Церковь покрова на нерли архитектурные особенности: Архитектура церкви Покрова на Нерли

Содержание

Церковь Покрова на Нерли: история, описание, фото

Церковь Покрова на Нерли: история, описание, фото

Вдали от селений и телеграфных проводов, на берегу реки Нерль, на заливном лугу стоит церковь Покрова на Нерли — один из самых известных памятников древнерусского зодчества.

Вокруг — только пойменные луга и озёра, а путь в 1,5 км от городка Боголюбово до храма нужно преодолеть пешком. Пешую прогулку до церкви можно назвать паломничеством, потому что каждый год тысячи туристов идут сюда по чистому полю, по бездорожью, чтобы поклониться таланту древних мастеров, создавших памятник мировой архитектуры, и несколько минут молча постоять у белокаменных стен, которые помнят татаро-монгольское иго и восемь веков истории.

Церковь Покрова на Нерли с высоты птичьего полёта

Как добраться до церкви Покрова на Нерли

Храм находится на территории историко-ландшафтного комплекса «Боголюбский луг — церковь Покрова на Нерли». Боголюбово расположено в 10 км от Владимира по направлению к Нижнему Новгороду.

До города туристы могут доехать на автобусе, электричке или автомобиле, оставив его на стоянке у ж/д станции «Боголюбово». За отдельную плату посетителей доставят к церкви на повозке, запряжённой лошадьми.

Храм-мемориал

Житие Андрея Боголюбского сообщает, что храм был построен в 1165 году в честь победы князя над булгарами в 1164 году. Также Житие отмечает, что церковь Покрова Богородицы на Нерли является храмом-мемориалом в память о погибшем сыне великого князя — Изяславе Андреевиче. Но Изяслав скончался от ран, полученных в военном походе, осенью 1165 года, и в течение одной зимы церковь вряд ли могла быть возведена.

Историк С. В. Заграевский, изучив древнерусские летописи, обосновал более раннюю датировку храма — 1158 годом. По легенде, белый камень для постройки церкви Андрей Боголюбский привёз из побеждённой Волжской Булгарии. Это был первый на Руси храм, посвящённый новому празднику — Покрову Богородицы, установленному в Русской Церкви Андреем Боголюбским в середине XII века.

Лебедь-храм, плывущий по волнам времени

Словно свеча церковь Покрова на Нерли возвышается на невысоком пригорке. Технология строительства, применённая древними архитекторами, позволила избежать коварных весенних разливов: на глубине 1,6 м был заложен обычный ленточный фундамент, а над ним возведен насыпной холм высотой 3,7 м.

Церковь Покрова на Нерли отличается гармонией пропорций, изяществом силуэта и полным слиянием с окружающими пейзажами. Весной одноглавый белокаменный храм, словно лебедь, возвышается над водами нерлинской старицы, зимой памятник как будто вырастает из снежных сугробов, летом — из густой травы заливных лугов. Стены храма украшены белокаменной резьбой, традиционной для владимиро-суздальской архитектуры. Центральной фигурой в композиции всех трёх фасадов выступает царь Давид-псалмопевец, восседающий на троне. Царя окружают фигуры птиц, львов и трёх женских масок с волосами, заплетёнными в косы. Рельефы девичьих ликов опоясывают и боковые части фасадов. Эти маски, олицетворяющие Деву Марию, присущи всем владимирским церквям той эпохи.

По предположениям историков, первоначально храм Покрова на Нерли был обнесён лёгкой крытой галереей, украшенной изображениями резных грифонов и других мифических животных. Когда-то стены церкви покрывали пёстрые фрески, но и они были полностью утрачены в 1877 году во время очередного «поновления» храма. Сама церковь чудом уцелела. И угроза исходила не от воинствующих безбожников, а от православных священнослужителей. В 1784 году игумен Боголюбского монастыря получил у Владимирского епископа разрешение на разборку храма на камень. Полученные материалы предназначались для постройки новой колокольни, но древний храм спасла прозаичная ситуация — игумен не сошёлся в цене за разборку с подрядчиками.

Аскетический облик церкви Покрова на Нерли определил её царственную красоту и силу. Внутри нет ни позолоченных иконостасов, ни богатых росписей. Но безызвестные зодчие добились то, к чему стремились — они воплотили в камне идею превосходства духовного над материальным, которая является стержнем любой религии. И, вероятно, поэтому творение древнерусских мастеров по праву получило всемирное признание. В 1992 году церковь Покрова на Нерли, наряду с другими храмами древнерусского зодчества, вошла в список Всемирного наследия ЮНЕСКО

под собирательным названием «Белокаменные памятники Владимира и Суздаля».

Церковь Покрова на Нерли на карте

Города России на Putidorogi-nn.ru:

Москва

Санкт-Петербург

Владимир

Ярославль

Муром

Иваново

Ростов Великий

Александров

Калуга

Кострома

Сергиев Посад

Нижний Новгород

Псков

Касимов

Переславль-Залесский

Суздаль

Казань

Углич

Церковь Покрова на Нерли

Похожие статьи

Илья Лежава: в рамках контекста О значении городского контекста в студенческих конкурсных проектах, выполненных под руководством И. Г. Лежавы в 1970-е годы. Бетонный Мадрид Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма. Реновация городской среды: исторические прецеденты Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам.
Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы. Цензура в советской архитектуре Новая статья Дмитрия Хмельницкого – о том, что направляло крутые повороты в развитии советской архитектуры XX века. Мотивы Ле Корбюзье и Ивана Леонидова в позднем творчестве... Предлагаем вниманию читателя вторую часть исследования Петра Завадовского, посвященного эволюции стилистики позднего конструктивизма. Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея... Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского.
В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы. Истоки и первые образцы стиля ар-деко в США Статья Андрея Бархина из сборника «Вестник МГХПА» №3. Стилевые тенденции в архитектуре США рубежа 1920-1930-х... Статья Андрея Бархина, опубликованная на «Вестнике МГХПА», №3 за 2020 год. Иван Леонидов: предполагаемые реализации в Кисловодске.
.. Санаторий в Кисловодске и Дворец пионеров в Москве: о границах авторства Ивана Леонидова – во второй части статьи Петра Завадовского. Иван Леонидов в Кисловодске Статья Петра Завадовского к вопросу об уточнении авторства санатория Наркомтяжпрома им. Серго Орджоникидзе в Кисловодске. Ле Корбюзье в «Путешествии на Восток»: рождение архитектурного... Эссе Петра Завадовского о важности «Путешествия на Восток» для понимания истоков ключевых идей и тем творчества Ле Корбюзье, связи модернизма и античной классики.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения». Ар-деко в творчестве Фрэнка Ллойда Райта 1910-1920-х Ко дню рождения гения. Неизвестный проект Ивана Леонидова: Институт статистики,.
.. Публикуем исследование архитектора Петра Завадовского, обнаружившего неизвестную работу Ивана Леонидова в коллекции парижского Центра Помпиду: проект Института статистики существенно дополняет представления о творческой эволюции Леонидова. А есть ли города будущего после концов света? Архитектурная утопия с начала XVI века стремилась противопоставить себя образу антиутопии. Однако, на рубеже XXI века возникает новый игровой жанр «метаутопия», соединяющая в себе два крайних состояния. Ключевое слово: «телеработа» Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс.
Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира. Чандигарх: фрагменты модернистской утопии Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей. Идентичность в типовом Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью. Геометризация ордера в творчестве И.А.Фомина и В.А.Щуко... Статья, опубликованная в сборнике Декоративное искусство и предметно-пространственная среда. Вестник МГХПА. 2019. №4. Часть 1. Дом Советов Н.А.Троцкого и монументализация ордера... Статья, опубликованная в сборнике Декоративное искусство и предметно-пространственная среда. Вестник МГХПА. 2019. №4. Часть 1. Загадки Щусева Глава из будущей книги Дмитрия Хмельницкого. Ар-деко и стилевой параллелизм в архитектуре 1930-х Статья Андрея Бархина, опубликованная в журнале Проект Байкал – 2019, № 62. Магистральное направление: как реализовывалась программа... Эссе Сергея Кузнецова, главного архитектора Москвы, о реконструкции Тверской улицы в 1930-е годы: планировке, передвижении домов, благоустройстве. Леонид Павлов: собрание сочинений К 110-летию со дня рождения Леонида Павлова публикуем фотографии и эссе Константина Антипина о знаковых, а также и менее известных постройках великого архитектора. «Это не башня» Публикуем фото-проект Дениса Есакова: размышление на тему «серых бетонных коробок», которыми в общественном сознании стали в наши дни постройки модернизма. Что не так с офисами открытого типа Офисы свободного плана экономят деньги компаний-владельцев и помогают им выглядеть эффектней, но это практически единственное их достоинство. При этом работодатели любят «опен-спейс», а их сотрудники – не очень. «Седрик Прайс придумывал архитектуру, которая может. .. Саманта Хардингхэм – о британском архитекторе-визионере послевоенных десятилетий Седрике Прайсе и его самом важном проекте – Дворце развлечений. Ее лекция была частью конференции «Архитектор будущего», проведенной Институтом «Стрелка» в партнерстве с ДОМ.РФ. Как обустроить архитектуру в России Новое исследование, представленное на «Открытом городе», анализирует методы поддержки архитектурной отрасли в Европе и дает советы для России. Публикуем выдержки. «Работа с сопротивлением» Публикуем отрывок из книги Ричарда Сеннета «Мастер» о постижении сути мастерства – в градостроительстве, инженерном искусстве, стрельбе из лука. Книга вышла на русском языке в издательстве Strelka Press. Крепости «Красной Вены» Многочисленные дома для рабочих, построенные в Вене социал-демократическими бургомистрами в 1923–1933, положили начало ее сильной традиции муниципального жилья. Массивы «Красной Вены» – в фотографиях Дениса Есакова.

Технологии и материалы

Блестящая начинка для первого здания Нормана Фостера. .. В штаб-квартире компании РМК – первой постройке бюро Нормана Фостера в России – установлена дизайнерская сантехника Duravit. Baumit Life Challenge: семь лучших фасадов Европы Рассказываем об итогах премии Baumit Life Challenge – за лучший фасад, выполненный с использованием продукции Baumit. Прочность без границ Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки. Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне. В единстве и гармонии с природой. Глазурованный керамогранит... Молодой, активно развивающийся керамический завод «Грани Таганая» дополнил ассортимент выпускаемой продукции новыми актуальными коллекциями глазурованного керамогранита GRESSE. Любовь к геометрии Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн. Строительство в историческом центре Санкт-Петербурга:... На вопросы о работе в среде Archicad ответил заслуженный архитектор России, академик архитектуры, Михаил Александрович Мамошин. Шведский концерн SSAB и компания «ОДИН» приглашают... Вы сможете узнать все о стали SSAB у экспертов отрасли, а также продегустировать экологически чистое шведское рапсовое масло, которое входит в состав продукции GreenCoat® Урбан-домик на дереве Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса. В имении Ле-Шато-де-Пер растет необычное дерево-отель На ветвях этого дерева растут золотые «яблоки», обернутые в металлическую оболочку BEMO – MONRO. Как подчеркнуть оригинальный характер инвестиции? Архитектурные сетки и решетки – как ультрамодный тренд современной архитектуры. Естественность и сила кирпича ручной работы Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba. Handmade для кинотеатра «Москва» Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице. Блестящие перспективы Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда. Материя с гибким характером Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON. Волшебная линия Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов. Башня «Татнефть» в Альметьевске: новые технологии... Черное зеркальное остекление на фасаде символизирует струящуюся нефть, а реализовано это с помощью архитектурного стекла Guardian с магнетронным напылением и тонированного в массе стекла AGC. Эффектная сантехника для энергоэффективного дома Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit. Удивительная концепция фасада у подножия гор Монблана Центр водных видов спорта «Cалланш», Франция Такие стеклянные «бабочки» Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.

Сейчас на главной

Идейные разногласия Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы. Летать в облаках Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 на уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения. Видео-разговор об архитектурной атмосфере В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре. 21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа. Награды Арх Москвы: 2021 В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей. Лучшие офисы – 2021 Обладателем гран-при Best Office Awards на этот раз стал офис Росбанка по проекту UNK corporate interiors. Рассказываем о лауреатах в каждой категории. Вулкан Дефанса В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов. Керамические тома Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики. Идеями лучимся / Delirious Moscow В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные. Меньше эстетики, больше проблематики Владимир Белоголовский добрался в Венецию из Нью-Йорка и специально для наших читателей рассказывает об увиденном на XVII архитектурной биеннале. Парк в бетонных клумбах Новый нью-йоркский парк Little Island по проекту Heatherwick Studio и MNLA устроен в «распустившихся» бетонных сваях на реке Гудзон. Градсовет Петербурга 25.05.2021 Проект гостиницы у моста Бетанкура вызвал споры о градозащите, брандмауэрах и новой редакции 820-го закона. Трансформация с умножением Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания. Союз Церкви и государства Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects. Арх Москва 2021: десять идей, чем заняться Краткий путеводитель по главной архитектурной выставке столицы, которая пройдет в Гостином дворе с 3 по 6 июня. Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города... Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется. Дом между деревьев Вилла в лесу на аргентинском побережье Атлантики по проекту бюро Diez Pasos. Архитектура на высоте Представляем лауреатов CTBUH Awards 2021 – премии международного Совета по высотным зданиям и городской среде. Лучшим небоскребом в мире стала башня BIG в Ванкувере. Башня превращается Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей. Переговоры среди лепестков На Венецианской биеннале представлен новый проект Zaha Hadid Architects: модуль-переговорная Alis, подходящий как для интерьеров, так и для использования на открытом воздухе. Выше всех «Газпром» обещает построить в Петербурге башню высотой 703 метра. Рядом с Лахта центром должен появиться небоскреб Лахта-2, а автор – тот же, Тони Кеттл, только он уже не работает в RJMJ. Метаболизм и Бах Проект гостиницы для периферии исторического Петербурга, воплощающий непривычные для города идеи: транспарентность, незавершенность и сознательный отказ от контекстуальности. DMTRVK: год в онлайне За год с момента всеобщего перехода на удаленный формат взаимодействия проект «Дмитровка» организовал более 20 онлайн-лекций и дискуссий с участием российских и зарубежных архитекторов. Публикуем некоторые из них. Конкурсы и премии для архитекторов. Выпуск #242 Культурный центр в Баку, «зеленый» небоскреб на Манхэттене и новый город на Сахалине. Умер Паулу Мендес да Роша Бразильский архитектор Паулу Мендес да Роша, представитель эпохи «героического» модернизма, скончался в Сан-Паулу в возрасте 92 лет. Цвет в бетоне и кирпиче Жилой дом 11-19 Jane Street в Нью-Йорке по проекту бюро Дэвида Чипперфильда развивает архитектурные мотивы исторического района Гринвич-Виллидж. Павильон готов Сегодня биеннале архитектуры в Венеции открывается для посетителей. Публикуем фотографии павильона России в Джардини, любезно предоставленные организаторами его реконструкции. Не только Алёнка Музей Cтрит-арта запускает он-лайн курс по паблик-арту, который поможет архитекторам актуализировать свои проекты при помощи современного искусства.

Рзянин М. И. Покров на Нерли (XII век). — Москва, 1941. — (Памятники русской архитектуры. ІІІ)

  

 

 

Покров на Нерли (XII век) / Составил М. И. Рзянин ; Под редакцией Д. Е. Аркина ; Академия архитектуры СССР, Кабинет теории и истории архитектуры. — Москва : Государственное архитектурное издательство Академии архитектуры СССР, 1941. — 12 с., 23 л. ил. — (Памятники русской архитектуры ; выпуск ІІІ).

 

 

[Полный текст издания и все иллюстрации из него]

 

 

ПОКРОВ НА НЕРЛИ

 

В 11 км от г. Владимира, в 1½ км от села Боголюбова, среди луга, на берегу реки Нерли одиноко стоит древняя церковь Покрова на Нерли, построенная в 1165—1166 гг. Эта маленькая церковь пользуется всемирной известностью, как замечательный памятник владимиро-суздальской архитектуры XII—XIII вв.

 

Расцвет владимиро-суздальской архитектуры XII—XIII вв. неразрывно связан с возвышением Владимиро-Суздальского княжества, выросшего из отдаленной провинции великого Киевского государства в мощный центр нового объединения Руси.

 

Этот исторический процесс был вызван целым рядом причин.

 

Великое Киевское государство, достигшее в XI в. кульминационного пункта своего могущества и культурного расцвета, в XII в. начинает неудержимо распадаться на отдельные княжества. Наступает период феодальной раздробленности, междоусобных войн и внешних нападений. Значительную роль в распаде Киевского государства и перемещении центра политической, экономической и военной мощи древней Руси с юга (Киев) на северо-восток — во Владимиро-Суздальское княжество — сыграло передвижение мировых торговых путей, происшедшее в XII в. Древний торговый путь «из варяг в греки», проходивший через Киев и Новгород и являвшийся в значительной степени источником богатства и силы Киевского государства, в XII в. теряет свое международное значение в связи с развитием морских связей Византии с Западом.

 

В то же время вновь оживляется другой древний путь, который проходил по территории Владимиро-Суздальского княжества, с Кавказа и из Средней Азии, по Волге через государство волжских болгар в Ростов, Владимир на Клязьме, Новгород и далее на запад.

 

Возвышению Владимиро-Суздальского княжества способствовала энергичная деятельность трех князей — Юрия Долгорукого (1151—1157 гг.), его сына Андрея Боголюбского (1157—1174 гг.) и Всеволода III (1176—1212 гг.). Превращение Владимиро-Суздальского княжества в новый центр объединения древней Руси создало предпосылки для бурного развития строительной деятельности. В основе архитектурного творчества этой эпохи лежит идея объединения раздираемой междоусобицами древней Руси под властью владимиро-суздальского князя. Блеск княжеского строительства, великолепие столицы, городов, дворцов и храмов должны были поражать население, купцов и послов и внушать им представление о мощи и величии Владимиро-Суздальского княжества. Активным проводником идеи объединения Руси в эту эпоху был Андрей Боголюбский, прозванный «самовластцем», стремившийся в борьбе с боярской знатью опереться на растущую силу горожан и мелкого служилого люда. Он был по заговору убит в своем дворце представителями этой знати в 1174 г.

 

При Андрее Боголюбском архитектура Владимиро-Суздальской Руси достигает наивысшего блеска и совершенства. Церковь Покрова на Нерли является выдающимся памятником именно этого периода расцвета владимиро-суздальского зодчества.

 

 

В развитии владимиро-суздальской архитектуры можно установить три этапа.

 

При Юрии Долгоруком складывается основной архитектурный тип культового сооружения, возникают и развиваются элементы декоративного убранства, придающие такую оригинальность этой архитектуре. О строительстве в эту пору говорит летопись под 1152 г.: «Князь великий Долгорукий Суздальский был под Черниговым ратью и возвратился в Суздаль на свое великое княжение и, пришед многие церкви созда: На Нерли Бориса и Глеба, и во свое имя град Юрьев заложи, нарицаемый Польско́й, и церковь в нем камену Георгия созда, а в Володимире церковь Георгия камену же созда и град Переяславль от Клещина (озера) перенесе и созда больше старого, и церковь в нем постави камену Спасу, а в Суздале поставил церковь камену Спаса же святого».

 

Из сооружений, упоминаемых летописью, до нас дошли только собор в Переяславле-Залесском, законченный при Андрее Боголюбском в 1157 г., и, в сильно измененном виде, церковь Бориса и Глеба в Кидекше (на р. Нерли), которая является прототипом церкви Покрова на Нерли.

 

Высшего расцвета владимиро-суздальская архитектура достигает при Андрее Боголюбском. Столица княжества — г. Владимир — застраивается великолепными сооружениями (сохранился переделанный впоследствии Всеволодом III Успенский собор и Золотые ворота в искаженном виде). В 11 км от столицы закладывается загородная резиденция князя — г. Боголюбов (теперь село Боголюбское) с церковью, монастырем и дворцом, богато украшенными, по свидетельству летописей, внутри и снаружи яшмой, позолотой и золоченой резьбой по камню (сохранились башня дворца и переделанная церковь). Наконец, в 1½ км от г. Боголюбова, там, где раньше было слияние рек Клязьмы и Нерли, Андрей Боголюбский построил церковь Покрова на Нерли.

 

Этот второй этап владимиро-суздальской архитектуры характеризуется высоким совершенством архитектурной формы, развитым чувством ансамбля, при сдержанности и простоте декоративного убранства.

 

Третий этап — от княжения Всеволода III до нашествия татар (1237 г.) — характеризуется монументальностью, величественностью сооружений (Успенский собор, городские ворота, увенчанные храмами) и ростом декоративного убранства, достигающего виртуозного совершенства (Дмитриевский собор 1194—1197 гг.). К этому периоду относятся перестройка Суздальского собора (1222—1233 гг.) и Георгиевского собора в Юрьеве-Польско́м (1230—1234 гг.).

 

Блестящее развитие владимиро-суздальской архитектуры было прервано в XIII в. (в 1237 г.) волной татарского нашествия, которая обрушилась на древнюю Русь, сметала и разрушала все ее культурные достижения и надолго затормозила дальнейшее развитие русской культуры.

 

Древняя Русь, стоявшая в то время по своей культуре в ряду передовых стран Европы, приняла на себя всю силу удара татарского нашествия и заслонила собой Европу от татаро-монгольского варварства.

 

Именно этим объясняется отставание древнерусской культуры и архитектуры в период монгольского владычества от архитектуры и культуры Запада. Новый подъем самобытной русской архитектуры начался вместе с процессом объединения древней Руси в Московском государстве, а новый период расцвета — после окончательного освобождения от татарской зависимости в XV—XVI вв.

 

Сохранившиеся памятники домонгольской эпохи свидетельствуют о том, что архитектура нашего отечества стояла не ниже современной ей архитектуры стран Запада и создала глубоко самостоятельный стиль.

 

 

О времени сооружения церкви Покрова на Нерли, о событиях, в честь которых храм был построен, о мастерах, его строивших, летописи не содержат никаких указаний.

 

Очень мало внимания уделено этому замечательному памятнику и позднейшими исследователями архитектуры. В исторической литературе мы находим лишь весьма скудные данные о церкви Покрова. Единственным источником для установления даты сооружения памятника является книга В. Доброхотова «Древний Боголюбов, город и монастырь с его окрестностями» (изд. 1852 г.), где приведена выдержка из рукописного жития Андрея Боголюбского. Летопись, которую цитировал Доброхотов, исчезла и до сих пор не найдена, почему все последующие исследователи приводят эту выдержку по книге Доброхотова (стр. 70). Вот текст этой выдержки:

 

«Сего же лета сын его первый Изяслав Андреевич ко господу отъиде и положен бысть в соборней Успения пресвятые богородицы церкве. Сей же Великий князь Андрей, аще печалию о сканчавшемся сыне, яко человек объят быв, и скорбяще, обаче оную на господа пологаще и благодаря его всемогущество, более в богоугодные дела поощрящеся; ибо близь Боголюбские обители, яко поприще едино, на реке Клязьме, в Лугу, нача здати церковь, Во имя пресвятые богородицы честного ея покрова, на устье реки Нерли, из собираемых и дволетием из Болгар вывозимых камней для строения во Владимире соборные Успения пресвятые богородицы церкви и других десятые части, яже по повелению его на том месте отлагаемы бываху и помощью пресвятые богоматере, оную церковь единым летом соверши и обитель монашествующим при ней содела».

 

Эта выдержка дала основание установить дату сооружения церкви Покрова на Нерли — 1165—1166 гг., т. е. через два года после смерти Изяслава, последовавшей, согласно Ипатьевской и Воскресенской летописям, в 6672 (1164 г.), а по Лаврентьевской летописи — в 6673 (1165 г.).

 

Других летописных упоминаний о церкви Покрова на Нерли до сих пор не найдено.

 

Этот единственный летописный документ сообщает о том, что церковь входила в какой-то монастырский комплекс, но не раскрывает причин выбора места для нее при древнем слиянии рек Клязьмы и Нерли.

 

Выбор этого места с точки зрения ансамбля замечателен, но едва ли он продиктован только соображениями красоты пейзажа и богоугодными целями. Если вспомнить, что место древнего слияния рек Клязьмы и Нерли являлось одним из главных узлов великого торгового и военного водного пути с Востока на Запад, то становится ясным, что выбор этого места и закрепление его замечательным архитектурным памятником был обусловлен соображениями прежде всего экономического и стратегического характера.

 

По мнению ряда исследователей, в этом пункте был торговый и военный порт Андрея Боголюбского. Отсюда княжеские дружины отправлялись в походы против волжских болгар, с которыми шли войны за торговый водный путь, здесь происходили торжественные молебствия, здесь же производилась частичная разгрузка судов, следовавших дальше по мелеющей Клязьме, здесь торжественно встречали послов и гостей.

 

Церковь Покрова на Нерли — миниатюрный и типичный образец княжеской архитектуры — встречала приезжающих и открывала им дальнейший путь в недра Владимиро-Суздальского княжества, где впечатление блеска, великолепия и размаха княжеского строительства постепенно нарастало по мере приближения к столице (Боголюбов, Суздаль, Владимир).

