Церковь покрова на нерли архитектурный стиль: что мы не знаем о нем? – Православный журнал «Фома»

Содержание

что мы не знаем о нем? – Православный журнал «Фома»

Приблизительное время чтения: 8 мин.

Белый, легкий, устремленный ввысь, посреди бескрайнего луга, с отражением в реке… «Поэма в камне» — так называют храм Покрова на Нерли. Этот храм всемирно известен, но история его создания до сих пор рождает вопросы. Автор «Фомы» и участник Суздальской археологической экспедиции Алексей Пичугин ответил на некоторые из них.

Каменных дел мастера: кто построил?

Уверенно можно говорить лишь о том, что построили её при Андрее Боголюбском, и построили, скорее всего, зарубежные мастера.

В XVIII веке историк Василий Татищев написал, что император Священной Римской империи Фридрих Барбаросса прислал своему другу Андрею мастеров-строителей, которые работали во Владимире и в Боголюбове. Так как сведения о мастерах от Барбароссы фигурируют только у Татищева, а тот приводит данные какой-то несохранившейся летописи, утверждать, что это были именно императорские мастера, нельзя, ничего не знаем мы и о знакомстве самого Боголюбского с Барбароссой.

Лично правители вряд ли могли знать друг друга, но не исключено, что общались через послов.

Так или иначе, но европейские мастера действительно приходят во Владимирские земли, потому что все домонгольские белокаменные храмы Северо-Восточной Руси построены в романском стиле, который господствовал тогда в Европе от Португалии до Залесской Руси. Некоторые исследователи предполагают, что строительных артелей в Европе было не так много и они перемещались по разным государствам, выполняя заказы. Сохранившиеся до наших дней белокаменные постройки Юрия Долгорукого — отца Андрея Боголюбского, по всей видимости, тоже строили зарубежные мастера, возможно, присланные Юрию галицким князем Владимиром. В его владениях к тому времени белокаменные здания строились довольно долго.

Строительство за год: когда построили?

Ещё одна загадка храма Покрова на Нерли — дата строительства. Летописные данные говорят нам о том, что построена церковь удивительно быстро — всего за год ( а не за два — четыре, как строили обычно) и в память о погибшем в походе на половцев сыне Андрея Боголюбского Изяславе

в 1165 году. Эту точку зрения, основываясь на житии князя Андрея (а он канонизирован Православной Церковью), ввел в научный оборот авторитетнейший историк церковной архитектуры и археолог Николай Воронин — единственный, кто детально изучил храм Покрова, проведя серьезные археологические исследования. Однако не так давно, изучив другие летописные данные, владимирский историк и краевед Татьяна Тимофеева (а с ней соглашаются и некоторые другие исследователи) переместила дату возведения церкви на 1158 год. Летопись говорит, что Андрей, придя в эти земли, поставил две церкви в честь Богородицы — Рождественскую и Покровскую. Рождественская, сильно перестроенная в XVIII веке, сейчас находится на территории Боголюбского монастыря в одном комплексе с остатками княжеского дворца. Известно, что править во Владимире Андрей начал в 1157 году. Строительство храма за год объясняется тоже довольно просто: храм Покрова относительно небольшой в сравнении с тем же Успенским собором, построить его за год было вполне возможно.

Почему в честь праздника Покрова Божией Матери?

Это первый известный в мире храм, посвященный этому празднику. Мы не можем утверждать, что прежде Покровских храмов не было, но науке о них ничего не известно.

Напомним, что праздник Покрова Божией Матери установлен в память о явлении Богородицы юродивому Андрею во Влахернской церкви Константинополя во время всенощного бдения. Причем считается, что в этот момент город находился на осадном положении, а после чудесного явления враги отступили. Было это в Х веке. Почему праздник возник только спустя 200 лет — загадка. Хотя считается, что возникнуть он мог и раньше — в Византии, но не был так популярен среди прочих Богородичных праздников. Из Византии он перекочевал в Киев, а уже оттуда попал во Владимирские земли.

Андрей Боголюбский трепетно относился к почитанию Богородицы, и почти все храмы из построенных им и ныне известных посвящены именно Пресвятой Владычице. Было ли это действительно чем-то личным для князя, или сыграло роль особое почитания Матери Божией в Константинополе — сейчас сказать сложно. Но храм, возведенный при Андрее Боголюбском, оказался не только первым, посвященным Покрову, но и единственным на последующие 200 лет. Массово Покровские храмы стали появляться только с XIV века.

Совпадают ли нынешний и первоначальный облик храма?

Мы ничего не знаем и о первоначальном облике храма Покрова на Нерли. Существует несколько вариантов реконструкции. В целом можно смело утверждать, что он во многом сохранил свой первоначальный облик. Еще в XIX веке археолог и исследователь архитектуры Николай Артлебен проводил осмотр храма и небольшие раскопки подле него. На расстоянии 2,5 метров от стен в земле были найдены остатки белокаменных конструкций. Артлебен предположил, что это могли быть фрагменты не сохранившихся построек. Спустя почти 100 лет Николай Воронин провел довольно масштабные археологические исследования окрестностей церкви и тоже нашел белокаменные конструкции и фундаменты.

По его мысли, это могли быть остатки белокаменных галерей, которые примыкали к храму с трех сторон — южной, северной и западной. На основании своих данных он сделал научную реконструкцию предполагаемого первоначального облика церкви с открытыми галереями. Существуют иные варианты реконструкций, некоторые ученые считают, что галереи могли быть построены позже, например, в годы правления князя Всеволода Большое Гнездо, развившего традиции белокаменного зодчества.

Царь Давид и звери: кто и почему изображен на стенах храма?

Из храмов времен Андрея Боголюбского именно Покровский сохранил практически в первоначальном виде свой фасадный декор. Он довольно прост, особенно в сравнении с декором более поздних храмов периода расцвета белокаменного зодчества при Всеволоде Большое Гнездо. Но в этой простоте можно усмотреть немалый символизм. Главная его составляющая — это барельефы.

Царь Давид

На трех фасадах наверху изображение библейского царя Давида, который часто использовался в европейской архитектуре как символ мудрого и справедливого правителя. Окружают царя Давида львы.

Лев

Лев — тоже один из самых распространенных символов, повсеместно встречающийся на Западе не только в постройках романского стиля, но и практически во все века архитектурного развития. Во Владимиро-Суздальских землях изображение льва обретает еще один смысл — он становится персональным символом местных князей, начиная с Андрея Боголюбского, и до сих пор остается на гербе Владимира. Поэтому неудивительно, что изображение льва встречается на стенах храма Покрова на Нерли многократно и в разных видах. Можно найти даже смеющегося царя всех зверей.

Голубь

По обе стороны от царя Давида расположены голуби. С ними всё гораздо понятней. Голубь — символ Святого Духа и кротости. В паре со львом они образуют очень мощную смысловую связку. Более того, царя Давида очень часто изображали в окружении зверей и птиц. Храм опоясывают изображения женских голов. Это тоже очень распространенный в романской архитектуре художественный элемент. Почему их так много на стенах Покровского храма, сказать сложно. Возможно, речь идет об архитектурной традиции. Эти изображения — неотъемлемая часть большинства романских построек того времени. Возможно, в данном случае женские головы символизируют Богородицу, которой и посвящен этот храм, а также, напомню, большинство других храмов, построенных Андреем Боголюбским.

Грифон, несущий лань

Еще одно интересное изображение — грифон, несущий лань. В данном случае грифон может быть символом Христа, а лань — символизировать трепетную душу христианина. По крайней мере, так это истолковывается в западноевропейском зодчестве. Со временем барельефы разрушались, некоторые уже почти невозможно различить, что-то могло быть изменено в ходе различных реставраций, присутствие же некоторых изображений на фасадах храма просто сложно объяснить.

Отдельно стоит упомянуть о скульптурах львов, которые были найдены в ходе археологических исследований. Где было их место в первоначальном облике храма, сказать сложно. Они могли стоять на пристани — там, где заканчивалась лестница, которая вела от входа в храм к берегу Нерли, а могли размещаться прямо у дверей при входе. Сейчас у пытливого туриста может возникнуть вопрос: при чем здесь Нерль? Храм-то находится на берегу небольшого пруда, а река течет несколько восточней. Ответ прост:  за долгие годы Нерль меняла русло, и этот маленький, частично заросший пруд — фрагмент старицы (старого русла) реки.

Разливы: почему именно в этом месте?

Первая мысль, которая возникает, когда выходишь на плиточную тропинку, что ведет к церкви от железной дороги, — что побудило князя Андрея Боголюбского поставить храм именно в этом месте? Всего в паре километров отсюда находилась его собственная резиденция Боголюбово, где он жил со своими дружинниками. Но до сих пор практически весь луг в весеннее половодье покрывается водой разлившихся Нерли и Клязьмы, вода подступает практически к самому храму, не касаясь его только из-за возвышения, на котором тот стоит.

Холм этот тоже искусственный — его насыпали при строительстве храма.

Первая версия — это был так называемый парадный княжеский храм, который построен при входе в пределы Владимирского княжества водным путем по рекам Нерли и Клязьме.

Житие благоверного князя (позднее — XVIII века) говорит нам, что при Покровской церкви Андрей Боголюбский основал монашескую обитель. Монастырь здесь действительно известен, но как действующий — только с XVI века, хотя основан был, видимо, намного раньше. Поэтому многие исследователи проигнорировали позднее сообщение из «Жития» и определили Покровскую церковь не как монастырскую, а именно как парадный княжеский храм.

Такие храмы хорошо известны. Это и церковь в комплексе дворца Андрея Боголюбского, и храм в Кидекше, который построил его отец. Таким мог быть и храм Покрова на Нерли. Княжеские церкви всегда имели хоры, но не для размещения там церковного хора — это было место пребывания князя и членов его семьи. Туда же, наверх, по мнению некоторых исследователей, князю носили Причастие.

Часть исследователей опровергает первую версию, считая, что в 1158 году Андрею Боголюбскому было не до парадных храмов. С той стороны, где была построена церковь, находилась враждебная Волжская Булгария — пусть и не угрожающе близко, но в случае чего напала бы именно с этой стороны, и тогда парадный храм пострадал бы первым. Парадные храмы можно ставить на важных для Владимира торговых путях в сторону Новгорода и Киева, но никак не в этом месте.

Вторая версия — храм был монастырским. При этом существует мнение, что это был не просто монастырь, а целая крепость, которая охраняла границы Владимирского княжества. Так это или нет, сейчас ответить нельзя. Никаких остатков стен пока археологи не нашли, монастырь был упразднен вместе со множеством других в годы правления Екатерины II.

Тогда же, по всей видимости, уничтожили галереи вместе со входом на хоры, да и сам храм чуть было не разобрали из-за его ветхости. Спасло церковь только то, что игумен Боголюбского монастыря не смог договориться с подрядчиком о цене. Вот и стоит он на своем месте без малого тысячу лет, встречая и провожая всех, кто приезжает со всего света посмотреть на творение рук человеческих каждый Божий день.

Фото Алексея Пичугина

Церковь Покрова на Нерли близ Владимира (1165 г.)

Архитектура Древней Руси

В развитии древнерусской архитектуры наряду с архитектурными сооружениями и скульптурно-архитектурными ансамблями, поражающими своими размерами, получили признание также небольшие по размерам достопримечательности. С течением времени они вошли в сокровищницу монументального искусства, среди таких сооружений церковь Покрова на реке Нерли. На то время во Владимиро-Суздальской земле формировалась школа, в которой наряду со строительным мастерством развилось художественная резьба по камню, белому известняку местного происхождения. Некоторые черты этой школы, как и вообще всей древнерусской архитектуры XII века, сходны с чертами феодальной романской архитектуры тех времен. В правление Андрея Боголюбского во Владимире был построен Успенский собор, Золотые ворота, под Владимиром — ансамбль Боголюбовського замка и самая совершенная из всех сооружений — церковь Покрова на Нерли.

Согласно старинному источнику, князь построил храм «на лугу» в ознаменование своей печали о смерти любимого сына. По другой версии она была сооружена в честь победного похода на волжскую Болгарию и посвящена новому, неизвестному в Византии, празднику в часть Богоматери — Покрова Богородицы, установленному Андреем Боголюбским без позволения Киевского митрополита.

Эта небольшая церковь по праву считается одним из шедевров мировой архитектуры. В ней чрезвычайно ярко проявились не только художественный гений и мастерство владимирских зодчих, но и художественные идеалы древнерусских художников. Церковь была построена в 1165 г. по заказу князя Андрея Боголюбского, неподалеку от великокняжеского загородного замка, где река Нерль впадает в Клязьму и куда приплывали лодки, направлявшиеся к Владимиру. Задача, поставленная перед зодчими, была очень сложной, поскольку намеченное для постройки место лежало в заливаемой пойме. Поэтому зодчий, заложив фундамент, возвел на нем каменный цоколь высотой почти 4 м и засыпал его землей. Получился искусственный холм, который облицевали тесаными каменными плитами. На этом холме, как на пьедестале, и была воздвигнута церковь.

Церковь Покрова на Нерли — небольшой четырехстолпный храм, к которому с трех сторон примыкали галереи. Основные объемно-пространственные формы храма традиционны для Владимиро-Суздальского стиля, однако отсутствуют башни и увеличивается число элементов романского характера. Поверхность стен из белого тесаного камня украшена богатым рельефом, ставшим главным элементом, выделяющим Владимиро-Суздальских стиль. Входы и окна решены так же, как у романских построек.

В этом здании поражает стройность и изящество, исключительное богатство новых, небывалых ранее соотношений между его частями. Белизной камня, правильностью и стройностью силуэта Нерлинский храм выделяется из окружающего его пейзажа.

В его композиции пластика стен выразительно подчеркивает конструктивную систему не только путем выделения пилястр и закомар, но и очень рациональным использованием декора. Пластика пилястр состоит из чисто декоративной колонки, не имеющей никакой нагрузки, и уступов профиля, подчеркивающих конструктивное значение членений и выявляющих толщину стен. Четкое расчленение прясел по высоте декоративным аркатурным поясом сопровождается уменьшением толщины стен в верхней части, что подчеркнуто пластикой пилястр, получивших дополнительно два уступа. Последние говорят об усилившемся в верхней части значении вертикальных устоев за счет уменьшения массы стен. Зрительному облегчению прясел способствуют щелевидные окна в глубине уступчатых ниш, а также тонкий рельеф отдельных каменных блоков. Для зрительной нейтрализации массы купола барабан его облегчен световыми проемами и одет в ажурный наряд декоративного аркатурного пояса. Органический синтез декора с конструкцией вместе с изысканно стройными пропорциями членений явились основой сложения высоких художественных качеств произведения.

От Боголюбова тропа ведет широкими лугами. Кое-где видны невысокие холмы, небольшие рощи, среди которых белеют стволы березок. На фоне темной зелени деревьев видно белоснежную стройную сооружение сказочной красоты. Чем ближе подходишь к ней, тем четче становятся ее спокойные, уравновешенные формы. Когда смотришь на стройные пилястры, плавно закругленные своды, которыми завершаются фасады, стройный барабан с мягко очерченным куполом, белоснежные стены церкви, которые отражаются в небольшом озере, чувствуешь какую-то песенную гармонию. С трех сторон входы украшены резными порталами, а по горизонтали фасады разделяются широкими колончатыми поясами. Чрезвычайно интересной является скульптура, которая украшает фасады. Это — нежные девичьи головки — символы весны и природы: травы, цветы, сказочные звери. Над окном центрального нефа — царь Давид играет на гуслях, а звери вокруг слушают волшебную музыку.

Когда церковь окружала невысокая галерея — она еще больше связывала сооружение с окружающей средой. Внутри вертикальный характер композиции сооружения обнаружено еще больше: четыре высокие столбы перекрываются вверху подпружных арками, на парусных сводах поставлен барабан, откуда льется свет. Все в здании просто, сдержанно и очень красиво. Светлый и высокий интерьер храма не рассчитан на действо с большим числом участников, это место, предназначенное для личной молитвы князя, пребывавшего на высоко поднятых, приближенных к куполу хорах. К сожалению, от первоначальной росписи храма сохранились только незначительные фрагменты, и судить о ней можно лишь по нескольким беглым зарисовкам, сделанным в середине XIX века.

В конце XVIII столетия из-за малой доходности этой заброшенной тогда церкви игумен Боголюбова монастыря получил разрешение владимирского епископа разобрать ее, чтобы использовать материал для постройки монастырской колокольни. Церковь уцелела лишь потому, что заказчики и подрядчики не сошлись в цене.

Удивительное совершенство форм и пропорций делает церковь Покрова на Нерли одним из наиболее выдающихся шедевров не только древнерусской, но и мировой архитектуры (2, стр. 100-102; 6, стр. 24-25; 9, стр. 66-67; 15, стр. 129-150; 16, стр. 140-149; 18, стр. 100-105).

Читайте также:

Источники

расписание, фото, адрес и т. д. на официальном сайте Культура.РФ

История церкви

Полтора километра до ближайшего городка-крепости Боголюбова. Идут паломники пешком через заливные луга и по бездорожью, чтобы увидеть стены, которые помнят еще татаро-монгольское иго. По легенде, церковь Покрова Богородицы построена в честь победы князя Андрея Боголюбского над булгарами в середине ХII века. Еще житие князя сообщает, что храм этот — дань памяти об Изяславе Андреевиче, сыне великого князя. Скончался Изяслав от ран, полученных в военном походе.

Место для храма выбрал князь в заливных лугах, на перекрестке двух рек — Нерли и Клязьмы. Перед строительством пришлось насыпать холм из камней, скрепленных глиной, как защиту от весенних вод. Имена зодчих история не сохранила, но мастера были искусные: стены начали возводить на глубине пяти метров и отделали храм каменными плитами. Так что даже в самый полноводный разлив подвалы не затапливает. Это и позволило церкви простоять восемь веков.

