Леду архитектор: монография Творческое наследие К.-Н. Леду и Россия О.А. Махнева-Барабанова

Содержание

Идеальный город Леду • Архитектура

Идея морализующей функции искусства выступает в грандиозных утопических замыслах Клода Никола Леду. Вполне прозаическая задача — спроектировать постройки соляных разработок Шо близ Безансона — стала для Леду поводом, чтобы создать грандиозную утопию, воплотившую мечты философов-энциклонедистов о новом Ренессансе (1775—1779). Леду выступил здесь как философ и моралист, соединяя утопическую модель жизнеустройства с мечтой о «говорящей» архитектуре, которая поучает, раскрывает через символическую форму свое общественное назначение.

Идеальный город Леду — проекция в архитектуру общественной морали кануна французской революции, морали в духе Руссо. Новый род примирения между человеком и природой, созданный полезным трудом, основа идеи, которой подчиняется и его функциональная организация, и символика его форм. Очертания плана города — два полукруга, разделенные прямоугольной полосой — Леду объяснял аналогией с путем, который солнце проделывает в своем круговращении.

Дух идеального общежития, замысленного Леду, передает уже перечень построек — «Панэратеон», «Дом добродетелей», «Дом братства», «Храм дружбы», «Дом воспитания», «Дом игр». Эстетика архитектуры не имеет для него самодовлеющей ценности — он ищет выразительные формы потому, что «немую» архитектуру считает не отвечающей’ назначению, важная часть которого — воспитательная функция. Необязательные детали, как и необязательные слова, запутывают смысл, поэтому он прибегает к предельному упрощению формы, обнажая элементарные геометрические очертания — куба, пирамиды, цилиндра, сферы. Мотивировка простоты имела у Леду скорее моральный, чем эстетический характер,— оп полагал, что обпаженпая геометрия сама но себе символизирует достоинство, а элементарные стереометрические тела казались ему — не без влияния символики масонства — связанными с большими и общими понятиями (сфера —символ вечности, куб — символ постоянства и т. н.). Провозглашая целесообразность, Леду отдавал первое место в назначении построек символической функции: очертанию колеса подчинен фасад мастерской колесника, сквозь цилиндрический объем «дома директора источников реки Лу» пропущен водный поток.

Утопия Леду возникла на гребне волны умонастроений, порожденных надвигавшейся буржуазной революцией; она предвосхитила черты утопического мышления, получившего развитие более чем на столетие позже, в период, когда буржуазная культура уже клонилась к упадку: пафос утопического «творения мира», идею символической формы и связанную с ней идею простоты, рождаемой исключением второстепенного для избранной концепции.

Прямой путь к утопиям нашего времени начался от искусства английского романтизма. Общей предпосылкой выступления «романтиков» во всех областях английской духовной культуры был протест против самодовольной пошлости буржуа, против его мелочной рассудительности и убогости внутреннего мира. В Англии, где буржуазия пришла к власти раньше, чем в других странах Европы, капиталистическое развитие раньше обнаружило свои отрицательные стороны; подавляющее большинство народа стало ощущать его не как прогресс, а как ухудшение условий бытия. Нарастало разочарование результатами «славной революции» XVII в.

; потрясения, связанные с промышленным переворотом, рождали смятение умов.

На этом фоне естественно подчеркивание романтиками духовного начала, их устремление к эмоциональному и интуитивному, их неприязнь к рассудочности. «Век разума» стал казаться неодолимо скучным, искусство классицизма — систематизированным до бессмыслицы. Недовольство существующим влекло к отстраненности от него, к уходу от уродств разраставшихся индустриальных центров в мечту о далеком прошлом или о столь же далекой экзотической природе. Новую жизнь обретала для романтиков и давняя английская традиция, связывавшая понятия красоты и добра.

Выражением торжествующей буржуазности в архитектуре стал эклектизм, черты которого определились к середине XIX в. Невиданный до того времени рост городов, норожденный развитием промышленности, образовал пласты застройки, оттеснившие все, созданное ранее. Новые задачи было невозможно решить, не используя новые средства строительной техники. Однако для буржуазии казались приемлемы лишь утилитарные качества нового, которое неотвратимо вторгалось в архитектуру вместе с применением чугуна, а позднее стали и железобетона: ее эстетические идеалы не выходили за пределы уже апробированного. При этом вкусы буржуа тяготели к роскоши, хотя бы и фальшивой, но символизирующей богатство. Прекрасное выводилось за пределы обыденной потребности и рассматривалось как нечто, служащее укреплению социального престижа, излишнее вне этой функции.

Архитектура под давлением подобных тенденций как бы расслаивалась на «утилитарную» структуру, служившую реальному удовлетворению жизненных потребностей, и видимую оболочку, независимую от этой структуры и несущую «значения». Многообразие этих значений, связанное с невиданной ранее пестротой строительных задач, не укладывалось в единую стилистическую систему. Архитекторы стали комбинировать формы и приемы разных стилей. Это не было плохо само по себе — в исторических стилях концентрировался огромный опыт развития культуры. Однако признаваемые эталонами прекрасного, они служили только источником копирования «мотивов», терявших смысловое значение и перерождавшихся в украшение.

Здесь, собственно, и начинается утопия. Рёскин не предлагал копировать готику, но через возврат к системе организации труда, с которой была связана готика, Рёскину виделся путь к будущему, освобожденному от социальной несправедливости.

Безобразие современной ему цивилизации Рёскин считал доказательством ее безнравственности и потому связывал воедино задачи эстетического и морального совершенствоания. Поначалу утопия Рёскина замыкалась в сфере искусства. Но художник в его время оставил скромное, но прочное место, которое занимал в структуре общества средневековый ремесленник. С легкой руки поэтов романтизма художники в своем самосознании поднимаются до уровня жрецов, пророков. Архитекторы исстари тяготели к «цеху художников», принимая их психологию. Идея преобразования профессии поэтому легко могла перерасти в утопическую идею преобразования самого общества.

Попытку перенести в жизнь и художественную практику морально-эстетическую утопию Рёскина сделал Уильям Моррис (1834—1896). Попытка кончилась поражением, несмотря на кажущийся успех первых шагов. Знаменитый «Ред-хауз» (1859), выстроенный для Морриса по проекту Ф. Уэбба в Бексли-хис (теперь предместье Лондона), Моррис вместе с друзьями-художниками превратил в островок красоты среди вульгарности викторианской Англии, созданный в точном соответствии с рёскиновскими критериями красоты и правдивости.

Дом задуман как фрагмент гармоничной среды, созданной в единстве всех пространственных искусств. Эта среда должна была послужить как бы матрицей творения облагороженного искусством образа жизни, идеальных человеческих отношений. Моррис мечтал об искусстве, становящемся повседневной жизнью, и о жизни, приобретающей стройную гармонию искусства.

В чисто профессиональном плане цель, казалось, вполне достигнута. «Ред-хауз» прост и естествен в сравнении с нео- готическими постройками того времени, отягощенными арсеналом форм церковной готики, каких не знал ни один средневековый дом. Да Моррис и не стремился к подражанию готике: средневековое прошлое для него — часть современной культуры, и цель изучения средневековых прообразов он видел в возрождении связи времен, оборванной капиталистическим развитием. Главным элементом этого возрождения казался возврат к формам труда, дающим радость творчества, а, следовательно, и возможность творить прекрасное, если принимать концепцию Рёскина. «Ред-хауз» — добротная, лишенная претенциозности постройка.

Его композиция чужда непрактичной симметрии; она свободно развернута в пространстве, подчиняясь требованиям удобства, но не условностям формальных стереотипов. Облик дома выражает его внутреннюю структуру. Для того времени использовать черепицу и не скрытый штукатуркой красный кирпич было вызывающим жестом (не случайно название постройки «Красный дом»). Но в этом не только вызов, но и позитивная программа — уважение к естественной красоте материалов, их неприкрашенной истинности. Уэбб и Моррис, вместе с друзьями-художниками, отделывавшие интерьер, не прибегали к привычным тогда приемам стилизованной декорации. Грубоватая основательность интерьеров с их крупными деталями и добротно сработанной тяжеловесной мебелью еще более откровенна. Постройка свидетельствует об уважении к честному строительству «вне стилей», в здоровой народной традиции.

Здание, подобным образом объединяющее в конечном единстве архитектуру, живопись, скульптуру, различные виды прикладного искусства, здание как интегральное произведение всех искусств, стало с тех пор заветной целью тех, кто стремился к обновлению архитектуры. И почти неизменно цель эта связывалась с утопической мечтой о преобразовании жизни средствами искусства. Сам Моррис, гениальный дилетант, который в погоне за художественным единством среды постиг тайны мастерства почти во всех видах прикладного искусства, казался героем мифа, соперничавшим в своей универсальности с титанами Возрождения. Однако миф оставляет в стороне наиболее существенное. Ренессансных мастеров отличало не скованное рамками профессии самопроявление гармоничной личности; многогранность Морриса — следствие мучительных попыток преодолеть разрыв между меланхолической мечтой романтика и реальностью. Ценой громадных усилий Моррис добился осуществления «Ред-хауза», создал мастерские, в которых возрождались растраченные викторианским временем принципы «делания вещей» во всем спектре декоративно-прикладного искусства. Конкретные материальные формы, с которыми в мечте связывалось осуществление утопии, были реализованы. Казалось, что абстрактный идеал удалось перевести в плоскость практических решений.

Но идеальное и реальное оказались несовместимы, когда попытки жизнестроения не выходят за рамки художественного творчества.

Сохранение наследия и развитие городов

30 сентября и 1 октября в СамГТУ пройдёт конференция «Обмен опытом в области сохранения наследия и развития городов», в которой примут участие российские и французские эксперты в области архитектуры и урбанистики, истории и археологии.

На конференции будут рассмотрены существующие глобальные подходы к благоустройству и развитию городских территорий. В частности, выступит директора консалтингового агентства Algoé Николя Леду. Он представит проект «Переосмыслить Париж», разработанный по заказу мэрии французской столицы. В настоящий момент Леду работает над аналогичной технологией для Лиссабона.

Географ и урбанист из Университета Поль-Валери 3 (г. Монпелье) Александр Брюн расскажет о том, как использовать ресурс водоёмов и рек в проектах городского обновления. Интересно то, что Брюн много работал над стратегиями городского развития в Канаде, где климат очень похож на российский.

Второй сквозной темой конференции станут вопросы сохранения исторического наследия. Архитектор, урбанист и преподаватель, а также руководитель совета по архитектуре департамента урбанизма и благоустройства города Монпелье (хоть и принимает участие в качестве специалиста, а не официального представителя города) Даниель Андерш осветит вопросы обновления исторических секторов города, не включенных в реестры охранных зон.

Российскую сторону на конференции представят главный архитектор Самарской области Анатолий Баранников, замдекана ВШУ ВШЭ Виталий Стадников (Москва), городской экономист, руководитель Центра городской экономики КБ Стрелка, Елена Короткова (Москва), руководители самарского «Института города» Сергей Малахов и Евгения Репина, Дмитрий и Мария Храмовы из мастерской урбанистики «Артполис», представитель самарского Центра прикладной урбанистики Андрей Чернов и другие специалисты.

Кроме того, часть конференции будет посвящена работе с утраченными фрагментами городской среды, ставшими археологическим наследием. О самарской крепости, обнаруженной археологами три года назад, расскажут представители Самарского университета Сергей Зубов, Николай Лифанов и Эдуард Дубман. Также выступят специалисты из разных городов России – Вероника Беляева из Нижегородского госуниверситета, Алексей Едовин из Архангельского краеведческого музея, Яков Рабинович из Саратовского госуниверситета и представители других научных институций.

Конференция проводится Посольством Франции в России в сотрудничестве с Региональным ресурсным центром Самары, Правительством Самарской области, Ассоциацией выпускников Президентской программы Самары, интернет-журналом «Другой город» и Альянс Франсез Самара.

Мероприятие проходит в рамках фестиваля «Французская осень».

Место проведения: СамГТУ (ул. Первомайская, 18 – Актовый зал)

Для присутствия на конференции не требуется регистрации. Для входа в корпус СамГТУ просим иметь при себе документы, удостоверяющие личность.

Источник: http://drugoigorod.ru/heritage23-09/

Клод Леду, идеальный город и заставы Парижа.

Клод Никола Леду родился в Дормане (Шампань), 21 марта 1736 года.

Сын мелкого торговца, он получил стипендию для обучения в колледже Бове (1749-1753). Закончив обучение, Леду зарабатывал на жизнь оформлением витрин и графикой, вырезая батальные сцены для гравюр.
Решив посвятить себя архитектуре, он вскоре стал учеником известного в то время Жака Франсуа Блонделя – создателя Школы Искусств, основателя современного городского планирования и придворного архитектора Людовика XV.
Впрочем, даже под влиянием учителя Леду не пошел по пути французского классицизма и не совершил поездку в Рим, как большинство архитекторов того времени. Увлечение древней архитектурой пришло позже, под влиянием Луи Франсуа Труарда, в мастерскую которого Леду поступил в 1758 году.

Архитектурная деятельность Леду началась в конце 60-х годов 18 века, а уже в 70-х он стал получать правительственные заказы.

Его творчество этого периода часто называют «палладианским» из-за влияния, которое оказал на Клода Никола знаменитый итальянский архитектор Палладио. Отсюда – любовь к строгому следованию симметрии, учет перспективы, заимствование принципов классической архитектуры Древней Греции и Рима, проектирование зданий с учетом окружающей их обстановки, портики и т.д.

Настоящая слава пришла к Леду в 1771 году, когда он спроектировал и построил для королевской фаворитки Дюбарри павильон, а несколько позже – еще ряд особняков в Париже, среди которых был особняк знаменитой в то время балерины Гимар.

Павильон для мадам Дюбарри.

Кроме особняка архитектор разработал также «храм Терпсихоры» или, как называли его современники, «интимный театр» танцовщицы, возведенный на том же участке, что и особняк. Этот театр привлек внимание прежде всего как пример старинного принципа организации зрительного зала.

Широкий интерес к работам Леду и его успехи способствовали тому, что в 1773 году он был назначен членом Королевской академии архитектуры. В том же году Леду выполнял поручение Людовика XV, заложив строительство дворца в Лувенсьене. Проект этот обсуждался в широких кругах архитекторов, но был заброшен из-за смерти короля.

В этот же период 1771-73 гг, Леду проектирует здание театра в Безансоне. Здесь архитектор пренебрег классической схемой театрального интерьера, где система ярусов и лож была с его точки зрения олицетворением феодальной иерархии. Вместо этого возник демократический амфитеатр античных времен с широкими рядами скамей.

Театр в Безансоне.

Театру не повезло. Сначала он был отреставрирован до неузнаваемости, а в 1958 году сгорел…

Больше повезло другому проекту, а именно Королевской солеварне в Арк-э-Сенан, которая находится в лесу Шо (Безансон). По задумке архитектора основные здания здесь, построенные в 1770-80е годы, расположены в виде полумесяца. Солеварня сохранилась до наших дней. В 1895 году она была закрыта для промышленного использования, а с 1982 года внесена в списки Всемирного наследия. Сейчас там музей.

Дом директора солеварни.

Идеальный город Шо.

Главным проектом Леду, который вполне можно назвать «проектом всей жизни» было проектирование города-мечты. Идеального города, не только в социальном, но и в архитектурном плане, который гармонично сочетался бы с окружающей средой. Проект такого города Леду, являясь лицом официальным, предложил в 1773 году Людовику XVI. Легенда гласит, что будучи достан до печенок Людовик подписал декрет на строительство идеального города Шо при соляных приисках в провинции Франш-Конте.

Посмотрим, как представлял себе Леду идеальный город…

Разумеется, создавая план идеального города, архитектор руководствовался передовыми взглядами и идеологией своей эпохи, а также философией Просвещения.

Из описания города Шо:
«…Между двух рек, достаточно отдаленных одна от другой, чтобы избежать влажных испарений, которые небо проливает, накопив их в высших областях; укрываемые от севера, от заходящего весеннего равноденствия лесом Шо, видны шестнадцать улиц, ведущих к общему центру….»

В проекте нашли свое воплощение навеянные Руссо (и, мягко скажем утопические) идеи о жизни общества, где нет места социальным конфликтам и несправедливости, где город живет спокойно и стройно, а человек – идеально естественен и свободен. Правда, несмотря на это, мотив социального неравенства все же присутствует:

«…На востоке, на юге дорога окаймлена деревьями, защищающими кровли и предлагающими пространства для прогулок в укрытии от чрезмерной жары; здесь заметен дом приказчика, портики торговца; перистиль богача защищает бедного от воздушных непогод; самый разнообразный антураж фонов, составляющих живописную картину, передает свою прохладу в глубину во время сильной летней жары и отводит стремительные ветры Овна…»

Город Шо.

Рисуя свой идеальный город, Леду отбрасывает все традиции современного строительства и модных жанров. Так появляется «Дом садовника» в виде поставленного на землю огромного шара. Он без окон и без каких-либо орнаментов – в его сплошные стены врезаны только дверные проемы.

«Дом директора источников» представляет собой еще более странное сооружение – в монолитный цокольный этаж вписывается громадный полый цилиндр и в эту внутреннюю полость врывается горный поток.

Центральная площадь круглой формы по задумке архитектора должна была стягивать к себе главные общественные здания города. От нее же лучами расходились бы обсаженные деревьями улицы, которые должны вливаться в нечто похожее на кольцевые магистрали, опоясывающие все более широкими кругами центральную площадь.

Дома должны были располагаться свободно и со всех сторон окружаться пространством. У них не планировалось главного фасада, обращенного к какой-то улице – все фасады были равны и одинаково значительны. Вместо стихийного хаоса старых городов должны были возникнуть стройно организованные перспективы, широкие и просторные, полные света и воздуха.

На первый план в проекте были выдвинуты общественные здания – «Дом братства», «Дом добродетели» и «Дом воспитания», школы по образцу колледжей, описанных Руссо в романе «Эмиль» и даже прообраз общежитий, в которых могли бы совместно проживать до 16 семей.

Кроме всего прочего Леду было запланировано и такое интересное со всех точек зрения здание как «Оикема».

Вот оно на картиночке:

Мне встречалось определение его как утопического музея, где должны быть собраны едва ли не все пороки человечества, обличение которых в идеале наставило бы народ на путь истинный… Встречалось и другое определение как проекта дома терпимости.

А вот «Оикема» на плане:

Вполне возможно, что на практике это могло быть все в одном флаконе – тут же и музей, тут же и заведение, где можно совместить приятное с полезным…

Из описания:
«…Далее находится здание, предназначенное для отдыха людей, для упражнений, которые развивают их способности. Именно туда светский человек, утомленный удовольствием, идет укрепить свои нервы, ослабленные бодрствованием или разрушительными сладострастными порывами…»

Конечно же, как и в любом городе, здесь были запланированы разные мастерские, рынок, дома ремесленников…
Строительство города прекратили в 1793 году.

Стена вокруг Парижа.

Другим известным творением Леду были печально знаменитые заставы вокруг Парижа, называемые также «Стеной генеральных откупщиков».

Проект строительства такой стены, одним из авторов которого был известнейший ученый и по совместительству откупщик Антуан Лавуазье, был предложен в 1782 году. Смысл идеи состоял в том, чтобы якобы в целях борьбы с контрабандой (которую, естественно, искоренить так и не удалось) опоясать Париж новой стеной, сделав таможни для провоза товаров. На практике это давало возможность откупщикам контролировать ввоз товаров в столицу, взимая соответствующую плату. Нужно ли говорить, что стена стала ненавистным для парижан всех сословий объектом. ..

Но вернемся к Леду. Архитектор отнесся к заданию творчески, спроектировав не отдельные здания для определенной цели (в данном случае – таможни), а целый архитектурный комплекс из застав. Около 80 зданий разного масштаба, которые, охватывая столицу кольцом, должны были служить чем-то вроде торжественной прелюдии для въезда в город.

Одна из застав на площади Денфер, сохранившаяся до наших дней.

Правда, одни здания вычеркнули из проекта, другие сохранили только при условии кардинальных изменений – предложения Леду были признаны неэкономными и слишком монументальными, но они все же строились. Одно из самых интересных зданий располагалось на Сент-Мартен и состояло из огромного куба, украшенного четырьмя портиками. На кубе возвышалась обширная ротонда, окруженная колоннадой, несущей аркаду.

Возле парка Монсо…

Сложно судить о дальнейшей судьбе зданий или «пропилеев», как назвал их Леду. Одни источники утверждают, что проект не был завершен по приказу Людовика, а в 1789 году многие здания попросту разрушили во время беспорядков. В других сказано, что проект все же был завершен в 1790 году и «платные ворота» функционировали до тех пор, пока уже в 19 веке не была снесена сама стена… Так или иначе, из 40 зданий до наших дней сохранились только шесть: два на площади Денфер, два на площади Нации, ротонда в парке Монсо и ротонда на заставе Вилетт.

На Площади Нации…

Заставы стали последним большим проектом Леду. Позже он был заключен в тюрьму одновременно с жирондистами и освобожден после 9 термидора.

Умер архитектор 19 ноября 1806 года в Париже, перед смертью надеясь увидеть в Наполеоне того, кто понял и оценил бы его проекты.

И ротонда на заставе Вилетт…

Интересные факты:

***Кроме упомянутых выше построек, Леду спроектировал также и тюрьму в Эксе, ставшей предшественницей современных тюрем.

***Архитектор построил для поэта Делиля дом без окон, который освещался через световой купол.

***Вот еще одна идея, которая в то время не нашла понимания: Леду запроектировал подземные подъезды для повозок и построил туннель для карет во дворец Телюссон, проходящий под фундаментами здания.
***Несмотря на должности, труд Леду оплачивался по низким расценкам и ему часто приходилось бороться за свои заработки. К моменту начала революции архитектор находился в состоянии крайней нужды.

Источники:
Д. Самин «100 великих архитекторов»
Описания города отсюда:
http://www.grani-r.narod.ru/page1/ideal_grad.html
Википедия тоже была в помощь.
Остальные картинки нарыты в сети.

Клод Никола Леду (1736-1806).: blik_art — LiveJournal

«Архитектор должен быть чист, как его произведения»
Клод Никола Леду


А я все помню, что обещала. Круглый дом для Анечки quantile:

Проект дома смотрителя. 1780

Клод Никола Леду — «бумажный архитектор», то есть большинство
его произведений так и остались только проектами.
У него есть проекты, предвосхитившие конструктивизм и современную архитектуру.
Мне очень нравится дом смотрителя источника в форме кольца, через которое
протекает настоящий водопад.
А самый интересный его проект — идеальный город Шо.
Леду было предложено создать небольшой солевареный поселок на Юге Франции,
а получилась прекрасная архитектурная фантазия.
Город имеет круглый план, по диаметру кольца расположены мастерские, канцелярии, в центре — дом директора.
Проектом предполагались большой рынок, церковь, бани, кладбище-колумбарий и даже пушечно-литейный завод.
Все эти здания необычных форм, например, пушечный завод состоит из нескольких правильных пирамид, посаженных на квадрат в плане.
В предисловии к своей книге Леду писал, что «…читатели увидят большие фабрики, рождающие сгустки населения в виде городов, в окрестностях которых располагаются здания для отдыха и развлечений, утопающих в садах наподобие райских…».
Этот проект не был осуществлен, как и большинство работ Леду, но он действительно завораживает своей продуманностью и мощью.
Также Леду занимался проектированием парижских «застав», предназначенных для сбора пошлин.
Их было выстроено пятьдесят, но сохранились лишь четыре, остальные были уничтожены во время Французской Революции.
Самого Леду заключили в тюрьму, где он и писал свою знаменитую книгу, изданную в год его смерти.

О Леду
О книге, которую я хочу найти:

Другие «бумажные архитекторы»: Пиранези, Булле, Чернихов.








отсюда, здесь же замечательная статья Оксаны Махневой


Клод Никола Леду
Проект театра в Марселе. 1783

Еще одно круглое здание.
Артур Скижали-Вейс.
«Ритуальное здание – шар»
из Проект Классика

Леду Клод Никола. Ledoux Claude Nicolas.

Леду, Ле Ду Клод Никола (1736-1806)
(Ledoux Claude Nicolas, Le Doux)

Французский архитектор. Учился у Ж.Ф. Блонделя и Л.Труара; с 1773 года был удостоен королевской милости стать “архитектором короля”. В своих работах (театр в Безансоне, 1775-1784; заставы или “пропилеи” Парижа, сохранились 4 из 6 построенных, 1784-1789 и др.) Леду использовал строгие стереометрические формы, отчасти предвосхищая архитектурный язык стиля ампир. В проекте города Шо (с 1771, осуществлен частично) Клод Леду развивал идею ренессансного “идеального” города, в котором жилые, производственные, административные здания увязаны в

единый комплекс и вместе с тем каждое здание должно было нести определенную идею, направленную на воспитание положительных качеств у человека. Печать социального утопизма несут и другие проекты Леду, в которых он увлечен символизмом простейших геометрических форм — куба, цилиндра, шара, пирамиды. Планы Леду предусматривали оптимальное сочетание промышленной, административной и жилой застройки с целью «совершенствования общества». Многие наброски носили откровенно утопический характер, по мнению архитектора Леду дома садовников и сельскохозяйственных производителей должен строится в виде правильной сферы, в частности шара, дома терпимости в виде фаллосов и вагин, дома каменщиков в виде кирпича, дома сторожей в виде куба и т. д. Первый том проектов Леду вышел в печать в 1804 году, второй том, отредактированный Даниэлем Раме, был опубликован посмертно в 1847 году.
Творчество Клода Никола Леду →

Клод Ніколя Леду: архітектор-авангардист XVIII століття

  • Світлана Андріївна Ничкало науковий співробітник лабораторії естетичного виховання і мистецької освіти Інституту проблем виховання НАПН України, Україна, [email protected] com

Ключові слова: мистецтво, естетичне виховання учнів, архітектура, класицизм, ампір, авангард, искусство, эстетическое воспитание учеников, архитектура, классицизм, ампир, art, aesthetic education of students, architecture, Classicism, Empire style, avant-garde

Анотація

https://doi.org/10.32405/2308-8885-2019-1-11

УДК 72 «17» : 373/5 (Клод Ніколя Леду)

Необхідність посилення архітектурного компоненту в естетичному вихованні школярів актуалізує поповнення навчального змісту новими іменами. Стаття присвячена Клоду Ніколя Леду – поки що маловідомому в Україні архітектору епохи класицизму, який вплинув на становлення стилю ампір, а в найсміливіших проектах випередив свій час, ставши передвісником мистецтва авангарду. Надано характеристику основних етапів творчості Леду, розкрито індивідуальні особливості його стилю. Ідеї Просвітництва, громадянської відповідальності, переконання у виховній місії архітектури, яких дотримувався Леду, не втрачають актуальності й у наші дні. Викладений матеріал доцільно використовувати як основу розробки творчих завдань.

Ничкало С.А., научный сотрудник лаборатории эстетического воспитания и художественного образования Института проблем воспитания НАПН Украины, Украина, [email protected]           

Клод Николя Леду: архитектор-авангардист XVIII века           

Необходимость усиления архитектурного компонента в эстетическом воспитании школьников актуализирует пополнения учебного содержания новыми именами. Статья посвящена Клоду Николя Леду – пока что малоизвестному в Украине архитектору эпохи классицизма, который повлиял на становление стиля ампир, а в самых смелых проектах опередил свое время, став предвестником искусства авангарда. Охарактеризованы основные этапы творчества Леду, раскрыты индивидуальные особенности его стиля. Идеи просвещения, гражданской ответственности, уверенность в воспитательной миссии архитектуры, которых придерживался Леду, не теряют актуальности и в наши дни. Изложенный материал рекомендовано использовать как основу разработки творческих задач.           

Nychalko S.A., Researcher of the Laboratory of Aesthetic and Art Education of the Institute of Problems on Education of the National Academy of Educational Sciences of Ukraine, Ukraine, [email protected]

Claude Nicolas Ledoux: An avant-garde architect of the XVIII century

The art of architecture, which has a huge educational potential, is still insufficiently used in the aesthetic education of students of general educational institutions of Ukraine. In order to strengthen the architectural component of the current, we need update the educational content with new names and original works. The article is devoted to the Claude Nicolas Ledoux, an outstanding and still lesser-known in Ukraine, the French architect of the period of Classicism that influenced the emergence of Empire style. Moreover, Claude Nicolas Ledoux was ahead of his time in the most daring projects becoming a forerunner of avant-garde. The article shows that it combines the creative searches and findings of Ledoux with the avant-garde artists of the XX century, as well as parallels with modern architecture. The article describes the main stages of the architect’s creativity in their connection with historical circumstances and features of the social life of France in the second half of the XVIII and the beginning of XIX centuries. The examples of the most interesting works have revealed the peculiarities of the individual style of the architect. Claude Nicolas Ledoux made an innovative contribution to the art of architecture, in particular – the project “Ideal City” of Chaux and his unusual structures. The article also reflects the dramatic collisions of the life and work of architect who destroyed the stereotypes and predicted the future. Therefore his most daring projects were appraised only in the XX century. Ledoux’s ideas of enlightenment, civic responsibility, persuasion in the educational mission of architecture do not lose its relevance today. Ledoux’s artistic legacy is an unmistakable value for the entire world culture. Consequently, he must be knowledgeable not only in a limited professional environment, but also among teachers, students, students. This material should be used in the 10-11th grades in general secondary education institutions as a supplement material to the basic educational content, as well as for designing interesting creative tasks in order to schoolchildren’s aesthetic education and development.

Список джерел

  1. Аркин Д. Е. Образы архитектуры и образы скульптуры / предисл. М. В. Алпатова. – Москва : Искусство, 1990. – 399 с.
  2. Булах І. В. Символ і символізація у теоретичних дослідженнях епохи просвіти (ХVІІІ – поч. ХІХ ст.) // Сучасні проблеми архітектури та містобудування : наук. -техн. зб. – Вип. 25. – Київ : КНУБА, 2010.– 448 с.
  3. Гутнов А. Э., Глазычев В. Л. Мир архитектуры: Лицо города. – Москва : Молодая гвардия, 1990.– 352 с.
  4. Иконников А. В. Художественный язык архитектуры. – Москва : Искусство, 1985.– 175 с.
  5. Комаровська О. А., Миропольська Н. Є., Ничкало С. А., Руденко І. В. Мистецтво (рівень стандарту, профільний рівень) : підруч. для 10 (11) кл. закл. загал. серед. освіти. – Харків : Ранок, 2018. – 192 с.
  6. Ле Корбюзье. О назначении архитектуры, ее пластических средствах // Мастера архитектуры об архитектуре. – Москва : Искусство, 1972. – 592 c.
  7. Леду К.-Н. Архитектура, рассмотренная в отношении к искусству, нравам и законодательству (под ред. А. А. Барабанова). – Том 1. – Екатеринбург : Архитектон, – 592 с.
  8. Локотко А. И. Архитектура: авангард, абсурд, фантастика. – Минск : Беларус. навука, 2012. – 206 с.
  9. Рабро Д. Клод-Николя Леду (1736–1806). Архитектура и летопись времени (под ред. А. А. Барабанова). – Том 2. – Екатеринбург : Архитектон, 2006. – 816 с.
  10. Раґон М. Города будущего / пер. с фр. В. Г. Калиша и Ж. С. Розенбаума. – Москва : Мир, 1969. – 296 с.
  11. Трошкіна О. А. Семантика архітектури : навч. посібник. – Київ: НАУ, 2012. – 96 с.
  12. Фремптон К. Современная архитектура: Критический взгляд на историю развития / пер. с англ. Е. А. Дубченко. – Москва : Стройиздат, – 535 с.
  13. Шубович С. А. Мифопоэтический феномен архитектурной среды. – Харьков : ХНАГХ, 2012. – 177 с.

References

  1. Arkin, D. E. (1990). Obrazy arkhitektury i obrazy skulptury [Images of architecture and images of sculptures]. Moscow: Iskusstvo.
  2. Bulakh, I. V. (2010). Symvol i symvolizatsiia u teoretychnykh doslidzhenniakh epokhy prosvity (XVIII – poch. ХІХ  ) [Symbol and symbolization in theoretical studies of the Age of Enlightenment (XVIІІ – beginning of the XIX century)]. In Suchasni problemy arkhitektury ta mistobuduvannia: Nauk. -tekhn. Zbirnyk: Vol. 25. Kyiv: KNUBA.
  3. Gutnov, A. E., & Glazychev, V. L. (1990). Mir arkhitektury: Litso goroda [The architecture world: The face of the city]. Moscow: Molodaia gvardiia.
  4. Ikonnikov, A. V. (1985). Khudozhestvennyi yazyk arkhitektury [Artistic language of architecture]. Moscow: Iskusstvo.
  5. Komarovska, O. A., Myropolska, N. Ye., Nychkalo, S. A.,& Rudenko, I. V. (2018). Mystetstvo (riven standartu, profilnyi riven): pidruch. dlia 10 (11) kl. [Art (standard level, profile level): Textbook for 10 (11) grades]. Kharkiv: Ranok.
  6. Le Korbiuze. (1972). O naznachenii arkhitektury, ee plasticheskikh sredstvakh [On the designation of architecture, its plastic materials]. In Mastera arkhitektury ob arkhitekture. Moscow: Iskusstvo.
  7. Ledu, K.-N. (2003). Arkhitektura, rassmotrennaia v otnoshenii k iskusstvu, nravam i zakonodatelstvu: Vol. 1. [Architecture considered in relation to art, morals and legislation]. Ekaterinburg: Arkhitekton.
  8. Lokotko, A. I. (2012). Arkhitektura: avanhard, absurd, fantastika [Architecture: Avant-garde, absurdity, science fiction]. Minsk: Belarus. Navuka.
  9. Rabro, D. (2006). Klod-Nykolia Ledu (1736-1806). Arkhytektura i letopis vremeni [Claude-Nicolas Ledoux (1736-1806). Architecture and the Chronicle of Time]. Vol. 2. Ekaterinburg: Arkhytekton.
  10. Ragon, M. (1969). Goroda budushcheho [Cities of the future]. Moscow: Izdatelstvo «Mir».
  11. Troshkina, O. A. (2012). Semantyka arkhitektury [Semantics of architecture]. Kyiv: NAU.
  12. Frempton, K. (1990). Sovremennaia arkhitektura: Kriticheskii vzghliad na istoriiu razvitiia [Modern architecture: A critical view on the history of development]. Moscow: Stroiizdat.
  13. Shubovich, S. A. (2012). Mifopoeticheskii fenomen arkhitekturnoi sredy [The mythopoetic phenomenon of the architectural environment]. Kharkiv: KhNAGKh.

модернизированная сельская идиллия – Weekend – Коммерсантъ

В 1805 году британский архитектор Джозеф Майкл Ганди опубликовал две книги, «Проекты коттеджей, коттеджных ферм и других сельских построек» и «Сельский архитектор». Этот жанр — сборники проектов сельских домов — среди архитекторов уважением не пользуется, люди строили и сейчас строят такие дома без помощи архитектора. Немногие числят Ганди в истории архитектурной утопии, из недавно опубликованных назову прекрасную книгу Тессы Моррисон «Утопические города 1460–1900». Но, видимо, именно с Ганди начинается особая линия новоевропейской утопии — утопии сельской жизни.

Этот текст — часть проекта «Оправдание утопии», в котором Григорий Ревзин рассказывает о том, какие утопические поселения придумывали люди на протяжении истории и что из этого получалось.

Ганди родился в 1771-м, в 1794-м, окончив Королевскую академию, отправился в поездку в Италию, где увлекся Пиранези и бумажными проектами Этьена Луи Булле и Клода Никола Леду. С этим багажом он вернулся в Англию после захвата Рима Наполеоном (1797) и стал работать у Джона Соуна. Все это более или менее святые имена для историка архитектуры, и само их соединение с темой сельского жилища должно вызывать известную оторопь. Пиранези — это фантастические виды античных руин, декорации всемирных бурь, сносящих в небытие цивилизации. Этьена Булле и Клода Никола Леду великий историк архитектуры Эмиль Кауфман когда-то назвал «архитектурой французской революции», и хотя сами они были не знаменем, а жертвами «друзей человечества», дух этой трагедии действительно передается их видениями, так что название закрепилось. Джон Соун — самый фантастический эксцентрик в истории английской архитектуры, его музей в Лондоне с нагромождением антиков, картин, увражей, скульптур кажется архитектурным вариантом романа Томаса де Куинси «Исповедь англичанина, употреблявшего опиум» (1822). Кстати, в этом музее самые величественные перспективы руин несуществовавших городов, где храмы, дворцы, площади и колонные улицы толкаются как толпа на митинге, нарисованы как раз Джозефом Ганди. И вот все это величественное ментальное хозяйство оказалось брошено на поиски нового образа жилища сельского труженика. С чего вдруг?

Ни проекты, ни тексты Ганди не дают ясного ответа на этот вопрос. Дома Ганди можно назвать дальней периферией утопических видений Просвещения — такие домики могут появляться где-то на заднем плане в гравюрах Пиранези или Леду (последнего Ганди прямо цитирует в рисунке ворот для своей утопической деревни). Идею, подвигшую его к проектам для селян, он излагает так: «Привычка с детства созерцать прекрасные формы приводит к соответствию всех представлений красоте и создает естественную тягу к ней, и, наоборот, пошлость и низкий образ мыслей возникают тогда, когда мы рождаемся и воспитываемся среди предметов, не способных вызывать прекрасные впечатления. Красота рождает мораль и добродетель». Эта мысль, знакомая нам в более поздней редакции как «красота спасет мир», не может не вызывать сочувствия, однако не отвечает на вопрос о том, почему эта красота должна быть именно такой — идущей от Пиранези или Леду и размещенной в скромных условиях сельской местности.

Внимательный анализ работы Ганди обнаруживает еще один ее источник. После проектов коттеджей Ганди предлагает план идеальной деревни. Она построена по кругу, в центре которого располагается храм. Именно через этот план идеальные города Ренессанса — как у Кампанеллы или Серлио — перешли в «город-сад» Эбенизера Говарда, и это дало основания Дмитрию Целосу назвать в свое время Ганди «пророком современной архитектуры» (Dimitri Tselos, «Joseph Gandy: Prophet of Modern Architecture», Magazine of Art, 34, 1941). Эта деревня — круглой формы, с храмом посередине и торжественными воротами из двух курящихся конусов (масонский символ, отсылающий к храму Соломона) — называется «Деревня ветров» (Village of Winds). Это странное название, будто намекающее, что идеальная деревня должна располагаться, так сказать, на юру, открываясь всем ветрам, связано вот с чем. Марк Витрувий Поллион, оставивший нам единственный античный трактат по архитектуре, начинает рассказ о том, как строить города, с довольно начетнического рассмотрения вопроса о ветре. «Если же улицы будут проложены навстречу ветрам, то их порывистое и постоянное течение из открытого пространства неба, спертое в узких переулках, будет нестись по ним с неистовой силой. По этой причине надо отклонять линии кварталов от участков ветров так, чтобы они, встречаясь с углами инсул, разбивались и, отраженные ими, рассеивались» (Витрувий, 1, 24). Ветров у него 16, дуют они попеременно со всех сторон, так что эти принципы создают сложную геометрическую задачу, решение которой он описывает и которую архитекторы, по правде говоря, не вполне удачно решают и по сию пору. Так вот, Ганди явно занимался тем же, он выполнил построение на тему Витрувия и поэтому гордо назвал свое поселение «Деревня ветров».

Меня, конечно, преследуют опасения, что это нагромождение сведений уже убило внимание читателя, который по несчастной случайности не является историком английского искусства конца XVIII — начала XIX веков. Тем не менее я продолжу.

цитата

Помимо всего прочего главной целью автора было как можно более широкое распространение хорошего вкуса, по всей стране и в том числе среди людей низшего класса.

(Джозеф Ганди, «Сельский архитектор», 1805)

В 1801 году парламент принял Билль о всеобщем огораживании — это было завершение процесса, длившегося почти два века. Суть заключалась в том, что в стране вся земля была постепенно переведена в частную собственность, а билль 1801 года это закреплял. Были юридически уничтожены все общинные земли, а это основа крестьянского существования. Сотни деревень сводились с земли, больше миллиона человек было согнано со своих мест, появилась масса нищих, бродяг. Резко росли города (население Лондона превысило миллион человек, это первый миллионник в мире). Все это, кстати, происходило на фоне французской революции — миллион нищих и бродяг, лишенных актом парламента земли и крова, создавал волнующую картину.

Основной мерой против бедствия были «работные дома», создаваемые благотворительными организациями, где обитатели получали еду, кров, медицинскую помощь и христианское окормление и должны были работать взамен. В 1803 году Общество по распространению христианских знаний насчитало 3765 работных домов, практически в каждом городе Англии. Эти заведения нам известны по Диккенсу, и у них черная репутация, и хотя не все они были столь ужасны, как у него описано, все они, как показал Мишель Фуко, делались по образцу тюрем и домов для душевнобольных. Но был и другой путь — возвращение в сельскую Англию.

В 1770 году Оливер Голдсмит написал знаменитую поэму «Покинутая деревня». Она интересна тем, как античный жанр идиллии, сохраняя память сельской жизни как образа золотого века, переосмысляется и приобретает характер политической программы. Идиллические дневные труды в поле, вечерние беседы мудрых старцев, весенние танцы юных дев и осенние пиры и игры — все это оказывается утраченным.

Великолепье оказалось бренно —
Утратили былую славу стены.
И темен дом стоит, и пуст, и нем
И не порадует людей ничем.

Читая это, вдруг понимаешь, почему Ганди показался уместным язык Пиранези. Мир буколик Вергилия разрушен так же, как античный Рим и Пестум, это руины, и как же его рисовать иначе, чем в виде античных руин? «Покинутая деревня» отозвалась в России сначала в неоконченном переводе Василия Жуковского, а потом в стихотворении Пушкина «Деревня». Жуковский перевел только идиллическую часть поэмы. Пушкин взял ту же идиллию и (следуя логике Голдсмита) резко противопоставил ее мрачной картине несчастной жизни, но не той, что в оригинале.

Здесь барство дикое, без чувства, без закона,
Присвоило себе насильственной лозой
И труд, и собственность, и время земледельца.
Склонясь на чуждый плуг, покорствуя бичам,
Здесь рабство тощее влачится по браздам
Неумолимого владельца.

У Пушкина идиллию разрушает крепостное право. А у Голдсмита — городская цивилизация.

Куда деваться? В города идти?
Но что несчастных ждет на сем пути?
Глядеть на злато, не вступая в долю,
На люд, попавший в горькую неволю,
На мириады странных ухищрений,
Что тешат знатных в час увеселений,
На блеск забав пустых и изощренных,
Что зиждится на горе разоренных?

Ужели не шутя ты мыслишь так?
О, отврати свой взор от ложных благ…

Англия и Россия находились на разных стадиях исторического развития, и то, что у Голдсмита было острой проблемой в 1770-м, для Пушкина еще не наступило в 1819-м. Страны, идущие более или менее по одной исторической колее, переживают одни и те же ситуации в разное время. Пафос Голдсмита скорее близок не Пушкину, а нашим писателям-деревенщикам 1970-х с их проклятиями большому городу и восприятием сегодняшней деревни как руин никогда не существовавшей прекрасной деревни прошлого. Лишь при Хрущеве мы дожили до нашего огораживания. А к 1801-му в Англии все это обсуждалось уже не на уровне поэтов, а в парламентских комиссиях и правительственных комитетах. Ганди в начале книги объясняет, что его проекты вызваны работой двух организаций — Общества для улучшения условий жизни бедных и департамента сельского хозяйства. Эти организации, тесно связанные друг с другом, исходили из незнакомой России логики.

С одной стороны, они считали город (большой город, city, а не town) цивилизационной ошибкой, вредной для здоровья, материального и морального состояния населения формой жизни. Это, положим, нам знакомо. С другой — они не ставили задачу сохранить прекрасную деревенскую жизнь, видимо полагая это невозможным. Они хотели переселить в деревню городское население, и большая часть их трудов направлена на организацию сельского производства, промышленности в сельском доме. То есть за город переселяются горожане.

В России нам известны прежде всего утопии коммунального свойства, с уничтожением частной собственности и тотальным государственным контролем над частной жизнью, Томас Мор, Кампанелла, Оуэн. Но в англосаксонском мире есть еще одна утопия — сельской жизни, где у каждого свой дом, каждый занимается в нем половину рабочего времени сельским хозяйством, а половину — производством и при этом живет в идеальном мире античной буколики. Без этого идеала невозможен ни город-сад Говарда, ни движение искусств и ремесел Уильяма Морриса, ни Бродакр-Сити Фрэнка Райта. Это модернизированная сельская жизнь, где на природу переселяется цивилизованный горожанин, которому нужен проект дома, проект поселения, проект страны. Вслед за книжками Ганди появились тысячи книг и журналов на всех языках, содержащих бесконечные проекты частных домов, и этот процесс и не думает прекращаться — только теперь он переместился в сеть.

Перед Ганди стоял, по сути, грандиозный вызов модернизации негородской жизни. И у него совсем не было средств, чтобы его принять. Он не знал экономики землевладения при капитализме, не понимал логики расселения в перспективе территориального разделения труда, не владел основами территориального управления, не думал о системах связи… Витрувий плюс Пиранези плюс Леду — ну что можно сделать с таким скромным багажом? Но у него же получилось! На этом невообразимо хлипком фундаменте он создал новую форму расселения, из которой выросла европейская и американская субурбия. Восславим же архитекторов, которые руководствуются только стремлением к хорошему вкусу и верят, что он приведет их к счастью всего человечества.

LED Архитектура | WIRED


кредит Фото: http://www.ledsmagazine.com LedsMagazine.com
Agbar Tower
описание Светодиоды меняют внешний вид горизонтов, мостов, фасадов и т. Д. архитектурные поверхности по всему миру. Лампочка откручивается с помощью энергосберегающих светодиодов, которые являются экологически чистыми и экономичными. Индустрия стоимостью 10,2 миллиарда долларов растет, чтобы предоставить архитекторам и проектировщикам новые возможности дизайна.Слева: этот барселонский офис, спроектированный французским архитектором Жаном Нувелем, привносит цвета в городской пейзаж на 142 метра. В общей сложности 4500 светильников L3 RGB были установлены для освещения 32 этажей офисов в башне Агбар. Система освещения, которая содержит 4500 ламп L3 RGB, управляется с одного компьютера.
Банк Кореи
описание Центральный банк Кореи был создан в 1950 году для обеспечения стабильности цен. Здание, построенное в классическом стиле, было модернизировано с помощью фиолетового светодиодного освещения.Фото: любезно предоставлено и защищено авторским правом Tryka L.E.D. и C C&C Electronics
кредит Фото: Карлтон Рид, любезно предоставлено Grenald Waldron Associates
Мост Бена Франклина
описание Этот мост в Филадельфии подвергся значительному капитальному ремонту, когда было добавлено освещение на якорные стоянки и башни. Старые и ржавые мосты можно вдохнуть в новую жизнь с помощью всех цветов радуги. При снижении затрат на обслуживание светодиодные фонари теперь можно использовать для украшения мостов и других конструкций, подверженных ржавчине.
кредит Фото: предоставлено ColorKinetics
Hollywood Bowl
описание Светодиоды не только создают впечатляющие силуэты, они также улучшают настроение и обстановку. В «Голливуд Боул» светодиодные фонари используются для «хореографии» сценического образа. Использование цифровых технологий для настройки и контроля создаваемых ими эффектов. Соединив светодиодную технологию с интеллектуальным управлением и наукой о цвете, Hollywood Bowl может использовать преимущества светодиодного освещения для использования в исполнительских искусствах.
Blue Tower
описание Это изображение самой высокой специально построенной рекламной конструкции в Соединенном Королевстве. Башня M4 Tower, почти полностью сделанная из светодиодов в стеклянном корпусе, является ориентиром для пассажиров и путешественников. Передовые компьютерные технологии позволяют окрашивать структуру в любой цвет в соответствии с конкретными потребностями рекламодателей в области брендинга. Гигантская 7-этажная башня, расположенная в отличном месте на M4, воротах дороги из Хитроу в центр Лондона, еженедельно обслуживает 1 630 000 потребителей.Фото: предоставлено JCDecaux и James Thomas Engineering PixelRange
кредит Фото: предоставлено ColorKinetics
Башни LG в Пекине
описание Башни LG в оживленном районе Чаоян в Пекине имеют высоту 460 футов. Чтобы дополнить современный архитектурный дизайн башен и еще больше выделить их грандиозное присутствие, команда дизайнеров определила примерно 7340 футов огней, которые вертикально выравнивают внешний стеклянный фасад. Огни призваны сделать башни LG культовыми на фоне меняющегося горизонта Пекина.
кредит Фото: любезно предоставлено Tryka L.E.D.
M Club Muticolored
описание У этого белфастского бара впечатляющий вход. Стандартная серебряная пленка покрывает внутреннюю часть каждого окна, в сочетании с герметичным «световым коробом» дизайнеры смогли создать этот гладкий заманчивый фасад, который понравится тусовщикам со всего мира. Один кремниевый чип может генерировать до 64 миллиардов цветовых комбинаций в пределах пространства ластика карандаша.
кредит Фото: Предоставлено Rensselaer Lighting Institute
Movable LED
description У светодиодов все еще есть пути развития.Это предлагаемая конструкция сменных модульных панелей со встроенными светодиодными осветительными приборами, которые «защелкиваются» в электрической сети и выходят из нее. Жильцы могут менять расположение осветительных приборов или вводить новые светильники по своему желанию, чтобы удовлетворить свои потребности или свое настроение.
кредит Фото: предоставлено ColorKinetics
Скульптура «Проу» в здании Time Warner Building
описание В Columbus Circle светодиодные фонари использовались для сочетания искусства и архитектуры в центре Time Warner. Скульптура Prow Sculpture достигает 150 футов в высоту и создает сложные световые последовательности, созданные с помощью интеллектуальной твердотельной осветительной технологии Color Kinetics, сияющей на площади Колумбус в Нью-Йорке, сочетая искусство и архитектуру в завораживающей скульптуре Prow Sculpture Time Warner Center с 16:00 до 11:00. : 00 вечера. Прогулка меняется с помощью различных программ освещения, включая медленные ритмичные последовательности, которые могут включать сезонные элементы, такие как падающие листья или снежинки. Он также отображает перерывы или статические эффекты, которые приостанавливаются на некоторое время перед растворением.Согласно The New York Times, этот «светящийся ночной восклицательный знак над Columbus Circle» может быть наиболее эффективным, если смотреть с Восьмой авеню, «где он кажется парящим в воздухе».
Конференц-центр Королевы Елизаветы
описание Конференц-центр QEII, расположенный прямо напротив Вестминстерского аббатства и курантов Биг-Бена, поразительно окрашен в экстерьер центрального лондонского здания. Для достижения этой цели руководство QEII воспользовалось последними достижениями в технологии светодиодных светильников, интегрировав светильники Pulsar ChromaFlood200 в свою схему внешнего освещения.Только 14 светильников RGB создают изменяющуюся цветовую схему, для которой требуется всего 2800 Вт, что примерно на 1400 Вт меньше, чем у обычного света. Фото: Любезность и авторское право http://www.pulsarlight.com www.PulsarLight.com

Singapore’s Safra Club Этот центр отдыха и спорта в Сингапуре обслуживает служащих национальной службы, которые поддерживают стабильность Сингапура. В дизайне освещения использовано обычное здание городского клуба SAFRA Town Club с ярким фасадом. В шестиэтажном здании светодиоды добавлены в качестве последнего штриха к зданию, создавая плавную последовательность смены цвета, которая естественным образом перетекает друг в друга.Фото: любезно предоставлено и авторское право http://www.pulsarlight.com www.PulsarLight.com

кредит Фото: предоставлено ColorKinetics
Университет Такарадзука
описание Престижный Японский университет искусства и дизайна Такарадзука создал союз традиционное искусство и современные инновации с использованием светодиодных фонарей. В его здании высотой около 200 футов используются последние достижения в области интеллектуального светодиодного освещения, чтобы выделить его на фоне городского горизонта Осаки.Освещенный фасад здания, спроектированный всемирно известным художником Джеймсом Терреллом, который исследует использование света и пространства для создания необычных произведений искусства, наполнен цветом и движением.
Арка Хиллсборо
описание Эта 90-футовая арка над Орегонским шоссе освещена более чем 580 отдельными 9-миллиметровыми миниатюрными клиновыми фонарями. По данным Ledtronics, использование светодиодных ламп вместо ламп накаливания позволяет сэкономить около 8,491,2 Вт в час. Это также обеспечивает хороший обзор для водителей.Фото: предоставлено http://www.ledtronics.com www.Ledtronics.com
Кредит Фото: предоставлено http://www.uva.co.uk/ http://www.uva.co.uk/

Kaberat: Kabaret’s Prophecy Первая постоянная инсталляция United Visual Artists в Англии. Эта схема освещения, которая меняет цвета и настроение, использует изогнутый светодиодный дизайн с низким разрешением на стене в клубе Kabaret’s Prophecy в Сохо, Лондон. . Стена — главный источник света в клубе, переходящий от безмятежных «цифровых обоев» к интенсивно ритмичным графическим визуальным эффектам, исполняемым вживую каждую ночь виджеем.

Чикаго Миллениум Парк Фонтаны Короны в Миллениум-парке в Чикаго преобразуют видеосигналы (живые или записанные) и передают их в систему светодиодного освещения, которая проецирует пиксели изображения через тысячи индивидуально управляемых светодиодных узлов. Он включает в себя две 50-футовые башни из стеклянных блоков, которые постепенно меняют цвет и оснащены светодиодными экранами, на которых проецируются фотографии лиц жителей Чикаго и видеоматериалы о природе. Фото: любезно предоставлено властями Чикаго

кредит // www.hoophall.com www.hoophall.com
Зал славы баскетбола
описание Зал славы баскетбола почти полностью освещен светодиодами. Внешний вид и интерьер земного шара, которые можно увидеть здесь, создают яркую и теплую атмосферу, чтобы увидеть спортивные памятные вещи. Чистый и гладкий интерьер, который создается за счет светодиодных фонарей, получил награду Lumen за дизайн.
кредит Фото: предоставлено France C Philippe Graffion и Tryka L.E.D.

Торговый центр Fleur d’Eau Этот торговый центр во Франции получил награду European ReStore от Международного совета торговых центров за возрождение городов.Их светодиодное освещение было неотъемлемой частью их дизайна и создает привлекательную атмосферу для покупателей и туристов в витринах.

Участие в проектировании / строительстве под руководством архитекторов | Журнал Architect

Пол Варчол любезно предоставлен Gluck + Пристройка к дому Миса ван дер Роэ 1955 года в Коннектикуте, выполненная Peter Gluck and Partners Architects (теперь Gluck +)

В конце 1980-х годов нью-йоркская компания Peter Gluck and Partners Architects (ныне Gluck +) реализовала громкий проект с высокими ставками: Людвиг Мис ван дер Роэ спроектировал пристройку к резиденции в Коннектикуте 1955 года. По словам директора Томаса Глюк, этот проект был «большой честью и ответственностью».

Тоже было много работы. Фирма не хотела никаких ошибок, поэтому внимательно следила за подрядчиками. «Мы работали на объекте практически полный рабочий день, не получая за это компенсации и не имея полномочий руководить субподрядчиками», — говорит Глюк. Этот опыт заставил фирму переосмыслить, как она будет управлять проектами в будущем.

Понимание метода реализации
В течение последних двух десятилетий GLUCK + занимался проектированием / сборкой под руководством архитектора (также называемым проектированием / сборкой под руководством дизайнера), работая в качестве единой точки контакта для клиента, управляя проектами. проектирование и строительство, а также в качестве менеджера по строительству, субподрядные работы по конкретным специальностям.Некоторые фирмы могут иметь собственное строительное подразделение, которое действует как генеральный подрядчик и руководитель строительства, в то время как другие могут нанимать отдельного генерального подрядчика для ведения строительства в качестве совместного предприятия.

Оценка преимуществ
Заказы на внесение изменений и перерасход средств в проектах проектирования / сборки под руководством архитекторов — редкость, по крайней мере, по опыту Глюка. Архитекторы более чувствительны к вопросам стоимости, графика и материалов во время проектирования и более приспособлены к решению проблем качества во время строительства.«Для нас ценность заключается в такой интеграции», — говорит Глюк. «Тот же человек, который разрабатывает [проект], — это тот же человек, который передает его и работает с профессиями. У нас сложилось впечатление, что клиенты хотят именно этого ».

Это также то, чего хочет все большее число архитектурных фирм. Том Вандевир, AIA, старший вице-президент глобальной архитектурной компании HDR, говорит, что традиционная модель «дизайн-предложение-сборка» составляет менее половины проектов его компании. «Сегодня я никогда не видел большего разнообразия в изучении различных способов доставки», — говорит он.

Вандевеер говорит, что финансовые аргументы в пользу проектирования / сборки под руководством архитекторов очевидны, что в настоящее время составляет около 10 процентов доходов HDR. «Есть определенно больше возможностей заработать больше денег», — говорит он. В традиционной модели проектирования / предложения / строительства общая сумма гонорара архитектора составляет от 6 до 8 процентов затрат на строительство, что составляет около 10 процентов прибыли. Подрядчики сокращают немного больше, получая прибыль около 15 процентов. В проектах проектирования и строительства, возглавляемых архитектором, эта прибыль также поступает архитектору.

Но, по словам Вандевир, «реальный мотиватор больше в возможности участвовать и, в некоторой степени, контролировать проектные решения, которые в противном случае могли бы быть подчинены подрядчику», — говорит он. Глюк соглашается: «Мы можем убедиться, что все участники сайта действительно сосредоточены на [деталях]. Мы считаем, что он создает гораздо лучшую архитектуру ».

Сделать первый шаг
Фирмы могут не решаться возглавить проектные / строительные работы из-за проблем с ответственностью, связанных с несчастными случаями на строительстве или отказами.Но, говорит Марк Фридлендер, партнер, специализирующийся на строительном и дизайнерском праве в чикагском офисе Schiff Hardin, риски не намного больше, чем те, на которые может рассчитывать типичная архитектурная фирма.

Проблемы с качеством строительства обычно покрываются политикой общей ответственности генерального подрядчика. «Если что-то построено неправильно, архитектор принимает на себя полную ответственность за это перед владельцем, но затем перекладывает ответственность или ответственность за ремонт на генерального подрядчика, который, вероятно, в свою очередь передает это субподрядчику», — говорит Фридлендер.«Таким образом можно справиться практически со всеми рисками строительного проекта». Однако фирмы должны создать отдельное юридическое лицо для ведения строительства, чтобы изолировать архитектурную сторону фирмы, если катастрофа все-таки произойдет, и строительная сторона должна распустить.

Поскольку архитектор и генеральный подрядчик работают в более тесном сотрудничестве, Фридландер говорит, что вероятность возникновения проблем значительно снижается. «Я структурирую проекты проектирования / строительства своих [клиентов] дизайнеров так, чтобы архитектор и подрядчик разделяли сбережения и убытки в соотношении 50/50, что означает, что они знают, что в финансовом отношении они вместе.”

Примечание: эта статья была исправлена ​​с момента первой публикации, чтобы прояснить роль Gluck + в проектах проектирования и сборки под руководством архитекторов.

Kolbadi House / LED Architects

Kolbadi House / LED Architects

© Hamoon Moghaddam

+ 25

Поделиться
  • Facebook

  • Twitter

  • Pinterest

  • Pinterest 9002

    Почта

Или

https: // www.archdaily.com/969550/kolbadi-house-led-architects
  • Площадь Площадь этого архитектурного проекта Площадь: 504 м²
  • год Год завершения данного архитектурного проекта Год: 2021 г.
  • ФотографииФотографии: Hamoon Moghaddam
  • ПроизводителиБренды с продуктами, использованными в этом архитектурном проекте Производители: KWC, Alborz, Fenos, Palermo, Pishineh, Vanitar
© Hamoon Moghaddam

Текстовое описание предоставлено архитекторами. Kalbadi House — жилой проект в городском контексте Гармсара. Критерии строительства 70% поверхности земли, расположение и развитие микрорайонов являются наиболее важными факторами в массовом производстве проекта; Но дизайнер изменил способ массирования, чтобы получить объемную массу, которая отвечает на основные вопросы дизайна. Главный вопрос плана — как определить независимую жилую единицу (дом) на основе городских критериев на городской земле (заполнение).Таким образом, этот дом предоставляет пространственные возможности для семейной жизни.

попытался увеличить кубометры и внутреннее пространство проекта. Таким образом, в центре проекта образовался средний двор. Этот средний двор имеет форму садовой ямы до самого верхнего уровня в виде брода по отношению ко всем пространствам проекта. Однако переосмысление центрального двора традиционных домов не было целью проекта; Но с точки зрения функциональности и уровня освещенности все помещения проекта могут освещаться из центрального двора.

© Hamoon Moghaddam Раздел 01 © Hamoon Moghaddam

Проект сформирован снаружи в виде нескольких замкнутых кирпичных кубов. Эти кубы вмещают различные функциональные пространства и, наконец, проявляют себя в виде трех больших горшков городского масштаба на крыше.Для связи аварийно-спасательных сил в случае аварии на каждом этаже учитывается сечение кирпичной оболочки в виде рельса и пустоты; Чтобы позволить прибытие сил помощи во время возможной аварии.

© Hamoon Moghaddam

СВЕТОДИОД (СВЕТОВОЙ ДИОД) | Архитектор объясняет

Светоизлучающий диод (LED) — это полупроводниковый диод, который излучает свет, когда электрический ток подается в прямом направлении устройства, от анода к катоду.Эффект представляет собой форму электролюминесценции, при которой свет с узким спектром излучается твердотельным материалом.

Светодиоды

широко используются в качестве индикаторных ламп на электронных устройствах и все чаще в приложениях с более высокой мощностью, таких как фонарики и местное освещение. Светодиод обычно представляет собой небольшой (менее 1 мм) источник света. Цвет излучаемого света зависит от состава и состояния используемого полупроводникового материала и может быть инфракрасным, видимым или ультрафиолетовым. Чтобы помочь вам определиться с целесообразностью использования светодиодных ламп в вашем доме , в качестве архитектора , я перечислил их преимущества, недостатки и возможности использования под следующими заголовками:

В чем преимущества светодиодных ламп?
Где используются светодиоды?
Какие недостатки светодиодов?
Что такое геобульба и ее полезность?



КАКОВЫ ПРЕИМУЩЕСТВА светодиодов ?

КПД: Светодиоды излучают больше света на ватт, чем лампы накаливания, примерно 100 люмен на ватт; это полезно в устройствах с батарейным питанием или в энергосберегающих устройствах.

Цвет: Светодиоды могут излучать свет заданного цвета без использования цветных фильтров, которые требуются для традиционных методов освещения. Это более эффективно и может снизить начальные затраты.

Размер: Светодиоды могут быть очень маленькими — всего кубический миллиметр, и их можно разместить в небольших помещениях.

Время розжига: Светодиоды загораются очень быстро. Типичный индикаторный светодиод достигает полной яркости за микросекунды.

Цикл: Светодиоды идеально подходят для использования в приложениях, которые подвержены частым циклам включения и выключения, в отличие от люминесцентных ламп, которые сгорают быстрее при частом циклировании, галогенных ламп, которым требуется много времени перед повторным запуском.

Регулировка яркости: Светодиоды можно очень легко приглушить путем модуляции или понижения прямого тока.

Холодный свет: В отличие от большинства источников света светодиоды излучают очень мало тепла в виде инфракрасного излучения, которое может вызвать повреждение чувствительных предметов или тканей.Потраченная впустую энергия рассеивается в виде тепла через основание светодиода.

Медленный выход из строя: Светодиоды обычно выходят из строя из-за постепенного затемнения, в отличие от внезапного перегорания ламп накаливания.

Срок службы: Светодиоды могут иметь относительно долгий срок службы. Согласно одному отчету, срок полезного использования составляет от 35 000 до 50 000 часов, хотя время до полного отказа может быть больше. Люминесцентные лампы обычно рассчитаны на срок от 10 000 до 15 000 часов, а лампы накаливания — на 1 000–2 000 часов.

Shoc k сопротивление: Светодиоды, будучи твердотельными компонентами, трудно повредить внешним ударом, в отличие от хрупких люминесцентных ламп и ламп накаливания.

Focus: Прочный корпус светодиода может быть сконструирован так, чтобы фокусировать его свет, свет можно коллимировать и линзировать под любым углом. Лампы накаливания и люминесцентные источники часто требуют внешнего отражателя для сбора и направления света.

Утилизация: Светодиоды не содержат ртути, в отличие от люминесцентных ламп, и их легко утилизировать.

Благодаря своим преимуществам, светодиоды теоретически обещают, что эти устройства действительно могут приблизиться к достижению нирваны освещения — вечной жизни, чистого преобразования каждого ватта электрической энергии в белый свет. Экономия энергии будет огромной. И это может означать, что если бы вы установили светодиод в своем доме сегодня, ваши внуки могли бы все еще использовать его 50 лет спустя!




ГДЕ ИСПОЛЬЗУЮТСЯ светодиоды?

В результате новых разработок в светодиодной технологии, внезапно из скромного индикатора на микроволновке, стереосистеме или стиральной машине, они стали повсюду —

  • Освещение домов.
  • В кинотеатрах, дискотеках, торговых центрах. Для вывесок.
  • На светофоре.
  • В горелках.
  • В медицинских инструментах.
  • В сотовых телефонах, часах.
  • На гигантских экранах телевизоров.
  • Для освещения фасадов зданий. Список бесконечен.
Фасад здания, освещенный светодиодами.




КАКИЕ НЕДОСТАТКИ светодиодов?

Высокая цена: Светодиоды в настоящее время более дорогие (цена за люмен) на основе первоначальных капитальных затрат, чем большинство традиционных технологий освещения.Дополнительные расходы частично связаны с относительно низким световым потоком и тем фактом, что технологии развиваются очень быстро, и в разработку были вложены огромные средства с очень небольшим временем для возмещения этих затрат. Высокая начальная стоимость серийных светодиодных ламп объясняется дорогой сапфировой подложкой, которая играет ключевую роль в производственном процессе. Сапфировый прибор должен быть соединен с зеркальным коллектором, чтобы отражать свет, который в противном случае был бы потрачен впустую.

Температурная зависимость: Характеристики светодиода во многом зависят от температуры окружающей среды в рабочей среде.Перегрузка светодиода при высоких температурах окружающей среды может привести к перегреву корпуса светодиода, что в конечном итоге приведет к отказу устройства. Это особенно важно при рассмотрении автомобильных, медицинских и военных приложений, где устройство должно работать в большом диапазоне температур и иметь низкий уровень отказов.

Чувствительность по напряжению: На светодиоды должны подаваться напряжение выше порогового значения и ток ниже номинального. Это могут быть последовательные резисторы или источники питания с регулируемым током.

Качество света: Большинство светодиодов холодного белого цвета имеют спектр, который значительно отличается от солнечного или лампы накаливания. Это может привести к тому, что цвет объектов при освещении холодным белым светодиодом будет восприниматься иначе, чем при солнечном свете или источниках накаливания. Однако характеристики цветопередачи обычных люминесцентных ламп часто хуже, чем у современных белых светодиодов.

Blue Hazard: Растет озабоченность по поводу того, что синие светодиоды и холодно-белые светодиоды теперь способны превышать безопасные пределы так называемой опасности синего света, как это определено в спецификациях безопасности для глаз.

Загрязнение синим цветом: Поскольку холодно-белые светодиоды излучают намного больше синего света, чем обычные наружные источники света, такие как натриевые лампы, сильная зависимость рэлеевского рассеяния от длины волны означает, что холодно-белые светодиоды могут вызывать большее световое загрязнение, чем другие источники света.

Растет беспокойство по поводу того, что синие светодиоды и холодно-белые светодиоды превышают безопасные пределы опасности синего света

Хотя светодиоды имеют некоторые недостатки, огромные инвестиции были вложены в развитие светодиодной технологии, потому что становится очевидным удивительный объем, который они могут предложить. нам.Несомненно, это самая маленькая вещь в мире экологичного освещения.




ЧТО ТАКОЕ ГЕОБУЛЬБ И ЕГО ПОЛЕЗНОСТЬ?

Geobulb — это результат новейших разработок в светодиодной технологии. GeoBulb — это светодиодная лампа, предназначенная для замены обычных ламп накаливания. Его срок службы составляет 30 000 часов (что составляет почти 10 лет), он потребляет всего 8 Вт, чтобы произвести свет лампы накаливания мощностью 60 Вт. Он выделяет на 40% меньше тепла, чем КЛЛ, и на 89% меньше тепла, чем лампа накаливания.Он не содержит ртути и сразу загорается при включении. GeoBulb дает мягкий, прохладный и теплый свет. Это действительно нирвана освещения, и кто думал, что технологии дадут ее нам так скоро.

Однако есть некоторые недостатки. Один недостаток заключается в том, что светодиодные лампы имеют ограниченную яркость, при этом самые яркие лампы эквивалентны лампе накаливания мощностью 45-60 Вт. Большинство светодиодных ламп нельзя затемнить, и они довольно дороги.

Но одно можно сказать наверняка. Благодаря быстрому прогрессу, достигнутому в светодиодной технологии, затраты обязательно снизятся, а недостатки будут исправлены.Светодиодные лампы или светодиодные люминесцентные лампы заменят все существующие лампы накаливания и даже люминесцентные лампы. О них читайте здесь:

Если вы нашли этот пост полезным, мне бы очень понравилось, если вы прикрепите его или поделитесь им. Я не заблокировал сайт только потому, что у вас включен блокировщик рекламы, потому что я надеюсь, что мой контент будет вам полезен. Но я могу запустить этот сайт только из-за рекламы. Так что буду признателен, если вы отключите блокировку рекламы. Спасибо!

Связанные темы:

Архитектурное проектирование со светодиодными потолочными светильниками

Архитектурный световой дизайн со светодиодными даунлайтами, Строительные изделия, Архитектура

Международный архитектурный дизайн освещения Артикул

6 мая 2019

Светодиодные светильники для дома

Как создать архитектурный световой дизайн с помощью светодиодных даунлайтов

В области дизайна интерьеров постоянно совершенствуются технологии и продукция. Одно из таких улучшений — это светодиодные даунлайты, которые представляют собой встраиваемые светильники, которые размещаются на потолке, как встраиваемые. Эти светильники создают очень чистый силуэт на потолке по сравнению с открытыми светодиодными светильниками. Покупаете светодиодные даунлайты? Убедитесь, что вы сначала прочитали это руководство.

  1. Создайте больше разнообразия освещения в своей комнате.

Секрет красиво освещенной комнаты заключается в разнообразном освещении. Если у вас есть светодиодные потолочные светильники, вы можете эффективно этого добиться.Как? Вы создаете больше места и возможностей для разнообразия. Поскольку ваши светодиодные даунлайты встраиваются, вы можете установить другие формы освещения, чтобы создать иллюзию разной высоты освещения в разных местах или областях комнаты.

Например, у вас могут быть другие подвесные светильники, настенные светильники и даже торшеры. Поскольку значительная часть вашего функционального освещения встроена в потолок, архитектурный дизайн выглядит скорее собранным, чем загруженным, несмотря на наличие множества других многочисленных источников света для разнообразия.

  1. Более экономичный, чем не светодиодные светильники даунлайта.

Архитектурное освещение действительно сделает ваш дом красивее. Однако, с другой стороны, стоимость электроэнергии из-за наличия большого количества осветительных приборов также может быть довольно высокой. Хорошая новость заключается в том, что вы можете сбалансировать эту стоимость, используя светодиодные потолочные светильники, которые более рентабельны. Срок службы светодиодных ламп примерно в 20 раз больше, чем у обычных. Эксперты по освещению отметили, что средний срок службы светодиодных фонарей составляет около 50 000 часов, что в среднем может длиться в доме от десяти до двадцати лет.

Благодаря этому вы сможете больше наслаждаться своим архитектурным световым дизайном, потому что вам больше не нужно так беспокоиться о затратах.

  1. Добавьте больше света и сфокусируйте внимание на определенных местах и ​​объектах в комнате.

В некоторых частях дома могут быть определенные места или объекты, на которых вы, возможно, захотите выделить или привлечь внимание. Вместо обычных прожекторов или трековых светильников вы можете эффективно добиться того же с помощью светодиодных даунлайтов.Когда вы работаете со светодиодными точечными светильниками, чтобы повысить уровень вашего архитектурного дизайна освещения, чтобы выделить конкретный объект, ваши гости начинают смотреть вверх и гадать, откуда исходит весь свет. Таким образом, вы можете эффективно создать световую драму в своем доме, вместо того, чтобы иметь тусклое, скучное и утомительное освещение.

  1. Используйте планки для светильников типа «даунлайт», чтобы создать отличное разнообразие.

Если вы относитесь к тому типу домовладельцев, которые действительно предпочитают более минималистичный подход к дизайну освещения, вы все равно можете создать великолепную световую драму и разнообразие, даже используя встраиваемые светодиодные даунлайты. Многие светодиодные потолочные светильники также регулируются по интенсивности и яркости света. Кроме того, у светодиодных даунлайтов есть различные варианты отделки, из которых вы можете выбирать, например:

  • Простые планки, если вам действительно нравится легкий, простой и предельно минималистичный дизайн для чистых оттенков
  • Декоративные планки для стен, в которых планки отражателя сочетаются с «совком», который направляет свет на стену, чтобы вы могли создавать точки фокусировки на акцентной стене.
  • Перегородки, поглощающие излишки света и уменьшающие блики.
  • Отражатели с гладкими внутренними поверхностями для максимального увеличения излучаемого света, идеально подходят для кухонь, гардеробных, ванных комнат и высоких потолков
  1. Три аспекта архитектурного освещения.

Выбирая освещение для дома, вы должны помнить не только об очевидной функции освещения вашего дома. Помните, что ваш дом — это ваше убежище, где вы хотите чувствовать себя комфортно и расслабленно. Правильное освещение поможет вам достичь этого эмоционального ощущения. С помощью светодиодных потолочных светильников вы можете эффективно отметить три аспекта архитектурного освещения:

  • Этого нельзя отрицать: как уже говорилось выше, светодиодные даунлайты — более эффективный вариант, чем другое освещение.Следовательно, вам не нужно довольствоваться оплатой дорогих счетов за электричество, чтобы вы могли наслаждаться хорошо продуманным освещением своего дома.
  • Светодиодные потолочные светильники
  • имеют большую эстетическую ценность для вашего дома, потому что они добавляют больше драматизма и красоты в пространство. Светодиодные даунлайты позволяют вам поиграть с большим количеством типов освещения, даже если вы хотите выбрать более минималистичный подход.
  • Светодиодные потолочные светильники
  • достигают очевидной цели, для которой они были созданы, а именно обеспечивают освещение в комнате, в то же время имея более длительный срок службы.

Заключение

Проектировать архитектурную структуру и стиль интерьера вашего дома — всегда увлекательное время! От процесса выбора освещения в магазине до размещения такого же освещения на потолке — вы получите удовольствие от архитектурного дизайна, который он может привнести в вашу комнату и ваш дом в целом после включения этих светильников. При проектировании вашего дома не обязательно сосредотачиваться только на важных аспектах дизайна, которые, как правило, могут быть более дорогими.Даже если вы внесете простую замену, например, в светодиодные потолочные светильники, вы уже можете существенно повлиять на дизайн своего дома.

Комментарии к статье «Архитектурное освещение со светодиодными светильниками» приветствуются.

Дома

Статьи о собственности

Рабочее пространство Shed Office , Лондон
Дизайн: Platform 5 Architects

фото: Alan Williams Photography
Home Office

Новое жилье в Великобритании: британское домостроение

Британский особняк

Британские дома

Дизайн британских домов

Step House в северном Лондоне
Архитекторы: Bureau de Change

фото © Ben Blossom
North London Property Extension

Современные дома

Комментарии / фотографии для Архитектурное освещение со светодиодными потолочными светильниками Страница добро пожаловать

очков гордости | Школа архитектуры и общественного дизайна | Колледж искусств

Наши студенты и выпускники за работой:

  • Рэйчел Диппель (М. Arch. 2018) приняла предложение поработать в офисе Morphosis Architecture в Лос-Анджелесе. Компания Morphosis, возглавляемая лауреатом Притцкеровской премии архитектором Томом Мейном, является архитектор (работавший с архитектором из Тампы Флейшманом Гарсиа) над новыми наградами Здание колледжа на территории кампуса USF в Тампе. Рэйчел была также удостоена престижной Гарсия, получил премию Advanced Portfolio и премию Graduate Assistant Award, а также лауреат премии за диссертацию.
  • Мария Гомес (M. Arch. 2018) была награждена престижной Королевской медалью за свой дипломный проект под названием «Сосуды и вуали, современное повествование о Этика миграции ». Мария согласилась на стажировку в нью-йоркском офисе Tod Williams и Billie Tsien Architects. В настоящее время компания занимается проектированием Президентской библиотеки Барака Обамы в Чикаго.
  • Архитектура Morphosis из Лос-Анджелеса и Нью-Йорка была недавно выбрана для проектирования нового колледжа с отличием. здание на территории кампуса Университета Южной Флориды в Тампе.От имени президента USF Джуди Геншафт, USF провела обширное исследование для проекта стоимостью 40 миллионов долларов. Профессор SACD, доктор Левент Кара и команда аспирантов летом 2016 года. USF Facility направили исследование заинтересованным архитекторам в качестве вдохновляющего документа. Финалистами проекта выступили Morphosis Architects, Mack Scogin Merrill Elam Architects. (Атланта), Sasaki Architects (Бостон), Studio Libeskind (Нью-Йорк) и Beck Architects (Тампа).Выпускник SACD Марсель Масловски, AIA, M. Arch 2013, является ведущим архитектором для местной команды архитекторов Fleischman Garcia Architects.

Учимся у провидцев:

  • Архитектор Даниэль Либескинд, FAIA, посетил Школу архитектуры и общественного дизайна USF и читал лекции в Колледж искусств USF весной 2017 года. Впоследствии он был награжден почетная докторская степень в области архитектуры во время церемонии вручения дипломов весной 2018 года.

Возможности исследования:

Флоридский центр общественного дизайна и исследований (FCCDR), исследовательское, грантовое и контрактное подразделение Школы архитектуры и сообщества Дизайн продолжает получать множество важных грантов:

  • AIA добавляет USF SACD / FCCDR и Школу общественного здравоохранения к исследованиям в области дизайна и здравоохранения Консорциум.Исследователи Флоридского центра общественного дизайна и исследований и колледжа USF Департамента общественного здравоохранения сосредоточится на возможностях повышения устойчивости городов в регионе Тампа-Бэй. Исследования будут использовать транспорт, инфраструктуру, принципы разумного роста и институциональная логика для оценки возможностей укрепления факторов здоровья населения благодаря усовершенствованным инициативам по проектированию встроенной среды.
  • Брайан Кук присоединился к FCCDR весной 2018 года в качестве приглашенного доцента-исследователя.Зарегистрированный ландшафтный архитектор с 14-летним опытом работы консультантом и педагогом, его работа и исследования сосредоточены на специфическом характере ландшафта, а также вопросы джентрификации и перемещения.

Награды и признание:

  • Доцент Стэнли Рассел получил премию AIA H.Дин Роу, Премия FAIA за выдающийся дизайн: один уголок Архитекторы, Автосалон классических автомобилей. Этой почетной наградой награждаются проекты, построенные лицензированными частными лицами или фирмами, которые могут включать архитектурные проекты любого типа из любой категории. Было установлено в честь покойного Х. Дина Роу, FAIA, и отмечает работу членов AIA, которые представляют высочайший уровень качества дизайна, присуждаемый AIA Tampa Bay. Только один проект удостоен премии H.Дин Роу, награда FAIA за выдающийся дизайн.
  • Доцент Майкл Халфлантс получил Почетную медаль AIA Флорида / Карибского бассейна за дизайн в 2018 году. Эта награда отмечает индивидуальный архитектор из Флориды, отличившийся высоким качеством и оригинальность их работ, продвижение ценности хорошей архитектуры и осведомленности общественности о ней, демонстрируя лидерство и вдохновляя коллег и других.Этот это высшая награда за дизайн, которую AIA Florida может вручить одному из своих членов.

Школа архитектуры и общественного дизайна USF (SACD) также была представлена ​​в нескольких Категории дизайна на премии Florida / Caribbean Design Awards 2018:

  • Почетная награда за выдающиеся достижения в новой работе
    Резиденция Губермана Кеннеди | Halflants + Pichette Studio для современной архитектуры (Майкл Halflants, доцент, SACD)
  • Почетная награда за выдающиеся достижения в области интерьеров
    Donnelly Renovation | Halflants + Pichette Studio для современной архитектуры (Майкл Halflants, доцент, SACD)
  • Почетная награда за теоретический / исследовательский дизайн
    Долг на крыши Гаваны | Мануэль Альварино (USF SACD M. Arch.)
    Реставрация Светового мемориала | Даниэлла Ковате (магистр архитектуры USF SACD), Ванесса Марин (USF SACD M. Arch.), Матеус да Силвейра, Натан Уоллес и Клаудиа Синтас, HKS
  • Премия за заслуги в области теоретического и исследовательского дизайна
    Оживление Oldsmar | Тарин Сабиа, доц. AIA, директор Флоридского центра Дизайн и исследования сообществ в Университете Южной Флориды (Oldsmar Studio была продвинутой студией по городскому дизайну, спонсируемой городом Олдсмар, Флорида)

Globe Electric Architect 32-дюймовая черная настольная лампа с поворотным рычагом, светодиодная лампа в комплекте, 12641 |

The Globe Shop / Освещение / Лампы / Настольные лампы / # 12641

Характеристики

  • РЕГУЛИРУЕМЫЙ: подпружиненный рычаг легко регулируется, чтобы направить свет туда, где он вам больше всего нужен
  • ПЕРЕКЛЮЧАТЕЛЬ ВКЛЮЧЕНИЯ / ВЫКЛЮЧЕНИЯ: удобно расположен на основании абажура для быстрого и легкого использования
  • ПЕРЕМЕННЫЙ МОНТАЖ: металлический зажим означает, что вы можете установить эту лампу в любом месте, где вам нужен свет (до 2 дюймов в ширину)
  • ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ ШНУР: шнур длиной 6 футов обеспечивает длину, необходимую для достижения любого места
  • ЛАМПОЧКА В КОМПЛЕКТЕ: 1x E26 / Medium Base A19 10 Вт светодиодная лампа в комплекте / ХАРАКТЕРИСТИКИ ЛАМПОЧКИ: 806 люмен — 10 Вт — срок службы лампы 25000 часов — 3000 кельвин — 120 вольт
  • ХАРАКТЕРИСТИКИ ЛАМПОЧКИ: 806 люмен — 10 Вт — срок службы лампы 25000 часов — 3000 кельвинов — 120 вольт

Идеально подходит для профессионалов, студентов и преподавателей. 10-ваттная светодиодная настольная лампа от Globe Electric Architect спроектирована и спроектирована для того, чтобы перенести ваш стол или рабочее место в 21 век без больших затрат.Эта светодиодная лампа практически не излучает тепла и светится очень теплым и мягким светом 3000K с переключателем включения / выключения наверху. Благодаря сроку службы 25 000 часов и меньшему потреблению энергии ваша светодиодная лампа сэкономит вам деньги и время. Длинный шнур позволяет разместить свет в любом месте, независимо от того, где находится настенная розетка. В комплект входит одна светодиодная лампа A19 мощностью 10 Вт.

КУПИТЬ ОНЛАЙН

Мы получаем компенсацию через партнерские программы Houzz и Amazon.Ссылки на Amazon.com,
Amazon.ca и Houzz.com являются партнерскими ссылками, и Globe будет получать комиссию от наших партнеров по розничной торговле за покупки
, сделанные с использованием этих ссылок, без каких-либо дополнительных затрат для вас, потребителя.

НАЙТИ РОЗНИЧНОЙ ТОРГОВЛИ

Globe Electric Продукты можно приобрести в различных розничных магазинах. Найдите ближайшего к вам продавца, которому вы доверяете

КУПИТЬ МЕСТНЫЕ

Описание

Характеристики

  • РЕГУЛИРУЕМЫЙ: подпружиненный рычаг легко регулируется, чтобы направить свет туда, где он вам больше всего нужен
  • ПЕРЕКЛЮЧАТЕЛЬ ВКЛЮЧЕНИЯ / ВЫКЛЮЧЕНИЯ: удобно расположен на основании абажура для быстрого и легкого использования
  • ПЕРЕМЕННЫЙ МОНТАЖ: металлический зажим означает, что вы можете установить эту лампу в любом месте, где вам нужен свет (до 2 дюймов в ширину)
  • ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ ШНУР: шнур длиной 6 футов обеспечивает длину, необходимую для достижения любого места
  • ЛАМПОЧКА В КОМПЛЕКТЕ: 1x E26 / Medium Base A19 10 Вт светодиодная лампа в комплекте / ХАРАКТЕРИСТИКИ ЛАМПОЧКИ: 806 люмен — 10 Вт — срок службы лампы 25000 часов — 3000 кельвин — 120 вольт
  • ХАРАКТЕРИСТИКИ ЛАМПОЧКИ: 806 люмен — 10 Вт — срок службы лампы 25000 часов — 3000 кельвинов — 120 вольт

Связанные продукты

Созданный на основе винтажного освещения, стильный 2-в-1 Verdun 1-Light Plug-In или Hardwire Industrial Cage Wall Бра от Globe Electric добавляет деревенскую индустриальную атмосферу в любое пространство. Этот регулируемый настенный бра может указывать вверх или вниз, что позволяет настраивать атмосферу и настроение освещения. Идеально подходит для использования на кухнях, в ресторанах, барах и столовых — открытая лампа обеспечивает идеальный уникальный вид. Обратите внимание на винтажные лампочки Эдисона от Globe Electric, чтобы найти дизайнерские антикварные лампочки, которые придадут этому дополнительному теплу. Включает в себя все монтажное оборудование для быстрой и простой установки и требует одну лампу со средним цоколем мощностью 60 Вт (продается отдельно).

Подвеска Jorah 3-Light Cage Cluster Pendant от Globe Electric, созданная на основе винтажного освещения, придает деревенскую индустриальную атмосферу любому пространству.Этот подвесной потолочный подвесной потолок можно полностью регулировать, что позволяет настраивать освещение и настроение. Проволочные плафоны взаимозаменяемы, поэтому вы можете полностью настроить Jorah по своему вкусу, сделав каждое приспособление поистине уникальным. Идеально подходит для использования на кухнях, в ресторанах, барах и столовых — открытые лампы и разноцветные оттенки этого светильника придают идеальный неповторимый вид.

Созданный на основе винтажного освещения, подключаемый модуль LeClair 1-Light от Globe Electric или настенный бра Hardwire Industrial добавляют винтажный индустриальный вид в любую комнату.Оставьте его как плагин, чтобы легко перемещать и создавать разные образы в разных комнатах, или прикрепите его к стене, чтобы он выглядел долго. Прозрачный стеклянный плафон и открытая лампа легко создают различную световую атмосферу и настроение, добавляя лампы разной яркости. Ознакомьтесь с ассортиментом винтажных дизайнерских лампочек Globe Electric, чтобы придать им поистине индивидуальный вид. Двойной регулируемый поворотный рычаг позволяет разместить свет там, где он вам нужен больше всего. Включает в себя все монтажное оборудование для быстрой и простой установки и требует одной винтажной дизайнерской лампы E26 мощностью 60 Вт (продается отдельно).

Созданный на основе винтажного освещения, стильный 2-в-1 Verdun 1-Light Plug-In или Hardwire Industrial Cage Wall Бра от Globe Electric добавляет деревенскую индустриальную атмосферу в любое пространство. Этот регулируемый настенный бра может указывать вверх или вниз, что позволяет настраивать атмосферу и настроение освещения. Идеально подходит для использования на кухнях, в ресторанах, барах и столовых — открытая лампа обеспечивает идеальный уникальный вид. Обратите внимание на винтажные лампочки Эдисона от Globe Electric, чтобы найти дизайнерские антикварные лампочки, которые придадут этому дополнительному теплу.Включает в себя все монтажное оборудование для быстрой и простой установки и требует одну лампу со средним цоколем мощностью 60 Вт (продается отдельно).

Подвеска Jorah 3-Light Cage Cluster Pendant от Globe Electric, созданная на основе винтажного освещения, придает деревенскую индустриальную атмосферу любому пространству. Этот подвесной потолочный подвесной потолок можно полностью регулировать, что позволяет настраивать освещение и настроение. Проволочные плафоны взаимозаменяемы, поэтому вы можете полностью настроить Jorah по своему вкусу, сделав каждое приспособление поистине уникальным.Идеально подходит для использования на кухнях, в ресторанах, барах и столовых — открытые лампы и разноцветные оттенки этого светильника придают идеальный неповторимый вид.

Созданный на основе винтажного освещения, подключаемый модуль LeClair 1-Light от Globe Electric или настенный бра Hardwire Industrial добавляют винтажный индустриальный вид в любую комнату. Оставьте его как плагин, чтобы легко перемещать и создавать разные образы в разных комнатах, или прикрепите его к стене, чтобы он выглядел долго.Прозрачный стеклянный плафон и открытая лампа легко создают различную световую атмосферу и настроение, добавляя лампы разной яркости. Ознакомьтесь с ассортиментом винтажных дизайнерских лампочек Globe Electric, чтобы придать им поистине индивидуальный вид. Двойной регулируемый поворотный рычаг позволяет разместить свет там, где он вам нужен больше всего.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.