 

По своему ансамблю памятник представляет изумительное сочетание природы и архитектуры. В рамке зелени и воды, сверкая белизной стен, золотом купола, стройный и изящный, стоит этот памятник, как скульптурный монумент, среди луга на высоком берегу широкой в этом месте реки Нерли. Река образует вокруг этого места излучину. Памятник как бы заключен в полукольцо воды. В разлив луг заливается, и церковь стоит живописным островком среди водного простора.

 

 

По своим внешним массам церковь Покрова на Нерли представляет собой вариант выработанного в эту эпоху в древней Руси типа так называемой кубовидной одноглавой четырехстолпной церкви, получившей широкое распространение во владимиро-суздальской, а также в псково-новгородской архитектуре.

 

В плане церковь представляет собой прямоугольник, имеющий на восточной стороне три полукружия алтарных выступов, а с трех остальных сторон входы. Четыре внутренних столба крестообразного сечения делят план на девять ячеек, а именно: центр, четыре осевые и четыре угловые ячейки. Над центральным квадратом, на четырех столбах, соединенных подпружными арками с парусами в углах, возвышается барабан, покрытый полусферой. От подпружных арок подкупольного квадрата крестообразно расходятся на внешние стены коробовые своды, перекрывающие четыре осевые ячейки. Эти своды своими пятами опираются на подпружные арки, перекинутые от тех же четырех столбов на отвечающие им пилястры на стенах. Угловые ячейки перекрыты тоже коробовыми сводами, оси которых параллельны главной оси здания (запад-восток).

 

Если мы отрежем западную или восточную стену, то за ней увидим в разрезе три жерла сводов, которые вместе со столбами образуют как бы трехпролетную аркаду. Эта внутренняя конструкция, как мы увидим позже, выражена на фасаде и определяет его тектоническую структуру.

 

 

По архитектурным формам памятник представляет собой параллелепипед, несущий одну главу.

 

К восточной стене примыкают три полуцилиндра алтарной части, перекрытые полусферами.

 

Внутренняя конструкция обнаруживается на фасадах выступающими из стен сочными профилями пилястров (отвечающих столбам внутри), соединенных между собою арками того же профиля (отвечающими сводам внутри). Таким образом, каждый фасад представляет как бы трехпролетную аркаду, заполненную простенками, причем верхушка этой аркады образует криволинейное завершение фасада. Центральные пролеты на всех фасадах больше и выше боковых, и в них с западной, северной и южной сторон размещены входы.

 

Если мысленно убрать простенки между наружными пилястрами, то перед нами предстанет жесткий пространственный скелет всего здания, состоящий из двенадцати внешних столбов, соединенных между собою арками, и четырех внутренних столбов, соединенных подпружными арками как между собою, так и с внешними столбами. Эта система сверху жестко связана воедино коробовыми сводами, а еще выше, в центре, на парусах несет барабан, покрытый полусферой.

 

Кровля из металлических листов прямо положена поверху этих сводов, переходящих в плоскую полусферу около опорного кольца барабана. Глава барабана была в древности покрыта шлемовидным куполом, переделанным позже на луковичную форму (до нас дошла древняя форма шлемовидного купола в другом памятнике этой архитектуры, а именно в Дмитриевском соборе во Владимире).

 

Выше было условно допущено расчленение фасадных стен на каркас и простенки (заполнение). Однако простенки не являются здесь «пассивным» заполнителем, так как, взятые отдельно, они сохраняют четко выраженную тектоническую структуру несущей стены: в нижней половине они толще, сильнее, вверху — тоньше и легче. Переход пластически выражен уступом и подчеркнут фризом под уступом.

 

Вместе с тем, простенки так органично сочным профилем связаны с каркасом (пилястрами), что каждый фасад воспринимается как пластическое целое, в котором ясно выражена логика внутренней каркасной конструкции. Такая органичность свойственна произведениям подлинно классического зодчества.

 

Проемы в стенах (окна и двери) размещены строго целесообразно. В нижней половине простенков нет окон, кроме главного западного фасада, где в боковых простенках имеется по одному окну внизу для освещения пространства под хорами. В верхней половине все простенки имеют по одному окну. В барабане восемь окон.

 

Но, решая чисто функциональную задачу, зодчий при размещении проемов гениально разрешил и задачи художественной выразительности памятника внутри и снаружи.

 

Количество проемов нарастает кверху, к куполу, и таким образом нарастает световой эффект к самой высокой точке внутреннего пространства, где на полусфере изображался Христос. С другой стороны, сгущение проемов кверху создает впечатление облегчения массы памятника, его рост, стройность.

 

Форма проемов, их пропорции и размещение строго учитывают тектоническую структуру памятника. Перспективные обрамления проемов, глубоко врезанные в толщу стен, выявляют силу и мощь стены и усиливают пластичность всего сооружения.

 

Декоративные украшения здания отличаются большой сдержанностью, изяществом формы и строгим подчинением архитектонической структуре памятника.

 

Эти украшения — не облицовка на стене, прикрепленная после кладки. Они изваяны, вырезаны на выступах камней кладки, создавая конструктивное и архитектурное целое со стеной. Были ли эти украшения изваяны на отдельных камнях до их укладки или же вырезаны после — на выпусках кладки из стен, — трудно сказать. Возможно, применялся и тот и другой прием.

 

Главным украшением стен является аркатурный фриз, который опоясывает здание на половине его высоты с трех сторон, кроме алтарной.

 

Этот фриз украшает только простенки, прерываясь на пилястрах. Фриз проходит под уступом простенка и состоит из зубчатого пояса (елки) и стройной аркатуры на колонках с резными капителями. Колонки фриза опираются на фигурные каменные кронштейны в виде зверей, птиц и женских масок.

 

Такой же аркатурный фриз проходит и на полуцилиндрах абсид, но не на половине высоты, как на стенах, а под карнизом, причем через два—три пролета стержень висячей колонки фриза превращается в тягу на всю высоту абсид, усиливая вертикализм и стройность здания.

 

По углам здания в ¾ диаметра и на промежуточных пилястрах в полдиаметра поставлены колонки с резными капителями, которые несли резные водосточные желоба (гаргули), не сохранившиеся в этом памятнике. Эти колонки подчеркивают главные вертикальные членения памятника и пластически как бы завершают профиль выступающих из стены пилястров.

 

Все простенки вверху украшены резными по камню изображениями. В боковых тимпанах каждого фасада изваяны гриффы, попирающие четвероногих животных. В центральном тимпане изображена сидящая на троне фигура Христа. По бокам этой фигуры изваяны два льва, на головах которых стоят птицы.

 

Под этими изображениями вытянуты в ряд семь масок (горельефом): по две в боковых и три в среднем простенке. По бокам арки среднего окна высечены два лежащих льва, хвосты которых оканчиваются цветком.

 

Необходимо отметить, что все эти горельефные изображения органически связаны с кладкой стены, так как камни, на которых они высечены, являются частью этой кладки. Очевидно, изображения высекались по камню до их укладки на место.

 

Значительный пластический интерес представляет перспективный портал. Портал вписан в среднюю треть фасада между пилястрами и имеет полуциркульное завершение.

 

В разрезе профиль перспективного обрамления состоит из следующих частей, врезающихся в глубь стены под углом 45°: полувал наружного обрамления, затем угол стены, четверть вала, угол уступа стены, четверть вала и угол дверного проема. На высоте пят архивольта круглые части профиля завершаются резными капителями, образуя группы колонн по бокам; внизу все элементы имеют базы одинакового профиля. Архивольт того же профиля покрыт изящным, резанным по камню орнаментом, кроме гладкого наружного полувала.

 

Декоративное убранство барабана состоит из опоясывающей барабан стройной аркатуры в 16 арок на тонких колонках с резными капителями (восемь пролетов слепых, восемь — с перспективными щелевидными окнами).

 

Эта аркатура как бы врезана в толщу барабана. Над ней выступает венчающая барабан корона, состоящая (снизу вверх) из ряда ступенчатых треугольников, над которой идет зубчатый пояс (елка), еще выше идет профилированный пояс, и, наконец, все это венчается рядом кокошников, которые когда-то при шлемовидном куполе имели арочное завершение, заложенное под горизонталь при переделке купола на луковичную форму.

 

Все линии и плоскости архитектурных форм снаружи и внутри памятника лишены геометрической сухости и отличаются неуловимой неточностью, мягкой кривизной. В целом создается впечатление, что строитель — зодчий решал здание, как скульптор, которому была дана как бы глыба, из которой он высекал свое произведение, снимая слой за слоем и таким образом создавая пластическое богатство и архитектурное единство сооружения.

 

В интерьере ясно чувствуется доминирующее пространственное ядро церкви, имеющее в плане форму равноконечного греческого креста. Достаточно взглянуть на членение пространства системой подпружных арок, столбов и пилястров и на перекрытие, где к освещенному куполу сходятся крестом цилиндрические своды, чтобы прочитать эту форму в пространстве.

 

Между стеной и столбами западной стороны церкви на трех арках на уровне наружного уступа стены расположены хоры для князя и знати.

 

Единственные сохранившиеся пластические украшения внутри церкви — это резные по камню изображения парных львов, символов княжеской власти, которыми завершаются все пилоны церкви, а также столбы и пилястры под арками хор.

 

Не сохранилось никаких следов росписи внутри церкви. По свидетельству Доброхотова, который видел памятник в конце прошлого столетия, им были обнаружены следы росписи внизу барабана.

 

 

Церковь Покрова на Нерли дошла до нас с 1166 г. Татарское нашествие и последующие неурядицы почти не коснулись внешней архитектуры этой одиноко стоявшей церкви.

 

В первой половине XVIII в. (1725—1735 гг.) церковь Покрова на Нерли, как и многие другие памятники, была искажена переделками: кровля была переделана на четырехскатную, с устройством горизонтальных карнизов, к порталам были приделаны портики, купол получил вместо шлемовидной луковичную форму.

 

В конце XVIII в. памятник едва не погиб: настоятель Боголюбского монастыря в 1784 г. получил разрешение продать его на слом крестьянам соседнего села. Сделка не состоялась потому, что крестьяне в последний момент отказались от покупки.

 

В конце XIX в. при реставрации владимирских памятников была частично реставрирована и церковь Покрова на Нерли, а именно: снят был наросший слой земли вокруг церкви (около метра), сняты были накладки кирпичом стен под четырехскатную кровлю, и кровля была вновь перекрыта по закомарам. Купол луковичной формы был оставлен без изменений.

 

Уже при советской власти, в 1935 г., был произведен ремонт фасадов.

 

В настоящее время церковь состоит на учете Отдела по охране памятников и находится в удовлетворительном состоянии.

 

Церковь Покрова на Нерли невелика по своим размерам:

  • Ширина по западному фасаду снаружи .. 11,13 м
  • Ширина по западному фасаду внутри .. 8,24 м
  • Длина по южному и северному фасаду без алтарных выступов снаружи .. 11,72 м
  • То же без алтарных выступов внутри .. 8,68 м
  • То же с алтарными выступами снаружи .. 13,92 м
  • То же с алтарными выступами внутри .. 11,20 м
  • Высота до верха колонок .. 11,80 м
  • Высота до верха центральной арки фасада .. 12,85 м
  • Высота до верха барабана (линия кокошников) .. 18,79 м
  • Высота до яблока купола (современного) .. 24,89 м
  • Толщина наружных стен .. 1,08 м
  • Размеры столбов (внутри) .. 0,97—1 м

 

 

Церковь Покрова на Нерли сложена из белого известкового камня.

 

Фундаменты сложены из плит известняка толщиной до 40 см строго горизонтальными рядами с плотной притеской швов, без соблюдения их вертикальности. Внутри — расщебенка обломками камня и булыжника с заливкой известковым раствором.

 

Стены сложены из белого известкового камня по следующему способу: выводили наружную и внутреннюю облицовки стены из отесанных камней на известковом растворе. Промежуток закладывали обломками белого и дикого камня и заливали известковым раствором иногда с примесью ячменной или ржаной мякины. Этот раствор со временем так окреп, что местами оказывался крепче самого камня. Особенно тщательно выводилась наружная облицовочная грань стены с чистой отеской лица и постелей камня, с резкой профилей и всех украшений стены на выпусках и выступах кладки. Размер камня от 35 до 45 см, форма лицевой грани — близкая к квадрату.

 

Своды — тоже из белого камня, на известковом растворе. Размер клиньев от 35 до 45 см. Поверх белокаменного свода клался слой бута с заливкой тем же раствором.

 

В Успенском соборе во Владимире при реставрации (1889—1891 гг.) обнаружены своды из ноздреватого легкого туфа, в скважинах которого оказался свинец, очевидно, затекший при пожарах¹. Этот факт, а также летописные свидетельства говорят о том, что кровля крылась свинцом, а иногда медью прямо по выровненным сводам. В настоящее время кровля покрыта листовым железом. Древний купол шлемовидной формы, который несомненно имела церковь Покрова, был крыт медью с позолотой.

____________

¹ И. Е. Забелин, Древности. «Труды Московского археологического общества», т. XVI, стр. 38.

 

Необходимо отметить, что указанный способ кладки стен во владимиро-суздальской архитектуре XII—XIII вв. резко отличается от киевского и новгородского, где стена состояла из чередующихся толстых слоев камня и тонких слоев кирпича по византийскому образцу. Слои камня штукатурились, и фактура стен представлялась сочетанием красных швов (кирпич) и белых лент (камень).

 

Внутри стены штукатурились под фресковую роспись. Связи стен не сохранились, но по гнилушкам, обнаруженным в стенах, они, очевидно, были дубовые, как во всех древнерусских церквах этой и позднейшей эпох.

 

 

Какие зодчие строили этот памятник? Вопрос этот продолжает до сегодняшнего дня оставаться невыясненным.

 

Ряд исследователей, как-то С. Строганов, А. С. Уваров и А. И. Некрасов, на основании сходства декоративных элементов и отдельных деталей (аркатурный фриз, колонки, порталы, резные украшения) относит памятники владимиро-суздальской архитектуры к кругу преимущественного влияния романской архитектуры Запада, а именно ломбардской северо-итальянской архитектуры, пришедшей во Владимиро-Суздальское княжество, по утверждению этих авторов, через Германию—Псков—Новгород вместе с призванными оттуда мастерами. При этом обычно ссылаются на выдержки из летописи, например: «...князь великий Андрей Юрьевич постави церкви... по вере его приведе ему бог от всех земель мастеры»1 или: «...приведе ему бог из всех земель мастеры»2 и др.

____________

1 Тверская летопись, т. XV, стр. 233.

2 Лаврентьевская летопись об Успенском соборе во Владимире.

 

Но как могли проникнуть влияния из этих стран через Псков и Новгород, если в этих древнерусских центрах нет ни одного памятника, подобного владимиро-суздальским, если в ломбардской и германской архитектуре этой эпохи нет прообраза подобного органически целостного храма? Что же касается декоративных элементов, то они складывались в этих странах под влиянием Востока и Византии, т. е. тех стран, с которыми связи Руси были древнее и непосредственнее (великие торговые пути).

 

Другие исследователи, в том числе Артлебен, не отрицая влияния романской архитектуры, подходят ближе к истине: «Нельзя допустить, — говорит он, чтобы западные мастера не умели составить нового плана или воспроизвести принятый на Западе; следовательно, русские князья, приглашая их, как искусных исполнителей, строго держались принятого плана, не допуская изменений не только в его форме, но даже в размерах; то же самое нужно сказать и о фасадах, в которых иноземным мастерам предоставлялись, как видно, одни украшения»3.

____________

3 Труды 1-го Археологического съезда в Москве. 1869 г. Н Артлебен. По вопросу об архитектуре XII века. Стр. 292.

 

Образования архитектурного типа владимиро-суздальских церквей нельзя вырывать из общего процесса самостоятельного развития древнерусской архитектуры, возникшей в X—XI вв. в Киеве и Новгороде.

 

Виолле ле Дюк в последние годы своей жизни, как известно, написал книгу о русском искусстве, в которой высоко оценил русскую архитектуру, ее самостоятельность на примерах главным образом памятников XII в.

 

Анализируя владимиро-суздальскую архитектуру XII в., Виолле ле Дюк пишет: «Русское искусство конца XII в. достигло известной степени блеска, в котором оно не уступало ни византийскому, ни западному искусству»4. Говоря об особенностях древнерусской архитектуры XII в., Виолле ле Дюк отмечает, что «славяне придавали своим религиозным памятникам совершенно особенный стройный вид, причем это изящество было присуще не только общему виду, но и его частям...», «чем эти памятники отличаются от сооружений чисто византийских»5, а также «от того, что тогда делалось во Франции, Италии и особенно в Германии, где так называемая прирейнская архитектура отличалась некоторой тяжестью в деталях»6.

____________

4 Виолле ле Дюк, Русское искусство. Стр. 84.

5 Там же, стр. 71.

6 Там же, стр. 80.

 

К этому мнению выдающегося исследователя нужно добавить, что эта стройность и вертикализм в древнерусской архитектуре присущи не только сооружениям XII в., но являются особенностью архитектуры более ранних сооружений XI в. Великой Киевской Руси (София Киевская, собор Юрьева монастыря, София Новгородская и др.). С особенной силой эти качества русского зодчества проявились на новом этапе, после освобождения Руси от монгольского ига, в русской архитектуре эпохи расцвета в XVI в. (церковь Вознесения в селе Коломенском, Василий Блаженный в Москве и др.).

 

Реакция в архитектуре Запада против византийских и романских влияний началась только с конца XII в. во Франции и захватила весь мир в эпоху господства готики.

 

Однако как бы ни оценивали отдельные исследователи место и историческое значение древнерусской архитектуры, ее глубокая самостоятельность и художественная ценность не подлежат никакому сомнению. Периоды расцвета архитектуры любого народа не возникают неожиданно, на основе простого заимствования или копирования чужих образцов. К таким периодам расцвета всякий народ идет длинной дорогой культурного и экономического развития. На известных исторических переломах, иногда в совершенно новых формах, народ создает блестящие произведения искусства и архитектуры, в которых дается как бы завершающий итог пройденного пути. Именно такой скачок мы наблюдаем в период расцвета владимиро-суздальской архитектуры, блестящим образцом которой является церковь Покрова на Нерли.

 

Высокое архитектурное совершенство этого памятника, его органическая связь с природой, благородная простота и единство его внешних масс, стройность и изящество пропорций, тонкая пластика его форм, наконец, конструктивная и функциональная правда всего сооружения ставят этот памятник в один ряд с лучшими произведениями мировой архитектуры.

 

 

БИБЛИОГРАФИЯ

 

  • И. Э. Грабарь, История русского искусства. Т. I., стр. 303—321.
  • Акад. А. М. Павлинов, История русской архитектуры. 1897 г., стр. 55—92.
  • Виолле ле Дюк, Русское искусство. М. 1879 г.
  • B. Доброхотов, Древний Боголюбов город и монастырь с его окрестностями. М. 1852 г., стр. 67—86.
  • А. И. Некрасов, Очерки по истории древнерусского зодчества XI—XVII в. 1938 г., стр. 99—139.
  • А. И. Некрасов, Очерки декоративного искусства древней Руси. 1924 г., стр. 19—28.
  • А. А. Бобринский, Резной камень в России. 1916 г.
  • Н. Воронин, Некоторые исторические выводы из археологических исследований во Владимире и Боголюбове. Журнал «Историк-марксист» № 2, 1940 г., стр. 164.
  • C. Строганов, Дмитриевский собор во Владимире. 1849 г.
  • Н. А. Артлебен, По вопросу об архитектуре XII в. в Суздальском княжестве. «Труды 1-го Археологического съезда в Москве», 1871 г., стр. 288—299.
  • И. Д. Мансветов, По вопросу об архитектуре XII в. Там же, стр. 272—276.
  • А. С. Уваров, Взгляд на архитектуру XII в. в Суздальском княжестве. Там же, стр. 252—266.
  • Л. В. Даль, По вопросу об архитектуре XII в. Там же, стр. 277—281.
  • И. И. Васильев, По вопросу об архитектуре XII в. Там же, стр. 282—287.
  • Протоколы заседаний 1-го Археологического съезда. Древнерусская архитектура XII в. Труды 1-го Археологического съезда в Москве. 1871 г., стр. XIII—CVII.
  • Н. Н. Ушаков, Спутник по древнему Владимиру и городам Владимирской губернии. 1913 г., стр. 157—160.
  • И. Толстой и Н. Кондаков, Русские древности в памятниках старины. Выпуск 6, 1899 г.

 

ПЕРЕЧЕНЬ ИЛЛЮСТРАЦИЙ

 

I лист. Общий вид

II лист. Восточный фасад

III лист. Северный фасад

IV лист. Фрагменты фасадов

V лист. Северный портал

VI лист. Фрагменты северного фасада

VII лист. Детали фасадов

VIII лист. Резные украшения

IX лист. Детали интерьера

X лист. Обмерные чертежи церкви Покрова на Нерли до реставрации

XI лист. Западный фасад

XII лист. Северный фасад

XIII лист. Восточный фасад

XIV лист. План первого яруса

XV лист. План второго яруса (уровень хор)

XVI лист. План барабана и схема кровли

XVII лист. Разрез I—I

XVIII лист. Разрез II—II

XIX лист. Разрез III—III

XX лист. Разрез IV—IV

XXI лист. Детали портала

XXII лист. Детали

XXIII лист. Детали аркатурного фриза. Детали канители на столбах и пилястрах (внутри церкви)

 

 

Обмерные чертежи (листы XI—XXIII) — из фондов музея Академии архитектуры СССР. Обмеры произведены в мае-июне 1937 г. научными сотрудниками музея, архитекторами Н. С. Кучеровой и Г. М. Калитаевой.

 

Фотографии на листах I, III, IV, VI — из фондов музея Академии архитектуры СССР.

 

Фотография на листе V — из фондов Архитектурного института (коллекция И. Ф. Борщевского).

 

Фотографии на листах VII, VIII — из книги А. А. Бобринского «Резной камень в России».

 

Фотографии на листе II — из книги И. Э. Грабаря «История русского искусства».

 

Фотографии на листе IX — из коллекции проф. Ю. Н. Дмитриева.

 

Чертежи на листе X — из книги С. Строганова «Дмитриевский собор во Владимире».

 

Все иллюстрации издания

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Церковь Покрова на Нерли близ Владимира (1165 г.)

Архитектура Древней Руси

В развитии древнерусской архитектуры наряду с архитектурными сооружениями и скульптурно-архитектурными ансамблями, поражающими своими размерами, получили признание также небольшие по размерам достопримечательности. С течением времени они вошли в сокровищницу монументального искусства, среди таких сооружений церковь Покрова на реке Нерли. На то время во Владимиро-Суздальской земле формировалась школа, в которой наряду со строительным мастерством развилось художественная резьба по камню, белому известняку местного происхождения. Некоторые черты этой школы, как и вообще всей древнерусской архитектуры XII века, сходны с чертами феодальной романской архитектуры тех времен. В правление Андрея Боголюбского во Владимире был построен Успенский собор, Золотые ворота, под Владимиром — ансамбль Боголюбовського замка и самая совершенная из всех сооружений — церковь Покрова на Нерли.

Согласно старинному источнику, князь построил храм «на лугу» в ознаменование своей печали о смерти любимого сына. По другой версии она была сооружена в честь победного похода на волжскую Болгарию и посвящена новому, неизвестному в Византии, празднику в часть Богоматери - Покрова Богородицы, установленному Андреем Боголюбским без позволения Киевского митрополита.

Эта небольшая церковь по праву считается одним из шедевров мировой архитектуры. В ней чрезвычайно ярко проявились не только художественный гений и мастерство владимирских зодчих, но и художественные идеалы древнерусских художников. Церковь была построена в 1165 г. по заказу князя Андрея Боголюбского, неподалеку от великокняжеского загородного замка, где река Нерль впадает в Клязьму и куда приплывали лодки, направлявшиеся к Владимиру. Задача, поставленная перед зодчими, была очень сложной, поскольку намеченное для постройки место лежало в заливаемой пойме. Поэтому зодчий, заложив фундамент, возвел на нем каменный цоколь высотой почти 4 м и засыпал его землей. Получился искусственный холм, который облицевали тесаными каменными плитами. На этом холме, как на пьедестале, и была воздвигнута церковь.

Церковь Покрова на Нерли — небольшой четырехстолпный храм, к которому с трех сторон примыкали галереи. Основные объемно-пространственные формы храма традиционны для Владимиро-Суздальского стиля, однако отсутствуют башни и увеличивается число элементов романского характера. Поверхность стен из белого тесаного камня украшена богатым рельефом, ставшим главным элементом, выделяющим Владимиро-Суздальских стиль. Входы и окна решены так же, как у романских построек.

В этом здании поражает стройность и изящество, исключительное богатство новых, небывалых ранее соотношений между его частями. Белизной камня, правильностью и стройностью силуэта Нерлинский храм выделяется из окружающего его пейзажа.

В его композиции пластика стен выразительно подчеркивает конструктивную систему не только путем выделения пилястр и закомар, но и очень рациональным использованием декора. Пластика пилястр состоит из чисто декоративной колонки, не имеющей никакой нагрузки, и уступов профиля, подчеркивающих конструктивное значение членений и выявляющих толщину стен. Четкое расчленение прясел по высоте декоративным аркатурным поясом сопровождается уменьшением толщины стен в верхней части, что подчеркнуто пластикой пилястр, получивших дополнительно два уступа. Последние говорят об усилившемся в верхней части значении вертикальных устоев за счет уменьшения массы стен. Зрительному облегчению прясел способствуют щелевидные окна в глубине уступчатых ниш, а также тонкий рельеф отдельных каменных блоков. Для зрительной нейтрализации массы купола барабан его облегчен световыми проемами и одет в ажурный наряд декоративного аркатурного пояса. Органический синтез декора с конструкцией вместе с изысканно стройными пропорциями членений явились основой сложения высоких художественных качеств произведения.

От Боголюбова тропа ведет широкими лугами. Кое-где видны невысокие холмы, небольшие рощи, среди которых белеют стволы березок. На фоне темной зелени деревьев видно белоснежную стройную сооружение сказочной красоты. Чем ближе подходишь к ней, тем четче становятся ее спокойные, уравновешенные формы. Когда смотришь на стройные пилястры, плавно закругленные своды, которыми завершаются фасады, стройный барабан с мягко очерченным куполом, белоснежные стены церкви, которые отражаются в небольшом озере, чувствуешь какую-то песенную гармонию. С трех сторон входы украшены резными порталами, а по горизонтали фасады разделяются широкими колончатыми поясами. Чрезвычайно интересной является скульптура, которая украшает фасады. Это — нежные девичьи головки — символы весны и природы: травы, цветы, сказочные звери. Над окном центрального нефа — царь Давид играет на гуслях, а звери вокруг слушают волшебную музыку.

Когда церковь окружала невысокая галерея — она еще больше связывала сооружение с окружающей средой. Внутри вертикальный характер композиции сооружения обнаружено еще больше: четыре высокие столбы перекрываются вверху подпружных арками, на парусных сводах поставлен барабан, откуда льется свет. Все в здании просто, сдержанно и очень красиво. Светлый и высокий интерьер храма не рассчитан на действо с большим числом участников, это место, предназначенное для личной молитвы князя, пребывавшего на высоко поднятых, приближенных к куполу хорах. К сожалению, от первоначальной росписи храма сохранились только незначительные фрагменты, и судить о ней можно лишь по нескольким беглым зарисовкам, сделанным в середине XIX века.

В конце XVIII столетия из-за малой доходности этой заброшенной тогда церкви игумен Боголюбова монастыря получил разрешение владимирского епископа разобрать ее, чтобы использовать материал для постройки монастырской колокольни. Церковь уцелела лишь потому, что заказчики и подрядчики не сошлись в цене.

Удивительное совершенство форм и пропорций делает церковь Покрова на Нерли одним из наиболее выдающихся шедевров не только древнерусской, но и мировой архитектуры (2, стр. 100-102; 6, стр. 24-25; 9, стр. 66-67; 15, стр. 129-150; 16, стр. 140-149; 18, стр. 100-105).

Читайте также:

Источники

Церковь Покрова на Нерли и собор в Модене Текст научной статьи по специальности «Искусствоведение»

ВЕСТН. МОСК. УН-ТА. СЕР. 8. ИСТОРИЯ. 2019. № 3

В.В. Седов*

церковь покрова на нерли и СОБОР В МОДЕНЕ

V.V. Sedov

THE CHURCH OF INTERCESSION ON THE NERL' AND THE CATHEDRAL IN MODENA

Аннотация. В статье рассматривается соотношение архитектурных форм небольшой церкви Покрова на Нерли, этого важнейшего и, вероятно, самого известного памятника Владимиро-Суздальской архитектуры середины XII в., и огромного городского и епархиального собора в Модене, который был заложен в 1099 г. и строился затем до второй половины XII столетия. По поздним, не до конца проверенным сведениям церковь Покрова была построена в 1165 г. по заказу князя Андрея Боголюбского (1157-1174) как храм небольшого мужского монастыря (эта дата может считаться относительно достоверной). В ходе исследования памятников выясгнилось, что большинство форм церкви Покрова на нерли принадлежит итальянской версии романского стиля, более того, значительная часть этих форм находит прямые аналоги в несколько более ранней архитектуре собора в Модене, важнейшего и сложнейшего здания романской архитектуры исторической области Эмилия. Некоторые формы церкви Покрова отсутствуют в соборе в Модене, на что указано особо, поскольку это говорит о «сборном» характере романской артели, прибывшей на Русь для возведения построек по заказу князя Андрея Боголюбского: в этой артели ядро составляли мастера, связанные с собором в Модене, но были здесь и такие мастера, которые происходили из других центров Северной Италии или ориентировались на архитектуру этих центров. И все же собор в Модене можно рассматривать как основной источник форм церкви Покрова и более ранних построек князя Андрея — Успенского собора во Владимире (1158-1160) и церкви рождества Богородицы в соседнем с церковью Покрова Боголюбове. Можно говорить об «адресе» прибывшей артели: она была связана с Моденой,

* Седов Владимир Валентинович, доктор искусствоведения, член-корреспондент РАН, профессор, заведующий кафедрой истории отечественного искусства исторического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова; главный научный сотрудник Института археологии РАН

Sedov Vladimir Valentinovich, Doctor in Art History and Criticism; Corresponding Member of the Russian Academy of Sciences; Professor, Head, Department of the History of Russian Art, Faculty of History, Moscow Lomonosov State University; Chief Scholar, Institute of Archeology, Russian Academy of Sciences +7-903-794-30-70; [email protected]

но при этом не слепо следовала формальным и стилистическим решениям моденского собора, а в некоторых случаях развивала или только модифицировала эти решения.

Ключевые слова: русское искусство, Древняя Русь, Владимиро-Суз-дальское княжество, древнерусская архитектура, романская архитектура, связи Италии и Руси.

Abstract. The article considers the relationship between the architectural forms of the small church of Intercession on the Nerl, the most important and probably the most renowned monument of the mid-12th-century Vladimir-Suzdal' architecture, and the enormous diocesan Modena cathedral, which was founded in 1099 and then built until the second half of the 20th century. According to the later, not fully verified tradition, the Church of Intercession was erected in 1165 by order of Prince Andrei Bogolyubsky (1157-1174) as a church of a small monastery (this date can be considered relatively reliable). In the course of the study, it became evident that most of the forms of the Church of Intercession on the Nerl' belong to the Italian version of the Romanesque style. Moreover, a significant part of these forms has direct analogues in the slightly earlier architecture of the cathedral in Modena, the most important and complex building of Romanesque architecture in the historical region of Emilia. Some forms of the Church of Intercession are lacking in the cathedral of Modena, and this fact evidently indicates to the "combined" structure of the Romanesque team that came to Russia to erect buildings commissioned by Prince Andrei Bogolyubsky: its core consisted of the masters associated with Modena cathedral, but there were also masters from other centers of Northern Italy or those who reproduced the architectural style of these cities. Nevertheless, Modena cathedral can be viewed as the principal source of the elements of the Church of Intercession and Prince Andrei's earlier buildings — the Assumption Cathedral in Vladimir (1158-1160) and the Church of the Nativity of the Virgin at neighbouring Bogolyubovo. One can indicate Modena as the "home address" of the team, who, though not blindly copying formal elements and following stylistic programme of Modena Cathedral in some cases developed or only modified it.

Keywords: Russian art, Early Rus, Vladimir-Suzdal' principality, Old Russian

architecture, Romanesque architecture, relations of Italy and Russia.

* * *

Статья посвящена сравнению двух известнейших памятников архитектуры — церкви Покрова на Нерли и собора в Модене. Церковь Покрова на Нерли является важнейшим образцом архитектуры Владимиро-Суздальского княжества третьей четверти XII в., памятником, относящимся ко времени правления князя Андрея Юрьевича Боголюбского (1157-1174).

Летописные и иные источники рисуют следующую картину строительной деятельности Андрея Боголюбского. Во Владимире в

1158 г. был заложен, а в 1160 г. был уже окончен и роскошно украшен Успенский собор, «церковь Богородицы»1. В 1161 г. этот храм был расписан, его роспись была окончена в августе2.

В 1161-1162 гг. была построена церковь Успения в Ростове3, а в 1164 г. освящена церковь на Золотых воротах во Владимире4, сооруженная, очевидно, после Успенского собора, в 1161-1164 гг.; в том же 1164 г. году была заложена церковь Спаса во Владимире5. Это всё, о чем сообщают летописи: два больших собора, во Владимире и Ростове, Золотые ворота с надвратной церковью и церковь Спаса во Владимире — четыре белокаменных постройки. О том, что происходило с 1164 г. и до 1174 г., т.е. в течение десяти лет, летописи не говорят.

Но мы знаем, что к востоку от Владимира князь Андрей основал город Боголюбово, или Боголюбов (по данным IV Новгородской летописи и Рогожского летописца город был «заложен» князем в том же 1158 г., когда и Успенский собор6), где выстроил несколько белокаменных зданий, среди которых была великолепно украшенная церковь Рождества Богородицы. Церковь Рождества Богородицы в Боголюбове, сохранившаяся только в нижних частях, лестничная башня рядом с ней, соединенная арочным переходом с церковью, а также остатки другого перехода и кивория над водосвятной чашей — все эти части монументального комплекса не имеют четкой датировки, но к моменту смерти князя в 1174 г. они уже существовали7. В поздней летописи говорится о том, что церковь Рождества Богородицы была основана в 1158 г., а окончена в 1159 г. и в том же году расписана (т.е. строилась и расписывалась одновременно с Успенским собором или даже чуть раньше), в 1160 г. строительство продолжалось, была построена церковь мученика Леонтия, в 1161 г. — каменные ворота с надвратной церковью Андрея Первозванного8.

1 Полное собрание русских летописей (далее — ПСРЛ). Т. I. Лаврентьевская летопись. М., 1962. С. 348, 351.

2 Там же. С. 351.

3 Кулаков В.И. Прусские пояса орденского времени // Genesis: Исторические исследования. 2017. № 1. Рис. 2.

4 Kazakevicius V. Is velyvojo gelezies amziaus baltq ginklq istorijos (kalaviq makstq galq apkalai) // Lietuvos archeologija. T. XV. Vilnius, 1998. P. 311, 40 pav.

5 Жулкус В. Изменения в мировоззрении куршей в раннем средневековье // Восточная Европа в Средневековье. К 80-летию В.В. Седова. М., 2004. С. 157, 158.

6 Кулаков В.И. Неманский янтарный путь в эпоху викингов. С. 64.

7 Gaerte W. Kriechkultur in Altpreußen // Alt-Preußen. Jg. 1. H. 3. 1935. S. 180, 181.

8 Кулаков В.И. Прусские пояса орденского времени // Genesis: Исторические исследования. 2017. № 1. С. 152.

Когда же был возведен комплекс церкви и переходов в Боголюбове, можно ли верить сообщениям позднего летописца? Пока точного ответа у нас нет. Теоретически можно, вслед за IV Новгородской летописью, Рогожским летописцем и архимандритом Аристархом, предположить, что церковь Рождества Богородицы в Боголюбове строилась в конце 1150-х — начале 1160-х гг., в одно время с Успенским собором во Владимире. Сооружать собор в стольном граде одновременно с комплексом в небольшом пригороде, Боголюбове, было, наверное, сложно, но возможно: для этого требовалось разделить артель мастеров на две части или образовать сразу две артели.

Сравнение Боголюбовского комплекса, или хотя бы церкви Рождества Богородицы в Боголюбове, и Успенского собора во Владимире, который мы предполагаем осуществить в будущем, должно пролить свет на схожесть или различие приемов в этих двух важнейших постройках. но здесь есть затрудняющие обстоятельства: и церковь Рождества, и Успенский собор сохранились не полностью — первый памятник упал, был выстроен заново и сохранил древние формы только до уровня первых рядов кладки над фундаментом и лишь в одной части поднимается выше, второй — обстроен несколько десятилетий спустя, фасады его частично закрыты, частично прорезаны поздними арками, алтарная часть уничтожена. В результате сравнение этих памятников между собой, как и сравнение с романскими памятниками Европы, затруднено ограниченностью информации.

Гораздо плодотворнее выглядит сравнение романских памятников и церкви Покрова на Нерли, памятника великолепно сохранившегося (за исключением галерей с трех сторон), а потому обладающего всем набором форм, от композиционных до форм членения фасадов, а также крупных (порталы) и относительно мелких (окна, профили закомар и цоколей, аркатурно-колончатые пояса) декоративных форм.

Церковь Покрова на Нерли расположена примерно в двух километрах от комплекса в Боголюбове, она стоит на небольшом холме при впадении реки Нерль в Клязьму, с запада от храма находится небольшое озерцо. Храм не имеет твердой летописной датировки, в древнерусских летописях о его строительстве ничего не сообщается. Датировка храма основывается на сообщении позднего монастырского летописца, который отмечает в 1165 г. окончание храма Покрова на Нерли: «В лето 6673 (1165) Великий Князь Андрей Георгиевич Боголюбский, недалече от Боголюбиваго града и обители, на реке

Клязме в лугу, нача здати церковь Покрова Пресвятыя Богородицы, на устье реки Нерли, из собираемых и двоелетием возимых из Болгаров для строения во Владимире Соборныя Успения Пресвятыя Богородицы большия церкви и других, десятыя части, яже по повелению его на том месте отлагаемы бываху; и пособием Богоматере сего ж лета церковь Покрова Пресвятыя Богородицы соверши, и обитель монашествующих при ней содела»9.

Известно, что в более позднее время церковь Покрова была храмом небольшого мужского монастыря; нет сомнений в том, что она была монастырским храмом с самого начала. Князь Андрей Боголюбский основал этот небольшой монастырь с великолепным белокаменным храмом рядом с Боголюбовым, где он поставил чудотворную икону и где подолгу жил.

Относительную хронологию трех главных построек Андрея Бого-любского выстроить трудно, во многом она остается гипотетической. Можно осторожно предположить, что комплекс в Боголюбове и собор Успения во Владимире сооружались почти одновременно, с 1158 по 1160 г., затем строители собора поехали в Ростов, тогда как строители Боголюбова продолжили возведение построек в этой княжеской резиденции, а затем, в 1165 г. выстроили по соседству церковь Покрова на Нерли. Если это так, то церковь Покрова представляет собой пример одного из наиболее поздних зданий, сооруженных группой романских мастеров по заказу князя Андрея. Этот памятник, если рассмотреть внимательно его формы, способен рассказать и о происхождении мастеров, и об особенностях заказа. Последнее должно явиться предметом особого исследования в будущем, тогда как характер и происхождение мастеров церкви Покрова может быть выяснено, пусть не до конца, в рамках данного исследования.

Церковь Покрова на Нерли нельзя назвать хорошо изученным памятником. Несмотря на то что этот памятник сначала был издан монографически10, а затем ему была посвящена глава в обширной книге11, его исследование вряд ли можно считать законченным.

Напомним, что темой нашей статьи является сравнение церкви Покрова на Нерли и собора в Модене. Два этих памятника, которых

9 Gaerte W. Volksglaube und Brauchtum Ostpreussens. Beiträge zur vergleichenden Volksglaube, Marburger Ostforschungen. Bd. 5. Würzburg, 1956. S. 51.

10 Рзянин М.И. Покров на Нерли / Памятники русской архитектуры. Вып. III. М., 1941.

11 Воронин Н.Н. Зодчество Северо-Восточной Руси XII-XV веков. Т. I. М., 1961. См. также: Иоаннисян О.М. Зодчество-Северо-Восточной Руси XII-XIII вв. // Дубов И.В. Города, величеством сияющие. Л., 1985. Прилож. 2. С. 152-154.

разделяют тысячи километров, по всей видимости, связаны общностью форм. На эту связь впервые обратил внимание О.М. Иоаннисян, указавший на сходство решений углов обоих сооружений: и в церкви Покрова, и в соборе в Модене есть угловые колонны, которые как будто выдвинуты вперед12. Мы предлагаем называть такие колонны диагональными, поскольку относительно прямого угла здания они выступают так, что являются продолжением диагонали (это диагональ воображаемого квадрата, построенного во внутреннем углу здания).

Помимо угловых колонн О.М. Иоаннисян указал также на ар-катурный поясок, аркатурную галерею и многообломные пилястры собора в Модене, предположив влияние этого памятника на храм в Боголюбове и церковь Покрова на Нерли13. В дальнейшем он развил свои предположения в главе о зодчестве Северо-Восточной Руси в новой «Истории русского искусства», где с собором в Модене сравниваются угловые колонны церкви Покрова на Нерли и ее аркатур-но-колончатые пояса14.

В данной работе мы хотели бы продолжить работу по сравнению церкви Покрова и собора в Модене, сосредоточившись в основном на прямых аналогах, но также на тех формах церкви Покрова, которые в Модене параллелей не находят.

Начнем с того, что строительство посвященного святому Геми-ниану собора в Модене, расположенной в исторической итальянской области Эмилия, было начато в 1099 г. и вчерне закончено к 1106 г. Известно имя архитектора, это был Ланфранко, тогда как скульптором был Вильгельмо (Гульельмо). Творчество Ланфранко и Вильгельмо во многом определило образ романской архитектуры Эмилии. Строительство огромного храма продолжалось до 1184 г., когда в крипте были установлен саркофаг с мощами святого Геми-ниана15. Напомним, что строительство князя Андрея Боголюбского

12 Иоаннисян О.М. Романские истоки зодчества Владимиро-Суздальской Руси времени Андрея Боголюбского (Германия или Италия?) // Византийский мир: Искусство Константинополя и национальные традиции. К 2000-летию христианства. Памяти О.И. Подобедовой. M., 2005. С. 53-54.

13 Иоаннисян О.М. Романские истоки зодчества Владимиро-Суздальской Руси... С. 48-50.

14 Иоаннисян О.М.. Зодчество второй половины XII века // История русского искусства. Т. 2/2. Искусство второй половины XII века (гл. «Зодчество Северо-Восточной Руси конца 50-х — середины 70-х годов XII в.»). M., 2015. С. 115-118.

15 О соборе в Mодене и его контексте см.: QuintavalleA.C. Wiligelmo. Firenze, 1967. 121; Rotili M. Wiligelmo e il Romanico. Milano, 1968; Kubach H.E. Architecture romane. Paris, 1981. P. 185; Stocchi S. Emilie romaine. Plaine du Po. Zodiaque, 1984. P. 249-288;

началось в 1158 г., а храм Покрова на Нерли был возведен в 1165 г., т.е. теоретически мастера из Модены — не сам Ланфранко, а кто-то из его помощников или учеников — могли попасть во Владимиро-Суздальское княжество.

Эти два памятника очень сильно различаются по размерам, по типу пространственного решения, даже по деталировке. И все же в них есть группа общих черт, которые играют решающую роль для определения происхождения мастеров, которые участвовали в строительстве на Нерли одного из лучших древнерусских храмов, а также в понимании творческой манеры этой группы зодчих и каменщиков. Можно говорить об определении художественного «лица» той артели, которая построила церковь Покрова.

Мы понимаем, что для создания полного «портрета» этой артели еще нет достаточно материала, что дальнейшие исследования привнесут необходимые и, вероятно, очень существенные коррективы, но все же рискуем предпринять труд по составлению наброска или эскиза такого портрета.

Этот портрет, по нашей мысли, должен проступить в результате последовательного сравнения церкви Покрова на Нерли с собором в Модене, которое, как мы рассчитываем, позволит проявиться родовым чертам, общим для обоих памятников.

Но мы хотим также указать на то, что при таком «портретирова-нии», построенном на постоянном сравнении, должны проявиться и те особенные черты, которых в Модене нет, которые составляют оригинальность церкви Покрова. Эти черты могли бы указать на многосоставный или, что то же, сборный характер артели или на использование ею особых, дополнительных мотивов и форм, необходимых для создания нового образа в совершенно неизвестных до того условиях, в чужой стране (рис. 1).

Церковь Покрова на Нерли принадлежит к древнерусскому типу храма — вписанного креста, в котором место византийских колонок занимают столбы, а абсиды примыкают непосредственно к девятидольному ядру (это так называемый простой тип византийского храма, без дополнительного членения перед абсидами, без вимы). Большое значение имеют хоры, площадка второго яруса,

Conant K.J. Carolingian and Romanesque Architecture 800-1200. New Haven; London: Yale University Press, 1993. P. 402-403; Zevi B. Storia e controstoria dell'architettura in Italia. Roma, 1993. P. 248-250; Il Duomo di Modena / A cura di G. Malafrina. Modena, 2003; Fernie E. Romanesque Architecture. The First Style of the European Age. New Haven; London: Yale University Press, 2014. P. 86-87; Tosco C. L'architettura medieval in Italia. 600-1200. Bologna, 2016.

Рис. 1. Сравнение планов: 1 — собор в Модене; 2 — собор в Ферраре; 3 — церковь Покрова на нерли; 4 — церковь рождества Богородицы

в Боголюбове

расположенная в западной трети храма. она обуславливает как саму двухъярусность этой части храма, так и увеличение его западной трети относительно средней и восточной третей или, лучше сказать, травей: западная травея перестает быть собственно третью, третьей частью, а становится самой обширной травеей из трех.

Иа продольном разрезе церкви Покрова хорошо видна эта структура, в которой двухъярусность западной части как будто противопоставлена единому на всю высоту пространству средней и восточной третей и высоких абсид. Это, безусловно, образец древнерусского типа храма, но он почему-то обладает необычайной стройностью, более заметной там, где пространство едино, а также там, где его можно охватить взглядом (с запада взгляд перекрывают хоры), как это можно ощущать при взгляде из боковых рукавов креста; а также это можно заметить на поперечном разрезе. Здесь пространство храма особенно заметно становится вертикальным, практически башнеобразным.

Вместе с тем, аксонометрический разрез церкви на Иерли дает представление о достаточно сбалансированных пропорциях и продуманном соотношении внешней обработки, декорации объема и столь же структурированного интерьера.

При сравнении церкви Покрова на Иерли, этого небольшого и очень стройного памятника, с грандиозным объемом собора в Модене поначалу трудно найти общие черты. Собор в Модене является базиликальным зданием с тремя нефами, из которых средний повышен и освещен окнами наверху; с востока он завершается тремя абсидами с повышенной средней. Разница абсид по высоте с востока является откликом не только на западный фасад, где также средняя часть повышена, но, скорее, на базиликальное построение и базиликальный разрез всего храма. В церкви Покрова на Иерли нет такой четкости структуры, этот небольшой храм завершен разновы-сотными полукружиями закомар и куполом на высоком и стройном световом барабане.

При внимательном взгляде на западные фасады обоих памятников, большого городского собора и компактной и как будто хрупкой церкви, начинают проступать черты сходства: прежде всего, это вертикальные тяги, в церкви Покрова при довольно узких фасадах преобладающие, а в моденском соборе не второстепенные, даже наоборот, но метрически монотонные. Эти тяги состоят из полуколонн большого ордера, наложенных на лопатки. Кроме того, есть и дополнительное сходство между двумя памятниками, заключающееся в двухярусности стены, в рядах аркатур, пересекающих фасады примерно посередине.

Ио все же это разные здания, построенные в общем, романском, стиле, но в разных манерах, в разных «ключах». А при взгляде на внутреннее пространство разница их типов вновь усиливает различия памятников, превращая их в противоположные полюсы.

Итак, собор в Модене представляет собой монументальную постройку базиликального типа, тогда как храм на Иерли не только намного меньше, но и принадлежит к другому, византийскому типу вписанного креста с куполом на высоком барабане. Еще больше разница между церковью Покрова и огромным собором в Ферраре, тоже базиликального типа, развивающим основные темы и декоративные решения собора в Модене (рис. 2).

Сравнение величественных построек латинского Запада и миниатюрной древнерусской церкви наводит на мысль о присутствии на строительной площадке церкви Покрова древнерусского мастера, определявшего и общий тип монастырского храма на Иерли, и его размер, и соотношение объемов, и даже, возможно, вертикальность. Иеизвестно, как могли взаимодействовать романские мастера и древнерусский мастер, но существование второго для нас является

единственным объяснением древнерусских форм здания, все время проступающих сквозь романскую архитектурную декорацию на фасадах, а в интерьере — господствующих и как будто только нехотя допускающих отдельные романские детали (основания столбов и капители с рельефными львами). но и романские мастера сыграли столь значительную роль, что просто необходимо искать все черты сходства между церковью Покрова и собором в Модене — чтобы убедиться в том, что мастера были связаны именно с Моденой.

Сходство усиливается при прямом сопоставлении восточных фасадов церкви на нерли и собора в Модене: чувствуется общий характер членения поверхностей сразу как вертикальными тягами, так и невысокими рамками, обрамляющими поля стены, которые мы называем филенками. Эти рамки, или филенки имеют горизонтальное основание в виде цоколя, боковые границы в виде уступов и верхнее горизонтальное завершение с «бахромой» аркатуры.

При взгляде на восточные фасады возникает ощущение единого стиля, хотя при таком угле зрения еще нельзя говорить о

едином стиле мастера или артели, а только об общих особенностях трактовки большого стиля, некоем своеобразном варианте романики, возможно — региональном, сказавшемся и там, и тут. Общие для двух столь далеко отстоящих зданий особенности — это: рационализм, логичность членений, мастерство обработки поверхностей и разделяющих их форм, особое чувство драгоценности материала.