«Идеальная согласованность общего и частного, целого и мельчайших деталей создает тонкую и просветленную гармонию, уподобляя архитектуру одухотворенной и летящей ввысь музыке или песне», — пишет один из крупнейших специалистов по древнерусской архитектуре Николай Воронин. «Образ прославленного творения владимирских мастеров столь совершенен, что никогда не возникало сомнения в том, что таким он был изначально, что таким он и был задуман его зодчими».

Храм на Нерли — первый в России освящен в честь праздника Покрова Пресвятой Богородицы. Незадолго до строительства церкви священниками и самим князем был принят этот духовный праздник в знак особой милости Пресвятой Девы к земле Владимирской. Главный храм Владимира тоже посвящен Богоматери — в отличие от Киева, Новгорода, Пскова, Полоцка и других княжеских столиц.

Фрески, украшавшие стены храма Покрова на Нерли изображали царя Давида на троне. У его ног — львы и грифоны, а вокруг парят голуби. Три женских лика на фресках, как и во всех владимирских храмах, символизируют Богородицу.

В ХVIII веке церковь едва устояла под натиском времени. Крыша почти осыпалась, купол чуть не обвалился, повреждены оказались и резные барельефы. К 1784 году храм пришел в столь плачевное состояние, что настоятель Боголюбова монастыря запросил у епархии разрешение разобрать церковь, а камень пустить на новую колокольню. Уцелело белокаменное чудо по мирским причинам: рабочие затребовали столь высокую цену, что храм решили оставить и даже отреставрировали.

В середине ХХ века вокруг церкви вели археологические раскопки. Ученые обнаружили остатки древнего фундамента. По предположениям, это часть галереи, некогда окружавшей храм с трех сторон. Уцелели и фрагменты вырезанных из белого камня фигур животных и птиц.

Наследие ЮНЕСКО

Церковь Покрова на Нерли — шедевр архитектуры, признанный во всем мире. С 1992 года в составе «Белокаменных памятников Владимира и Суздаля» храм вошел в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Среди восьми величественных памятников древнего зодчества владимиро-суздальской школы этот самый поэтичный. Белая церковь, окруженная зеленью лугов, устремленная строгим куполом к синему небу… Поэма, запечатленная в камне.

Рзянин М. И. Покров на Нерли (XII век). — Москва, 1941. — (Памятники русской архитектуры. ІІІ)

  

 

 

Покров на Нерли (XII век) / Составил М.

И. Рзянин ; Под редакцией Д. Е. Аркина ; Академия архитектуры СССР, Кабинет теории и истории архитектуры. — Москва : Государственное архитектурное издательство Академии архитектуры СССР, 1941. — 12 с., 23 л. ил. — (Памятники русской архитектуры ; выпуск ІІІ).

 

 

[Полный текст издания и все иллюстрации из него]

 

 

ПОКРОВ НА НЕРЛИ

 

В 11 км от г. Владимира, в 1½ км от села Боголюбова, среди луга, на берегу реки Нерли одиноко стоит древняя церковь Покрова на Нерли, построенная в 1165—1166 гг. Эта маленькая церковь пользуется всемирной известностью, как замечательный памятник владимиро-суздальской архитектуры XII—XIII вв.

 

Расцвет владимиро-суздальской архитектуры XII—XIII вв. неразрывно связан с возвышением Владимиро-Суздальского княжества, выросшего из отдаленной провинции великого Киевского государства в мощный центр нового объединения Руси.

 

Этот исторический процесс был вызван целым рядом причин.

 

Великое Киевское государство, достигшее в XI в. кульминационного пункта своего могущества и культурного расцвета, в XII в. начинает неудержимо распадаться на отдельные княжества. Наступает период феодальной раздробленности, междоусобных войн и внешних нападений. Значительную роль в распаде Киевского государства и перемещении центра политической, экономической и военной мощи древней Руси с юга (Киев) на северо-восток — во Владимиро-Суздальское княжество — сыграло передвижение мировых торговых путей, происшедшее в XII в. Древний торговый путь «из варяг в греки», проходивший через Киев и Новгород и являвшийся в значительной степени источником богатства и силы Киевского государства, в XII в. теряет свое международное значение в связи с развитием морских связей Византии с Западом.

 

В то же время вновь оживляется другой древний путь, который проходил по территории Владимиро-Суздальского княжества, с Кавказа и из Средней Азии, по Волге через государство волжских болгар в Ростов, Владимир на Клязьме, Новгород и далее на запад.

 

Возвышению Владимиро-Суздальского княжества способствовала энергичная деятельность трех князей — Юрия Долгорукого (1151—1157 гг.), его сына Андрея Боголюбского (1157—1174 гг.) и Всеволода III (1176—1212 гг.). Превращение Владимиро-Суздальского княжества в новый центр объединения древней Руси создало предпосылки для бурного развития строительной деятельности. В основе архитектурного творчества этой эпохи лежит идея объединения раздираемой междоусобицами древней Руси под властью владимиро-суздальского князя. Блеск княжеского строительства, великолепие столицы, городов, дворцов и храмов должны были поражать население, купцов и послов и внушать им представление о мощи и величии Владимиро-Суздальского княжества. Активным проводником идеи объединения Руси в эту эпоху был Андрей Боголюбский, прозванный «самовластцем», стремившийся в борьбе с боярской знатью опереться на растущую силу горожан и мелкого служилого люда. Он был по заговору убит в своем дворце представителями этой знати в 1174 г.

 

При Андрее Боголюбском архитектура Владимиро-Суздальской Руси достигает наивысшего блеска и совершенства. Церковь Покрова на Нерли является выдающимся памятником именно этого периода расцвета владимиро-суздальского зодчества.

 

 

В развитии владимиро-суздальской архитектуры можно установить три этапа.

 

При Юрии Долгоруком складывается основной архитектурный тип культового сооружения, возникают и развиваются элементы декоративного убранства, придающие такую оригинальность этой архитектуре. О строительстве в эту пору говорит летопись под 1152 г.: «Князь великий Долгорукий Суздальский был под Черниговым ратью и возвратился в Суздаль на свое великое княжение и, пришед многие церкви созда: На Нерли Бориса и Глеба, и во свое имя град Юрьев заложи, нарицаемый Польско́й, и церковь в нем камену Георгия созда, а в Володимире церковь Георгия камену же созда и град Переяславль от Клещина (озера) перенесе и созда больше старого, и церковь в нем постави камену Спасу, а в Суздале поставил церковь камену Спаса же святого».

 

Из сооружений, упоминаемых летописью, до нас дошли только собор в Переяславле-Залесском, законченный при Андрее Боголюбском в 1157 г., и, в сильно измененном виде, церковь Бориса и Глеба в Кидекше (на р. Нерли), которая является прототипом церкви Покрова на Нерли.

 

Высшего расцвета владимиро-суздальская архитектура достигает при Андрее Боголюбском. Столица княжества — г. Владимир — застраивается великолепными сооружениями (сохранился переделанный впоследствии Всеволодом III Успенский собор и Золотые ворота в искаженном виде). В 11 км от столицы закладывается загородная резиденция князя — г. Боголюбов (теперь село Боголюбское) с церковью, монастырем и дворцом, богато украшенными, по свидетельству летописей, внутри и снаружи яшмой, позолотой и золоченой резьбой по камню (сохранились башня дворца и переделанная церковь). Наконец, в 1½ км от г. Боголюбова, там, где раньше было слияние рек Клязьмы и Нерли, Андрей Боголюбский построил церковь Покрова на Нерли.

 

Этот второй этап владимиро-суздальской архитектуры характеризуется высоким совершенством архитектурной формы, развитым чувством ансамбля, при сдержанности и простоте декоративного убранства.

 

Третий этап — от княжения Всеволода III до нашествия татар (1237 г.) — характеризуется монументальностью, величественностью сооружений (Успенский собор, городские ворота, увенчанные храмами) и ростом декоративного убранства, достигающего виртуозного совершенства (Дмитриевский собор 1194—1197 гг.). К этому периоду относятся перестройка Суздальского собора (1222—1233 гг.) и Георгиевского собора в Юрьеве-Польско́м (1230—1234 гг.).

 

Блестящее развитие владимиро-суздальской архитектуры было прервано в XIII в. (в 1237 г.) волной татарского нашествия, которая обрушилась на древнюю Русь, сметала и разрушала все ее культурные достижения и надолго затормозила дальнейшее развитие русской культуры.

 

Древняя Русь, стоявшая в то время по своей культуре в ряду передовых стран Европы, приняла на себя всю силу удара татарского нашествия и заслонила собой Европу от татаро-монгольского варварства.

 

Именно этим объясняется отставание древнерусской культуры и архитектуры в период монгольского владычества от архитектуры и культуры Запада. Новый подъем самобытной русской архитектуры начался вместе с процессом объединения древней Руси в Московском государстве, а новый период расцвета — после окончательного освобождения от татарской зависимости в XV—XVI вв.

 

Сохранившиеся памятники домонгольской эпохи свидетельствуют о том, что архитектура нашего отечества стояла не ниже современной ей архитектуры стран Запада и создала глубоко самостоятельный стиль.

 

 

О времени сооружения церкви Покрова на Нерли, о событиях, в честь которых храм был построен, о мастерах, его строивших, летописи не содержат никаких указаний.

 

Очень мало внимания уделено этому замечательному памятнику и позднейшими исследователями архитектуры. В исторической литературе мы находим лишь весьма скудные данные о церкви Покрова. Единственным источником для установления даты сооружения памятника является книга В. Доброхотова «Древний Боголюбов, город и монастырь с его окрестностями» (изд. 1852 г.), где приведена выдержка из рукописного жития Андрея Боголюбского. Летопись, которую цитировал Доброхотов, исчезла и до сих пор не найдена, почему все последующие исследователи приводят эту выдержку по книге Доброхотова (стр. 70). Вот текст этой выдержки:

 

«Сего же лета сын его первый Изяслав Андреевич ко господу отъиде и положен бысть в соборней Успения пресвятые богородицы церкве. Сей же Великий князь Андрей, аще печалию о сканчавшемся сыне, яко человек объят быв, и скорбяще, обаче оную на господа пологаще и благодаря его всемогущество, более в богоугодные дела поощрящеся; ибо близь Боголюбские обители, яко поприще едино, на реке Клязьме, в Лугу, нача здати церковь, Во имя пресвятые богородицы честного ея покрова, на устье реки Нерли, из собираемых и дволетием из Болгар вывозимых камней для строения во Владимире соборные Успения пресвятые богородицы церкви и других десятые части, яже по повелению его на том месте отлагаемы бываху и помощью пресвятые богоматере, оную церковь единым летом соверши и обитель монашествующим при ней содела».

 

Эта выдержка дала основание установить дату сооружения церкви Покрова на Нерли — 1165—1166 гг., т. е. через два года после смерти Изяслава, последовавшей, согласно Ипатьевской и Воскресенской летописям, в 6672 (1164 г.), а по Лаврентьевской летописи — в 6673 (1165 г.).

 

Других летописных упоминаний о церкви Покрова на Нерли до сих пор не найдено.

 

Этот единственный летописный документ сообщает о том, что церковь входила в какой-то монастырский комплекс, но не раскрывает причин выбора места для нее при древнем слиянии рек Клязьмы и Нерли.

 

Выбор этого места с точки зрения ансамбля замечателен, но едва ли он продиктован только соображениями красоты пейзажа и богоугодными целями. Если вспомнить, что место древнего слияния рек Клязьмы и Нерли являлось одним из главных узлов великого торгового и военного водного пути с Востока на Запад, то становится ясным, что выбор этого места и закрепление его замечательным архитектурным памятником был обусловлен соображениями прежде всего экономического и стратегического характера.

 

По мнению ряда исследователей, в этом пункте был торговый и военный порт Андрея Боголюбского. Отсюда княжеские дружины отправлялись в походы против волжских болгар, с которыми шли войны за торговый водный путь, здесь происходили торжественные молебствия, здесь же производилась частичная разгрузка судов, следовавших дальше по мелеющей Клязьме, здесь торжественно встречали послов и гостей.

 

Церковь Покрова на Нерли — миниатюрный и типичный образец княжеской архитектуры — встречала приезжающих и открывала им дальнейший путь в недра Владимиро-Суздальского княжества, где впечатление блеска, великолепия и размаха княжеского строительства постепенно нарастало по мере приближения к столице (Боголюбов, Суздаль, Владимир).

 

По своему ансамблю памятник представляет изумительное сочетание природы и архитектуры. В рамке зелени и воды, сверкая белизной стен, золотом купола, стройный и изящный, стоит этот памятник, как скульптурный монумент, среди луга на высоком берегу широкой в этом месте реки Нерли. Река образует вокруг этого места излучину. Памятник как бы заключен в полукольцо воды. В разлив луг заливается, и церковь стоит живописным островком среди водного простора.

 

 

По своим внешним массам церковь Покрова на Нерли представляет собой вариант выработанного в эту эпоху в древней Руси типа так называемой кубовидной одноглавой четырехстолпной церкви, получившей широкое распространение во владимиро-суздальской, а также в псково-новгородской архитектуре.

 

В плане церковь представляет собой прямоугольник, имеющий на восточной стороне три полукружия алтарных выступов, а с трех остальных сторон входы. Четыре внутренних столба крестообразного сечения делят план на девять ячеек, а именно: центр, четыре осевые и четыре угловые ячейки. Над центральным квадратом, на четырех столбах, соединенных подпружными арками с парусами в углах, возвышается барабан, покрытый полусферой. От подпружных арок подкупольного квадрата крестообразно расходятся на внешние стены коробовые своды, перекрывающие четыре осевые ячейки. Эти своды своими пятами опираются на подпружные арки, перекинутые от тех же четырех столбов на отвечающие им пилястры на стенах. Угловые ячейки перекрыты тоже коробовыми сводами, оси которых параллельны главной оси здания (запад-восток).

 

Если мы отрежем западную или восточную стену, то за ней увидим в разрезе три жерла сводов, которые вместе со столбами образуют как бы трехпролетную аркаду. Эта внутренняя конструкция, как мы увидим позже, выражена на фасаде и определяет его тектоническую структуру.

 

 

По архитектурным формам памятник представляет собой параллелепипед, несущий одну главу.

 

К восточной стене примыкают три полуцилиндра алтарной части, перекрытые полусферами.

 

Внутренняя конструкция обнаруживается на фасадах выступающими из стен сочными профилями пилястров (отвечающих столбам внутри), соединенных между собою арками того же профиля (отвечающими сводам внутри). Таким образом, каждый фасад представляет как бы трехпролетную аркаду, заполненную простенками, причем верхушка этой аркады образует криволинейное завершение фасада. Центральные пролеты на всех фасадах больше и выше боковых, и в них с западной, северной и южной сторон размещены входы.

 

Если мысленно убрать простенки между наружными пилястрами, то перед нами предстанет жесткий пространственный скелет всего здания, состоящий из двенадцати внешних столбов, соединенных между собою арками, и четырех внутренних столбов, соединенных подпружными арками как между собою, так и с внешними столбами. Эта система сверху жестко связана воедино коробовыми сводами, а еще выше, в центре, на парусах несет барабан, покрытый полусферой.

 

Кровля из металлических листов прямо положена поверху этих сводов, переходящих в плоскую полусферу около опорного кольца барабана. Глава барабана была в древности покрыта шлемовидным куполом, переделанным позже на луковичную форму (до нас дошла древняя форма шлемовидного купола в другом памятнике этой архитектуры, а именно в Дмитриевском соборе во Владимире).

 

Выше было условно допущено расчленение фасадных стен на каркас и простенки (заполнение). Однако простенки не являются здесь «пассивным» заполнителем, так как, взятые отдельно, они сохраняют четко выраженную тектоническую структуру несущей стены: в нижней половине они толще, сильнее, вверху — тоньше и легче. Переход пластически выражен уступом и подчеркнут фризом под уступом.

 

Вместе с тем, простенки так органично сочным профилем связаны с каркасом (пилястрами), что каждый фасад воспринимается как пластическое целое, в котором ясно выражена логика внутренней каркасной конструкции. Такая органичность свойственна произведениям подлинно классического зодчества.

 

Проемы в стенах (окна и двери) размещены строго целесообразно. В нижней половине простенков нет окон, кроме главного западного фасада, где в боковых простенках имеется по одному окну внизу для освещения пространства под хорами. В верхней половине все простенки имеют по одному окну. В барабане восемь окон.

 

Но, решая чисто функциональную задачу, зодчий при размещении проемов гениально разрешил и задачи художественной выразительности памятника внутри и снаружи.

 

Количество проемов нарастает кверху, к куполу, и таким образом нарастает световой эффект к самой высокой точке внутреннего пространства, где на полусфере изображался Христос. С другой стороны, сгущение проемов кверху создает впечатление облегчения массы памятника, его рост, стройность.

 

Форма проемов, их пропорции и размещение строго учитывают тектоническую структуру памятника. Перспективные обрамления проемов, глубоко врезанные в толщу стен, выявляют силу и мощь стены и усиливают пластичность всего сооружения.

 

Декоративные украшения здания отличаются большой сдержанностью, изяществом формы и строгим подчинением архитектонической структуре памятника.

 

Эти украшения — не облицовка на стене, прикрепленная после кладки. Они изваяны, вырезаны на выступах камней кладки, создавая конструктивное и архитектурное целое со стеной. Были ли эти украшения изваяны на отдельных камнях до их укладки или же вырезаны после — на выпусках кладки из стен, — трудно сказать. Возможно, применялся и тот и другой прием.

 

Главным украшением стен является аркатурный фриз, который опоясывает здание на половине его высоты с трех сторон, кроме алтарной.

