Архитектор голосов: Голосов Илья Александрович | Архитектура и Проектирование – Илья Александрович Голосов — самые известные архитекторы

Содержание

Голосов Пантелеймон Александрович | Архитектура и Проектирование

Комбинат газеты «Правда». Москва (1930—1935). Архитектор Пантелеймон Голосов

Архитектор Пантелеймон Голосов. Стиль архитектуры: Неоклассицизм. Модерн. Конструктивизм. Основные архитектурные объекты и проекты: : Комбинат газеты «Правда» (1930—1935), Москва;  Народный дом имени В.И.Ленина в Иванове-Вознесенске; Дом Советов в Брянске; Институт минерального сырья в Москве; республиканская больница в Самарканде; окружная больница в Ростове-на-Дону; здание Промакадемии в Москве; почтамт в Харькове; кинофабрика в Москве; библиотека имени В.И.Ленина в Москве; Наркомзем в Москве; Дом промышленности в Москве.

Второй из братьев Голосовых— Пантелеймон Александрович (13(25).07.1882, Москва - 08.06.1945, Москва) — был, пожалуй, менее темпераментным, менее склонным к разработке оригинальной концепции формы или созданию своей творческой школы.

Поверив в конструктивизм как в отвечающее современным требованиям творческое течение, он основательно и углубленно осваивает как приемы функционального метода, так и художественно-композиционные средства «конструктивного стиля».

Как и его младший брат (Илья Голосов), П. Голосов окончил Московское училище живописи, ваяния и зодчества (1911). В 1910-е годы, пережив увлечение неоклассикой, он все же в отличие от своего брата ищет пути к «рациональной архитектуре» через модерн.

Продолжая и в первые годы после Октябрьской революции работать в духе «рациональной архитектуры», П. Голосов практически не увлекался символико-романтическими поисками. Все это сделало естественным его сближение с конструктивистами и участие в работе ОСА. Его устраивали общие принципы творческого кредо конструктивизма — функционального метода. С 1918г. П. Голосов преподавал в МИГИ, а затем в МВТУ.

Можно сказать, что П. Голосов был одним из тех немногих архитекторов, получивших профессиональное образование до 1917г., которые не внешнестилистически, а глубоко и сознательно осваивали творческий метод конструктивизма. Это наглядно проявилось в серии его типовых проектов рабочих клубов для профессиональных союзов железнодорожников и металлистов (1927— 1930), ряд из которых был осуществлен (например, в Туле). В 1927г. в Москве по его проекту сооружается хлебозавод.

Пантелеймон Александрович активно и успешно участвует в открытых и заказных конкурсах. Среди наиболее интересных выполненных им конструктивистских проектов можно назвать: Народный дом имени В.И.Ленина в Иванове-Вознесенске (1924, совместно с М. Парусниковым, пятая премия), Дом Советов в Брянске (1924, четвертая премия), Институт минерального сырья в Москве (1925, выполнен по особому заказу вне конкурса), республиканская больница в Самарканде (1925), окружная больница в Ростове-на-Дону (1927, осуществлено), здание Промакадемии в Москве (1927, вторая премия), почтамт в Харькове (1927, первая премия), кинофабрика в Москве (1927), библиотека имени В.И.Ленина в Москве (1928, пятая премия), Наркомзем в Москве (1928), Дом промышленности в Москве (1929, первая премия) и др.

Из построенных по проектам П. Голосова зданий к первоклассным конструктивистским произведениям в первую очередь можно отнести два здания в Москве: комбинат газеты «Правда» (1930—1935) и Институт по удобрениям

(1931—1933).

Многие архитекторы старшего поколения при разработке проектов использовали в качестве помощников студентов — чаще всего своих учеников. У некоторых таких архитекторов создавалась как бы своя команда помощников, члены которой и после окончания вуза нередко продолжали участвовать в разработке проектов вместе со своим учителем на правах «при участии» или «соавтора».

Чаще всего студенты и молодые архитекторы были не просто помощниками: своим настроем на новую архитектуру они способствовали ускорению перехода архитекторов старшего поколения на позиции новаторских течений.

Это относится прежде всего к тем архитекторам старшего поколения, которые не имели своей оригинальной концепции формообразования, а предпочитали работать в рамках той или иной уже сложившейся (или формирующейся) художественно-композиционной системы.

Таким был и П. Голосов (что отличало его от И. Голосова). Поэтому отношения у него с помощниками были не просто отношениями учителя и ученика, но и отношениями профессионала высокой квалификации с еще неопытными, но творчески ищущими проектировщиками. Такой симбиоз, как правило, приносил пользу как мастеру, так и его помощникам, что сказывалось и на качестве проектов: от опыта мастера в них всегда ощущался высокий профессиональный уровень, а молодость вносила новые формообразующие идеи и свежесть архитектурного образа.

Среди тех молодых архитекторов, которые работали вместе с П. Голосовым и явно внесли свой вклад в общую направленность проектов, можно назвать С. Щербакова, М. Смурова, А. Куровского, 3. Розенфельда.

Хан-Магомедов. Архитектура советского авангарда.

Голосов Пантелеймон Александрович | Знаменитые архитекторы и дизайнеры

Пантелеймон Александрович Голосов (1882—1945) — один из характерных представителей архитектурного конструктивизма 1920-х — начала 1930-х годов.

Пантелеймон Голосов построил не много (как и все в эти годы), но он очень много и успешно проектировал и без него немыслимо представить историю советской архитектуры 20-х — начала 30-х годов. Первоклассный архитектор с даром организатора и педагога, П. Голосов стоял во главе проектных мастерских и был профессором Московского института гражданских инженеров.

П. А. Голосов родился в 1882 году, окончил Строгановское училище, а затем Московское училище живописи и зодчества, получив в 1911 году звание архитектора.

Приобщение к архитектуре П. Голосов начал с освоения классики. И хотя классицизм был чужд его устремлениям, он все же обрел в нем необходимые навыки профессионализма.

Самостоятельное художественное «кредо» П. Голосова начало формироваться еще до революции; уже тогда проявилась определенная ориентация его интересов, связанная с поисками новых рациональных путей к архитектуре. И не случайно именно модерн, а не ретроспективные стилевые формы привлекли его более пристальное внимание. Однако выход назревающим рациональным тенденциям в архитектуре принесла лишь революция. Пантелеймон Голосов воспринял ее как величайшую возможность для развития своих творческих принципов. Его склонность к конкретному конструктивному мышлению могла по-настоящему выявиться лишь в пору начавшегося реального строительства — после 1923 года.

Архитектурные искания первых послереволюционных лет, овеянные духом романтики, с тягой к патетичным символическим образам, почти не затронули П. Голосова. Для него это было время обретения опыта конкретного проектирования и выработки новаторского архитектурного мышления. Очень полезным в этом отношении было пребывание П. Голосова в мастерской Моссовета, занятой разработкой первого генерального плана реконструкции Москвы *. В эти же годы он участвует в проектировании и строительстве павильонов Первой Всероссийской сельскохозяйственной и кустарно-промышленной выставки в Москве (1923). По своим позициям П. Голосов все более сближался с функционализмом, проявляя огромный интерес к новым рациональным формам, прогрессивной технике, целесообразной планировке и конструкциям.

* Руководители А. Щусев и И. Жолтовский.

Поэтому для П. Голосова участие в объединении конструктивистов (ОСА) и принятие ее теоретической платформы имело принципиальное значение, он нашел здесь как бы подтверждение собственного творческого «кредо». И не случайно поэтому вся его дальнейшая деятельность тесно связана была с конструктивизмом. Пантелеймон Голосов шел к новой архитектурной форме путем освоения функционального метода, но чувство художника интуитивно помогало ему преодолевать утилитарную ортодоксальность этого метода и добиваться определенных художественных результатов.

Это уже чувствуется в серии его проектов клубов союза железнодорожников и металлистов (1927), отличающихся не только функциональной целесообразностью своей формы, но и эстетической выразительностью свободной асимметричной композиции, всегда оригинально решенной, в изысканных пропорциях, с живой динамичной ритмикой Элементов. Приемы динамической организации масс с активным использованием ритма особенно проявились в его производственных сооружениях, в которых он наглядно выявляет характерную для конструктивизма концепцию напряженной «работающей» формы. Весьма убедителен в этом отношении его проект кинофабрики в Москве (1927) и Харьковского почтамта (1927).

Применение новейших каркасных конструкций и стекла определило исключительную легкость построек и дало возможность рационально разрешить планировочные и пространственные задачи. Однако все наиболее характерное для П. Голосова воплотилось в здании комбината «Правда» в Москве (1930—1934), логически завершившего его архитектурные искания на путях конструктивизма. В большом протяженном объеме семиэтажного редакторского корпуса с изящной графикой его легких стеклянных фасадов, акцентированных сильным пластическим контрастом входного козырька, чувствуется особая изысканность строгого стиля, характерный динамичный почерк даже в условиях симметричного решения. Внушительные индустриализованные формы этого здания стали олицетворением мощи новой индустриальной России. Являясь наивысшим достижением Пантелеймона Голосова, «Правда» вместе с тем знаменовала исчерпанность путей, по которым он шел в 20-е годы.

В 30-е годы наступает новый ответственный этап в творческой эволюции П. Голосова, связанный с изменением дальнейшей направленности советской архитектуры. 15 ориентации на классическое наследие важно было сохранить дух новаторства и не впасть в ретроспективизм. Понимая всю сложность и ответственность ситуации, II. Голосов по-прежнему стоит на позициях конструктивного мышления, не прибегая к бутафорским изобразительным формам и понимая классику как внутреннюю закономерность, а не внешнее стилевое подражание.

В 30-е и в начале 40-х годов видное место в творчестве П. Голосова занимают градостроительные работы, связанные с реконструкцией Москвы и прежде всего ее магистралей. Проектирование ведется под девизом социалистического градостроительства и ставит своей целью создать современную озелененную магистраль со светлыми домами радостной, бодрой архитектуры, соответствующей нашей эпохе социальных реформ и главным образом заботе о человеке. Разрешение этих задач он ищет на путях ансамблевой застройки, используя богатый опыт мирового классического наследия. В эти же годы П. Голосов проектирует и частично строит ряд крупных зданий и сооружений: Радиодом в Алма-Ате, Дом Сонетов во Владивостоке, жилые дома в Москве для артистов Малого театра и на Дорогомиловской набережной, комбинат газеты «Известия», дом Совнаркома в Зарядье в Москве и др., в которых он пытается синтезировать современность с классикой и разрешить идейно-образные задачи. Но и на этом этапе поисков он сохраняет присущую ему строгость и сдержанность языка, оперирование крупномасштабными массами и очень взыскателен к использованию классических форм. Основными приемами расчленения фасадов служит так называемый скрытый ордер — простые тяги, филенки, а также укрупненные элементы пилонов, лоджий и балконов. Начавшаяся война, а затем болезнь подорвали силы Пантелеймона Голосова, он умер в 1945 году.

Оценивая весь путь П. Голосова, следует сказать, что все наилучшее, созданное им, было связано с конструктивизмом. Именно тогда всецело раскрылось его архитектурное дарование и он сумел выявить себя как творческую индивидуальность. П. Голосов был одним из архитекторов, наиболее последовательно отстаивавших чистоту его принципов. Он извлек из функционализма то максимальное, что мог дать этот метод архитектурного мышления. В создании новых архитектурных форм ему приходилось оперировать исключительно конструктивными элементами и крайне скупыми выразительными средствами. В этом самоограничении была определенная трудность, но вместе с тем проявилось и его мастерство, ибо строгий отбор стимулировал в нем весьма тонкого художника, знающего цену каждой детали, обладающего особым чувством ритма и пропорций, искусством композиции.

Пантелеймон Голосов не оставил после себя обширного рукописного наследия. Многие его высказывания об архитектуре, особенно относящиеся к 20-м годам, сохранились лишь в памяти его многочисленных учеников. Однако в личном архиве Пантелеймона Голосова небезынтересны некоторые более поздние материалы, характеризующие его как весьма принципиального зодчего в ответственный момент творческой перестройки начала 30-х годов. Особенно ценной представляется его новаторская ориентация и творческое отношение к традициям, отстаивание многообразия архитектурных идей, в которых он всегда видел выражение подлинной свободы творчества, его выступление в защиту прав архитектора по реализации проекта.

Источник: Мастера советской архитектуры об архитектуре. Бархин М.Г., Иконников А.В. и др. (ред.). 1975

Публикации:

 

 

Архитектор Голосов Илья Александрович | Достопримечательности Москвы

Архитектор Илья Александрович Голосов родился в июле месяце 1883 года в городе Москве. В 1898 году молодой человек поступил в Строгановское училище, по окончании которого начал обучение уже в «Московском училище живописи, ваяния и зодчества». В 1912 году закончил обучение с присвоением звания архитектора.

Будучи студентом, юноша совершенствовал свои профессиональные качества, устраиваясь помощником к таким известным архитекторам и художникам, как Иван Сергеевич Кузнецов, Алексей Викторович Щусев, Сергей Устинович Соловьев и Игорь Эммануилович Грабарь.

Первые работы молодого архитектора Голосова сильно разнятся по стилю. В это время им были спроектированы особняк Зимина в городке Киржач и особняк Зуева в городе Москве. Помимо этого, по его проектам возвели церкви и ряд доходных домов.

Помимо архитектурной практики, зодчий занимался обмерами и изучением различных памятников архитектуры, которые затем оформлял для журналов «История русского зодчества» и «Старые годы».

Проживал архитектор в доме в нынешнем Тихвинском переулке, 15.

В 1914, в возрасте 30 лет, был призван в армию, где занимался строительством тыловых сооружений вплоть до окончания Первой Мировой войны.

В 1918 году Илья Александрович Голосов поступает на курс к Ивану Владиславовичу Жолтовскому в архитектурную мастерскую при Московском Совете. В этом же году разработал проект одного из московских районов в рамках первого «Плана реконструкции Москвы».

Помимо этого, им были спроектированы два здания - амбулаторный корпус при столичной Басманной больнице и школа-памятник Льву Николаевичу Толстому в усадьбе Ясная Поляна, которые были выполнены с использованием так называемого классического ордера.

В 1919 году архитектор И.А. Голосов принял участие в конкурсе проектов строительства крематория в городе Москве, получив на нем три главные премии.

Разработанные им сооружения были исполнены в стиле неоклассицизма, что стало толчком к переосмыслению в архитектурной среде истоков формообразования и появлению теории, связанной с «построением архитектурного организма».

В период с 1918 по 1923 годы Илья Александрович участвовал во множестве конкурсов по строительству малоэтажных домов, общественных и хозяйственных зданий для сельской местности, где широко использовал традиции русского народного жилища, а также опыт предков по природному строительству.

В 1920 году архитектор Голосов начал работать в стиле «символического романтизма» и добился больших результатов, став в этом направлении признанным лидером. В этих стилистических формах были спроектированы здание радиостанции, Дворец труда, а также конный завод в районе Останкино.

С 1925 года Илья Александрович работает уже в конструктивистском стиле и создает такие проекты, как «Дом текстиля», Русгерторг, ДК имени Зуева и Электробанк, в которых соединяет в единое целое простые геометрические формы (куб, цилиндр и т.д.) и удлиненные плоскости фасадов, которые в обязательном порядке разбиваются оригинальными переплетами окон.

Одним из примечательных проектов Ильи Александровича Голосова является жилой дом, расположенный на Яузском бульваре и выполненный в формах постконструктивистской стилистики.

Начиная с 1919 и вплоть до 1945 года архитектор занимался преподавательской деятельностью в таких известных учебных заведениях, как ВХУТЕМАС-ВХУТЕИН и МАРХИ.

Не стало зодчего в 1945 году. Похоронили его на столичном Новодевичьем кладбище.

Дома и здания работы архитектора Голосова И.А. в Москве:

  • Здание для Северного страхового общества по Ильинке, 21-23
  • ДК имени С.М. Зуева по улице Лесная, 18
  • Многоквартирный жилой дом по улице Долгоруковская, 5
  • Экспериментальный дом на Спиридоновке, 24
  • Многоквартирный жилой дом в Спиридоньевском переулке, 8
  • Многоквартирный жилой дом на Яузском бульваре, 2/16
  • Гостиничный комплекс по улице Арбат, 57


Илья Голосов - это... Что такое Илья Голосов?

Илья́ Алекса́ндрович Го́лосов (1883—1945) — советский архитектор, мастер крупной формы, работавший в духе символического романтизма и конструктивизма.

Биография

Родился Голосов 31 июля 1883 года в Москве в семье священника. Отец намеревался отдать двух своих сыновей, Илью и Пантелеймона, в духовное училище. Но оба заявили, что хотят поступать в художественное училище. И в 1898 году были приняты в Московское Строгановское художественно-промышленное училище. По окончании 8 классов (полного курса), поступил в Московское училище живописи, ваяния и зодчества, которое окончил в 1912 году, получив звание архитектора. Во время учёбы работал помощником у таких архитекторов и художников, как Л. Брайловский, И. Кузнецов, А. Иванов, С. Соловьёв, А. Щусев, И. Грабарь, и других. Занимается обмерами памятников архитектуры и оформляет их для «Истории русского зодчества» и журнала «Старые годы».

В 1914 году был призван в армию, и по 1917 год занимался строительством сооружений для тыловых частей. В 1918 году поступил в архитектурную мастерскую Моссовета, которой руководил И. Жолтовский и под его влиянием увлекся формообразованием в архитектуре.

Илья Голосов. Русгерторг. 1926 год

ДК имени Зуева

С 1925 года создает множество проектов, выполненных в стиле конструктивизм (проект Дома текстилей (1925 год, совместно с Б. Улиничем), Русгерторг и Электробанк (1926 год), участвует в архитектурных конкурсах, неоднократно завоевывая первые премии. В своих проектах он сплавляет в единое целое крупные формы с простой геометрией (куб, параллелепипед и цилиндр), длинные плоскости фасадов разбивает переплетами окон.

Являлся членом Объединения современных архитекторов (ОСА) вместе с архитекторами-конструктивистами М. Гинзбургом, братьями Весниными, Иваном Леонидовым и другими. С 1919 года по 1945 год преподавал архитектуру в различных учебных заведениях, в том числе, во ВХУТЕМАСе-ВХУТЕИНе (руководил архитектурной мастерской совместно с К. С. Мельниковым) и в Московском архитектурном институте (МАРХИ).

Дореволюционные работы

Первые работы архитектора отличаются стилевым разнообразием. Было построенно несколько особняков, в том числе особняк Зимина в Киржаче (1912 год) и особняк Зуева в Москве (1913 год). Также проектируется несколько доходных домов и церквей.

Первые годы советской власти

Под влиянием бесед с Жолтовским архитектор работает в манере неоклассики. В 1918 году в архитектурной мастерской Моссовета в рамках разработки первого плана реконструкции Москвы, Голосов разрабатывает проект планировки одного из районов. В это же время создает два проекта, в которых явно ощущается поиск новых образов, используя классический ордер — амбулаторный корпус Бассманной больницы в Москве и конкурсный проект школы—памятника Л. Н. Толстому в Ясной Поляне. В проекте школы памятника зодчий широко применяет тосканский ордер, а весь комплекс решен как классический ансамбль.

В феврале 1919 года был объявлен конкурс на проект здания крематория в Москве. И. Голосов подал три варианта, и все получили премии (I, II и III). Проекты были выполнены в стиле неоклассицизма и послужили толчком к переосмыслению истоков формообразования и созданию теории «построения архитектурного организма».

В 1918—1923 годах принимает активное участие в конкурсах на малоэтажные жилые дома и различные общественные и хозяйственные сооружения лдя села, используя традиции народного жилища и опыт пригородного строительства.

В 1920 году Голосов примкнул к направлению, которое было условно названо символическим романтизмом. Была создана новаторская школа (1920—1924 года), в которой Голосов занимал место признаного лидера. Проекты этих лет имеют подчеркнутую динамичность: радиостанция (1921 год), конный завод в Останкине (1922 год), Дворец труда (1923 год) и другие.

Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.

Илья Голосов. Здание ОГИЗ, эскиз, 1934

Илья Голосов. Школа профсоюзного движения, эскиз, 1938

Илья Голосов. Жилой дом на Яузском бульваре, 1936—1941

Илья Голосов. Жилой дом на Яузском бульваре, фрагмент

Wikimedia Foundation. 2010.

Голосов, Илья Александрович — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Голосов.

Илья́ Алекса́ндрович Го́лосов (31 июля 1883, Москва — 29 января 1945, там же) — русский и советский архитектор, работавший в стиле символического романтизма и конструктивизма.

Биография

До революции

Илья Голосов родился 31 июля 1883 года в Москве в семье священника. В 1898 году был принят в Строгановское художественно-промышленное училище. По окончании полного курса поступил в Московское училище живописи, ваяния и зодчества, которое окончил в 1912 году, получив звание архитектора. Во время учёбы работал помощником у таких архитекторов и художников, как Иван Кузнецов, Сергей Соловьёв, Алексей Щусев, Игорь Грабарь. Занимался обмерами памятников архитектуры и оформлял их для «Истории русского зодчества» и журнала «Старые годы».

Первые работы отличаются стилевым разнообразием. По проектам Голосова было построено несколько особняков, в том числе особняк Зимина в Киржаче (1912) и особняк Зуева в Москве (1913). Он спроектировал также несколько доходных домов и церквей. Жил в Тихвинском переулке, 15.[1] В 1914 году был призван в армию, и до конца войны занимался строительством сооружений для тыловых частей.

Первые годы советской власти

В 1918 году поступил в архитектурную мастерскую Моссовета, которой руководил Иван Жолтовский, и под его влиянием увлекся формообразованием в архитектуре. В 1918 году в рамках разработки первого плана реконструкции Москвы, Голосов разрабатывает проект планировки одного из районов. В это же время создает два проекта, в которых используется классический ордер — амбулаторный корпус Бассманной больницы в Москве и конкурсный проект школы-памятника Льву Толстому в Ясной Поляне.

В феврале 1919 года проекты Голосова получили три первых премии на конкурсе крематория в Москве. Проекты были выполнены в стиле неоклассицизма и послужили толчком к переосмыслению истоков формообразования и созданию теории «построения архитектурного организма». В 1918—1923 годах Голосов принимает активное участие в конкурсах на малоэтажные жилые дома и различные общественные и хозяйственные сооружения для села, используя традиции народного жилища и опыт пригородного строительства.

В 1920 году Голосов примкнул к направлению «символического романтизма» и занял в нём место признанного лидера. Проекты этих лет имеют подчеркнутую динамичность: радиостанция (1921), конный завод в Останкине (1922), Дворец труда в Москве (1923).

Эпоха конструктивизма

С 1925 года Голосов создаёт множество конструктивистских проектов: «Дом текстиля» (1925, совместно с Б. Улиничем), Русгерторг (1926), Электробанк (1926), Дом культуры имени Зуева (1928). В своих проектах он сплавляет в единое целое крупные формы с простой геометрией (куб, параллелепипед и цилиндр), длинные плоскости фасадов разбивает переплётами окон.

Голосов не являлся членом Объединения современных архитекторов (ОСА), в отличие от своего брата Пантелеймона, который был активным членом группировки, вместе с Моисеем Гинзбургом, братьями Весниными, Иваном Леонидовым и другими. Входил в редакцию журнала ОСА «Современная архитектура».

Постконструктивизм. Последние годы жизни

Один из самых значительных проектов Ильи Голосова 30-х годов, выполненный в постконструктивистском стиле — это жилой дом на Яузском бульваре в Москве (1936—1941).

С 1919 года по 1945 год Голосов преподавал архитектуру в различных учебных заведениях, в том числе, во ВХУТЕМАСе-ВХУТЕИНе (руководил архитектурной мастерской совместно с К. С. Мельниковым) и в Московском архитектурном институте (МАРХИ).

Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.

Постройки

  • Здание Северного страхового общества, совместно с И. И. Рербергом, В. К. Олтаржевским и М. М. Перетятковичем (1909—1911, Москва, Улица Ильинка, 21-23)
  • Дом культуры имени С. М. Зуева (1926—1928, Москва, Лесная улица, 18)
  • Гостиница «Общества пролетарского туризма и экскурсий», совместно с Д. Д. Булгаковым (1934, Москва, Арбат, 57)
  • Дом Советов (1932, Элиста, ул. Пушкина, 11)
  • Жилой дом (1934—1936, Москва, Долгоруковская улица, 5)
  • Жилой дом (1939, Москва, Спиридоньевский переулок, 8)
  • Жилой дом (1936—1941, Москва, Яузский бульвар, 2/16)
  • Жилые дома в Автозаводском районе (1938, Горький, проспект Октября)
  • Клуб металлистов Тульского оружейного завода (Тула, ул. Демидовская, д. 52), ныне — Дворец культуры машиностроительного завода имени В. Н. Рябикова
  • Дом коллектива (1930, Иваново, ул. Красных Зорь, 3)
  • Ошибка создания миниатюры: Файл не найден

    Русгерторг, проект, 1926

  • Moscow Golosov Ogiz Draft 1934.jpg

    Здание ОГИЗ, эскиз, 1934

  • Moscow Golosov TradeUnion Draft 1938.jpg

    Школа профсоюзного движения, эскиз, 1938

  • Nizhny Novgorod. Busygin House.jpg

    Бусыгинский Дом в Нижнем Новгороде (Горьком)

См. также

Напишите отзыв о статье "Голосов, Илья Александрович"

Примечания

  1. Вся Москва: адресная и справочная книга на 1914 год. — М.: Товарищество А. С. Суворина «Новое Время», 1914. — С. 405. — 845 с.

Литература

  • Хан-Магомедов С. О. Илья Голосов. М.: Архитектура-С, 2007.
  • Хигер Р. Архитектор И. Голосов // Архитектура СССР. — 1933. — № 1. — С. 22—23.
  • Хигер Р. Я. Романтико-символические поиски в советской архитектуре двадцатых годов (Илья Голосов) // Советская архитектура. — 1970. — № 19. — С. 156.

Ссылки

  • [archive.is/20121130093611/19-35.blogspot.com/2012/02/blog-post_02.html О двух нереализованных проектах Ильи Голосова в блоге «1935»]
  • [archive.is/20121128011315/19-35.blogspot.com/2012/07/blog-post_17.html О ДК имени С. М. Зуева в блоге «1935»]
  • [mosenc.ru/encyclopedia?task=core.view&id=1667 Голосовы, архитекторы, братья]

Отрывок, характеризующий Голосов, Илья Александрович

– И пойдем, ишь ты! И пойдем… ишь ты! – повторяли друг за другом целовальник и высокий малый, и оба вместе двинулись вперед по улице. Окровавленный кузнец шел рядом с ними. Фабричные и посторонний народ с говором и криком шли за ними.
У угла Маросейки, против большого с запертыми ставнями дома, на котором была вывеска сапожного мастера, стояли с унылыми лицами человек двадцать сапожников, худых, истомленных людей в халатах и оборванных чуйках.
– Он народ разочти как следует! – говорил худой мастеровой с жидкой бородйой и нахмуренными бровями. – А что ж, он нашу кровь сосал – да и квит. Он нас водил, водил – всю неделю. А теперь довел до последнего конца, а сам уехал.
Увидав народ и окровавленного человека, говоривший мастеровой замолчал, и все сапожники с поспешным любопытством присоединились к двигавшейся толпе.
– Куда идет народ то?
– Известно куда, к начальству идет.
– Что ж, али взаправду наша не взяла сила?
– А ты думал как! Гляди ко, что народ говорит.
Слышались вопросы и ответы. Целовальник, воспользовавшись увеличением толпы, отстал от народа и вернулся к своему кабаку.
Высокий малый, не замечая исчезновения своего врага целовальника, размахивая оголенной рукой, не переставал говорить, обращая тем на себя общее внимание. На него то преимущественно жался народ, предполагая от него получить разрешение занимавших всех вопросов.
– Он покажи порядок, закон покажи, на то начальство поставлено! Так ли я говорю, православные? – говорил высокий малый, чуть заметно улыбаясь.
– Он думает, и начальства нет? Разве без начальства можно? А то грабить то мало ли их.
– Что пустое говорить! – отзывалось в толпе. – Как же, так и бросят Москву то! Тебе на смех сказали, а ты и поверил. Мало ли войсков наших идет. Так его и пустили! На то начальство. Вон послушай, что народ то бает, – говорили, указывая на высокого малого.
У стены Китай города другая небольшая кучка людей окружала человека в фризовой шинели, держащего в руках бумагу.
– Указ, указ читают! Указ читают! – послышалось в толпе, и народ хлынул к чтецу.
Человек в фризовой шинели читал афишку от 31 го августа. Когда толпа окружила его, он как бы смутился, но на требование высокого малого, протеснившегося до него, он с легким дрожанием в голосе начал читать афишку сначала.
«Я завтра рано еду к светлейшему князю, – читал он (светлеющему! – торжественно, улыбаясь ртом и хмуря брови, повторил высокий малый), – чтобы с ним переговорить, действовать и помогать войскам истреблять злодеев; станем и мы из них дух… – продолжал чтец и остановился („Видал?“ – победоносно прокричал малый. – Он тебе всю дистанцию развяжет…»)… – искоренять и этих гостей к черту отправлять; я приеду назад к обеду, и примемся за дело, сделаем, доделаем и злодеев отделаем».
Последние слова были прочтены чтецом в совершенном молчании. Высокий малый грустно опустил голову. Очевидно было, что никто не понял этих последних слов. В особенности слова: «я приеду завтра к обеду», видимо, даже огорчили и чтеца и слушателей. Понимание народа было настроено на высокий лад, а это было слишком просто и ненужно понятно; это было то самое, что каждый из них мог бы сказать и что поэтому не мог говорить указ, исходящий от высшей власти.
Все стояли в унылом молчании. Высокий малый водил губами и пошатывался.
– У него спросить бы!.. Это сам и есть?.. Как же, успросил!.. А то что ж… Он укажет… – вдруг послышалось в задних рядах толпы, и общее внимание обратилось на выезжавшие на площадь дрожки полицеймейстера, сопутствуемого двумя конными драгунами.
Полицеймейстер, ездивший в это утро по приказанию графа сжигать барки и, по случаю этого поручения, выручивший большую сумму денег, находившуюся у него в эту минуту в кармане, увидав двинувшуюся к нему толпу людей, приказал кучеру остановиться.
– Что за народ? – крикнул он на людей, разрозненно и робко приближавшихся к дрожкам. – Что за народ? Я вас спрашиваю? – повторил полицеймейстер, не получавший ответа.
– Они, ваше благородие, – сказал приказный во фризовой шинели, – они, ваше высокородие, по объявлению сиятельнейшего графа, не щадя живота, желали послужить, а не то чтобы бунт какой, как сказано от сиятельнейшего графа…
– Граф не уехал, он здесь, и об вас распоряжение будет, – сказал полицеймейстер. – Пошел! – сказал он кучеру. Толпа остановилась, скучиваясь около тех, которые слышали то, что сказало начальство, и глядя на отъезжающие дрожки.
Полицеймейстер в это время испуганно оглянулся, что то сказал кучеру, и лошади его поехали быстрее.
– Обман, ребята! Веди к самому! – крикнул голос высокого малого. – Не пущай, ребята! Пущай отчет подаст! Держи! – закричали голоса, и народ бегом бросился за дрожками.
Толпа за полицеймейстером с шумным говором направилась на Лубянку.
– Что ж, господа да купцы повыехали, а мы за то и пропадаем? Что ж, мы собаки, что ль! – слышалось чаще в толпе.

Вечером 1 го сентября, после своего свидания с Кутузовым, граф Растопчин, огорченный и оскорбленный тем, что его не пригласили на военный совет, что Кутузов не обращал никакого внимания на его предложение принять участие в защите столицы, и удивленный новым открывшимся ему в лагере взглядом, при котором вопрос о спокойствии столицы и о патриотическом ее настроении оказывался не только второстепенным, но совершенно ненужным и ничтожным, – огорченный, оскорбленный и удивленный всем этим, граф Растопчин вернулся в Москву. Поужинав, граф, не раздеваясь, прилег на канапе и в первом часу был разбужен курьером, который привез ему письмо от Кутузова. В письме говорилось, что так как войска отступают на Рязанскую дорогу за Москву, то не угодно ли графу выслать полицейских чиновников, для проведения войск через город. Известие это не было новостью для Растопчина. Не только со вчерашнего свиданья с Кутузовым на Поклонной горе, но и с самого Бородинского сражения, когда все приезжавшие в Москву генералы в один голос говорили, что нельзя дать еще сражения, и когда с разрешения графа каждую ночь уже вывозили казенное имущество и жители до половины повыехали, – граф Растопчин знал, что Москва будет оставлена; но тем не менее известие это, сообщенное в форме простой записки с приказанием от Кутузова и полученное ночью, во время первого сна, удивило и раздражило графа.
Впоследствии, объясняя свою деятельность за это время, граф Растопчин в своих записках несколько раз писал, что у него тогда было две важные цели: De maintenir la tranquillite a Moscou et d'en faire partir les habitants. [Сохранить спокойствие в Москве и выпроводить из нее жителей.] Если допустить эту двоякую цель, всякое действие Растопчина оказывается безукоризненным. Для чего не вывезена московская святыня, оружие, патроны, порох, запасы хлеба, для чего тысячи жителей обмануты тем, что Москву не сдадут, и разорены? – Для того, чтобы соблюсти спокойствие в столице, отвечает объяснение графа Растопчина. Для чего вывозились кипы ненужных бумаг из присутственных мест и шар Леппиха и другие предметы? – Для того, чтобы оставить город пустым, отвечает объяснение графа Растопчина. Стоит только допустить, что что нибудь угрожало народному спокойствию, и всякое действие становится оправданным.
Все ужасы террора основывались только на заботе о народном спокойствии.
На чем же основывался страх графа Растопчина о народном спокойствии в Москве в 1812 году? Какая причина была предполагать в городе склонность к возмущению? Жители уезжали, войска, отступая, наполняли Москву. Почему должен был вследствие этого бунтовать народ?

Энциклопедия. Г.... Голосов Илья Александрович, архитектор

Илья Александрович Голосов (31 июля 1883, Москва — 29 января 1945, там же) — русский и советский архитектор, работавший в стиле символического романтизма и конструктивизма.
Илья Голосов родился 31 июля 1883 года в Москве в семье священника. В 1898 году был принят в Строгановское художественно-промышленное училище. По окончании полного курса поступил в Московское училище живописи, ваяния и зодчества, которое окончил в 1912 году, получив звание архитектора. Во время учёбы работал помощником у таких архитекторов и художников, как Иван Кузнецов, Сергей Соловьёв, Алексей Щусев, Игорь Грабарь. Занимался обмерами памятников архитектуры и оформлял их для «Истории русского зодчества» и журнала «Старые годы».
Первые работы отличаются стилевым разнообразием. По проектам Голосова было построено несколько особняков, в том числе особняк Зимина в Киржаче (1912) и особняк Зуева в Москве (1913). Он спроектировал также несколько доходных домов и церквей. Жил в Тихвинском переулке, 15 (нынешний Тверской район города Москвы). В 1914 году был призван в армию, и до конца войны занимался строительством сооружений для тыловых частей.
В 1918 году поступил в архитектурную мастерскую Моссовета, которой руководил Иван Жолтовский, и под его влиянием увлекся формообразованием в архитектуре. В 1918 году в рамках разработки первого плана реконструкции Москвы, Голосов разрабатывает проект планировки одного из районов. В это же время создает два проекта, в которых используется классический ордер — амбулаторный корпус Бассманной больницы в Москве и конкурсный проект школы-памятника Льву Толстому в Ясной Поляне.
В феврале 1919 года проекты Голосова получили три первых премии на конкурсе крематория в Москве. Проекты были выполнены в стиле неоклассицизма и послужили толчком к переосмыслению истоков формообразования и созданию теории «построения архитектурного организма». В 1918—1923 годах Голосов принимает активное участие в конкурсах на малоэтажные жилые дома и различные общественные и хозяйственные сооружения для села, используя традиции народного жилища и опыт пригородного строительства.
В 1920 году Голосов примкнул к направлению «символического романтизма» и занял в нём место признаного лидера. Проекты этих лет имеют подчеркнутую динамичность: радиостанция (1921), конный завод в Останкино (1922), Дворец труда в Москве (1923).

С 1925 года Голосов создаёт множество конструктивистских проектов: «Дом текстиля» (1925, совместно с Б. Улиничем), Русгерторг (1926), Электробанк (1926), Дом культуры имени Зуева (1928). В своих проектах он сплавляет в единое целое крупные формы с простой геометрией (куб, параллелепипед и цилиндр), длинные плоскости фасадов разбивает переплётами окон.

Голосов не являлся членом Объединения современных архитекторов (ОСА), в отличие от своего брата Пантелеймона, который был активным членом группировки, вместе с Моисеем Гинзбургом, братьями Весниными, Иваном леонидовым и другими.

Один из самых значительных проектов Ильи Голосова 30-х годов, выполненный в постконструктивистском стиле — это жилой дом на Яузском бульваре в Москве (1936—1941).

С 1919 года по 1945 год Голосов преподавал архитектуру в различных учебных заведениях, в том числе, во ВХУТЕМАСе-ВХУТЕИНе (руководил архитектурной мастерской совместно с К.С.Мельниковым) и в Московском архитектурном институте (МАРХИ).

Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.

ПОСТРОЙКИ:

  • Здание Северного страхового общества, (1909—1911, Москва, улица Ильинка, 21-23)
  • Дом

Комбинат газеты «Правда» — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Комбина́т газе́ты «Пра́вда» — здание в Москве, между Садовым кольцом и ТТК, по адресу ул. Правды, дом № 24.

Комбинат был построен для выпуска газеты «Правда».

В советские времена в здании располагались редакции газет «Правда», «Комсомольская правда», «Советская Россия», «Сельская жизнь».

После пожара[править | править код]

После пожара 13 февраля 2006 г. здание выведено из эксплуатации[1]. Причиной стала перегрузка устаревшей электросети современным отопительным оборудованием. Длительное тушение на морозе привело к обледенению здания, не менее опасному для памятника, чем огонь. С тех пор здание пустует. Состояние несущих конструкций за десять лет не было исследовано должным образом. Собственник здания, ФГУП «Пресса», провел конкурс на проект реставрации, в котором победил «Моспроект-3». Но проект так и не был разработан в полном объеме, реставрация не началась[2]. В апреле 2017 г. был вынесен на общественное обсуждение Акт государственной историко-культурной экспертизы проектной документации по приспособлению к современному использованию части помещений, расположенных в ОКН регионального значения "Здание комбината газеты "Правда", 1931-1937 гг., арх. Голосов П.А." по адресу: ул. Правды, д. 24, стр. 2. По результатам общественного обсуждения было выражено несогласие с выводами заключения ГИКЭ и отказано в согласовании проектной документации. В мае 2017 г. акт ГИКЭ был вынесен на общественное обсуждение (повторно), дата завершения обсуждения - 21.06.2017; решение Мосгорнаследия по результатам - согласие с выводами заключения ГИКЭ и согласование проектной документации[3]. В апреле 2018 года приказом Мосгорнаследия утверждено охранное обязательство собственника или иного законного владельца ОКН, предмет охраны и границы территории памятника.[4]

Здание Комбината газеты «Правда»

Извне стороннему наблюдателю фактически видна только редакционная часть; на самом же деле, здание занимает целый квартал.

Здание издательства[править | править код]

Здание Комбината газеты «Правда» (Москва, ул. Правды, д. 24) Sight symbol black.svg памятник архитектуры (региональный), было построено в 1929—1935 гг. в стиле конструктивизма, целевое направление функционализм, по проекту архитектора П. А. Голосова. Здание, лаконичное по архитектуре, построено на сочетании огромного и высокого прямоугольного блока 8-этажного редакционно-издательского корпуса и пониженного производственного. Это классический памятник архитектуры и одно из крупнейших промышленных зданий Европы. Ленточные окна, закругленный козырек вестибюля и балконы — капитанские мостики создают динамичный «корабельный» образ, любимый архитекторами авангарда[2].

В 1987 г. это здание получило статус памятника архитектуры регионального значения[5].

Архивировано из первоисточника 23.03.2017 (archive.is) Архивировано из первоисточника 23.03.2017 (webcitation.org)

  • «Комбинат газеты „Правда“» // Энциклопедия «Москва». 1980.
  1. ↑ Пожар в издательстве «Пресса» в Москве, сгорела редакция «Комсомольской правды» и других газет // NEWSru.com, 13 февраля 2006
  2. 1 2 Комбинат «Правда» ул. Правды, д. 24 (неопр.). Красная книга Архнадзора: электронный каталог объектов недвижимого культурного наследия Москвы, находящихся под угрозой.
  3. Департамент культурного наследия города Москвы. Акт ГИКЭ научно-проектной документации по приспособлению к современному использованию части помещений, расположенных в ОКН регионального значения "Здание комбината газеты "Правда", 1931-1937 гг., арх. Голосов П.А." по адресу: ул. Правды, д. 24, стр. 2 (неопр.) (31.05.2017).
  4. Департамент культурного наследия города Москвы. Приказ Департамента культурного наследия города Москвы от 26 апреля 2018 г. № 340 "Об утверждении охранного обязательства собственника или иного законного владельца объекта культурного наследия регионального значения "Здание комбината газеты "Правда", 1931-1937 гг., арх. Голосов П.А.", расположенного по адресу: г. Москва, ул. Правды, д. 24; д. 24, стр. 2, 17, 25" (неопр.). официальный сайт мэра Москвы (26.04.2018).
  5. ↑ Здание комбината газеты "Правда", 1931-1937 гг., арх. Голосов П.А. (неопр.). Портал открытых данных Правительства Москвы. Объекты культурного наследия.

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о