Иаиболее важной чертой сходства собора в Модене и церкви Покрова является, как уже было сказано, устройство угловых, диагональных колонок на углах. В моденском соборе, где, по всей видимости, эта форма была создана около 1099 г., когда началось строительство храма архитектором Ланфранко, такие колонки отмечают все четыре угла собора. Эта форма связана, без сомнения, с определенной классической нотой: для того, чтобы колонка на углу одинаково «работала» на два смежных фасада, нужно, чтобы она была не утоплена, а выдвинута по диагонали. Эту же форму можно найти и в древнегреческом варианте псевдопериптера (имитации периптера, храм Зевса в Акраганте, начало V в. до н.э.), в алтаре Артемиды в Магнезии (II в. до н.э.) и в древнеримских псевдопериптерах (храм Портунуса на Бычьем форуме в Риме, 11-1 вв. до н.э.). В Модене в конце XI в. она была «изобретена» вновь для того, чтобы применить на фасаде декорацию с колоннами. Использование этой декорации превратило базилику в вариант псевдопериптера.

Архитектурная декорация церкви Покрова на Иерли с ее полуколоннами большого ордера, несомненно взятыми из собора в Модене и распределенными как на углах, так и на границах среднего прясла западного и боковых фасадов, также делает этот монастырский храм псевдопериптером, очень компактным, всего с тремя интерколумни-ями (пряслами) на каждом фасаде, с неравным ритмом интерколум-ниев, но именно псевдопериптером. И это превращение наоса храма типа вписанный крест в псведопериптер настолько удивительно, что сразу же заставляет думать о приезжих мастерах, оформивших чужеродную для них модель самым радикальным, известным только им, моденцам, способом.

Заметим здесь, что помимо собора в Модене и уже упомянутого собора в Ферраре диагональные колонки нигде не встречаются. они составляют, таким образом, особую «метку», говорящую о том, что пришедшие к князю Андрею Боголюбскому около 1158 г. мастера были не из Ломбардии, а из Модены (и/или Феррары), т.е. эти мастера происходили из области Эмилия и вышли из мастерской крупного и яркого зодчего, каким, без сомнения, был Ланфранко.

Сравнение диагональных колонок церкви Покрова и собора в Модене говорит о том, что перед нами работа по абсолютно схожим лекалам: это довольно крупные круглые формы, которые наложены на плоскость так, что около колонн образуются вертикальные уступы. Эти уступы можно принимать за двухуступчатую лопатку, но можно думать о них и как о двухуступчатых рамках, обходящих филенки, помещенные в каждом прясле.

На углах эти колонки выглядят очень впечатляюще, что еще больше усиливается в церкви Покрова, где нет нагружающих колонну верхних частей, как в Модене, а потому колонна смотрится почти свободно, определяя и структурируя значительную часть объема рядом с собой.

Нужно сказать, что рациональность и мерность, которая заметна на всех фасадах моденского собора, на боковых фасадах церкви на Нерли вынужденно отступает: здесь прясла разной величины, обусловленные древнерусскими образцами с увеличенной западной частью под и над хорами, сообщают фасаду какой-то последовательно увеличивающийся с запада на восток, но никак не мерный и не симметричный ритм.

При рассмотрении восточных фасадов церкви Покрова и собора в Модене тоже ощутим определенный сбой логики в первом памятнике: если в соборе на абсиды перешли членения западного и боковых фасадов (на малых, боковых абсидах аркатура и галерея над ней все же несколько понижены относительно таких же форм на боковых фасадах, а на более высокой средней абсиде эти членения как будто подскакивают вверх). В церкви Покрова абсиды лишены членения посередине, они завершаются наверху аркатурно-колон-чатым поясом, не соотносящимся ни с чем на боковых фасадах; на средней абсиде этот пояс тоже «подскакивает», но не так сильно, как в Модене.

Вообще абсиды Нерли обработаны более дробно, что при меньших размерах и относительно большой высоте дает эффект, подчеркивающий стройность алтарной части. Аркатурно-колончатый пояс, безусловно, когда-то раньше произошедший из ломбардской галереи, такой же, как на абсидах моденского собора, в церкви Покрова представляет собой форму, отсутствующую в Модене, такую вариацию, происхождение которой требует особого исследования. Подобные формы в североитальянской архитектуре есть, но — не в Модене. Этот мотив был занесен в круг мотивов строившей церковь Покрова артели каким-то особым мастером, который не был напрямую связан с Ланфранко или его последователями и который

привносил в формальный лексикон этой артели новые «слова», столь обогатившие язык фасадов храма на Иерли.

Аркатурно-колончатый пояс церкви Покрова заслуживает особого исследования, он составлен из североитальянских элементов, но получил своеобразную трактовку — как из-за скульптурных консолей, так и из-за ярко обозначенного энтазиса фустов колонок, в итальянских образцах совсем не таком заметном.

При этом сочетание декора разновысотных абсид в этих памятниках так же разнится, как перепад высот самих абсид: в Модене в целом рациональный характер членений дает ощутимый «подскок» на средней абсиде, сочетающийся с зауженными «пряслами» на боковых абсидах — это сжатие при приближении к большой абсиде; в церкви Покрова «подскок», или «прыжок» декора едва заметен и принадлежит к тонким модуляциям внутри одного строя, в целом тоже рационального, но уже несколько сдвинутого в сторону иррациональности.

Построение стыков больших форм в Модене и на Иерли в чем-то похоже (сравним, например, короткий отрезок прясла, одинаковый для обоих памятников; он находится между диагональными восточными колонками и началом боковых абсид), а в чем-то отличается: чтобы сопоставить формы на стыках между абсидами зодчий собора в Модене поместил узкое прясло, завершенное вверху аркой, тогда как мастера церкви Покрова применили гораздо более распространенный в Ломбардии и Эмилии прием с двумя исходящими из угла лопатками, обозначающими края двух филенок, как будто «оборачивающих» полукружия абсид.

обратим внимание на цоколи сравниваемых памятников: если в Модене это сильно выступающий цоколь с профилировками по верхнему скосу, то в церкви Покрова цоколь представляет сложно-профилированную обработку выступающего низа стены, по своим обломам повторяющую или развивающую профилировку базы колонн. В Модене базы колонн как будто механически поставлены на цоколь, хотя при этом обработка баз очень сложная. Этот прием разнится в двух памятниках и в названных угловых колоннах, и в промежуточных.

Если сравнивать закомары церкви Покрова и арки большой аркады на фасадах собора в Модене, то обнаружится, что в храме Покрова обработка много сложнее, чем в Модене, но эта сложность, пусть и умноженная прямо на строительных лесах церкви на Иерли, происходит из более ранних памятников Владимиро-Суздальской Руси, конкретно — из церкви Бориса и Глеба в Кидекше (где уже

есть ступенчатый архивольт закомар). Из этого же более раннего храма взят отлив кладки, сопровождающийся косым профилем, и пояс поребрика под отливом. Из Спасо-Преображенского собора в Переславле пришла, кажется, такая форма обработки барабана церкви Покрова, как уступчатые книзу «городки». Эта группа форм (архивольты, отлив кладки, «городки», может быть — окна под хорами на западном фасаде с их двухраструбным сечением) связана с внимательным изучением итальянскими мастерами местных памятников предыдущего времени, княжения Юрия Долгорукого16. Только такая форма, как уступчатый архивольт, была мастерами церкви Покрова усложнена тем, что в обломы были введены валики, а это превратило профили закомар в волнующиеся системы.

Ощущение слоистости стены в церкви Покров на Нерли появляется, как было сказано выше, за счет уступов филенчатых рамок, ограничивающих нижние и верхние части прясел. Эта сложная форма есть и в соборе в Модене, так что она пришла несомненно из круга мастеров, окружавших Ланфранко.

На абсидах эта сложная форма в Модене продолжается и остается такой же сложной, а в церкви Покрова уступов филенок уже нет, стена просто круглится (можно только воспринимать всю абсиду как филенку), а колонки в церкви Покрова делаются тонкими тягами, вверху включенными в аркатурно-колончатый пояс. Тонкие колонки церкви на Нерли — форма, отсутствующая в Модене и пришедшая из других памятников Северной Италии. Их еще предстоит отыскать, но уже сейчас мы можем указать на тонкие колонки-лизены на абсидах таких романских памятников Эмилии, как соборы в Пьяченце (1150-1179) и Фиденце (ок. 1106 г.; далее еще несколько строительных периодов) и городской храм в Кастелль'Аркато (1117-1122)17.

отдельно следует сказать о капителях колонн большого ордера церкви на Нерли. они сделаны мастерски, это варианты капителей коринфского ордера с очень стилизованной и обобщенной корзиной, в которой отдельные листья аканфа превращаются почти в раппорт орнамента. Коринфские же капители собора в Модене, особенно на западном фасаде, принадлежат самому главному скульптору со-

16 О церкви Бориса и Глеба в Кидекше и Спасо-Преображенском соборе в Переславле-Залесском см.: Седов Вл.В. Спасо-Преображенский собор в Переслав-ле-Залесском и церковь Петра и Павла в Смоленске: Два варианта синтеза древнерусской и романской архитектуры // Древнерусское искусство. Византийский мир: Региональные традиции в художественной культуре и проблемы их изучения. К юбилею Э.С. Смирновой. М., 2017. С. 227-239.

17 Stocchi S. Émilie romaine. Plaine du Po. Zodiaque, 1984. P. 27-31, 65 -72, 83-97.

бора, Вильгельмо, или кому-то из мастеров из ближнего круга этого скульптора, а потому эти капители представляют барельефы с фантастическими персонажами и значительно отличаются от капителей владимиро-суздальского памятника.

Даже в трактовке листьев аканфа коринфских капителей на боковых фасадах собора в Модене и церкви Покрова разница огромна: в Модене есть ощущение стилизованного реализма в передаче рваного характера листьев, тогда как в церкви Покрова это орнаментальная стилизация, сплавляющая узнаваемые формы во что-то уже почти неузнаваемое, без какой-либо отсылки к реальному растению.

В Модене скульптор (и архитектор вместе с ним) в чисто архитектурных коринфских капителях (без антропоморфных и зооморфных форм) работают над воссозданием античности, пытаясь передать и уже как будто даже передавая мягкость и сложность листьев акан-фа, их изгиб, даже окружающий их воздух, то есть возвращаются к античным образцам, нащупывают дорогу к тому, что можно было бы назвать проторенессансом внутри романики. А в капителях церкви Покрова всё застыло, все листья как будто оцепенели и слились в одну обобщенную корзину. Заметим, что стилизованные орнаментальные капители церкви на Иерли очень похожи одна на другую, причем как в большом ордере, так и в малых, тогда как капители собора в Модене сильно отличаются друг от друга. В церкви Покрова все капители делали примерно по одному образцу, в то время как в Модене они создавались разными мастерами и по-разному.

Итак, в церкви на Иерли перед нами работа очень хороших, внимательных романских мастеров, просто не тех, кто работал в Мо-дене. Эта разница с Моденой, сказавшаяся в присутствии на стройке церкви на Иерли скульпторов обобщенно-плоскостного, чисто романского направления (и в отсутствии скульпторов, вглядывавшихся в античность), а также арктурно-колончатые пояса и тонкие лизены на абсидах, отсутствующие в Модене, указывают на то, что артель, строившая храм Покрова, включала не только выходцев из Модены (они определяли целое и во многом придумали облик фасадов), но и какую-то другую группу североитальянских мастеров.

Впрочем, ситуация могла быть и более сложной. Среди капителей колонок, поддерживающих своды крипты в соборе в Модене, мы находим капители с очень обобщенными, орнаментальными формами, во многом близкими к тому, что только что описывали, с капителями колонн и колонок на Иерли. Возможно, что резчики с более сдержанным и как будто подчеркнуто средневековым стилем, работавшие в

Модене, и выехали во Владимиро-Суздальскую Русь. Хотя сходство и не полное, не настолько большое, чтобы можно было говорить в данном случае об одной руке. Скорее, все же, мастера-скульпторы были из другого художественного центра.

Сказанное о капителях колонок и колонн Нерли применимо и к большинству скульптурных, изобразительных рельефов: в Модене они имеют оттенок резкости и оригинальности, в церкви Покрова всё немного сглажено, уплощено, превращено почти в орнамент.

Проблему составляют и порталы. И в Модене и в церкви на Нерли они перспективные, но в Модене они намного более плоские, в церкви же Покрова уступов больше, больше колонок, а верхний рельефный архивольт решительно отдаляет порталы Нерли от порталов Модены.

Ближайший аналог рельефным перспективным порталам Нерли следует искать в романской архитектуре Павии, где в церкви Сан-Микеле порталы имеют почти ту же иконографию и почти ту же трактовку (за исключением последнего архивольта, который и там плоский, а не рельефный, как в церкви Покрова на Нерли).

Отдельно нужно сказать об окнах церкви Покрова. Окна верхнего яруса с перемежающимися прямоугольными и валиковыми уступами взяты не откуда-нибудь, а из перспективных порталов. Таких окон в соборе Модены нет, здесь окна другие, в их перспективном построении присутствуют вогнутые обломы уступов, обведенные по краю валиком.

А вот на абсидах церкви на Нерли обнаруживаются как раз такие «моденские» окна. Несмотря на то что они почти щелевидные и очень высокие, а окна собора в Модене шире и ниже, обломы обоих памятников схожи. Только в церкви на Нерли после раструба идет один вогнутый облом, обрамленный валиком, проходящим и в архивольте, и по сторонам окна. Окна абсид церкви Покрова говорят о присутствии здесь мастеров непосредственно из Модены. Эти окна, трактовка полуколонок и филенок, а также диагональные колонны на углах составляют целое «досье» свидетельств присутствия в районе Владимира мастеров из круга Ланфранко.

Нужно лишь внимательно сравнить архивольты указанных окон, чтобы увидеть принципиально схожее решение, основанное на применении мягких вогнутых профилей. Похожее по профилировке окно имеется и на южном фасаде собора в Модене. Особенно близки при сравнении архивольты этого гораздо более стройного (по сравнению с окнами на абсидах) проема и окон абсид церкви Покрова.

Профилировка закомар церкви Покрова тоже требует объяснения: здесь мы видим валовые тяги и вставленные между ними прямоугольные уступы, как на окнах верхней части четверика и как в порталах. откуда же взялись эти закомары и эти окна с перемежающимися уступами, прорезающие стены четверика церкви Покрова? Эти окна, столь далекие от окон абсид и большинства окон боковых фасадов Модены, кажется, взяты из перемежающихся обломов порталов самой церкви Покрова и церкви Михаила в Павии.

Еще одну проблему составляют базы полуколонн, членящих фасады церкви Покрова на Иерли. Их крупные, смело и ясно нарисованные аттические профили в принципе похожи на то, что мы видим в базах собора в Модене, но у них есть и важное отличие: они имеют по диагоналям так называемые когти. Эти когти являются вполне распространенной деталью баз колонн и колонок романского стиля, они очень широко распространены в романской архитектуре и во Франции, и в Германии. Ио в Северной Италии, и вообще в Италии, их практически нет, за исключением некоторых памятников на севере Ломбардии. Вероятно, оттуда они и происходят; затем, после церкви Покрова на Иерли они стали характерной деталью Владимиро-Суз-дальского зодчества. для нашей же темы важно то, что в Модене этой формы нет. Это еще один знак присутствия в артели строителей Покрова на Иерли мастеров из разных центров, указывающий на сборный характер артели, в которой все же преобладали мастера, связанные с собором в Модене.

основания крестообразных в сечении подкупольных столбов церкви на Иерли в целом развивают аттический профиль, но по общему характеру они далеки от профилей столбов внутри собора в Модене; это развитие темы в других условиях — как и в цоколе на фасадах, похожем по профилю на цоколь столбов.

основной формой, которая не вписывается в круг форм собора в Модене, все же можно считать аркатурно-колончатый пояс, созданный в церкви Покрова на Иерли не то чтобы заново, но с явной целью развить идеи, уже осуществленные при двухъярусном членении церкви Бориса и Глеба в Кидекше, а также для того, чтобы усложнить и обогатить эти идеи формально, ритмически и орнаментально.

В результате мы сталкиваемся в церкви Покрова на Иерли с творчеством такой артели итальянских мастеров, которая при перемещении за тысячи километров не только не растеряла своего мастерства, но и сумела на основе принесенного из Модены опыта

и набора форм создать что-то новое, обогатить фасадную пластику, построить новые композиционные схемы. Знаком этого обогащения остаются аркатурно-колончатые пояса Владимиро-Суздальской архитектуры. Они тоже пришли из Италии, но не из Модены, однако в руках мастеров, связанных с Моденой и оказавшихся на Руси, эти пояса трансформировались в своеобразный символ, отличающий то, что часто называют русской романикой.

Собор в Модене следует воспринимать как основу архитектуры церкви Покрова на Иерли и, заметим, всех памятников времени князя Андрея Боголюбского, т.е. церкви Рождества Богородицы в Боголюбове и ее лестничной башни18, а также Успенского собора во Владимире. основой мастерства пришедших зодчих были мотивы и приемы, принесенные из Модены (и, что менее вероятно, из Феррары), из Эмилии, где собор в Модене был недостижимой вершиной местной романики.

В дальнейшем следует изучить памятники более ранние по отношению к церкви Покрова — названный храм в Боголюбове и Успенский собор во Владимире. Ио они сохранили свои формы только частично, поэтому мы отложили на будущее рассмотрение этих несколько более древних храмов. Это сделано для того, чтобы можно было отдельные дошедшие до нас формы этих двух сооружений сравнивать сразу и с Моденой, и с церковью Покрова: первый храм представляет собой «шкатулку» с формами, а второй — завершает процесс восприятия форм из этой шкатулки и виден во всей полноте.

Предстоящая работа, несомненно, позволит сформировать более объективный взгляд на соотношение владимиро-суздальских храмов времени князя Андрея Боголюбского и собора в Модене. Ио уже сейчас видно, что собор в Модене был источником для большинства форм фасадного убранства церквей Владимира и окрестностей этого времени. для церкви Покрова на Иерли формы, пришедшие

18 См. наши недавние работы по архитектуре Боголюбова: Седов Вл.В. Каменные стены Боголюбова. Исследования 2015 года // Краткие сообщения института археологии (КСИА). Вып. 241. М., 2015. С. 191-202; Он же. Северный портал собора Рождества Богородицы в Боголюбове // КСИА. Вып. 246. М., 2017. С. 56-69; Он же. Боголюбовский киворий: фиал и проблема интерпретации комплекса // Святая вода в иеротопии и иконографии христианского мира / Ред.-составитель А.М. Лидов. М., 2017. С. 397-414; Он же. Лестничная башня в Боголюбове (по материалам раскопок 2015 года) // КСИА. Вып. 249. Ч. II. М., 2017. С. 131-150; Седов Вл.В. Скульптурный фрагмент с мордой зверя из Боголюбова // Земли родной минувшая судьба... К юбилею А.Е. Леонтьева. М., 2018. С. 52-61.

из собора в Модене, определяют значительную часть своеобразия и того чувства архитектурной роскоши, которое характерно для этого знаменитого памятника.

Для того чтобы объяснить перенос форм из Модены во Владими-ро-Суздальскую русь нужно не только выявить эти формы. Нужно попробовать охарактеризовать ту историческую обстановку, в какой стало возможным перемещение форм и, следовательно, перемещение мастеров. Мы располагаем только одним указанием на приход мастеров, многократно цитированным или пересказанным. Это указание позднее, содержащееся в примечании к главе 20 «Истории российской» В.Н. Татищева, написанной в первой половине XVIII в., где находим следующий текст, касающийся строительства князя Андрея Боголюбского во Владимире: «Мастеры же присланы были от императора Фридерика Перваго, с которым Андрей в дружбе был, как ниже явится»19.

Итальянский архитектор Аристотель Фиораванти, увидев старый владимирский собор в 1475 г., похвалил постройку и сказал, что это работа «неких наших мастеров», т.е. указал на итальянское происхождение романских форм собора времени Владимиро-Суздальских князей Андрея Боголюбского и Всеволода Большое Гнездо20.

Эти два немного неясных указания говорят нам о путях поиска: нужно искать сразу и в Италии, и в землях империи Фридриха Барбароссы, т.е. в Эмилии и Ломбардии. Какие события позволили императору Фридриху послать далекому князю Суздальскому мастеров из Северной Италии, был ли это дипломатический «подарок» или даже ссылка мастеров из какого-то (или нескольких) непокорных городов этих областей, которые император лишал стен или даже сносил, мы пока не знаем. Такие данные, возможно, смогут предоставить историки, опирающиеся на искусствоведческие выводы. Связь владимиро-суздальской архитектуры времени князя Андрея Боголюбского именно с собором в Модене дает определенный ключ для поисков оснований для такой далекой посылки мастеров: у нас есть «адрес» ядра прибывшей ко двору князя Андрея итальянской артели.

19 Татищев В.Н. Собрание сочинений. Т. II, III. М., 1995. С. 244, 246.

20 ПСРЛ. Т. 6. Вып. 2. Софийская вторая летопись. М., 2001. С. 220-221.

References

Conant K.J. Carolingien and Romanesque .Architecture 800-1200. New Haven; London: Yale University Press, 1 95983. 552 p.

Fernie E. Romanes quae Architectyre. The First Style ofthe European Age. New Havan; London: Yale "University Press, 2014.. 300 p.

Il Duomo di Modenr / Ac2ra di G. Malafrina. Modena: F.C. Panini, 2003. 125 p.

lo/nnisyan OiM. Zodchestvo Severo-Vostocrnoy Rusi XII-XIII vv. [The Architecture of NorthcEartern Russia in the 12tr-13th Centuries] // Dubov l.V. Goroda, velichestvosiyayushchiye [Cittes,SLining Majesty]. Leningaad: Lzdatelstvo Leningradskogo universiteta, 1985, pp. 140-163.

Ioannisyan O.2fth Century] // Istoriya russkogo iskusstva [History of Russian Art]. Vol. 2/2. Moscow: Gosvdarstvennyy institut iskusstvoznoniya, I015, pp. 78-100.

Kubach Lt.E. Ahchite0ture romane. Paris: Berger-Levrault, 1981. 429 p.

Quintavalle A.C. Wiligelmo. Firenze: Sadea/Sansoni, I967. 121 p.

RoOili ¡Ml. Wiligelma e il Romanlco. Milrno: Fratolli Fab/i, 1968.80 p.

Rzganiit M.l. Pokrov na Norli [The V/il on th.e Nerl'] // Pamyatniki russkoy arkhitektury [Monuments o/Rus/ian arcloitecture]. Issue 111. Moscew: Gosudarst-vennaoe arkhitekturnoye izaatrl'stvo Akademii arkVitektury SSSR, 1941. 36 p.

6edov Vl. V. Kamennyye steny Bogolyubova. Issledovaniya 2015 godc [TUe 6tone Walls ofBrgolyubovo. 2015 Research] // Kratkiye soobshrhyniyv InstitutK urkheolrgii.e Complex] o Svaitaya voda v iy1rotopii i ikonografii khristianskogo mira [The Holy Water in the Hierotopy and Iconography of the Christian World] / Ed. b0 A.M. Lidov. Moscow: Feornya, 2(017, pp. 397-414.

Sedov Vl.V. Spaso-Preobrazhenskiy sobor v Pereslavle-Zalesskom i tnerkov' Petra iPavla v Smolenske: Dva varianta sintez0 drevnerusskoy i romanskoy arkhi-tektuey [Cathedral of thn Transfiguration in PererlavГ-Zalessky and the Church o2 Peter and Paul in Smolensk: Two Versions of the Synthesis of Old Russian

and Romanesque architecture ] // Drevnerusskoye iskusstvo. Vizantiyskiy mir: Regional'nyye traditsii vkhudozhestvennoy kul'ture i problemy ikh izucheniya. K yubileyu U.S. Smirnovmy [ Old Russian .Art. The Byzantine World: Region al Traditions in Ar tistik Culture and the Issuas onTheir S tudy.To E.S . Smignova's Jubilee]. Moscow:Gosudarstvennyy institut iskusstvoznaniya, 2017, yy. 227-239.

Sedov Vl.V. Lestnichnaya bashnya v Bogolyubove (po materiaaam raskopok EOingoda) [The Staircas3 Tower in Bogolyubovo (based on 2015 excavations)] // Kratkiye soobshcheniya Instituta arkheologii. Is. 249. P. II. Moscow: Yazyki slavy-anskoy kul'tury, 2017, yy. 131-150.

Sedov Vl.V. Skul'pturnyy fragment s mordoy zverya iz Bogolyubova [The Sculytural Fragment with the Face of the Beast from Bogolyubovo] // Zemli rodnoy minuvshayasud'ba... K yubileyu A.U. Leont'yeva ["...The Native Land's Past Fate..." To A.E. Leontiev's Jubilee]. Moscow: Institut arkheologii RAN, 2018, yy. 52-61.

Tosco C. L'architettura medieval in Italia. 600-1200. Bologna: Il Mulino, 2016. 376 y.

Voronin N.N. Zodchestvo Severo-Vostochnoy Rusi XII-XV vekov [The Architecture of North-Eastern Russia in the 12th-15th Centuries].Mro 11 Hoa6pa 2018 r.

Церковь Покрова на Нерли — белая девица владимирских лугов

Церковь Покрова на Нерли, фото которой вы найдёте в данной статье, небольшая, но очень старая и красивая.

