середины 18 века. Цветной слайд, 1998 г., авторское право William Craft Brumfield

Путешествия по России: Ораниенбаум

Китайский дворец, главный (южный) фасад. Мраморная копия середины XVIII века с картины Диана Версальская (Артемида с ланью) . Цветной слайд, 1997 г., авторское право William Craft Brumfield

. Путешествия по России: Ораниенбаум

Китайский дворец, главный (южный) фасад, центральный фронтон. Цветной слайд, 1997 г., авторское право William Craft Brumfield

. Путешествия по России: Ораниенбаум

Китайский дворец, парковый (северный) фасад. Цветной слайд, 1997 г., авторское право William Craft Brumfield

. Путешествия по России: Ораниенбаум

Китайский дворец, Зал муз (Живописная галерея). Роспись потолка: Триумф Венеры Стефано Торелли. Цветной слайд, 1997 г., авторское право William Craft Brumfield

. Путешествия по России: Ораниенбаум

Китайский дворец, Зал муз (Живописная галерея). Роспись потолка: Триумф Венеры Стефано Торелли. Цветной слайд, 1997 г., авторское право William Craft Brumfield

. Путешествия по России: Ораниенбаум

Китайский дворец, Парадный зал. Восточная стена: картина XIX века Пейзаж с руинами . Цветной слайд, 1997 г., авторское право William Craft Brumfield

. Путешествия по России: Ораниенбаум

Китайский дворец, Парадный зал. Роспись потолка: Аполлон и искусство Стефано Торелли. Цветной слайд, 1998 г., авторское право William Craft Brumfield

Путешествия по России: Ораниенбаум

Китайский дворец, Парадный зал. Паркет XVIII века (орех темный и светлый, береза, яблоня, груша, клен). Цветной слайд, 1998 г., авторское право William Craft Brumfield

Путешествия по России: Ораниенбаум

Китайский дворец, Розовая гостиная. Портреты Жана Армана де Л’Эстока (слева) и Фридриха Вильгельма фон Берггольца (справа) кисти Георга Кристофа Гроота. Цветной слайд, 1998, авторское право William Craft Brumfield

Путешествия по России: Ораниенбаум

Китайский дворец, Розовая гостиная. Роспись потолка: Диана и Аврора Гаспаре Дизиани. Цветной слайд, 1998 г., авторское право William Craft Brumfield

Путешествия по России: Ораниенбаум

Китайский дворец, Голубая гостиная. Картина: Отдых на пути в Египет (Мадонна с куропатками) , копия по мотивам Антониса ван Дейка и Поля де Воса Александра Беййдемана. Цветной слайд, 1997 г., авторское право William Craft Brumfield

. Путешествия по России: Ораниенбаум

Китайский дворец, Голубая гостиная. Роспись потолка: Time Abducting Truth Франческо Зуньо. Цветной слайд, 1998 г., авторское право William Craft Brumfield

Путешествия по России: Ораниенбаум

Китайский дворец, Комната стекляруса. Цветной слайд, 1997, авторское право William Craft Brumfield

Путешествия по России: Ораниенбаум

Китайский дворец, Большой зал. Картины: Похищение Ганимеда (слева) и Юнона (справа) Стефано Торелли. Цветной слайд, 1997 г., авторское право William Craft Brumfield

. Путешествия по России: Ораниенбаум

Китайский дворец, Большой зал. Картина: Юнона Стефано Торелли. Цветной слайд, 1997, авторское право William Craft Brumfield

Путешествия по России: Ораниенбаум

Китайский дворец, Сиреневая гостиная. Картины: Селена и Эндимион (слева) и Венера (над дверью) Стефано Торелли. Цветной слайд, 1997 г., авторское право William Craft Brumfield

. Путешествия по России: Ораниенбаум

Китайский дворец, Малый китайский кабинет. Цветной слайд, 1998, авторское право William Craft Brumfield

Путешествия по России: Ораниенбаум

Китайский дворец, Малый китайский кабинет. Цветной слайд, 1997 г., авторское право William Craft Brumfield

. Путешествия по России: Ораниенбаум

Китайский дворец, Малый китайский кабинет. Картина: Укрепление Гаспаре Дизиани. Цветной слайд, 1998 г., авторское право William Craft Brumfield

Путешествия по России: Ораниенбаум

Китайский дворец, Большой китайский кабинет. Цветной слайд, 1997 г., авторское право William Craft Brumfield

. Путешествия по России: Ораниенбаум

Китайский дворец, Большой китайский кабинет. Цветной слайд, 1997 г., авторское право William Craft Brumfield

. Путешествия по России: Ораниенбаум

Китайский дворец, Большой китайский кабинет. Роспись потолка: Союз Европы и Азии Стефано Бароцци. Цветной слайд, 1997, авторское право William Craft Brumfield

Путешествия по России: Ораниенбаум

Верхний парк. Пруд с видом на беседку. Цветной слайд, 1998 г., авторское право William Craft Brumfield

Путешествия по России: Ораниенбаум

Верхний парк. Мраморная копия середины XVIII века с картины Диана Версальская (Артемида с ланью) .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.