Корбюзье архитектор: Ле Корбюзье — Википедия – Ле Корбюзье. Эстетика стиля — project Bauhaus

Ле Корбюзьє — Вікіпедія

Ле Корбюзьє́ (фр. Le Corbusier, справжнє ім'я — Шарль-Едуар Жаннере-Ґрі (фр. Charles-Edouard Jeanneret-Gris; 6 жовтня 1887 — 27 серпня 1965) — французький архітектор і теоретик архітектури швейцарського походження.

Ранні роки і освіта[ред. | ред. код]

Шарль-Едуар Жаннере-Ґрі народився 6 жовтня 1887 року в Швейцарії, в місті Ла-Шо-де-Фон франкомовного кантону Невшатель в сім'ї, де традиційним було ремесло годинникаря-емальєра. У 13 років він вступив до Школи мистецтв у Шо-де-Фоні, де навчався декоративно-прикладному мистецтву у викладача Шарля Леплатеньє. Навчання в Школі мистецтв базувалося на ідеях руху «мистецтв і ремесел», заснованого Джоном Раскіном, а також на популярному в той час стилі «ар нуво». З моменту вступу до цієї школи Ле Корбюзьє почав самостійно займатися ювелірною справою, створюючи емалі й гравіюючи монограми на кришках годинників.

Свій перший архітектурний проект Ле Корбюзьє здійснив у неповних 18 років з допомогою професійного архітектора. Це був житловий будинок для гравера Луї Фалло (будинок Фалло), члена ради Школи мистецтв. Коли будівництво закінчилося, на зароблені гроші Ле Корбюзьє здійснив свою першу освітню поїздку — по Італії і країнах Австро-Угорщини. Близько півроку Ле Корбюзьє перебував у Відні, де займався двома новими проектами житлових будинків для Шо-де-Фона, вивчав архітектуру віденського сецесіону, зустрічався з художниками та архітекторами цього міста, зокрема з дуже популярним тоді Йозефом Гофманом. Побачивши малюнки, зроблені Ле Корбюзьє в подорожі, Гофман запропонував йому працювати у нього в майстерні, від чого той відмовився, оскільки вважав, що сецесіон уже не відповідає сучасним вимогам. Подорож завершилася в Парижі, де Ле Корбюзьє провів більше двох років, працюючи стажистом-креслярем у бюро архітекторів братів Огюста і Густава Перре (1908—1910 роки), новаторів, які пропагували нещодавно відкритий залізобетон. У 1910-му близько півроку він стажував (разом з Місом ван Дер Рое і Вальтером Гропіусом) у майстерні відомого німецького майстра архітектури Петера Беренса під Берліном (Нойбабельсберг).

Пізніше, з метою самоосвіти, Ле Корбюзьє здійснив ще одну подорож, на Схід (1911 рік) — по Греції, Балканах і Малій Азії, де мав можливість вивчати стародавні пам'ятники, фольклор і традиційне народне будівництво Середземномор'я. Ці подорожі стали його університетами і багато в чому сформували його погляди на мистецтво і архітектуру.

Період пуризму[ред. | ред. код]

1916 року молодий архітектор переїхав до Парижа, де перші п'ять років служив керівником на заводі будівельних матеріалів, а вільний час під впливом свого друга французького художника Амеде Озанфана присвятив заняттям живописом і теорією мистецтва. Разом вони опублікували маніфест «Після кубізму» (1918), в якому сформулювали основні положення пуризму — нової течії в живописі. А потім, у 1920 — 1925 роках, видавали літературно-мистецький журнал «Еспрі Нуво» (франц. «esprit nouveau» — «новий дух»), на сторінках якого Жаннере вперше підписався «Ле Корбюзьє», згадавши прізвище одного із предків матері. У 1922 році Ле Корбюзьє пішов із заводу й разом із двоюрідним братом П'єром Жаннере відкрив у Парижі проектну майстерню.

Відкривши своє архітектурне бюро в Парижі, в співробітники він взяв свого двоюрідного брата П'єра Жаннере, який стає його постійним компаньйоном. Співробітницею архітектурного бюро стала також французька дизайнерка та архітекторка Шарлотта Пер'ян. 1924 року вони орендували під офіс крило старого паризького монастиря за адресою вул. Севр, 35 (фр.

rue de Sevre, 35). У цій імпровізованій майстерні створено більшість проектів Корбюзьє, тут працювала група його помічників і співробітників.

У 1920-і роки Едуар Жаннере (тепер вже Ле Корбюзьє) спроектував і побудував кілька багатих вілл, що створили йому ім'я; більшість із них розташовані в Парижі або його околицях. Це споруди яскравого модерністського стилю; їхня абсолютно нова і навіть для свого часу бунтарська естетика змусила говорити про Корбюзьє як про нового лідера європейського архітектурного авангарду. Головні з них: вілла Ла Роша / Жаннере (1924 рік), вілла Штейн у Гарші (тепер Вокресон, 1927), вілла Савой у Пуассі (1929). Характерні особливості цих споруд — прості геометричні форми, білі гладкі фасади, горизонтальні вікна, використання внутрішнього залізобетонного каркасу. Відрізняє їх також новаторське використання внутрішнього простору, так званий «вільний план». У цих спорудах Корбюзьє застосував свій кодекс архітектора — «П'ять відправних точок архітектури».

Для виставки «Осінній салон» 1922 року брати Жаннере представили макет «Сучасного міста на 3 млн жителів», у якому пропонувалося нове бачення міста майбутнього. Згодом цей проект був перетворений у «План вуазен» (1925 рік) — детально розроблену пропозицію з радикальної реконструкції Парижа. «Планом вуазен» передбачалося будівництво нового ділового центру Парижа на повністю розчищеній території; для цього пропонувалося знести 240 гектарів старої міської забудови. Вісімнадцять однакових хмарочосів-офісів, 50 поверхів кожний, розташовувалися за планом вільно, на відстані один від одного. Висотні будівлі доповнювали горизонтальні структури біля підніжжя — з функціями різноманітного сервісу та обслуговування. Площа забудови становила при цьому лише 5 %, а решту 95 % території відводилися під магістралі, парки і пішохідні зони (за супровідною анотацією Ле Корбюзьє). «План вуазен» широко обговорювалося у французькій пресі й став свого роду сенсацією.

У цьому та інших подібних проектах — це плани для Буенос-Айреса (1930 рік), Антверпена (1932), Ріо-де-Жанейро (1936), «План Обюс» для Алжиру (1931) — Ле Корбюзьє розвивав цілком нові містобудівні концепції. Загальна їхня суть в тому, щоб за допомогою нових планувальних методів підвищити комфорт проживання в містах, створити в них зелені зони (концепція «зеленого міста»), сучасну мережу транспортних магістралей, і все це при значному збільшенні висоти будинків і густоти населення. У цих проектах Корбюзьє проявив себе як послідовний урбаніст.

У 1924 році на замовлення промисловця Анрі Фрюже в передмісті Пессак під Бордо було зведено за проектом Корбюзьє містечко «Сучасні будинки Фруже» (фр. Quartiers Modernes Frugès). Це містечко, що складається з 50-ти дво-триповерхових житлових будинків, було одним з перших дослідів будівництва будинків серіями у Франції. Тут застосовано чотири типи будівель, різних за конфігурацією і плануванням: стрічкові будинку (тип «аркада»), окремі (тип «хмарочос») і блоковані. У цьому проекті Корбюзьє намагався запропонувати різні типи сучасного будинку за доступними цінами — простих форм, нескладних у будівництві, і водночас з сучасним рівнем комфорту.

1927 року архітектор взяв участь у міжнародному конкурсі проектів будівлі Ліги Націй у Женеві. Запропонований ним проект являв собою архітектурний комплекс, невисокі протяжні корпуси якого добре вписувалися в ландшафт. По-новому був спроектований зал засідань: він звужувався до трибуни, в тому ж напрямку знижувалася і стеля (таке рішення згодом не раз було використане іншими архітекторами). Проект Ле Корбюзьє зібрав найбільшу кількість голосів членів журі. Однак за заявою паризького представника він був оголошений поза конкурсом, тому що «не викреслений китайською тушшю».

Початок «інтернаціонального» стилю[ред. | ред. код]

У 1928—1930 роках Ле Корбюзьє здійснив три поїздки в Росію, знайшовши тут однодумців. Він переміг у конкурсі й отримав замовлення на проектування будинку Центросоюзу (Центральної спілки споживчих товариств СРСР). Це був його перший реалізований проект великої громадського споруди. Будівля, що виходить на паралельні транспортні магістралі, має два різних фасади. Ле Корбюзьє тонко обігрує поєднання теплих за тоном шорстких поверхонь, облицьованих фіолетово-рожевим туфом, і скляної «навісної стіни». На цьому гігантському «екрані» відображається мінлива картина московського неба, руйнуючи враження сухого геометризму і роблячи будівлю одним із найпоетичніших творів функціональної архітектури.

Також 1930 року Ле Корбюзьє прийняв французьке громадянство[6].

Під час Другої світової війни майстер, поїхавши до неокупованої зони Франції, присвятив себе живопису і теоретичним дослідженням. За цей час він видав книги «На роздоріжжі» (1941 рік), «Доля Парижа» (1941), «Дім людини» (1942), «Афінська хартія» (за матеріалами Міжнародного конгресу з сучасної архітектури в Афінах, 1943).

Період «нового пластицизму»[ред. | ред. код]

Будівля асамблеї Чандігарха

Після війни кожна зведена споруда Ле Корбюзьє ставала художнім відкриттям. Такими були капела в Роншані (1950—1955 роки), Монастир Ля-Туретт біля Ліона (1957—1959 роки), будівля Національного музею західного мистецтва в Токіо (1956 — 1959 роки), Центр мистецтв в Кембриджі, США (1961−1964 роки). Він залишив аскетизм і пуристську стриманість своїх попередніх творів. Тепер його манера відрізнялася багатством пластичних форм, фактурною обробкою поверхонь. Побудовані в ці роки будівлі знову змусили говорити про нього.

Перш за все, це Марсельський блок (1947—1952 роки) — багатоквартирний житловий будинок в Марселі, розташований осібно на просторій озелененій ділянці. Корбюзьє використав стандартизовані квартири «дуплекс» (на двох рівнях) з лоджіями, що виходять на обидві сторони будинку. Спочатку Марсельський блок задумувався як експериментальне житло з ідеєю колективного проживання (свого роду комуна). Всередині будівлі розташований громадський комплекс послуг: кафетерій, бібліотека, пошта, продуктові магазини та інше. На огороджувальних стінах лоджій вперше в такому масштабі застосоване розфарбовування в яскраві чисті кольори — поліхромія. Подібні житлові одиниці (частково видозмінені) зведені пізніше в містах Нант, Резе (1955 рік), Брі-ан-Форе (1961), Фірміні (1968) (Франція), в Західному Берліні (1957). У цих спорудах втілилася ідея «променистого міста» Корбюзьє — міста, сприятливого для існування людини.

1950 року на запрошення індійської влади штату Пенджаб Корбюзьє приступив до здійснення наймасштабнішого проекту свого життя — проекту нової столиці штату, міста Чандігарх. Місто будувалося впродовж приблизно десяти років (1951—1960, добудовувався протягом 1960-х років). Разом із Ле Корбюзьє у проектуванні співпрацювали архітектори з Англії, подружжя Максвелл Фрай і Джейн Дрю, а також П'єр Жаннере, — три головних архітектора, які здійснювали нагляд за будівництвом. З ними працювала також велика група індійських архітекторів на чолі з М. Н. Шарма

[7].

Помер Ле Корбюзьє у французькому містечку Рокбрюн-Кап-Мартен 27 серпня 1965. 2002 року Фонд Ле Корбюзьє і Міністерство культури Франції виступили з ініціативою внести твори Ле Корбюзьє до списку пам'яток Світової спадщини ЮНЕСКО. Заручившись підтримкою країн, на території яких зведені його споруди, — Франції, Аргентини, Німеччини, Швейцарії, Бельгії , Індії, Японії — ці організації підготували список творів Ле Корбюзьє і внесли свою пропозицію в ЮНЕСКО у січні 2008 року. 17 червня 2016 року відповідний комітет Світової вніс архітектурне надбання Ле Корбюзьє до списку пам'яток Світової спадщини ЮНЕСКО.[8]

Ле Корбюз'є — один з найвизначніших архітекторів XX століття, його місце в одному ряду з такими реформаторами архітектури, як Френк Ллойд Райт, Вальтер Гропіус, Людвіг Міс

Архитектор Ле Корбюзье

Придавая городским джунглям небывалые формы, Ле Корбюзье изменил облик городов, воплотив в своих воздушных конструкциях динамичность современного образа жизни и стремление человека к гармонии с собой и окружающим миром.

Биография Ле Корбюзье

Он пользовался настолько непререкаемым авторитетом, что французская общественность всерьез обсуждала его проект снесения центральной части Парижа ради создания прекрасного города будущего.

Настоящее имя легендарного Ле Корбюзье – Шарль-Эдуард Жаннере-Гри. Он родился 6 октября 1887 года в швейцарском городе Ла-Шо-де-Фон (кантон Невшатель) в семье, многие поколения которой занимались ремеслом часовщиков-эмальеров. В 13 лет его определили в местную школу декоративно-прикладного искусства.

В 15 лет он уже самостоятельно украшал корпуса часов изящной гравировкой и разрисовывал эмалью циферблаты. А в 18 лет ему захотелось попробовать себя в более крупных формах. И под руководством профессионального архитектора он спроектировал жилой дом для гравера Луи Фалле, который входил в совет Школы искусств.

Эта ученическая работа стала переломной. Жаннере оценил перспективы перехода с плоскости, с которой имели дело его многочисленные предки-эмальеры, к объему, предоставлявшему художнику особую творческую свободу. Полгода он провел в Вене, общаясь с представителями венского сецессиона (объединение венских художников периода 1890-1910 гг.), одним из основателей которого был Густав Климт. Он обратил на себя внимание Йозефа Хофмана, архитектурного лидера венского модерна. Хофман пригласил Жаннере поработать у него в мастерской. Однако тот с благодарностью отказался. Для него венский модерн был уже классикой, его манили новые горизонты.

Два года Жаннере стажировался в Париже в архитектурном бюро братьев Перре, использовавших в качестве основного материала недавно появившийся железобетон. Затем работал в Берлине у Петера Беренса, одного из основоположников промышленной архитектуры.

Накануне Первой мировой войны Жаннере вернулся в родной город и открыл архитектурную мастерскую. Выполнил несколько заказов. Главное его достижение той поры – концептуальный Дом-Ино из крупноразмерных сборных элементов, напоминающих костяшки домино. Это было абсолютно новое слово в градостроении, прорыв не только в форме, но и в технологии.

Париж должен быть разрушен

В 1917 году Жаннере переезжает в Париж и устраивается архитектором-консультантом в «Общество армированного бетона» Макса Дюбуа. Среди самостоятельно выполненных им проектов того периода преобладают промышленные объекты: скотобойня, оружейный арсенал, электростанция, водонапорная башня, гаражи. Заодно он основал и возглавил фабрику по производству крупноблочных железобетонных конструкций.

В Париже художественная жизнь била ключом. Жаннере познакомился с Пабло Пикассо, Жоржем Браком, Хуаном Грисом, Фернаном Леже. Увлекся живописью, участвовал в групповых выставках кубистов. Затеял философско-художественный журнал L’Esprit Nouveau («Новый дух»), в котором опубликовал ряд теоретических статей, в частности наделавшую много шума «Пять отправных точек современной архитектуры». Статьи он подписывал псевдонимом Ле Корбюзье. И вскоре сделал это имя своим персональным брендом.

В 1922 году он открыл на улице Севр архитектурное бюро, пригласив компаньоном своего кузена Пьера Жаннере. Именно здесь Ле Корбюзье и реализовал большинство своих эпохальных проектов.

Начинал с дорогих вилл в модернистском стиле. Для тогдашнего Парижа это было весьма радикально. Его имя замелькало в газетных заголовках – с эпитетами «лидер современной архитектуры» и «авангардист европейского масштаба».

В 1925 году Ле Корбюзье обнародовал проект города будущего – так называемый «план Вуазен». Авангардист европейского масштаба предлагал снести весь центр Парижа площадью в 240 гектаров и на освободившейся территории возвести 18 одинаковых 50-этажных офисных небоскребов. А между ними – малоэтажные горизонтальные сооружения, выполнявшие инфраструктурные функции. Застройке подлежало лишь 5% территории, остальное отводилось под транспортные артерии, парки и пешеходные зоны. Такая структура, утверждал Ле Корбюзье, наиболее соответствует человеческой природе. Обсуждение сенсационного плана было бурным. Вполне понятно, что большинство парижан с возмущением его отвергло.

Авангардист европейского масштаба предлагал снести весь центр Парижа площадью в 240 гектаров и на освободившейся территории возвести 18 одинаковых
50-этажных офисных небоскребов.

Однако архитектора это не обескуражило. Он продолжил разрабатывать концепцию «зеленого города» с передовой инфраструктурой. Так родились градостроительные проекты радикального переустройства Рио-де-Жанейро, Буэнос-Айреса, Антверпена. Ясно, что это была чистая наука, градостроительная абстракция, послание потомкам – ни один проект не оперировал ни финансовыми, ни организационными, ни социальными категориями. Кое-что все же претворялось в жизнь. Правда, в сильно уменьшенном масштабе. По заказу промышленника Анри Фрюже в пригороде Бордо по проекту Ле Корбюзье был построен городок «Современные дома Фурже» из полусотни двух- и трехэтажных домов четырех типов. Так реализовалась концепция серийного строительства из стандартных панелей. Себестоимость оказалась рекордно низкой, и вполне комфортные квартиры стоили недорого.

А в 1925 году на Парижской выставке встретились два гения – Ле Корбюзье и Константин Мельников. Каждый построил свой национальный павильон. Кстати, оба архитектора участвовали в конкурсе на лучший проект Дворца Советов, который предполагалось соорудить на месте снесенного храма Христа Спасителя, и который так и не был построен. Однако один проект Ле Корбюзье в Москве все же реализовали. Это здание Центросоюза на Мясницкой улице, в котором сейчас размещается Росстат.

Архитектура Ле Корбюзье

В 1930-е годы Ле Корбюзье совершает турне по США и странам Латинской Америки, выступая с лекциями и участвуя в крупных архитектурных проектах. Он – один из инициаторов проведения конгрессов современной архитектуры. Он издает книги, немедленно превращающиеся в бестселлеры. В его мастерскую стремится талантливая молодежь, и многие выходят из ее стен мастерами.

Ле Корбюзье обогащает архитектуру новаторскими решениями как в технологическом, так и в эстетическом плане. Вот лишь некоторые из них: колонны-опоры под первым этажом здания, солцезащитные жалюзи (солнцерезы), сплошное остекление. Ле Корбюзье основал Ассамблею строителей, решавшую научно-исследовательские задачи. Одна из ее разработок – модулор, система гармонических пропорций человеческого тела и его жилища, архитектурный аналог золотого сечения.

После войны Ле Корбюзье занялся реконструкцией городов Сен-Дьё и Ла-Рошель, сильно пострадавших из-за боевых действий. Он внедряет «жилые единицы», рассчитанные на основе модулора. В то же время в своих градостроительных решениях активно применяет идеи «зеленого города».

Концепция «жилых единиц» доведена до совершенства в «Марсельском блоке», многоквартирном жилом доме на опорах-колоннах. Стандартные двухуровневые квартиры объединяются вокруг общественных помещений – кафетерия, библиотеки, продуктового магазина, почты, парикмахерской. Здание превращается в целый город со своей инфраструктурой. А снаружи – лоджии, ставшие сегодня неотъемлемым элементом курортных отелей. Внешняя отделка выполнена в ярких красках. Похожие дома были построены в Нант-Резе (1955), Бри-ан-Форе (1961), Фирмини (1968), а также Западном Берлине (1957).

Зеленый город

В 1950 году сбылась заветная мечта архитектора: ему заказали проект нового города, строящегося на пустом месте. Дело в том, что при отделении от Индии Пакистана, индийская часть штата Пенджаб лишилась столицы – Лахор отошел к пакистанцам. И индийское правительство обратилось к знаменитому французу с просьбой спроектировать новую столицу штата – Чандигарх.

Ле Корбюзье помогали три человека: англичане Максвелл Фрай и Джейн Дрю, а также его кузен Пьер Жаннере. Кроме того, с ним также работала группа из девяти индийских архитекторов во главе с М.Н. Шарма.

Город, строившийся, что называется, в чистом поле более 10 лет, стал для ценителей конструктивизма таким же местом паломничества, как Тадж-Махал. Чандигарх, раскинувшийся у подножия Гималаев между двух рек, состоит из 47 секторов фиксированной площади – 800 на 1200 метров. Каждый сектор автономен, это своего рода городок со своей инфраструктурой.

Мой поиск, как и мои чувства, направлен на то, что составляет главную ценность жизни, – поэзию. Поэзия в сердце человека, и именно поэтому человек способен постигать сокровища, скрытые в природе.

Но есть зоны, выполняющие общегородские функции. Помимо административного центра, к ним относится, в частности, розовый парк самый крупный в Азии. Тут выращивают более 1600 сортов роз.

Город окружен зоной озеленения шириной 16 километров. По замыслу Ле Корбюзье это кольцо должно препятствовать расползанию построек за городскую черту. Как ни странно, город до сих пор не разросся.

Ле Корбюзье лично спроектировал главные здания Чандигарха – Дворец юстиции, Ассамблею, Капитолий, а также музей, художественную галерею, художественную школу и яхт-клуб. Всех их отличает внешняя отделка, получившая название béton brut («необработанный бетон»). Это решение положило начало новому архитектурному течению – брутализму, получившему всемирное распространение в 1950–1970 годы.

При жизни Ле Корбюзье были построены 30 городских секторов. Сейчас их 57. Население Чандигарха превышает миллион человек. За счет рациональной планировки, заложенной Ле Корбюзье, и сегодня в городе нет ни характерной для азиатских городов скученности, ни неизбывных, например, для Москвы транспортных проблем. Вот вам и «план Вуазен».

Я иду к людям

Творчество Ле Корбюзье на протяжении всей его жизни не было статичным, он часто менял стилистику, отзываясь на требования времени. Но главным в его архитектурной феерии всегда был человек. А для человека главное – поэзия. «Я иду к человеку, к людям, чтобы постичь смысл моей профессии архитектора и строителя, – говорил Ле Корбюзье. – Мой поиск, как и мои чувства, направлен на то, что составляет главную ценность жизни, – поэзию. Поэзия в сердце человека, и именно поэтому он способен постигать сокровища, скрытые в природе».

В 1950–1960-е годы Ле Корбюзье проявляет особое внимание к пластике поверхностей, композициям, взаимодействующим с окружающей средой, контрастному сочетанию материалов различной фактуры. Он смело экспериментировал с вертикальной структурой, добиваясь отмены жесткого деления здания на этажи. Все это отразилось в проектах того времени: капелла в Роншаме, Бразильский павильон в студенческом городке в Париже, монастырь Ля Туретт, Музей западного искусства в Токио и др.

Великий зодчий трагически погиб 27 августа 1965 года, утонув, предположительно из-за сердечного приступа, во время заплыва у мыса Рокебрюн на Средиземном море, где жил в своем летнем домике. Прощание с ним состоялось в Лувре, главным распорядителем панихиды был министр культуры Франции – писатель Андре Мальро.

В 1967 году в Цюрихе по чертежам Ле Корбюзье был сооружен «Центр Ле Корбюзье», ставший прекрасным памятником блистательному французу. Его творения и творческое наследие внесены в список памятников Всемирного наследия ЮНЕСКО.

«Я работаю в здании Ле Корбюзье» — The Village

К идее строительства собственной штаб-квартиры в администрации Центросоюза отнеслись с должной серьезностью — в 1928 году был объявлен масштабный архитектурный конкурс.

Изначально в архитектурном соревновании лидировал Борис Великовский, по проекту которого годом ранее буквально в двух домах от площадки, выделенной под строительство комплекса Центросоюза, было построено здание Госторга — еще один важный административный объект в архитектурном ансамбле Мясницкой улицы. Великовский был удостоен первого места, но последовали два других конкурса, и к процессу подключились иностранные участники, среди которых был Ле Корбюзье. Проект Корбюзье четко отвечал всем поставленным конкурсной программой задачам, что и обеспечило ему в 1929 году победу по итогам всех трех этапов.

Административно-конторские корпуса и вынесенный в отдельный объем конференц-зал, связанные между собой переходами, образуют единый законченный комплекс. Как отмечал сам автор, «у нас не имеется главного фасада в подлинном смысле этого слова» — фасады комплекса решают разные задачи и играют одинаково важную роль в восприятии архитектуры здания. Застройку проспекта Академика Сахарова уже невозможно представить без выразительного объема зала Центросоюза, так же как и Мясницкую улицу, на которую обращен эффектный стеклянный экран вытянутого административного корпуса.

Известные пять принципов современной архитектуры Ле Корбюзье (столбы, сад на крыше, свободная форма плана, горизонтально протяженные окна, свободная композиция фасада), разумеется, были заложены в основу проекта здания Центросоюза.

Отдельные блоки комплекса опираются на мощные столбы-опоры, что допускает свободное передвижение в уровне первого этажа. В пространствах между зданиями проектом предусматривалось устройство садов. На эксплуатируемых кровлях также предлагалось разбить сады и даже организовать спортивные площадки. В основе планировочных решений этажей административно-конторских корпусов — идея открытых рабочих зон без перегородок. Большая площадь остекления фасадов придает внешнему облику здания легкость и заливает внутреннее пространство светом.

Ле Корбюзье предложил исполнить здание в железобетоне, объяснив свой выбор возможностью применения продольного окна — полы этажей выступают за края колонн, что освобождает окна от точек опор. Архитектор предусмотрел систему двойного остекления с открыванием при помощи боковых шарниров, что обеспечивает полное проветривание помещений и циркуляцию воздуха. Корбюзье хотел видеть здание Центросоюза оборудованным по последнему слову техники и в своей концепции также описал способ устройства центральной системы отопления, охлаждения и вентиляции, ранее примененной им в конкурсном проекте Дворца Наций в Женеве. Для перемещения 2 тысяч сотрудников внутри здания были организованы патерностеры (лифты непрерывного действия) и пандусы — лестницы архитектор рассматривал лишь как резервный способ сообщения между этажами.

Путь от концепции к реализации оказался не самым простым для Корбюзье. Конкурсному предложению швейцарца, высоко отмеченному экспертным жюри с самого начала, предстояло пережить не только эволюцию (проект дважды получал замечания и рекомендации к дальнейшей разработке), но и сложное переходное время, случившееся в советской архитектуре: с начала 30-х годов вовсю велась борьба с формализмом. Как итог некоторые идеи Корбюзье были реализованы, к сожалению, лишь частично. Позже для внешней отделки фасадов здания был выбран розовый артикский туф, что несколько диссонирует с модернистским обликом Центросоюза.

То, каким мы видим здание Центросоюза сегодня, — во многом заслуга архитектора Николая Колли, отстаивавшего интересы Ле Корбюзье. Именно он согласовывал любые изменения концепции с главным автором, а позже, когда отношения Корбюзье и Советского Союза стали очень напряженными, и вовсе взял на себя ответственность за реализацию и тщательно контролировал процесс строительства.

За время своего существования Центросоюз дважды претерпел реконструкцию: в здании больше нет системы патерностеров, изначально свободные пространства этажей теперь разбиты перегородками на отдельные зоны и помещения, фасады больше не украшают аутентичные оконные переплеты, а первые этажи частично застеклены. Тем не менее планировочные решения некоторых пространств дошли до наших дней в первозданном виде, так же как и ряд оригинальных элементов интерьеров.

Принцип пяти. Архитектура Ле Корбюзье — project Bauhaus

В 1926 Ле Корбюзье опубликовал свой манифест под названием «Пять отправных точек новой архитектуры», в котором он сформулировал ряд основных принципов, которые будут сопровождать развитие мировой архитектуры.

1 Система колонн

пришедшая на замену типичным несущим стенам

2 Свободная планировка

обеспечивающий гибкость в передвижении стен, благодаря отказу от несущих стен

3 Свободный фасад

чистые линии, стекло, металл и бетон. Минимум орнамента и декора на фасаде здания

4 Сплошное остекление

возможность панорамного и сплошного остекления фасада благодаря опорным колоннам и свободной планировке

Ритм города и небоскребы на Белой Площади

5 Эксплуатируемая кровля

крыша-терраса, как часть эксплуатируемой части дома

Пробы. Вилла Савой и новый взгляд

  • Вилла Савой. История одного дома

Первое здание, к которому Корбюзье применил практичный и рациональный подход идей школы Bauhaus, сформировав манифест «Пяти точек архитектуры» стала Вилла Савой.

К тому времени, когда Вилла Савой начала возводиться, Ле Корбюзье уже был признанным и уважаемым дизайнером и архитектором. Вилла Савой стала объектом для дальнейшего изучения его манифеста пяти отправных точек архитектуры, описанных в книге «К архитектуре».

Вилла представляет собой нечто большее, чем просто современное воплощение французского загородного дома, она дала возможность применить стандартизированную систему проектирования, которая позже была названа «Машина для жизни» Ле Корбюзье. Подобно автомобилю с его запчастями, где каждая деталь нужна для конкретных функций, дом должен быть настолько эффективным, насколько это было возможно.

5 принципов современной архитектуры от Ле Корбюзье.

  • Вилла Савой. История одного дома
  • Вилла Савой. История одного дома

Первый принцип – система колонн, пришедшая на замену типичным несущим стенам, это позволило создавать свободную планировку, второй принцип, обеспечивающий гибкость в передвижении стен. Свободный фасад – третий принцип, отделил структуру здания (первый принцип) от фасада здания, дав возможность размещать окна непрерывной горизонтальной лентой — четвертый принцип. Пятый принцип – крыша-терраса, обнесенная экраном, обрамляющим пейзаж, позволяет свету проникать в дом.

Эти пять принципов, ставшие впоследствии универсальным языком архитектуры, реинтерпретировались и формулировались в зависимости от контекста.

Наследие «Пяти» от Ле Корбюзье.

Определенно, современность Виллы Савой стала великим вдохновением для архитекторов и дизайнеров, многие ее идеи и концепции развивались и были объектами для подражания.

Главные принципы Виллы Савой превзошли время и масштабы. Эти принципы успешно соединились в семейном доме, о чем свидетельствует вилла, а также легко применились в таком крупномасштабном здании, как Unité d’Habitation в Марселе во Франции.


Даже спустя 85 лет, эта вечная икона архитектуры является центральной моделью архитектурного и пространственного мышления.

Villa Savoye: The five points of architecture from Andrea Stinga on Vimeo.

Интересные статьи:

Пять отправных точек современной архитектуры — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 10 июля 2015; проверки требуют 3 правки. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 10 июля 2015; проверки требуют 3 правки.

«Пять отправных точек архитектуры» Ле Корбюзье были опубликованы в журнале «L’Esprit Nouveau» в двадцатые годы. В этих несложных на первый взгляд правилах Корбюзье пытался сформулировать свою концепцию архитектуры нового времени. Вот их свободный пересказ:

  1. Столбы-опоры. Дом приподнят над землей на железобетонных столбах-опорах, при этом освобождается место под жилыми помещениями — для сада или стоянки автомобиля.
  2. Плоская крыша-терраса. Вместо традиционной наклонной крыши с чердаком под ней, Корбюзье предлагал устраивать плоскую крышу-террасу, на которой можно было бы развести небольшой сад или создать место для отдыха.
  3. Свободная планировка. Поскольку стены больше не являются несущими (в связи с применением ж/б каркаса), внутреннее пространство полностью от них освобождается. В результате внутреннюю планировку можно организовать с гораздо большей эффективностью.
  4. Ленточное остекление. Благодаря каркасной конструкции здания и отсутствию, в связи с этим, несущих стен, окна можно сделать практически любой величины и конфигурации, в том числе свободно протянуть их лентой вдоль всего фасада, от угла до угла.
  5. Свободный фасад. Опоры устанавливаются вне плоскости фасада, внутри дома (буквально у Корбюзье: свободно расположены внутри помещений). Наружные стены могут при этом быть из любого материала — легкого, хрупкого или прозрачного, и принимать любые формы[1][2].

По отдельности подобные приемы использовались архитекторами и до Корбюзье, он же, произведя тщательный отбор, объединил их в систему и начал последовательно применять. В 20-х годах, когда язык новой архитектуры только ещё формировался, эти «пять отправных точек архитектуры» для многих молодых архитекторов «нового движения» стали действительно «отправным пунктом» в их творчестве, а для некоторых и своеобразным профессиональным кредо.

Интересно, что Зигфрид Гидион, летописец архитектуры ХХ века, со слов самого Ле Корбюзье (но в собственном пересказе)приводит иные формулировки:

     1. Колонна должна стоять свободно в открытом пространстве.
     2. Конструктивный каркас здания функционально не зависит от стены и   
         внутренних перегородок.
     3. Свободный план не  зависит от  конфигурации наружных стен.
     4. Фасад  определяется  внутренней каркасной конструкцией здания.
     5. Сад на крыше  раскрывает пространство дома вверх [3].
  1. ↑ Архитектура современного Запада / Под ред. Д.Аркина. — М.: Изогиз, 1932.
  2. ↑ Энциклопедия архитектурных стилей, Вильфрид Кох, М-2005, стр. 388
  3. ↑ Гидион З. Пространство, время, архитектура. М.: Стройиздат, 1984. С. 300

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о