Она была построена еще во времена Киевской Руси и устояла во времена пожаров, княжеских войн, монголо-татарского нашествия. Даже советская власть не решилась уничтожить это удивительное сооружение.

Когда-то храм был центром большого монастыря и служил своеобразной «стрелкой» на водных путях России. Сейчас он скромно возвышается посреди пустынного заливного луга. Но даже без величественного окружения и позолоты памятник архитектуры по-своему прекрасен. Сооружение одним своим видом радует глаз и усталого путника, и праведника-богомольца. Для художника Сергея Герасимова она послужила источником вдохновения для создания картины — автор увековечил ее образ в полотне «Церковь Покрова на Нерли».

Белокаменная красавица не просто имеет статус памятника культуры — с 1992 года она входит в список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО. Даже Боголюбский луг, на котором расположена церковь, объявлен особо охраняемой природной территорией и историко-ландшафтным комплексом регионального значения.

Вот об этом-то шедевре Владимиро-Суздальского зодчества и пойдет наш рассказ.

Вконтакте

Facebook

Twitter

Google+

Мой мир

Месторасположение и адрес

Церковь Покрова находится в поселке Боголюбово Суздальского района. Храм возвышается на берегу реки Нерли, у ее впадения в Клязьму. Чтобы добраться до сооружения, необходимо через Владимир подъехать на автомобиле или поездами пригородного сообщения к станции «Боголюбово».

Местонахождение церкви Покрова на Нерли

Из Москвы сделать это можно по трассе М7 «Москва – Владимир – Уфа». От вокзала, а также от железнодорожного моста через реку Нерли, к храму ведут грунтовые дороги.

Примите во внимание: луг, на котором находится памятник архитектуры, объявлен заповедным. По нему запрещено движение машин. Добраться от железнодорожной станции до храма можно пешком или на повозке, запряженной лошадью. Расстояние от вокзала – 900 метров.

Краткая историческая справка

История возникновения храма окутана тайной, ибо летописные свидетельства о ней весьма скупы — архитектор храма неизвестен. О том, какова точная дата построения храма, информация тоже отсутствует. Про то, кем были мастера, чьими руками возводилась постройка, тоже почти ничего неизвестно, в летописях лишь кратко сказано, что работали над ней «из всех земель мастеры».

И с камнем, из которого строилась церковь Покрова, тоже связан интересный факт: Википедия говорит, что «по легенде, содержавшейся в Житии Андрея Боголюбского, белый камень для постройки церкви был вывезен из покорённого Андреем Боголюбским Булгарского царства. Однако эта легенда опровергается как историческими фактами, так и результатами петрографических анализов белого камня, использованного для строительства церкви».

По версиям разных историков церковь Покрова на Нерли была основана в 1158 или в 1165 годах. В строительстве храма принимали участие мастера из многих земель Руси, а также из-за рубежа. В частности, некоторые умельцы были присланы королем Германии Фридрихом Барбароссой. Приказ о возведении сооружения отдал великий князь Владимир Боголюбский.

Традиционной является датировка храма по Н. Н. Воронину — 1165 год, основанная на сообщении Жития Андрея Боголюбского, что церковь Покрова на Нерли была построена в память о погибшем сыне великого князя Изяславе Андреевиче

Первоначально церковь строилась, как собор, центр большого монастыря. Расположение монастыря, в котором строился храм, в те времена было на соединении торговых путей. Возле храма были сделаны крытые прогулочные галереи и хозяйственные здания. Все они были разрушены в XIV-XVI веках, а в XVII-XVIII столетиях разобраны. В XVIII-XIX веках было проведено несколько ремонтов сооружения. Во время одного из них, в 1877 году, были утрачены оригинальные росписи стен и купола.

В 1761 рядом с Покровским храмом была возведена зимняя церковь Трех святителей. В 1884 она была перестроена из деревянной в каменную. С 1923 года церковь была закрыта большевиками. В 1980-1985 года за бюджетные средства была проведена полная ее реставрация. В 1991 году храм был передан православному Боголюбскому монастырю, а в 1992 были подготовлены документы для внесения памятника в список наследия ЮНЕСКО.

Описание и архитектурные особенности

Местоположение церкви Покрова на Нерли уникально для древнерусских храмов. Она стоит в низине, на холме высотой всего 6 метров, хотя большинство религиозных сооружений в средние века строились на возвышенностях.

Стены церкви строго вертикальны, но благодаря исключительно удачно найденным пропорциям они выглядят наклонёнными внутрь, чем достигается иллюзия большей высоты сооружения

Это интересно: фундамент молельни сложен из необработанных, залитых известью, камней. Общая его глубина превышает 5 метров. Такой мощный фундамент сделан для того, чтобы сооружение устояло даже в дни весенних половодий, когда уровень рек Клязьма и Нерли поднимается более чем на 3 метра.

Продолжением являются стены, украшенные барельефами, с изображениями царя Давида-псалмописца, львов и грифонов. Также стены декорированы пилястрами с полуколоннами. Внутри храма им соответствуют небольшие выступы.

Архитектурный план церкви Покрова

В плане сооружение представляет собой квадрат со стороной 10 метров. Подкупольное пространство храма также является квадратом со сторонами длиной по 3,2 метра. Архитектурно церковь относится к сооружениям Византийского типа. Внутри 4 столба разделяют ее на 9 ячеек. Колонны и стены сужаются кверху и создают впечатление большой высоты храма.

Стоит отметить: из-за точных пропорций и прекрасного внешнего вида церковь Покрова на Нерли многие исследователи и обыватели расценивают как самое красивое религиозное сооружение России.

Состояние церкви на сегодняшний день

Храм на Нерли в наше время делят Русская православная церковь и Владимиро-Суздальский музей-заповедник. По отношению к последней, сооружение входит в состав Богородице-Рождественского монастыря.

К сожалению, первоначальные внутренние росписи храма полностью утрачены (сбиты при поновлении в 1877 году)

Внешне церковь сохранилась хорошо. Силами монахов и сотрудников музея стены регулярно подштукатуриваются и подкрашиваются. Внутреннее убранство оформлено несколькими иконами и подсвечниками. Стены оставлены пустыми.

Примите к сведению: молельня открыта ежедневно, но службы проходят только по воскресеньям и в дни христианских праздников. При монастырском подворье живут 3 монаха, которые проводят все религиозные обряды.

Археологические раскопки

29 сентября 1882 года в церкви и на ее территории были начаты археологические раскопки. Историками были найдены гробницы сыновей князей Андрея Боголюбского и Даниила Александровича Изяслава и Бориса. Также были обнаружены фундаменты крытых галерей, водосточные желоба и белокаменная мостовая, которая покрывала храмовый холм. Второй раз раскопки проходили в середине прошлого века. При их проведении были обнаружены дополнительные детали храмового комплекса.

Реконструкция Церкви Покрова на Нерли по Н.Н.Воронину

По результатам открытий, археологом Н. Н. Ворониным был составлен план всех сооружений, которые окружали молельню, и сделано несколько рисунков общего вида сооружения.

Последние археологические исследования храма были произведены в 2004-2006 годах. Во время их проведения удалось остановить деградацию почвы возле церкви и заблокировать доступ нелегальных туристов к сооружению.

Удивительные факты о Церкви Покрова

По легендам считается что церковь названа в честь праздника Покрова пресвятой Богородицы. Но современные историки утверждают, что этот день (14 октября) начал отмечаться только через 200 лет после сооружения храма. Соответственно, молельня была посвящена не празднику, а самой деве Марии.

Однако некоторые учёные выдвигают гипотезу посвящения храма Спасу и Пресвятой Богородице, связанного с чудом, произошедшим с Андреем Боголюбским. Во время сражения с волжскими болгарами 1 августа 1164 года, когда от икон Спасителя и Божьей Матери стали исходить ослепительные лучи. Русичи, благодаря заступничеству Богородицы, победили иноземцев.

Также, по одному из сказаний, для строительства зданий комплекса использовался белый камень, который вывозили из завоеванного князем Андреем Боголюбским Булгарского царства. Но современные исследования минералогического состава стен и фундамента сооружения показали, что материалом для них служил камень из окрестностей Владимира.

Красота природного мира вокруг

Рядом с церковью Покрова на Нерли протекают речки Нерли и Клязьма. За храмом находится небольшой заливной пруд, который мелеет летом и наполняется водой весной. Именно со стороны этого водоема открывается наиболее живописный вид на памятник архитектуры.

Боголюбовский луг близ церкви

Интересный факт: на заповедном лугу возле церкви обнаружено более 290 видов растений. 4 из них занесены в Красную книгу Владимирской области. Иногда рядом с храмом приземляются орланы-белохвосты – хищные птицы, которые принадлежат к семейству ястребиных.

Общая площадь нетронутой территории возле молельни – 76,5 гектара. Ровная, как стол, местность у тихой равнинной реки создает ощущение спокойствия и душевного равновесия. Церковь, которая возвышается на небольшом пригорке, напоминает белокожую девицу, а деревья, окружающие ее, составляют венок и украшения красавицы.

Паломничество

Посещение сооружения входит в состав 90 % экскурсий по Владимиру и золотому кольцу России. Поездки на богомолье в Храм Покрова на Нерли осуществляются под руководством паломнических служб храмов Москвы, Ярославля, Нижнего Новгорода.

Церковь Покрова на Нерли открыта для всех

Полезно знать: длительность паломнических путешествий составляет 10-13 часов (1 день). На прогулки по церкви и ее окрестностям отводится 1-2 часа. Посещать храм лучше всего летом, не раньше середины июня, так как весной, во время половодья, холм, на котором стоит сооружение, превращается в остров и добраться до него можно только на лодке.

В качестве транспортных средств для поездок на богомолье используются комфортабельные автобусы вместимостью 20-25 или 40-50 человек. Экскурсии в Храм на Нерли представляют интерес и для верующих, и для атеистов. Побывав в храме, люди своими глазами могут обозреть ярчайший образец древнерусского зодчества.

Заключение

Церковь Покрова на Нерли – один из самых красивых и старых архитектурных памятников, сохранившихся со времен Киевской Руси. Он строго охраняется государством. Храм воплощает стойкость и нерушимость православной веры перед любыми испытаниями и трагедиями, незыблемость духовных ценностей родины.

Посещение церкви Покрова на Нерли – интересное событие в жизни каждого россиянина. Визит в храм позволяет своими руками прикоснуться к тысячелетней истории родной страны, увидеть ее древнюю, неиспорченную красоту, побывать на лоне девственной природы, почувствовать настоящий двух великих предков.

Смотрите видео, в котором описывается история создания и жизни церкви Покрова на реке Нерли:

Фотогалерея

Другие статьи о святых местах

Вконтакте

Facebook

Twitter

Google+

Мой мир

Загрузка...

Церковь Покрова на Нерли (1156г.) | Архитектура

Храм стоит на небольшом острове. Каждый год река разливается и храм становится отрезан от земли. От этого страдает фундамент. Когда строился храм водообращение было другим. Важно, что русские зодчие со времен язычества не утратили чувства соразмерности и умения вписывать храм в ландшафт, окружающую пропорцию, соблюдая пропорциональность с окружением. Архитектура изменилась и объемно-пространственная композиця получила ряд изменений.

храм Покрова на Нерли

Храм одноглавый, вокруг храма располагалась открытая галерея с арками (сейчас нет). В угловой части располагалась лестница на второй ярус. Были найдены фундаменты, базы, на стене храма оставались конструкции галерей. Раньше храм не был вытянут, имел кубический объем. Лопатки сохраняют форму уступов. К лопаткам примыкают трехчетвертные колонны. Четырехстолпный, трехапсидный храм, если не считать галлереи.

Основному изменению подвергается архитектура фасада. Он становится более декорированным. Колонны тянутся на всю основную высоту храма. Над колоннами ет несомой части. Формы были заимствованы, форма не была до коца понята. Прясло в центральной части — разрабатывается перспективный фасад. с перспективным порталом. В области хоров появляется аркатурный пояс на консолях. Оконные проемы узкие и вытянутые, имеют арочные завершения, углубляются в стену. В кладке появляются барельефы.

Тематика, помимо сцен из евангелие, русские мастера использовали растительные и зооморфные мотивы. Эти мотивы опять же идут из язычества, являются народным творчеством. В верхней части храма, над закомарным покрытие устанавливается конструкция «трибун», на него ставится центральная глава. В «трибуне» располагаются арочные окна с аркатурами и тонкими колонками. Над аркатурой идет три ряда орнаментальных поясов. Первый-городки — из деревянного зодчества. Имеет зигзагообразную ступенчатую форму. Дальше идут некие зубцы. Самые последний — вмятины.

храм Покрова на Нерли

Аркатурный пояс с колонками на опорах. Сами консоли — не просто грубый камень. Теперь консоль подвергается художественной переработке. Здесь — женские головы, зооморфные мотивы. Каждая колонка отличается друг от друга. Изящно оформлены капители.

Тело колонны (фуст)- гладкое. Далее — поребрик. Под закомарами появляются барельефы вырезанные в камне — женские головы и снова зооморфные мотивы. На капители больших колонн ничего не опирается.

«Поэзия в камне». История Покровской церкви на Нерли

Фото Эмиля Матвеева

Покровская церковь на реке Нерли - самая первая из известных миру Покровских церквей. Он оставался таким в течение 200 лет после своего основания, что до сих пор привлекает многих исследователей и паломников. Подобно белому парусу, этот храм безмятежно плывет по бесконечным волнам веков. В то же время его история до сих пор вызывает множество вопросов и противоречивых предположений.

Церковь, как известно, возведена во времена великого князя Андрея Боголюбского, вероятно, европейскими архитекторами. Как и все домонгольские белокаменные храмы Северо-Восточной Руси, Покровский * на Нерли был построен в романском стиле, господствовавшем в то время в Европе. Пропорции храма составляют «золотое сечение».

Согласно летописи, храм был возведен всего за год - удивительно короткий срок для того времени.Однако точная дата его строительства не установлена. Исследователи придерживаются версии, согласно которой основание датируется 1158 годом. В летописи говорится, что в 1157 году князь Андрей прибыл на Владимирские земли и построил две церкви в честь Пресвятой Богородицы: церковь Рождества Пресвятой Богородицы на реке Клязьме. и Покровская церковь на Нерли. В житии князя Андрея говорится, что в 1155 году он был благословлен видением Пресвятой Богородицы.Богородица приказала князю построить храм и святую обитель. Город, выросший вокруг Рождественского монастыря, получил название Боголюбов. Второй храм - Покровская церковь на Нерли. Его расположение всего в версте ** от Боголюбова.

Андрей Боголюбский ревностно поклонялся Пресвятой Богородице и воздвиг в Ее честь почти все храмы. Согласно историческим данным, храмов, посвященных празднику Покрова, до основания церкви на Нерли просто не существовало.Только с 14 века их стали массово возводить по всей России.

Примечательно, что белокаменная церковь построена на искусственно созданном холме. Этот холм не дает воде попадать к входу в храм весной, когда реки Клязьма и Нерль разливаются по всему лугу вокруг.

У исследователей есть разные версии причин и цели возведения на этом месте Покровской церкви. Тем не менее, со временем храм вошел в состав монастыря.Монастырь известен с 16 века. В описаниях позднего периода жизни святителя Андрея упоминается, что он основал монастырь при Покровской церкви.

Во время правления императрицы Екатерины II монастырь был упразднен вместе со многими другими. При этом храм подлежал демонтажу «по причине ветхости», но заказчик не смог согласовать цену с подрядчиком, и он чудом сохранился до наших дней, практически сохранив свой первоначальный вид. При этом белокаменные открытые галереи, предположительно когда-то окружавшие церковь с трех сторон, и большая лестница, ведущая к реке, не сохранились.Мы можем представить себе храм во времена его великолепия только путем его научной реконструкции.

Церковь Покрова на Нерли. Современный вид Церковь Покрова на Нерли. Научная реконструкция

Внешний вид стен Покровской церкви, выполненный в виде красивой белокаменной резьбы, хорошо сохранился. Это редкость среди таких древних памятников.

Белая каменная резьба на фасаде церкви

На трех фасадах вверху размещены изображения царя Давида - символа мудрого правителя.Молодой царь изображен сидящим на троне, держащим Псалтириона в левой руке, а правую руку поднял в благословляющем жесте. Король окружен львами и голубями. Голуби олицетворяют Святой Дух, а львы, являясь привычным украшением романской архитектуры, во Владимиро-Суздальских землях стали ассоциироваться с местными князьями. Лев до сих пор присутствует на гербе Владимира.

Барельеф царя Давида в окружении голубей и львов

Ряд женских лицевых образов (не менее популярный элемент в романской архитектуре) также окружает три стены храма.Утонченно смотрятся универсальные образы округлой формы. Самый вдохновляющий из них расположен в центре западной стены. Его часто сравнивают с иконическими образами Богородицы.

Барельефы женских лиц

Барельеф грифона с оленем здесь трактуется как образ Христа Спасителя, несущего праведную христианскую душу.

Барельефы грифона с оленями и женскими лицами

Другие изображения на церковных стенах трудно оправдать.Некоторые из них полностью испортились или их стало трудно различить.

Внутреннее убранство Покровской церкви, должно быть, когда-то поражало своим великолепием. Изображение Христа, изображенное на куполе, окружали архангелы и серафимы. Стены были украшены множеством ярких фресок, а пол украшен цветной майоликой. Однако сегодня мы этого не увидим. Вход в хоровую галерею также не сохранился.В «царских» церквях его обычно занимали правители с членами их семей, если они присутствовали во время богослужений. Там же они и причащались.

Покровская церковь внутри в настоящее время Покровская церковь внутри в настоящее время. Вид из галереи

И все же, по милости Божией, храм на Нерли продолжает стоять. Возможно, Господь хранит эту церковь именно для нас, по словам русского художника И. Грабаря, «чтобы обрести вечность перед ее вечной красотой».


* Покров (русский) или Покрова (украинский) , имя Покрова Пресвятой Богородицы, одного из русских и украинских православных праздников

** A верста (рус. Верста, верста) - устаревшая русская единица длины, определяемая как 500 сажен. Таким образом, верста равна 1,0668 километру (0,6629 мили; 3500 футов).

Архитектурный центр Владимира, Церковь Покрова на Нерли, Церковь Спаса на Нередице

Архитектурный центр Владимира

Владимир, названный в честь своего основателя Владимира Мономаха, претендовал на роль столицы России, поэтому внук Мономаха Андрей Боголюбский, став владимиро-суздальским князем, сразу приступил к масштабному строительству.Он строит Золотые ворота (1158–1164 гг.), Состоящие из трех ступеней и куполов и прорезанных 14-метровой аркой с воротами над церковью, и Успенский собор (1158–1160 гг.).

Успенский собор - главное культовое сооружение Владимира, которому отводилась роль Софии Киевской. Он превосходил Софийский собор по высоте (32,3 м). Фрагменты фасадов одноглавого Успенского собора сохранились в интерьере существующего ныне пятиглавого собора, который в 1189 году после пожара превратился в более раннее здание в его образном корпусе.В строительстве собора проявились черты владимиро-суздальской школы, превратившей мотив аркатуры в ведущий композиционно-пластический элемент с резными рельефами в количествах, неизвестных до и после этого периода. «Отличительной чертой Владимиро-Суздальского храма по сравнению с Новгородом является его стройность, его устремленность и постоянно увеличивающееся убранство стен, простых и голых в Новгороде», - отмечает Π. Н. Милюков. - Здесь они украшены поясом из арок и колонн на высоте второго этажа, романским порталом и лепными украшениями (Покровская церковь, Дмитриевский и Георгиевский соборы).«

Завершено создание архитектурного центра брата Владимира Андрея Боголюбского Всеволода Большое Гнездо, построившего Дмитровский собор (1194–1197), наиболее богато украшенный резной наряд. Собор не имеет прямых аналогов ни в России, ни в Западной Европе. Почти 600 резных камней украшают белокаменную поверхность его стен. Заглубленные участки пряжи над аркадным поясом полностью покрыты «ковром», визуально дематериализующим кладку. Аркатурно-столбчатый пояс отделяет нижнюю - «земную» - часть храма от верхней «небесной», как бы проводя грань между материальным и духовным.Четкий ритм колонн, покрытых орнаментальным плетением, дополнен фигурами святых и небожителей.

На подавляющем большинстве (470) рельефов изображены животные, птицы и растения. По словам Е.Н. Трубецкого, Дмитровский собор подтверждает представление о том, что храм является собором «не только святых и ангелов, но и храмом всего творения». В Дмитровском соборе внешние стены покрыты лепными изображениями животных и птиц среди роскошной растительности. Это не реальный образ существа, как он существует в нашей земной реальности, а прекрасные идеализированные образы... Это не то существо, которое мы видим на земле, а то существо, которое Бог сотворил в Своей Мудрости, прославил и собрал в храме в живое и в то же время архитектурное целое », - пишет Трубецкой.

Восстановленный Успенский собор (1185–1189) стал в два раза больше прежнего. К нему пристроили широкую галерею, призванную стать усыпальницей владимирских князей. В отличие от княжеского Дмитровского собора с светским узором и языческой жизнерадостностью, это строгий епископский собор.

Вообще говоря, отнести архитектуру центра Владимира к культуре Киевской Руси не совсем верно, так как именно с Андрея Боголюбского началась тенденция отделения Владимирского княжества от Киева с последующим переходом от Киева к Владимиро-Суздалю. Рус. В этот же переходный период был создан шедевр владимиро-суздальской и всей архитектуры США - Церковь Покрова на Нерли (1165 г.).

Церковь Покрова на Нерли

Церковь посвящена празднику Покрова Богородицы, введенному Андреем Боголюбским без разрешения Киевского митрополита и неизвестному в Византии.Поток вертикальных линий, усиленный вытянутыми колоннами и стремительным ритмом столбчатого пояса, поддерживаемый вытянутыми окнами и сводами купола, создает иллюзию движения масс вверх, их невесомость. Верхние участки пряжи, более утопленные, чем нижние, дополнительно ослаблены резными деталями. Это усиливает ощущение устойчивости нижней части здания и легкости, воздушности верхней части. Церковь Покрова на Нерли - олицетворение возвышенной красоты, скромной по своему величию.Если архитектура выражает идею в камне, то здесь мы видим идею покорения кротости, силы через смирение.

Еще одним образцом придворно-княжеского жанра, подходящим к предыдущему, является церковь Спаса Преображения на Нередице (1198 г.) в Новгороде.

Церковь Спаса на Нередице

С церковью Покрова на Нерли эта новгородская церковь объединяет не только внешний вид, но и то, что она находится рядом с княжеской резиденцией.Это последний княжеский храм в Новгороде, вече демократии. Храм Спаса на Нередице также неразрывно связан с Новгородской землей, как и Храм Покрова на Нерли с владимирскими опалами. Архитектурные формы храма Спаса на Нередице с крупными перегородками, лаконичным выразительным силуэтом как нельзя лучше соответствуют суровости климата, пасмурным дням и «выбеленным» краскам белых ночей. Все поверхности стен в интерьере церкви расписаны красивыми фресками, погибшими в годы Великой Отечественной войны.После раскопок усадьбы и мастерской новгородской художницы Олиси Гречиной, в которых среди берестяных букв было найдено около 20 заказов на иконы, предполагалось, что он будет управлять росписью церкви, но это так и осталось гипотезой. .

Церковь Покрова на Нерли в Боголюбово, Россия

Белокаменная церковь Покрова на Нерли, построенная в 1165 году князем Андреем Боголюбским, до сих пор остается образцом красоты и гармонии.Поводом для строительства храма стали драматические события средневековой истории. Войско князя Андрея в 1164 году одержало победу в походе на Волжскую Булгарию. Но в бою погиб князь сын Изяслав. В память о сыне и победе, получившей такую ​​кровавую цену, была построена церковь. Он был освящен в честь нового праздника Покрова Пресвятой Богородицы, который установил Андрей Боголюбский без согласия Киевского митрополита.Этот праздник требовал особой защиты «Царицы Небесной» Владимирской княжеской династии и Владимирской земли.

Древние мастера построили уникальное сооружение. Место для храма, видимо, точно указал сам князь Андрей: корабли проплывут мимо храма по Нерли через Клязьму - на Оку и Волгу, а также в обратном направлении. Гости должны сразу оценить доминирующую роль Владимирской земли в ее величественной архитектуре. Но ежегодный весенний паводок должен был бы затопить церковь, расположенную в низменной пойме Нерли.Однако этого не произошло даже при самых крупных разливах. Это чудо и, конечно, подтверждение безоговорочного мастерства древних зодчих, устроивших каменный искусственный насыпь для красивого белокаменного храма так, чтобы фундамент уходил в землю почти на пять метров.

Изящная церковь украшена искусной резьбой по камню - арко-столбчатым поясом, перспективными порталами, сюжетными рельефами. На трех фасадах (в центральном закомаре) повторяется одна и та же композиция: сидящий на престоле библейский псалмопевец Давид пророчествует о Богородице под звуки гуслей.Женские маски внизу - это символы Богородицы, которые изображены на всех посвященных ей церквях (как в Успенском соборе во Владимире, так и в Боголюбовском Рождественском соборе). Неизменны и фигуры львов, символизирующие княжескую власть. Резное убранство белокаменной церкви, простое и изысканное, подчеркивает ее легкость и красоту.

Несколько раз в истории церковь Покрова на Нерли собиралась разрушить, но каждый раз она чудом оставалась нетронутой.Так, в 1784 году из-за низкой рентабельности Покровской церкви настоятель Боголюбовского монастыря, к которому он был приписан, пытался оформить храм, чтобы получить строительный материал для строительства монастырской колокольни, но сделал это. не согласовали цену с подрядчиком. Стройная, как свеча на ладони, красивая церковь стояла, оставаясь предметом поэтического вдохновения, идеалом изящества и гармонии для многих поколений.

Луг, на котором расположена церковь, в настоящее время является особо охраняемой природной территорией и объявлен историко-ландшафтным комплексом регионального значения.Церковь Покрова на Нерли с 1992 года внесена в Список всемирного наследия ЮНЕСКО.

В настоящее время храм Покрова на Нерли находится в совместном управлении Русской Православной Церкви и Владимиро-Суздальского музея-заповедника. В церкви проводятся службы по большим церковным праздникам, в остальное время она открыта как музейная экспозиция. 14 октября 2015 года в честь 850-летия памятника состоялось праздничное богослужение и шествие. В течение года проводились торжественные мероприятия, посвященные годовщине храма Покрова на Нерли: фотовыставки, детские творческие конкурсы, выпуск юбилейных почтовых конвертов со специальной маркой, юбилейные издания книг о храме и др.

Автор: Королькова В.

фото, история и описание. Совершенный храм на берегу Нерли

Храм во Владимирской области, расположенный в полутора километрах от села Боголюбово, является выдающимся памятником русского зодчества владимиро-суздальской школы. Он мог исчезнуть с лица земли, но сохранился до наших дней и считается одним из самых величественных храмов России. Специалисты называют его величайшим шедевром мирового искусства, «белым лебедем» русской архитектуры.По совершенству форм эту церковь сравнивают с самыми известными старинными храмами.

История создания церкви Покрова на Нерли (фото)

1 августа 1164 года, во время похода на волжских булгар, иконы Спасителя, Богоматери и Креста вдруг стали излучать лучи огненного света от икон Спасителя в Русском войске. По легенде, в честь этого события князь Владимир Владимир Боголюбский решил построить храм.По другой версии, причиной постройки стала гибель сына князя Андрея Изяслава во время похода на Волжскую Булгарию.

Храм был посвящен Покрову Пресвятой Богородицы , что в то время было довольно необычно для России. Он должен был указать на особую защиту Богородицы Владимирской земли.

Построен храм Андрей Боголюбский , недалеко от его резиденции в селе Боголюбово, у слияния рек Нерли и Клязьмы.Церковь словно парит над спокойной водной гладью. Чтобы предотвратить наводнение во время наводнения, они построили искусственный холм из глины и булыжника. Каждую весну река выходила из берегов, но до стен вода не доходила. И это главная загадка Покрова на Нерли. Место, на котором был построен храм, было очень удобным. В то время устье Нерли было своеобразными речными воротами на торговом пути по Клязьме и Оке к самой Волге.

Праздник Покрова был установлен лично князем Владимирским без согласия Киевского митрополита и Константинопольского Патриарха, что по тем временам было неслыханным высокомерием.Тогда этого праздника не знала ни одна христианская церковь в России. Но, видимо, этот шаг был продуман. Андрей Боголюбский вынашивал грандиозные планы сделать Владимир новой столицей России, приравненной к Киеву.

Фотографии церкви Покрова на Нерли




Церковь Покрова на Нерли: описание

Церковь необычайно изящна по своим пропорциям. Храм нарядный, светлый, яркий. Архитекторы постарались передать устремление к Богу.Это было сделано с помощью некоторых хитростей в конструкции. Например, средняя апсида немного приподнята над остальными. Множество вертикальных линий и еле заметный наклон внутрь, высокий барабан с зауженными окнами усиливают ощущение стремления вверх.

И эта грация линий появилась благодаря тому, что собор взял все лучшее от византийской и западной архитектуры. Об этом свидетельствуют удивительные скульптуры на стенах. Подобные барельефы есть в западноевропейских романских церквях:

  • поющий царь Давид;
  • львы
  • голубей;
  • грифонов;
  • женских масок.

Для строительства здания, как написано в летописях, «Бог привел господ всей земли». Даже немецкий король Фридрих Барбаросса послал на помощь своих лучших архитекторов. Церковь была построена всего за год и украшена белокаменной резьбой. Можно представить, в каком единстве создавался этот шедевр.

О прочности стен ходят легенды. Мол, материал привезли из Поволжья. После победы Боголюбского над булгарами они были вынуждены поставить сюда белый камень.По другой версии, известняк добывали в подмосковном поселке Мячково. Чтобы камень стал гладким, рабочие нанесли по 1 тыс. Ударов резцами с каждой стороны.

То, что до нас дошло, удивительно и красиво. Плохо то, что не все пришло. По реконструкциям советского археолога Николая Воронина, сделанным на основе раскопок, нынешняя церковь является сердцем всего ансамбля. По периметру его стен располагалась каменная галерея, которая вместе с окружающим ландшафтом делала здание более стремительным вверх.

Это высочайшее произведение русского средневекового зодчества, непревзойденное по красоте и ювелирному мастерству.

Парадоксально, но наибольший ущерб нанесла не атеистическая Советская власть и не война. В конце 18 века из-за низкой доходности церкви игумен Боголюбского монастыря, к которому она была приписана, захотел разобрать ее на стройматериалы. А в 1877 году церковь начали ремонтировать, причем настолько, что все росписи и фрески были повреждены - их снесли.Снаружи храм был обшит железной стяжкой, а кое-где белокаменные барельефы были заменены гипсовыми.

В советское время памятник архитектуры был взят под охрану государства. Закрытые, консервированные и забытые. Воскрешение храма началось в 1992 году, когда его снова передали открытому Боголюбивому монастырю. А затем внесены в список Всемирного наследия ЮНЕСКО . Хочется верить, что теперь этому чуду белокаменной архитектуры ничего не угрожает.

Село Боголюбово расположено в Суздальской области в 13 км от г. Владимира , откуда ходят автобусы №18 и 152.

Поклонение совершается нечасто. Преимущественно по церковным праздникам:

  • Рождество Христово;
  • Богоявление;
  • Вход Господень в Иерусалим;
  • День Святой Троицы;
  • Преображенский.

Князь Изяслав Андреевич

Правый князь Изяслав Андреевич родился в 1148 году в княжеской семье.Отец - преподобный князь Андрей Боголюбский, великий князь Владимирский (1157 - 1174).
Он постоянно был с отцом.
В 1159 году, по приказу отца, он пошел на помощь зятю, князю Всижа Святослава Владимировича, осажденному во Вщиже князьями - Черниговским Святославом Ольговичем и Полоцким Всеславом Васильковичем.
1160 - возглавил поход Ростовского, Суздальского, Рязанского, Пронского и Муромского полков на половцев. Русское войско вышло далеко за Дон, встретило половцев и разбило их в кровопролитном сражении.Половцы бежали с поля боя, но потери русских были огромными.
В 1164 году он вместе с отцом пошел к камским болгарам и участвовал во взятии их города Бряхимов.
Умер 28 октября 1165 г. после тяжелого ранения, полученного в битве с болгарами.

Мощи находятся в Успенском соборе Владимира.
Отец положил в память о сыне церковь Покрова Богородицы на Нерли.

«29 сентября 1882 г. москиты открылись на северной стороне собора, в котором были похоронены верные князья: сын великого князя Андрея Боголюбского Изяслав и сын великого князя Даниила Александровича Бориса.Оба этих комара были заложены в 1869 году в полукирпич. Тарелка на могиле князя Изяслава Андреевича была повреждена посередине и залита известью. При удалении поврежденных частей был виден полный скелет человека, кости были желтыми, а на ногах несколько остатков одежды темно-зеленого цвета, сквозь которые было видно золото. В гробу еще были видны железный крюк, железные полосы со слюдой, сломанный деревянный позолоченный крест, мелкие металлические предметы и несколько коротких пучков красной ивы с сохранившимися белыми ростками.В этом гробу не было мусора, как в гробницах Митрофана и Симона, но было всего несколько кусочков сухой извести, вероятно, атакующих там, когда поврежденную плиту спешно ремонтировали. Князь Изяслав был покрыт парчой с литием, а затем пластина была исправлена ​​с теми же мерами предосторожности, что и пластины на могилах двух святых.
На могиле князя Бориса Данииловича средняя часть покрывающей ее плиты была цела, а оба ее конца повреждены, после чего их снова положили и грубо засыпали известью.Когда поврежденные камни были удалены с концов, выяснилось, что весь этот гроб до самого верха был заполнен костями, и все они были сложены в беспорядок. Между гостями стояло несколько черепов, из которых один маленький, желтый, как воск, имел приятное выражение, будто улыбался. Было грустно и горько видеть такое пренебрежение к Владыкам Земли Русской, но оно было необходимо, воздав земное поклонение усопшим и помянув великих князей Владимирских, Иоанна и Святослава Всеволодовичей и князя Изяслава Глебовича, могилы которых были Один раз по описанию, находящемуся недалеко от этого места, накрыть кости великого князя покрывалом и утвердить плиту под гробом, что и было сделано.После трудов я каждый раз отдавал рабочим из своих средств на поминки, для утешения и подкрепления («Воспоминания»).

ХРАМ ПОКРЫТИЯ НА NERLUS

Уже более восьмисот лет церковь Покрова Богородицы стоит в Суздале, на берегу Нерли (Старица Нерли). В ясные летние дни, в безоблачном небе, среди зелени обширного заливного луга, его тонкая белизна, отраженная гладью небольшого озера (старая Клязьма), дышит поэзией и сказкой.В суровые зимы, когда все вокруг белое, кажется, растворяется в бескрайнем снежном море. Храм настолько созвучен настроению окружающего ландшафта, что кажется, будто он рожден вместе с ним, а не создан руками человека.

Река Нерль чистая и быстрая. И храм здесь устроен с большим смыслом: путь по Нерли к Клязьме - это врата в землю Владимирскую, а над воротами так и должна быть церковь. Не зря для нее и самоотверженность выбрала Покров.Покров - защита и покровительство, надежда и милосердие для русского народа, прибежище и оберег от врагов. Покров греки не праздновали, это чисто русский праздник, который установил лично князь Андрей Боголюбский.

Так храм стоял в устье Нерли, при ее слиянии с Клязьмой, закрывая важный водный путь Владимиро-Суздальской земли. Рядом, всего в полутора километрах, возвышались башни и головы дворцового замка. Судя по всему, место для строительства было выбрано архитектором не случайно, а продиктовано княжеской волей.

Здесь плывущие по Клязьме корабли повернули к княжеской резиденции, а церковь служила элементом роскошного ансамбля, передовым как бы торжественным памятником. Задача, поставленная перед архитекторами, была очень сложной, так как место, отведенное под строительство, находилось в пойме реки.

Раскопки раскрыли интереснейшую историю строительства церкви Покрова на Нерли. Место для строительства, видимо, ясно указал князь Андрей.Но здесь в 1165 году была низменная пойма, над которой море весенних разливов поднималось более чем на три метра. Мастера не отказались от рискованного княжеского приказа. Они заложили обычный фундамент из булыжника глубиной 1,60 м, опираясь его подошвой на слой огнеупорной юрской глины, обнаружив хорошее понимание строительной геологии. Для большей прочности внутрь ввели ленточный фундамент, соединявший фундамент стен и столбов. Затем они возвели в две ступеньки основание стен храма из чистого тесаного камня 3.70 м высотой и дважды присыпали снаружи и изнутри супесчаной глиной, плотно утрамбовав. Так вырос искусственный холм, который надежно прикрыл лежащий в его массиве фундамент храма от весеннего половодья общей глубиной 5,30 м. На этом фундаменте, возвышающемся над пятном разлива, был возведен храм с галереями.


Археологические раскопки. Белокаменная брусчатка холма и желоба. Фото: из архива Владимиро-Суздальского музея-заповедника.

На этом архитекторы не остановились - поверхность холма выложили белокаменными плитами и проложили такие же каменные желоба для отвода осадков, что и в Боголюбовском дворце. Так холм был одет в белокаменную ракушку. Можно представить, насколько сверхъестественным чудо казалось людям 12 века. этот храм, неподвижно стоящий над бурными водами потопа на своем каменном острове. Да, и теперь мы отдаем дань любви и уважения художественному дару и смелой инженерной мысли владимирских архитекторов.Их труд окупился, и их постройка гордо сохранилась невредимой на протяжении восьми веков, когда каждый из восьмисот источников был захвачен пенистыми водами двух рек - Нерли и Клязьмы.


Вид церкви Покрова на Нерли с гипотетическими открытыми галереями. Западный фасад. Реконструкция Н.Н. Воронина.


Церковь Покрова на Нерли. Реконструкция по Н.Н. Воронина. Восточный фасад. Рис. О.В. Гришинчук.

Разрез и план церкви Покрова на Нерли с фундаментом храма и гипотетическими открытыми галереями. Реконструкция Н.Н. Воронина.

Раскопки середины XIX века и 1954-1955 гг. показал, что, как и в Димитриевском и Боголюбовском соборах, полностью законченное и законченное здание входило в систему окружающего его одновременного антуража. В ходе раскопок был обнаружен фундамент храма, окружающего храм с трех сторон белокаменной галереи.В его юго-западном углу лестница на хоры находилась внутри утолщенной стены. Детали и резные камни, найденные при раскопках, позволили гипотетически восстановить облик храма и галереи в целом. Здесь особенно важно подчеркнуть условность этой реконструкции, которая, конечно же, дает лишь схему здания, лишенного остроумной силы оригинала, которым сохранившийся храм покоряет наши чувства. В отличие от Дмитриевского собора, в Покрове на Нерли была открыта галерея.Столбы, украшенные тонкой резьбой, с передними полуколоннами, оканчивающимися арками. Аркада погрузила низ храма с его резными порталами в полутень, он как бы висел на легких опорах. Между галереей и храмом находился балкон-кладбище, облицованный майоликовой плиткой. На парапете, закрывавшем столбчатый пояс храма, архитекторы повторили этот характерный мотив. Мы не знаем, как и где здесь были размещены резные камни с изображением грифонов и других монстров.Но самые крупные из них - поднявшиеся в прыжке леопарды - герб княжеской владимирской династии - явно украшали главный южный фасад галереи, ее «лестничную стену», обращенную к устью реки.

Церковь Покрова на Нерли зародилась в беспокойное, но в то же время светлое утро для Владимирской земли, когда в глазах современников небесный покров, казалось, действительно заслонял могущество великого князя Андрея. При поддержке «народца» власть владимирского правителя над корыстными боярами усилилась, и его рука была высоко на его врагах.Поднятые на дыбы барсы на щитах андреевских воинов виднелись под их стенами в Киеве и Новгороде, а золотое солнце южных степей струилось сквозь копья суздальских дружин.

Из далекого Вышгорода князь привез в Залесский край знаменитую византийскую икону Богородицы с младенцем, которой суждено было стать настоящим палладием Древней Руси под названием «Владимирская». Прибытие иконы ознаменовалось чудесами, в которых владимирцы увидели особое расположение для себя Царицы Небесной.Лошади, которые привезли икону в Ростов, не смогли сдвинуть ее с «любимого Богом места», на котором впоследствии вырос княжеский Боголюбовский замок. Считалось, что в живых осталась только благодать и здоровые нерадивые зеваки, пришедшие полюбоваться Золотыми воротами, построенными Андреем в столице и похороненными под их обрушившимися полотнами. Наличие иконы во владимирских войсках во время похода на Волжскую Булгарию (1164 г.) предопределило ее победный исход в глазах современников. В атмосфере этих чудес возник храм, посвященный новому празднику в честь Богородицы - Покрова.
День памяти: 1/14 окт.

Инициатива создания праздника принадлежит самим Андрею Боголюбскому и владимирскому духовенству, которые действовали без санкции Киевского митрополита. Появление нового праздника Богородицы во Владимиро-Суздальском княжестве кажется закономерным явлением, проистекающим из политических устремлений князя Андрея. В «Слове о заступничестве» есть молитва о том, чтобы Богородица сохранила божественный покров своего народа «от стрел, летящих во тьме нашей дивизии», молитва о необходимости единства Русских земель.

IN 1165 г. г. возникла церковь в устье Нерли, посвященная новому празднику в честь Богородицы - Покрова.

Храм в устье Нерли был посвящен победоносному походу Владимирских полков в Волжскую Булгарию в г. 1164 г. г., а болгары в качестве контрибуции должны были поставить белый камень для строительных работ во Владимире и Боголюбове. Согласно легенде, каждый десятый камень от общего количества остался у устья реки Нерли при ее слиянии с Клязьмой, именно в том месте, где через год после победы князя Андрея архитектурное чудо русской земли - городище. Храму Покрова на Нерли суждено было появиться.Косвенным указанием на связь праздника и Покровской церкви с военными событиями князя Андрея могут служить фрагменты утерянной ныне фресковой росписи барабана Нерльского храма Ф.А.Солнцева. В столбах между окнами здесь помещались не апостолы и пророки, а мученики похода «за христианскую веру». Падшие владимирские воины, в том числе князь Изяслав (сын Андрея Боголюбского, умершего вскоре после окончания похода), должны были быть причислены к мученикам.

Церковь Покрова на Нерли такая легкая и легкая, как будто она сложена не из тяжелых каменных квадр. Все конструктивные и декоративные средства выражения здесь подчинены одной цели - передаче изящной гармонии здания, его устремленности кверху.

Ритм архитектурных линий Покровской церкви можно сравнить с ритмом пения молящихся в честь Девы Марии. Это как лирическая песня, материализованная в камне. Неудивительно, что древние воспринимали художественный образ архитектурного сооружения как «дивные голоса вещей», подобные глазу труб, прославляющих Бога и святых.



Восточный фасад храма





Южный фасад храма


Южный вход в храм





Западный фасад храма


Западный вход в храм



Северный фасад храма


Северный вход в храм

Скульптурная фигура библейского певца венчает средние завесы фасадов храма по излюбленному в средние века принципу троицы.Своим появлением на стенах Нерльской церкви она, видимо, обязана жизни Андрея Юродивого. В одном из видений Андрея говорится о Давиде, который во главе сонма праведного пения восхвалял Деву Марию в церкви Софии. «Я слышу Давида, конечно: девы придут за тобой, цари будут приведены в храм ...» Давид считался одним из пророков, предвещавших божественную миссию Марии. Пресвятой Богородицы называли «Пророчество Давида». Тема прославления Марии звучит и в девчачьих масках, растянутых в ряд над верхними окнами фасадов.Эти девичьи лики с косами есть на фасадах других храмов Владимирской Богородицы, и только Богородицы.

Зооморфные изображения (птицы, львы, «когтистые» грифоны), окружающие Давида, труднее расшифровать. Их символика в силу сложности развития средневекового искусства неоднозначна. По мнению Н. Воронина, эти образы восходят к тем псалмопевцам, «где душа псалмопевца уподобляется голубю, а враги - льву».
Но возможна и другая интерпретация.На уровне верхних окон центральных амбаров размещены парные изображения львов, аналогичные находящимся у ног пророка в тех же бараках. Эти львы - символы княжеской власти и хранители храма. Они лежат, скрестив передние лапы, и кажутся спящими. Но их глаза открыты. По мнению Г.К. Вагнер, они «могут означать тех львов, которых победил пастух Давид, и львов-хранителей, и львов-спутников, или символов царя».

В любом случае, поскольку момент борьбы здесь вообще не выявлен, эти прирученные хищники выглядят как злые существа, подчиненные Творцу человеком.«Когтистые» грифоны, возможно, были победными символами, напоминающими болгарский поход, а вздыбившиеся леопарды (которые вместе с грифонами когда-то украшали лестницу Покровской церкви) признаны эмблемой князей Владимирских.

В скульптуре церкви Покрова на Нерли и других храмов этого периода владимиро-суздальская пластика сделала свои первые шаги. Мастера-резчики лишь нащупывали способы соединить отдельные скульптурные группы в визуально однородный ряд.Задачу создания декоративных ансамблей решат их преемники. Здесь в причудливом хороводе вокруг здания церкви переплелись и переплелись в строгом порядке образы на плоскостях стен: то спокойные девичьи мордашки, то характерная физиономия львов, то фигурки грифонов или птиц, то тупые морды. драконов (скорее смешно, чем страшно). Вытянутые в одну цепочку, они символизируют единство мира в его многообразии. Это сказочный мир, полный чудес и красоты, мир, в котором монстры внушают не страх, а любопытство.

Храм символизировал вселенную, и воображение художников стремилось найти в нем место для настоящих красот. Таким образом, уже в самом декоративном начале владимиро-суздальской пластической хирургии есть определенное видение мира, понимание его чувственного очарования и восхищение им, наивное и искреннее преклонение перед богатством и внутренней гармонией Вселенной, которая стоит в ожидании своего познания и без которого последнее невозможно. Такое восприятие мира лаконично сформулировано в поэтических вопросах и интерпретациях «Бесед трех святых»: «Что самое прекрасное для человека?» - «Небеса и земля чудесны и все дело Всевышнего.«

Рельефы - это не самостоятельная иллюстрация, не отдельная икона, они словно вырастают из тела храма, составляя с ним неотъемлемую часть. Четкая симметрия пластики храма Нерли отражает гармонию, пролитую в Мир. Звери и птицы кротко слушают молодого пророка. Лицо псалмопевца, лики девушек, львиные лики обращены к зрителю, а внутри композиции нет движения, нет сюжета. Это песнопение ритмичное и гармоничный, как что-то воспеваемое.

«Взывайте к Господу вся земля; торжествуй, веселись и пой ... Слава Господу с земли, большая рыба и все бездны, звери и весь скот, рептилии и крылатые рыбы ... Все дышащие, хвала Господу! Эти или подобные строки псалмов можно положить на мелодию «каменных нот». И этот главный смысл мелодии был всем понятен. Псалтырь в те времена пользовался огромной популярностью среди всех слоев населения. Они гадали о ней, утешали ее в печали и объясняли тайный смысл исторических событий.

Псалмопевцем Давидом в народных представлениях стал Давид Евсеич, герой «Голубиной книги» и других произведений (его тоже связывали с излюбленными образами гусляров). Подобно дуэту Бояну и дерзкому Садко, он положил пальцы на живые струны и восхвалял Того, у кого «престол и небо, и земля - ​​след матери, потому что девица скрутилась в пеленах, скрутила облака в небо и земля прильнули к нему во тьме ».

Церковь Покрова на Нерли - величайший шедевр русского искусства, его нельзя найти в других странах, потому что только на русской земле он мог возникнуть, олицетворяя тот идеал, который мог сформироваться только на русской земле.Именно в таких памятниках раскрывается душа нашего народа.


Крест XII века с распятием. Он находился в Боголюбове, недалеко от церкви Покрова на Нерли.
Крест - церковное украшение,
Крест - царям власти,
Крест - истинное утверждение,
Крест - слава ангелам,
Крест - демон-бегун.

Не миновали невзгоды последних восьми веков этот одинокий памятник, который, как мы увидим ниже, потерял свои самые важные части и сохранил только свое главное ядро.Более того, в 1784 году игумен Боголюбовского монастыря попросил разрешения ... разобрать Покров на Нерли на материал для строительства монастырской колокольни. Он получил это разрешение от духовных властей, но не сумел разрушить храм только потому, что они не договорились о стоимости демонтажа подрядчиков! Здание сохранилось.
В 1803 году в обмен на старинную шлемовидную форму получил уже существующий луковичный капитул.

В середине 19 века к северу от храма были построены кирпичные ворота с колокольней над ними.В то же время в связи с вопросами «реставрации» собора Рождественского монастыря во Владимире были проведены первые раскопки под Покровом на Нерли.

В 1877 году духовные власти взяли на себя ремонт храма. Поврежденные резные части были уничтожены и заменены на части, храм был связан уродливыми железными стяжками, а существующая картина была сделана со сферической крышей, которая закрывала прямоугольный постамент и дно барабана..


Покровский на Нерльском ските


Остатки кладки фундамента святых ворот с колоколом


Вид на Покровский монастырь с севера. Фотография. Кукушкин В.Г. С. 1881 г.

Ансамбль каменных построек. Справа - белокаменная церковь Покрова на Нерли (1165 г.), северный фасад: луковица, выпуклая крыша (1877 г.), водосточные трубы по пилястрам, темный подвал, застекленная портальная дверь; справа от портала - легкий деревянный забор; стены покрыты побелкой, скрывающей металлические стяжки в убежищах (1877 г.).
Слева - колокольня с центральной башней и двумя боковыми шатрами (после 1858 г. архитектор Н.А. Артлебен, снесено: начало 30-х гг., Низ ок. 1970 г.), за ней - церковь Трех Святителей (завершена в 1884 г.). Перед ансамблем деревья, кустарники и капустный сад в очень простом деревянном заборе; грунтовая дорога к северному порталу Покровской церкви.
Надпись. Наклейка на коврике: «Старинная Покровская церковь близ Боголюбова. Покровская церковь построена св.В 1162 г. великим князем Андреем Боголюбским из камней, привезенных по Волге из Болгарии для строительства Златоверхого Успенского собора во Владимире; впоследствии был женский, а затем мужской монастырь, упраздненный в 1764 году с учреждением штатов. Сохранившийся целиком снаружи на протяжении семи веков этот священный памятник церковной архитектуры XII века во внешнем виде сохранил весь характер античности. »

Колокольня и святые врата церкви Покрова на Нерли были разобраны в советское время.


Вид на Покровскую церковь с востока. Фотография. Мелехов Ю.Я. 1884-1891

Покровская церковь у Боголюбова монастыря. 1891 г.

В центре Покровская церковь (1165 г.), восточный и южный фасады: луковичная голова темного цвета, выпуклая крыша, водосточные трубы по пилястрам, темный подвал, стены покрыты побелкой, скрывающей металл. стяжки в закомарасе (1877 г.). Слева - угол одноэтажного деревянного дома (в 1891 году перестроен в двухэтажный с каменным дном), справа - угол церкви Трех Святителей (1884 г.).Рядом с юго-восточным углом Покровской церкви находится надгробие. В глубине, с западной стороны, каменная ограда с столбами, частично глухая, частично с крестообразными прорезями в шахматном порядке (1884–1891). Слева от забора стоит простой деревянный стол со скамейкой. Несколько деревьев. На переднем плане снег.

В советское время храм долгое время лежал в руинах. В акте осмотра Покровской церкви от 9 июля 1931 г. указано разрушение белого камня, барельефов, портала, ступеней, пола, дверей.«Вид на стены и своды крайне уродливый ... Охрана памятника полностью отсутствует» (см .: Тимофеева Т.П. «Ваш храм лежит в руинах ...» Владимир, 1999. С. 52).
В 1928 году музейщики предоставили жилье для летнего лагеря пионеров у церкви Покрова на Нерли. Прожив около 3 недель в указанном месте, отряд предусмотрительно удалился на несколько дней раньше срока, чтобы не встречаться с представителями музея. Последний.Прибыв на «палаточный городок» детского лагеря, они обнаружили, что дощатый сарай по соседству был частично разобран под дощатый, а некоторые иконы из иконостаса были взяты, а еда приготовлена ​​на костре в крыльце церкви . В самом памятнике также было разбито значительное количество стекла, а также выбиты въездные ворота, ведущие к ограде.

11 января 1931 года Владимирский музей сообщил Ивановскому областному краеведческому краеведческому музею: «Владимирский музей сообщает, что храм Покрова на Нерли в настоящее время находится в удовлетворительном состоянии: в 1929 году его побелили, крышу загрунтовали и покрасили. снова, а вокруг церкви поставили деревянную ограду.Вместо украденной железной двери вешают новую деревянную дверь. По отношению к другим постройкам - колокольня XIX века. и теплая церковь 18 века, предназначены на разборку, как вам доложили, можно продать деревянный двухэтажный жилой дом на металлолом ... »

В 1954-1955 гг. археологические исследования NN Воронина. В связи с растущей популярностью храма как вершины древнерусской архитектуры, церковь стала центром экскурсионных и туристических «бумеров».
Службы в храме совершались только в большие праздники; в остальное время храм обычно был открыт, но стоял «без пения». Можно было зайти, свечку поставили, потребовали. В этот период Покровскую церковь - «русское чудо» посещало более миллиона туристов со всего мира в год.
Не случайно этот храм был выбран великим режиссером Андреем Тарковским для «Андрея Рублева» (многие, наверное, помнят, что именно с крыши церкви Покрова на Нерли прекрасный по символике и трагической реальности полет на импровизированные крылья).

В 1980-1985 годах храм был полностью восстановлен за счет бюджетных средств, как уникальный памятник древнего зодчества. Белый камень был почищен щеткой; возмещенные убытки; поверхности обрабатываются защитным составом; устраиваются медные кровли, голова и крест; салон очищен от пыли и отложений. В кон. 1980-е годы Владимирские реставраторы убрали выпуклую кровлю начала. XIX век и восстановили постамент под барабан, оставив, правда, луковичную головку. К этому времени уже были разобраны постройки вокруг церкви - Святые врата с колокольней, несколько жилых изб и сараев; только частично разрушенная Троицкая церковь осталась сторожкой.

В кон. В 1992 году памятник включен в Список всемирного наследия ЮНЕСКО . В любое время года перед вами пейзаж дивной красоты и поэзии: легкость и изящество, гармония пропорций, невесомость памятника и его устремленность вверх в недрах природы Среднерусской полосы.
В начале. 1990-е годы храм по настоянию церкви был передан вновь открытому Боголюбовскому монастырю, а вскоре и приходу Иоакима и Анны, подчиненному епископу.


Церковь Иоакима и Анны в Боголюбове

По состоянию на октябрь 2012 г. приписана Владимирскому.

2007-2009гг. Произведен плановый ремонт, обустроена пешеходная тропа в рамках федеральной и местной программы финансирования.
В рамках программы запуска скоростного поезда «Сапсан» по железнодорожным путям ст. В Боголюбово на средства РЖД устроили безопасный пешеходный переход с дополнительным электроподъемником.

Боголюбовский луг - государственный заповедник, движение по нему самоходной техники запрещено.

Службы в храме совершаются только в большие двенадцать праздников. В остальное время в течение дня храм обычно открыт, можно зайти и поставить свечу.

В 2000-е годы С.В. Заграевский снова провел археологическое исследование храма. Создан попечительский совет по планировке историко-ландшафтного комплекса «Боголюбовский луг - церковь Покрова на Нерли», усилиями которого к концу 2006 года удалось остановить деградацию почв и перекрыть доступ. к храму для нелегальных туристов.

В 2007-2009 годах произведен повторный плановый ремонт, в ходе которого обновлены внешние белокаменные стены; пешеходная тропа организована в рамках федеральной и местной программы финансирования. В рамках программы запуска скоростного поезда «Сапсан» по железнодорожным путям ст. В Боголюбово на средства РЖД устроили безопасный пешеходный переход с дополнительным электроподъемником. Боголюбовский луг стал государственным заповедником, движение по нему самоходной техники было запрещено.



Усть-Нерлинский Покровский монастырь

Покровский женский монастырь основан в 1165 г. князем. Андрей Боголюбский в память о своем сыне Изяславе, скончавшемся в 1165 г.
Сразу после постройки Покровской церкви князь Андрей ... «монастырь стал с ней в монашество». Монастырь при Покровской церкви был сначала женским, позже, а когда неизвестно, Покровский монастырь был преобразован в мужской.
см. .

Покровский монастырь

В 1799 году Покровская церковь упраздненного монастыря еще считалась приходской. А в начале (вероятно) XIX века он был передан в ведение Боголюбовского монастыря. После того как Покровская церковь была причислена к Боголюбовскому монастырю, ее положение с точки зрения внешнего благоустройства значительно улучшилось.
В 1803 году храм получил железное луковичное покрытие капитула, скрывавшее его древнюю шлемоподобную форму.Потом разобрали кирпичное крыльцо, а в 1816 году построили кирпичное крыльцо.

В начале. XIX век старинный храм был передан в распоряжение Боголюбовского монастыря. Открыт Покровский монастырь Боголюбова монастыря.

В престольный праздник 1-14 октября состоялся ежегодный крестный ход от Боголюбского монастыря к церкви Покрова на Нерли Покровского монастыря.

Отдельно от храмов в 1855 г. была построена каменная колокольня , состоящая из двух ярусов, в первом ярусе по бокам находились комнаты, во втором ярусе стояли колокола.

В 1859-1860 гг. Академик Ф. Солнцева в связи с планом «обновления древних церквей». Тогда, в частности, он позже обнаружил восемь потерянных фигур мучеников в барабане церкви. Раскопки и ремонт под руководством епархиального архитектора Н.А.Артлебена. При демонтаже кирпичных выступов между занавесками он обнаружил фрагмент надгробия 17 века, что позволило датировать постройку четырехскатной крыши. При этом был проведен частичный ремонт.

В 1877 году монастырские власти произвольно, без ведома архитектора, взяли на себя ремонт: связали храм железными стяжками, сбили остатки фресок в барабане и куполе, заменили утраченные белокаменные рельефы гипсовыми. - и рабочие никогда раньше не «вкладывали их в свое рвение там, где их не было». При этом восстановлено нестандартное покрытие, при этом постамент барабана закрывается сферической крышей.
Известный археолог граф А.С. Наиболее неодобрительно отзывается об этом ремонте Уваров в протоколах Московского археологического общества: «По прибытии на место началась полная реконструкция храма, ни в коем случае не соответствующая той простой побелке, о которой говорит преподобный Антоний. из.Рабочие без всякого надзора, даже в отсутствие крестьянина-подрядчика, взявшего на себя работу, рисовали маслом изнутри новой штукатуркой, отталкивая старую штукатурку фресками. Более того, они заменили утраченные уродливыми подделками статуй и даже в своем рвении поместили их там, где их не было; и они также связали всю церковь снаружи железными узами, которые, как и церковь, не требовались вовсе. »

После экспедиции Ф.Г. Солнцева и раскопок Н.А.Артлебена, на северной стороне Покровской церкви были построены каменные Святые ворота с надвратным колоколом , очевидно, по замыслу.Обнаруженные при раскопках плиты с резными грифонами и леопардами были заключены в его кирпичные стены.

В 1884 году церковь Трех Святителей была перестроена и освящена. На нем стояла знаковая местная икона Трех Святителей, похожая на старинную.
Из предметов старины, составляющих внутреннее убранство монастырской Покровской церкви, к 1891 г. сохранились:
"1) Трон церкви построен на основе белых известняковых камней. Он стоит у окна в середине. алтарный нартекс, или высокое место, широкое в самом начале перед выступом или нишей, 3 арша.13 вершин, в то время как боковой нартекс простирается каждая только на 1 аршин 13 ½ вершин. Трон составлен из 9 тесаных, но негладких камней, залитых известковым раствором; в боковых частях его, с северной, западной и южной сторон, пролеты, образованные как бы от вывоза камней уже после его первоначального строительства. Верхняя доска состоит из одного известнякового камня, длиной и шириной 1 арш. 3 ½ top
2) Храмовая икона Покрова Пресвятой Богородицы. Согласно легенде, эта икона является ровесницей Боголюбской иконы Божией Матери, с которой ее каждый год 21 мая привозят во Владимир и там вместе с другими иконами переносят из дома в дом до 16 июня.Икона Покрова Пресвятой Богородицы, длиной 1 аршин, 7 вершин и шириной 1 аршин и 1 вершина, украшена серебряным золоченым облачением, устроенным в 1819 году усердием владимирцев и др. благочестивые доноры.
Остальное внутреннее убранство Покровской церкви со временем изменилось. Уже давно нет ни старинного иконостаса, ни старинной церковной утвари, ни старинного настенного убранства. Обставлен настоящий иконостас и церковная утварь, а стены церкви расписаны белой масляной краской в ​​1889 году с усердием крестьянина села Боголюбова Тимофея Васильева Ерофеева.Иконостас без резьбы, без позолоты, расписан белой масляной краской, состоит из трех ярусов. Иконы в иконостасе древнего писания. От того же Ерофеева передана следующая церковная утварь: напрестольный серебряный и позолоченный крест, Евангелие, сосуды, напрестольный образ и икона Божией Матери, плащаница, два знамени, люстра, три подсвечника, менора и облачение.

Постройки бывшего монастыря 1891 г .:
а) Деревянное здание, расположенное в северо-восточном углу монастыря, состоящее из трех комнат с кухней и служащее помещением для назначенных лиц из братства Боголюбова монастыря. там для поклонения.
б) Деревянное здание, расположенное в юго-восточном углу монастыря и предназначенное для временного проживания паломников, но в 1891 году оно было снесено и заменено в 1891 году новым двухэтажным зданием, в котором нижний этаж каменный, а верхний один деревянный.
в) Деревянный сарай для дров.
г) Деревянный сарай для хранения различных предметов домашнего обихода.
д) Деревянная баня, исправленная в 1891 г. »


Покровский монастырь Боголюбского монастыря. Фото конца XIX века.


Первый ярус колокольни. 1964

Если посмотреть альбом «Владимир на старинной открытке» и найти там, как выглядела Покровская церковь в то время: рядом не одно, а много построек. Это тяжелая колокольня 1860-х годов. в «русском» стиле, деревянные дома, кладовые, амбар ...
В 1903 году железная луковица храма была позолочена.

Одиночество храма среди лугов, рек и озер, его удаленность от деревень, его древность и даже шумное разливание речных и озерных волн в бурные ночи - все это, конечно, порой вызывало страх, свойственный суеверным и запоздалых путешественников, что послужило поводом для создания чудесных историй о здешних местах, мечущихся между окрестными сельскими жителями.Например, здесь, в церкви, иногда видели, как будто огонь разжигается тайной, невидимой рукой гаснет при приближении к храму; и однажды, в день праздника Покрова Пресвятой Богородицы, по окончании всенощной службы, увидели воинов, как лучезарных, в блестящем вооружении, на белых конях, мчащихся из храма вдоль побережья. Клязьминская низменность до города Владимира; крестьяне-рыбаки на св. пророка Илии, проходя в полночь мимо Покровской церкви, как будто были поражены появлением какого-то загадочного человека, с бледным лицом, старости, в белых одеждах: он пошел в церковь и спросил их : «Это храм Покрова Пресвятой Богородицы? "И когда он получил удовлетворительный ответ, к их ужасу, он немедленно вошел в нее, хотя церковь была заперта.

«Осмотрев покои Андрея Боголюбского, студенты отправились в Покровскую церковь, что в полутора километрах от Боголюбовского монастыря. Дорога шла по живописной пойме, поросшей молодой травой. По пути к Покровской церкви студенты узнали о многострадальном прошлом этого ценнейшего церковно-исторического памятника, который только в конце 13 века чудом уцелел от окончательного разрушения. Осмотрев храм внутри и снаружи, экскурсанты услышали от пожилого сторожа Покровской церкви рассказ о подземном переходе, открытом в 60-х годах XIX века, а затем засыпанном по приказу настоятеля Боголюбовского монастыря.Сторож точно указал место входа в эту темницу и передал столько деталей, что его рассказу нельзя было не доверять »(Владимирские епархиальные ведомости. Неофициальный отдел. № 20-21. 21 мая 1916 г.).

Закрытие

С 1919 года древние белокаменные памятники, в том числе Покровская церковь, были взяты под охрану Владимирской губернской коллегии музеев.
« ПО САНКТУАРИЮ .
В Покровском монастыре близ села Боголюбов был произведен обыск Дорина.При обыске закваска была обнаружена в 7 ведрах, в двух кадках, а одна кадка с закваской была найдена под «соборной» церковью.
Святая закваска была, конечно же, уничтожена, и этот утолитель всех жаждущих отцов и братьев предстал перед Народным судом четырех участков.
Тушитель был приговорен к лишению свободы на 3 года с выдворением из провинции на 2 года (после отбытия наказания с конфискацией имущества за 25 рублей золотом и лишением права голоса на 3 года).
Самогонщик Дорин сидит в Губисправдоме »(газета« Звонок », 5 апреля 1923 г.).
Боголюбовский монастырь вместе с Покровским скитом был закрыт в 1923 году. покои Андрея Боголюбского. Выполнено берегоукрепление реки Нерли у Покровской церкви, в сохранившемся нижнем ярусе колокольни у Покровской церкви размещена комната отдыха для туристов, принадлежавшая Сначала реставраторам, потом в музей.В середине 70-х остатки колокольни снесли.


Храм Покровска на Нерли. 1958 г. Фото Германа Гроссмана.

Фото Николая Атабекова. 1950-60





Епископский подворье Богородице-Рождественского монастыря



Алтарь церкви Трех Святителей




Церковь Трех Святителей

В 2015 году по благословению митрополита Владимирского и Суздальского Евлогия был открыт епископский двор при Покровской церкви на ул. Нерль, в котором сейчас живут трое человек.
На средства меценатов зимняя церковь Трех Святителей (построена в 1884 году) была восстановлена ​​и освящена 4 октября 2015 года. Богослужения в этом храме будут проводиться в зимний период.
4 октября 2015 г. освящена церковь Покрова на Нерли. Впервые после 1917 года снова начались регулярные церковные службы. Они будут проводиться летом каждое воскресенье священниками Владимирской епархии.
В обеих церквях установлены белокаменные престолы и дополнительные иконы, закуплена необходимая церковная утварь.

За церковью Трех Святителей, за ее алтарем, построен одноэтажный дом.

Крестный ход в честь 850-летия церкви Покрова на Нерли

14 октября верующие отмечают праздник. В этот день в 2015 году по случаю праздника в храме прошла праздничная служба. Людей было так много, что церковь не могла вместить всех.
Прихожане обошли храм крестным ходом, еще один крестный ход во главе с митрополитом Владимирским и суздальским Евлогием проследовал к святыне из Боголюбского монастыря.


Удаление иконы Покрова Пресвятой Богородицы из Боголюбского собора

Крестный ход от церкви Боголюбской иконы Божией Матери продолжился к церкви Рождества Богородицы




Митрополит Евлогий




Торжественные мероприятия, посвященные годовщине Покровской церкви, продлятся до конца года. Это и фотовыставки, и детские творческие конкурсы, и выпуск юбилейных почтовых конвертов со специальной маркой.Директор Владимиро-Суздальского музея Светлана Мельникова в разговоре о Храме представила книгу о святыне, написанную сотрудником музея, и выразила искреннее восхищение архитекторами того времени.

Лаврентьевская летопись, ПСРЛ, т. Я, М., 1962, стлб. 351.
- РГАДА, ф. 280, указ. 3, д. 411, л. 2-8.
- Татищев В.Н., История России, т. III, М.-Л., 1964, 295.
- Доброхотов В., Древний Боголюбовский город и монастырь с его окрестностями, М., 1852, 77.
- Древности. Известия Московского археологического общества, т. VII, М., 1877, «Протоколы», 17.
- А. Карнеев, Материалы и заметки по истории литературы физиолога, СПб, 1890, 162.
- Боголюбов монастырь и ему приписываются Покровский и Николаевский Волосов. , Вязники, 1891, 53.
- В.В. Косаткин, Монастыри, соборы и приходские церкви Владимирской епархии, построенные до начала XIX века, часть I «Монастыри», Владимир, 1903, 35.
- Малицкий Н.В., «Покровский упраздненный монастырь на реке Нерли», ВЕВ, 1910, №23, 24.
- Столетов А.В., «Проекты Владимиро-Суздальских белокаменных памятников и их укрепления», М., 1959, 192.
- Афанасьев К.Н., Построение архитектурной формы древнерусскими зодчими, М., 1961, 140-141, рис. 85.
- Воронин Н.Н., Зодчество Северо-Восточной Руси XII-XV веков, т. Я, М., 1961, 262-301, 325-327, 330-332, 335-336.
- Комеч А.И., «Метод работы зодчих Владимиро-Суздальского княжества XII века.»1966, №1, 86, 89.
- Вагнер Г.К., Скульптура Древней Руси. Владимир Боголюбово. XII век, М., 1969, 80-82, 102, 138, 146, 150-152, 162, 182-183.
- Плагин В.А., Храм Покрова на Нерли, Л., 1970.
- Воронин Н.Н., Путеводитель. Владимир, Боголюбово, Суздаль, Кидекша, Юрьев-Польский, М., 1974, 122-135.
- Новаковская С. М., «К вопросу о галереях белокаменных соборов Владимирской земли», КСИА, М., 1981, № 164, 42-46.
- Раппопорт П.А., Русская архитектура X-XIII веков. Каталог памятников. Археология СССР. Свод археологических источников, Л., 1982, 58.
- Иоаннисян О.М., «Зодчество Северо-Восточной Руси XII-XIII вв.», Дубов И.В., Города, сияющие величием, Л., 1985, 153-154 .
- А. Лидов, «О символическом оформлении скульптурного убранства владимиро-суздальских храмов XII - XIII вв.», DRI. Россия. Византия. Балканы. XIII век, СПб., 1997, 174, 178, сн.54.
- Тимофеева Т.П., Ваш храм лежит в руинах ..., Владимир, 1999, 95.
- Иоаннисян О.М., «Владимиро-суздальская архитектура и ломбардные романы (к проблеме происхождения мастеров Андрея Боголюбского)» , Византийский мир: искусство Константинополя и национальные традиции. Тезисы докладов Международной конференции, Москва, 17-19 октября 2000 г., Санкт-Петербург, 2000, 19-23.

Авторские права © 2016 Безусловная любовь

Небольшая белокаменная церковь, расположенная в российской глубинке, - один из самых узнаваемых символов России.Этот храм Покрова на Нерли. Церковь отличается изысканными пропорциями и является одним из самых известных и значительных памятников православного зодчества в России. К тому же «Покров на Нерли» имеет необычную историю. И каждый год тысячи паломников идут пешком в церковь из села Боголюбово, чтобы увидеть красивую церковь на берегу реки (которую часто сравнивают с плывущим по волнам лебедем) и прикоснуться к истории России.

История храма от постройки до наших дней

Покрова на Нерли - необычный храм.Место постройки необычно в затопленной пойме реки, и по времени постройки, согласно летописям, церковь возводилась за один год (тем же летом) и по архитектуре.

История церкви и чуда до постройки

В 1158 году была построена резиденция князя Андрея - Боголюбово. Место выбрано не случайно: Андрей Боголюбский привез из Киева икону Богородицы, и на том месте, где было построено село, вдруг встала лошадь, и князю явилась Богородица, которая указала место для строительство города.

Что касается церкви Покрова на Нерли, то она построена рядом с главной резиденцией князя. Некоторые историки считают, что строительство также велось в 1158 году, другие считают, что церковь была напоминанием о воинах, погибших в битве с булгарами, включая Изяслава (сына Андрея), который умер от ран вскоре после возвращения из похода, и был возведен в 1165 году.

Начало строительства церкви

Как уже было сказано, храм, ставший одним из символов России, был построен всего за год.К тому же строителям пришлось потрудиться: Андрей Боголюбский выбрал место слияния Нерли с Клязьмой, на заливном лугу, на перекрестке водных торговых путей. А чтобы избежать наводнения, архитекторы возвели небольшой холм и заложили мощный фундамент. Весной, когда река разливается, храм стоит на небольшом острове и добраться до него можно только на лодке.

Сама церковь построена из белого камня. К сожалению, имя архитектора, создавшего столь необычный проект, неизвестно.Но есть летописные свидетельства того, что Боголюбский приглашал иностранных мастеров для строительства своего города. Скорее всего, один из этих иностранцев стал автором проекта церкви Покрова на Нерли.

Название храма

Освящение храма в честь Покрова Пресвятой Богородицы нетипично для того времени. Праздник Покрова впервые отмечался на Руси, такой праздник не был в византийской традиции, и считается, что его ввел Андрей Боголюбский.

Праздник Покрова - это память о чудесных событиях, произошедших в Константинополе в X веке. Город был осажден сарацинами, жители собирались в храме и молились о спасении. Вместе со всеми в храме молился юродивый Андрей, увидевший, что сама Дева Мария находится в толпе. Она, как и все жители, молится о даре спасения, преклонив колени, затем подходит к трону, снимает покрывало с головы и накидывает его на всех прихожан.Богородицу видел и ученик Андрея блаженный Епифаний. Благодаря заступничеству Богородицы город устоял.

Именно в честь чудесного спасения Константинополя Андрей Боголюбский освятил храм у реки. Событие перекликалось с личным опытом князя: во время похода на булгар Андрей взял с собой образы Богородицы, Спасителя и Креста. И во время битвы от них начало исходить огненное сияние, что предвещало победу русского войска.Этот крест долгое время находился у церкви Покрова на Нерли; она сохранилась до наших дней: эта важная реликвия хранится в залах музея в Боголюбово.

Археологический памятник и находки

Археологические раскопки помогли ученым узнать много подробностей о строительстве храма и его первоначальном виде. Оказалось, что храм был окружен галереей, холм, на котором была построена церковь, был полностью покрыт белыми плитами, а на набережную спускалась белокаменная лестница.

Ученые также узнали много нового о структуре холма, на котором стоит храм. До раскопок 1954 года считалось, что церковь построена на естественном холме. Однако раскопки показали, что это изящное сооружение имеет мощную подземную часть. От профиля цоколя на 3,7 метра ниже идет кладка из белокаменных блоков, а еще ниже - фундамент из булыжников, скрепленных известняковым раствором. Общая глубина фундамента - почти пять с половиной метров.

Особенности архитектуры храма

Материалом для постройки был легкий песчаник. По архитектурному решению Покрова на Нерли - классический крестово-купольный одноглавый храм. Свою известность церковь приобрела благодаря удивительно гармоничным пропорциям, которые создают иллюзию воздушности здания и словно сдвигают храм наверх. Этот эффект достигается за счет того, что средний аспект немного приподнят по отношению к соседним, а среднее окно также приподнято над боковыми окнами.Элегантность постройки подчеркивает также храмовый барабан, установленный на постаменте.


Внутреннее пространство также отражает идею стремления кверху. Стены церкви абсолютно вертикальные, но благодаря правильно подобранным пропорциям кажется, что они слегка наклонены внутрь. Такое решение позволяет зрительно увеличить высоту потолка небольшого храма. Иллюзию высоких арок подчеркивают сужающиеся кверху крестовидные столбы.

Резьба по белому камню

Фасад здания украшен изысканной резьбой. Сюжет посвящен библейскому царю Давиду, восседающему на троне с Псалтирём в руках (его изображение повторяется трижды), в окружении фантастических животных: орлов, голубей, грифонов и львов. Три фасада также окружают строгие девичьи лица.


Символика резьбы еще не расшифрована. Ученые предполагают, что львы являются символами силы и силы, а стоящего на задних лапах хищного зверя - скорее всего, пардуса - его изображение до сих пор сохранилось на гербе города Владимира.Что касается женских лиц. Предположительно, это образ Софии - символ мудрости и самоотречения.

Этот вид резьбы по камню - работа кропотливая и сложная. Ученые подсчитали, что с учетом технологий того времени, если бы только один человек работал над созданием каменных украшений для храма, это заняло бы три тысячи дней.

Интерьер и декор

До наших дней не сохранились элементы интерьера церкви Покрова на Нерли.Когда-то полы украшали майоликовая плитка, а стены - фрески и фрески. Все это было утрачено в 1877 году, когда здание подверглось непрофессиональной реставрации.

Храм сегодня

Сейчас храм Покрова на Нерли принадлежит двум собственникам: Владимиро-Суздальскому заповеднику и Православной церкви. Храм действующий и является двором монастыря Рождества Богородицы. Но службы здесь проходят только по двенадцатым праздникам. В остальное время все желающие могут пойти в Храм Покрова на Нерли (днем), осмотреть храм, помолиться или зажечь свечу.

Церковь Покрова на Нерли с 1992 года внесена в список Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Церковь Покрова на Нерли - выдающийся памятник русского зодчества, расположенный недалеко от села Боголюбово Владимирской области. Церковь Покрова на Нерли - ярчайший образец архитектуры, воплотивший в себе ярчайшие отличительные черты владимиро-суздальской школы.

Эта небольшая церковь была построена в 1165 году по приказу князя Андрея Боголюбского.При князе были построены Успенский собор, Золотые ворота, ансамбль Боголюбского замка и самое совершенное из всех построек - церковь Покрова на Нерли.

История строительства.

Церковь построена в память об умершем княжеском сыне Изяславе. Однако исследования наших дней доказывают, что строительство церкви велось в 1158 году, то есть храм был построен на 7 лет раньше даты, которую принято считать традиционной.

Освящение храма совершено в честь праздника Покрова Богородицы, а храм посвящен Пресвятой Богородице.

В образе этого здания архитекторы воплотили идею красоты и совершенства родного края, гордости за свою Родину. Чем ближе вы к ней подходите, тем отчетливее и отчетливее видны ее спокойные, уравновешенные формы.

Для постройки здания использован белый камень, привезенный из Поволжья, где в то время существовало Болгарское царство.Но современные научные исследования показывают, что эта легенда не имеет исторически подтвержденных фактов.

Особенности архитектуры.

Здание, выбранное для строительства будущей Покровской церкви, располагалось в низине, на просторной пойменной поляне. Поэтому насыпали холм высотой 3 метра, который занял площадь 23 гектара. На этом рукотворном холме, помимо самого храма, располагались все остальные постройки.

Сначала построили искусственный холм, выложенный белым камнем.Фундамент построен в стиле древнерусских церквей. Это была лента из необработанного натурального камня - дикаря, соединенного известковым раствором.

Глубина фундамента около полутора метров, а фундамент стен высотой 3 метра и 70 см продолжает его. Стены были укреплены вязким грунтом искусственного холма, поэтому фундамент ушел на глубину более 5 метров.

От первоначальной постройки церкви сохранились только ее основные размеры.Церковь крестово-купольная, отличается простотой форм, сдержанностью и изысканностью четких линий. Покровская церковь имеет только одну главу, а весь периметр здания украшен аркатурой - столбчатыми поясами и порталами.

Стены здания возведены строго вертикально, но найдены оптимальные пропорции, благодаря которым они имеют вид наклоненных внутрь. Этот фактор создает визуальное ощущение значительной высоты здания.

Церковь имеет входы с трех сторон, которые украшены роскошными резными порталами. Фасады украшены скульптурами - нежными девичьими головами, символизирующими весну и пробуждение природы. Церковь Покрова окружает невысокая галерея.

В конструкции столбы выполнены слегка суженными в верхней части, что также помогает визуально увеличить высоту потолков в церковных помещениях. Резные рельефные изображения щедро использованы в декоре стен Покровской церкви.

В центре композиции фигура восседающего на троне царя Давида. Среди других рельефных фигур можно заметить львов, птиц и женские лица. Однако оригинальные внутренние росписи были уничтожены во время реставрационных работ в конце 19 века (1877 г.).

Церковь Покрова на Нерли по праву считается одним из самых совершенных образцов древнерусского языка. Сегодня Покровская церковь находится под охраной государства и находится на территории заповедника.

Церковь Покрова на Нерли, фото которой вы найдете в этой статье, небольшая, но очень старая и красивая.

Построен во времена Киевской Руси и выдержал пожары, княжеские войны, монголо-татарское нашествие. Даже советская власть не решилась разрушить это удивительное сооружение.

Когда-то храм был центром большого монастыря и служил своеобразной «стрелой» на водных путях России. Сейчас он скромно стоит посреди заброшенного заливного луга.Но даже без великолепного окружения и позолоты памятник архитектуры по-своему красив. Одно только сооружение радует глаз и усталого путешественника, и праведного паломника.

В контакте с

Место нахождения и адрес

Покровская церковь находится в селе Боголюбово Суздальского района. Храм возвышается на берегу реки Нерли, у ее впадения в Клязьму. Чтобы добраться до строения, необходимо проехать через Владимир на машине или электричкой до станции Боголюбово.

Место нахождения церкви Покрова на Нерли

Из Москвы это можно сделать по трассе М7 «Москва - Владимир - Уфа». От вокзала, а также от железнодорожного моста через реку Нерль к храму ведут грунтовые дороги.

Примите во внимание: Луг, на котором памятник архитектуры объявлен охраняемым. Запрещает движение автомобилей. Добраться от вокзала до храма можно пешком или на конной телеге.Удаленность от вокзала - 900 метров.

Краткая историческая справка

По мнению различных историков, Церковь Покрова на Нерли была основана в 1158 или в 1165 году. В строительстве храма принимали участие мастера из многих земель России, а также из-за рубежа. В частности, некоторых мастеров послал король Германии Фредерик Барбаросса. Заказ на строительство здания дал великий князь Владимир Боголюбский.

Датировка церкви традиционная по Н.Н. Воронин - 1165 г., на основе сообщения Жития Андрея Боголюбского о том, что церковь Покрова на Нерли построена в память о погибшем сыне великого князя Изяслава Андреевича

Церковь изначально строилась как собор, центр большого монастыря. Возле храма были крытые прогулочные галереи и хозяйственные постройки. Все они были разрушены в XIV-XVI веках, а в XVII-XVIII веках разобраны. В XVIII-XIX веках было проведено несколько ремонтов сооружения.Во время одного из них, в 1877 году, были утеряны подлинные настенные росписи и купола.

В 1761 году возле Покровской церкви возведена зимняя церковь Трех Святителей. В 1884 году он был перестроен из дерева в камень. С 1923 года церковь закрыли большевики. В 1980-1985 годах он был полностью восстановлен за бюджетные средства. В 1991 году храм был передан православному Боголюбскому монастырю, а в 1992 году были подготовлены документы для внесения памятника в список Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Описание и архитектурные особенности

Местоположение церкви Покрова на Нерли уникально для древнерусских церквей. Он стоит в низине, на холме высотой всего 6 метров, хотя большинство религиозных зданий в средние века были построены на возвышенности.

Стены церкви строго вертикальные, но благодаря исключительно удачно найденным пропорциям они выглядят наклоненными внутрь, тем самым достигается иллюзия большей высоты сооружения

Интересно: Фундамент часовни сложен из необработанных камней, насыпанных известью.Его общая глубина превышает 5 метров. Такой мощный фундамент сделан для того, чтобы конструкция была устойчива даже в дни весеннего половодья, когда уровень рек Клязьма и Нерль поднимается более чем на 3 метра.

Продолжение - стены, украшенные барельефами, с изображениями царя Давида, псаломщика, львов и грифонов. Также стены украшают пилястры с полуколоннами. Внутри храма им соответствуют небольшие выступы.

Архитектурный план Покровской церкви

По конструкции это квадрат со стороной 10 метров.Куполообразное пространство храма также представляет собой квадрат со сторонами 3,2 метра. Архитектурно церковь относится к постройкам византийского типа. Внутри 4 столба делят его на 9 ячеек. Колонны и стены сужаются и создают впечатление большой высоты храма.

Стоит отметить: Благодаря точным пропорциям и красивому внешнему виду церковь Покрова на Нерли многими исследователями и жителями считается самым красивым религиозным сооружением в России.

Состояние церкви сегодня

Храм на Нерли сейчас разделен между Русской Православной Церковью и Владимиро-Суздальским музеем-заповедником. По отношению к последнему здание является частью Богородице-Рождественского монастыря.

К сожалению, оригинальные внутренние росписи храма полностью утеряны (снесены при обновлении в 1877 году)

Внешне церковь хорошо сохранилась. Усилиями монахов и сотрудников музея стены регулярно оштукатуривают и тонируют.Интерьер украшен несколькими иконами и подсвечниками. Стены оставлены пустыми.

Примечание: часовня открыта ежедневно, но службы проводятся только по воскресеньям и в христианские праздники. Во дворе монастыря находятся 3 монаха, которые проводят все религиозные обряды.

Археологические раскопки

29 сентября 1882 года в церкви и на ее территории начались археологические раскопки. Историки нашли могилы сыновей князей Андрея Боголюбского и Даниила Александровича Изяслава и Бориса.Также были обнаружены фундаменты крытых галерей, желобов и белокаменная мостовая, покрывающая храмовый холм. Второй раз раскопки проходили в середине прошлого века. В ходе их реализации были обнаружены дополнительные детали храмового комплекса.

Реконструкция церкви Покрова на Нерли по Н.Н. Воронин

По находкам археолог Н. Н. Воронин составил план всех построек, окружавших часовню, и сделал несколько чертежей общего вида строения.

Последние археологические исследования храма проводились в 2004-2006 гг. В ходе их проведения удалось остановить деградацию грунта возле церкви и заблокировать доступ к сооружению нелегальных туристов.

Удивительные факты о Покровской церкви

Согласно легенде, считается, что церковь названа в честь праздника Покрова Пресвятой Богородицы. Но современные историки утверждают, что этот день (14 октября) начали отмечать только через 200 лет после постройки храма.Соответственно, часовня была посвящена не празднику, а самой Деве Марии.

Однако некоторые ученые выдвигают гипотезу посвящения храма Спасителю и Пресвятой Богородице, связанную с чудом, случившимся с Андреем Боголюбским. Во время битвы с волжскими болгарами 1 августа 1164 года, когда ослепительные лучи начали исходить от икон Спасителя и Богородицы. Русичи по заступничеству Богородицы победили иноземцев.

Также, по одной из легенд, для строительства построек комплекса использовался белый камень, вывезенный из Болгарского царства, покоренного князем Андреем Боголюбским. Но современные исследования минералогического состава стен и основания сооружения показали, что материалом для них служил камень из окрестностей Владимира.

Красота природы вокруг

Возле церкви Покрова на Нерли протекают реки Нерль и Клязьма.За храмом есть небольшой пруд, который летом неглубокий, а весной наполняется водой. Именно со стороны этого водоема открывается живописнейший вид на памятник архитектуры.

Боголюбовский луг у церкви

Интересный факт: На охраняемом лугу возле церкви найдено более 290 видов растений. 4 из них занесены в Красную книгу Владимирской области. Иногда около храма приземляются орлы-белохвосты, хищные птицы, принадлежащие к семейству ястребов.

Общая площадь нетронутой территории возле часовни составляет 76,5 га. Плоский, как стол, район у тихой равнинной реки создает ощущение спокойствия и душевного спокойствия. Церковь, возвышающаяся на небольшом пригорке, напоминает белокожую девушку, а окружающие ее деревья составляют венок и украшения прекрасной женщины.

Паломничество

Посещение здания входит в 90% экскурсий по Владимиру и Золотому кольцу России. Молитвенные походы в Храм Покрова на Нерли осуществляются под руководством паломнических служб церквей Москвы, Ярославля, Нижнего Новгорода.

Церковь Покрова на Нерли открыта для всех

Полезно знать: Продолжительность паломнического путешествия 10-13 часов (1 день). На прогулки по церкви и ее окрестностям отводится 1-2 часа. Лучше всего посещать храм летом, не раньше середины июня, так как весной, во время паводка, холм, на котором стоит постройка, превращается в остров и добраться до него можно только на лодке.

В качестве транспортных средств для паломнических поездок используются комфортабельные автобусы вместимостью 20-25 или 40-50 человек.Экскурсии в Храм на Нерли интересны как верующим, так и атеистам. Побывав в храме, люди своими глазами могут увидеть ярчайший образец древнерусского зодчества.

Заключение

Церковь Покрова на Нерли - один из красивейших и древнейших памятников архитектуры, сохранившихся со времен Киевской Руси. Он строго охраняется государством. Храм олицетворяет стойкость и неприкосновенность православной веры перед любыми испытаниями и трагедиями, неприкосновенность духовных ценностей Родины.

Посещение церкви Покрова на Нерли - интересное событие в жизни каждого россиянина. Посещение храма позволяет прикоснуться к тысячелетней истории родной страны, увидеть ее древнюю, нетронутую красоту, побывать на лоне нетронутой природы и ощутить настоящую жизнь двух великих предков.

Посмотрите видео, рассказывающее об истории создания и жизни церкви Покрова на Нерли:

Стилей архитектуры России.- Путеводитель по экскурсиям

Портал «Путеводитель для вас» составил краткий справочник по основным стилям, которые можно увидеть в Москве, Санкт-Петербурге и других городах России.

Древнерусское крестово-купольное зодчество

Гражданских памятников XI-XVII веков очень мало, но церкви этого периода можно увидеть в городах старше 400 лет. Как правило, это здания прямоугольной формы, стены которых ориентированы в стороны света.Доминируют купола церкви, количество которых может варьироваться, чаще всего бывают одно-, пяти-, девяти- и тринадцатиглавыми церквями. Например, Софийский собор в Великом Новгороде - пятиглавый, а церковь Покрова на Нерли венчает один купол. Но сколько бы ни было куполов, главный всегда один: он поднимается на специальном основании - барабане.

Древнерусское шатровое зодчество
В XVI веке на смену куполов пришло сугубо русское изобретение, не имеющее аналогов в церковном зодчестве других стран: шатер является завершением храма в виде многогранная пирамида, а не купол.Вероятно, появление шатровой архитектуры связано с техническими трудностями: многие церкви в России были построены из дерева, и сделать купол из этого материала непросто. Позже эта архитектурная особенность распространилась на каменное строительство. Чтобы представить себе шатровую церковь, достаточно вспомнить Вознесенскую церковь в Коломенском и шатровую колокольню в Кижах.

Барокко
Этот архитектурный стиль пришел в Россию в конце XVII века. Первые постройки появились в Москве, затем здания в стиле барокко активно застраивали Петербург.Петербург. Стиль барокко выделяют просто: главная особенность - сложные формы и обилие украшений. Собственно, термин «барокко» в переводе с итальянского означает «причудливый, странный». Среди примеров - Зимний дворец в Санкт-Петербурге и Знаменская церковь в Дубровицах в Подмосковье.

Рококо
В целом стиль рококо, популярный во второй половине XVIII века, имеет много общего с барокко. Основные отличия заключаются в деталях. Здания в стиле рококо богато украшены скульптурными украшениями - вазами и цветочными гирляндами, масками или просто милыми завитками.Подобных построек в России немного. К ним относятся Китайский дворец и павильон «Катальная горка» в Ораниенбауме.

Классицизм
Здания в классическом стиле можно встретить во многих городах России. Это архитектурное направление получило распространение в конце XVIII - первой половине XIX века. В классическом стиле строились дворцы и усадьбы, театры и даже склады. Ключевая деталь, по которой легко узнать памятник эпохи классицизма - колонна.Много столбцов. Также постройки в этом стиле отличаются сдержанностью, симметричностью и лаконичным декором. Это, например, Таврический дворец в Санкт-Петербурге и Большой театр в Москве.

Историзм
Постройки в этом архитектурном стиле, появившемся в середине XIX века, самые разнообразные. Главная черта историзма - обращение архитектора к наследию прошлого. Прошлое могло быть, например, византийским - тогда были постройки в неорусском стиле, как Храм Христа Спасителя.Он мог быть готическим - так в Москве была построена усадьба Царицыно. А могло быть понимание наследия эпохи Возрождения - как Московский, так и Ленинградский вокзалы. Ключевые внешние черты историзма сформулировать довольно сложно: постройки этого стиля непохожи. Если вы видите здание, которое «хочет казаться старше, чем оно есть на самом деле» - это, вероятно, памятник историзма.

Модерн
Постройки в архитектурном стиле модерн появились в конце XIX - начале XX века.Обилие стекла и железа, использование мозаики и росписи на фасадах, необычные изогнутые линии и асимметрия - все признаки современности. Дом компании «Певец» в Санкт-Петербурге или гостиница «Метрополь» в Москве - наиболее характерные постройки в этом стиле.

Авангард
В 1920-е годы Советское государство имело такой же революционный, как и новое правительство, архитектурный стиль. Простые конструкции и отсутствие декора, стекла и бетона - таковы были авангардные постройки.Для архитекторов-авангардистов важна функциональность здания, а не его эстетическая ценность. Неудивительно, что у стиля, помимо сторонников, были ярые противники, которые называли авангардное строительство «бетонными опухолями» на теле Москвы. Например, современники высоко оценили Дом культуры Мельникова имени Русакова. Универмаг «Мосторг» на Красной Пресне - еще один известный образец авангарда - встретил более спокойно.

Сталинская неоклассика
В сталинские времена архитекторы снова начали обращаться к классическому наследию, хотя и в несколько ином смысле.Здания 1930-40-х годов были величественными и пышными - с колоннами и лепниной, настенными росписями и обилием декора с советской символикой. Колонны снова вошли в моду. Одной из интересных концепций стиля классицизма сталинского времени стал Центральный академический театр Российской армии в форме пятиконечной звезды и главное здание МГУ на Воробьевых горах.

Типичная архитектура хрущевского и брежневского времени
Вместе с эпохой Сталина закончилась и эпоха «архитектурных излишеств» и монументализма.Такие же невыразительные постройки по типовым проектам можно встретить как в жилых домах того времени, так и в общественной архитектуре - это были кинотеатры, школы, больницы. В жилом районе любого российского города так называемые хрущевки, вероятно, станут основой местного ландшафта.

Западная архитектура | Britannica

Острова восточного Средиземноморья и Эгейского моря образуют естественную связь между сушей Ближнего Востока и Европы. Экспансия на запад цивилизаций Западной Азии и Египта началась около 3000 г. до н.э. и привела к поселениям на Крите, Кикладах и в материковой Греции.Принципиальное отличие этих культур от более ранних, неолитических, состоит в том, что каменные орудия труда и оружие были заменены на сделанные из меди, а затем из бронзы. Энеолитический (медно-каменный) век, продолжавшийся в районе Эгейского моря с начала 3-го тысячелетия до нашей эры до начала 2-го, обычно считается частью большого бронзового века, на смену которому пришел железный век примерно с 1200 г. до н.э.

Отличительной чертой эгейских цивилизаций была легкость, с которой азиатские мотивы и техники были адаптированы для создания оригинальных местных стилей.В архитектуре, безусловно, наиболее важными достижениями были цивилизации минойского Крита и микенской Греции.

Минойский Крит

Великая морская цивилизация Крита кристаллизовалась вокруг дворцов, таких как Кносский, Фест, Айя Триада, Маллиа и Тилиссос. Чрезвычайно важный Дворец Миноса в Кноссе, раскопанный и реконструированный в начале 20 века сэром Артуром Эвансом, представляет собой свидетельство непрерывного архитектурного и художественного развития с начала неолита, кульминацией которого стало блестящее проявление строительной деятельности во время третьей фазы среднего минойского периода. период (1700–1580 гг. до н.э.) и продолжался до вторжения ахейцев в 12 веке.Однако дворец, по сути, представляет собой сооружение двух поздних средних минойских периодов (1800–1580 гг. До н. По монументальности он, несомненно, соперничал с ближневосточными и египетскими дворцами. Следуя примеру таких структур, Дворец Миноса представляет собой четырехугольный комплекс комнат и коридоров, сгруппированных вокруг большого центрального двора, размером примерно 175 × 100 футов (50 × 30 метров). В северном конце, к морю, величественный портик из 12 пилястр открывал доступ к центральному двору. В этом конце также находится большая театральная площадка, прямоугольный театр под открытым небом, который, возможно, использовался для ритуальных представлений.Восточное крыло дворца разделено на две части длинным коридором, идущим по оси восток-запад; Первоначально он возвышался на четыре или пять этажей над склоном долины. В юго-восточной части дворца находятся жилые апартаменты, тщательно продуманные с сантехникой и смывом, а также святилище. Широкая лестница вела на верхний этаж, которого больше нет. Северо-восточная часть дворца занята офисами и кладовыми. Западная часть снова разделена главным коридором длиной более 200 футов (60 метров), идущим на север и юг.Позади этого коридора, вдоль западной стороны, была обнаружена серия длинных узких кладовых, содержащих большое количество питофов, или емкостей для хранения нефти размером с человека. По другую сторону коридора, обращенного к центральному двору, находятся государственные залы, в том числе тронный зал с его уникальным гипсовым троном и всемирно известными фресками с грифонами. Ярко окрашенные фрески играли важную роль как во внутреннем, так и во внешнем убранстве дворца. Свет подавался сверху с помощью оригинальной системы фонарных колодцев, а несколько портиков с колоннами обеспечивали вентиляцию во время жаркого критского лета.

Кносос

Часть реконструированного минойского дворца, Кносос, Крит, Греция.

Петерак

Развитие других минойских дворцов (Фест, Маллиа, Айя Триада, Тилиссос) примерно соответствует развитию Кносса. Каждый из них примечателен, и Фест особенно интересен благодаря обширным итальянским раскопкам. Морская гегемония позволила критским морским королям строить эти дворцы в низких и незащищенных местах; следовательно, заметно отсутствие крепостных стен по сравнению с большими стенами месопотамских дворцов.Поскольку критское поклонение, по-видимому, проводилось в основном на открытом воздухе, настоящих храмов, как на Ближнем Востоке, нет. Тем не менее, расположение различных частей дворца вокруг центрального двора и максимально возможное избегание внешних окон - это характеристики, которые, кажется, указывают на ранний контакт с Ближним Востоком. Пристрастие к длинным прямым дворцовым коридорам, а также к высокоразвитой системе водоснабжения, возможно, также унаследовали от древних цивилизаций на востоке.Впервые в Европе колонна появилась в критском дворце, где ее часто использовали индивидуально для разделения входа.

Phaestus

Вход во дворец Феста, Крит, Греция.

Марсяс

Развитие погребальной архитектуры на Крите продолжается от старых камерных оссуариев раннего минойского периода (2750–2000 гг. До н.э.) до развитых толои, или ульевых гробниц, на равнине Месара и сложных храмов-гробниц Кносса, которые появились на конец средне-минойского периода.

На гребне минойского процветания произошел великий крах. Вторжение с материка около 1400 г. до н.э. разрушило дворцы и привело к утрате власти микенской Греции. На Крите очень редко встречаются архитектурные остатки построек догреческого происхождения, построенных после этой катастрофы. Несколько деревенских святынь принадлежат этому периоду после разрушения, а в Приниасе уникальное храмовое здание может быть датировано 700 годом до нашей эры. Вход в этот храм украшен барельефами на его архитектурных элементах.Проем над перемычкой обрамлен сидящими фигурами, а сама перемычка с нижней стороны вырезана фигурами богини и животных. Колонна, которая, кажется, стояла посреди этого дверного проема, как и во дворце Миноса, указывает на то, что минойская традиция не исчезла полностью.

Церковь Покрова на Нерли - Сергей Герасимов №

Доктор искусствоведения Сергей Васильевич Герасимов - также известный народный художник и живописец. Всю свою любовь к природе, а именно к пейзажам родных мест, он проявил в своих картинах.«Храм Покрова на Нерли» относится именно к таким произведениям. Сама церковь построена во времена Андрея Боголюбского. Легенда гласит, что князь очень опечалился после смерти любимого сына, погибшего в бою, и в память о нем построил церковь. Он построен на берегу реки Нерли и просто очаровывает всех своей красотой. Сергей Герасимов не остался равнодушным к такой красоте.

В своем полотне «Церковь Покрова на Нерли» автор выделил самое почетное место в центре полотна, среди прекрасной природы.Вся картина просто сияет яркостью цветов. Все они настолько насыщены, что кажется, будто вся картина залита блестками. Автор нарисовал траву ярко-зеленым цветом с переливами желтого цвета. Вода в реке голубая и голубая, она просто манит своей чистотой. Небо ярко-синее и покрыто белыми пушистыми облаками. Они не омрачают ясный день, а наоборот придают некую загадочность и загадочность.

Сама церковь чистая, светлая, белая, только крыша и купола отлиты из золота.Другой автор изобразил на пляже молодую мать с ребенком.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *