Архитектор чарльз мур – Архитектурная энциклопедия old. Всё для учебы, работы и отдыха. Архитектурное творчество. Архитектура и строительство. Всемирная история зодчества. Учебники.

Чарльз Мур | Архитектор Сергей Алексеев

Чарльз Виллард Мур — 31 октября 1925 — 16 декабря 1993, американский архитектор. Один из ведущих мастеров постмодернизма.

Образование:

Мур закончил Мичиганский университет в 1947 и в дальнейшем работал над докторской диссертацией по философии в Принстонском университете в 1957, где он оставался в течение дополнительного года как постдокторант. Во это же время Мур служил обучающим помощником у Луиса Кана, Филадельфийского архитектора, который вёл студию дизайна. Также в Принстоне Мур установил отношения со своим сокурсники Донлином Линдоном, Уильям Тернбуллом младшим, Ричардом Питерсом, и Хью Харди, которые остались его друзьями и сотрудниками на всю жизнь.

В течение ряда лет Принстона Мур спроектировал и построил дом для своей матери в Пебл-Бич, Калифорния, и работал в течение нескольких лет на архитектора Валлэва Холма из соседнего Монтерея. Магистерская диссертация Мура исследовала способы сохранить и вклоючить историческое маргинальное жилье Монтерея в ткань города. Его Докторская диссертация, «Вода и Архитектура», была обзором присутствия воды в формировании опыта места; много десятилетий спустя диссертация стала основанием для книги с тем же самым названием.

В 1959 Мур уехал из Нью-Джерси и начал преподавать в Калифорнийском университете, Беркли. Мур был Деканом Йельской Школы Архитектуры с 1965 до 1970, непосредственно после срока пребывания в этой должности Пола Рудольфа. В 1975 он перешол в Калифорнийский университет Лос-Анджелеса, где он продолжил преподавать. Наконец, в 1985, он стал профессором О’Нейла Форда Сентенниэла Архитектуры в университете Техаса в Остине.

Основные проекты и постройки:

  1. Кресдж-колледж на о. Санта-Крус, 1965—1974;
  2. «Площадь Италии» в Новом Орлеане, 1975—1980

Награды:

Золотая медаль AIA — 1991.

Архитектор Чарльз Мур — История архитектуры

Автор Admin На чтение 3 мин. Опубликовано

Во второй половине XX в. появляется архитектурная школа, которую впоследствии начинают называть постмодернистской. В это время в Америке работают такие архитекторы как Ф. Джонсон, Р. Вентури, Р. Стерн, Ч. Мур. Последним из перечисленных архитекторов была создана Итальянская площадь в Новом Орлеане.

Заказчиком этого архитектурного ансамбля была итальянская община. Площадь имеет круглую форму. В ее ансамбле Ч. Мур соединил все те элементы, которые традиционно ассоциируются с Италией. Это — имитация античных арок и колонн, фонтаны и мозаики. Но в том, как использованы все эти элементы, можно заметить несколько ироническое отношение архитектора к сентиментальной ностальгии своих заказчиков. Площадь обильно украшена неоновыми фонарями. Вечером полосы неонового света отделяют коринфские капители от стволов колонн. Можно здесь увидеть и колонны вообще без стволов. Их заменяют кольцеобразные струи воды, выливающиеся из капители и соединяющие ее с базой. На одной из арок вода течет изо рта масок которые являются автопортретами архитектора.

Фото здания библиотеки университета в Мехико. Архитектор ОФото здания библиотеки университета в Мехико. Архитектор О
Мехико. Здание библиотеки университета. архитектор О’Горман

В современной архитектуре экстравагантные архитектурные решения часто принимаются в рекламных целях. Необычный вид сооружения офиса какой-то фирмы или магазина способствует распространению информации о них. Примером такой архитектуры является здание американской торговой фирмы «Бест», которое возводилось по проектам архитектурного объединения «Сайт». Созданные архитекторами «Сайта» здания имитируют руины. Вход внутрь может быть украшен трещиной в стене. Первым в очереди этих экспериментов стал построенный в 1972 г. «трескающийся дом». Его кирпичная облицовка слоями отходит от стены и загибается вниз.

Фото фонтана на площади Италии. Нью - Орлеан. США. Архитектор Г. МурФото фонтана на площади Италии. Нью - Орлеан. США. Архитектор Г. Мур
Фонтан на площади Италии. Нью — Орлеан. США. Архитектор Г. Мур

Иногда рекламное строительство бывает не таким шокирующим, но не менее впечатляет. Так, в городе Питтсбурге в 1984 году архитектором Филиппом Джонсоном было построено здание правления корпорации, занимающейся стеклянной продукцией. Стиль строения сам Джонсон определил, как «стеклянную готику». Тонкие шпили и стрельчатые арки строения сделаны из сияющего стекла.

Фото магазина фирмы "Бест". Архитектурное обьэднання «Сайт ». США. 1977г.Фото магазина фирмы "Бест". Архитектурное обьэднання «Сайт ». США. 1977г.Магазин фирмы «Бест». Архитектурное обьэднання «Сайт ». США. 1977г.

Архитектурным чудом XX в. часто называют сооружение оперного театра в австралийском Сиднее. Его построили в шестидесятые годы по проекту датского архитектора И. Утцона. Сооружение настолько оригинальна, что ее трудно отнести к какому-то определенному архитектурного направления. Расположенный на берегу Сиднейской залива, оперный театр напоминает паруса большого корабля или скопления белых Двустворчатые раковин. Некоторые сравнивают его с чайку собирается взлететь над волной.

Фото универмага « Бест ». Архитектурное обьэднання «Сайт ». США. 1977г.Фото универмага « Бест ». Архитектурное обьэднання «Сайт ». США. 1977г.Универмаг « Бест ». Архитектурное обьэднання «Сайт ». США. 1977г.

Площадь Италии (арх. Чарльз Мур, Новый Орлеан, США) | Деловой квартал

Фонтан окружен концентрическими колоннадами, имитирующими древнеримские и ренессансные формы, а водные брызги, неоновое освещение и фрагменты из нержавеющей стали возвращают нас в 1970-1980-е. Преобладающие материалы — гранит, мрамор, штукатурка и нержавеющая сталь. Реставрация, проведенная в 2004 году на средства соседнего отеля Loews, позволила сохранить первоначальный внешний вид площади, несмотря на снесенную колокольню.

Площадь Италии, построенная при сотрудничестве с Perez Associates, стала не только монументом итало-американского сообщества Нового Орлеана, но и способом застройки соседнего городского района Warehouse. Здесь появился фонтан и площадь, отражавшие – с точки зрения дизайнерской экспрессии и современных драматичных деталей – итальянские классические формы для авангардного постмодернистского поколения.

Планировка фонтана повторяет очертания карты Италии. Мэр Нового Орлеана Мун Ландрье поручил Муру спроектировать дизайн и площадь в рамках плана улучшения городской экономики.

После торжественного открытая Площади Италии в Новом Орлеане она произвела настоящую сенсацию, моментальна превратившись в символ постмодернистского классицизма на ближайшее десятилетие. Хотя ее автор, архитектор Чарльз Мур (1925-1993) уже добился профессионального признания за свое творение в стиле «домашнего Возрождения» Си Ранч (1963) в Калифорнии, Площадь Италии вознесла его на вершину международного «архитектурного» Олимпа.

Мур родился в Бентон-Харборе, Мичиган, окончил Мичиганский университет в 1947 году, а затем поступил в Принстон, где проучился до 1957 года. Работал ассиаентом кафедры под руководством Луиса Кана, а затем полностью перешел на научную практику, включая долгие годы преподавания в Калифорнийском университете в Беркли; Йельскую школу архитектуры; Калифорнийский университет в Лос-Анджелесе; и Техасский университет в Остине, которому он завещал свои архивы.

В 1997 году его наследники основали на территории его дома и мастерской городской фонд, который осуществляет поддержку архитектурных программ и предоставляет проживание молодым архитекторам из других стран. За свою плодовитую карьеру Мур сотрудничал со многими партнерами, как правило, в рамках архитектурного кооператива, включая Moore Ruble Yudell, основанный в 1977 году при содействии Джона Рубла и Базза Юделла, который действует по сей день.

Мур в основном занимался проектированием университетских зданий, от Калифорнии до Тайваня, однако из всех его проектов городская площадь Нового Орлеана является самым значимым и, в то же время, самым недооцененным его достижением.

Хотя на реализацию плана ушло несколько десятилетий, сегодня округ Warehouse Нового Орлеана действительно является «соседом» Площади Италии с множеством художественных заведений. Здесь располагается Музей Второй мировой войны, открытый в 2000 году в рамках генерального плана нью-йоркской компании Voorsanger Architects.

Портрет Мура запечатлен между двумя круглыми нишами, обрамляющими одну из арок, из которых в центральный фонтан перетекает вода.

Смотрите также:

Чарльз Мур (архитектор) • ru.knowledgr.com

Чарльз Виллард Мур (31 октября 1925 - 16 декабря 1993) был американским архитектором, педагогом, писателем, Членом американского Института Архитекторов и победителем Золотой медали AIA в 1991.

Жизнь и карьера

Мур закончил Мичиганский университет в 1947 и заработал и для Владельца и доктор философии в Принстонском университете в 1957, где он оставался в течение дополнительного года как постдокторант. Во время этого товарищества Мур служил обучающим помощником по Луи Кану, Филадельфийскому архитектору, который учил студию дизайна. Также в Принстоне Мур развил отношения со своим

сокурсники Донлин Линдон, Уильям Тернбулл младший, Ричард Питерс, и Хью Харди, остались друзьями на всю жизнь и сотрудниками. В течение лет Принстона Мур проектировал и построил дом для своей матери в Пебл-Бич, Калифорния, и работал в течение лет на архитектора Валлэва Холма соседнего Монтерея. Магистерская диссертация Мура исследовала способы сохранить и объединить историческое наносно-глинистое жилье Монтерея в ткань города. Его Докторская диссертация, «Вода и Архитектура», была обзором присутствия воды в формировании опыта места; много десятилетий спустя диссертация стала основанием книги с тем же самым названием.

В 1959 Мур уехал из Нью-Джерси и начал преподавать в Калифорнийском университете, Беркли. Мур стал Деканом Йельской Школы Архитектуры с 1965 до 1970, непосредственно после срока пребывания Пола Рудольфа. В 1975 он двинулся в Калифорнийский университет, Лос-Анджелес, где он продолжал преподавать. Наконец, в 1985, он стал профессором О'Нейла Форда Сентенниэла Архитектуры в университете Техаса в Остине.

Коммуникабельная, поглощающая, и привлекательная индивидуальность Мура и его посвящение инновациям, сотрудничеству, дебатам и прямому опыту были резким контрастом к авторитарному подходу Рудольфа. С Кентским Цветущим растением Мур основал

Йельский Проект строительства в 1967 как способ и продемонстрировать социальную ответственность и демистифицировать строительный процесс для студентов первого курса. Проект остается активным в Йельском университете.

Мур открыл практику в Нью-Хейвене, Коннектикут и в следующих годах осуществленный под запутывающим разнообразием профессиональных конфигураций, партнеров и имен, включая Мура, Линдона, Тернбулла, Уитакера, MLTW, Архитекторов Centerbrook, Рубль Мура Yudell, Urban Innovations Group, Charles W. Moore Incorporated и Муре/эндерссон. Постоянные изменения закончились, частично, от обширного международного путешествия Мура и его шагов в Калифорнию и затем в Остин, Техас.

Мур предпочел заметные конструктивные особенности, включая громкие цветовые комбинации, суперграфику, стилистические столкновения, повторное использование тайных исторических дизайнерских решений и использование нетрадиционных материалов, такие как пластмасса, (алюминировали) ЛЮБИМЫЙ фильм, платиновые плитки и неоновые вывески, В результате его работа вызывает пробуждение, требует внимания, и иногда опрокидывается в китч. Его середина 1960-х место жительства Нью-Хейвена, изданное в

Плэйбое, показала открытый, автономный душ посреди комнаты, ее вода nozzled через гигантский подсолнечник. Такие конструктивные особенности (историческая деталь, украшение, вымышленное лечение, иронические значения) сделали Мура одним из главных новаторов постмодернистской архитектуры, наряду с Робертом Вентури и Майклом Грэйвсом, среди других. Piazza d'Italia Мура (1978), городская общественная площадь в Новом Орлеане, сделал плодовитое использование его обильного словаря дизайна и часто цитируется в качестве типичного постмодернистского проекта.

В дополнение к его влиятельной работе как архитектор и университетский педагог, Мур был продуктивным автором, издавая дюжину книг. Много других книг, монографий и статей документируют его проекты.

  • Место зданий (с Джеральдом Алленом и Донлином Линдоном)
  • Размеры (с Джеральдом Алленом)
  • Тело, память и архитектура (с кентским цветущим растением)
  • Поэтика садов
  • Наблюдаемый город: Лос-Анджелес (с Питером Беккером и Регулой Кэмпбеллом)
  • Вода и архитектура
  • Палаты для дворца памяти (с Донлином Линдоном)

«Тело, Память, и Архитектура», написанный с Кентским Цветущим растением в течение Йельских лет, является просьбой об архитекторах, чтобы проектировать структуры для трехмерного пользовательского опыта вместо двумерного визуального появления. «Наблюдаемый Город: Лос-Анджелес» остается превосходным справочником по значительной архитектуре Лос-Анджелеса.

Фонд Чарльза В. Мура был основан в 1997 в Остине, Техас, чтобы сохранить последний дом и студию Мура. Ее некоммерческие программы включают резиденции, конференции, лекции, и публикацию PLACENOTES, путеводитель.

Работа

  • Хуалянь, Тайвань (1992)
  • Гефсиманский епископальный собор, Фарго, Северная Дакота (1992)
  • Калифорнийский центр Искусств, Эскондидо в Эскондидо, Калифорния (1993)
  • Школа бизнеса Хааса (1995) в Калифорнийском университете, Беркли
  • Башня Lurie в Мичиганском университете (1995)
  • Центр Предварительного просмотра (теперь Банк Американского отделения) на Праздновании, Флорида (1996)
  • Дополнение Художественного музея Уильямс-Колледжа в Уильямстауне, Массачусетс.
  • Его последняя работа, Музей Истории штата Вашингтон в Такоме, Вашингтон

Примечания

Внешние ссылки

  • Архивы Чарльза В. Мура, Александр архитектурный архив, университет библиотек Техаса, университет Техаса в Остине
  • Рубль Мура Yudell
  • Йельский проект строительства
  • Описание легендарного Остина Мура, дома Техаса и студии
  • На успешном восстановлении Piazza d'Italia Мура в Новом Орлеане

Чарльз Мур: идет против зерна

Чарльз Мур: идет против зерна

Портрет Мура, который всегда больше интересовался тем, как люди двигались по пространству - и в результате фрагментарные взгляды - чем один выстрел в красоту. Изображение предоставлено Фондом Чарльза Мура

«Кто бросил эту истерику?» Этот вопрос подводит итог тому, как коллеги Шарля Мура отреагировали, когда впервые увидели его проект «Фонтан Лавджой». Мур всегда был необычным по современным стандартам - он разработал то, что другие не посмеют, создавая работу, которая ссылается на все: от итальянских форм барокко до мексиканских цветов народного искусства до японской деревянной конструкции. Первоначально опубликованный как «Почему Чарльз Мур (все еще) относится к журналу« Метрополис », загляните в задумчивую статью Александры Ланге о влиятельном архитекторе после перерыва.

«Прекрати работать. Это похоже на тюрьму ». Это была телеграмма от разработчиков в ответ на первый проект Moore Lyndon Turnbull Whitaker (MLTW) для Sea Ranch, который отмечает этот 50-летний юбилей в этом году. Архитекторы Чарльз Мур, Донлин Линдон, Уильям Тернбулл и Ричард Уитакер, работающие с ландшафтным архитектором Лоуренсом Хальприном, использовали кубики сахара для моделирования 24-футового модуля для каждого из десяти единиц из кондоминиума. И этот квадратный выбор, в сочетании с простейшим окном и вертикальным сайдингом из красного дерева, произвел что-то более пенитенциарное, чем отпуск (он расположен на выборном участке побережья Сономы).

После паузы команда скремблировала, чтобы добавить текстуру: эркерные окна, чтобы разбить плоские фасады, частные дворы, чтобы различать несколько единиц, и корректировки башни. Хальприн импортировал кусок красного дерева, чтобы подчеркнуть главный двор, и, когда «деревянный камень» MLTW был завершен, Барбара Стауффахер Соломон нарисовала суперграфику на монохромных интерьерах: цифры, полосы, точки и стрелки, добавив слой поп-иконописи в неподвижном стиле, трезвая выветренная форма. Сочетание безвременья и причуды, ландшафтной формы и античного украшения сделало Морское ранчо очень фотогенным и мгновенно влиятельным. Он был идентифицирован с новой эстетикой региона Региона, получив премию AIA в двадцать пять лет в 1991 году и обеспечив (можно было бы предположить), что Мур никогда не смирился бы с его работой.

Sea Ranch Condominium 1 (1965), также MLTW, укрывает десять уникальных единиц под различными крышами. Лоуренс Хэлприн и партнеры создали ландшафт на Морском ранчо; Джозеф Эшерик разработал еще один современный набор домов и общий магазин. Недавно этот комплекс был освещен в книге «Морское ранчо: пятьдесят лет архитектуры, ландшафта, места и сообщества на побережье Северной Калифорнии» (Princeton Architectural Press, 2014). Изображение предоставлено Джим Альдер / Принстонский архитектурный пресс

В «Морс

ЧАРЛЬЗ УИЛЛАРД МУР (1925 - 1994) — Мегаобучалка

Чарльз Мур с 1942 по 1947 годы изучает архитектуру в Мичиганском университете, получает диплом бакалавра архитектуры и затем преподает в Принстонском университете. Через десять лет защищает докторскую диссертацию по истории искусств и становится профессором Калифорнийского университета. Большую часть жизни совмещает активную проектную деятельность с преподавательской работой, что характерно почти для всех значительных архитекторов ХХ – ХХI веков.

Первый период до 1972 года Ч. Мур работает совместно с архитекторами Линдоном, Тернбуллом, Уайтейкером (МЛТУ).

В это время строит собственный дом Мура в Нью-Хейвене. Этот с виду традиционный объем особенным образом решен в интерьере. Внутреннее пространство организовано тремя в плане башнями с несущими колоннами по углам. Каждая башня выполнена из клееной древесины, покрашена в свой цвет и имеет свое ироническое имя. В центре – квадрат гостиной, за ней ванная, превращенная в центр дома. Во всех деталях присутствует элемент иронии: ионические колонны не доходят до перекрытия и ничего не несут, одна из лестниц руинированная со сломанными перилами. Интерьеры расчленены перепадами высот, сложными покрытиями.

Другая важная работа этого периода (1965-1974) Кресдж-колледж (рис.13-14)[4]. В этом проекте сочетается масштаб деревни, с отдельными малоэтажными объектами, с рассчитанными сюрпризами прогулки по студенческой улице. Материалы объектов – бетон, где-то крашенный, где-то оставленный в чистом виде, соответствует духу и уровню жизни студенчества. Такой подход выбран потому что, как пишет Ч. Мур «…все обитатели – студенты, - здесь они на четыре или пять лет. Поэтому нам казалось важным создать не набор привычных монументов вдоль улицы, а серию тривиальных «монументов», чтобы способствовать созданию чувства места в целом и ощущения конкретного уголка улицы, по которому человек проходит. Например, дренажные траншеи превращенные в фонтаны, а фасад прачечной-автомата – кафедра для оратора.

В 1972 году Ч. Мур основывает фирму «Чарлз Мур Ассопшейт» в Эссексе, штат Коннектикут. В это время он много ездит, изучает архитектуру Латинской Америки и Европы, проектирует и строит небольшие жилые комплексы и поселки. К этому времени относится проект Ранчо на берегу моря (рис.13-14) [4]. Это комплекс блокированных вокруг внутренних дворов жилых единиц. В некоторых местах скатные кровли, обращенные в противоположную от моря сторону, озеленены и соединяются с поверхностью поля, являясь его продолжением. И, как пишет Ч. Мур, «восстановили связь с природным ландшафтом места». В то же время как противопоставление создали внутри поселений рукотворные сады.



С 1975 по 1982 годы проектирует и реализует площадь Италии в центре Нью-Орлеана (рис. 15)[4]. Строительство этого комплекса выдвинуло Ч. Мура в ряды наиболее популярных архитекторов США. Эта работа была заказана обществом выходцев из Италии как культурный центр диаспоры. Ч. Мур ввел в решение комплекса все элементы образцов архитектуры, ассоциирующихся с Италией. Спроектированный комплекс занимает полностью территорию между четырьмя пересекающимися улицами, образующими квартал. Комплекс прорезают проходы-улочки, направленные к внутренней круглой площади смещенной от центра территории к одной из этих улиц. Одно направление выделено очень широким началом и потом сужается к внутренней площади до той же величины, что и соседние улочки. Эта улица-площадь задумана как место собрания членов диаспоры. Торцы зданий, выходящих на круглую площадь, завершаются колоннами с капителями, портиками, арками, рустовкой, воспроизводящими, но не буквально, элементы образцов итальянской архитектуры разных направлений. В это же место прорывается каскад фонтана, выполненный в виде плана Италии. Многое воплощено из самых современных материалов, например, капители из металла. Сочетаются и другие всевозможные материалы в разных вариантах. Эта продуманная гротескность производит сильное эмоциональное воздействие.

Студенческий клуб в Калифорнии (рис. 16) [4] одна из первых работ Ч. Мура для университета. Динамичное диагональное направление входного пространства врезается в основное многосветное пространство, вокруг которого выстроены клубные помещения. Усиливает впечатление открытая лестница и мост на границе этих пространств, которые приобретают разную глубину и становятся зрительно непредсказуемыми.

Для того, чтобы лучше понять, какие размышления сопутствовали проектной работе и как строилась совместная работа мастерской, приводим выдержки из интервью Мура и его коллег [3].

Сотрудничество: структура и свобода

Судьба свела нас при выполнении нескольких проектов и в один прекрасный день мы пришли к выводу, что совместная творческая работа доставляет нам удовольствие. Оглядываясь назад, мы видим общность тем, а также согласованность в наших методах.

Особое удовлетворение мы находим в тесном неформальном сотрудничестве, работе, которая уравновешивает коллективную энергию общих идей со вкладом частных инициатив. Это и не конкурентная борьба личностей за доминирование, и не осторожное строительство единодушия. Скорее это – взаимодействие и переплетение индивидуальных идей в рамках контекста общих убеждений, целей и взаимного уважения.

Возможно самой близкой аналогией является джазовый ансамбль. В нем небольшая группа музыкантов разделяет общую тему, мелодию и общий подход к своему искусству.

Без общих убеждений и склонностей не может быть энергии сотрудничества. Без предоставления личности возможности для самовыражения маловероятно раскрытие и развитие всего ансамбля.

Более необычными были наши эксперименты по вовлечению клиентов в процесс проектирования. Значительная часть наших проектов выполнялась с участием клиентов в планировании и проектировании.

Непрерывность и изменение

Мы считаем для себя тесно и глубоко связанными культурой, родной землей и людьми. Архитектура – это часть непрерывности. Философ Керстен Харрис говорил об «этическом» значении архитектуры. Его этимология слова этическое берет свое начало от греческого слова этос, которым он обозначал дух места. Мы чувствуем, что люди и их общности нуждаются в ощущении связи со своей землей, своей родиной и культурой.

В то же время жизнь и рост означают неизбежность эволюции и возможность исследования. Архитектура должна давать кров и быть местом для всех взаимодействий.

Архитектурный историзм стал пугалом в руках апологетов модернизма, в том числе с нередко встречающимся произвольным восприятием и бестактным использованием исторических форм или стилей. Нас не интересует историзм как таковой. Мы просто озабочены нашим соединением с той самой непрерывностью, гармонизаций наших методов с теми методами, пользуясь которыми, люди создавали свои дома, рынки, храмы, школы на протяжении тысячелетий.

Народность и мудрость

Связь с народной культурой должна дополнять и сосуществовать с поэзией образов и мудростью опыта. Часто бывает, что уже известные элементы становятся открытиями в обустройстве нами конкретных мест. Общепонятные знаки и символы, атрибуты культуры будут роднить нас с образом мысли и жизни наших общин.

Привычное и неожиданное

Эти убеждения часто приводили нас к смешиванию знакомого и неожиданного. Знакомые формы передают ощущение места, связывают с его культурой и историей, а также создают окружающую среду, в которой обитатели могут чувствовать себя принятыми, сопричастными и заинтересованными. Неожиданные элементы вносят некоторое возмущение и содействуют возникновению вопросов о самом месте и о культуре, в границах которых мы себя обнаруживаем.
Порядок и хаос

Все наши здания вырастают, будучи продуктом напряженности между четким порядком и склонностью к сложности, фрагментации и хаосу. Такие сугубо индивидуальные, присущие только конкретному зданию характеристики, как структура плана или разреза, достаточно просты и четки. Обычно совмещение с другими структурами или наложение сложных частностей генерирует запутанность или кажущийся беспорядок.

Внутри и снаружи

Один из аспектов привычного и неожиданного отражается в контрасте между внутренним и наружным. Часто наружный вид нашего здания более изящный, более сопрягающийся со своим окружением и более привычный, чем внутри. Мы получаем определенное удовольствие от фантастического образа, в котором мир внутри изобилует неожиданностью множественных сетчатых узоров и сложных пространственных переживаний.

Движение и покой

Нашей постоянной заботой всегда были «переживательный» и «хореографический» аспекты архитектуры. Архитектура это больше, чем крупномасштабная скульптура. По своей сущности архитектура – это создание мест, которые поддерживают среду обитания и вдохновляют действие во всех его проявлениях. КАК люди вживаются в свое окружение, КАК движутся через него и КАК эстетически понимают его, имеет важное значение для архитектуры. Движение и покой одинаково важны.

Мы хотим, чтобы отношения между нашими зданиями и их обитателями были всеобъемлющими и приглашающими, но никогда принудительными и повелительными. Люди должны чувствовать, что их поддерживают и поощряют жить в своих домах, работать в учреждениях и осваивать их.

Жизнь в пространстве и свете

В качестве конечного результата архитектура обустраивает место для жизни: для отдельно взятого человека, семьи или целого сообщества. Определённые качества архитектуры, такие как пропорции пространства и качества света, могут и должны быть союзниками в обустройстве места для жизни. Мы испытываем глубокое восхищение творчеством таких разделённых временем архитекторов, как Палладио и Кан, тем как они манипулировали пропорциями пространства и качествами света и тени, поднимая их до высот поэзии.

Окраска и природный цвет

Логическое продолжение интереса к свету – использование цвета. Цвет и различные идеи о его использовании стали одним из решающих моментов во всех наших работах. В особняке Родса отвлеченный и безэмоциональный гомогенный искусственный цвет осторожно использован для очерчивания пропорций жилой комнаты, а также для создания тотальной последовательности при переходе из одного пространства в другое: где-то глубокой и укромной, а где-то в виде взрыва яркости, превращающей массивную стену в чистый свет.

Именно подобная концептуальная окраска, не всегда простая, заставляет ценить ее как важный инструмент выразительности. Мы считаем, что применение в наших проектах разных методов цветового решения – как абстрактной окраски, так и использования природного колорита материалов – является нашим «коньком».

«Украшательство» и «упрощенчество»

Сфера, в которой мы сражаемся как единый «кулак», - это широкий диапазон выбора от глубокого и упрощенного до согревающего и затейливого. Некоторые рассматривают эту проблему как противопоставление модернизма против традиционализма, но нам нравится думать, что наши работы учитывают все. Использование нами упрощенных форм будет подобно тому, что делал Райт в начале своей карьеры: узнаваемые формы и элементы применены со смещением масштаба, пропорции или в необычной позиции.

Мы склонны понимать украшение так, как его трактовал Кент Блумер: это тщательная подетальная проработка каждого уголка больших систем с добавлением смысловых слоев. Поскольку проектирование эволюционирует и мы развиваемся вместе с ним, то бывает, часто расходимся по вопросу о том, насколько подробно должен быть детализирован тот или иной объект или элемент. На каждый текущий момент трудно сказать, какая из тенденций будет преобладать в следующей работе. Мы надеемся, что для нас всегда главным будет специфика строительной площадки, дух места, задание на проектирование и пожелания клиента, а мы будем создавать такие здания и комплексы, которые, как бы они не были «просты» или «украшены», будут вызывать удовольствие при взгляде на них.

Дом и ландшафт

Вероятно самым первым и самым важным для большинства зданий является выбор места для них и вписывание в окружающий ландшафт. Мы не рассматриваем наши здания как машины или скульптуры, располагаемые на нетронутых лужайках или площадях. Мы относимся к ним скорее как к деревьям, укоренившимся на своих местах и растущим вверх и в стороны в зависимости от воздействия окружающей обстановки. Во многих наших постройках последовательность движения через дворы к рукотворному саду и далее к природному ландшафту стала такой же важной, как и последовательность движения и познания внутри дома. Для нашего жилого комплекса в Кобе побудительным толчком к формотворчеству стало сознание необходимости слияния с местным ландшафтом: мы усилили важную связь площадки с горами и океаном, восстановили ощущение первоначального рельефа и спроектировали здания в соответствии со сменой достопримечательностей ландшафта.

Эволюция

Мы получаем удовольствие, работая среди этих многочисленных переплетающихся и накладывающихся друг на друга воздействий, стимулированных напряжением противоположностей. Мы ищем пути поддержания целостности и неразрывности, а также связи с культурой, ландшафтом и людьми, населяющими его. Одновременно мы ищем неожиданное и исследуем новые пути обустройства мест. Наша работа – это партнерство среди нас самих, с людьми и для людей. Наш процесс – эволюция, направляемая общим пониманием, преданностью, принципами и находящаяся под влиянием исследований, неожиданного и возможного.

 

а

б

 

в

Рис. 11. Ч. Мур. Кресдж-колледж университет в Калифорнии, Санта Крус:

а – перспектива; б – план; в – перспектива студенческой улицы колледжа

 

Рис. 12. Ч. Мур. Кресдж-колледж: а – план; б – рисунок; в, г, д – перспективы

а

б в

г

Рис. 13. Ч. Мур. Ранчо на берегу моря: а – генеральный план поселения; б – план Ранчо; в – рисунок внутренней улицы; г – развертка по Ранчо со стороны моря

а

 

а

 

б

 

Рис. 14. Ч. Мур. Ранчо на берегу моря:

а – вид на комплекс со стороны моря; б – перспективы Ранчо

 

а

б

Рис. 15. Ч. Мур. Площадь Италии в Новом Орлеане 1975 – 80 гг.: а – план; б – перспективы

а

б

Рис. 16. Ч. Мур. Студенческий клуб Санта Барбара, Калифорния 1966-68 гг.:

а – план; б – интерьер

Мур, Чарльз (океанограф) — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Чарльз Мур
Charles J. Moore.jpg
Страна

Чарльз Мур младший, Charles J. Moore — океанограф и капитан-яхтсмен известный по статьям, которые привлекли внимание к большому тихоокеанскому мусорному пятну[1], территории в Тихом океане по размеру большей, чем Техас[2].

В 1997 году, когда он возвращался в южной Калифорнии после окончания транстихоокеанской яхтной регаты Лос-Анджелес — Гавайи, он и его команда заметили мусор, что плавал за бортом. Он написал об этом статью, которая привлекла внимание массмедиа к этому вопросу.

«Насколько достигал мой взгляд, все было в мусоре. Не было ни одного участка без мусора. За неделю, что мы пересекали эту зону, пластиковые дебри плавали везде: бутылки, пробки от бутылок, обертки от конфет, какие-то куски». Коллеги Мура по изучению океана назвали этот участок океана Пластиковым супом (Great Pacific Garbage Patch).

В 1999 году исследования показали, что мусора в той части океана больше, чем зоопланктона в 6 раз[3]. Эти цифры были больше, чем ожидалось и поэтому шокировали большинство океанографов.

Мур основал Algalita — фонд морских исследований в Лонг-Бич и сейчас работает в ней.

В 2008 году фонд организовал проект JUNK Raft (плот из мусора), чтобы привлечь внимание к загрязнению океана пластиком. А особое внимание было уделено району Пластикового супа. Был смастерён плот из 15000 старых пластиковых бутылок. Управляемый Маркусом Эриксеном и Джоэлем Пашалом, плот отплыл из Лонг Бич 1 июня 2008 года и достиг Гонолулу на Гавайях 28 августа 2008 года [4][5][6].

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *