Новгородская архитектура: Архитектура древнего Новгорода | История искусства – Новгородская архитектура — Архитектура Древней Руси

Архитектура древнего Новгорода | История искусства

Новгород

Уже в конце 11 века борьба князей за власть приводит к постепенному дроблению Руси на уделы, которые в 12 веке превращаются в своеобразные государства со своей политикой. Феодальная раздробленность с ее междуусобными спорами и войнами, тем не менее способствовала развитию экономических связей, торговли, подъему ремесла, давала толчок для развития художественных традиций. Наблюдается рост городов. Церковь в этот период дробления русской земли выступает как сила, противостоящая княжеским интригам и распрям. Основателями церквей и монастырей становятся не только князья, но и местные бояре, купцы. К середине 12 века наряду с Киевом бурно развиваются такие крупные центры политической и художественной жизни, как Новгород, Галич, Владимир-Залесский, Смоленск, Полоцк.

Первое упоминание о Новгороде в летописи относится к 859 году. Новгородское княжество простиралось от Финского залива до Белого моря и Уральских гор. В XII веке Новгородское княжество достигает высокого расцвета благодаря торговле, которую оживленно вели новгородские купцы. Новгородское княжество управлялось народным вече, и это сказывалось на активности новгородцев.

Софийский собор в Новгороде

Новгородский кремль

Новгород начинается с Кремля, он выстоял почти десять веков, сохранил первоначальный вид многих построек и до сих пор остается символом древнего Новгорода. Красные кирпичные стены новгородского Кремля бесконечно живописны и выразительны. Внутри Кремля расположено одно из замечательных творений рук человеческих - София Новгородская. София и Новгород - понятия неразделимые. "Где святая София, там Новгород", — заявил перед собравшимися на вече горожанами князь Мстислав. Софию новгородцы строили недолго, всего 5 лет. Если учесть ее огромные размеры, то этот срок — минимальный. Сложенный из огромных камней неправильной формы, кремлевский исполин был виден издалека, а покрытая в XV веке золотом средняя глава храма служила незаменимым ориентиром для новгородцев. В последствии Софийский собор был оштукатурен. Собор и сейчас, особенно при первом знакомстве, поражает неземной монументальностью, строгостью архитектурного решения и суровой простотой. Он обязывает человека смотреть, поднимая взгляд снизу вверх. Интерьер Софии впечатляет не меньше, чем его внешние формы. Под гулкими сводами навсегда остановились часы истории. Древние плиты пола с вкраплениями мозаичной крошки отражали в себе теплое пламя свечей и казались подобием драгоценного ковра. Мозаики были сделаны из эмалевого камня, с тонким знанием техники, с большим вкусом.

Церковь Спаса - на реке Нередице 1198 г.


Одним из замечательных памятников Древней Руси является новгородская церковь Спаса — на реке — Нередице ( 1198 г. ). Как и многие новгородские храмы церковь Спаса Нередицы отличается строгостью и простотой, как и вся северная новгородская земля. Благодаря этой земной простоте она кажется живой формой самой природы. Она, словно белый гриб, сочный и крепкий, выросла из — под земли и слилась с окружающими ее полями и лесами. Мужественный, суровый характер носят и росписи Спаса Нередицы. В тесном пространстве церкви изображения святых как бы обступают вошедшего и смотрят на него широко раскрытыми глазами. Фигуры их грубоваты, лики святых напоминают лица обыкновенных стариков. Во всем облике чувствуется какая — то могучая сила.

Архитектура Древнего Новгорода, Киева, Владимира.


1.Введение.
2. Краткий экскурс в историю.
3.Архитектура Киева.
4.Архитектура Древнего Новгорода.
5.Архитектура Владимира.
6. Заключение.
7. Иллюстрации.
8. Список использованной литературы.I.Введение.Архитектура - это застывшая музыка.
Из сокровищницы мировой мудрости.
Знать свою культуру, свои корни необходимо. Сей постулат, надеюсь, не нужно доказывать. Достаточно заметить - и, скорее всего, это будет верно (хотя и не ново) - что без прошлого нет будущего, нет развития, как отдельного человека, так и всего общества.

Несколько слов о самом понятии "культура". В переводе с латыни " cultura" - то, что выращивается или собирается, накапливается кем-либо. В нашем случае это означает совокупность духовных ценностей, накопленных человечеством в процессе своего развития.

Никто не станет отрицать, что культура - это прекрасно. А откуда в человеке берется чувство прекрасного? Что побуждает человека творить именно так, а не иначе? Что... Стоп. Слишком много вопросов, на которые никто не сможет дать ответ.

На момент принятия христианства Русь уже знала литье, деревянную скульптуру, чеканку; русские "златокузнецы" уже тогда были известны всему миру. Архитектура также существовала, но на какой стадии развития она находилась, теперь говорить сложно, ибо до нас не дошло ни одного памятника дохристианской эпохи: что-то было уничтожено временем, а основная часть - людьми. Христианами ревностно разрушалось все, что напоминало о многобожии.

Архитектурные сооружения раннехристианской Руси были по преимуществу деревянными. Объяснялось это, во-первых, дохристианскими строительными традициями, а во-вторых, тем, что этот материал был наиболее дешев и по многочисленным водным артериям удобно доставлялся в нужное место. Из камня строились в основном большие городские соборы, такие, как два храма святой Софии Премудрости - киевский и новгородский. Но о них речь впереди, а пока заметим, что с начала XII века камень начинает применяться все чаще, появляются свои традиции кладки, отличающие каждый город. Стоит также отметить, что светская архитектура в XI- XVI веках отодвигается куда-то на второй план, на первый же план выходит архитектура храмовая, о которой мы сейчас и поговорим.

Но прежде - краткий экскурс в историю...

II.Краткий экскурс в историю.

X век - век становления Русского государства, век объединения восточнославянских племен вокруг Киева, век принятия христианства. Век уничтожения культуры языческой Руси и первых шагов культуры христианской. Век многочисленных войн с кочевниками, равно как и предыдущие, равно как и два последующих. Этим обусловлено, что любой архитектурный памятник данного периода имеет все признаки фортификационного сооружения. Даже храмы строились с расчетом на использование в качестве крепости. Кстати, это характерно не только для Руси, но и для Европы, и для Азии эпохи средневековья. Для Руси также было естественно использование в качестве основного строительного материала дерева (только в десятом веке, поскольку уже с начала одиннадцатого века все чаще начинает применяться камень и кирпич), в то время как в Европе изначально основным материалом был именно камень. Причем, коль скоро христианство пришло на Русь из Византии, неудивительно, что базой для развития русской храмовой архитектуры становится византийский тип храма - четырехстолпный крестовокупольный. X век - век единства, поэтому региональные различия, причем весьма несущественные, проявляются пока лишь в технике кладки.

Следующий век, век XI, был богат на события. Строительство обеих Софий - киевской и новгородской, отказ в 1014 году новгородского князя платить Киеву дань, выделение Новгорода в "государство в государстве", упадок Киева, Любечский съезд князей в 1097 году, результатом которого стало знаменитое " Кождо да держит отчину свою!", т.е. фактическое начало феодальной раздробленности. Следствием стал серьезный кризис, как во внутренней, так и во внешней торговле, и, соответственно, в сфере духовной также, поскольку все прежние связи были разрушены. Как всегда, политический кризис повлек за собой изменения не в лучшую сторону и в области культуры. Наблюдается некоторый упадок княжеского строительства. И, как я уже упоминал, храмовая архитектура в этот период занимает главенствующие позиции.

Двенадцатый век - век перемен. Перенос столицы и митрополичьего стола из Киева во Владимир. Век полного перехода на строительство из камня. Век постройки многих архитектурных памятников. Век главенства владимиро-суздальского стиля. Век междоусобиц, как, впрочем, и последующий. Век появления типа так называемого " малого храма".

Тринадцатый век ознаменован началом владычества монголов и, следственно, полным упадком русской архитектуры. В это время не строилось почти ничего, ибо грызня князей между собой отнимала все силы и средства.

Век четырнадцатый - век возвышения Москвы и начала объединения Руси вокруг нее. Век подъема национального духа. Характеризуется некоторыми типовыми изменениями в храмовой архитектуре. Век начала становления великой России.

III. Архитектура Киева X - XII веков.
КИЕВ... ГОРОД ВЕЧНОЙ ЮНОСТИ... Город, славная история которого насчитывает полторы тысячи лет. "...вся честь и слава и величество и глава всем землям русскиим - Киев" - так с гордостью начертал неизвестный летописец.

Знаменитая София Киевская...Где-то за порогом шумит двадцатый век, а здесь...Здесь все дышит святостью так же, как девятьсот лет назад. Построена она, равно как и Золотые ворота, в княжение Ярослава Мудрого. В первой половине одиннадцатого века он расширяет границы древнего Киева и возводит величественный ансамбль каменных зданий. В "Повести временных лет" под 1037 годом об этом сказано так: " Заложи Ярослав город великий Киев, у него же града суть Златыя врата; заложи же и церковь святыя Софья, митрополью, и посемь церковь на Златых вратах камену святыя Богородица благовещенье; посемь святого Георгия манастырь и святыя Орины".

Созданная в далеком одиннадцатом веке София Киевская во все времена восхищала и продолжает восхищать людей как выдающееся произведение искусства. Еще древнерусский писатель Илларион сказал о ней: " Церкви дивна и славна всем округниим странам..." Вокруг Софийского собора возвышались патрональные Ирининская и Георгиевская церкви, каменные княжеские и боярские дворцы, деревянные жилища киевлян. С Софией Киевской связаны многие события политической, общественной и культурной жизни Древней Руси. Здесь проходили торжественные церемонии "посажения " на великокняжеский престол, встречи иностранных послов, заключались договоры о мире между князьями. Здесь находилась первая на Руси библиотека, собранная князем Ярославом Мудрым, существовала мастерская художников-миниатюристов и переписчиков книг.

Последние перестройки XVII- XVIII веков в корне изменили здание и придали этому памятнику архитектуры вид, в котором он предстает перед нами сейчас. Но под поздними барочными наслоениями сохранились конструкции одиннадцатого века. Основные размеры внутри здания (37* 55 метров и высота 29 метров) остались прежними. Однако композиционный замысел и архитектурные формы сооружения были иными. На восточном фасаде выступали пять апсид (что отражало внутреннюю пятинефную структуру), с севера, запада и юга собор окружали два ряда открытых галерей - двухэтажные внутренние и одноэтажные наружные. Здание венчали тринадцать куполов полусферической формы, покрытые свинцом. На западном фасаде возвышались две асимметрично поставленные лестничные башни для подъема на хоры. Восточная оконечность северной галереи представляла собою замкнутое помещение с небольшой апсидой, где находилась великокняжеская усыпальница (здесь стояли каменные саркофаги Ярослава Мудрого, Всеволода Ярославича, Владимира Мономаха и других великих киевских князей).

Своеобразную живописность внешнему облику собора придавала кладка стен - ряды темно-красного бутового камня, прослойки тонкого плоского кирпича (плинфы) на розовом цемяночном растворе.
Внутри собора в основном сохранились архитектурные формы одиннадцатого века. Это - стены основного ядра здания, двенадцать крещатых столбов, делящих внутреннее пространство на пять нефов, столбы и арки галерей, а также тринадцать куполов со световыми барабанами. Главный купол, поставленный на пересечении продольного и поперечного нефов, освещает центральное подкупольное пространство.

В восемнадцатом веке над одноэтажными галереями были надстроены вторые этажи с куполами и заложены открытые арки. Внутри были растесаны окна в стенах собора, на месте древнего входа сделана большая арка. Не сохранились западная двухъярусная тройная аркада в центральной подкупольной части (аналогичная южной и северной ) и древние хоры над нею. Поэтому центральное подкупольное пространство, имевшее в древности форму равноконечного креста, в западной части изменило первоначальный вид.

Особую ценность представляют настенные росписи Софии Киевской одиннадцатого века - 260 квадратных метров мозаик, набранных из кубиков разноцветной смальты, и около 3000 квадратных метров фресок, выполненных водяными красками по сырой штукатурке. Сохранившиеся мозаики и фрески - это третья часть всей живописи, украшавшей в старину здание. Сочетание мозаик и фресок в едином декоративном ансамбле - характерная черта Софии Киевской.

Золотые ворота в Киеве - один из немногих дошедших до нас памятников древнерусского оборонного зодчества. Этот архитектурный шедевр когда-то представлял собой мощную боевую башню с возвышавшейся над ней надвратной церковью Благовещенья.

Древняя кладка Золотых ворот особое впечатление производит со стороны проезда. Высота сохранившихся стен достигает девяти с половиной метров. Ширина проезда - 6,4 метра. Внутрь проезда выступают мощные пилястры, на которые в древности опирались арки свода высотой 8,43, 11,12 и 13,36 метра. На лицевой поверхности стен хорошо читаются декоративные особенности "смешанной", или "полосатой" кладки (ряды камня и плинфы на цемяночном растворе).

Ныне восстановленные Золотые ворота имеют следующий облик: основная часть представляет собою башню с зубцами высотою 14 метров; с внешнего фасада башня имеет дополнительный выступ - "малую башню"; проезд ворот перекрывается с одной стороны герсой - подъемной деревянной решеткой, окованной металлом, с другой - створками ворот, выполненными по образцу древних врат, сохранившимся в Новгороде и Суздале.

Надвратная церковь восстановлена в виде трехнефного четырехстолпного храма одноглавого храма, апсиды которого устроены в толще стены и не выступают из фасада. В архитектурном декоре фасадов использованы орнаменты из кирпича, характерные для древнерусских построек этого периода - меандровый фриз, поребрик и другие. Над хорами находятся кувшины- голосники для улучшения акустики. Полы храма украшены мозаикой, рисунок которой выполнен по мотивам древних полов Софии Киевской. На стенах храма, как и в Софийском соборе, имеются надписи-граффити.

Кирилловская церковь была построена в середине двенадцатого века на далекой окраине древнего Киева - Дорогожичах. Отсюда основатель церкви черниговский князь Всеволод Ольгович взял штурмом Киев в 1139 году. Для представителей династии Ольговичей храм служил загородной резиденцией и фамильной усыпальницей. В 1194 году здесь был похоронен герой древнерусской поэмы " Слово о полку Игореве" киевский князь Святослав.

Архитектура Кирилловской церкви хорошо сохранилась с двенадцатого века. Перестройки XVII-XVIII веков выразились в основном в перекладке части сводов, достройке четырех боковых куполов, возведении пышного фронтона над входом, оформлении окон и порталов лепным декором. Древние архитектурные формы четко читаются под этими достройками.

Это было трехнефное трехапсидное шестистолпное однокупольное здание, вытянутое по оси запад - восток. Его размеры 31* 18,4 метра, высота 28 метров. Древнее закомарное покрытие не уцелело. Декор фасадов состоял из аркатурного пояска в верхней части стен, барабана и легких полуколонок на барабане и апсидах. Стены снаружи, по-видимому, были оштукатурены, откосы окон и порталов украшали фресковые росписи. Сложено здание в технике порядовой, т.е. "полосатой" кладки на известняково-цемяночном растворе.

Центральное подкупольное пространство храма - высокое, свободное, хорошо освещенное, с хорами в западной части - контрастировало с остальными помещениями: полутемным нартексом с нишами-аркосолиями для гробниц, крещальней, узкой лестницей на хоры в толще северной стены, небольшой молельней на хорах. Особенностью храма были маленькие придельные хоры перед южной апсидой, куда вела лестница в толще стены алтаря. От древних фресок двенадцатого века, украшавших все помещения храма, осталось около 800 квадратных метров росписей, представляющих собою ценные художественные произведения периода Древней Руси. Для фресок Кирилловской церкви характерна выраженная графичность лиц. Также интересно сочетание крупных белых, розовых, голубых и оливковых цветовых пятен в цветовой гамме росписей.

IV.Архитектура Древнего Новгорода X - XIVвеков.

ДРЕВНЕЙШИЕ СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ НОВГОРОДА с трудом читаются сквозь туман легенд, саг и сказаний. Нет единомыслия даже в том, по отношению к какому более древнему городу Новгород стал новым городом. Одним исследователям казалось, что этим предшественником Новгорода была Старая Русса, расположенная на южном берегу озера Ильмень, другим - Старая Ладога, отстоящая от Новгорода на 190 километров к северу.

В двух километрах к югу от Новгорода, у истоков Волхова из озера Ильмень, расположен так называемое Рюриково городище. С начала двенадцатого века оно хорошо известно в древнейших новгородских летописях под названием Городище как резиденция новгородских князей, вытесненных из города в процессе сложения в Новгороде вечевой республики. Но археологические раскопки вскрыли слои, относящиеся к более древнему периоду - к концу девятого - началу десятого веков. Есть основания предполагать, что именно по отношению к этому поселению передвинувшийся к северу город получил название "Новый город". Подобные "передвижения" на более удобную территорию были характерны для ряда древнерусских городов и вызывались бурным ростом их в процессе феодализации.
При раскопках на территории Новгорода до сих пор не удалось обнаружить слов старше десятого века. Первая крупная постройка - дубовая церковь Софии "о тринадцати верхах", ставшая своего рода прототипом Софии Киевской и впоследствии сгоревшая - была выстроена в 989(!!!) году присланным из Киева первым новгородским епископом Иоакимом.

Как и другие города древней Руси, Новгород даже в эпоху расцвета был по преимуществу деревянным: огромные лесные массивы этого края, делавшие дешевым материал, удобная доставка его по многочисленным водным артериям способствовали этому. О многочисленных деревянных постройках - крепостных стенах, мостах, церквах и хоромах знати - уже в древнейший период неоднократно повествуют летописи.

Таким образом, архитектурный ансамбль древнего Новгорода складывался в основном из деревянных построек. С 1044 года по приказанию князя Ярослава (Мудрого) началось строительство стен кремля, который в древнем Новгороде обычно называли детинцем. Год спустя, в 1045 году, в новом детинце был заложен грандиозный каменный храм Софии. Следует упомянуть, что князь Ярослав в 1014 году отказался платить дань Киеву, чем фактически провозгласил начало независимости Новгорода, а значит, свой, независимый путь в развитии архитектуры.

Храм строился пять лет - с 1045-го по 1050-ый гг. Новгородская София - один из наиболее выдающихся памятников древнерусского зодчества, имеющий мировое значение. Постройка свидетельствует о намерении повторить в Новгороде блеск и великолепие великокняжеского строительства в Киеве. Новгородская София повторяла киевскую не только по названию. Подобно киевскому собору, новгородская София представляет собой огромный расчлененный вереницами столбов на пять продольных нефов храм, к которому с трех сторон примыкали открытые галереи.

Внешний облик храма характеризуется исключительной монолитностью и конструктивностью. Мощные выступы лопаток делят фасады здания в полном соответствии с внутренними членениями. Лопатки как бы укрепляют здание по основным осям. Подобно киевским памятникам одиннадцатого века, стены новгородской Софии первоначально не были оштукатурены. Кладка стен, в отличие от киевских построек тех времен, в основном состояла из огромных, грубо отесанных, не имеющих квадровой формы камней. Розоватый от примеси мелкотолченого кирпича известковый раствор подрезан по контурам камней и подчеркивает их неправильную форму. Кирпич применен в незначительном количестве, поэтому не создается впечатления "полосатой" кладки из регулярно чередующихся рядов плоского кирпича (плинфы) и камня, что было характерно для киевского зодчества XI века. Кладка эта, не скрытая под штукатуркой, придавала фасадам здания подчеркнутую мощность и своеобразную суровую красоту.

Новгородская София, подобно киевскому прототипу, была парадным сооружением, резко выделявшимся среди окружавших ее деревянных жилищ горожан. Подчеркнутая монументальность княжеских парадных построек характерна для искусства феодального общества. В этом отношении чрезвычайно выразительна также организация внутреннего пространства храма, резко расчлененного на две части - нижнюю полутемную, как бы подавленную низкими сводами хор, доступную для всех горожан, и верхнюю - залитые светом роскошные полати (хоры), предназначенные только для князя, его семьи и ближайшего круга придворных, входивших на полати через лестничную башню.

Несмотря на близость к киевскому собору, новгородская София существенно отличается от него не только в конструктивных особенностях, но и в своеобразии художественного замысла: она проще, лаконичнее и строже. Проще решена вся композиция масс здания. Сложное завершение киевского собора тринадцатью главами заменено более строгим пятиглавием. Архитектурные формы новгородской Софии монолитнее и несколько статичнее, чем расчлененные динамичные массы Софии киевской, с пирамидальным нарастанием устремленной ввысь архитектурной композиции.

Различен и характер интерьеров обоих соборов: в новгородской Софии намечается некоторый отход от сложного "живописного пространства" Софии киевской. В новгородском соборе больше простоты и больше расчлененности, разобщенности пространственных ячеек здания, значительно строже декор. Отказ от мрамора и шифера, мозаики в пользу фресок делает интерьер новгородской Софии более суровым.

В начале XII века Новгород становится вечевой республикой. Боярство завладевает государственным аппаратом, оттесняя князя на роль наемного военачальника города. Князья переселяются в Городище, возле которого возникает княжеский Юрьев монастырь, а чуть позже - Спасо-Нередицкий.

В течение двенадцатого века князья делают ряд попыток противопоставить потерянной для них Софии новые сооружения. Еще в 1103 году князь Мстислав заложил на Городище церковь Благовещения; часть стен была обнаружена в 1966-1969 гг. раскопками. Судя по остаткам, этот древнейший после Софии храм представлял собой большую парадную постройку. В 1113 г. выстроен пятиглавый храм Николы на Ярославовом дворище, который был княжеским дворцовым храмом. По типу и художественным особенностям Николо-Дворищенский собор является большим городским соборным храмом, что, по-видимому, вызвано нарочитым противопоставлением нового княжеского храма храму Софии.

Георгиевский собор Юрьева монастыря, выстроенный в 1119 году князем Всеволодом, по размерам и строительному мастерству занимает в новгородском зодчестве первое место после Софии. Новгородский князь стремился построить здание, которое могло бы если не затмить собор Софии, то хотя бы конкурировать с ним. Поздняя новгородская летопись сохранила имя русского зодчего, выстроившего собор - "мастер Петр". Георгиевский собор, как и собор Николы на Дворище сохраняет образ большого парадного здания. К его северо-западному углу мастер приставил высокую прямоугольную башню с расположенной внутри лестницей, ведущей на полати собора. Выдающийся русский зодчий достиг в этой постройке исключительной выразительности, доведя до предела лаконичность форм, строгость пропорций и ясность конструктивного замысла. Все это придавало собору характер монолитного целого.

