Архитектор мис ван дер роэ: Людвиг Мис ван дер Роэ — гений свободной планировки – Людвиг Мис ван дер Роэ: биография и лучшие работы архитектора

"Стеклянный дом" Миса ван дер Роэ | Блогер alfa-omega на сайте SPLETNIK.RU 20 ноября 2015

Некоторые факты из биографии Миса ван дер Роэ

Людвиг Мис ван дер Роэ — немецкий архитектор-модернист, ведущий представитель «интернационального стиля», один из художников, определивших облик городской архитектуры в XX веке.

Людвиг Мис родился 27 марта 1886 г. в немецком городе Ахене. С 1900 по 1902 г. учился в ремесленной школе, затем работал каменотёсом в семейном предприятии отца в Ахене, после чего устроился на работу в мастерскую Бруно Пауля в Берлине.

В 1908 г. перешел в мастерскую Петера Беренса, где проработал до 1912г. Под влиянием Беренса у Миса выработался его «универсальный» подход к проектированию зданий, который он затем развивал до конца жизни. Заметное влияние на него оказали такие направления, как конструктивизм и нидерландская школа De Stijl.

До 1938 года Мис жил и работал в Германии. В ранний период своего творчества В 1911—1912 годах руководил строительством здания немецкого посольства на Исаакиевской площади в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Петера Беренса. 

Здание гармонично вписано в ансамбль Исакиевской площади, и в то же время, оно обладает своим уникальным стилем, который отличает его от других зданий, стоящих рядом. Оно может нравится или нет, но запоминается сразу.

С 1930 по 1933 год Мис был директором школы Баухауз (учебное заведение, существовавшее в Германии с 1919 по 1933 годы, и определившая многие основные направления в искусстве и архитектуре на весь XX век, но в 1933 году было разогнано нацистами) .

В 1938 г. Мис ван дер Роэ уезжает в США, не желая оставаться в нацистской Германии. Мис становится натурализованным гражданином США. В США Мис оставался и творил до конца своей жизни. Умер в 1969 году в Чикаго.

«Стеклянный дом» Фэрнсуорт-Хаус, 1946-1950

Дом располагается в штате Иллинойс к югу от небольшого города Плано на земельном участке в 24 гектара. Участок примыкает к реке Фокс. Дом располагается в 30 метрах от реки.

Дом для женщины-хирурга из Чикаго (Farnsworth House) стал квитэссенцией еще нескольких лет исследовательской работы Миса в области малоэтажного домостроения. Архитектор пришел к очень чистому решению — простому прямоугольному в плане объему, размещенному на подиуме и от этого кажущемуся зависнувшим в воздухе. Подъём дома над землёй также обеспечивает защиту от наводнений, так как дом располагается недалеко от реки в затапливаемой местности.

Стены дома выполнены из стекла, крепящегося к железным опорам. Дом как будто парит в пространстве. Стеклянные стены отделены от несущих стоек, подчёркивая тем самым эфемерность конструкции. В доме нет внутренних перегородок, он состоит из единственной комнаты, полностью раскрытой в окружающий его пейзаж.

При том, что лаконичные формы постройки далеки от природных биоморфных, она как будто растворяется в окружающем ландшафте. Так и должны, по мнению ван дер Роэ, соотноситься человеческое и божественное: проникать и дополнять друг друга, сохраняя свою изначальную сущность.

«Природа должна жить своей собственной жизнью, нам не следует разрушать ее красками своих домов и интерьеров. Но мы должны стремиться к тому, чтобы придать природе, домам и людям высшее единство. Когда вы смотрите на пейзаж сквозь стеклянные стены Фэрнсуорт-хауc, он приобретает более глубокое значение, чем в том случае, когда вы созерцаете его, находясь вне здания. К пейзажу предъявляются большие требования, когда он становится частью более обширного целого», — объяснял архитектор свою точку зрения в одном из интервью.

Дом Фарнсуорт объявлен памятником архитектуры штата Иллинойс, в доме функционирует музей. Созданный Мисом ван дер Роэ  «Стеклянный дом» породил плеяду клонов, настолько идея эфемерности конструкции дома понравилась архитекторам.

Интерьер

Клоны "Стеклянного дома" встречаются везде и повсюду. Вот лишь очень немногие из них.

Обновлено 21/11/15 01:22:

История "Стеклянного дома"

Дом был заказан известной в Чикаго женщиной-врачом Эдит Фарнсуорт в 1945. Проектирование было завершено к 1947. После завершения проекта строительство было отложено, так как заказчица ожидала получения наследства. Постройка началась в 1950 году и была завершена в 1951.

К окончанию строительства между заказчицей и архитектором возник конфликт. Ван дер Роэ подал на Фарнсуорт в суд, требуя недоплаченные ему деньги за строительство. Фарнсуорт выдвинула встречный иск. Суд решил дело в пользу архитектора, обязав Фарнсуорт выплатить деньги.

Дом не предназначался для постоянного проживания и использовался для отдыха в выходные.

Фарнсуорт продала дом в 1972 году. Дом был куплен британским магнатом и любителем архитектуры Питером Палумбо. Палумбо установил в доме кондиционер воздуха, изменил ландшафтный дизайн вокруг дома и разместил вокруг дома скульптуры из своей коллекции.

В 2003 году Палумбо убрал скульптуры и выставил дом на продажу. При поддержке меценатов дом был выкуплен Национальным трастом сохранения исторических памятников. В нем был организован музей и проводятся экскурсии для посетителей.

В сентябре 2008 года дом был затоплен во время урагана Айк. Хотя дом поднят над уровнем земли на опорах высотой 1,5 м, после сильных дождей вода поднялась выше этого уровня.

Источник: gruzdoff.ру

Стеклянный дом архитектора Миса ван дер Роэ

Цвета домов и интерьеров не должны уничтожать природу вокруг...

 

Людвиг Мис ван дер Роэ (Мария Людвиг Михаэль Мис 27 марта 1886 - 17 августа 1969) знаменитый немецко-американский архитектор. Наряду с Ле Корбюзье и Фрэнком Ллойд Райтом, он по праву считается одним из первых мастеров архитектуры модерна, определивших облик современных городов.

Стеклянная любовь архитектора Миса.

Стеклянный дом на Лисьей реке близ Чикаго был построен в 1951 году для известного врача-нефролога, переводчицы итальянской поэзии, скрипачки и коллекционера Эдит Фарнсворт. Доктор Фарнсворт приобрела девять акров земли старого хутора на берегу реки рядом с городком Плано, штат Иллинойс, в шестидесяти милях к юго-западу от Чикаго у полковника Роберта Маккормика, издателя Chicago Tribune. Цена покупки земельного участка составила $ 500 за акр. На хуторе был дом и хозяйственные постройки, но доктор Фарнсворт захотела построить что-то новое. Она обратилась к известному архитектору Людвигу Мису фон дер Рое, чья карьера находилась в то время на пике. В выборе архитектора сыграли роль общие знакомые и чувства, чуть большие, чем просто восхищение перед творчеством архитектора. Дом был спроектирован в 1946 году, но построен только к 1951 году, поскольку Эдит Фарнсворт ожидала получения наследства от тети, на которое она собиралась строить дом. А счет за дом вышел совсем не малый - $73,000.00, что эквивалентно по покупательной способности полумиллиону долларов в настоящее время. Что же, заказчица хотела получить дом для отдыха на выходных, причем дом необычный, не такой как у всех... И за это пришлось заплатить... Причем, не только деньгами, но и разрывом отношений с архитектором, судом, скандальной известностью и 21-м годом борьбы с просчетами в конструкции Стеклянного дома.

Работа над проектом началась в 1946 году и Людвиг с Эдит стали проводить много времени вместе, обсуждая будущий необычный дом, в кортом Мис ван дер Роэ желал воплотить основы новой архитектурной эстетики минимализма, свое рода протестантизма в мире христианства архитектуры. В этом доме должны были воплотиться идеи, которые архитектор вынашивал три десятилетия. В основу был положен уже разработанный проект, от коророго отказались предыдущие заказчики. Это должен быть дом, где ни одна лишня деталь не отвлекала бы от единства с природой, где суетность бытия и бытовые проблемы отходили бы на второй план, перед созерцанием великой вечности, открывающейся за панорамой окон Стеклянного дома. Эдит, которой тогда было 42 года, увлеклась образами, нарисованными 59-летним привлекательным архитектором. В 1947 году проект дома был представлен на выставке в музее современного искусства.

Строительные работы начались в сентябре 1949 года и в 1951 году подошли к концу, но не были завершены в части внутренней отделки и меблировки. По слухам отношения между заказчиком и архитектором начали портиться, когда доктор Фарнсворт попросила установить в доме отдельный гардероб, который не был предусмотрен проектом. Мис ван дер Роэ же в ответ сказал, что приезжая на выходные, можно обойтись крючками для одежды на двери ванной комнаты. Доктора Фарнсворт, которая, как говорят, мечтала о том, что Стеклянным домом на выходные она сможет пользоваться не в полном одиночестве, данный ответ лишил всякой надежды на счастливые перспективы ее сложного многоходового домоустроительного проекта. Возможно, что сыграло свою роль и превышение сметы архитектором на $16,000.00. Так или иначе, заказчица отказалась оплачивать счета и бывшие друзья и несостоявшиеся партнеры встретились в суде, где на глазах у всей Америки отстаивали свой взгляд на уникальный стеклянный дом и его стоимость. Что же... "Любовь уходит, когда приходят деньги", - так говорил комик и философ Граучо Маркс. Суд встал на сторону архитектора, сумевшего доказать, что превышение сметы было вызвано инфляцией из-за войны в Корее и роста цен на дефицитную в то время сталь. В суде всплыли и многочисленные конструктивные просчеты архитектора, которые существенно осложняли жизнь заказчицы в доме. Отношения заказчика и архитектора стали так широко известны, что послужили основой для двух пьес "Стеклянный дом" Джун Финфер и "Джесси и Толстяк" Алана Фитча.

Прежде чем мы рассмотрим Стеклянный дом доктора Фаренсворт в деталях, упомянем, что это архитектурное произведение искусства в настоящее время является важнейшей частью американской архитектурной иконографии, прекрасным примером современного и интернационального стиля архитектуры. Стеклянный дом послужил идейной основой, визуально-тектоническим воплощением царствующего ныне минимализма и функционализма. Дом Фарнсворт есть кристаллизация новейшей эстетической архитектурной идеи, где "меньшее означает большее", где внешний облик здания следует за функциональностью, где постройка сливается с окружающим ландшафтом и природой.

Несмотря на все претензии к дому, Эдит Фаренсворт продала его только в 1968 году британскому девелоперу и коллекционеру лорду Питеру Палумбо, после того как вышла на пенсию в 1967 году и переехала жить под Флоренцию в Италию. Скончалась Эдит в 1978 году в возрасте 74 лет.
Сэр Палумбо высоко ценил свое приобретение и считал Стеклянный дом "современным аналогом классическому греческому храму, который вот так просто расположен на лужайке на берегу реки". Именно Палумбо вернул дому оригинальный вид (было демонтировано тонированное остекление навеса, установленное Эдит) и наполнил его мебелью дизайна Миса ван дер Роэ.
В 2003 году Стеклянный дом был выкуплен у владельца Национальным фондом охраны памятников истории на аукционе Сотбиз за $7,5 миллиона. Меценаты собрали эту сумму для города, когда стало ясно, что дом, возможно, будет приобретен каким-либо коллекционером "на вывоз" для установки у себя в усадьбе.

Сейчас памятник архитектуры находится в управлении фонда, открыт для посещений как музей ($20-$25 за входной билет) и сдается в аренду для свадебных торжеств, приемов, фото и киносъемок. Стеклянный дом открыт для посещений с апреля по ноябрь и в год его посещают всего 8000 человек.

(Фотографии: Для иллюстраций ниже использованы общедоступные фотографии Carol M. Highsmith (если не обозначено иное) из коллекции Библиотеки Конгресса США в обработке автора статьи. Все фотографии кликабельны.)

  Облик Стеклянного дома Эдит Фаренсворт обладает беспрецедентным слиянием с окружающим миром. Весь дом, от внешнего облика, до крайне минималистического интерьера с лаконичными формами мебели являются воплощением протестантской пуританской идеи чистой простоты во всем, начиная от мыслей и заканчивая обликом жилища - "beinahe Nichts" или "почти Ничего", то есть сокращение каждого элемента до самой своей сущности.

Как и идеи Миса ван дер Роэ Стеклянный дом словно парит в воздухе, будучи приподнятым над землей на вертикальных стальных стойках.

 

 
 

Стеклянный дом явился воплощением идеи "Меньшее - значит большее!" Однако новые непривычные смыслы архитектора Миса ван дер Роэ не пришлись по вкусу заказчице. Когда Эдит Фарнсворт получила ключи от дома, она была возмущена. "Меньшее и значит - меньшее!" - заявила она архитектору, отказываясь оплачивать счета. Проиграв суды, она обратилась к прессе: "Что-то должно быть сказано и сделано о таком роде архитектуры," - писала она в журнале House Beautiful в апреле 1953 года, - "или не будет никакого будущего для архитектуры". Дискуссия и критика в прессе, к которой присоединились даже Ле Корбюзье и Фрэнк Ллойд Райт достигли такого накала, что архитектор нового современного стиля был обвинен в сочувствии антиамериканским идеям, так как за "мрачной" и "бесплодной" архитектурой Стеклянного дома безусловно скрывались коммунистические идеалы, таящие угрозу для новейшей Америки. Видимо, журнал намекал на идеи заимствованные из конструктивизма - архитектурного стиля, получившего широчайшее распространение в Советской России в 1920-х первой половине 1930-х годов, как символ отрицания архаичной "дореволюционной" жизни.

 
 

Пространство Стеклянного дома сформировано тремя плоскостями: открытой терассой, навесом и собственно домом. Фундаментом служат заглубленные железобетонные сваи на "лапах" в которые замоноличены двутавровые стальные стойки высотой в поперечном сечении 30 см с шагом 6,6 метра - всего восемь стоек. Два ряда по восемь стальных колонн поддерживают платформы пола и крыши. Периметр платформ ограничен 40 см швеллерами, к которым приварены поперечные 30 см двутавровые балки. Между балками в прикрытии уложены сборные железобетонные плиты. Поверх балок верхнего перекрытия уложены профильные П-образные железобетонные плиты, покрытые слоем гидроизоляции. Поскольку совершенных гидроизоляционных материалов в ту пору еще не существовало, то кровельное покрытие пришлось заменить в 1972 году, так как крыша Стеклянного дома местами протекала.

 
 

Архитектор Людвиг Мис ван дер Роэ лично контролировал все этапы строительства дома, проверяя каждый сварной шов, проповедуя принцип "Бог - в деталях". Качество сборки каркаса дома было превосходным: ни один сварной шов не заметен глазу. Однако расходы на отопление в зимнее время разочаровали владелицу дома: несмотря на использование легкого бетона на основе керамзита в плитах пола, его теплопроводность была велика, равно как и теплопроводность одинарных стекол и стального каркаса. Дизайн Стеклянного дома опередил время на полвека: только материалы и технологии конца XX - начала XXI века позволили строить энергоэффективные дома даже с огромными панорамными окнами. Современный дом такого форм-фактора имел бы основу на слоеных монолитных железобетонных плитах (с разделением утеплителем несущего слоя и слоя теплого пола) и стены на основе ячеистого бетона, либо целиком каркасную конструкцию на основе клееных деревянных столбов и балок. Окна были бы выполнены из стеклопакетов с 3-5 слоями стекла.

 
 

В Стеклянном доме выражена философии дизайна Миса ван дер Роэ его американского периода творчества: создание новой современной архитектуры путем слияния новых промышленных материалов с чистыми линиями, объемами и текстурами в природных ландшафтных пропорциях и равновесии. Для Миса это творение было больше храмом чистой эстетической идеи, нежели домом для жилья, образцом совершенства, помещенным в сельский пейзаж, создающим почти невидимую грань раздела между человеком и природой, между идеей и реальностью. 

 
 

Именно так выглядел почти заброшенный Стеклянный дом в 1971 году, на третий год в процессе продажи дома сэру Питеру Паломбо. (Процесс продажи дома затянулся с 1968 по 1972 год). Для приведения дома в исходный исторический вид сэр Питер в 1972 году нанял фирму старшего сына Миса ван дер Роэ - Дирка Лохана. Во время реставрации была улучшена и конструкция дровяного камина.
Несмотря на то, что доктор Эдит Фарнсворт, увлеченная архитектором и его творчеством, первоначально одобрила концепцию дома, в дальнейшем призналась, что жить в доме из бескрайних просторов стекла и стали практически невозможно. Эдит пыталась исправить архитектурные просчеты: вокруг дома были высажены плетистые розы, которые должны были закрыть "несуразное" прозрачное основание дома и хоть немного прикрыть окна. После того как по границе участка близ дома проложили новое шоссе Fox River Drive и построили мост через реку окна пришлось закрыть от любопытных взоров шелковыми шторами. Открытое патио перед входом обрамили стеной из тонированного стекла. Стеклянный параллелепипед дома утратил свою воздушную прозрачность.

 
 
 
 

К счастью для Стеклянного дома и истории архитектуры новый владелец - ценитель творчества Миса ван дер Роэ вернул строению прежний облик, воплощающий высокие эстетические идеалы нового утопического международного архитектурного стиля. Но и новому владельцу пришлось бороться с конструктивными просчетами: в результате наводнений регулярно повреждались стальные стойки и балки перекрытий. Коррозия до сих пор является врагом номер два после воды. Все стальные элементы дома приходится регулярно зачищать от ржавчины и окрашивать. Железобетонная или деревянная основа дома избавила бы владельца от таких забот.

 
 

Стеклянный дом был построен в 30 метрах от Лисьей реки, на которой во время весеннего таяния снегов нередко случаются половодья. Людвиг Мис ван дер Роэ предусмотрел возможность подтопления территории и поднял стеклянный дом над уровнем землей на 157 см на двутавровых столбах, замоноличенных в железобетонные сваи. Однако климат на Земле за последние 20 лет изменился и наводнения стали обширнее. Самое большое наводнение на Лисьей реке произошло в 1996 году, когда уровень воды в доме был на несколько футов выше уровня пола. После этого наводнения пришлось реставрировать всю деревянную мебель дома. На фотографии наведение в сентябре 2008 года во время урагана Айк, когда Стеклянный дом был затоплен на 18 см. Сильное наводнение было и в 2013 году. В настоящее время Фондом по сохранению исторических зданий решаются вопросы о возможном переносе дома выше по рельефу, устройстве других видов защиты от наводнений или строительства гидравлического лифта, поднимающего дом на высоту при угрозе наводнения.
Photo © National Trust for Historic Preservation

 
 

Ночью освещенный изнутри Стеклянный дом превращался в гигантский фонарь, привлекающий рои комаров и других москитов. Эдит Фарнсворт наняла архитектора Уильяма Данлопа, который прикрыл фрамугу сетчатым экраном в бронзовой раме. Следующий владелец, лорд Питер Палумбо убрал чужеродные нововведения и установил в Стеклянном доме центральный кондиционер, что впрочем, не сильно улучшило микроклимат в Стеклянном доме.

 
 

Стеклянный Дом архитектора Миса ван дер Роэ является иконой международного стиля, торжеством совершенства модернистских идеалов. Ругали ли это произведение, или восхищались им - дом Фарнсворт имеет решающее значение для понимания развития мировой архитектуры второй половины ХХ века.

 
 

Плоскостное решение дома отражает идею максимальной прозрачности здания и его зрительной связи с ландшафтом. Дом состоит из трех сообщающихся уровней: открытой приподнятой над землей площадки, затененной крышей террасы и остекленной жилой части. В закрытом перегородками центральном помещении расположены две ванные комнаты (хозяйская и гостевая), кухня, камин и кладовки. Так же в центральном ядре Стеклянного дома, стоящем на отдельной опоре скрыты все инженерные сети, поэтому чистота и простота фасадов не нарушены ни трубами, ни проводами.

 
 

Стальная рама Стеклянного дома сварена с виртуозным мастерством и точностью.
Сдержанная элегантность стальных конструкций и остекления достигнута путем тщательной обработки каждой детали строения – все инженерные сети, дренажи, стыки элементов каркаса очень точно подогнаны друг к другу. Строгий, аскетичный  стиль архитектурных произведений Мис ван дер Роэ и его последователей получил название «Минимализм».

 
 

Каменные известняковые травертиновые плиты уложены с зазорами на слой гранулированной дренажной засыпки, которая покоится в бетонных ложах с уклонами в нижних точках которых устроены дренажные отверстия. По задумке Миса ван дер Роэ такая оригинальная дренажная система террас должна была хорошо отводить воду с поверхности плит.

 
 

Схема устройства дренажного ложа в террасах Стеклянного дома. Замысел был интересный, однако не сработал в полной мере: по центру плит все равно после дождя оставалась вода. Мягкий и пористый травертин также прекрасно адсорбировал перегной осенних листьев, и на поверхности прекрасных итальянских плит образовывались грязные пятна. Дренаж основания также не был достаточным: после наводнений плиты приходилось снимать и просушивать засыпку. Из травертина сделаны и прямоугольные ступени лестницы, по форме похожие на горизонтальные панели.

 
 
 
  Мис ван дер Роэ говорил: "Когда вы видите природу через стеклянные стены дома Фарнсворт, она обретает новый более глубокий смысл, чем, если бы вы просто смотрели на нее снаружи. Природа вы и дом становитесь частью единого Великого целого. До того как я не посмотрел на окружающий мир через стекла дома Фарснсворт, я не мог представить насколько живописным может быть пейзаж... Нужно быть осторожным, чтобы использовать нейтральные тона в интерьере помещений, потому что природа снаружи припасла для вас всю свою чудесную гамму. Эти цвета постоянно меняются, и я хотел бы сказать, что это просто великолепно".

В том числе и благодаря Стеклянному дому Фарнсворт имя Людвига Миса ван дер Роэ вошло в четверку архитекторов "великих создателей современной архитектуры", где компанию Мису составили Вальтер Гропиус, Ле Кюрбюзье и Фрэнк Ллойд Райт.

 
 

Архитектор Вернер Блэйзер говорил о конструкции Стеклянного дома как о сведенной до минимума, достаточной лишь для сохранения статичного его положения. Благодаря этой конструкции Мису ван дер Роэ удалось добиться ощущения парения дома в воздухе, точнее его медленного, усиленного горизонтальными линиями скольжения в меняющемся во времени и сезонном облике пространстве. Всего три цвета камня, дерева и белой краски превращают это произведение искусства в почти чистый холст на котором мимолетом запечатлеваются оттенки природы и людские фантазии. Вся архитектура здания подчеркивает, что остекленная жилая зона является лишь переходным, временным обиталищем человека, а его изоляция от природы столь же иллюзорна, как и закаленные полированные стекла дома доктора Фарнсворт.

 
 

Прекрасный вид из гостиной с камином Стеклянного дома был подпорчен двумя конструктивными просчетами: одинарные стекла огромных окон и мостики холода в виде стальных стоек служили поставщиками превосходных потоков конденсата на травертиновый пол. Устраивая же в гостиной роскошный камин из полированной нержавеющей стали Мис ван дер Роэ упустил из виду проблему поставки свежего насыщенного кислородом воздуха в зону горения. Ведь горящий камин потребляет не менее 60 литров воздуха в минуту. Поскольку Стеклянный дом был практически герметичен, через некоторое время горения дров в камине, в доме становилось нечем дышать. Для вентиляции приходилось открывать дверь и окно, что сводило на нет достигнутый тепловой комфорт в зимнее время. Все что нужно было сделать для нормальной работы камина - подвести к нему перекрываемый воздушный патрубок из подпольного пространства.

 
 

Ванные комнаты и хозяйственный блок, расположенные в центре здания, окружены легкими перегородками из шпонированной фанеры. Остальные помещения едва намечены и, как бы перетекают одно в другое. Это ядро дома скорее воспринимается как предмет мебели, сохраняя чувство всеобщего, непрерывного пространства.

 
 

Котел на дизельном топливе и две воздухогрейных горелки находятся в центральной части здания, имеющей собственный опорный столбчатый фундамент. Если отапливался Стеклянный дом в холодное время еще более менее сносно, то в жаркую солнечную погоду находится в нем было невыносимо: отсутствие каких либо препятствий на пути солнечных лучей позволяло им нагревать теплоемкие травертиновые каменные плиты на полу. Вентиляция же в доме была совершенно не продумана: принудительная вентиляция существовала только для центрального ядра кухни и санузлов, а для естественной вентиляции приходилось открывать входную дверь и одно единственное открывающееся окно в противоположном конце здания. Такой вентиляции было недостаточно, а в открытые проемы тут же залетали комары и прочая летающая живность.

 
 

Стеклянный дом отапливался при помощи системы водяных теплых полов и традиционной для домов в США системы воздушного отопления. Однако из-за плохой термоизоляции окон (были использованы одинарные стекла), высокой теплопроводности стального каркаса тепловой режим в Стеклянном доме был некомфортным: при тепловом комфорте в области ног на уровне головы было весьма прохладно.

 
 

В зимнее время дом белого цвета совершенно растворяется в окружающем ландшафте. Не случайно белый цвет - самый распространенный цвет экстерьера мировой частной архитектуры.

 
 

Скупо обставленные спальни, гостиные и столовые предполагают у обитателей дома спартанские привычки. Доктор Эдит Фарнсворт чувствовала себя неуютно в открытом всем взглядам доме и порой испытывала желание взять камень и запустить в эти огромные стекла... Желание обострилось, когда рядом с домом проложили новое шоссе.

 
 

Гардероб преткновения в отношениях заказчицы и архитектора: "Зачем вам шкафы, если вы приезжаете в дом одна и только на выходные? Для одного платья вам хватит и крючка на двери в ванной..." Иногда высокая эстетическая идея идет разными путями с реальной жизнью. В конце концов, после перехода усадьбы в руки Фонда, гардероб убрали из дома как чужеродный объект и поместили в отдельный павильон.

 
 
 
 

Открытая всем взглядам спальня в Стеклянном доме. То что казалось неуютным и странным 60 лет назад, широко используется в частной архитектуре сегодняшнего дня. Люди перестали бояться неизвестности темноты и наконец-то стали доверять природе. Хотя, конечно, далеко не все и далеко не везде...

 
 

Хозяйственная постройка, склад для хранения и офис музейной усадьбы в Плано. Здесь же находится музейный центр, где вам покажут 26-минутное видео об истории Стеклянного дома.

 
 

План дома доктора Эдит Фарнсворт работы архитектора Людвига Миса ван дер Роэ.

 
 

Чертеж дома доктора Фарнсворт.

 
 

Главным идейным предшественником Стеклянного дома доктора Фарнсворт стал Берлинский павильон построенный в 1929 году Мисом ван дер Роэ для Международной выставки в Барселоне. Павильон был воссоздан в 1983-1986 гг.
Фотография автора.

 
 

Мис ван дер Роэ использовал для строения экзотические материалы: шпон Тинос-Верде, античный мрамор и золотой оникс, а также тонированные стекла серого, зеленого, белого цветов для разделения пространства.
Здание было снесено после окончания выставки в начале 1930 года. Тем не менее, благодаря наличию черно-белых фотографий и оригинальных планов постройки, группа испанских архитекторов реконструировала павильон в период между 1983 и 1986 годами.
Фотография: MartinD

 
 

Вторым идейным предшественником Стеклянного дома в Плано явилась вилла Тугенгата в Брно, Чехия. Вилла была построена в 1928—1930 годах для Фрица Тугендгата и его жены Греты. Мис ван дер Роэ использовал в конструкции виллы железный каркас, который позволил обойтись без поддерживающих стен и тем самым создать внутри здания ощущение объёма и света. Здание вписано в склон и имеет очень большую площадь в несколько уровней.
Фотография: Harold

 
 

  Стена из тонкого спила оникса (слева на снимке) пропускает свет и меняет свой цвет в зависимости от освещения снаружи. C 1994 года вилла открыта для посещения как музей. В 2001 году была внесена ЮНЕСКО в список Всемирного наследия.
Фотография: Podzemnik

 
 

Формы, линии и пропорции ставшего классикой Стеклянного дома до сих пор актуальны в современной архитектуре.

 
  Архитектурные и эстетические каноны, заложенные Людвигом Мис ван дер Роэ в стеклянном доме доктора Фарнсворт в Плано, послужили первообразом для многих современных архитектурных творений по всему миру: от Финляндии до Аргентины. Дома современного стиля наследовали принципы единства с окружающей природой, минимальное невмешательство как формой, так и цветом.
На фотографии: Современная летняя вилла спроектированная архитекторами компании Харома и Парнеры OY в провинции Кустаавви, Западная Финляндия.
 

 

Мис ван дер Роэ, Людвиг — Википедия

Людвиг Мис ван дер Роэ
нем. Ludwig Mies van der Rohe
Основные сведения
Страна
Дата рождения 27 марта 1886(1886-03-27)[1][2][…]
Место рождения
Дата смерти 17 августа 1969(1969-08-17)[1][2][…](83 года)
Место смерти
Работы и достижения
Учёба
  • Q1590131?
  • Берлинский университет искусств[d]
Работал в городах Берлин, Барселона, Брно, Нью-Йорк, Санкт-Петербург, Торонто, Чикаго
Архитектурный стиль Модернизм
Важнейшие постройки Toronto-Dominion Centre[d], Westmount Square[d], Вилла Тугендгат и Сигрем-билдинг
Награды
Премия Фельтринелли (1953)
 Людвиг Мис ван дер Роэ на Викискладе

Людвиг Мис ван дер Роэ (нем. Ludwig Mies van der Rohe, настоящее имя нем. Maria Ludwig Michael Mies — Мария Людвиг Михаэль Мис; 27 марта 1886, Ахен — 17 августа 1969, Чикаго) — немецкий архитектор-модернист, ведущий представитель «интернационального стиля», один из художников, определивших облик городской архитектуры в XX веке.

Биография

Ранние годы

Людвиг Мис родился 27 марта 1886 г. в немецком городе Ахене. С 1900 по 1902 г. учился в ремесленной школе, затем работал каменотёсом в семейном предприятии отца в Ахене, после чего устроился на работу в мастерскую Бруно Пауля в Берлине. В 1908 г. перешёл в мастерскую Петера Беренса, где проработал до 1912 г. Под влиянием Беренса у Миса выработался его «универсальный» подход к проектированию зданий, который он затем развивал до конца жизни. Заметное влияние на него оказали такие направления, как конструктивизм и нидерландская школа De Stijl.

Работа в Германии и России

Первоначальный (авторский) вид немецкого посольства в Петербурге

В 1911—1912 годах руководит строительством здания немецкого посольства на Исаакиевской площади в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Петера Беренса.

С 1912 по 1930 год Мис работает как независимый архитектор в Берлине. В начале самостоятельной карьеры он изменил свою фамилию, объединив с помощью «аристократического» сочетания ван дер унаследованное от отца имя Мис с материнской фамилией Роэ.

В 1927 году Мис ван дер Роэ руководил Международной выставкой жилища в Штутгарте, где разработал генеральный план образцового посёлка Вайсенхоф. Основным вкладом Миса в проект стал трёхэтажный жилой дом, отличавшийся от стандартных домов линейной застройки тем, что внутри него можно было образовывать квартиры разного размера и формы. Кухни и ванные комнаты помещались в фиксированном ядре квартиры, а всё остальное пространство делилось подвижными перегородками (так называемая «свободная планировка»).

В 1929 году Мис ван дер Роэ возглавлял строительство павильона Германии на международной выставке в Барселоне, представлявшего собой не только павильон, но и собственно выставочный экспонат. Отказавшись от использования орнамента, в качестве декора Мис использовал чёткие геометрические конструкции и отражающие свойства природных материалов — полированного травертина, оникса и стекла, а также поверхности воды. В павильоне Мис создал свободно перетекающее пространство, перенеся тяжесть конструкции с несущих стен на отдельно стоящие стальные стойки. Благодаря этому появилась возможность выполнить внешние стены из тонких декоративных материалов. Помимо проекта павильона, Мис создал для него коллекцию мебели «Барселона». Проект павильона принёс Мису мировую известность.

В 1930 году Мис ван дер Роэ построил виллу Тугендгат в Брно, в которой продолжил развивать идеи, заложенные в павильоне Германии, но применительно к жилому дому. Построенная на уклоне, вилла спроектирована на двух уровнях и разделена на четыре функциональные зоны, причём свободный план использован только в светской зоне. Освобожденные от нагрузки стеклянные стены автоматически убирались, объединяя тем самым интерьер с окружающим ландшафтом. В интерьере снова широко использован полированный оникс. Вилла Тугендхата считается венцом немецкого периода творчества Миса ван дер Роэ. Для виллы Тугендхата Мис ван дер Роэ также спроектировал коллекцию мебели «Брно».

С 1930 по 1933 год Мис по просьбе его друга и конкурента Вальтера Гропиуса был директором школы Баухауз — сначала в Дессау, потом в Берлине.

Работа в США

В 1938 г. Мис ван дер Роэ уезжает в США, не желая оставаться в нацистской Германии. Мис становится натурализованным гражданином США. Обосновавшись в Чикаго, архитектор вскоре получает приглашение возглавить Иллинойсский технологический институт. На новой должности он организовал перестройку кампуса. Многие здания, построенные им — например, Краун Холл, здание факультета архитектуры — функционируют до сих пор.

Руководствуясь принципом «Меньше — значит больше» (Less is more), в американский период Мис развивает концепцию «универсального» здания — предельно простого по форме стеклянного параллелепипеда, поверхность которого расчленена равномерно повторяющимися стойками.

Благодаря широкому использованию стекла его дома получаются как бы пронизанными солнечным светом — в соответствии с философией неотомизма, последователем которой являлся Мис.

В погоне за абсолютной абстракцией и геометризацией формы Мис начинает пренебрегать привычными бытовыми требованиями, что противоречит раннему требованию функционализма «Функция определяет форму». Таким образом, Мис постепенно отходит от принципов, которые он сам же и разрабатывал в Германии в начале своей карьеры.

Малоэтажные дома
«Стеклянный дом»

В 1946—1951 г. в местечке Плейно (Иллинойс) Мис строит «Стеклянный дом» для доктора Эдит Фарнсуорт, известной в Чикаго женщины-хирурга. Дом представляет собой полностью остеклённый белый каркас, стоящий на приподнятой на стойках над уровнем разлива воды плите. Дом как будто парит в пространстве. Стеклянные стены отделены от несущих стоек, подчёркивая тем самым эфемерность конструкции. В доме нет внутренних перегородок, он состоит из единственной комнаты, полностью раскрытой в окружающий его пейзаж. Единственным замкнутым объёмом является стойка, содержащая санузел и подсобное помещение. Дом одновременно контрастирует и сливается в единое целое с природой. Дом Фарнсуорт объявлен памятником архитектуры штата Иллинойс, в доме функционирует музей. Среди многочисленных подражаний, реплик и клонов «Стеклянного дома» можно отметить дом ученика Миса — архитектора и художественного критика Филипа Джонсона — дом которого построен по принципу «слияния с природой»: те же стеклянные стены, но зато присутствуют тёмные опоры здания, расположенные в углах-гранях периметра несущей конструкции.

Чикагские небоскребы
Сигрэм Билдинг

Вторым значительным направлением в архитектурной деятельности Миса было строительство небоскрёбов в Чикаго. Наиболее известным является построенный в 1958 году небоскрёб Сигрэм Билдинг в Нью-Йорке, ставший прототипом многочисленных корпоративных офисов по всему миру. Одним из новаторских предложений Миса было отодвинуть небоскрёб с общей линии застройки вглубь квартала, оставив место для площади с фонтаном перед зданием. Ещё на шаг отступив от принципов функционализма, для создания ритма Мис навешивает на здание внешние профили, использующиеся здесь в качестве элемента декора и не несущие особой функциональной нагрузки. В действительности основные несущие конструкции по технологическим причинам скрыты внутри здания.

После Сигрэма в конторе Миса создают ещё несколько офисных небоскрёбов, среди которых IBM Плаза в Чикаго и небоскрёбы в Торонто (Канада).

Верный своей идее универсальной абстрактной формы, Мис строит свои высотные жилые дома внешне неотличимыми от офисных зданий — и резко отличавшимися от традиционной кирпичной застройки жилых районов. Наиболее известными жилыми многоквартирными домами Миса являются здания на Лейк Шор Драйв 860/880, занесённые в число официальных достопримечательностей города Чикаго.

Последние годы жизни и творческое наследие

Последней крупной работой Миса ван дер Роэ стало здание Новой национальной галереи в Западном Берлине, построенное в 1968 году. Архитектор умер 17 августа 1969 г. в Чикаго. Похоронен на кладбище Грейсленд.

Работа Миса породила в США целое архитектурное течение, известное как «стиль Миса». Однако ещё при жизни Мис достиг почти полной абстракции своей любимой геометрической формы, и дальше развиваться его идеям оказалось сложно. Полностью стеклянные стены породили проблемы с избыточной инсоляцией, а застроенные одинаковыми блоками кварталы стали казаться многим унылыми. После смерти Миса его стиль постепенно начал сходить с архитектурной арены и в 80-е годы практически вытеснен другими стилями, такими как постмодернизм.

Факты

  • На родине Мис ван дер Роэ, в Ахене, есть улица, названная в его честь.[4]

Примечания

Литература

  • Мачульский Г. К. Мис ван дер Роэ. Москва, 1969
  • Всеобщая история архитектуры, т. 11. Москва, 1973
  • Cohen Jean-Louis. Mies van der Rohe. — Paris: Hazan, 1994. — 143 p. — (Architecture). — ISBN 2-85025-3340, 978-2-85025-334-8.
  • Иконников А. В. «Архитектура XX века. Утопии и реальность». Т1, Т2 М.: Прогресс-традиция, 2002.

Ссылки

МИС ВАН ДЕР РОЭ • Большая российская энциклопедия

МИС ВАН ДЕР РО́Э (Mies van der Rohe; наст. фам. Мис, Mies) Люд­виг (27.3.1886, Ахен – 17.8.1969, Чи­ка­го), нем. ар­хи­тек­тор, ди­зай­нер и пе­да­гог. Один из ли­де­ров сов­ре­мен­но­го дви­же­ния и ин­тер­на­цио­наль­но­го сти­ля, при­над­ле­жит к чис­лу ос­но­во­по­лож­ни­ков ар­хит. мо­дер­низ­ма. В Ахе­не учил­ся в ре­мес­лен­ной шко­ле (1899–1901) и под ру­ко­во­дством от­ца – мас­те­ра-ка­мен­щи­ка (вы­пол­нял чер­те­жи и ри­сун­ки для ма­ну­фак­ту­ры леп­но­го гип­со­во­го де­ко­ра). С 1905 в Бер­ли­не, где был уче­ни­ком в мас­тер­ской ди­зай­не­ра ин­терь­е­ров и арх. Б. Пау­ля (1906–1908), по­стро­ил в «тра­ди­ци­он­ных» фор­мах дом фи­ло­со­фа А. Ри­ля в Ной­ба­бельс­бер­ге, близ Бер­ли­на (1907; го­но­рар по­зво­лил ему по­се­тить в 1908 Ита­лию). В 1908–12 ра­бо­тал у П. Бе­рен­са, в т. ч. осу­ще­ст­в­лял над­зор за строи­тель­ст­вом по­соль­ст­ва Гер­ма­нии в С.-Пе­тер­бур­ге по про­ек­ту по­след­не­го; ус­во­ил при этом сти­ли­сти­ку не­оклас­си­циз­ма (в уп­ро­щён­ном, мо­ну­мен­таль­ном ва­ри­ан­те, вос­хо­дя­щем к К. Ф. Шин­ке­лю) и пе­ре­нял ин­те­рес Бе­рен­са к тех­нич. нов­ше­ст­вам, ра­цио­на­лиз­му в пром. ар­хи­тек­ту­ре и ди­зай­не. Зна­чит. влия­ние на М. в. д. Р. ока­за­ло твор­че­ст­во Ф. Л. Рай­та. В 1912 от­крыл в Бер­ли­не собств. ар­хит. мас­тер­скую, ра­бо­тал в «тра­диц.» фор­мах и не­оклас­сич. сти­ле; раз­ра­ба­ты­вая про­ект до­ма с ху­дож. га­ле­ре­ей близ Гаа­ги для Х. Крёл­лер-Мюл­лер (1912, не реа­ли­зо­ван), в Ни­дер­лан­дах по­зна­ко­мил­ся с твор­че­ст­вом Х. Бер­ла­ге, ис­поль­зо­вав­ше­го но­вые кон­ст­рук­ции (в т. ч. из стек­ла и ста­ли) и вы­сту­пав­ше­го за «че­ст­ность» в ис­поль­зо­ва­нии ма­те­риа­ла. В 1915–18 слу­жил в инж. вой­сках.

Л. Мис ван дер Роэ. Памятник К. Либкнехту и Р. Люксембург в Берлине. 1925–26. Не сохранился.

В пер­вые по­сле­во­ен­ные го­ды, ко­гда стро­ит. ак­тив­ность в Гер­ма­нии бы­ла низ­кой, вклю­чил­ся в дея­тель­ность ху­дож. и ар­хит. аван­гар­дизма: воз­гла­вил ар­хит. сек­цию Но­ябрь­ской груп­пы (1921–25), стал уч­ре­ди­те­лем ж. «G: Materialien zur Ele­mentaren» (1923, совм. с Х. Рих­те­ром) и ар­хит. объ­е­ди­не­ния «Der Ring» (1923–1924, совм. с Х. Хе­рин­гом). Опи­ра­ясь на идею «стек­лян­ной ар­хи­тек­ту­ры» экс­прес­сио­низ­ма и эс­те­ти­ку эле­мен­тар­ных гео­мет­рич. форм «Де Стейл» (а от­час­ти и на про­стран­ст­вен­ные ком­по­зи­ции К. С. Ма­ле­ви­ча и Л. М. Ли­сиц­ко­го), раз­ра­бо­тал но­ва­тор­ские кон­цеп­ции вы­сот­но­го зда­ния со стек­лян­ным не­не­су­щим фа­са­дом и ме­тал­лич. кар­ка­сом (кон­курс­ный про­ект не­бо­скрё­ба на Фрид­рих­штрас­се в Бер­ли­не, 1921, и др.) и 7-этаж­но­го адм. зда­ния из же­ле­зо­бе­то­на с лен­точ­ным за­стек­ле­ни­ем (1922), во­шед­шие в ши­ро­кую ар­хит. прак­ти­ку с сер. 20 в.; соз­дал про­ек­ты за­го­род­ных до­мов ла­конич­ных гео­мет­рич. форм из кир­пи­ча и бе­то­на со сво­бод­ной пла­ни­ров­кой в ду­хе Ф. Л. Рай­та (1923–24; все не реа­ли­зо­ва­ны). Свои идеи во­пло­тил в жи­лых по­строй­ках (дом Э. Воль­фа в Гу­бе­не, 1925–27, не сохр.; жи­лой ком­плекс на Аф­ри­ка­ни­ше-штрас­се в Бер­ли­не, 1926–27) и па­мят­ни­ке К. Либк­нех­ту и Р. Люк­сем­бург в Бер­ли­не (1925–26, не сохр.). Став 1-м ви­це-пре­зи­ден­том «Не­мец­ко­го Вер­кбун­да» (1926–32), ру­ко­во­дил строи­тель­ст­вом об­раз­цо­во­го пос. «Вай­сен­хоф» для вы­став­ки Вер­кбун­да в Штут­гар­те (1927), от­ра­зив­ше­го осн. прин­ци­пы совр. дви­же­ния; воз­вёл там 4-этаж­ное мно­го­квар­тир­ное зда­ние на сталь­ном кар­ка­се, во­круг ко­то­ро­го бы­ли по­строе­ны 20 до­мов по про­ек­там Ле Кор­бю­зье, В. Гро­пиу­са, П. Бе­рен­са и др. ве­ду­щих ар­хи­тек­то­ров.

Л. Мис ван дер Роэ. Вилла Тугендхат в Брно. 1929–30.

Раз­ви­вая свою идею но­во­го жи­ло­го до­ма, соз­дал про­ект па­виль­о­на Гер­ма­нии для Все­мир­ной вы­став­ки 1929 в Бар­се­ло­не (вос­соз­дан в 1986), где со­еди­нил про­сто­ту форм и сво­бод­ную пла­ни­ров­ку с ис­поль­зо­ва­ни­ем раз­но­об­раз­ных ма­те­риа­лов (сталь, тра­вер­тин, мра­мор, оникс, ма­то­вое стек­ло) и про­из­ве­де­ний иск-ва (скульп­ту­ра Г. Коль­бе). Эта ком­по­зиц. схе­ма бы­ла раз­ра­бо­та­на под­роб­нее в вил­ле Ту­генд­хат в Брно (1929–30) и до­ме К. Лем­ке в Бер­ли­не (1932–33). С ди­зай­не­ром Л. Райх про­ек­ти­ро­вал ме­бель для ин­терь­е­ров сво­их зда­ний (крес­ло «Бар­се­ло­на», 1929; крес­ло «Брно» 1929–1930, и др.).

В 1930 по ре­ко­мен­да­ции В. Гро­пиу­са М. в. д. Р. воз­гла­вил Бау­ха­уз в Дес­сау, где осн. вни­ма­ние уде­лил ар­хит. об­ра­зо­ва­нию, сде­лав его бо­лее ра­цио­наль­ным и праг­ма­тич­ным. Под дав­ле­ни­ем на­цис­тов в 1932 был вы­ну­ж­ден пе­ре­вес­ти шко­лу в Бер­лин, а в 1933 – за­крыть её. Про­дол­жал уча­ст­во­вать в кон­кур­сах (на про­ект зда­ния Рейхс­бан­ка в Бер­ли­не, 1933–34, и др.), ра­бо­тал для ча­ст­ных за­каз­чи­ков (про­ект до­ма М. Хуб­бе в Ма­где­бур­ге, 1935), но реа­ли­зо­вать свои ра­бо­ты не смог.

Л. Мис ван дер Роэ (совместно с Ф. Джонсоном). Здание «Сигрем билдинг» в Нью-Йорке. 1956–58.

В 1938 воз­гла­вил ар­хит. ф-т Тех­но­логич. ин-та Ар­мо­ра (в 1940 объ­е­ди­нён с Ин-том Льюи­са в Ил­ли­ной­сский тех­но­ло­гич. ин-т) в Чи­ка­го (до 1958), где со­з­дал но­вую об­ра­зо­ват. про­грам­му, ос­но­ван­ную на ос­вое­нии прак­тич., при­клад­ных зна­ний и ос­нов про­фес­сии. Для это­го ин-та раз­ра­бо­тал про­ект но­во­го кам­пу­са (ген­план 1940–41; зда­ния – 1942–57), в т. ч. учеб­ный кор­пус Кра­ун-холл (1950–1956), где во­пло­ти­лась об­щая для всех его про­ек­тов амер. пе­рио­да идея еди­но­го внутр. про­стран­ст­ва со сво­бод­ным пла­ном, под­хо­дя­ще­го для ме­няю­щих­ся нужд вла­дель­цев по­строй­ки. Как и зда­ние Но­вой нац. га­ле­реи в Бер­ли­не (1962–68), Кра­ун-холл от­но­сит­ся к ти­пу од­но­этаж­но­го од­но­про­лёт­но­го зда­ния, ко­то­рый М. в. д. Р. раз­ра­ба­ты­вал в те го­ды. За­го­род­ный дом Э. Фарн­су­эрт в Плей­но (1945–50) той же ти­по­ло­гии про­дол­жа­ет его экс­пе­ри­мен­ты в сфе­ре «стек­лян­ной ар­хи­тек­ту­ры»: пол­но­стью про­зрач­ные сте­ны раз­мы­ва­ют гра­ни­цы ме­ж­ду по­строй­кой и её при­род­ным ок­ру­же­ни­ем, но вы­кра­шен­ный в яр­ко-бе­лый цвет ме­тал­лич. кар­кас не да­ёт со­ору­же­нию слить­ся со сре­дой. Так­же реа­ли­зо­вал в США свою кон­цеп­цию приз­ма­тич. не­бо­скрё­ба с про­зрач­ным фа­са­дом – стек­лян­ной на­вес­ной сте­ной, рас­чер­чен­ной ме­тал­лич. про­фи­ля­ми на пря­мо­уголь­ные сек­ции (жи­лые баш­ни на Лейк-Шор-драйв в Чи­ка­го, 1948–51; зда­ние «Сиг­рем бил­динг» в Нью-Йор­ке, про­ект, 1954, 1956–1958, совм. с Ф. Джон­со­ном; зда­ние IBM в Чи­ка­го, 1960–69, и мн. др.), где круп­ный раз­мер зда­ния со­че­та­ет­ся с тон­ко­стью де­та­лей и бо­гат­ст­вом от­де­лоч­ных ма­те­риа­лов (брон­за, цвет­ное стек­ло, мра­мор и др.). Треть­им ти­пом по­сле­во­ен­но­го твор­че­ст­ва М. в. д. Р. ста­ло ма­ло­этаж­ное зда­ние на ме­тал­лич. кар­ка­се (зда­ние ком­па­нии «Bacardi» в Ме­хи­ко, 1957–61). Со­че­та­ние ма­ло­этаж­ной и вы­сот­ной за­строй­ки ха­рак­те­ри­зу­ет жи­лой мас­сив «Ла­фай­етт парк» в Дет­рой­те (ген­план 1955–56; зда­ния – нач. 1960-х гг.).

Своё по­ни­ма­ние ар­хи­тек­ту­ры М. в. д. Р. свя­зы­вал с фи­ло­со­фи­ей то­миз­ма; ви­дел цель твор­че­ст­ва в соз­да­нии уни­вер­саль­ной (аб­ст­ракт­но-гео­мет­рич.) ар­хит. фор­мы, ко­то­рая из­бав­ле­на от все­го лиш­не­го и ос­но­ва­на на чёт­ко про­ду­ман­ной и яс­но чи­таю­щей­ся кон­ст­рук­ции. Он трак­то­вал иск-во ар­хи­тек­ту­ры как вы­ра­же­ние ду­ха эпо­хи, от­ра­же­ние её по­треб­но­стей и ре­сур­сов. Эти идеи, на­ря­ду с раз­ра­бо­тан­ны­ми М. в. д. Р. прак­тич. ар­хит. ре­ше­ния­ми, ока­за­ли зна­чит. влия­ние на ар­хи­тек­ту­ру 2-й пол. 20 – нач. 21 вв.; вме­сте с тем от­ра­жён­ные в его ра­бо­тах прин­ци­пы клас­сич. ар­хи­тек­ту­ры (спо­кой­ный ритм вер­ти­ка­лей и го­ри­зон­та­лей, со­раз­мер­ность мас­шта­бов) и го­тич. зод­че­ст­ва (вы­де­лен­ные внут­ри и сна­ру­жи зда­ния эле­мен­ты не­су­щей кон­ст­рук­ции) свя­зы­ва­ют его твор­че­ст­во с ис­то­рич. ар­хит. на­сле­ди­ем.

"Универсальное пространство" Людвига Миса ван дер Роэ

Благодаря гению Миса ван дер Роэ простота была лишена статуса вульгарности, открылась в новом свете через призму благородства формы, равновесия, что нашло выражение в архитектурном стиле под названием рациональный функционализм, с которым связано имя великого архитектора. В соответствии с концепциями функционализма внешний вид здания необходимо рассматривать с точки зрения функций его частей.

Концепция «универсальной формы» очень долго преследовала Миса. Предпочитая идеальную и простую геометрию строения, архитектор ставил во главу угла единое внутреннее пространство, открывающее безграничные возможности по изменению интерьера.

Основой здания должен был служить один объем, являющийся универсальным пространством. Основной составной частью его универсального подхода стала конструктивная решетка, выполненная из стали и навесные стены – все, создающее эффект плавного течения пространства.

Мис считал, что подобная архитектура дает тем, кто пользуется зданием, неограниченную свободу его использования. Они могут менять обстановку и внутреннее пространство по своему желанию. Подобная универсальность позволяет не тратиться на модернизацию сооружений, делает их нестареющими, дает возможность пользоваться ими многим поколениям.

Первая возможность создать универсальную форму была реализована в проекте павильона Германии для Международной выставки.

Павильон Германии в Барселоне.

Основным экспериментом архитектора была свободно стоящая несущая стена, которая стала открытием нового подхода в архитектуре. В самом деле к проектированию павильона был применен новаторский подход. Павильон олицетворял здание с точно выдержанными пропорциями и прямоугольным объемом без разделения внутреннего пространства перегородками. Здание было оценено только после того, как было демонтировано.

Американский период стал воплощением идей Людвига в своих проектах. Он даже позволяет себе отказаться от своих идей функционализма в пользу абсолютной абстракции и идеальности форм. Таким образом, закладывая возможность использования здания без привязки к идее проекта, которая существовала изначально.

Комплекс Иллинойского технологического института

Воплощение принципа внутреннего пространства без разделения был реализован в пятидесятых годах прошлого века в проекте комплекса Иллинойского технологического института. Характерные черты строения: прямоугольный объем, стеклянные панели вместо стен. Таким образом, здание могло изменять внутреннюю обстановку.

Предшественником факультета был построенный в Чикаго Стеклянный дом, олицетворявший концепцию абсолютного и идеального пространства. Дом словно парит в пространстве, являясь красочным примером реализации абсолютной абстракции. Для создания эффекта используются стены из стекла, освобожденные от несущих функций, которые выполняют стойки. И в данном проекте была реализована идея неразделенного внутреннего пространства, идеально вписывающегося в ландшафт вокруг.

Стеклянный дом

Далее Мис проектировал стеклянные параллелепипеды, также являвшиеся выражением его концепции универсальности строения. Простота форм и равномерное членение повторяющимися стойками. Примером является небоскреб Сигрэм Билдинг, возведенный в Нью-Йорке. Стиль использован и для постройки жилых домов в пятидесятых домах.

Вся жизнь Миса ван дер Роэ была посвящена проектам, обладающим математически точными пропорциями и идеальными абстракциями. Принципы создания таких проектов были отшлифованы и доведены до идеала. Может быть именно поэтому, после ухода из жизни великого архитектора у него было очень мало последователей.

Сигрем-билдинг — Википедия

Сигрем-билдинг (англ. Seagram Building) — небоскрёб, расположенный на Парк-авеню 375 между 52-й и 53-й улицами в манхэттенском Мидтауне. Считается одним из классических образцов интернационального стиля. Спроектирован знаменитыми архитекторами — Людвигом Мис ван дер Роэ и Филиппом Джонсоном. Строительство здания было завершено в 1958 году. Оно составляет 157 метров в высоту и состоит из 38 этажей. Здание предназначалось под офисы канадской фирмы, занимавшейся производством спиртных напитков, Joseph E. Seagram’s & Sons.

В 1954 году Филлис Ламберт, дочь главы крупнейшего в мире винного производителя компании «Сигрэм» (The Seagram Company) Сэмюэля Бронфмана, окончила колледж Вассар (Vassar) под Нью-Йорком, где изучала искусство, историю и философию. Приехав после окончания колледжа в Париж, она увидела в местной прессе проект планирующегося небоскрёба для новой корпоративной штаб-квартиры компании «Сигрэм» в Нью-Йорке, заказанный её отцом к 100-летию фирмы. Проект был выполнен архитектурной компанией Luckman & Pereira, к которой Бронфман обратился из-за её большого опыта в строительстве подобных крупных коммерческих проектов и приемлемой цены строительства и эксплуатации. Филлис, не имевшая архитектурного образования, немедленно позвонила отцу и убедила его отказаться от посредственного проекта. Бронфман поставил условием расторжения договора с Luckman & Pereira немедленный приезд дочери в Нью-Йорк и личное руководство ею поиском нового архитектора. Также Филлис должна была взять на себя обязанности директора планирования и строительства нового небоскрёба[1].

Вернувшись в Нью-Йорк, Филлис начала консультации с ведущими американскими специалистами по архитектуре и встретилась в том числе с архитектурным критиком журнала «Нью-Йоркер» Льюисом Мамфордом и основателем и первым директором музея современного искусства МоМА Альбертом Барром (Albert Barr, 1902—1981). Барр посоветовал ей обратиться за советом к главному куратору архитектурного отдела музея Филипу Джонсону, который как раз в это время собирался оставить своё место в музее ради собственной архитектурной практики[1].

Ламберт и Джонсон составили три списка. В первый список вошли те, кто «должны, но не могли» (архитекторы, которые подходили для выполнения проекта, но не обладали достаточным опытом): Пол Рудольф, Ээро Сааринен, Марсель Брюер, Йео Мин Пей и Луис Кан. Во второй список — те, кто «могли, но не должны» (крупные компетентные фирмы, не обладающие оригинальностью). В третий — те, кто «могли и должны»: Фрэнк Ллойд Райт, Ле Корбюзье и Людвиг Мис ван дер Роэ (Мис)[1].

При выборе Миса Ламберт руководствовалась своими впечатлениями от крупнейшего осуществленного проекта Миса на момент планирования Сигрэм — двух жилых башен на Lake Shore Drive в Чикаго (1948—1951):

В этих тёмных мистических башнях чувствовалась поразительная мощь и сила чего-то одухотворенного! Вы знаете, если бы вы спросили, кто входил в архитектурный авангард 20-х и 30-х годов прошлого века, то это был бы длинный список, в который вошел бы и Мис. Но в 1954 году, мне кажется, Мис уже стоял особняком. Мис был авангард[1].

Райт (которому было уже 87 лет) и Корбюзье (которому было 67 лет; на год младше Миса) были отвергнуты Ламберт из-за их несговорчивых характеров, а Корбюзье ещё и из-за своей скульптурности:

Корбюзье мастер скульптурных форм и пространств, но мне кажется, что такие приёмы легко производят впечатление и также легко отталкивают. Мис же буквально увлекает вас внутрь. Вы просто не можете пройти мимо. В этом есть какая-то подсознательная сила, и чем дальше вы проникаете вглубь, тем сильнее оказывается впечатление от сногсшибательной красоты его пространств и последовательных и продуманных до мелочей деталей. Райт же в середине 50-х годов уже не олицетворял современность. Его справедливо прозвали самым великим архитектором 19-го века, но никак не 20-го. С Мисом же ассоциировалось будущее и новый высоко технологический язык современной архитектуры[1].

У Миса не было архитектурной лицензии штата Нью-Йорк для проектирования здания Сигрэм Билдинг. Поэтому компания, ведущая строительство, потребовала от него нанять своего представителя в Нью-Йорке для решения текущих вопросов. Не раздумывая, Мис назначил своим представителем Джонсона, отплатив последнему за многолетние успешные усилия по закреплению своей международной репутации (Джонсон, в частности, в 1947 году провёл в МоМА первую персональную выставку Миса)[1].

Ламберт рассказывала про варианты проекта:

У Миса было всего три концептуальных варианта. Первый — квадратная в плане башня, что Мис даже не рассматривал. Второй — прямоугольная башня в плане с пропорциями 7:3 и повернутая под прямым углом к Парк авеню, что повторило бы Ливер-хаус. И наконец, третий, выбранный Мисом вариант — башня с пропорциями 5:3 и отступившая широкой стороной на 30 метров от Парк авеню. Тогда при планируемой высоте в 39 этажей башня бы заняла 25% участка. Именно при таких соотношениях городской строительный код разрешал не использовать уступы даже для значительно более высоких башен[1].

Такая башня была бы слишком мала для компании, поэтому на месте снесённых малоэтажных домов, позволивших углубить участок, Мис предложил возвести шестиэтажный корпус во всю ширину блока, значительно увеличив общую площадь комплекса. Кроме того, Мис утолстил саму башню, добавив к ней дополнительный объем с пропорциями 1:3 со стороны заднего фасада и практически незаметный с Парк авеню[1].

После завершения строительства Сигрэм Билдинг Филлис Ламберт стала ученицей Миса в Иллинойсском технологическом институте и стажировалась в его чикагском офисе. Впоследствии стала его близким другом, почитателем и хранителем его архива в Канадском центре архитектуры[1].

Это здание и интернациональный стиль, в котором оно построено, сильно повлияли на американскую архитектуру. Одной из характерных особенностей стиля была наглядность, или артикуляция, структуры здания. Этот стиль как будто спорил, что функциональность структурных элементов здания, если сделать их видимыми, может заменить формальную декоративную артикуляцию и более открыто общаться с публикой, чем любая система украшений. Мис полагал, что структурные элементы здания должны быть видимы. Сигрем-билдинг, как и все крупные здания того времени, строилось из стальной конструкции, на которую навешивались стеклянные стены. Мис хотел, чтобы стальная конструкция была видна всем; однако по американскому строительному кодексу нужно, чтобы все стальные конструкции были покрыты огнеупорным материалом, обычно бетоном, потому что неправильно защищенные стальные колонны или перекрытия могут утратить прочность и рухнуть даже в случае локализованного пожара. Бетон скрывал конструкцию здания, чего Мис изо всех сил старался избежать, а потому архитектор использовал взамен ненесущие бронзовые узкополочные балки двутаврового сечения. Их можно увидеть с улицы, они расположены вертикально, словно стойки, окружая большие стеклянные окна. Использование железобетонного каркаса для поддержки более крупной ненесущей конструкции впоследствии стало распространенным приемом в строительстве. По проекту на здание ушло 1 500 тонн бронзы.

По завершении строительства здание Сигрем стало самым дорогим небоскребом на то время, а все из-за использования дорогих высококачественных материалов, в том числе бронзы, белого итальянского известняка и мрамора для роскошной внутренней отделки. Интерьер был спроектирован так, чтобы сочетаться с внешними элементами, которые нашли отражение в фурнитуре из стекла и бронзы и в декоративной схеме.

Еще одна интересная особенность здания Сигрем — это жалюзи на окнах. Как и все остальные архитекторы, работающие в интернациональном стиле, Мис хотел, чтобы здание выглядело однородно. Ему не нравилось, когда фасад пестрел беспорядочно опущенными жалюзи. Естественно, на разных окнах люди опускают жалюзи на разную высоту, а это нарушает единство в облике здания. Чтобы это меньше бросалось в глаза, Мис распорядился установить на окнах специальные жалюзи, которые могли находиться только в одном из трех положений — полностью открытом, полуоткрытом и полностью закрытом.

Сигрем Билдинг и здание Левер Хаус (Lever House) на другой стороне Парк Авеню (Park Avenue) установили для небоскребов Нью-Йорка определенный архитектурный стиль на несколько десятков лет вперед. Он заключался в простой бронзовой «коробке», огороженной от Парк Авеню большой открытой гранитной площадкой. Мис не хотел, чтобы открытое пространство перед зданием стало местом для сбора, но оно в итоге таковым и стало, причем очень популярным. В 1961 году, когда в Нью-Йорке проводилась главная перепись населения, разработчикам предлагали посоревноваться в возведении «общественных мест частного владения», которые должны были конкурировать с местом перед зданием Сигрем Билдинг.

Площадка перед Сигрем Билдинг также стала местом исследования американского социолога Уильяма Г. Уайта. Его фильм «Общественная жизнь маленьких городских пространств» (Social Life of Small Urban Spaces), созданный совместно с Муниципальным обществом искусства Нью-Йорка (Municipal Art Society of New York), описывает ежедневную жизнь людей, собирающихся на площади. Фильм демонстрирует, как люди на самом деле используют пространство, изменяющееся в зависимости от желаний архитекторов.

В здании находится ресторан «Четыре сезона» (Four Seasons Restaurant), также спроектированный Мисом ванн дер Роэ и Джонсоном. Интерьер ресторана не менялся с момента его открытия в 1959 году.

Дом Фарнсуорт — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

FarnsworthHouse-Mies-5.jpg

Дом Фарнсуорт (Стеклянный дом) — здание в штате Иллинойс (США), построенное по проекту архитектора Людвига Мис ван дер Роэ.

Дом располагается в штате Иллинойс к югу от небольшого города Плано на земельном участке в 24 гектара. Участок примыкает к реке Фокс. Дом располагается в 30 метрах от реки.

Дом поднят на балках над поверхностью земли, благодаря чему возникает ощущение, что дом парит в воздухе. Подъём дома над землёй также обеспечивает защиту от наводнений, так как дом располагается недалеко от реки в затапливаемой местности. Стены дома выполнены из стекла, крепящегося к железным опорам.

Дом не разделен на комнаты и представляет собой единое пространство. Внутри располагается деревянное «ядро», в котором расположены камин, кухонная зона и два санузла.

Здание имеет систему отопления — в полу проложены трубы, по которым циркулирует горячая вода от котла. Полы вымощены римским травертином. Площадь дома 140 кв. м.

Дом был заказан известной в Чикаго женщиной-врачом Эдит Фарнсуорт в 1945 году. Проектирование было завершено к 1947 году. После завершения проекта строительство было отложено, так как заказчица ожидала получения наследства. Постройка началась в 1950 и была завершена в 1951 году.

К окончанию строительства между заказчицей и архитектором возник конфликт. Мис ван дер Роэ подал на Фарнсуорт в суд, требуя недоплаченные ему деньги за строительство. Фарнсуорт выдвинула встречный иск. Суд решил дело в пользу архитектора, обязав Фарнсуорт выплатить деньги.

Дом не предназначался для постоянного проживания и использовался для отдыха в выходные.

Фарнсуорт продала дом в 1972 году. Дом был куплен британским магнатом и любителем архитектуры Питером Палумбо. Палумбо установил в доме кондиционер воздуха, изменил ландшафтный дизайн вокруг дома и разместил вокруг дома скульптуры из своей коллекции. В 2003 году Палумбо убрал скульптуры и выставил дом на продажу. При поддержке меценатов дом был выкуплен Национальным трастом сохранения исторических памятников. В нём был организован музей и проводятся экскурсии для посетителей.

В сентябре 2008 года дом был затоплен во время урагана Айк. Хотя дом поднят над уровнем земли на опорах высотой в полтора метра, после сильных дождей вода поднялась выше этого уровня.

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о