 

Этот фриз украшает только простенки, прерываясь на пилястрах. Фриз проходит под уступом простенка и состоит из зубчатого пояса (елки) и стройной аркатуры на колонках с резными капителями. Колонки фриза опираются на фигурные каменные кронштейны в виде зверей, птиц и женских масок.

 

Такой же аркатурный фриз проходит и на полуцилиндрах абсид, но не на половине высоты, как на стенах, а под карнизом, причем через два—три пролета стержень висячей колонки фриза превращается в тягу на всю высоту абсид, усиливая вертикализм и стройность здания.

 

По углам здания в ¾ диаметра и на промежуточных пилястрах в полдиаметра поставлены колонки с резными капителями, которые несли резные водосточные желоба (гаргули), не сохранившиеся в этом памятнике. Эти колонки подчеркивают главные вертикальные членения памятника и пластически как бы завершают профиль выступающих из стены пилястров.

 

Все простенки вверху украшены резными по камню изображениями. В боковых тимпанах каждого фасада изваяны гриффы, попирающие четвероногих животных. В центральном тимпане изображена сидящая на троне фигура Христа. По бокам этой фигуры изваяны два льва, на головах которых стоят птицы.

 

Под этими изображениями вытянуты в ряд семь масок (горельефом): по две в боковых и три в среднем простенке. По бокам арки среднего окна высечены два лежащих льва, хвосты которых оканчиваются цветком.

 

Необходимо отметить, что все эти горельефные изображения органически связаны с кладкой стены, так как камни, на которых они высечены, являются частью этой кладки. Очевидно, изображения высекались по камню до их укладки на место.

 

Значительный пластический интерес представляет перспективный портал. Портал вписан в среднюю треть фасада между пилястрами и имеет полуциркульное завершение.

 

В разрезе профиль перспективного обрамления состоит из следующих частей, врезающихся в глубь стены под углом 45°: полувал наружного обрамления, затем угол стены, четверть вала, угол уступа стены, четверть вала и угол дверного проема. На высоте пят архивольта круглые части профиля завершаются резными капителями, образуя группы колонн по бокам; внизу все элементы имеют базы одинакового профиля. Архивольт того же профиля покрыт изящным, резанным по камню орнаментом, кроме гладкого наружного полувала.

 

Декоративное убранство барабана состоит из опоясывающей барабан стройной аркатуры в 16 арок на тонких колонках с резными капителями (восемь пролетов слепых, восемь — с перспективными щелевидными окнами).

 

Эта аркатура как бы врезана в толщу барабана. Над ней выступает венчающая барабан корона, состоящая (снизу вверх) из ряда ступенчатых треугольников, над которой идет зубчатый пояс (елка), еще выше идет профилированный пояс, и, наконец, все это венчается рядом кокошников, которые когда-то при шлемовидном куполе имели арочное завершение, заложенное под горизонталь при переделке купола на луковичную форму.

 

Все линии и плоскости архитектурных форм снаружи и внутри памятника лишены геометрической сухости и отличаются неуловимой неточностью, мягкой кривизной. В целом создается впечатление, что строитель — зодчий решал здание, как скульптор, которому была дана как бы глыба, из которой он высекал свое произведение, снимая слой за слоем и таким образом создавая пластическое богатство и архитектурное единство сооружения.

 

В интерьере ясно чувствуется доминирующее пространственное ядро церкви, имеющее в плане форму равноконечного греческого креста. Достаточно взглянуть на членение пространства системой подпружных арок, столбов и пилястров и на перекрытие, где к освещенному куполу сходятся крестом цилиндрические своды, чтобы прочитать эту форму в пространстве.

 

Между стеной и столбами западной стороны церкви на трех арках на уровне наружного уступа стены расположены хоры для князя и знати.

 

Единственные сохранившиеся пластические украшения внутри церкви — это резные по камню изображения парных львов, символов княжеской власти, которыми завершаются все пилоны церкви, а также столбы и пилястры под арками хор.

 

Не сохранилось никаких следов росписи внутри церкви. По свидетельству Доброхотова, который видел памятник в конце прошлого столетия, им были обнаружены следы росписи внизу барабана.

 

 

Церковь Покрова на Нерли дошла до нас с 1166 г. Татарское нашествие и последующие неурядицы почти не коснулись внешней архитектуры этой одиноко стоявшей церкви.

 

В первой половине XVIII в. (1725—1735 гг.) церковь Покрова на Нерли, как и многие другие памятники, была искажена переделками: кровля была переделана на четырехскатную, с устройством горизонтальных карнизов, к порталам были приделаны портики, купол получил вместо шлемовидной луковичную форму.

 

В конце XVIII в. памятник едва не погиб: настоятель Боголюбского монастыря в 1784 г. получил разрешение продать его на слом крестьянам соседнего села. Сделка не состоялась потому, что крестьяне в последний момент отказались от покупки.

 

В конце XIX в. при реставрации владимирских памятников была частично реставрирована и церковь Покрова на Нерли, а именно: снят был наросший слой земли вокруг церкви (около метра), сняты были накладки кирпичом стен под четырехскатную кровлю, и кровля была вновь перекрыта по закомарам. Купол луковичной формы был оставлен без изменений.

 

Уже при советской власти, в 1935 г., был произведен ремонт фасадов.

 

В настоящее время церковь состоит на учете Отдела по охране памятников и находится в удовлетворительном состоянии.

 

Церковь Покрова на Нерли невелика по своим размерам:

  • Ширина по западному фасаду снаружи .. 11,13 м
  • Ширина по западному фасаду внутри .. 8,24 м
  • Длина по южному и северному фасаду без алтарных выступов снаружи .. 11,72 м
  • То же без алтарных выступов внутри .. 8,68 м
  • То же с алтарными выступами снаружи .. 13,92 м
  • То же с алтарными выступами внутри .. 11,20 м
  • Высота до верха колонок . . 11,80 м
  • Высота до верха центральной арки фасада .. 12,85 м
  • Высота до верха барабана (линия кокошников) .. 18,79 м
  • Высота до яблока купола (современного) .. 24,89 м
  • Толщина наружных стен .. 1,08 м
  • Размеры столбов (внутри) .. 0,97—1 м

 

 

Церковь Покрова на Нерли сложена из белого известкового камня.

 

Фундаменты сложены из плит известняка толщиной до 40 см строго горизонтальными рядами с плотной притеской швов, без соблюдения их вертикальности. Внутри — расщебенка обломками камня и булыжника с заливкой известковым раствором.

 

Стены сложены из белого известкового камня по следующему способу: выводили наружную и внутреннюю облицовки стены из отесанных камней на известковом растворе. Промежуток закладывали обломками белого и дикого камня и заливали известковым раствором иногда с примесью ячменной или ржаной мякины. Этот раствор со временем так окреп, что местами оказывался крепче самого камня. Особенно тщательно выводилась наружная облицовочная грань стены с чистой отеской лица и постелей камня, с резкой профилей и всех украшений стены на выпусках и выступах кладки. Размер камня от 35 до 45 см, форма лицевой грани — близкая к квадрату.

 

Своды — тоже из белого камня, на известковом растворе. Размер клиньев от 35 до 45 см. Поверх белокаменного свода клался слой бута с заливкой тем же раствором.

 

В Успенском соборе во Владимире при реставрации (1889—1891 гг.) обнаружены своды из ноздреватого легкого туфа, в скважинах которого оказался свинец, очевидно, затекший при пожарах¹. Этот факт, а также летописные свидетельства говорят о том, что кровля крылась свинцом, а иногда медью прямо по выровненным сводам. В настоящее время кровля покрыта листовым железом. Древний купол шлемовидной формы, который несомненно имела церковь Покрова, был крыт медью с позолотой.

____________

¹ И. Е. Забелин, Древности. «Труды Московского археологического общества», т. XVI, стр. 38.

 

Необходимо отметить, что указанный способ кладки стен во владимиро-суздальской архитектуре XII—XIII вв. резко отличается от киевского и новгородского, где стена состояла из чередующихся толстых слоев камня и тонких слоев кирпича по византийскому образцу. Слои камня штукатурились, и фактура стен представлялась сочетанием красных швов (кирпич) и белых лент (камень).

 

Внутри стены штукатурились под фресковую роспись. Связи стен не сохранились, но по гнилушкам, обнаруженным в стенах, они, очевидно, были дубовые, как во всех древнерусских церквах этой и позднейшей эпох.

 

 

Какие зодчие строили этот памятник? Вопрос этот продолжает до сегодняшнего дня оставаться невыясненным.

 

Ряд исследователей, как-то С. Строганов, А. С. Уваров и А. И. Некрасов, на основании сходства декоративных элементов и отдельных деталей (аркатурный фриз, колонки, порталы, резные украшения) относит памятники владимиро-суздальской архитектуры к кругу преимущественного влияния романской архитектуры Запада, а именно ломбардской северо-итальянской архитектуры, пришедшей во Владимиро-Суздальское княжество, по утверждению этих авторов, через Германию—Псков—Новгород вместе с призванными оттуда мастерами. При этом обычно ссылаются на выдержки из летописи, например: «…князь великий Андрей Юрьевич постави церкви… по вере его приведе ему бог от всех земель мастеры»1 или: «…приведе ему бог из всех земель мастеры»2 и др.

____________

1 Тверская летопись, т. XV, стр. 233.

2 Лаврентьевская летопись об Успенском соборе во Владимире.

 

Но как могли проникнуть влияния из этих стран через Псков и Новгород, если в этих древнерусских центрах нет ни одного памятника, подобного владимиро-суздальским, если в ломбардской и германской архитектуре этой эпохи нет прообраза подобного органически целостного храма? Что же касается декоративных элементов, то они складывались в этих странах под влиянием Востока и Византии, т. е. тех стран, с которыми связи Руси были древнее и непосредственнее (великие торговые пути).

 

Другие исследователи, в том числе Артлебен, не отрицая влияния романской архитектуры, подходят ближе к истине: «Нельзя допустить, — говорит он, чтобы западные мастера не умели составить нового плана или воспроизвести принятый на Западе; следовательно, русские князья, приглашая их, как искусных исполнителей, строго держались принятого плана, не допуская изменений не только в его форме, но даже в размерах; то же самое нужно сказать и о фасадах, в которых иноземным мастерам предоставлялись, как видно, одни украшения»3.

____________

3 Труды 1-го Археологического съезда в Москве. 1869 г. Н Артлебен. По вопросу об архитектуре XII века. Стр. 292.

 

Образования архитектурного типа владимиро-суздальских церквей нельзя вырывать из общего процесса самостоятельного развития древнерусской архитектуры, возникшей в X—XI вв. в Киеве и Новгороде.

 

Виолле ле Дюк в последние годы своей жизни, как известно, написал книгу о русском искусстве, в которой высоко оценил русскую архитектуру, ее самостоятельность на примерах главным образом памятников XII в.

 

Анализируя владимиро-суздальскую архитектуру XII в., Виолле ле Дюк пишет: «Русское искусство конца XII в. достигло известной степени блеска, в котором оно не уступало ни византийскому, ни западному искусству»4. Говоря об особенностях древнерусской архитектуры XII в., Виолле ле Дюк отмечает, что «славяне придавали своим религиозным памятникам совершенно особенный стройный вид, причем это изящество было присуще не только общему виду, но и его частям. ..», «чем эти памятники отличаются от сооружений чисто византийских»5, а также «от того, что тогда делалось во Франции, Италии и особенно в Германии, где так называемая прирейнская архитектура отличалась некоторой тяжестью в деталях»6.

____________

4 Виолле ле Дюк, Русское искусство. Стр. 84.

5 Там же, стр. 71.

6 Там же, стр. 80.

 

К этому мнению выдающегося исследователя нужно добавить, что эта стройность и вертикализм в древнерусской архитектуре присущи не только сооружениям XII в., но являются особенностью архитектуры более ранних сооружений XI в. Великой Киевской Руси (София Киевская, собор Юрьева монастыря, София Новгородская и др.). С особенной силой эти качества русского зодчества проявились на новом этапе, после освобождения Руси от монгольского ига, в русской архитектуре эпохи расцвета в XVI в. (церковь Вознесения в селе Коломенском, Василий Блаженный в Москве и др.).

 

Реакция в архитектуре Запада против византийских и романских влияний началась только с конца XII в. во Франции и захватила весь мир в эпоху господства готики.

 

Однако как бы ни оценивали отдельные исследователи место и историческое значение древнерусской архитектуры, ее глубокая самостоятельность и художественная ценность не подлежат никакому сомнению. Периоды расцвета архитектуры любого народа не возникают неожиданно, на основе простого заимствования или копирования чужих образцов. К таким периодам расцвета всякий народ идет длинной дорогой культурного и экономического развития. На известных исторических переломах, иногда в совершенно новых формах, народ создает блестящие произведения искусства и архитектуры, в которых дается как бы завершающий итог пройденного пути. Именно такой скачок мы наблюдаем в период расцвета владимиро-суздальской архитектуры, блестящим образцом которой является церковь Покрова на Нерли.

 

Высокое архитектурное совершенство этого памятника, его органическая связь с природой, благородная простота и единство его внешних масс, стройность и изящество пропорций, тонкая пластика его форм, наконец, конструктивная и функциональная правда всего сооружения ставят этот памятник в один ряд с лучшими произведениями мировой архитектуры.

 

 

БИБЛИОГРАФИЯ

 

  • И. Э. Грабарь, История русского искусства. Т. I., стр. 303—321.
  • Акад. А. М. Павлинов, История русской архитектуры. 1897 г., стр. 55—92.
  • Виолле ле Дюк, Русское искусство. М. 1879 г.
  • B. Доброхотов, Древний Боголюбов город и монастырь с его окрестностями. М. 1852 г., стр. 67—86.
  • А. И. Некрасов, Очерки по истории древнерусского зодчества XI—XVII в. 1938 г., стр. 99—139.
  • А. И. Некрасов, Очерки декоративного искусства древней Руси. 1924 г., стр. 19—28.
  • А. А. Бобринский, Резной камень в России. 1916 г.
  • Н. Воронин, Некоторые исторические выводы из археологических исследований во Владимире и Боголюбове. Журнал «Историк-марксист» № 2, 1940 г., стр. 164.
  • C. Строганов, Дмитриевский собор во Владимире. 1849 г.
  • Н. А. Артлебен, По вопросу об архитектуре XII в. в Суздальском княжестве. «Труды 1-го Археологического съезда в Москве», 1871 г. , стр. 288—299.
  • И. Д. Мансветов, По вопросу об архитектуре XII в. Там же, стр. 272—276.
  • А. С. Уваров, Взгляд на архитектуру XII в. в Суздальском княжестве. Там же, стр. 252—266.
  • Л. В. Даль, По вопросу об архитектуре XII в. Там же, стр. 277—281.
  • И. И. Васильев, По вопросу об архитектуре XII в. Там же, стр. 282—287.
  • Протоколы заседаний 1-го Археологического съезда. Древнерусская архитектура XII в. Труды 1-го Археологического съезда в Москве. 1871 г., стр. XIII—CVII.
  • Н. Н. Ушаков, Спутник по древнему Владимиру и городам Владимирской губернии. 1913 г., стр. 157—160.
  • И. Толстой и Н. Кондаков, Русские древности в памятниках старины. Выпуск 6, 1899 г.

 

ПЕРЕЧЕНЬ ИЛЛЮСТРАЦИЙ

 

I лист. Общий вид

II лист. Восточный фасад

III лист. Северный фасад

IV лист. Фрагменты фасадов

V лист. Северный портал

VI лист. Фрагменты северного фасада

VII лист. Детали фасадов

VIII лист. Резные украшения

IX лист. Детали интерьера

X лист. Обмерные чертежи церкви Покрова на Нерли до реставрации

XI лист. Западный фасад

XII лист. Северный фасад

XIII лист. Восточный фасад

XIV лист. План первого яруса

XV лист. План второго яруса (уровень хор)

XVI лист. План барабана и схема кровли

XVII лист. Разрез I—I

XVIII лист. Разрез II—II

XIX лист. Разрез III—III

XX лист. Разрез IV—IV

XXI лист. Детали портала

XXII лист. Детали

XXIII лист. Детали аркатурного фриза. Детали канители на столбах и пилястрах (внутри церкви)

 

 

Обмерные чертежи (листы XI—XXIII) — из фондов музея Академии архитектуры СССР. Обмеры произведены в мае-июне 1937 г. научными сотрудниками музея, архитекторами Н. С. Кучеровой и Г. М. Калитаевой.

 

Фотографии на листах I, III, IV, VI — из фондов музея Академии архитектуры СССР.

 

Фотография на листе V — из фондов Архитектурного института (коллекция И. Ф. Борщевского).

 

Фотографии на листах VII, VIII — из книги А. А. Бобринского «Резной камень в России».

 

Фотографии на листе II — из книги И. Э. Грабаря «История русского искусства».

 

Фотографии на листе IX — из коллекции проф. Ю. Н. Дмитриева.

 

Чертежи на листе X — из книги С. Строганова «Дмитриевский собор во Владимире».

 

Все иллюстрации издания

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Церковь Покрова на Нерли

Попроси любого соотечественника назвать несколько православных храмов, что он ответит? Наверное, самым распространенным будет ответ – храм Христа Спасителя, собор Василия Блаженного и церковь Покрова на Нерли. Чем примечательны первые два храма, понятно. А вот почему такую всемирную известность и любовь снискала скромная и простая церковь Покрова на Нерли?

Когда пишут и говорят об этом храме, обычно приводят слова Игоря Грабаря: «Церковь Покрова на Нерли близ Владимира является не только самым совершенным храмом, созданным на Руси, но и одним из величайших памятников мирового искусства». Что же сделало этот храм таким знаменитым – его история? Или, может быть его удивительный гармоничный облик?

Церковь Покрова на Нерли принадлежит к блистательной эпохе становления и расцвета Владимиро-Суздальского княжества и его аристократической культуры при Андрее Юрьевиче Боголюбском, к «беспокойному, но и светлому утру Владимирской земли». Город «мизиньных» (то есть «малых») людей Владимир чудесно преображается в подобную Киеву столицу с Золотыми воротами и златоверхим «десятинным» собором, а в десяти верстах к востоку обустраивается Боголюбов-город с белокаменным княжеским дворцом и храмом Рождества Богородицы. За символически короткие семь лет – с 1158 по 1165 годы – строительная дружина Андрея Боголюбского, собравшая под началом северо-итальянского зодчего от Фридриха Барбароссы «из всех земль все мастеры», создает белокаменное великолепие Владимиро-Суздальской земли.

Церковь Покрова на Нерли представляет собой обычный для XII века тип небольшого крестово-купольного храма – одноглавого, четырехстолпного, трехапсидного, с тремя продольными и тремя поперечными нефами, в западном из которых помещаются «восходние полати» — хоры; полуциркульные своды храма поддерживают цилиндрический барабан. Необычно в церкви другое – особый пропорциональный строй. Среди всех владимиро-суздальских белокаменных храмов, не считая надвратных, это самый миниатюрный и грациозный: общая его ширина чуть более 10 м, а внутренняя высота 20,8 м. Глаз фиксирует не столько тяжелые массы строительного материала и конструктивные усилия по преодолению сил распора, сколько свободное и стремительное движение ввысь, ощущение взлета, невесомости, воспарения. План здания значительно вытянут по продольной оси. Не квадратом, а прямоугольником является и подкупольное звено: его ширина и длина относятся как сторона и диагональ полуквадрата (3,1 м и 3,5 м). Таково же соотношение внутренней ширины и длины храма (без апсид). Толщина столпа-пилона крестчатой формы составляет не четвертую, как обычно, а третью часть ширины центрального нефа. Малые нефы, как и в большинстве других храмов, вдвое уже центральных.

Однако при этом в церкви Покрова все устроено по-особенному, композиция ее чрезвычайно индивидуальна. Гладь стены сужается и почти пропадает за богатым многообломным профилем пилястр с сильно выступающими полуколоннами, которые вместе с лопатками достигают полуторной толщины стены, образуя как бы несущий скелет здания (еще большую прочность этому каркасу придают горизонтальные связи: дубовые брусья, положенные внутри стены на уровне пола хор и в плоскости пят подпружных арок. Значительный вынос угловых пилястр несколько уравновешивает разные по ширине центральные и боковые прясла, особенно узкие в восточных членениях, и почти скрадывает округлые выступы апсид. В верхнем поле прясел профиль пилястр, переходя в закомары, усложняется; высокие окна, опущенные прямо на отлив стены и освобождающие верхнюю зону прясел для рельефов, тоже обильно и дробно профилированы. Фасад при этом приобретает почти скульптурную объемность, выявленную глубокими контрастами светотени.

Внутреннее пространство церкви Покрова воспринимается как некий воздушный столп с убегающими ввысь пучками вертикалей. Пилоны как бы сближаются, слегка склоняясь внутрь и несколько сужаясь кверху. Купол, паруса, своды и арки парят где-то высоко над головой, причудливо круглясь и энергично изгибаясь . На хорах впечатление фантастически меняется: купол и своды стремительно приближаются, а воздушный колодец как бы уходит вниз. При этом массивные столпы-пилоны, стены и прочие материальные формы обретают реальность, как живые, обступая и теснясь вокруг зрителя.

В древности интерьер белокаменного храма складывался в стройный ансамбль: невысокая алтарная преграда, настенные фресковые росписи, керамические полы из разноцветных поливных плиток. Белокаменной резьбы внутри здания почти нет: только пары лежащих львов в основаниях подпружных арок. Возможно, от древнего времени сохранился престол в алтаре, сложенный из девяти белокаменных блоков на известковом растворе.

Скульптурное убранство церкви

Среди всех построек Андрея Боголюбского только церковь Покрова почти полностью сохранила свой первоначальный архитектурный облик и резной декор, что позволяет судить на ее примере о символическом содержании декоративных программ владимиро-суздальских храмов и об особенностях художественного стиля, сложившегося в резной скульптуре в эпоху князя Андрея.

Небольшая по размерам, пространственно «организованная» сильно выступающими из стен вертикальными пилястрами с наложенными на них полуколоннами, церковь сама кажется изваянной из камня скульптурой. Украшающие стены рельефы придают ей особую изысканность, торжественность и красоту. Немногочисленный, трижды повторенный на фасадах декор поражает своей цельностью и настолько гармонично сочетается с архитектурой, что любая перемена нарушила бы очарование целого . За всем этим стоит высокое искусство зодчего и мастерство безвестных строителей и скульпторов прославленного храма.

В центральных полукружиях-закомарах северного, южного и западного фасадов располагаются три одинаковых рельефа, которые представляют восседающего на троне царя Давида в окружении парных изображений львов и голубей. Высеченные из камня в высоком рельефе с хорошо скругленными краями, они значительно выступают из плоскости стены и хорошо видны снизу. Изображения самого царя Давида на всех трех фасадах высечены на самых крупных камнях. Подобно аналогичным изображениям на Дмитриевском соборе, они исполнены тремя разными мастерами (лучшим из них является рельеф западного фасада). Все три рельефа сопровождают глубоко врезанные надписи «СТЪ ДВДЪ», исполненные уставом. Облегающий фигуру Давида подир – одежда ветхозаветных священников и царей – сплошь покрыт резными орнаментальными складками, возможно, передающими узор ткани. Густой ромбический узор покрывает также корону и ленту, опоясывающую фигуру пророка, скрадывая поверхность камня и рельеф фигуры. Благодаря обилию украшений изображения Давида кажутся более плоскостными, чем окружающие их рельефы зверей и птиц.

В христианской традиции царь и пророк Давид почитался не только как прародитель и ветхозаветный прообраз Христа, но и как образец сильного, мудрого и справедливого царя. Многие средневековые государи, желая уподобиться ему, изображали Давида вместе с царем Соломоном на стенах своих дворцов. Однако только на соборах владимирских князей Андрея Боголюбского и Всеволода III образы царя Давида увенчивают весь цикл резных изображений на фасадах.

Если присмотреться к рельефным изображениям царя Давида, можно заметить еще одну редкую деталь. На всех трех фасадах фигура царя опоясана перекрещенной на груди лентой. Долгое время в ней видели напоминание о ленте-лоре – драгоценной принадлежности одеяний византийского императора. Однако лента на рельефах церкви Покрова больше похожа на орарь, которым диакон опоясывается во время литургии. На Руси подобное препоясание можно видеть во фресковой росписи Архангельского собора Московского Кремля на груди изображенного в рост благоверного князя Владимира Святославича, крестителя Руси. Таким образом, Давид предстает на фасадах церкви не только как пророк и псалмопевец, как царь, получивший власть от самого Бога, но и как священнослужитель. Такое совмещение светской и духовной власти в лице правителя соответствовало традиционным представлениям греков и латинян. Так, по свидетельству Константина Багрянородного, византийский император имел сан диакона. В Западной Европе обряд помазания на царство предполагал получение не только царского, но и священнического достоинства. Подобная символическая трактовка власти, по-видимому, и послужила причиной того, что самовластцем князем Андреем было отведено столь важное место образу царя Давида на стенах церкви Покрова (это впоследствии повторил его брат Всеволод Большое Гнездо на фасадах Дмитриевского собора). Примечательно, что тема прославления княжеской власти и окружения ее ореолом святости при Андрее Боголюбском отчетливо звучит и в летописях, и в церковно-учительной литературе.

Еще более возвеличивают царя Давида окружающие рельеф фигуры резных зверей и птиц. Застывшие позы и строгая симметрия композиции придают им характер геральдических эмблем. Вероятно, они и являются эмблемами власти, символами подвластных царю Давиду неба и земли. Львы у царского трона представляли древнейшую традицию, восходившую еще к культуре Древнего Востока, в то время как в античной культуре символами власти стали орлы. На ступенях описанного в Библии трона царя Соломона были также представлены львы и птицы (II Пар. IX, 17–20. III Цар. X, 19-20). Как символы доблести, силы и власти они понимались и в Древней Руси. «Орел птица царь над всеми птицами, а лев над зверьми, а ты, княже, над переславцы», – писал в своем «Молении» Даниил Заточник.

Одним из самых загадочных мотивов в скульптурном декоре церкви являются расположенные непосредственно под закомарами рельефы девичьих ликов, которые опоясывают все три фасада храма. В настоящее время сохранилось девятнадцать таких рельефов, представляющих целую галерею скульптурных портретов. Среди них есть широкие, округлые, “реалистичные”, как определил их Г. К. Вагнер, лики простолюдинок и лики задумчивые, созерцательные с тонкой индивидуальной трактовкой . Самым утонченным, строгим и одухотворенным следует признать средний лик на западной стене, который нередко сравнивали с иконными образами Богородицы.

Ряд девичьих ликов на стенах церкви служит своеобразной смысловой границей верхней зоны скульптуры. В системе декорации фасадов она играет определяющую роль, подобно росписи алтарной части внутри храмов. Именно здесь заключены персонифицирующие Христа и Богоматерь образы, выражены главные идеи декора церкви, отвечающие духовной и политической жизни Владимирской Руси времени Андрея Боголюбского. Размещенные ниже рельефы, равно как и декор апсид, более традиционны. К их числу относятся вставленные в кладку по сторонам центральных окон фигуры львов-стражей. По традиционным средневековым толкованиям, лев выступает здесь как символ Христа, охраняющего Свое духовное стадо: «Плотью бо Господь мой на кресте успе, а божество его одесную отца бдяще. Не вздремлет бо не уснет, храня Израила». Спокойные и величественные, с очеловеченными мордами-лицами, львы церкви Покрова сказочны и фольклорны. Их резчики поставили перед собой сложную задачу – при профильном расположении фигуры льва и обращенной к зрителю в фас голове показать развернутую фронтально грудь зверя со сложенными и скрещенными передними лапами. Аналогичная задача была прекрасно решена резчиками Дмитриевского собора во Владимире, однако в церкви Покрова этот мотив выглядит не вполне убедительно – вторая лапа у лежащих львов отделена от туловища и «вырастает» прямо из головы. Единственным исключением является рельеф, расположенный внутри церкви на северо-восточном столбе.

Высота этих рельефов в церкви Покрова значительно превышает высоту резных изображений львов в других храмах владимирской земли. На Дмитриевском соборе во Владимире и Георгиевском в Юрьеве-Польском такую высоту имеют лишь изображения сюжетных сцен в закомарах. Впечатление скульптурности изображений усиливается также благодаря ряду специальных приемов. Так, высота рельефа львиных морд зрительно увеличена с помощью заглубления одной формы в другую – их носы, к примеру, врезаны вглубь щек путем выемки камня вокруг носа.

Скульптура церкви Покрова на Нерли стала итогом всей художественной деятельности Андрея Боголюбского. После ее возведения строительные работы во владимирском княжестве возобновляется лишь в 1184 году, когда после пожара Всеволод III начинает обстраивать Успенский собор во Владимире двухъярусной галереей. Независимо от того, принимали ли романские мастера участие в строительных работах Всеволода III, можно утверждать, что в архитектуре и скульптурной декорации возведенных при нем соборов развивались традиции, заложенные в зодчестве Андрея Боголюбского. Именно в резном декоре церкви Покрова на Нерли в образе царя Давида был впервые символически воплощен идеал владимирских князей – идеал могущественной, исходящей от Бога власти – а также их представления об особом покровительстве Христа и Богоматери владимирской земле. Выраженные языком скульптуры, они были включены в общий контекст декоративной программы, в символических формах запечатлевшей непрерывную борьбу Христа и дьявола, добра и зла.

Тем не менее, в церкви Покрова, как впоследствии и в Дмитриевском соборе, образ земного владыки, «властью же сана аки Бога», вышел на первый план. Это как нельзя лучше отвечало властолюбивой политике Андрея Боголюбского, именованного «царем» на страницах Лаврентьевской летописи, в армянских и грузинских хрониках, приравненного к византийскому императору Мануилу Комнину и являвшегося владельцем «армил» – имперских регалий европейских монархов.

Источник: Тимофеева Т.П., Новаковская-Бухман С.М. Церковь Покрова на Нерли. М., «Северный паломник». 2003

«Церковь Покрова на Нерли» на картинах С.И. Герасимова и С.А. Баулина (сочинение)

Изображение храмов и церквей — одна из излюбленных тем русских живописцев. Художники не раз изображали архитектурные сооружения на фоне красивого пейзажа. Многих мастеров особенно привлекали небольшие древнерусские храмы, такие как Церковь Покрова на Нерли.

Церковь был построена много столетий назад, в 1165 году, и названа была в честь русской святой Покровы. По легенде, место для строительства церкви выбрал сам Андрей Боголюбский. Именно эту миниатюрную и изящную церковь, расположенную на берегу реки Нерль, и изобразили художники С.И. Герасимов и С.А. Баулин.

Церковь Покрова на Нерли представлена на картинах известных художников с разным настроением. Если Герасимов различными приемами показывает яркий красочный день, то на полотне Баулина можно увидеть хмурый и пасмурный день. Церковь Покрова представлена на этих картинах как символ добра, красоты, духовной связи человека с природой.

Герасимов изобразил храм в центре полотна. Кажется, что церковь и природа являются неким единым целым. В то же время, храм – это творение человека. Церковь расположена практически в центре композиции. Несмотря на это, нет ощущения строгой симметрии, ясности и законченности. Когда смотришь на эту картину, кажется, что можно пройтись по берегу реки, подойти к церкви и рассмотреть ее ближе. Изображение солнечного дня только усиливает это желание. Художник показывает гармонию природы и созданной человеком церкви, яркое настроение, веру в то, что это ощущение не покинет никогда.

На картине Баулина церковь Покрова на Нерли изображена очень близко. Этот прием художник выбрал не случайно. Архитектурные детали храма прописаны с особой тщательностью, и на фоне темного хмурого неба церковь выглядит очень светлым. Особенно подчеркивается чистота и нетронутость места, где расположен храм: отражение в реке, заросший травой берег, белая береза на противоположном берегу реки. Таким образом, живописец создает особое настроение и показывает, что свет и вера смогут победить любые невзгоды и неприятности.

Церковь Покрова на Нерли представлена на картинах Герасимова и Баулина как символ добра, красоты, духовной связи человека с природой. Каждый мазок художников, выбор красок, некоторые детали говорят о том, что живописцы писали эти полотна с особым трепетом. Поэтому эти картины всегда вызывают восхищение и светлые мысли.

Посмотрите эти сочинения

  • Сочинение по картине С.Ю. Жуковского «Осень. Веранда» Станислав Юлианович Жуковский — известный русский художник. Его картины известны во многих странах мира. Несмотря на то, что Станислав Юлианович имел польско-белорусское происхождение, своей Родиной он всегда считал Россию. Именно поэтому большинство его картин отображают русские пейзажи. Одна из самых известных его работ — «Осень. Веранда». Этот пейзаж отображает одно из самых замечательных времен года — осень. В этот период вся природа готовится к скорой зимней спячке, но прежде выплескивает всю свою […]
  • Сочинение по картине А. Я. Головина «Натюрморт. Цветы в вазе» Первый вариант Я вижу перед собой очень яркую картину русского художника Александра Яковлевича Головина. Она называется «Цветы в вазе». Это натюрморт, который получился у автора очень живым и радостным. В нем много белого цвета, домашней утвари и цветов. Автор изобразил в работе много деталей: вазу для конфет, керамический стакан золотого цвета, статуэтку из глины, банку с розами и емкость из стекла с огромным букетом. Все предметы стоят на белой скатерти. На уголок стола наброшен пестрый платок. Центром […]
  • Сочинение по картине В.М. Васнецова «Баян» Когда смотришь на картины Виктора Михайловича Васнецова, чувствуешь гордость, которая переполняла великого художника, за свое отечество. Появляется это ощущение и глядя на картину «Баян». Возможно, полотно не может передать нам замысел автора словесно, но мы всегда имеем возможность понять смысл, приглядевшись ко всем деталям и образам на картине. Может показаться непонятным почему главное действующее лицо — сказитель Баян сидит не по центру. Но вряд ли художник сделал так случайно. В любом мазке автора […]
  • Сочинение по картине И.С. Остроухова «Золотая осень» Русский художник Илья Семёнович Остроухов появился на свет в 1858 году. Купеческая семья, в которой родился талантливый живописец была довольно обеспеченной, поэтому образование Илья Семёнович получил достойное. Музыка, природоведение, несколько иностранных языков – вот лишь малый перечень разносторонних способностей будущего художника. Живопись всегда привлекала Илью, но по-настоящему и всерьёз он стал пробовать себя как начинающий автор в достаточно осознанном возрасте. В двадцать один год он стал писать уже […]
  • Сочинение по картине Ф.П. Решетникова «Мальчишки» Федор Решетников – известный советский художник. Многие его работы посвящены детям. Одна из них – это картина «Мальчишки», она написана в 1971 году. Ее можно разделить на три части. Главные герои этой картины – три мальчика. Видно, что они забрались на крышу, чтобы быть поближе к небу и звездам. Художник сумел очень красиво изобразить поздний вечер. Небо темно-синего цвета, но звезд не видно. Может быть, мальчишки поэтому и забрались на крышу, чтобы увидеть, как появляются первые звезды. На заднем плане […]
  • Описание картины Левитана «Одуванчики» Умение выражать тончайшие оттенки настроения сопутствовало Исааку Ильичу Левитану на протяжении всего творческого пути. Избегая сцен, эффектных внешне, он стремился выразить душевные волнения, изображая милые русскому сердцу мотивы. Простоватые, на первый взгляд, сюжеты картин несут сильную эмоциональную нагрузку. Это утверждение в полной мере применимо и к его «Одуванчикам». Неспроста Левитан одним летним утром возвратился с прогулки без этюда. В его руках был букет из одуванчиков, который он хотел […]
  • «Февральская лазурь» Грабаря (сочинение по картине) Я хочу рассказать о картине И.Э. Грабаря “Февральская лазурь”. И.Э. Грабарь – русский художник, пейзажист 20-го века. На полотне изображен солнечный зимний день в березовой роще. Солнце не изображено здесь, но мы видим его присутствие. От берез падают фиолетовые тени. Небо ясное, синее, без облаков. Всю поляну покрывает снег. Он на полотне разных оттенков: синего, белого, голубого. На переднем плане холста стоит большая, красивая береза. Она старая. На это указывает толстый ствол и большие ветки. Рядом с […]
  • Анализ эпизода смерти Базарова в романе Тургенева «Отцы и дети» В февральской книжке «Русского вестника» появляется роман Tургенева «Отцы и дети». Роман этот, очевидно, составляет вопрос. .. обращается к молодому поколению и громко задает ему вопрос: «Что вы за люди?» Таков настоящий смысл романа. Д. И. Писарев, Реалисты Евгений Базаров, по свидетельствам писем И. С. Тургенева к друзьям, «самая симпатичная из моих фигур», «это мое любимое детище… на которого я потратил все находящиеся в моем расположении краски». «Этот умница, этот герой» предстает перед читателем натурой […]
  • Своеобразие жанра композиции романа «Мастер и Маргарита» Роман «Мастер и Маргарита» не зря называют «закатным романом» М. Булгакова. Много лет он перестраивал, дополнял и шлифовал свое итоговое произведение. Все, что пережил М. Булгаков на своем веку — и счастливого, и тяжелого, — все свои самые главные мысли, всю душу и весь талант отдавал он этому роману. И родилось творение поистине необыкновенное. Необычно произведение, прежде всего, по жанру. Исследователи до сих пор не могут его определить. Многие считают «Мастера и Маргариту» мистическим романом, ссылаясь на […]
  • Судьбы людей в революции в романе «Белая гвардия» «Роман этот я люблю больше всех моих вещей», — писал М. Булгаков о романе «Белая гвардия». Правда, тогда еще не был написан вершинный роман «Мастер и Маргарита». Но, конечно, «Белая гвардия» занимает очень важное место в литературном наследии М. Булгакова. Это роман исторический, строгое и печальное повествование о великом переломе революции и трагедии гражданской войны, о судьбах людей в эти трудные времена.Словно с высоты времени озирает писатель эту трагедию, хотя гражданская война только закончилась.« Велик […]
  • Художественные особенности «Слова о полку Игореве» Созданное восемь веков назад гением русского народа, «Слово» сохраняет значение немеркнущего образца для современности, для будущего – и своим мощным патриотическим звучанием, и неисчерпаемым богатством содержания, и неповторимой поэтичностью всех своих элементов. Для Древней Руси очень характерен динамический стиль. Он оказывается в архитектуре, в живописи и литературе. Это стиль, в пределах которого всё наиболее значимое и красивое представляется величественным. Летописцы, авторы житий, церковных слов […]
  • Значение образа Сони Мармеладовой в романе «Преступление и наказание» Соня Мармеладова для Достоевского – это то же самое, что для Пушкина Татьяна Ларина. Любовь автора к своей героине мы видим повсюду. Мы видим, как он восхищается ею, боготоворит и где-то даже ограждает от несчастий, как ни странно это звучит. Соня – это символ, божественный идеал, жертва во имя спасения человечества. Она как путеводная нить, как нравственный образец, несмотря на ее занятие. Соня Мармеладова – антагонист Раскольникова. И если разделять героев на положительных и отрицательных, то Раскольников будет […]
  • Образ повествователя в рассказе «Левша» Тридцатилетний Н. С. Лесков вступил на литературное поприще в начале 60‑х гг. XIX в., когда уже пришли в большую литературу старшие его современники: Толстой, Достоевский, Тургенев, Писемский. Лесков – обладатель редкостного художнического кругозора, «он пронзил всю Русь». Он был и вместе с тем одним из своеобразных мыслителей, имевших свой взгляд на историю России, на пути ее движения, развития. Одной из вершин художественного творчества писателя явился его знаменитый рассказ «Левша». Повествование ведется […]
  • «Молчалины блаженствуют на свете» (сочинение) Молчалин — характерные черты: стремление к карьере, лицемерие, умение подслужиться, немногословие, бедность лексикона. Это объясняется его боязнью высказать своё суждение. Говорит, преимущественно, короткими фразами и подбирает слова в зависимости от того, с кем говорит. В языке нет иностранных слов и выражений. Молчалин выбирает деликатные слова, прибавив постительно «-с». К Фамусову — почтительно, к Хлёстовой — льстиво, вкрадчиво, с Софьей — с особой скромностью, с Лизой — не стесняется в выражениях. Особенно […]
  • Сочинение на тему «ВОВ 1941-1945» Был прекрасный день — 22 июня 1941 года. Люди занимались своими обычными делами, когда прозвучала страшная весть — началась война. В этот день фашистская Германия, которая завоевывала до этого момента Европу, напала и на Россию. Никто не сомневался в том, что наша Родина сможет победить врага. Благодаря патриотизму и героизму наш народ и смог пережить это страшное время. В период с 41 по 45 годы прошлого века страна потеряла миллионы человек. Они пали жертвами безжалостных сражений за территорию и власть. Ни […]
  • Как раньше люди жили без математики (сочинение) Есть множество вещей, без которых человек мог бы прожить. Вот, например, смогли бы вы прожить без чайника? Не совсем удобно, конечно, но воду можно закипятить и в кастрюле. Можно даже прожить без мобильного телефона. Сегодня и дня не проходит, чтобы мы не позвонили своим друзьям и родственникам, однако двадцать лет назад люди и понятия не имели о том, что такое этот самый мобильный телефон. Самое интересное, что люди не страдали из-за его отсутствия, потому что даже не догадывались о том, что такой агрегат может […]
  • Тема судьбы и образ «потерянного» поколения в «Герое нашего времени» В любом качественном произведении судьба героев связывается с образом своего поколения. А как же иначе? Ведь люди отражают характер своего времени, они являются его «продуктом». Наглядно мы видим это в романе М.Ю. Лермонтова «Герой нашего времени». Писатель на примере жизни типичного человека этой эпохи показывает образ целого поколения. Безусловно, Печорин — представитель своего времени, в его судьбе отразилась трагедия этого поколения. М.Ю.Лермонтов первым создал в русской литературе образ «потерянного» […]
  • Кутузов и Наполеон в романе Толстого «Война и мир» (сравнение) Само название романа Толстого «Война и мир» говорит о масштабе исследуемой темы. Писатель создал исторический роман, в котором осмысливаются крупные события мировой истории, а участники их – реальные исторические деятели. Это русский император Александр I, Наполеон Бонапарт, генерал-фельдмаршал Кутузов, генералы Даву и Багратион, министры Аракчеев, Сперанский и другие. У Толстого был свой специфический взгляд на развитие истории и роль отдельной личности в ней. Он считал, что личность только тогда может влиять […]
  • Смысл названия комедии Грибоедова «Горе от ума» (сочинение) Само название комедии парадоксально: «Горе от ума». Первоначально комедия носила название «Горе уму», от которого Грибоедов впоследствии отказался. В какой-то степени заглавие пьесы — «перевертыш» русской пословицы: «дуракам счастье». Но разве Чацкого окружают одни дураки? Посмотрите, так ли много глупцов в пьесе? Вот Фамусов вспоминает своего дядю Максима Петровича:    Сурьезный взгляд, надменный нрав. Когда же надо подслужиться, И он сгибался вперегиб… …А? как по-вашему? по-нашему — смышлен. И сам […]
  • Особенности композиции в комедии «Ревизор» Свою комедию «Ревизор» Н. В. Гоголь построил на сюжетной основе бытового анекдота, где по самозванству или по случайному недоразумению одного человека принимают за другого. Этот сюжет интересовал А. С. Пушкина, но он сам им не воспользовался, уступив его Гоголю. Усердно и долго (с 1834 по 1842 гг.) работая над «Ревизором», переделывая и переправляя, вставляя одни сцены и выбрасывая другие, писатель развернул традиционный сюжет с замечательным мастерством в цельное и связное, психологически убедительное и […]

православные архитектурные традиции — Арт


Храм Преображения Господня на острове Кижи


Деревянная архитектура традиционна для северных широт Руси, богатых лесами.  Самые старшие сохранившиеся до наших времен памятники деревянной архитектуры, которая, к сожалению, достаточно недолговечна и легко разрушаема, датируются концом XIV века и представляют собой, в массе своей, шатровые храмы, которые выделяются в особый, не имеющий аналогий в зодческой традиции других стран, архитектурный тип, появившийся и получивший распространение исключительно в русском храмовом зодчестве. Своим название подобная архитектурная форма обязана использованию шатра — преимущественно восьмигранной пирамиды, венчающей сооружение.


Десятинная церковь в Киеве


История каменной архитектуры начинается на Руси после ее крещения князем Владимиром и знаменует собой появление первых монументальных построек, культового, разумеется, назначения. Одним из древнейших памятников той эпохи является Десятинная церковь в Киеве, которая была построена примерно к 989 году. Наиболее значимым сооружением данного периода принято считать Софийский собор в Киеве, возведенный в XI веке и являющий собой прекрасный пример византийской архитектурной традиции — пятинефный крестово-купольный храм, венчают который 13 глав. Стоит заметить, что официальная православная церковная традиция того времени была полностью сформирована на базе византийской, включая в себя и религиозные догматы, и архитектурные формы, и административную систему.


Софийский собор в Киеве


После дробления Древнерусского государства, еще до недавних пор именуемого Киевская Русь, очаги цивилизации и, как следствие, активизация драйверов культурного развития, в том числе и архитектурного, вспыхивали в различных княжествах земель русских, опекаемые наиболее прогрессивными из правителей того времени. Так, в XII—XIII веках на первый план вышло Владимиро-Суздальское княжество, активное развитие зодчества в котором началось под покровительством князя Юрия Долгорукого, продолжилось при Андрее Боголюбском и достигло своего апогея под началом Всеволода Большое Гнездо. Белокаменные постройки местных зодчих не только сохранили традиции византийской и южнорусской архитектуры, но и оказались существенно обогащены благодаря использованию западноевропейских идей и элементов.


Успенский собор, Владимир


Параллельно, с конца XII века развивалась Новгородско-Псковская архитектурная традиция, центром которой стало Новгородское княжество. Древнейшей постройкой того периода считается Софийский собор в Новгороде, а в качестве эталона выступает церковь Фёдора Стратилата на Ручью в Новгороде, форма здания которой представляет собой четырёхстолпную одноглавую постройку кубического типа. Для украшения использовались различные декоративные элементы и фрески.


Церковь Петра и Павла на Синичьей горе


Новгородская архитектурная традиция развивалась и после татаро-монгольского нашествия на Русь, начало которого датируется 1237 годом. Географическая удаленность Новгорода позволила существующей в то время Новгородской республике практически безболезненно пережить приход воинственных восточников — разорению подверглись лишь самые юго-восточные города государства, в то время как упомянутое уже Владимиро-Суздальское княжество, вместе со многими прочими «среднерусскими» княжествами, были сожжены куда более основательно. Собственно, от катастрофических последствий раздробленности и татарского ига местные государства начали приходить в себя лишь к концу XIV века, когда наблюдалось одновременное усиление Московского княжества и ослабление Золотой Орды, что вылилось в легендарную Куликовскую битву, в ходе которой объединенный русские войска под командованием Дмитрич Донского, пра-пра-правнука Александра Невского, одержали победу над армией татарского темника Мамая.


Церковь Спаса на Нередице


Вместе с тем, к концу XIV века можно констатировать тот факт, что сформировалась московская архитектурная школа. Один из практически полностью сохранившихся храмов, Успенский собор на Городке в Звенигороде, является прямым тому подтверджением, выделяясь среди прочих белокаменных московских церквей того времени изяществом пропорций и богатым декоративным убранством. В конце XV века, при князе Иване III московская архитектура испытывала небывалый подъем. Так, в 70-хх годах того века итальянский архитектор Аристотеля Фиораванти реализовал проект шестистолпного, пятиглавого, пятиапсидного Московского Успенского собор, построенного из белого камня и кирпича.


Московский Успенский собор


Архитектура XVI века в Русском царстве ознаменовалась проникновением формы «шатра» из деревянной в каменную архитектуру, что стало главным нововведением в архитектурной традиции данного периода. Известный ныне во всем мире архитектурный памятник того времени — Храм Василия Блаженного в Москве, основанный Иваном IV Грозным в честь захвата Казани и покорения Казанского ханства. Предполагается, что архитектором выступал неизвестный итальянский мастер, что объясняет гармоничное сочетание в структуре храма традиционно русских архитектурных черт и элементов, характерных для европейской архитектурной традиции эпохи Возрождения. Необыкновенная расцветка куполов храма символизирует Небесный Иерусалим.


Храм Василия Блаженного в Москве


В этот же период были построены Новодевичий монастырь и Троице-Сергиева лавра, также являющиеся выдающимися архитектурными памятниками XVI века.


Новодевичий монастырь в Москве


Начало XVII века в русском государстве было омрачено смутой, которая, впрочем, оказалась преодолена. В данный период развивается тип бесстолпного храма, а шатровые храмы, с подачи реформатора Никона строить перестают. Последним примером шатровых храмов из камня стала церковь Рождества Богородицы в Путинках, возведенная в характерном для того периода стиле русского узорочья, со свойственными ему затейливыми формами, многообразием декоративных элементов, сложной композицией и живописным силуэтом.

Во второй половине XVII века развитие архитектурных форм наблюдается и в других русских городах, например, в Ярославле, где была возведена живописнейшая Церковь Иоанна Предтечи. Можно вспомнить и про Ростовский кремль. Все это было предтечей господствовавшего на стыке XVII и XVIII веков русского барокко, о котором мы писали отдельно.


Храм Покрова Пресвятой Богородицы в Рубцове



Церковь Иоана Предтечи в Ярославле


В XVIII веке барокко сменяет классицизм, центрами которого становятся Москва и Санкт-Петербург. Таврический дворец, проект которого был разработан и реализован под руководством Ивана Старова — типичное классицистическое здание в Петербурге. Другим видным деятелем классицизма, а точнее ранней его формы, именуемой палладианством, был архитектор итальянского происхождения Джакомо Кваренги, реализовавший такие, ставшие символами петербургского классицизма, проекты, как Александровский дворец, здания Смольного института и Академии наук. Другим шедевром архитектуры того периода стал комплекс зданий Адмиралтейства, архитектора Андреяна Захарова.


Казанский собор в Петербурге



Здание Смольного института


В начале XIX века в классицизме происходят существенные изменения и формируется имперский стиль — ампир, с его обязательным наличием колонн, пилястр, лепных карнизов и других классических элементов, а также античных мотивов, воспроизводящих почти без изменений скульптурные образцы того периода — грифонов, сфинксов, львиные лапы и т. д. Эти элементы в ампире размещаются упорядоченно, с обязательным соблюдением симметрии и равновесия. Художественным посылом стиля, его массивных лапидарных и монументальных форм, богатого декора, содержащего в том числе и военную символику — является ссылка на былое величие Римской империи и Древних Греции и Египта, призванная подчеркнуть власть, богатство и могущество государства.

В конце XIX и начале XX веков зодчие в поисках новых форм обращают свои взоры в прошлое, к древнерусской архитектуре. В результате появляется «псевдорусский стиль» («русский стиль», «неорусский стиль»), характерный использованием архитектурных форм древнерусского и византийского зодчества, воплощаемых на новом технологическом уровне. Монументальная простота — самая подходящая характеристика того периода. Основные архитектурные памятники данного стиля — Храм Христа Спасителя и Большой Кремлёвский дворец в Москве.


Храм Христа Спасителя в Москве


В тоже самое время в России происходит зарождение таких стилей, как модерн, неоклассицизм и эклектика, которые, впрочем, так и не нашли своего воплощения в сколь бы то ни было значимых архитектурных памятниках — случилась революция, принесшая вслед за собой отказ от старых форм и активные поиски новых, что стало благодатной почвой для всевозможного авангарда, сформировавшего рационализм. Однако уже в 20-хх годах на сцену выходит конструктивизм. Для адептов рационализма во главе угла стояло психологическое восприятие здания, а конструктивистов — функциональность. Появляются также попытки реализации масштабных биоморфных проектов, таких как генеральный план «Новая Москва» Алексея Щусева, предполагающий развитие столицы, как огромного города-сада. Концепция, конечно, замечательная, вот только реализовать ее Щусеву не удалось, зато под его чутким руководством был построен Мавзолей, стиль которого ныне можно характеризовать как ар-деко.


Проект Дворца Советов


В середине 30-хх советские архитекторы стали обращаться к эстетике тоталитаризма, увлекаться стандартизацией и монументальными формами на грани гигантомании. Вообще, сталинская архитектура тесно переплетена с античными, ренессансными и барочными архитектурными традициями. После войны, в конце 1940-х — начале 1950-х в Москве появляются «сталинские высотки», явившие миру классический облик сталинской архитектуры — «сталинский ампир», как позже окрестят этот стиль. Но, необходимость большого количества доступного жилья способствовало развитию функциональной типовой архитектуры, яркими примерами которой являются пресловутые «хрущевки».


Триумф-Палас, Москва, современная интерпретация сталинского ампира


Собственно, из функцональной и типовой советская архитектура так и не выросла. Строительство простых и незатейливых архитектурных форм, в которых важнейшим была функциональность — главная фишка архитектуры пост-сталинского СССР. В то же время, большое внимание уделялось декоративным функциям, в частности была распространенной практика использования мозаики и барельефов даже на фасадах поликлиник и обычных панельных многоэтажек.

Современная архитектура России обращена взорами как к футуризму, так и в прошлое. Нет больше никаких рамок и ограничений со стороны государства, что, с одной стороны, дает возможность для реализации масштабных и амбициозных проектов, но с другой — толкнуло современных архитекторов в бездну коммерческой деятельности, которая сводится к тем самым пресловутым «панелькам». Хотя, надо отдать должное, что последнее десятилетие ознаменовалось выходом отечественной архитектуры из анабиоза и появлением таки в разных городах России интересных и красивых архитектурных форм.

Каким будет развитие данного импульса в будущем — можно лишь годать, но тенденции указывают на все большее увлечение широкими слоями населения различными «природными» проектами — созданием эко-поселений, пермакультурными усадьбами и прочими биоморфными проектами.

Стиль барокко расцвел буйным цветом в Европе в XVII веке, возникнув веком ранее в Италии, где местные мастера стремились возвеличить свою культурную значимость привнесением во все отрасли искусства некие излишества и вычурность, в том числе и в архитектуру.


До России архитектурный стиль барокко дошел через «прорубленное» Петром I «окно в Европу» с изрядным запозданием, воплотившись в полной мере лишь в XVIII веке, когда в Европе уже начинал укрепляться классицизм. Но отставание в ракурсе времени было с лихвой компенсировано грандиозностью барочных построек городских и усадебных ансамблей столицы и прочих мест, облюбованных российской знатью. Кроме того, российское барокко, как и прочие инородные культурные веяния попадающие в страну, обрело новые, нехарактерные для европейского барокко черты, породив сугубо отечественные стили, такие как строгановское, голицынское и нарышкинское барокко.


Храм Зна́мения Богородицы в Дубровицах, голицынское барокко


Отметим, что самоназвания архитектурных направлений барокко в России происходят от фамилий родов, покровительствовавших возведению наиболее знаковых сооружений данной эпохи, которые, разумеется, обладали собственными характерными особенностями. Вообще, отличие отечественного барокко от европейского можно в общих чертах проследить в простоте и композиционной структурности. Разницу можно найти и в деталях, например, в используемых отделочных материалах. Тогда как в Европе для облицовки применялся камень, русскими мастерами использовались штукатурка и гипс, которые, в отличие от камня, можно было красить. Именно поэтому архитектурные сооружения русского барокко радуют глаз ярким контрастным колером. В основном использовались красные, голубые, желтые и белые краски, а также их сочетания, а для кровли применялась белая жесть и различная позолота.

В декоре фасадов использовали орнаментную лепку, в которой отчетливо проступали элементы традиционного русского колорита. Западные зодчие, стремясь переплюнуть конкурентов, активно использовали мистические знаки и символы, что также не характерно для русского барокко, хотя, справедливости ради, иностранные архитекторы, возводившие усадебные имения для первых лиц империи в столице и ее окрестностях, все-таки прибегали к традиционно европейским приемам. Но в глубинке, куда барокко изначально просочилось стараниями боярина Льва Нарышкина, в отделке практически полностью преобладали местные традиции.

В упомянутой глубинке, собственно, стиль барокко воплощался в основном в проектах церквей и храмов. Среди знаменитых архитектурных памятников данного периода можно вспомнить церковь Покрова в Филях, Успенский собор в Рязани, Новодевичий монастырь, брянская Сретенская надвратная церковь при Свенском монастыре, Церковь Знамения Богородицы в Дубровицах недалеко от Подольска и многие другие храмы, построенные по типу «восьмерик на четверике». Нарышкинское барокко в архитектуре отличается ярусностью, центричностью, равновесием и симметрией, белыми элементами на красном фоне.


Церковь Покрова в Филях


Стиль барокко в архитектуре мест проведения церемониальных и светских мероприятий высших сословий подчеркивал могущество и благосостояние Российской империи тех лет. Не только внешнее, но и внутреннее убранство зданий не имело себе равных во всей Европе. Наиболее выдающимся архитектором того периода принято считать Варфоломея Варфоломеевича Растрелли, представителя т. н. елизаветинского барокко. Среди его работ вспоминаются великолепные Зимний, Строгановский и Воронцовский дворцы, Андреевская церковь в Киеве, Царскосельский Екатерининский дворец, Смольный монастырь. Эти сооружения поражают своими масштабами и пышностью отделки.

Среди прочих архитекторов эпохи барокко можно выделить Михаила Земцова, Дмитрия Ухтомского, Доменико Трезини, Савву Чевакинского. Эти выдающиеся мужи оставили после себя такие памятники русской барочной архитектуры, как Федорова церковь в Питере, возведенная среди прочих пятиглавых петербуржских храмов по проекту Трезини, дворец Шереметьевых, проект которого разрабатывал Чевакинский. Среди прочих памятников периода барокко, можно вспомнить Петропавловский собор в Казани, Меньшиковскую башню в Москве, Строгановскую церковь в Нижнем Новгороде, Предтеченскую церковь в Троице-Сергиевой лавре, часовню Пятницкого Колодца в Сергиевом Посаде и многие другие.


Екатерининский дворец


Царствование барокко в России оказалось не долгим. Стремясь угнаться за Европейскими веяниями, в середине XVIII века столичные, а после и провинциальные постройки стали приобретать черты рококо, а к последней четверти XVIII века на смену им и вовсе пришел классицизм, сменив роскошество и грандиозность, на рационализм, простоту и монументальность античных форм.


Андреевская церковь в Киеве


Зимний дворец



Зимний дворец, Иорданская лестница


Петропавловский собор, Казань



Смольный монастырь

по материалам сайта

Церковь Покрова на Нерли — Сергей Баулин №

Еще один известный русский художник — Баулин Сергей Алексеевич. Считаю его мастером архитектурного пейзажа. На многих своих картинах автор очень талантливо изображает архитектурные стили разных времен. Среди его удивительных работ — Покровская церковь, расположенная на реке Нерли.

Этот храм не последний среди святынь России. Небольшая и скромная церковь, построенная и названная в честь праздника Покровы.Многих художников она не оставила равнодушными и сейчас красуется на полотнах этих авторов.

Именно на полотне Сергея Баулина Покровская церковь изображена крупным планом. Нашим глазом видны мельчайшие детали и детали. Если присмотреться, можно даже рассмотреть красивую резьбу, которой украшено здание. Само здание очень интересной формы, большой квадрат, из середины которого один купол устремляется к небу.

Не могу поверить, что в такие древние времена можно было создать такую ​​красоту.Место для строительства храма тоже не может не удивить. Веря сказкам, говорят, что на это указывал сам князь Боголюбский. Невысокий холмик посреди реки Нерли, а затем уходящие далеко в небо бескрайние просторы зеленых лугов. Холм насыпали специально, так как весной река разливается широким паводком.

На полотне «Церковь Покрова на Нерли» Сергей Баулин изобразил хмурый день. Вся его тьма изображена на одном небе. Он темно-синий, даже серый.Тяжелые и густые облака закрывали солнце. На этом темном фоне церковь кажется еще светлее и ярче, словно луч света в темноте. Так что он символизирует святыню добра и света. Автор хочет показать нам, что при любой погоде и настроении храм всегда примет и покажет все хорошее и прекрасное в любой ситуации. Главное — верить в себя и никогда не сходить с праведного пути.

Найди стиль: Православный

Один из самых отличительных стилей религиозной архитектуры — это стиль православных церквей и соборов Восточной Европы и России, который также можно найти в США и других странах с присутствием православных.

Как вам православный стиль? Вы смотрите наверху. Одной из главных особенностей православных церквей является наличие куполов или конусов на вершинах башен, особенно так называемого «луковичного купола», который выглядит так:

Благовещенский собор (построен в 1484-1489 гг. ), Москва — Фото автора Петара Милошевича

Некоторые католические церкви в Германии имеют такой купол, но у них только один. Православных церквей обычно несколько.Когда православный храм имеет только один купол, разница заключается в плане этажа, который не похож на крест, как в католических церквях, а гораздо компактнее:

Церковь Покрова Пресвятой Богородицы на Нерли (построена в 1165 году), Боголюбово — Фото автора Nickolas Titkov

Другой ключевой характеристикой, конечно же, является наличие православного креста наверху, но иногда его трудно увидеть с земли, и он не всегда используется вместо католического креста, поэтому крест сам по себе не определяет стиль.Вот католический крест:

И православный крест:

Вот еще несколько примеров православной архитектуры, чтобы вы могли заметить стиль в следующий раз, когда увидите его, некоторые с луковичными куполами, а другие с более плоскими, круглыми или «яйцевыми» куполами:

Собор Александра Невского (построенный 1882-1912), София — Фото Пламена Агова — studiolemontree. com

Софийский собор (постройка XI века), Киев

Софийский собор — Вознесенский собор (постройки 1782-1788 гг.), Г. Пушкин, под Санкт-Петербургом

Собор Святого Саввы (построен в 1985-1989 гг.), Белград — Фото автора Petar M

Последний пример, возможно, наиболее часто встречающийся, но также самый необычный из православных зданий на Красной площади в Москве:

Собор Василия Блаженного (построен в 1555-1561 годах, луковые купола с 1583 года с яркими цветами с 1670 года) — Фото автора Christophe Meneboeuf

Несмотря на то, что нет других построек, подобных Святому Василию, который сейчас является музеем, он по-прежнему принадлежит к православному стилю, о чем свидетельствуют многочисленные луковичные купола и план этажа.

Итак, если у него несколько круглых или луковичных куполов, скорее всего, это православная церковь, и если к тому времени, когда вы войдете в здание, вы все еще не уверены в стиле, вы узнаете, что это православный, если однажды внутри вы увидите иконы. в яйце и золоте.

Церковь Покрова на Нерли Кружка с блюдцем

Замечательное дополнение к вашей коллекции кружек с изображениями известных архитектурных памятников — этот чайный сервиз «Церковь Покрова на Нерли» .Кружку украшает рисунок церкви Покрова на Нерли — этот храм освящен в честь праздника Покрова Богородицы и построен во Владимирской области России. Церковь стоит в очень интересном месте — там, где река Нерль впадает в реку Клязьму. Глубокий королевский синий цвет орнамента кружки и блюдца потрясающе смотрится на нежном белом фарфоре. Золотые вставки и окантовка добавляют шарма этому простому, но элегантному комплекту!

Продукция Императорского фарфорового завода выделяется тем, что:

Красивый дизайн и уникальность — Ослепительно-белый фон, богатый блеск глазури и элегантные узоры, созданные известными талантливыми художниками, делают Императорский фарфор элегантным и богатым.Каждый предмет создан с большим вниманием к деталям. Широко распространены декорирование золотом (916 г.) и ручная роспись.

Экологичный и безопасный материал — Изготовлен из высококачественного фарфора. Экологически чистый. Нетоксичен и на 100% не содержит бисфенола А. Гладкая поверхность препятствует проникновению в посуду бактерий и посторонних запахов. Абсолютно безопасно для детей и взрослых.

Практические качества — Материал отличается особой прочностью, предотвращающей появление царапин. Элегантная легкость фарфоровых изделий делает их не только красивыми, но и идеально прочными для повседневного использования.

Культурная и коллекционная ценность — Изделия Императорского фарфорового завода не только прекрасные подарки, но и культурные ценности. Многие из церемониальных наборов и сувениров выставлены в музеях по всему миру, считаются одними из мировых сокровищ декоративно-прикладного искусства и высоко ценятся коллекционерами. Со временем многие изделия Императорского фарфорового завода заносятся в реестр антикварных предметов и становятся ценными инвестициями.

На всю продукцию Императорского фарфорового завода проштампован оригинальный заводской знак, гарантирующий ее 100% подлинность.

Санкт-Петербургский Глобальный Торговый Дом — официальный дистрибьютор в Соединенных Штатах Америки и Канаде.

Картина Герасимова «Церковь Покрова на Нерли» №

Очень живописным и святым местом, сохранившимся до наших дней с древних времен, является Покровская церковь, расположенная на берегу реки Нерли.Относится к величайшим местам и памятникам архитектуры России. На небольшом холме стоит храм. Вокруг него протекала река и красовалась природа. Согласно легенде, именно на этом месте князь Андрей приказал построить храм в честь смерти своего сына.

Это место привлекало многих художников как по своей природе, так и по архитектурному строению. Герасимов Сергей Васильевич не исключение. Его любовь к природе и пейзажам всегда проявлялась в его работах. Полотно «Церковь Покрова на Нерли» передаёт прежде всего ту красоту, которая окружает сам храм. Церковь изображена с противоположного берега реки. Большие красивые зеленые поля усыпаны нежными цветами. Разбросаны одинокие деревья и кусты. Голубая тихая река. Все это придает картине ощущение чуда и веры. Автор показал, насколько красиво это место и как оно может быть завораживающим.

Очень теплые и красиво изображенные люди. Первыми попались на глаза женщине и ребенку на берегу реки.Мама стоит и смотрит, как ее ребенок собирает цветы. Кажется, здесь часто гуляют. И как не гулять в таком месте. А на противоположной стороне группа монахов. Они куда-то идут. Мы хоть и видим их издалека, но их темные рясы хорошо видны. А самое яркое и чистое место на снимке — это сам храм. Это большое архитектурное сооружение. Он построен на холме, и даже его высота и купол так тянутся к небу, что даже, кажется, вот-вот дойдут до него.

Вся картина передает солнечный приятный день. Маленькие облака плывут по небу, а легкий ветерок играет с листьями деревьев и волнами реки. Вся эта простота вызывает чувство удивления и вдохновения.

Церковь Покрова на Нерли описание и фото — Россия — Золотое кольцо: Боголюбово

Церковь Покрова на Нерли описание и фотографии — Россия — Золотое кольцо: Боголюбово. Подробная информация о аттракционе.Описание, фотографии и карта с указанием ближайших значимых объектов.

Фото и описание

Церковь Покрова на Нерли, «поэма в камне» по праву считается одним из главных символов России. Он внесен в Список всемирного наследия ЮНЕСКО, известен повсюду, а его красоту стоит увидеть хотя бы раз.

История храма

В XII веке, , процветало Владимиро-Суздальское княжество . Он становится центром русских земель и закладывает основу для развития его преемника — Московского княжества.Активное строительство во Владимире и его окрестностях связано с именем князя Андрея Боголюбского — именно при его правлении княжество достигло невиданной силы и богатства. Он окружил Владимир новой стеной, построил здесь новый Успенский собор и основал свою резиденцию недалеко от города — в Боголюбово. Князь много воевал: в 1169 г. взял Киев, в 1170 г. осадил Новгород и в результате заключил для себя выгодный мир, совершал походы в Волжскую Булгарию.Во вторую поездку он взял с собой старшего сына — Изяслав . Был ранен, а по возвращении во Владимир скончался от ран.

Это было в память о юном князе, скончавшемся до восемнадцати лет, а церковь Покрова на Нерли была построена . В летописях сказано, что он строился всего на один сезон, поэтому чаще всего датой постройки считают 1165 — год смерти Изяслава Андреевича. Однако другие ученые называют несколько более поздними датами — 1166 или 1167, а некоторые считают, что он был построен на несколько лет раньше, вместе со всем комплексом боголюбовских построек.

Церковь освящена в честь праздника Покрова . Считается, что этот праздник стал массово отмечаться в России еще при Андрея Боголюбском — он его любил. Дело в том, что этот праздник связан с именем Святого Андрея Юродивого — небесного покровителя князя. Это была св. Богородица однажды явилась Андрею, прикрыв покрывалом молящихся, просивших у нее защиты. При князе Андрее Боголюбском византийский праздник стал особенно отмечаться на Руси и вскоре стал одним из самых любимых в народе.Однако, по другим версиям, этот праздник появился позже, и изначально храм был просто посвящен Богородице. Дело в том, что все остальные Покровские церкви и все дошедшие до нашего времени иконы Покрова Богородицы относятся к более позднему времени.

Церковь когда-то располагалась в самом устье реки Нерли — там, где она впадала в Клязьму. С тех пор русло сместилось, и постройка оказалась у живописной старицы.А потом это было на самом видном месте — там, где торговые корабли свернули на Боголюбова и как бы встречали всех проходящих мимо.

Когда-то вокруг этого храма находился небольшой Покровский монастырь . В 17 веке он был даже довольно богат, но в середине 18 века его упразднили. Это было в 1764 году, а сама церковь была отнесена к находящемуся рядом Боголюбскому монастырю . Но он стоял вдали и почти не приносил дохода, поэтому в 1784 году его даже чуть не снесли в камень.Официальное разрешение на это было получено, но для анализа тоже нужны средства — а в Боголюбском монастыре их не нашли, поэтому церковь чудом уцелела.

Научные исследования церкви начались в середине 19 века. Архитектор-реставратор Н. Артлебен приступает к изучению владимиро-суздальской архитектуры. Он создает проект реставрации Золотых ворот во Владимире , а в 1858 году проводит раскопки вокруг Покровской церкви.В 1877 году церковь реставрировали, но безуспешно — например, из-за этой реставрации была полностью утеряна оригинальная фресковая роспись.

Храм действует до 1923 года, затем закрыт. В 1950-х годах под руководством Н. Воронина начались новые раскопки. С 1992 года храм включен в Список всемирного наследия ЮНЕСКО. Сейчас церковь действует, доступ в нее открыт для всех. Фрески не реставрировались , поэтому внутри все просто и светло, и не менее впечатляюще, чем снаружи.

Поэма в камне

Артель, которую Андрей Боголюбский нанял для строительства, состояла из мастеров из разных стран. Например, известно, что знаменитый император Фридрих Барбаросса прислал за ней к Андрею несколько мастеров. Сооружение было непростым: место в самом устье реки могло быть затоплено, поэтому сначала по самым передовым технологиям того времени залили искусственный холм. Был заложен глубокий фундамент, на нем построены каменные стены высотой четыре метра, они составили основу холма и были засыпаны землей, а сверху еще облицованы камнем.К настоящему времени холм несколько ослиный — высота всего три метра. Но в любом случае церковь была построена настолько прочно, что разливы ей не угрожают и сейчас.

Нынешний облик церкви, который нам кажется таким красивым и гармоничным, не совсем то, что люди думали и видели перед собой в 12 веке. Из первоначального вида сохранился только основной том с одной главой . Сейчас у храма выпуклый конец, но в те времена, скорее всего, купол был шлемовидным.Причем, скорее всего, церковь была окружена широкими галереями, . Их останки были найдены при раскопках. Но, к сожалению, точной датировки появления этих галерей нет. Во всяком случае, они были построены на столь же прочном фундаменте, а их высота составляла пять с половиной метров. Их следы сохранились в самом облике церкви: если присмотреться, можно увидеть, что ее окна на южном фасаде асимметричны. Когда-то здесь была внутренняя лестница, и из галереи можно было сразу попасть в хор церкви.

Существует не один, а несколько вариантов восстановления первоначального облика храма. Основными сведениями мы обязаны архитектору-реставратору Н. Воронину, проводившему исследования в 1950-е годы. Именно он создал первую реконструкцию галерей. Но на самом деле мы не знаем, были ли эти галереи открытыми или закрытыми, как именно они выглядели и из чего были сделаны — были ли они полностью деревянными или частично каменными.

Главным украшением церкви Покрова на Нерли является «визитная карточка» владимиро-суздальского зодчества того времени — великолепная белокаменная резьба … Изображения царя Давида указывают на то, что церковь была «княжеской». Изображения львов — символов силы — типичный мотив древнерусской резьбы. Изображенные на стенах птицы могут быть голубями, символами мира и простоты, а могут быть орлами — символами высоты духа. Есть изображения грифонов с оленями: в христианской символике была переосмыслена классическая «сцена мучений». Грифоны символизируют Христа, ловящего души.

Несмотря на то, что на стенах есть похожие изображения: царь Давид, львы, грифоны, птицы — нет ни одного похожего на .Считается, что они выполнялись по одному образцу, но разными мастерами. Женские лица — вообще загадка — их девятнадцать сохранилось по всему периметру церкви. Все они имеют разные черты лица, возможно, даже с портретным сходством с какими-то неизвестными девушками. Считается, что они символизируют не саму Богородицу, а шествие сопровождающих ее праведных дев.

Резной пояс в виде арок и полуколонн с фигурными консолями имеет прямые параллели в итальянской архитектуре — возможно, его выполняли западные мастера.Все приставки разные, иногда красивые, иногда гротескные, и об их значении можно гадать бесконечно. Но, в любом случае, в западных средневековых соборах тоже любили изображать странных химер и других монстров.

Рядом со знаменитой Покровской церковью находится еще одна — Церковь Трех Святителей 1884 года постройки . Сейчас он используется как сувенирный магазин и сторожка.

Интересные факты

  • Легенды гласят, что белый камень для строительства этого храма Андрей Боголюбский привез из Болгарии.Но анализы этого не подтверждают — он построен из известняка под Москвой.
  • При раскопках были найдены скульптуры львов. Скорее всего, перед церковью построили пирс, и его украсили.
  • Не так давно весь спор развернулся вокруг линии электропередачи, проходящей возле Покровской церкви, портящей исторический вид храма и Боголюбского луга. В итоге провода удалили.

Примечания

Русское церковное зодчество — HiSoUR — Hi So You Are

🔊 Аудиочтение

Русские православные церкви отличаются своей вертикальностью, яркими цветами и множеством куполов, которые создают разительный контраст с плоским русским пейзажем, часто покрытым снегом.Самые первые церкви Киевской Руси, такие как деревянный 13-купольный Софийский собор в Новгороде, отличались в этом отношении от своих в основном однокупольных византийских предшественников. Число куполов имело символическое значение. Один купол символизировал единого Бога; три представляли Троицу, а пять — Христа и его четырех евангелистов. Поначалу баптистерий, нартекс и хоровая галерея над нартексом были обычным явлением для русских церквей, но постепенно они исчезли. После столетия византийских подражаний русские масоны начали подчеркивать вертикальность церковного дизайна.

В конце XII века возникли так называемые башенные церкви в Полоцке и Смоленске; позже этот дизайн распространился на другие области, такие как Киев и Чернигов. Визуальный переход между основным кубом церкви и вытянутым цилиндром под куполом обеспечивали один или несколько рядов изогнутых поясковых арок, известных как кокошники. Они могли быть лопатообразными, полукруглыми или заостренными. В более поздних московских церквях скопления кокошников приобрели характерную пирамидальную форму.Правление Ивана Грозного ознаменовалось введением так называемых шатровых крыш. Такие церкви, как собор Василия Блаженного, представляли собой скопление часовен, увенчанных крутыми коническими крышами причудливого дизайна.

Владимиро-Суздальские архитекторы перешли с кирпича на белый известняковый тесак в качестве основного строительного материала, что обеспечило эффектные силуэты храмов, но сделало строительство храмов очень дорогостоящим. В орнаменте сочетаются местные столярные изделия, восточные мотивы, мотивы итальянского Возрождения и немецкой готики.Новгородские и псковские зодчие построили свои церкви из полевого камня и необработанных известняковых блоков. В результате стены северо-западных зданий имеют сильно текстурированные стены, будто вылепленные вручную из глины. Фасад-трилистник с остроконечными фронтонами был обычным явлением в поздней Новгородской республике. Псковские церкви были крохотными и остроконечными; они устроили закрытую галерею, которая вела к притвору и простой звоннице, или звоннице.

Доминирующей проблемой позднесредневекового русского зодчества было размещение колокольни.Первым решением проблемы было возведение колокольни над основным корпусом церкви. Отдельно стоящие колокольни с шатровыми крышами чрезвычайно распространены в 17 веке; их часто соединяют с церковью галереей или невысоким вытянутым нартексом. Последний вариант известен как «корабельный дизайн»: колокольня, возвышающаяся над крыльцом, служит носом. Церкви в стиле московского барокко представляют собой многоуровневую структуру традиционных русских бревенчатых церквей, «в которых пирамидальный силуэт поднимается вверх в виде серии уменьшающихся восьмигранников» (В. К. Брамфилд). Этот тип церкви известен как церковь «восьмиугольник на кубе».

Домонгольский период
Техника каменного строительства и архитектурная типология заимствованы Древней Русью из Византии. Первые каменные церкви после Крещения Руси построили приглашенные мастера. Их постройки входят в число выдающихся произведений византийской архитектуры, но с самого начала имеют свои особенности, обусловленные особенностями ордена и местными условиями.

Сразу после крещения Киева в 988 году в Киеве была построена Десятинная церковь (989-996), разрушенная захватом Киева Батыем.

Грандиозное строительство развернулось при Ярославе Мудром. Когда он построил главный храм Киева — 13-ти головной пятинефный Софийский собор. Размеры собора не имеют аналогов в архитектуре самой Византии того времени и обусловлены особой задачей: создать главный собор новокрещенной огромной страны.Пространство хоров, предназначенных для князя и знати, также использовалось для дворцовых церемоний. При Ярославе были построены еще два Софийских собора: в Новгороде (1045-1050 гг.) И Полоцке (1060-е гг.). Другие храмы Киева, построенные при Ярославе, известны только из археологических раскопок, среди них были церкви Святой Ирины и великомученика Георгия. Они считались пятинефными, как и София, но, возможно, их внешние нефы — это обычное явление в храмах этого времени обходными галереями.

Большинство древнерусских крестово-купольных церквей были трехнефными. Принята классификация их типов по количеству внутренних столбов: они называются четырехстолпными (аналог храма на 4 колонны), шестистолпными, есть редкие образцы восьмигранных церквей.

Храмы Киева, Чернигова, Владимира-Волынского и Смоленска
Хорошо сохранившийся Спасо-Преображенский собор Чернигова, заложен в 1030-м году. Это храм с притвором и дополнительной парой восточных столбов, к которому примыкает иконостас (первоначально — алтарная преграда).За счет этого пространство Наоса становится больше. Еще одна особенность Преображенского собора — двухъярусные аркады, расположенные по нефам между основными столпами храма. На первый взгляд эта деталь придает интерьеру некоторую базиличность, но композиция сводов храма полностью соответствует крестово-купольному типу. Первоначально хоры собора, занимавшие пространство над нартексом, продолжались по боковым нефам до алтаря. В боковых нефах настил не сохранился.Аркады нижнего яруса опираются на импортированные мраморные колонны, позже усиленные кирпичной кладкой. Каждый неф заканчивается апсидой с востока, а сверху храм завершается пятиглавой.

Образцом для строительства многих соборов в разных городах русских княжеств послужил Успенский собор Киево-Печерского монастыря, построенный греками в 1073-89 годах. Трехнефный собор с притвором и небольшими хорами, занимающий только западную часть церкви, с просторным интерьером, не скрепленным тонкими колоннами, получил название «Великой церкви».Храм заканчивался одинарным куполом. Нефий, образующий крест, как и все соборы этого типа, отличается своей шириной и высотой. Это выражается и во внешнем облике храма. Таким образом, вертикальное разделение фасадов лопатками на переплетение соответствует внутреннему расположению опорных колонн, поэтому центральная лопата шире боковых. Закомары, используемые для завершения фасадов, теперь размещены над каждой прядью, образуя непрерывную серию полукруглых волн.Закомары центральный неф и трансепт выше остальных.

Успенский собор был взорван в 1941 году, сейчас восстановлен в формах украинского барокко, каким он выглядел во время разрушения.

По бокам к западной части храмов примыкали дополнительные постройки. В Черниговском соборе — баптистерий и часовня, а в Успенской церкви — небольшая баптистерийская церковь с куполом.

г. к новому типу храмов относятся частично сохранившиеся храмы Киево-Выдубицкого монастыря (1070-1088 гг., Собор имеет вытянутую восточную часть с дополнительными столбами, до наших дней сохранились только нартекс с лестницей и хорами), Спас на Берестове (1113-1125 гг., Необычайно большой (шире, чем сам храм) нартекс с захоронением свода, на фасаде которого сохранились следы необычной трехлопастной арки небольшого притвора, Михайловского Златоверхого монастыря (1108-1113 гг. , разрушен в 1936 г. и восстановлен в 1990-е гг. в формах украинского барокко ко). ближе к Успенскому собору) и хорошо сохранившийся храм св.Кирилла (1140-1146 гг).

В Чернигове сохранились два больших собора этого типа. Это Борисоглебский собор Кремля (1120-23 гг.) И Успенский собор Елецкого монастыря (1094-97 гг.).

Рядом с ними Успенский собор Владимиро-Волынского (1160 г.).

Самая старая сохранившаяся церковь Смоленска — Петропавловский собор (1140-50 гг.). Он похож на другие храмы своего времени, но не имеет притвора.

Храмы Великого Новгорода
К типу трехнефных соборов с притвором относится ряд храмов Великого Новгорода, возведенных в первой трети XII века.

Среди них — княжеский Николо-Дворищенский собор, построенный по ту сторону Волхова, напротив Софии. Поэтому для него было выбрано пятиглавое завершение. Типология храма в целом аналогична Успенскому собору Киево-Печерского монастыря. Фасады разделены на шпиндели и завершены закомарами. Три пряди западного фасада соответствуют трем нефам, а четвертая витка на боковых фасадах — нартексе. Над нартексом расположены хоры, имеющие П-образную форму.Их загнутые концы уходят в угловые кельи Наоса, огибая западную ветвь внутреннего креста. Иконостас храма установлен вдоль восточной пары колонн и отделяет восточную ветвь креста, но поскольку алтарные преграды в XII веке были не очень высокими, это не нарушало единства интерьера.
Георгиевский собор Георгиевского монастыря несколько иной. Завершают его три асимметрично расположенных купола. Главный купол венчает окружение, второй купол (внутри него был специальный проход для отдельной монашеской службы) расположен над лестничной башней, прикрепленной сбоку от нартекса, а третья малая глава уравновешивает вторую. .Он расположен над противоположным западным углом храма.
Еще более интересным является собор Рождества Богородицы Антониева монастыря, относительно скромный по размерам. Это тоже трехголовый. Лестница, примыкающая к северной части нартекса, имеет круглую форму. В противном случае решается интерьер. Восточные столбы, к которым примыкала довольно высокая алтарная преграда, были сделаны не крещеными (как в большинстве храмов того времени), а плоскими. Западные столбы восьмиугольной формы.Из-за этого они тоньше и не вытесняют пространство наосов.
В течение XII века в Новгороде было построено большое количество церквей меньших размеров. Их заказывали состоятельные люди или объединения граждан. Тип храма был упрощен — столпов было всего четыре, восточная пара из которых относилась к алтарной преграде, а западная — поддерживала малые хоры. По-прежнему выделялись центральный неф и трансепт. Восточную часть храма часто делали короче, а западную часть под хоры — более просторной, это выражалось в асимметрии боковых фасадов.

К этому типу относятся храмы Старой Ладоги, от которых сохранились Успенская и Георгиевская церкви (1165 г.). Под Новгородом — храм Спаса на Нередице (1198 г.), до Великой Отечественной войны сохранился в полной сохранности. Сильно разрушенный, он был восстановлен в послевоенные годы. Высокая центральная апсида и низкие боковые части выражают поперечную внутренность интерьера.

Псков
Со второй четверти XII века Псков принадлежал Новгородской республике.Самый старый из его храмов — Троицкий собор — не сохранился (есть реконструкция его внешнего вида после перестройки XIV века). По инициативе новгородского архиепископа Нифонта здесь в 1140-х годах были построены Спасо-Преображенский собор Мирожского монастыря и собор Ивановского монастыря.

Собор Мирожского монастыря не имеет аналогов в домонгольском русском зодчестве. Его внутреннее пространство вместо столбов разделено стенами на крестообразное купольное пространство и невысокие угловые отсеки (прямоугольные с запада и небольшие апсиды с востока).Угловые элементы соединены с внутренним пространством храма невысокими арочными переходами. Из-за сильно уменьшенных углов в облике храма ярко выражена крестообразная форма. Уже в процессе строительства надстроились западные углы собора. Построенные здесь закрытые помещения соединялись в интерьере деревянным настилом хоров, что несколько искажало четкую структуру здания. В настоящее время внешний вид собора сильно отличается от аутентичного.Предполагается его архитектурная реставрация. В интерьере почти полностью сохранились фрески, созданные тогда же. Их исполняли греки.
Кафедральный собор Ивановского монастыря решен принципиально иначе. Это приземистый трехкорпусный храм с притвором и хорами. Он завершен тремя куполами.

Белокаменные постройки Галичского и Владимиро-Суздальского княжества
Особое место занимает архитектура Владимиро-Суздальского княжества. Хотя здесь архитектура следовала установленным типам, постройки Владимира, Суздаля и других городов Северо-Восточной Руси отличаются от храмов Киева, Чернигова, Новгорода, Смоленска другой строительной техникой — после 1152 года они возводились из белого камня (ранее строительство в Северо-Восточную Русь руководил отец Юрия Долгорукого Владимир Мономах, построивший первый собор от Плинфы в начале XII века в Суздале по образцу Успенского собора Киево-Печерского монастыря.

В начале XII века белокаменные церкви были построены в Галицком княжестве на юго-западе России. Но от галицких построек почти ничего не сохранилось, кроме церкви Пантелеймона (см. Раздел Храмы с приподнятыми арками). Использование гладко-белого белого камня сближает галицкую архитектуру с романскими постройками соседних европейских стран.

Происхождение белокаменного зодчества Северо-Восточной Руси имеет два основных вида:

Н.Н. Воронин и П.А. Раппопорт считали, что строительная техника пришла на Северо-Восток Руси из Галича благодаря союзу Юрия Долгорукого с галицким князем Владимиром.
С. В. Заграевский считал, что заимствования белокаменной техники у Галича не было, а во Владимиро-Суздальское княжество писатель попал прямо из Европы, то есть архитектура Галича и Северо-Восточной Руси имеет общие истоки. По его мнению, непосредственным предшественником как галицкого, так и владимиро-суздальского храмов является императорский собор в Шпейере.

Храмы Владимиро-Суздальского княжества
Преображенский собор Переславля-Залесского и церковь Бориса и Глеба в Кидекше близ Суздаля (оба храма построены в 1152 году) — первые белокаменные постройки, построенные при Юрии Долгоруке. Это небольшие четырехстолпные храмы с хорами и тремя высокими апсидами, завершенные одной главой (храм в Кидекше сохранился лишь частично). Храм этого типа получил широкое распространение в середине XII века. В отличие от новгородских четырехстолпных церквей, церкви имеют пропорциональные пропорции, строгую симметрию фасадов. Гладкая кладка сложена из тщательно обработанных блоков известняка. От следующих построек храмы Юрия Долгорукого отличаются лаконичностью внешнего оформления.

Лучшие белокаменные церкви построили сыновья Юрия — Андрей Боголюбский и Всеволод Большое Гнездо.

При Боголюбском во Владимире был построен Успенский собор (1158-1160 гг.), Ставший впоследствии главным храмом России (до строительства Московского Успенского собора) и другими несохраняемыми храмами Владимира, дворцом с церковью Св. Рождества Богородицы в Боголюбово (1158-1165) и церкви Покрова на Нерли (1158).

Успенский собор изначально был трехнефным храмом с притвором. Уникальной особенностью является тромп, заменивший паруса в основании барабана центрального купола. По словам С.В. Заграевского, собор изначально был пятиглавым. Угловые купола были разобраны при реконструкции храма в 1186–1189 годах. Одновременно собор получил галереи с четырьмя новыми главами. Внешний вид храма (до строительства галерей) осложнялся лестничной башней и небольшими притворами.К каждому из трех порталов храма примыкали притворы: на западном и боковом фасадах. Такое расположение входных ворот храма было общепринятым. Порталы подчеркнули центральные линии фасадов, соответствующие ответвлениям внутреннего креста. Пятиголовый всегда имел строгую иерархию. Центральный купол был больше и выше, отвечая на центрическую конструкцию зданий, а также в связи с его символическим значением.

Дворцовая церковь в Боголюбове сохранилась фрагментарно, но известно, что ее столбы имели необычную круглую форму — в виде колонн.Церковь Покрова на Нерли, несмотря на совершенство и красоту своих размеров, также сохранилась не полностью. Первоначально его окружали невысокие галереи с лестницей, ведущей к хору.

При князе Всеволоде, помимо расширения Успенского собора, при дворе был построен Дмитриевский собор (1191 г.). Основной объем храма аналогичен постройкам Юрия Долгорукого и Покровской церкви, но отличается от последней менее изящными пропорциями.При ошибочной реставрации XIX века храм лишился первоначальных галерей и лестничных башен.

Постройки Андрея Боголюбского отличались от ранних храмов его отца богатым резным декором. Но максимального расцвета техника отделки фасада достигла позже, в начале XIII века (Георгиевский собор на Георгиевском польском).

Храмы с приподнятыми арками
В храмах конца XII — начала XIII века появляется особый конструктивный прием, позволяющий создать красивое постепенное завершение храма.Его появление было вызвано желанием архитекторов придать церквям четкий вертикальный акцент, придать зданиям форму колонн.

Стремление к этому есть уже в небольшом Спасском соборе Евфросиньевского женского монастыря в Полоцке (1161 г. ). Его узкий интерьер очень высок. Собор имел красивое постепенное завершение (внешний вид сильно искажает поздняя крыша). В его формах особенно настойчиво используется форма креста, так как храм служил местом хранения любимой святыни — Креста-мощевика с частицей древа Креста Господня.
Ряд храмов конца XII века, созданных, вероятно, одним архитектором — Петром Милонежем.

Пятницкая церковь Чернигова (реконструкция ХХ века). В нем арки, несущие барабан купола, выполнены выше соседних цилиндрических сводов. Обычно делали наоборот. Благодаря этому небольшая стройная церковь получила эффективное поэтапное завершение, приведшее к основанию главы. Угловые части храма закрыты специальными полуцилиндрическими сводами (четверть круга), что придает фасадам постепенную трехлопастную отделку.

Такое завершение имела и церковь Василия Блаженного в Овруче, сохранившаяся до уровня арок. Его отреставрировал А. В. Щусев, ошибочно придав сводам облик середины XII века. Уникальны две круглые башни на западных углах Васильевской церкви.

Так же достроили церковь Архангела Михаила в Смоленске (позже — Свирская), построенную в 1191–1194 годах полоцким архитектором. Храм хорошо сохранился до нашего времени, несмотря на незначительные искажения.

Позднее смоленские мастера построили церковь Параскевы-Пятницы на Торгове в Великом Новгороде (1207 г.). Хотя храм не сохранился полностью, проведенные исследования показывают его сходство с церковью Архангела Михаила. Форма храма имела трехлопастное завершение фасадов, что подчеркивало движение к куполу и выделяло высокие ветви креста. Высокий купол подчеркивали приподнятые арки. Была увеличена алтарная часть. К фасадам примыкали высокие вестибюли.

Подъезды этих церквей не сообщались с воротами храма, но были полностью связаны с его интерьером. Между ними исчезает стена.

Новая версия архитектурного типа коснулась и строительства Северо-Восточной Руси в первой половине XIII века.

Частично сохранившиеся собор Рождества Богородицы в Суздале (1222–1225 гг. ) И Георгиевский собор в Георгиевском соборе в Польше (1230–1234 гг.) Могли иметь приподнятые арки.

Суздальский собор заменил ранний храм начала 12 века, построенный по образцу собора Киево-Печерского монастыря. В отличие от большинства других построек его времени, у него есть притвор; Первоначально собор заканчивался тремя куполами. И Суздальский собор, и Георгиевский собор сохранили свои притворы, примыкающие к зданию с трех сторон. Их пространство полностью сливается с интерьерами храмов, а также в упомянутых храмах Смоленска и Новгорода.Собор Святого Георгия строго по центру. Первоначально это было высокое тонкое здание, хотя арочная опора купола не была приподнята.

Своды обеих церквей обрушились в 15 веке. Суздальский собор был достроен в XVI веке поверх аркатурно-колонного пояса из кирпича и получил пятиглавый. Георгиевский собор перестроили, но он стал намного ниже. Сильно пострадало богатое скульптурное убранство его фасадов.

Единственный сохранившийся храм Галича — церковь Пантелеймона — также относится к рубежу XII-XIII веков. Он хоть и утратил арки, но особая сложность профилирования внутренних стоек свидетельствует о необычности их решений. Возможно, здесь использовались ранне-сосудистые дуги

Зодчество XIV-XV веков
Монголо-татарское нашествие на Русь в 1237-1241 гг. прервано строительство во всех областях России, в том числе в Великом Новгороде, хотя и не разграблено. Последующий период строительства храма имеет свои нововведения и уникальные особенности.Строительство велось в нескольких независимых центрах: Великом Новгороде, Пскове и северо-востоке России, где постепенно лидировала Москва.

Великий Новгород
Новгородские церкви XIV-XV веков — особый местный вариант крестово-купольного типа. В плане это те же четырехстолпные церкви, но с одной апсидой. Толстые колонны квадратного сечения ставят ближе к углам здания. Алтарь и диакон занимают восточные углы основного объема храма.Необычно развиваются хоры. Еще в XII веке их угловые части были преобразованы в закрытые помещения — камеры. Иногда такие же каморы появляются и на восточных углах храма. В одних из них размещались часовни, служившие для уединенной частной молитвы, другие могли выполнять вспомогательные функции. Меняется облик храма. Если плечи креста продолжают перекрываться цилиндрическими арками, которые на фасадах выражены закомарами, то угловые помещения храма перекрываются половинами арок (четверть круга), как это уже было сделано в храмы с надводными сводами конца XII века.Благодаря этому фасады вместо выстроенных в ряд получают пирамидальную трехлопастную отделку. Фасад разделен простыми широкими лопастями. Плоскости прядей на конце могут получить несколько дополнительных загибов, полукругов, ломающих закомары и прилегающие угловые дуги. Такое решение уже есть церкви конца 13 века — в Перейнском ските и на острове Липно. Из храмов XIV века самые известные церкви — Федора Стратилата на Ручье и Спасо-Преображенская церковь на улице Ильина.В Спасском храме крышу положили не изгибами сводов, а прямыми скатами, поэтому очертания фасадов оказались треугольными. Эти же архитектурные традиции продолжились и в храмах XV века, например в церкви Петра и Павла в Кожевниках. В XVI веке новгородские церкви переняли многие черты московской архитектуры, а позже стали характеризоваться общероссийскими чертами храмовой архитектуры 17 века.

Москва
В Московском и Тверском княжествах после длительного перерыва после монгольского нашествия возрождается каменное строительство.В то же время Тверь обошла Москву, построив в 1285 году Спасо-Преображенский собор. Новые постройки ориентировались на белокаменные храмы домонгольского периода, хотя с самого начала приобрели ряд своих черт.

Первым каменным храмом Москвы был Успенский собор, основанный в 1326 году — новый собор русского митрополита (существовала версия более раннего строительства первого каменного храма). Построенный митрополитом Петром, храм был достроен после его смерти.Еще несколько церквей были построены при митрополите Феогносте: церковь Иоанна Лестницы (1329 г.), церковь Спаса на Бору (1330 г. ), Архангельский собор (1333 г.) и церковь Богоявленского монастыря в Посаде ( 1340). Все перечисленные постройки не сохранились, так как позже были заменены новыми, более крупными постройками. Церковь Иоанна Лестничного была не обычным крестово-купольным храмом, а башнеобразным сооружением «под колоколами». Не исключено, что в 1913 году в центре Соборной площади были обнаружены остатки этого здания, представлявшего собой восьмиугольную постройку.Таким образом, это пример другой типологии, существовавшей в церковной архитектуре Древней Руси.

Успенский собор Москвы представлял собой небольшой четырехстолпный храм с притворами, напоминавший по-польски Георгиевский собор в Георгиевском соборе. Уже в нем проявились новые черты московского белокаменного зодчества, выгодно отличающие его от владимирских построек домонгольского периода. Наиболее важными из них являются килевидные (заостренные) формы закомаров и кокошников. В таком же виде была завершена отделка порталов и оконных проемов московских церквей.

Самыми ранними сохранившимися постройками являются небольшие церкви: Никольский в селе Каменское, Церковь Зачатия Иоанна Крестителя на Городище в Коломне и Рождества Богородицы в Городне на Волге. Заграевский датировал их началом XIV века. Церковь Святого Николая интересна своим интерьером, в котором столбы раздвинуты и сливаются с углами здания. Благодаря этому получилось единое крестообразное пространство.

Лучшие раннемосковские постройки были возведены в конце XIV — первых десятилетиях XV века.Частично сохранившаяся церковь Рождества Богородицы в Московском Кремле (1393-94), построенная княгиней Евдокией и входящая в ансамбль Теремного дворца. Четыре собора этого времени полностью сохранились.

Самый ранний из них — Успенский собор на Городке в Звенигороде 1399 года. В церкви есть хоры, которые впоследствии исчезают в архитектуре Москвы. Купол храма несколько смещен к востоку, поэтому участки фасада не полностью соответствуют реальной конструкции здания.Барабан купола высокий, благодаря приподнятым аркам. Стройные пропорции здания подчеркивали острые окончания закомара и утраченная серия кокошников в основании барабана купола. Вместо аркатурно-столбчатого пояса фасады по горизонтали разделены полосами орнаментальной резьбы, а по вертикали — тонкими полуколоннами. Собор выделяется среди других построек той эпохи обилием элегантного убранства.

Собор Рождества Богородицы, расположенный недалеко от Звенигорода Саввой-Сторожевского монастыря, был построен около 1405 года.Он для многих отличается от Успенского храма, обладая приземистыми пропорциями, сильно выступающими апсидами. Его фасады рассечены тяжелыми лопатками. Однако между храмами есть несомненное сходство: прежде всего, килевидными формами закомара и порталов, лентами орнамента на фасадах. Восстановленное при реставрации позакомарное покрытие, дополненное короной из кокошников у основания барабана и еще четырьмя, расположенными по диагонали, придает храму особую элегантность.Между восточной парой столбов изначально стояла каменная преграда для жертвенника, ныне закрытая высоким иконостасом.

Строитель звенигородских храмов князь Юрий Дмитриевич вместе со своим братом великим князем Василием I Московским в 1422 году построили каменный Троицкий собор на месте деревянной церкви Троице-Сергиева монастыря. Новый собор, в который были перенесены мощи преподобного Сергия, был расписан за несколько лет Андреем Рублевым. Он стал одним из важнейших храмов Московского княжества, а затем и всей Руси.Собор имеет нестандартно решенный интерьер, в котором восточные столбы максимально приближены к алтарным апсидам, что привело к сильному смещению купола на восток. Благодаря этому внутреннее убранство храма значительно расширилось. При этом разделение фасадов на пряди, завершенное закомарами, никак не соответствует расположению внутренних столбов и выполнено симметричным.

Особняком стоит Спасский собор Андроникова монастыря в Москве.Вероятно, он был построен в 1425-27 годах (хотя существует версия постройки 1390-х годов). В нынешнем виде храм представляет собой частично сохранившееся оригинальное здание, восстановленное в первозданном виде благодаря тщательным научным исследованиям. Внутри храма нет смещения столбов на восток, за счет чего внутренняя структура здания выражается внешними разделениями фасадов. Внешний вид собора уникален. Угловые части выполнены заниженными, за счет чего весь объем приобретает пирамидальную структуру.Ветви креста значительно возвышаются над углами здания, а основание барабана образовано несколькими ярусами кокошников. Квадратное основание барабана имеет трехлопастные дополнения, верхние кокошники которых включены в первый восьмиугольный венец, поверх которого помещен второй, образованный кокошниками меньшего размера. Особенностью собора, расположенного на очень высоком подклете, также являются лестницы, ведущие к трем порталам храма.

Реорганизация Московского Кремля при Иване III
На развитие архитектуры русского храма большое влияние оказал приезд итальянских архитекторов, работавших в Москве и других городах России в конце пятнадцатого — первой трети XVI века.

В 1472 году началось строительство нового Успенского собора на месте полуразрушенной старой церкви. По замыслу храм должен был повторить в увеличенном размере Успенский собор Владимира, но начатое русскими мастерами строительство было прервано обрушением доведенных до вершины стен. Для продолжения работ Иван III пригласил итальянца Аристотеля Фиораванти, опытного строителя и инженера из Болоньи. Фиораванти разработал новый проект собора, строительство которого завершилось в 1479 году.Повторяя узнаваемые детали образца — пятиглавое, позакомарное покрытие, аркатурно-столбчатый фриз — он создал своеобразное сооружение, обладающее ранее неизвестными в России качествами. Храм Фиораванти трехнефный шестистолпный. Архитектор упростил конструкцию здания, убрав обходные галереи и сделав все нефы одинаковой ширины. Таким образом, интерьер разделен на 12 одинаковых квадратных ячеек, пять из которых перекрыты куполами, а остальные — крестовыми сводами.Восточная пара столбов сделана прямоугольной, между ними выстроена стена, разделяющая алтарь. Он прикреплен к высокому иконостасу. Столбы пространства Наоса были сделаны круглыми, с основаниями и подобием капителей, что позволяет называть их колоннами. Благодаря этому интерьер приобрел небывалую цельность и простор. К тому же он был хорошо освещен.

Хотя Фиораванти опирался на традиционную крестово-купольную структуру храма, его собор, строго говоря, нельзя назвать крестово-купольным.Внутреннее убранство храма — зальный. В нем нет центрального нефа и трансепта. Успенский собор послужил образцом для строительства множества подобных церквей в городах и монастырях России в XVI-XVII веках. В них либо передается новая внутренняя структура интерьера, либо приближается к традиции крестово-купольных церквей.

Интересно, что второй по величине храм Московского Кремля — ​​Архангельский собор — имеет крестово-купольный тип.Его автором стал еще один итальянец — Алевиз Новый, завершивший строительство в 1508 году. Хотя внешний вид собора выделяется богатым ренессансным декором, его внутреннее убранство более русское. Нефы разделены крестами в поперечном сечении столбами. Пространственный крест выделен по ширине и высоте. Главный купол, стоящий на перекрестке, выразительнее других.

Две другие церкви Кремля, возведенные в конце XV века, построены псковскими мастерами.

Благовещенский собор (1489 г.) — небольшая четырехколонная крестово-купольная церковь, первоначально трехглавая. Его центральный купол возвышается на высоких арках.

Тем более Рисоположская церковь, особенностью которой является отсутствие конструкции парусных арок.

Источник из Википедии

Связанные

1847 ТИПЫ: АРХИТЕКТУРА КИЕВСКОЙ ЦЕРКВИ


Исторически Киевская Русь считается предшественницей современных народов Беларуси, России и Украины.Этот край также является колыбелью русского церковного зодчества.

Средневековое государство Киевская Русь включала в себя части современной Беларуси, России и Украины, а его центром было Киев и Новгород. Его архитектурный стиль возник после принятия христианства в 988 году и находился под сильным влиянием Византии. После распада Киевской Руси и последовавшего затем монгольского нашествия в первой половине XIII века архитектурная традиция продолжилась в княжествах Новгород, Владимиро-Суздаль, Галицко-Волынь. В конечном итоге это повлияло на русскую архитектуру, которая стала заметной в Московии и Российской империи. Великие церкви Киевской Руси были первыми образцами монументальной архитектуры на восточнославянских землях. Ранние восточные православные церкви были сделаны в основном из дерева, а простейшая форма церкви известна как келейная. Главные соборы часто имели множество маленьких куполов. Десятинная церковь X века в Киеве была первым выдающимся каменным сооружением. Самые ранние киевские церкви были построены и украшены фресками и мозаикой византийскими мастерами.

Еще одним ярким примером ранней церкви Киевской Руси был тринадцатикупольный Софийский собор в Киеве (1037-1054 гг.), Построенный Ярославом Мудрым. Большая часть его экстерьера была изменена со временем, распространившись по территории и в конечном итоге отображая 25 куполов. С другой стороны, Софийский собор в Новгороде (1044-1052 гг.) Проявил новый стиль, который оказал сильное влияние на русскую церковную архитектуру, с его строгими толстыми стенами, маленькими узкими окнами и шлемами-куполами. Дальнейший отход от византийских образцов очевиден в последующих соборах в Новгороде, таких как Соборы Святого Николая (1113 г.), Святого Антония (1117–1119 гг.) И Святого Георгия (1119 г.).Архитектурный стиль нашел отражение как в соборах, так и в монастырях. XII-XIII века были периодом феодального разделения Киевской Руси на княжества, которые находились в почти постоянной вражде, с увеличением количества соборов в возникающих княжествах и дворов местных князей.

К концу XII века центр восточнославянской политической жизни переместился из Киева в северное княжество Владимиро-Суздаль. Местные церкви были построены из белого камня романскими мастерами Фридриха Барбароссы, а их настенные скульптуры были искусно вырезаны мастерами из Грузии.Суздальский стиль также известен как «белокаменное зодчество». Первым белокаменным храмом была Борисоглебская церковь по заказу Юрия Долгорукого, церковь-крепость в Кидекше близ Суздаля, на предполагаемом месте пребывания князей Бориса и Глеба во время их паломничества в Киев.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.