В чрезвычайно напряженной политической обстановке строятся два последних княжеских храма - церковь Ивана на Опоках в 1127 году и церковь Успения на Торгу в 1135 году (заложены князем Всеволодом незадолго до изгнания его из Новгорода). В основе обоих построек - упрощенный план Николо-Дворищенского собора: нет башен, вход на хоры устроен в виде узкой щели в толще западной стены.

После 1135 года крайне неуютно чувствовавшие себя в городе князья не выстроили ни одного здания. Нередко сбегавшие с "новгородского стола", а еще чаще изгоняемые вечевым решением, они не решались на крупное строительство, требовавшее времени и средств.

Только в обстановке вот таких новых политических условий может быть понят последний памятник княжеского строительства в Новгороде - церковь Спаса Нередицы, заложенная в 1198 году князем Ярославом Владимировичем подле новой княжеской резиденции на Городище

Это кубического типа постройка, почти квадратная в плане, с четырьмя столбами внутри, несущими единственный купол. Узкий щелевидный вход на хор в западной стене. Отнюдь не блещет красотой пропорций - стены ее непомерно толсты, кладка грубовата, хотя еще повторяет старую систему "полосатой" кладки. Кривизна линий, неровность плоскостей, скошенность углов придают этой постройке особую пластичность, отличающую новгородское и псковское зодчество от памятников владимиро-суздальской архитектуры и зодчества ранней Москвы, унаследовавшей владимиро-суздальские традиции.

Во второй половине двенадцатого века в Новгороде складывается новый тип храма. Вместо грандиозных, но немногочисленных сооружений появляются здания небольшие и простые, но строящиеся в большом количестве.

Решительно меняется характер интерьера. Пышные открытые полати - хоры - заменяются закрытыми со всех сторон угловыми камерами на сводах, соединенными между собой небольшим деревянным помостом.

Снаружи масса храма также становится монолитнее и проще. Башни для входа на хоры заменяются узким щелевидным ходом в толще западной стены. Парадная многокупольность, столь характерная для более раннего зодчества с конца двенадцатого века исчезает совершенно. Фасады становятся лаконичнее.

Первая дошедшая до нас постройка нового типа - церковь Благовещения у деревни Арканжи под Новгородом, построенная в 1179 году. Это квадратный четырехстолпный однокупольный храм с тремя полуциркульными апсидами на восточной стороне.

Церковь Петра и Павла на Синичьей горе, выстроенная в 1185-1192 гг., полностью совпадая с вышеохарактеризованным типом, имеет одну примечательную особенность: она выстроена из одного кирпича, без рядов камня, причем, лежащие в плоскости фасадов ряды кирпича чередуются с рядами, утопленными в растворе, поверхность которого гладко затерта. Эта особенность характерна для полоцкого зодчества двенадцатого века и объясняется, по-видимому, прямым влиянием полоцкой традиции.

Не стоит забывать и церковь Кирилла в Кирилловском монастыре, полностью разрушенную в годы Второй мировой войны, выстроенную братьями Константином и Дмитром в 1196 году. Летопись сохранила имя зодчего - мастера Корова Яковлевича с Лубяной улицы. Само здание представляет собой ближайшую аналогию церкви Спаса Нередицы.

В церкви Параскевы Пятницы на Торгу, построенной в 1207 году появляются некоторые типовые изменения. К средней полукруглой апсиде примыкали с двух сторон апсиды, имевшие полукруглую форму лишь внутри. Снаружи они были прямоугольные. С трех сторон к основному кубу здания примыкали пониженные притворы, углы которых, как и углы основного куба, были декорированы уступчатыми (пучковыми) лопатками, также необычными для Новгорода. Фасады основного куба имели трехлопастные завершения, соответственно которым делались и покрытия храма. Эту особенность интересно сравнить с аналогичными чертами отлично сохранившегося памятника смоленского зодчества этого периода - церкви Михаила Архангела (1194г.). Здесь чувствуется прямое влияние традиций зодчества Смоленска.

В XIII веке появляется новая техника кладки: из грубоотесанной волховской плиты на растворе из извести с песком. В кладке столбов и сводов применялся кирпич в форме продолговатых брусков крупного размера. Эта кладка типична для Новгорода XIII- XV веков. Подобная техника придает поверхности чрезвычайно неровный вид и скульптурную пластичность.

Такова церковь Спаса на Ковалеве (1345г.) Она имеет еще позакомарное покрытие (чуть позднее оно будет пощипцовое), однако, при отсутствии трех лопаток на фасадах, с одной апсидой и тремя притворами.
Церковь Успения на Волотовом поле (1352г.). Одноглавый кубический четырехстолпный храм. Но подкупольные столбы придвинуты к стенам. Нижние части столбов округлы. Последний прием, впервые примененный в русском зодчестве в Волотовской церкви, впоследствии стал характерной чертой новгородского и псковского зодчества XIV- XV веков.

V.Архитектура Владимира.

Древний Владимир расположен в исключительно живописной местности. Он занимает изрезанное глубокими оврагами высокое плато на левом берегу Клязьмы. Ограниченное с юга рекой, а с севера долиной речки Лыбеди, оно имеет форму вытянутого вдоль берега Клязьмы треугольника, обращенного острой вершиной на восток. К югу за рекой простирается клязьменская пойма, окаймленная синей полосой идущих до горизонта лесов. На север и восток, за долиной Лыбеди и Ирпени, рельеф снова поднимается; на его высотах живописно расположены ныне почти сросшиеся с городом древние села Красное и Доброе с их эффектно поставленными и видными издалека храмами и колокольнями. С запада к городу в древности примыкали боровые леса.

С перенесением во Владимир Андреем Боголюбским столицы начинается великокняжеское строительство в городе.

Золотые ворота Владимира являются редчайшим памятником русской военно-оборонительной архитектуры двенадцатого века. Они были построены в 1164 году, когда было завершено сооружение грандиозной линии валов Нового города. Ворота дошли до нас в сильно искаженном виде. Первые повреждения, по-видимому, они получили еще в 1238 году, во время штурма города татарами. Последние же переделки здание претерпело в 1785 году: были срыты примыкавшие с юга и севера к их стенам земляные валы, а к углам ворот подведены контрфорсы, скрытые круглыми башнями, между которыми с севера были встроены жилые помещения, а с юга - новая лестница. Обветшавший свод здания был переложен и на нем поставлена новая кирпичная церковь.

Таким образом, от древнего здания 1164 года сохранилась лишь его основа - две мощных белокаменных стены. Они сложены в классической владимирской технике из прекрасно тесанного белого камня, составляющего мощную "коробку" стены, внутренность которой заполнена бутом на очень прочном известковом растворе (так называемая полубутовая кладка). Своды выкладывались из более легкого материала - пористого туфа. Стены ворот теперь вросли в землю на глубину около полутора метров; следовательно, первоначально здание было еще более высоким. Пролет Золотых ворот, как и теперь, был перекрыт огромным полуциркульным сводом на подпружных арках, опиравшихся на плоские лопатки, увенчанные строгими импостами. Высота проездной арки делала чрезвычайно затруднительной их оборону. Поэтому примерно на середине их высоты была устроена арочная перемычка, к которой и примыкали огромные створы дубовых ворот, обшитые снаружи листами золоченой меди. По сторонам арки сохранились петли для навески тяжелых воротных полотнищ и глубокий паз для толстого бруса засова. За эти пышные створы все сооружение и получило название Золотых ворот.

Успенский собор Владимира был заложен в 1158 году одновременно с началом сооружения гигантского оборонительного пояса столицы, и закончен в 1160 году. Существующее здание представляет собой сложный комплекс, созданный в итоге двух строительных периодов. Первоначальный собор сильно пострадал от пожара 1185 года: выгорели его деревянные связи, обгорел белый известняк, так что восстановить собор в прежнем виде было трудно. Поэтому зодчие князя Всеволода в 1185-1189 годах окружили его новыми стенами ("галереями"), укрепили пилонами и связали арками с новыми стенами стены старого собора, который оказался, как в футляре, внутри нового здания. Для связи галерей с помещением старого собора стены последнего прорезали большими и алыми арочными проемами, превратив их в своеобразные "столбы" нового, более обширного храма, который получил и новую алтарную часть. Техника кладки старого собора, как и у Золотых ворот, весьма совершенная: точность тески камня, его кладки и возведение сводов храма и куполов глав из более легкого материала - пористого туфа и др. Крайне обветшавший к восемнадцатому веку вследствие множественных пожаров и переделок, собор имел многочисленные трещины стен и арок "от пошвы до своду". Его починили, сделали четырехскатную кровлю и внесли много искажений в его древний облик. В 1862 году между северной стеной и колокольней был выстроен теплый кирпичный храм Георгия. Только реставрация 1888- 1891 годов вернула древнему храму первоначальный вид; правда, фасады в значительной мере оказались облицованными новым камнем, была заменена и часть обветшавших резных камней, а с запада был пристроен новый притвор.

Войдем внутрь собора и остановимся в его западной галерее. Перед нами - прорезанный большими арками фасад старого собора. В уровне хор он опоясан аркатурно-колончатым фризом с широким шагом арок, стройными колонками, клиновидными консолями, кубоватыми капителями романского характера и пояском поребрика над аркатурой. Это характерная деталь убранства, которая пройдет отсюда через всю историю владимиро-суздальской архитектуры, а затем войдет в архитектуру Московского государства. Место пояса связано с конструктивным членением стены: ее нижняя часть толще, над поясом она утоньшается, образуя над поребриком так называемый отлив. В боковых верхних членениях фасада сохранились стройные щелевидные окна с профилированными косяками. Пройдя в северную часть галереи, мы увидим ту же картину. Здесь меж колонок пояса помещены небольшие окна нижнего светового яруса - следовательно, собор был хорошо освещен.

На месте больших проемов по осям главных нефов собора следует представить перспективные порталы, вводившие внутрь храма. В порталах висели драгоценные "златые врата", покрытые "писанными золотом" листами меди. Самые порталы были также окованы тонкими золочеными листами меди. Местами из-под пилонов галереи, приложенных к стенам старого собора, выступают края членивших его фасады пилястр. Над сводами галерей сохранились верхние части этих фасадов, завершенные дугами закомар, и пышные лиственные капители, венчавшие полуколонны пилястр. В закомарах и около окон были помещены немногочисленные рельефы, частично перенесенные на фасады Всеволодовых галерей. Над сводами на квадратном постаменте возвышался украшенный аркатурой с полуколонками и оковкой золоченой медью барабан главы со шлемовидным золоченым покрытием.

Пройдем внутрь первоначального собора и остановимся под его куполом. Свободное и светлое пространство храма поражает прежде всего своей высотой. Он действительно равнялся по высоте самой крупной постройке Древней Руси - Софии Киевской, но был меньше по площади, и его высота оказалась особенно остро ощутимой. Кроме того, зодчие усилили этот эффект сравнительной легкостью шести стройных крестчатых столбов храма, как будто без усилия и напряжения несущих своды и единственную главу собора. Из ее двенадцати окон лился поток света, так что изображенный в куполе Христос казался как бы парящим в воздухе. В конструкции основания этой большой главы мастера применили своеобразный прием, введя меж больших угловых парусов восемь малых дополнительных парусов, образовавших плавный переход от квадрата подпружных арок к кругу барабана.

Внешний вид собора 1185-1189 годов коренным образом отличался от начального. Галереи и новая обширная алтарная часть с ее стройными расчлененными полуколонками апсидами была несколько ниже старого собора. Его закомары с огромной золотой главой на квадратном постаменте поднимались над сводами обстроек с их меньшими угловыми главами, увенчанными ажурными крестами из прорезной золоченой меди. Композиция храма приобрела ступенчатую ярусность, характерную для храмов X- XII веков, в частности для крупнейших из них - Десятинной церкви и Софийского собора в Киеве. Фасады галерей приобрели более широкие членения пилястрами; их также опоясывал аркатурно-колончатый пояс.

Владимирский летописец не отметил точной своевременной записью начало постройки Дмитриевского собора. Только в некрологе его строителю Всеволода III упомянуто, что создал он на своем дворе "церковь прекрасную" святого мученика Димитрия и дивно украсил иконами и росписью. Относительная дата постройки памятника все-таки определяется с достаточной точностью - между 1194 и 1197 годами. В XVI-XVIII собор не раз горел. Наконец в результате печально знаменитой "реставрации" 1837-1839годов он лишился своих интереснейших частей - лестничных башен и галерей.

Собор принадлежит к распространенному в двенадцатом веке типу сравнительно небольших четырехстолпных одноглавых храмов. Он был дворцовым храмом князя Всеволода, сильнейшего феодального владыки двенадцатого века.

По высоте храм делится на три яруса. Нижний - самый высокий - почти лишен убранства, его гладь оживляет лишь глубокое теневое пятно перспективного портала. Средний - над колончатым поясом, несколько ниже, и на нем сосредоточено все декоративное убранство. Строгие пилястры, рассекающие фасады на три широких доли, полны сдержанной силы, их движение не вырывается из рамок фасада, как бы разлагаясь в симметричном боковом движении дуг закомар. Узкие и высокие окна с богато профилированными амбразурами прорезают верхние части стен, как бы для того, чтобы они могли вместить больше резных камней - они и занимают верхнюю половину фасадов над аркатурно-колончатым поясом и украшают барабан главы. Рельефы располагаются ровными горизонтальными "строками", за которыми глаз ясно ощущает количество рядов каменной кладки. Колонки пояса не столько поднимаются вверх, поддерживая аркатуру, сколько свисают вниз, подобно тяжелым плетеным шнурам с массивными подвесками фигурных консолей. Благодаря насыщенности пояса резьбой он уже на небольшом расстоянии представляется широкой горизонтальной лентой, стянувшей тело храма. Первоначально собор был окружен с трех сторон закрытыми галереями, достигавшим колончатого пояса, а западные трети его боковых фасадов прикрывали на всю высоту вводившие на хоры пристройки. Симметрично поставленные лестничные башни выступали по сторонам западного фасада.

В полутора километрах от Боголюбова находится церковь Покрова на Нерли. Когда идем к нему луговой тропой, он словно вырастает, и глаз улавливает его постепенно появляющиеся стройные членения, темные пятна окон и порталов. Кругом пейзаж чудесной красоты и поэтичности.

Здание построено в 1165 году в честь победы над волжскими булгарами и принадлежит к тому же типу небольших одноглавых четырехстолпных храмов, что и Дмитриевский собор. Весь храм словно тянется ввысь, он невесом. Алтарные апсиды потеряли характер мощных полуцилиндров, они не столь сильно выступают вперед и частично прикрыты очень развитыми угловыми пилястрами. Благодаря этому достигается спокойное равновесие и симметрия, содействующие выражению вертикального движения здания. Стены колончатого пояса чуть наклонены внутрь, и этот еле заметный наклон ощущается глазом как сильный ракурс, возможный лишь при большой высоте здания, которую подчеркивают и многообломные пилястры с полуколоннами, пронизывающие фасады пучками стремительных вертикалей. В верхнем ярусе к ним присоединяются новые вертикали профилировки закомар и узких высоких окон, поставленных прямо на отлив. Над закомарами поднимается на своем пьедестале (он скрыт под кровлей) стройный барабан главы, вторящий фасадным вертикалям своими узкими окнами в обрамлении полуколонок и тающими в небе линиями древнего покрытия главы - островерхого шлема. Средняя апсида слегка повышена и разрывает горизонталь венчающего колончатого пояса. Ее окно также чуть приподнято и вырывается из строя окон боковых апсид, подчеркивая ось равновесия фасада и его легкое устремление ввысь.

VI. Заключение.

Древнерусская архитектура - это сказка. Только сказка о том, что было. Было на самом деле. Если дать возможность говорить камням Софии Новгородской, думается, они бы многое могли порассказать. А если серьезно, то зодчество древней Руси - это большой и очень интересный том в энциклопедии истории русского искусства. Эта страница нашего прошлого дала толчок многому, что было написано на последующих страницах, и, надеюсь, окажет влияние на то, что будет написано. Это наше прошлое, наше с вами общее прошлое, и каким бы оно ни было, мы не должны его забывать. Даже если и не упоминать о том, что все памятники, перечисленные и не перечисленные выше, сами по себе представляют большую художественную ценность. Иначе мы рискуем не дожить до будущего.
VIII.Список использованной литературы.
1. Каргер М. Новгород. - Ленинград, "Аврора", 1975.
2.София Киевская (фотоальбом) - Киев, 1984.

3.Бродский Б. Связь времен. - Москва,1984.

4.Воронин Н. Владимир. Боголюбово. Суздаль. Юрьев-Польской. - Москва, 1984.


3.5 Архитектура Новгородских земель.

Архитектура Новгорода 12 в. показывает зависимость монументального строительства от социального заказа и строительного материала. Обширность новгородских «пятин», простиравшихся от Чудского озера до «Каменного Пояса» (Урал), включавших нехоженые земли вплоть до Ледовитого океана, с вольнолюбивым населением, сильные и влиятельные торгово-ремесленные братства (корпорации) в самом Новгороде, консервативность боярства – не способствовали утверждению единовластия в лице князя.

Первая треть 12 в. – это период борьбы новгородских князей за политическую власть в городе и экономические привилегии. Уменьшение роли князя в общественной жизни города сказалось в превращении детинца с Софийским собором в общегородской религиозно-политический центр. Князь был вынужден покинуть детинец и обосноваться вне его, на Городище. Сын Мономаха князь Мстислав (1096-1117 г.г.) стремится поднять свой авторитет среди посадских сотен сооружением на Торговой стороне огромного Николо-Дворищенского собора(1113 г.) Против детинца, на старом княжеском дворе, Мстислав пытается создать новый идейно-композиционный центр, посвященный Николе Чудотворцу, особенно популярному в ремесленно-купеческих кругах. Монументальные лаконичные формы Никольского собора, увенчанного, так же как Софийский собор, величественным пятиглавием, расположенного на народном форуме древнего Новгорода, придавали ему особое значение. Этот огромный параллелепипед, возвышавшийся на Ярославом дворище над множеством деревянных построек, как бы бросал вызов высокопоставленной знати Софийской стороны.

Возведенный в традициях киевского зодчества шестистолпный собор с развитыми хорами для князя, со сдержанным ритмом мощных лопаток и типичными для Приднепровья рядами оконных проемов и глухих арочных ниш как бы олицетворял равенство мощи Новгорода могуществу Киева и его великого князя.

Новгородскими князьями ведется престижное строительство и за пределами города. Еще в 1103 г. князь Мстислав ставит на Городище, важном стратегическом пункте по дороге к озеру Ильмень, каменный храм Благовещения.Городище в 12 в. превращается в официальную княжескую резиденцию.

Немного ниже по течению Волхова, на противоположной Городищу стороне, князь Всеволод возводит в древнейшем новгородском монастыре – Юрьевом – грандиозный Георгиевский собор(1119-1130 г.г.). Это второе каменное здание позволяло князю контролировать подступы к Новгороду со стороны Ильменского озера. По монументальности и величественности Георгиевский собор, господствующий над огромными водными просторами, соперничал с Софией. Превращенный в княжескую усыпальницу, каменный собор должен был внушать мысль о вечном могуществе князей, что было весьма важно в годы ослабления их власти и обострения отношения с горожанами.

Зодчий по имени Петр придал храму Георгия Победоносца, покровителя феодальной знати, образ богатырской силы. Массивные стены, расчлененные лопатками, вздымаются на огромную высоту, которая подчеркивается четырьмя рядами чередующихся оконных проемов и ниш, подобно Николо-Дворищенскому собору. Объем храма лишен галерей и притворов, которые придавали Софии общественный характер общегородского собора; благодаря органично примкнувшей башне и равным по высоте собору плотно прижавшимся апсидам он воспринимается как монолит, противопоставленный окружающему пространству. Сохранив схему шестистолпного храма, Петр включил с северо-запада башню с парадной лестницей, ведшей на княжеские хоры. Башню он возводит заподлицо с западной стеной, причем одинаковой с ней высоты, зрительно расширяя фасад, вследствие чего он кажется еще более величественным. Особую выразительность княжеской усыпальнице придавала компактность единого

План Георгиевского собора Юрьева монастыря в Новгороде.

объема храма, удачно сочетавшаяся с живописным расположением трех глав. Массивная основная глава дополнялась двумя меньшими, поставленными по краям западного фасада: одна над лестничной башней, и другая над юго-западной ячейкой хор. Эта глава и верхний ряд окон способствовали освещению «полатей» - местопребывания князя.

Особое идеологическое значение Юрьева монастыря, в котором велась и княжеская летопись, получило отражение во фресках, заполнявших ниши на фасаде, и их тематике. Торжественное величие Георгиевского собора усиливалось строгими рядами фигур святых на синем фоне, кирпичными обрамлениями проемов и карнизов, выделявшихся на шероховатой пластичной поверхности стен, затертых цемяночной штукатуркой.

Целостное впечатление от храма создавала также композиционная структура интерьера. Внутри плоскости стен были расчленены едиными по высоте лопатками, отвечающими столбам, и разделены лентами фресок, подобно фасадам, на четыре регистра, согласованные с оконными проемами. Почти одинаковые размеры фигур святых на внешних и внутренних росписях способствовали общности масштаба и зрительно увеличивали высоту как экстерьера, так и интерьера, чему содействовали и крещатые столбы. Увеличенное за счет крестообразной формы столбов количество вертикальных линий, а также фигуры, расположенные на столбах друг над другом, уводили взор ввысь; вертикали плавно переходили в окружия арок и как бы растворялись в потоках света, лившегося из центрального барабана.

Близок по схеме плана, но значительно меньше и более пластичен, шестистолпный трехглавый соборс круглой лестничной башнейАнтониева монастыря(1117-1119 г.г.). Он также приписывается творчеству мастера Петра, как, впрочем, и Николо-Дворищенский собор.

В результате народного восстания Новгород стал вечевой республикой. В 1136 г. бояре и купечество захватили власть. Во главе «Господина Великого Новгорода» встали владыка (архиепископ) и посадник, который выбирался из именитых горожан. Князь превратился в приглашаемого военачальника, с которым заключалось соглашение.

Изменение социальной структуры Новгородских земель с элементами классово ограниченной демократии, естественно, отразилось на дальнейшем развитии их художественной культуры. Окрепшие и получившие большие политические права ремесленные братства и купеческие сотни (сословное объединение) начинают играть важную роль в культурной жизни города. На их средства возводятся каменные храмы. В качестве заказчиков теперь выступают не только архиепископы и бояре, но и объединения купцов или ремесленников и даже жители одной улицы – уличане. Меньшие материальные возможности, иные требования к храму и его размерам, более практичные взгляды и житейские идейно-художественные запросы приводили к изменениям в типах культовых построек.

Первое время еще сохраняются традиционные строительные приемы и общая схема крестово-купольных храмов с хорами и позакомарным покрытием. Своеобразным проявлением возросшей общественной значимости боярства и купечества стало строительство в самом детинце Сотко Сытинычем, имя которого связывается с былинным «гостем» Садко, каменной церкви Бориса и Глеба(1167 г.), не уступавшей по размерам княжеским постройкам.

Начиная с 1170-х г.г. происходят изменения в характере культового строительства, проявляющиеся прежде всего в уменьшении размеров построек и переходе к более простым четырехстолпным храмам. Рассчитанные на меньшее количество людей, объединенных территориально или по профессиональному признаку, каменные церкви, нередко заменявшие деревянные уличанские храмы, отражали более простые запросы и художественные идеалы посадского люда. От них не требовалось производить впечатление подавляющей мощи и потрясающего величия. Они служили общественными и композиционными центрами отдельных участков города. Эти небольшие, масштабные рядовой застройке четырехстолпные с тремя апсидами, храмы с позакомарными покрытиями и одной главой на барабане определяли облик здания, которое строилось зачастую всем приходом на собственные деньги. Относительно хорошо сохранившимися образцами таких достаточно многочисленных храмов могут служить Георгиевская церковь в Старой Ладоге (не позднее 1180-х г.г.) и церковь Петра и Павла на Синичьей горе (1185-1192 г.г.) в Новгороде, сооруженная жителями Лукиной улицы.

Особенно характерна Георгиевская церковь в Старой Ладоге. Ее почти кубический объем расчленен лопатками, он словно вылеплен из пластичного материала. Предельная лаконичность форм сочетается с чертами человечности, вещественность глухих плоскостей стен – с интимностью маленьких проемов. Тяжеловесность целостной массы контрастирует с незначительной величиной храма и смягчается живописностью линий. План храма сжат до предела, восточные ячейки основного квадрата заняты боковыми апсидами, над западными расположены отгороженные от внутреннего пространства помещения; во всем чувствуется практическая сметка заказчиков и строителей, расчетливо расходующих материалы и максимально использующих каждую часть площади. Вместо хоров, которые были не нужны для посадского храма, в угловых частях на втором ярусе устраивались приделы, посвященные небесному покровителю основного заказчика, и каморки для хранения драгоценностей. В эти помещения вела узкая внутреннаяя лестница, по которой попадали на деревянный помост, а с него в изолированные помещения. Благодаря такому решению основное пространство храма приобретало крестообразную форму и воспринималось более целостно. Стремление к простым экономичным постройкам привело к постепенному понижению боковых апсид, а затем и к полному отказу от них.

В самом конце 12 в. неподалеку от резиденции князей – Городища – на средства Ярослава Владимировича была построена церковь Спаса на Нередице(1198 г.). Этот последний княжеский храм в Новгороде уже почти ничем не отличается от посадских церквей, весьма наглядно иллюстрируя изменившееся положение князя. По размерам и типологической схеме он близок уличанскому храму Петра и Павла на Синичьей горе.

Компактный грузноватый объем церкви Спаса на Нередице завершает невысокий пологий холм, прекрасно вписываясь в равнинный с редкими группами деревьев ландшафт благодаря поразительному чувству и умению древних зодчих всесторонне учитывать своеобразие природы, ее эмоциональное воздействие. Храм Спаса на Нередице также неразрывно связан с новгородской землей, как церковь Покрова на Нерли с Владимирскими опольями. Архитектурные формы храма Спаса на Нередице с крупными членениями, лаконичным выразительным силуэтом как нельзя лучше отвечают суровости климата, пасмурным дням и «разбеленным краскам» белых ночей. Характеризуя художественный идеал новгородца, И.Э.Грабарь писал: «… в его зодчестве – такие же, как он сам, простые, но крепкие стены…могучие силуэты, энергичные массы. Идеал новгородца – сила и красота его – красота силы».

В объемно-пространственной структуре храма Спаса на Нередице заметна тенденция дальнейшего ее упрощения, сокращения внутреннего пространства и экономии

Церковь Спаса на Нередице близ Новгорода (1198 г.) а- разрез, б-план, в- южный фасад.

материала. Боковые апсиды понижены, на внутренних плоскостях стен нет лопаток, столбы квадратные. Меньшая высота крайних апсид, трехугольное расположение окон на фасадах и ниши с фресками над входами подчеркивали значение средних осей стен и усиливали центричность всей композиции, чему содействовала и мощная глава храма. Отсутствовали также парадные хоры. Скромная внутренняя лесенка вела на «полати», по бокам которых находились приделы. Все поверхности стен в интерьере были расписаны. Фрески Спаса-Нередицы, просуществовавшие более семи столетий и являвшиеся историко-художественным памятником мирового значения, были уничтожены во время Великой Отечественной войны. В настоящее время храм восстановлен, а остатки росписей законсервированы.

Хорошая сохранность фресок до войны, почти не претерпевших изменений, позволяла оценить всю композиционную систему росписи. Главные сюжетные изображения размещались в центральной апсиде, главе и западной стене, что отвечало идейно-композиционной структуре храма. Стены по всему периметру членились горизонтальными полосами, на которых преобладали фронтальные изображения статичных фигур. Плоскостной характер живописи, без воздушной перспективы и пейзажа, общий темно-синий фон содействовали связи росписи с поверхностью стен. Синтезу живописи и архитектуры способствовала и согласованность изображений с очертаниями участков стен, подчинение фресок композиционным осям, а также значительное количество фигур, образующих ритмические ряды. Живописные полосы были строго согласованы с оконными проемами, благодаря чему они включались в общий ритмический строй.

Нижняя живописная полоса трактовалась как основание для всей росписи, над ней шли три регистра, высота которых последовательно уменьшалась кверху, создавая иллюзию большей высоты. Намеченный ритм получал завершение в членениях росписи барабана с аналогичным сокращением высоты верхних регистров. Благодаря этому достигалась слитность фресок с архитектурой и художественная целостность росписи.

Церковь Перынского скита (нач. 13 в.) близ Новгорода а- южный фасад, б- продольный разрез, в-план.

Примером дальнейшего упрощения и следующим этапом на пути формирования новгородского посадского храма может служить маленькая церковь Перынского скита. Она построена, видимо, незадолго до монголо-татарского нашествия недалеко от Юрьева монастыря, у истока Волхова из Ильмен-озера. В 9 в. в этом месте находилось языческое поселение; согласно преданию, на холме, где стояло деревянное идолище Перуна, и был построен первый после принятия христианства храм из дерева.

Квадратная в плане церковь Перынского скита имеет четыре столба со срезанными углами, несколько расширяющими затесненное помещение для молящихся. Единственная апсида намного понижена относительно стен, углы которых закреплены лопатками. Отказ от трехчастного членения наружных стен лопатками, упрощение до предела основного объема здания с небольшой как бы прирубленной апсидой и главой дополнялись трехлопастными покрытиями, образованными благодаря полуцилиндрическим сводам в угловых ячейках. Эти своды не были новинкой для новгородских каменщиков. Их сооружение восходит к Софии Новгородской, но устройство с их помощью восьмискатного покрытия являлось новшеством. Замена позакомарного покрытия трехлопастным, а затем и восьмискатным улучшала отвод атмосферных осадков с кровли и экономила материал. При этом фасады приобретали одноосную композицию, которой подчинялись живописно расположенные треугольником оконные проемы. Храм становился целостным и более интимным, лишенным отрешенного от жизни мистического содержания, присущего византийским культовым постройкам.

Особое место в архитектуре Новгорода занимает церковь Параскевы-Пятницы на Ярославовом дворище (1207 г.). Эта значительная по размерам и необычная по архитектуре церковь находится на Торговой стороне. Построенная в 1207 г. «заморскими купцами», она являлась патрональным храмом этой богатой корпорации. Поставленная на Торгу на видном месте, посвященная чтимой в народе святой, – эта церковь была зримым

Пятницкая церковь 1207 г. на Ярославовом дворище в Новгороде: а- поперечный разрез, б-план, в- реконструкция.

выражением художественных идеалов и материальных возможностей «гостей», ведших торговлю с иноземными государствами. Отличаясь объемно-пространственной композицией и нехарактерными для Новгорода декоративными деталями, Пятницкая церковь отражала широкие культурные связи заморских купцов, их знакомство с архитектурой других земель.

Четырехстолпная схема плана церкви Параскевы-Пятницы осложнена тремя притворами. Восточная ее часть удлинена, боковые апсиды внесены в основной объем, в связи с чем снаружи они имеют прямолинейные очертания, напоминая культовые сооружения западных княжеств. Над притворами размещены хоры, на которые вели внутристенные лестницы. Притворы и хоры раскрывались в центральный объем широкими арочными проемами. Интерьер церкви воспринимался как единое, но многообразное пространство, органично развивающееся от меньших периферийных объемов к большому центральному, завершавшемуся высоко поднятой главой. Целостности основного объема способствовала и статичная композиция четырехлопастного квадратного плана с круглыми столбами.

Объемно-пространственная структура церкви Параскевы-Пятницы выглядела весьма эффектно и снаружи. К ее главной более высокой части с четырех сторон примыкали пониженные объемы трех притворов и апсиды, напоминая крестообразные схемы деревянных храмов. Устойчивая пирамидальная композиция постепенно развивалась кверху. Плановое решение, характер композиции, пучковые лопатки и, вероятно, трехлопастное завершение фасадов напоминали церковь Михаила Архангела в Смоленске.

Пятницкая церковь – важный шаг в формировании основ общерусской архитектуры. Она свидетельствует об изживании византийских традиций и сложении новых черт, которые выражались в переходе от статичных композиций к более динамичным, с ярко выраженным стремлением к вертикальному пирамидальному построению. Это сопровождалось конструктивными изменениями сводчатого покрытия, приобретавшего трехлопастное очертание, лучше, чем позакомарное, отвечавшее климатическим условиям Руси. Характерно и применение многоуступчатых лопаток, отвечавших вертикальному характеру композиции. Ростки общерусского стиля наблюдаются в постройках посадских людей крупных торговых городов конца 12 – нач. 13 в.

Вторжения монголо-татар и немецко-шведских рыцарей, изоляция Новгорода сдерживали развитие его зодчества. Прекратилось строительство каменных церквей, и даже крепостные постройки сооружались в основном из дерева. Только в конце 13 в. создаются политические и материальные предпосылки для возобновления каменной архитектуры. Новгород постепенно укрепляет и расширяет свои владения, восстанавливает широкие торговые связи и гордо именует себя «Господин Великий Новгород».

Одной из первых каменных культовых построек после вынужденного перерыва в строительстве была небольшая церковь Николо-Липненского монастыря, находившегося в 8 км от Новгорода при впадении р.Мсты в озеро Ильмень. Храм Николы на Липне, построенный в 1292 г. среди болот («липны») на островке, знаменует дальнейший этап разработки типа посадских церквей.

Небольшой, квадратный в плане, с четырьмя столбами и одной апсидой объем храма производит целостное впечатление. Внутреннее его пространство дополняли маленькие деревянные хоры и придел. В нем заметно стремление к более живописному и интимному решению интерьера, как бы приближенного к чаяниям человека. В нижней своей части западные столбы имеют восьмиугольную форму, благодаря чему они меньше загромождают помещение и улучшают обзор. Высота восьмиугольной части столбов соразмерна человеку. Восточные столбы имеют сечение в виде квадрата с небольшим выступом, обращенным к центральной оси. Как бы наложенные на столб более узкие лопатки подчеркивают композиционное значение алтаря, выделяя его и увеличивая количество вертикальных членений.

Заметной становится тенденция к отказу от аскетичности внешнего вида и приданию храмам более праздничного облика. Так, церковь Николы на Липне, как и Перынского скита, имеет снаружи только угловые лопатки, четко ограничивающие ее объем. Композиционную целостность фасадам придает трехлопастное выразительное завершение. Криволинейное очертание покрытия дополнено орнаментальной полосой зубчиков и аркатурой, чего не было в Перынском храме. Характер аркатурного завершения напоминает романские постройки в Прибалтике. Крестообразная структура храма символически выражена на его фасадах: соответствующим расположением оконных проемов и ниш зодчие создали огромный крест на всю высоту западной, северной и южной стен. Всем понятный в то время символ повторен также в нишах в виде каменных рельефных крестов. Компоновка окон, освещавших среднюю часть храма, подчеркивала центральную ось фасадов, на которой находятся входы и крупные полукруглые ниши с фресками. Динамика криволинейных форм логично завершена пропорциональной всему объему главой. Полуциркульные кривые проемов и ниш находят своеобразный отзвук в обрамлениях – «бровках» окон барабана, а аркатурный карниз храма повторяется в его главе.

Изменения коснулись не только внешнего вида культовых зданий, но и строительных приемов. Новгородские мастера отказываются от добавления в раствор толченого кирпича, перестают делать в стенах кирпичные прослойки, заменяя их рядами плитняка, и более рационально используют строительные материалы. Стены они кладут из дешевого местного, грубо обработанного камня, а для более нагруженных и ответственных частей столбов, подпружных арок, сводов, проемов и декоративных деталей употребляют, как правило, кирпич или отборный плитняк. Характерен также переход от плинфы к брусковому кирпичу. Приобрели иной оттенок и фасады храмов. Нюансная оранжево-коричневая гамма сменилась более контрастной – бело-коричневой. На фоне затертых известью (для большей долговечности) стен ярко выделялись

Церковь Николы на Липне (1292 г.) близ Новгорода: а-поперечный разрез, б-план, в- западный фасад.

кирпичные карнизы и обрамления, как драгоценные камни, сверкали краски фресок над входами в храм.

Близка по типу храмам Перынского скита и Николы на Липне Успенская церковь на Волотовом поле близ Новгорода (1352 г.). Этот четырехстолпный одноглавый храм с западным притвором и северным приделом был завершен трехлопастным покрытием. Новгородские мастера отказались от лопаток на фасадах, понизили апсиду в уровень пристроек, создав лаконичную объемно-пространственную композицию с высоко вознесенной главой. Особенностью интерьера Успенской церкви является близкое расположение столбов относительно стен, что позволило расширить центральную часть храма. Большой целостности внутреннего пространства способствовало также скругление нижних частей западных столбов.

Увеличение количества каменных построек в первой половине XIVв., разнообразие их типов наглядно свидетельствовало об экономических успехах и расцвете культуры Новгорода. Наряду с новыми формами храмов с трехлопастным завершением некоторые храмы возводятся по старинке – с позакомарным покрытием. Встречаются церкви с разновеликими притворами и нерасчлененными плоскостями стен (Спаса на Ковалеве – 1345 г.), сооружаются храмы с щипцами и трехчастным членением фасадов лопатками (Николы Белого в Неревском конце – 1312-1313 г.г.). Однако со второй половиныXIVв., господствующим типом культовых построек становится четырехстолпный одноапсидный храм с поскатным покрытием и одной главой. Политическое и торговое процветание «Господина Великого Новгорода» сказывается на

увеличении размеров церквей и их большей нарядности, отражавших возросшее патриотическое самосознание и материальное возможности горожан вечевой республики.

Церковь Федора Стратилата на Ручью.

Церковь Спаса Преображения на Ильине улице (1374 г.)

Классическими памятниками архитектуры Новгорода рассматриваемого периода являются церкви Федора Стратилата на Ручью (1360-1361 г.г.) и Спаса на Ильине улице (1374 г.). Крупная церковь Федора Стратилата была построена всего за год на средства посадника – боярина Семена Андреевича. Он позаботился не только о «достойном» облике храма, но и об устройстве на обширных полатях придела своему покровителю Симеону Дивногорцу, а также помещений для хранения ценностей. С той же целью были предусмотрены потайные каморки в толще стены.

Своды храма имеют более плоское трехлопастное очертание, форма которого приближается к поскатному покрытию; это получило отражение в многолопастной кривой, завершающей стены. Плоскость стены снаружи мастера расчленяют, как и в ранних церквах, лопатками, которые отвечают внутренним столбам четырехугольного

Церковь Спаса Преображения на Ильине улице (1347). Интерьер.

сечения. Простота форм сочетается с величественностью. Узкие небольшие окна и стрельчатые ниши размещены в два яруса высоко над землей. Постепенное движение масс вверх, подчеркиваемое динамикой вертикальных линий узких лопаток и тяг на апсидах, сопровождается нарастанием пластических деталей, которые достигают своего апогея в завершении барабана. Устойчиво опираясь на мощные, особенно внизу, стены, храм с достоинством держит свою изукрашенную главу. Логика конструктивного решения в этом храме получает яркое художественное выражение. Зодчий словно стремился с помощью пластических средств рассказать о пространственной структуре храма. Характерно в этом отношении трехлопастное декоративное обрамление средних прясел, символически повторяющее принципиальную схему сводчатого покрытия.

Оригинальный тип крестово-купольного храма, созданный новгородскими мастерами, отвечавший местным природным условиям и эстетическим идеалам посадского люда, возник не без творческой переработки отдельных форм романского зодчества Прибалтийских стран. Об этом говорит стрельчатое очертание порталов, мотив двухъярусной декоративной аркады на апсиде, характер вертикальных членений.

Очень близок по объемно-пространственной структуре церкви Федора Стратилата храм Спаса на Ильине улице, построенный «уличанами» и боярином Василием Даниловичем. В этом храме богатого городского прихода наиболее ярко выражены черты новгородского зодчества периода его расцвета. Значительные размеры (около 15 х 15 м) усиливают впечатление торжественности и светской праздничности. Плоскости стен украшены трех- и пятилопастными бровками, образно повторяющими конструктивные элементы, рельефными крестами и различной формы проемами. Живописно расположенные пластические детали контрастируют с простотой и лаконичностью основного объема, усиливая выразительность храма. Все это придает ему художественную неповторимость. Увеличение декоративных деталей сочетается с упрощенным очертанием покрытия храма, которое лишено криволинейности и приобрело геометрически правильную поскатную форму, весьма целесообразную в условиях Севера.

В XVв. завершается «золотой век» новгородской культуры. Острые противоречия между боярско-купеческой верхушкой и широкими слоями населения, литовская ориентация феодально-церковных кругов, борьба против объединительной политики Москвы не способствовали отражению в памятниках искусства высоких общественных идеалов. На архитектуру в основном оказывают влияние узкоклассовые и практические интересы заказчиков. Все больше внимания уделяется крепостному и гражданскому строительству.

Евфимиева палата на Владычном дворе (1433 г.) в Новгороде. План.

Владыка Евфимий, противник Москвы и сторонник западной ориентации, для усиления своего авторитета предпринимает перестройку епископского Владычного двора в Новгородском детинце (1430-1440-е г.г.). Из комплекса зданий, включавшего дворцовые постройки, часовую башню, церковь и склады, лучше всего сохранились Евфимиева палата (1433 г.). Главное парадное помещение этого здания представляло большую квадратную палату площадью почти 150 кв. м. служившего, очевидно, для заседаний Совета господ. Она перекрыта четырьмя вспарушенными крестовыми сводами с нервюрами, опирающимися на центрально расположенный столб. Конструкция палаты и особенно ее интерьер, близкий готическим залам Европы, наглядно запечатлели «западничество» Евфимия. Из летописи известно, что палата строилась мастерами «новгородскими и немецкими из-за моря».

Культовые постройки XVв. становятся скромнее, уменьшаются в размерах, Отличительной чертой является возведение хозяйственного подцерковья для хранения ценного имущества заказчиков. Постановка храмов на полуподвальном этаже обусловила устройство крылец или папертей для входа в церковь. Небольшие, приближенные к размерам человека крыльца, более широкие маленькие окна, подобные жилым, лишали храмы величия и придавали им более уютный, интимный характер. Этому способствовали также декоративные вставки из узорной кирпичной кладки, напоминающей народную вышивку. Широкие полосы кирпичного узорочья размещались в верхних частях стен, что отвечало возросшему использованию в постройкахXVв. кирпича, особенно в их завершающих частях.

Примечательно возведение в годы соперничества с московским великим княжеством ряда храмов в архаичных формах 12 в., с позакомарным покрытием, которые, должны были, по мысли их создателей, подымать патриотический дух новгородцев.

После присоединения Новгорода в 1478 г. к Москве его архитектура, сохраняя своеобразие, развивается в русле общих тенденций русского зодчества.

Церковь Петра и Павла в Кожевниках. Новгород. 1406 г.

Архитектура Великого Новгорода

Архитектура Великого Новгорода неразрывно связана с историей города и историей страны в целом.  Жители города издревле считались искусными плотниками, возводившими шедевры архитектуры из дерева. Впоследствии именно новгородцы первыми освоили принципы строительства из камня.

Новгородский Кремль-Детинец

Новгородский Кремль-Детинец

История города начинается в 9 веке со строительства деревянной крепости-кремля, ставшей впоследствии сердцем Новгородского княжества. В первоначальном деревянном варианте крепость была круглой и раза в два меньше той, которую можно увидеть сейчас. Уже в 1044 году стены кремля стали постепенно заменять на каменные, но это строительство растянулось почти на 4 века. Только в 20-х годах 15 века Новгородский Кремль-Детинец  стал окончательно каменным. Это старейший из всех кремлей на территории России, сохранившийся до наших времен. Внутри него расположились Владычная палата и двор, резиденция архиепископа и храмы. Владычная или как ее еще называют Грановитая палата – единственное строение 15 века в России, которое относится к готическому стилю. Владычный двор – старейшая часть Кремля. Первоначально деревянный, он был обнесен камнем в 12 веке и являл собой своеобразную крепость внутри крепости.

В середине 11 века в Кремле возводят собор Святой Софии, который хоть и не впечатляет своими размерами и особой красотой, как более поздние храмы, является одним из величайших памятников архитектуры мирового значения. Это один из первых христианских храмовых комплексов из камня. Шестиглавый храм из камня возвели в период с 1045 по 1050 год на месте деревянной церкви по велению Ярослава Мудрого. Первоначальное деревянное здание храма возвели с приходом христианства одним из первых на Руси на месте старого языческого капища. В начале 12 века Софийский Собор стал символом Новгородского государства.

Софийский Собор

Софийский Собор

Что интересно, в период сильного княжества в Новгороде возводятся довольно немногочисленные, но монументальные и грандиозные соборы: в 1113 году — Николо-Дворищенский, в 1117 году – собор Рождества Богородицы в Антониевом монастыре, в 1119 году — Георгиевский собор Юрьева монастыря.

Начиная со второй трети 12 века, в Новгороде отмечается новый этап строительства храмов, что явилось результатом изменения политического строя Новгородского государства.  На смену парадности княжеских соборов приходят более скромные, но многочисленные церкви, выстроенные по всему городу, такие как церкви Благовещенья на Мячине, Петра и Павла на Синичьей горе,  или храм Ильи на Славне. Последней постройкой князя Ярослава Владимировича стала церковь Спаса Нередицы, но она уже ничем не отличалась от скромных купеческих и боярских приходских церквей этого периода. Для сооружения каменных зданий 12-13 веков использовали кладку из грубоколотого  ильменского серого известняка.

Так как город в те временя являл собой не только политический центр, но и оплот христианства, вблизи города также расположились множество церквей, а также Свято-Юрьев мужской монастырь 11 века, Варлаамо-Хутынский Спасо-Преображенский женский монастырь 12 века.

Последующие исторические периоды не привнесли столь значимых архитектурных объектов в облик города, как период его основания и господства. Город уже не играл такой большой роли в жизни страны, и ему не уделялось должного внимания. Внимание правителей было приковано теперь к Москве, а в последствие и к Санкт-Петербургу, Новгород же превратился из центра политической жизни в среднестатистический российский город-крепость. Усугубило ситуацию и то, что он неоднократно подвергался нападениями и разрушениям.

Несмотря на то, что он являлся центром Новгородской губернии, в архитектурном плане город продолжал деградировать, как в дореволюционный, так и в советский период. После очередных разрушений периода Великой Отечественной войны город был практически отстроен заново. Что удивительно, несмотря на большие испытания, выпавшие на долю этого великого русского города, большая часть памятников архитектуры сохранилась и дошла до нас практически в первозданном виде.

Архитектура Великого Новгорода

Архитектура Великого Новгорода неразрывно связана с историей города и историей страны в целом. Жители города издревле считались самыми высококвалифицированными плотниками, возводившими шедевры архитектуры из дерева. Примечательно, что впоследствии именно новгородцы первыми освоили принципы строительства из камня.

Замечание 1

В связи с территориальными особенностями при строительстве каменных зданий в XII-XIII веках в Великом Новгороде главным образом использовался ильменский грубоколотый серый известняк.

Пожалуй, самыми известными сооружениями Великого Новгорода можно назвать:

  • Новгородский кремль;
  • Софийский собор;
  • Юрьев монастырь.

Новгородский кремль

История Великого Новгорода начинается в IX веке со строительства крепости-кремля из дерева. Этот кремль положил начало Новгородскому княжеству. Первоначальный вид кремля несколько отличался от нынешнего: крепость была гораздо меньших размеров и в плане имела форму круга.

В начале XI века стены кремля решено было заменить на каменные. В связи с постоянными военными столкновениями, а также плохо развитыми технологиями обработки камня этот процесс оказался достаточно трудоемким, и постепенная реконструкция растянулась почти на 4 века. К 20-ым годам XV века основные конструкции Новгородского Кремля-Детинца становятся окончательно каменными. Следует отметить, что новгородская крепость является старейшим из всех кремлей на территории современной России, сохранившимся до наших дней.

Внутри Новгородского кремля располагались Владычная палата и двор, а также резиденция архиепископа и храмы.

Замечание 2

Примечательно, что Владычная палата, именуемая еще Грановитой палатой, является единственным сооружением в России XV века, причисленным к готическому стилю.

Достоверно известно, что Владычный двор – старейшая часть Кремля. В XII веке деревянный Владычный двор был отделан камнем, вследствие чего стал представлять собой своеобразную крепость внутри уже существующей крепости.

Рисунок 1. Новгородский Кремль-Детинец. Автор24 — интернет-биржа студенческих работ

Собор Святой Софии

В середине XI века в Великом Новгороде был возведен один из величайших памятников архитектуры – собор Святой Софии. Он не является строением с выдающимися размерами, сравнимыми с крупнейшими европейскими сооружениями того времени.

По приказу Ярослава Мудрого этот шестиглавый храм возвели на месте деревянной церкви за 5 лет, закончив строительство в 1050 году. Первоначальное деревянное здание храма было возведено с приходом христианства одним из первых на Руси на месте старого языческого капища. В начале XII века Софийский Собор стал символом Новгородского государства.

Рисунок 2. Софийский Собор. Автор24 — интернет-биржа студенческих работ

Архитектура в период сильного княжества

Примечательно, что в период сильного Новгородского княжества возводились весьма немногочисленные, но при этом довольно монументальные соборы. Например, Николо-Дворищенский, собор Рождества Богородицы в Антониевом монастыре, Георгиевский собор Юрьева монастыря, построенные с 1113 по 1119 годы.

С началом второй трети XII века в Великом Новгороде начинается новый этап в строительстве храмов. Такое изменение в архитектурной характеристике города является следствием изменения политического строя Новгородского государства. Это выражается, преимущественно, в более скромных формах зданий церквей, выстроенных во многих частях города. К сооружениям этого этапа в архитектуре Великого Новгорода можно отнести:

  • церковь Благовещенья на Мячине;
  • церковь Петра и Павла на Синичьей горе;
  • храм Ильи на Славне.

Завершением вышеописанного этапа можно считать последнее сооружение при правлении князя Ярослава Владимировича – церковь Спаса Нередицы. Эта церковь совсем не отличалась от боярских и купеческих приходских церквей того времени.

В связи с функциональными особенностями Великого Новгорода того времени (он являлся не только политическим центром, но и своеобразным оплотом христианства), вблизи города было размещено огромное количество церквей, а также Свято-Юрьев мужской монастырь, который был построен в XI веке. Двенадцатым веком датируются такие сооружения, как Варлаамо-Хутынский и Спасо-Преображенский женский монастыри.

Застой в новгородской архитектуре

Последующие исторические периоды не привнесли столь значимых архитектурных объектов в облик города, как период его основания и господства. Город уже не играл такой большой роли в жизни страны, и ему не уделялось должного внимания. В последующие эпохи развития страны внимание царей и императоров было приковано к Москве, а в последствие - к Санкт-Петербургу. Эти политические аспекты значительно повлияли на развитие архитектуры Великого Новгорода, он превратился из центра политической и христианской жизни в среднестатистический российский город-крепость.

Не могло не повлиять на состав архитектурного облика города и то, что Новгород периодически был подвержен серьезным нападениям, и как следствие этого – разрушениям.

Даже в условиях оставления городу привилегий в виде того, что Великий Новгород являлся центром губернии, в развитии архитектуры отчетливо прослеживалась отрицательная динамика. Не изменилась ситуация в дореволюционный период и с приходом советской власти.

Во времена Великой отечественной войны Великий Новгород снова подвергся разрушениям и был практически отстроен заново. Однако, несмотря на серьезные испытания, которые пришлось вынести этому величайшему русскому городу за всё время его существования, большая часть памятников архитектуры дошла до нас практически в первозданном виде.

Во второй части XX века Новгороду была свойственна типовая застройка, есть основания полагать, что соответствующие тенденции наблюдаются и в наши дни. Общественные и жилые здания, возводимые по индивидуальным проектам, зачастую выбивались из общей архитектурной концепции города, так как их архитектура существенно отличалась от более ранних построек Великого Новгорода. Достаточно наглядно иллюстрирует эту тенденцию построенный в 1987 году Новгородский драматический театр.

Исторические памятники Новгорода и окрестностей

Софийский собор

Первые оборонительные укрепления города состояли из земляного вала с дубовыми стенами и рва, заполненного водой. Но именно за его стенами в 1050 году Владимир Ярославович построил огромный каменный Софийский собор, ставший символом могущества княжеской власти, а позже — Новгородской вечевой республики. Жители города клялись «умереть за святую Софию», идя на битву с врагом.

Несмотря на то, что новгородская София во многом повторяла великий киевский Софийский собор, северный вариант не стал его калькой. Он получился гораздо строже, лаконичнее. Монолитную громаду собора венчает простое пятиглавие. В древности купола были покрыты свинцовыми листами. В ХV веке центральная глава была позолочена, а еще век спустя на ее кресте появилась свинцовая фигура голубя — символа Святого Духа. По легенде, в 1570 году, когда опричники Ивана Грозного жестоко расправлялись с новгородцами, на крест Софии присел отдохнуть голубь. Увидав кровавое побоище, он окаменел от страха. Потом одному из монахов Богородица поведала, что пока голубь не слетит с креста, город будет находиться под его охраной. Забегая вперед, надо сказать, что история с голубем имела продолжение. В 1941 году в Новгороде во время оккупации располагался инженерный корпус испанской «Голубой дивизии», воевавшей на стороне Германии. При очередном авианалете крест был сбит и вывезен ими как трофей. И только в 2004 году он был передан Патриарху Московскому и всея Руси Алексию II министром обороны Испании, и сейчас размещен внутри Софийского собора. Крест же, который можно сегодня увидеть на центральном куполе собора, был установлен в 2007 году.

Стены собора первоначально были не отштукатурены, а сложены из плинфы (плоского кирпича) и природного камня и идеально подчеркивали совершенные пропорции монументального строения. Проще было и внутреннее убранство. Новгородцы блеску и нарядности мозаики предпочли скромные фресковые росписи. После Софийского собора каменное строительство на новгородской земле было продолжено через 50 лет. Этому способствовали важные события в политической жизни северной столицы. Боярство завладело властью в городе, а князь из полноправного хозяина превратился в наемного военачальника. С утратой власти над детинцем, он лишился и своего храма — Софии. Поселившись недалеко от Новгорода, в селении Городище, князь Мстислав Изяславович в 1103 году построил церковь Благовещения, большое нарядное здание, которое, к сожалению, было почти полностью уничтожено в 1941 году.

Собор Николы на Ярославовом дворище

Еще одной попыткой превзойти Софию стал собор Николы на Ярославовом дворище. Несмотря на то, что княжеская резиденция была перенесена за город, мощное, парадное здание предназначалось именно для князя, его семьи и свиты. Однако после изгнания из города старшего сына Мстислава — Всеволода — храм стал городским, и его своды по средневековой традиции укрывали преследуемых горожан. Грубоватые фактурные стены этого храма, характерные для новгородской архитектуры, в старину были гораздо выше — почти за 900 лет культурный слой поднялся на 2,5 метра. В первые годы своего основания собор был расписан фресками. Однако из всего их богатства сохранились лишь небольшие фрагменты.

Георгиевский храм Юрьева монастыря

Также соперничать с собором Софии мог Георгиевский храм Юрьева монастыря. Летопись гласит, что княжеский монастырь был основан в 1119 году, став вторым на Руси после Киево-Печерской лавры. Расположенный на легендарном пути «из варяг в греки», он служил южными воротами Новгорода. И хотя Георгиевский храм монастыря размерами немного уступает Софийскому, в его образе отражаются самые высокие представления наших предков о красоте и гармонии. Особенно прекрасен Юрьев монастырь во время весеннего разлива Волхова, когда он превращается в остров, окруженный водной гладью.

Считается, что все три собора, возводимые по образу и подобию Софии, были построены одним новгородским зодчим — Петром, его имя упоминают летописи. После того как на смену княжескому правлению в 1136 году приходит народное вече, открывается новая глава храмостроения. Теперь жители города сами решают, что и как строить. Новые храмы начали заказывать бояре, купцы, жители улиц. Конечно, их художественные запросы и материальные возможности были несравнимо меньше, чем у князей. Строения стали небольшими, а убранство — проще. Но при этом общий образ новгородской архитектуры сохранился.

Церковь Благовещенья

В 1179 году возле села Мячино возводится скромная и внушительная кубовидная церковь Благовещенья. Она была построена по заказу архиепископа Новгородского Илии всего за 70 дней, к 10-летнему юбилею победы новгородцев над суздальским войском. Церковь стала новым типом небольшого новгородского храма, с четырьмя столпами и одной главкой. Реставрационные работы открыли в церкви великолепные фрески новгородской школы, яркие и праздничные. На горе Нередица, среди необозримой равнины, древний зодчий удивительно красиво расположил небольшое здание церкви Спаса. Скромный снаружи, внутри Спас был покрыт красочным ковром древних фресок. Гибель фресок в годы войны стала огромной утратой для мирового искусства.

Церковь Петра и Павла

Жители Лукиной улицы на Синичьей горе, которая находится на южной окраине города, в 1185—1192 годах на свои средства построили церковь Петра и Павла. До наших дней здание сохранило древние очертания. Скорее всего, храм строили полоцкие и смоленские мастера, но в новгородских архитектурных традициях. Небольшая рощица на холме южнее Юрьева монастыря скрывала древнее мольбище (Перынь), где славяне поклонялись богу молний и громов Перуну. После принятия христианства языческого идола сбросили в Волхов, на его капище поставили храм, вокруг которого со временем вырос монастырь. Храм Рождества Пресвятой Богородицы на Перыне относится к концу XII — началу XIII веков и считается одним из самых маленьких домонгольских храмов на Руси. Сужающиеся кверху гладкие стены, окна, главка церкви словно устремляют небольшое здание ввысь.

Покровский монастырь

Зверин, или Покровский монастырь был построен на левом берегу Волхова, в заповедном лесу, где охотились новгородские князья. Он считается древнейшей женской обителью на Русском Севере. В монастыре сохранились храмы XIV и XV веков, когда Новгород вновь с размахом стал отстраивать каменные здания по заказам церковных владык. Церкви Двенадцати апостолов и Симеона Богоприимца более нарядные, отделка их фасадов непривычно для Новгорода детальная и тщательная.

Памятники, о которых шла речь, — лишь часть богатейшего культурного наследия Великого Новгорода. Все они находятся под охраной Государственного объединенного музея-заповедника, основанного в 1925 году. А древние храмы и старинные здания старой части города в 1992 году были провозглашены ЮНЕСКО объектами Всемирного наследия.

Новгородский культурный слой

Удивительные каменные новгородские храмы возвышались среди деревянных построек. Устаревшие дома заменялись новыми, случались пожары, наводнения. После невзгод город возрождался, покрываясь новыми культурными слоями земли, скрывая средневековый Новгород. Высокий уровень грунтовых вод и глинистые почвы обеспечивают великолепную сохранность всех попадающих в почву материалов, в том числе органических — дерева, кожи, кости. В культурном слое Новгорода, достигающем в некоторых частях города 8—9-метровой толщины, сохранились целые кварталы X—XV веков в виде развалин бревенчатой застройки и деревянных уличных настилов. Сотни тысяч предметов быта и хозяйственной деятельности средневековых горожан, выброшенные или потерянные ими, имеют большую ценность, поскольку несут информацию об уровне жизни и культуры древних новгородцев. Улицы древнего города можно изучать от столетия к столетию. Археологические раскопки в Новгороде имеют неоценимое значение для мировой науки.

Берестяные грамоты

Письма из прошлого, удивительные источники знаний о жизни русских людей в древности и Средневековье, новгородские берестяные грамоты были найдены при раскопках в 1951 году. Более тысячи личных и деловых писем, договоров, завещаний, расписок, учебных упражнений перевернули представление о распространении грамотности в Великом Новгороде. Новгородцы почти поголовно были грамотны, независимо от социального статуса и уровня достатка.

Памятник «Тысячелетие России»

Тысячелетие летописного свидетельства призвания Рюрика на княжение было решено отметить установкой в Новгороде памятника, олицетворяющего историю русского государства. Всероссийский конкурс проектов памятника выиграли молодой художник М.О. Микешин и архитектор И.Н. Шредер. Монумент объединяет силуэты колокола и шапки Мономаха, что иллюстрирует национальную доктрину Российской империи «Самодержавие, православие, народность». Горельефные фигуры нижнего фриза делятся на группы: «Просветители», «Государственные люди», «Военные люди и герои», «Писатели и художники». Этапы истории русского государства от Рюрика до Петра I символизируют 17 скульптур среднего яруса. Венчает памятник шар — держава с крестом и коленопреклоненная женщина в русском костюме. Интересно, что на памятнике нет фигуры Ивана Грозного, разгромившего Новгород с опричным войском в 1570 году.

Архитектура Новгородской Руси

Новгородское княжество находилось на севере и северо-западе Руси и располагалось по обеим сторонам реки Волхов и у озера Ильмень.

До конца X в. на Руси не было каменного зодчества, все постройки строились, в основном, из дерева. Традиции деревянного зодчества оказали влияние на последующее развитие архитектуры. Широкое же распространение каменных построек, в особенности храмов, началось со времени принятия христианства в X в. Тогда же Русь испытала сильное влияние византийских традиций, под воздействием которых проходило дальнейшее развитие древнерусской архитектуры.

Архитектура XI-XIII веков

Один из первых каменных храмов в Новгороде – Софийский собор, который был возведен в 1040-1050-х гг. Ярославом Мудрым. Собор был построен византийскими мастерами по крестово-купольной системе. Храмы такого типа сооружались на Руси только в XI в., и среди них также - Софийские соборы в Киеве и Полоцке. Храм имеет пять нефов, пять глав, двухэтажные галереи. Стены собора сложены из известняка, арки же и своды – из кирпича. Собор имеет множество росписей, первые из которых появились в конце XII в. Среди икон там содержатся известные иконы «Знамение» и Тихвинская икона Богородицы.

Замечание 1

После этого собора в течение второй половины XI в. в Новгороде не было сооружено ни одного монументального здания.

Несмотря на то, что основными зодчими того периода были мастера из Византии, в Новгороде начинает формироваться собственная архитектурная школа. В это время выделяются особенности новгородской архитектуры: специфические приемы кладки из местной плиты с прослойкой плинфы, стройные пропорции зданий.

  • в 1103 г. была построена церковь Благовещения в княжеской резиденции недалеко от Новгорода; это был шестистолпный храм с лестничной башней. Чуть позже на Ярославовом дворище был сооружен Никольский собор;
  • в 1117 и 1119 гг. были построены Рождественский сбор Антониева монастыря и Георгиевский собор Юрьева монастыря соответственно; по плану они схожи с церковью Благовещения – шестистолпные с лестничной башней;
  • в 1127 г. возводится церковь Ивана на Опоках, представляющая собой шесистолпный собор с лестничной башней, которая не выступала наружу, но была внутри здания.

Развитие новгородского зодчества продолжается и во Пскове. В нем были построены Троицкий собор, собор Ивановского монастыря, Спасский собор Мирожского монастыря и церковь Дмитрия Солунского.

Спасский собор Мирожского монастыря имеет необычную для древнерусского зодчества композицию с выраженной снаружи центральной крестоообразной частью, а купол находится на очень широком барабане. Все это наводит на мысль, что проект создавался византийцами по заказу епископа Нифонта, а вот способ кладки говорит о том, что исполнителями были новгородские мастера.

После окончания строительства артель была переведена из Пскова в Ладогу, где в 1153 г. была сооружена церковь Климента. Храмы Старой Ладоги 1050-1060-х гг. – четырехстолпные, а столбы в плане не крестчатые, а квадратные. Их интерьер прост и скромен, а на фасадах храмов почти полностью отсутствует декор.

В 1060-е гг. была построена Георгиевская церковь в Ладоге. После этого монументальное строительство в Ладоге прекратились, но возобновилось в Новгороде, куда, по всей видимости, переехала строительная артель. Многие храмы этого периода не дошли до нас (Успения в Аркажах, Спаса в Хутынском монастыре), но некоторые все же сохранились – церковь Петра и Павла на Синичьей горе, церковь Спаса на Нередице. Храмы второй половины XII в. строятся уже не по княжескому заказу, а по боярскому. Единственная церковь, заказанная князем, это церковь Спаса на Нередице, которая отличается значительным упрощением внешнего вида.

Вообще, в течение XII в. в Новгороде ведется широкое строительство, что может говорить о возможном разделении строительной артели на две части.

Замечание 2

Во время татаро-монгольского нашествия в XIII в. новгородская архитектура некоторое время переживает упадок, хоть Новгород и не был захвачен войсками орды.

Архитектура XIV-XV веков

В XIV-XV вв. строительство возобновляется: первым каменным храмом того периода была церковь Николы на Липне.

К XV в. благодаря обширному сооружению соборов, церквей, монастырей, гражданских и жилых построек, Новгород стал большим архитектурным комплексом. В этот период заметно влияние западноевропейских традиций на архитектуру Новгорода. Это видно на примере церкви Федора Стратилата на Ручью, где прослеживаются черты романского стиля, и Владычей палаты, в которой имеются характерные готические особенности.

Поскольку Новгород активно взаимодействовал с европейскими странами, иностранные мастера зачастую приезжали в него – так, итальянский мастер иконописи Феофан расписывал церковь Спаса Преображения на Ильиной улице.

Для церквей XIV-XV вв. было характерно:

  • меньшие размеры по сравнению с церквями XI-XII вв.;
  • вместо кирпича в возведении стен использовался разноцветный камень;
  • трехлопастное завершение стен, вытеснение трехапсидности в пользу одноапсидности;
  • украшение барабанов куполов простым, но выразительным орнаментом;
  • суровость храмов этого периода сочетается с изяществом.

В этот период возводятся церковь Петра и Павла в Кожевниках, церковь 12 апостолов в Пропастех, а также некоторые другие храмы, в которых новгородская архитектура предстает в своем классическом виде.

Архитектура Новгорода развивалась, удивительным образом сочетая в себе местные традиции и черты других архитектурных стилей (западноевропейских, византийских), в результате чего, выработался характерный для этого княжества архитектурный стиль. Зодчество Новгорода, как остальных древнерусских центров, представлено, в основном, храмами, поскольку это были одни из значимых сооружений того времени, на строительство которых не жалели материала, поэтому они дошли до современности. Каждый из этих соборов и церквей представляет особую ценность, свидетельствующую о высоком мастерстве новгородских зодчих.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *