Рационализм в архитектуре примеры: Рационализм (архитектура) — Википедия – Рационализм (архитектура) — Википедия

Содержание

Рационализм (архитектура) — Википедия

У этого термина существуют и другие значения, см. Рационализм.

Рационали́зм — авангардистский метод (стиль, направление) в архитектуре, получивший развитие в 1920-е — начале 1930-х годах. Характеризуется лаконичностью форм, строгостью и подчёркнутым функционализмом. Идеологи рационализма, в отличие от конструктивистов, много внимания уделяли психологическому восприятию архитектуры человеком.

Первые опыты рационалистов

Рационализм известен (и реализован) гораздо хуже, чем современный ему конструктивизм, однако это не делает это направление менее интересным.

Основоположником стиля в России стал Аполлинарий Каэтанович Красовский.

В сфере архитектуры все будущие рационалисты прошли через неоклассику высокого художественного уровня (школа Ивана Жолтовского). Многие рационалисты были неплохими художниками и графиками, причём самых разных направлений — от стилистики «Мира искусства» до кубизма.

В 1920-е годы, в условиях бурной полемики между консервативными неоклассиками и новаторами, рационалисты заняли свою нишу гораздо раньше конструктивистов и были не столь радикальны, как последние.

Так, творческий лидер рационализма Н. Ладовский не отрицал полностью наработок прошлого, как это делали вожди конструктивизма. Напротив, он призывал изучать классическое наследие и ни в коей мере не ограничиваться только утилитарной функцией проектируемого здания.

Кроме того, главным пунктом в творческой программе рационализма было понятие пространства. Н. Ладовский писал: «Архитектура — искусство, оперирующее пространством». Он отмечал, что архитектурно оформленное пространство (здание) всегда особым образом воспринимается человеком: психологические особенности восприятия также следует учитывать при строительстве.

В 1920 году состоялась выставка работ членов Живскульптарха, которую можно назвать первым публичным выступлением сторонников авангарда (их работы были явным образом противопоставлены неоклассике). Проекты Ладовского сделали его невероятно популярным в творческой среде.

В 1921—1922 годах велась работа по формированию творческой концепции рационализма. (Заметим, что конструктивизм в те годы ещё не оформился).

Н. Ладовский — творческий лидер рационализма. Обмас

Студенты выполняют задание по дисциплине «Пространство»

Если конструктивисты группировались вокруг братьев Весниных, то у рационализма абсолютным лидером был Николай Александрович Ладовский. Для воспитания «подрастающего поколения» архитекторов Н. Ладовский создал мастерскую Обмас (Объединённые мастерские) при ВХУТЕМАСе.

Обмас просуществовали всего три года (1920—1923), однако, именно здесь были сделаны первые шаги по созданию новаторской советской архитектуры. Здесь совершенно по-иному обучали искусству архитектора. Так, была введена специальная дисциплина — «Пространство».

Ладовский полагал, что архитектор должен мыслить объёмно — пространственной композицией, эскизировать не на бумаге, а в объёме и лишь затем переносить отработанную композицию на бумагу. Введение макетного метода проектирования помогало проявлять фантазию и вырабатывать новые приёмы и средства художественной выразительности.

АСНОВА — творческая организация рационалистов

На рубеже 1922—1923 гг. группа единомышленников Ладовского уже сложилась в творческую организацию. Организация была названа Ассоциацией новых архитекторов (АСНОВА) (зарегистрирована 13 июля 1923 года).

Учредителями органиции являлись: сам Н. Ладовский и его коллеги — профессора Н. В. Докучаев и В. Ф. Кринский, студенты А. Рухлядев, В. С. Балихин и другие. В состав АСНОВА в разное время входили такие выдающиеся деятели искусства, как Лазарь (Эль) Лисицкий и Константин Мельников. В 1923 году председателем ассоциации являлся А. Ф. Лолейт.

АСНОВА неоднократно предпринимала попытки создать свой печатный орган. В 1926 году под редакцией Л. Лисицкого вышел первый и единственный выпуск «Известия АСНОВА». Однако, с собственной газетой ничего не получилось и рационалисты публиковали свои статьи в журнале «Строительство Москвы», в «Красной Ниве» и других изданиях.

Рационалисты весьма скептически отнеслись к первым конкурсам проектов (в частности, Дворца труда в Москве). Из-за отказа участвовать в этом конкурсе, рационалисты дали возможность конструктивистам занять лидирующее положение в архитектурной среде.

1923—1926 гг. были отмечены полемикой между АСНОВА и ОСА (объединением конструктивистов). Рационалисты обвиняли своих оппонентов в «ограниченности» и «превращении инженерной конструкции в некий фетиш».

В 1928 году происходит раскол АСНОВА. Причиной послужили непреодолимые противоречия, возникшие между Ладовским и его радикально настроенным коллегой — В. Балихиным, а также создание Ладовским Объединения архитекторов-урбанистов (АРУ) .

В 1927 году Моссовет поручил архитекторам АСНОВА разработать проект жилого комплекса. Причём обязательными требованиями были: компактность застройки, дешевизна строительства и художественно-эстетическая выразительность.

Для строительства был отведён небольшой, формой близкой к квадрату, квартал в районе Шаболовки (недалеко от Шуховской башни. Лучшим был признан проект группы Н. Травина.

Всего были запроектированы 24 пяти — шестиэтажных жилых корпуса, детский сад и котельная. Руководящей идеей решения фасадов является максимальное использование солнечного света.

Отсюда образование небольших, полуизолированных дворов, вокруг которых располагаются залитые солнцем «южные» фасады с балконами, сплошь заполняющими плоскости. Сюда выходят главные жилые комнаты. «Северные» фасады лишены балконов и почти ничем не примечательны. Сюда выходят кухни, ванные комнаты.

Большое внимание было уделено организации внутреннего пространства (в том числе и с точки зрения организации зрительно-законченных перспектив. Создаётся впечатление, что дворы как бы «перетекают» друг в друга, создавая ощущение светлого и очень открытого пространства (и это несмотря на то, что застройка очень плотная, и в процессе проектирования архитекторы пытались использовать каждый участок земли).

«Летающие города» Г. Крутикова

В 1928 году один из любимых учеников Ладовского — Георгий Крутиков представил свой дипломный проект, сразу же ставший сенсацией. Это была концепция «летающего (вернее сказать — парящего) города». Крутиков поставил вопрос: а нельзя ли не привязывать жильё и другие постройки к земле, нельзя ли освободить занятые под застройку обширные территории?

Архитектор предлагал оставить землю для труда, отдыха и туризма, самим же перебраться в парящие в облаках города-коммуны.

Сообщение между землёй и «заоблачными» зданиями должно осуществляться с помощью универсальной и многофункциональной кабины, которая может двигаться по воздуху, по земле и по воде. Собственно, «летающими» были бы даже не сами города (они трактовались, как неподвижно размещённые в строго отведённом пространстве). Летать должны были жители этих городов.

Крутиков (учитывая развитие воздухоплавания в СССР), увлекался идеями, связанными с астронавтикой, с полётами в стратосферу и полагал, что архитектура будущего будет неотделима от воздушных путей сообщения.

Этот проект многие восприняли, как «новое слово в науке», другие же отозвались весьма скептически. Газета «Постройка» написала разгромную статью «Советские Жюль Верны», где проект Крутикова был подвергнут суровой критике.

Обвинение в «формализме»

В начале 1930-х годов творческая атмосфера в СССР перестала быть столь свободной и способствующей полной самореализации художника. Теперь требовался не поиск новых форм, а планомерное возвеличивание Вождя и свершений советского народа. При помощи рационалистских и конструктивистских средств выразительности сделать это было просто невозможно — «на помощь» вождям пришла вечная классика. Как тогда шутили: «В полемике рационалистов и конструктивистов победили неоклассики», имея в виду тот факт, что отныне господствующим стилем в СССР стал неоклассицизм (с элементами барокко и ар деко).

Рационалистов, как и их оппонентов-конструктивистов, обвинили в «следовании буржуазным взглядам на архитектуру», «в утопичности их проектов», «в формализме». Собственно, конструктивистов ругали всё-таки меньше — они увлекались не столько формой, сколько функциональностью проектируемых помещений. Рационалистам также предъявили обвинение в увлечении психоанализом, который не признавался в СССР.

Н. Ладовский, всеми забытый, умер в 1941 году, хотя у него была возможность стать одним из ведущих сталинских архитекторов, так как он был автором наземного павильона метро «Красные Ворота».

«Реабилитация» рационализма

Уже к концу 1950-х имена архитекторов — рационалистов перестали замалчиваться либо же упоминаться в качестве «вредителей—формалистов»: наступило переосмысление наследия 1920-х годов.

Многие идеи рационалистов в области градостроительства были восприняты архитекторами периода «Оттепели».

См. также

Литература

Рационализм (архитектура) — Википедия

У этого термина существуют и другие значения, см. Рационализм.

Рационали́зм — авангардистский метод (стиль, направление) в архитектуре, получивший развитие в 1920-е — начале 1930-х годах. Характеризуется лаконичностью форм, строгостью и подчёркнутым функционализмом. Идеологи рационализма, в отличие от конструктивистов, много внимания уделяли психологическому восприятию архитектуры человеком.

Первые опыты рационалистов

Рационализм известен (и реализован) гораздо хуже, чем современный ему конструктивизм, однако это не делает это направление менее интересным.

Основоположником стиля в России стал Аполлинарий Каэтанович Красовский.

В сфере архитектуры все будущие рационалисты прошли через неоклассику высокого художественного уровня (школа Ивана Жолтовского). Многие рационалисты были неплохими художниками и графиками, причём самых разных направлений — от стилистики «Мира искусства» до кубизма.

В 1920-е годы, в условиях бурной полемики между консервативными неоклассиками и новаторами, рационалисты заняли свою нишу гораздо раньше конструктивистов и были не столь радикальны, как последние.

Так, творческий лидер рационализма Н. Ладовский не отрицал полностью наработок прошлого, как это делали вожди конструктивизма. Напротив, он призывал изучать классическое наследие и ни в коей мере не ограничиваться только утилитарной функцией проектируемого здания.

Кроме того, главным пунктом в творческой программе рационализма было понятие пространства. Н. Ладовский писал: «Архитектура — искусство, оперирующее пространством». Он отмечал, что архитектурно оформленное пространство (здание) всегда особым образом воспринимается человеком: психологические особенности восприятия также следует учитывать при строительстве.

В 1920 году состоялась выставка работ членов Живскульптарха, которую можно назвать первым публичным выступлением сторонников авангарда (их работы были явным образом противопоставлены неоклассике). Проекты Ладовского сделали его невероятно популярным в творческой среде.

В 1921—1922 годах велась работа по формированию творческой концепции рационализма. (Заметим, что конструктивизм в те годы ещё не оформился).

Н. Ладовский — творческий лидер рационализма. Обмас

Студенты выполняют задание по дисциплине «Пространство»

Если конструктивисты группировались вокруг братьев Весниных, то у рационализма абсолютным лидером был Николай Александрович Ладовский. Для воспитания «подрастающего поколения» архитекторов Н. Ладовский создал мастерскую Обмас (Объединённые мастерские) при ВХУТЕМАСе.

Обмас просуществовали всего три года (1920—1923), однако, именно здесь были сделаны первые шаги по созданию новаторской советской архитектуры. Здесь совершенно по-иному обучали искусству архитектора. Так, была введена специальная дисциплина — «Пространство».

Ладовский полагал, что архитектор должен мыслить объёмно — пространственной композицией, эскизировать не на бумаге, а в объёме и лишь затем переносить отработанную композицию на бумагу. Введение макетного метода проектирования помогало проявлять фантазию и вырабатывать новые приёмы и средства художественной выразительности.

АСНОВА — творческая организация рационалистов

На рубеже 1922—1923 гг. группа единомышленников Ладовского уже сложилась в творческую организацию. Организация была названа Ассоциацией новых архитекторов (АСНОВА) (зарегистрирована 13 июля 1923 года).

Учредителями органиции являлись: сам Н. Ладовский и его коллеги — профессора Н. В. Докучаев и В. Ф. Кринский, студенты А. Рухлядев, В. С. Балихин и другие. В состав АСНОВА в разное время входили такие выдающиеся деятели искусства, как Лазарь (Эль) Лисицкий и Константин Мельников. В 1923 году председателем ассоциации являлся А. Ф. Лолейт.

АСНОВА неоднократно предпринимала попытки создать свой печатный орган. В 1926 году под редакцией Л. Лисицкого вышел первый и единственный выпуск «Известия АСНОВА». Однако, с собственной газетой ничего не получилось и рационалисты публиковали свои статьи в журнале «Строительство Москвы», в «Красной Ниве» и других изданиях.

Рационалисты весьма скептически отнеслись к первым конкурсам проектов (в частности, Дворца труда в Москве). Из-за отказа участвовать в этом конкурсе, рационалисты дали возможность конструктивистам занять лидирующее положение в архитектурной среде.

1923—1926 гг. были отмечены полемикой между АСНОВА и ОСА (объединением конструктивистов). Рационалисты обвиняли своих оппонентов в «ограниченности» и «превращении инженерной конструкции в некий фетиш».

В 1928 году происходит раскол АСНОВА. Причиной послужили непреодолимые противоречия, возникшие между Ладовским и его радикально настроенным коллегой — В. Балихиным, а также создание Ладовским Объединения архитекторов-урбанистов (АРУ) .

В 1927 году Моссовет поручил архитекторам АСНОВА разработать проект жилого комплекса. Причём обязательными требованиями были: компактность застройки, дешевизна строительства и художественно-эстетическая выразительность.

Для строительства был отведён небольшой, формой близкой к квадрату, квартал в районе Шаболовки (недалеко от Шуховской башни. Лучшим был признан проект группы Н. Травина.

Всего были запроектированы 24 пяти — шестиэтажных жилых корпуса, детский сад и котельная. Руководящей идеей решения фасадов является максимальное использование солнечного света.

Отсюда образование небольших, полуизолированных дворов, вокруг которых располагаются залитые солнцем «южные» фасады с балконами, сплошь заполняющими плоскости. Сюда выходят главные жилые комнаты. «Северные» фасады лишены балконов и почти ничем не примечательны. Сюда выходят кухни, ванные комнаты.

Большое внимание было уделено организации внутреннего пространства (в том числе и с точки зрения организации зрительно-законченных перспектив. Создаётся впечатление, что дворы как бы «перетекают» друг в друга, создавая ощущение светлого и очень открытого пространства (и это несмотря на то, что застройка очень плотная, и в процессе проектирования архитекторы пытались использовать каждый участок земли).

«Летающие города» Г. Крутикова

В 1928 году один из любимых учеников Ладовского — Георгий Крутиков представил свой дипломный проект, сразу же ставший сенсацией. Это была концепция «летающего (вернее сказать — парящего) города». Крутиков поставил вопрос: а нельзя ли не привязывать жильё и другие постройки к земле, нельзя ли освободить занятые под застройку обширные территории?

Архитектор предлагал оставить землю для труда, отдыха и туризма, самим же перебраться в парящие в облаках города-коммуны.

Сообщение между землёй и «заоблачными» зданиями должно осуществляться с помощью универсальной и многофункциональной кабины, которая может двигаться по воздуху, по земле и по воде. Собственно, «летающими» были бы даже не сами города (они трактовались, как неподвижно размещённые в строго отведённом пространстве). Летать должны были жители этих городов.

Крутиков (учитывая развитие воздухоплавания в СССР), увлекался идеями, связанными с астронавтикой, с полётами в стратосферу и полагал, что архитектура будущего будет неотделима от воздушных путей сообщения.

Этот проект многие восприняли, как «новое слово в науке», другие же отозвались весьма скептически. Газета «Постройка» написала разгромную статью «Советские Жюль Верны», где проект Крутикова был подвергнут суровой критике.

Обвинение в «формализме»

В начале 1930-х годов творческая атмосфера в СССР перестала быть столь свободной и способствующей полной самореализации художника. Теперь требовался не поиск новых форм, а планомерное возвеличивание Вождя и свершений советского народа. При помощи рационалистских и конструктивистских средств выразительности сделать это было просто невозможно — «на помощь» вождям пришла вечная классика. Как тогда шутили: «В полемике рационалистов и конструктивистов победили неоклассики», имея в виду тот факт, что отныне господствующим стилем в СССР стал неоклассицизм (с элементами барокко и ар деко).

Рационалистов, как и их оппонентов-конструктивистов, обвинили в «следовании буржуазным взглядам на архитектуру», «в утопичности их проектов», «в формализме». Собственно, конструктивистов ругали всё-таки меньше — они увлекались не столько формой, сколько функциональностью проектируемых помещений. Рационалистам также предъявили обвинение в увлечении психоанализом, который не признавался в СССР.

Н. Ладовский, всеми забытый, умер в 1941 году, хотя у него была возможность стать одним из ведущих сталинских архитекторов, так как он был автором наземного павильона метро «Красные Ворота».

«Реабилитация» рационализма

Уже к концу 1950-х имена архитекторов — рационалистов перестали замалчиваться либо же упоминаться в качестве «вредителей—формалистов»: наступило переосмысление наследия 1920-х годов.

Многие идеи рационалистов в области градостроительства были восприняты архитекторами периода «Оттепели».

См. также

Литература

Рационализм (архитектура) Википедия

У этого термина существуют и другие значения, см. Рационализм.

Рационали́зм — авангардистский метод (стиль, направление) в архитектуре, получивший развитие в 1920-е — начале 1930-х годах. Характеризуется лаконичностью форм, строгостью и подчёркнутым функционализмом. Идеологи рационализма, в отличие от конструктивистов, много внимания уделяли психологическому восприятию архитектуры человеком.

Первые опыты рационалистов[ | ]

Рационализм известен (и реализован) гораздо хуже, чем современный ему конструктивизм, однако это не делает это направление менее интересным.

Основоположником стиля в России стал Аполлинарий Каэтанович Красовский.

В сфере архитектуры все будущие рационалисты прошли через неоклассику высокого художественного уровня (школа Ивана Жолтовского). Многие рационалисты были неплохими художниками и графиками, причём самых разных направлений — от стилистики «Мира искусства» до кубизма.

В 1920-е годы, в условиях бурной полемики между консервативными неоклассиками и новаторами, рационалисты заняли свою нишу гораздо раньше конструктивистов и были не столь радикальны, как последние.

Так, творческий лидер рационализма Н. Ладовский не отрицал полностью наработок прошлого, как это делали вожди конструктивизма. Напротив, он призывал изучать классическое наследие и ни в коей мере не ограничиваться только утилитарной функцией проектируемого здания.

Кроме того, главным пунктом в творческой программе рационализма было понятие пространства. Н. Ладовский писал: «Архитектура — искусство, оперирующее пространством». Он отмечал, что архитектурно оформленное пространство (здание) всегда особым образом воспринимается человеком: психологические особенности восприятия также следует учитывать при строительстве.

В 1920 году состоялась выставка работ членов Живскульптарха, которую можно назвать первым публичным выступлением сторонников авангарда (их работы были явным образом противопоставлены неоклассике). Проекты Ладовского сделали его невероятно популярным в творческой среде.

В 1921—1922 годах велась работа по формированию творческой концепции рационализма. (Заметим, что конструктивизм в те годы ещё не оформился).

Н. Ладовский — творческий лидер рационализма. Обмас[ | ]

Студенты выполняют задание по дисциплине «Пространство»

Если конструктивисты группировались вокруг братьев Весниных, то у рационализма абсолютным лидером был Николай Александрович Ладовский. Для воспитания «подрастающего поколения» архитекторов Н. Ладовский создал мастерскую Обмас (Объединённые мастерские) при

Архитектура рационализма – HiSoUR История культуры

В архитектуре рационализм является архитектурным течением, который в основном развивается из Италии в 1920-1930-х годах. Витрувий утверждал в своей работе «Де Архитектура», что архитектура – это наука, которая может быть понята рационально. Эта формулировка была рассмотрена и развита в архитектурных трактатах эпохи Возрождения. Прогрессивная художественная теория 18-го века выступала против барочного использования иллюзионизма с классической красотой истины и разума.

Интеллектуальные принципы рационализма проистекают из архитектурной теории. Витрувий уже установил в De Architectura, что архитектура – это наука, которая может быть воспринята рационально. Эта формулировка была рассмотрена и развита в архитектурных трактатах эпохи Возрождения. Прогрессивная художественная теория восемнадцатого века противопоставила барочную красоту иллюзии (тромпе l’oeil, anamorphosis и т. Д.) С классической красотой Истины и Разума.

Рационалистическая архитектура – это имя, данное позже архитектурному движению, которое процветало во время Просвещения (особенно неоклассицизма), утверждая, что интеллектуальные основы архитектуры – это прежде всего наука, в противоположность уважению и подражанию архаичным традициям и убеждениям. Рационализм двадцатого века получил меньше от конкретной и единой теоретической работы, чем от общей мысли о том, что самые разнообразные проблемы, создаваемые реальным миром, могут быть решены разумом.

Рационализм двадцатого века получил меньше от специальной, единой теоретической работы, чем из общего мнения о том, что самые разнообразные проблемы, возникающие в реальном мире, могут быть разрешены разумом. В этом отношении он представлял собой реакцию на историзм и контраст с модерном и экспрессионизмом.

Рационализм названия ретроактивно применяется к движению в архитектуре, которое появилось во время Просвещения (точнее, неоклассицизм), утверждая, что интеллектуальная база архитектуры в первую очередь относится к науке, а не к почитанию и подражанию архаичным традициям и убеждениям. Рациональные архитекторы, следуя философии Рене Декарта, подчеркивали геометрические формы и идеальные пропорции.

Французский стиль Людовика XVI (более известный как неоклассицизм) появился в середине 18-го века, укоренившись в угасающем интересе периода барокко. Архитектурные представления о времени все больше тяготели к убеждению, что разум и естественные формы тесно связаны друг с другом, и что рациональность науки должна служить основой для размещения структурных членов. К концу 18-го века Жан-Николас-Луи Дюран, учитель влиятельной Политехнической школы в Париже в то время, утверждал, что архитектура в целом была основана в науке.

Другие архитектурные теоретики того периода, которые выдвинули рационалистические идеи, включают Аббата Жана-Луи де Кордемоя (1631-1713), венецианского Карло Лодоли (1690-1761),: 560 аббата Марка-Антуана Лаугера (1713-1769) и Катремера де Куинси ( 1755-1849).

Архитектура Клода Николаса Леду (1736-1806) и Этьен-Луи Булле (1728-99) олицетворяет рационализм Просвещения, используя чистые геометрические формы, включая сферы, квадраты и цилиндры.

Термин структурный рационализм чаще всего относится к французскому движению 19-го века, обычно связанному с теоретиками Эженом Виолет-ле-Дюком и Огюстом Шуази. Viollet-le-Duc отверг концепцию идеальной архитектуры и вместо этого увидел архитектуру как рациональный подход к строительству, определяемый материалами и целью структуры. Архитектор Эжен Пойнт был одним из самых важных практиков этой школы, особенно с его учебными зданиями, такими как Collège Chaptal и Lycée Voltaire.

Архитекторы, такие как Анри Лабрусте и Огюст Перре, включили в свои здания добродетели структурного рационализма на протяжении всего XIX века. К началу 20 века архитекторы, такие как Хендрик Петрус Берладж, изучали идею о том, что сама структура может создать пространство без необходимости украшения. Это привело к появлению модернизма, который в дальнейшем исследовал эту концепцию. Более конкретно, советская модернистская группа АСНОВА была известна как «рационалисты».

Rational Architecture (Italian: Architettura razionale) процветала в Италии с 1920-х по 1940-е годы. В 1926 году группа молодых архитекторов – Себастьяно Ларко, Гвидо Фретте, Карло Энрико Рава, Адальберто Либера, Луиджи Фигини, Джино Поллини и Джузеппе Террагни (1904-43) основали так называемый Gruppo 7, опубликовав свой манифест в журнале Rassegna Italiana. Их заявленная цель состояла в том, чтобы занять промежуточную позицию между классицизмом движения Novecento Italiano и индустриально вдохновленной архитектурой футуризма. Их «записка» заявила:

Отличительной чертой более раннего авангарда был искусственный импульс и тщетная, деструктивная ярость, смешивающая хорошие и плохие элементы: отличительной чертой сегодняшней молодежи является стремление к ясности и мудрости … Это должно быть ясно … мы не намерены прервать традицию … Новая архитектура, настоящая архитектура, должна быть результатом тесной связи между логикой и рациональностью.

Одним из первых рационалистических зданий был Дворец Гуалино в Турине, построенный для финансиста Риккардо Гуалино архитекторами Джино Леви-Монтальчини и Джузеппе Пагано. Gruppo 7 собрал три выставки между 1926 и 1931 годами, и в 1930 году движение стало официальным органом – «Movimento Italiano per l’Architettura Razionale» (MIAR). В образцовые работы входят Casa del Fascio Джузеппе Террачни в Комо (1932-36) , Комната «Медальлия д’Оро» на итальянской авиационной выставке в Милане (1934) Пагано и Марчелло Ниццоли и здание Фашистского профсоюзного союза в Комо (1938-43), спроектированное Чезаре Каттанео, Пьетро Лингери, Аугусто Маньяни, Л. Ориони и Марио Террагни.

Пагано стал редактором Касабеллы в 1933 году вместе с Эдоардо Персико. Пагано и Персико показывали работу рационалистов в журнале, и его редакционные статьи побуждали итальянское государство утверждать рационализм как официальный стиль. Рационалисты пользовались некоторыми официальными комиссиями от фашистского правительства Бенито Муссолини, но государство склонялось к более классически вдохновляемой работе Национального союза архитекторов. Архитекторы, связанные с движением, сотрудничали с крупными официальными проектами режима Муссолини, в том числе Римским университетом (начавшимся в 1932 году) и Esposizione Universale Roma (EUR) в южной части Рима (начато в 1936 году). EUR имеет монументальные здания, многие из которых напоминают древнеримскую архитектуру, но отсутствуют украшения, открывающие сильные геометрические формы.

Нео-рационализм:
В конце 1960-х годов в архитектуре возникло новое рационалистическое движение, требующее вдохновения как из рационалистов Просвещения, так и раннего XX века. Как и ранние рационалисты, движение, известное как Тенденца, было сосредоточено в Италии. Практикующие включают Карло Аймонино (1926-2010), Альдо Росси (1931-97) и Джорджио Грасси. Итальянский дизайнерский журнал Casabella показал работу этих архитекторов и теоретиков. Работа архитектора Манфредо Тафури повлияла на движение, и Университет Юав из Венеции стал центром Тенденцы после того, как Тафури стал председателем Архитектурной истории в 1968 году и далее. Выставка Тенденца была организована для Миланской триеннале 1973 года.

Книга Росси L’architettura della città, опубликованная в 1966 году и переведенная на английский язык как «Архитектура города» в 1982 году, исследовала несколько идей, которые сообщают о неорационализме. Стремясь развить понимание города за пределами простого функционализма, Росси возрождает идею типологии, следуя из Quatremère de Quincy, как метод понимания зданий, а также более крупный город. Он также пишет о важности памятников как выражений коллективной памяти города, а также о идее места как выражения как физической реальности, так и истории.

Архитекторы, такие как Леон Кир, Морис Кулот и Деметри Порфириос, взяли идеи Росси в их логическом завершении с возрождением классической архитектуры и традиционного урбанизма. Критическая критика Керри модернизма, часто в форме мультфильмов, и хорошо продуманные философские аргументы Порфириоса, такие как «Классицизм – не стиль», завоевали небольшую, но талантливую группу архитекторов с классической точки зрения. Такие организации, как Группа традиционной архитектуры в RIBA и Институт классической архитектуры, свидетельствуют о их растущем числе, но маскируют истоки рационалистов.

В Германии Освальд Матиас Унгерс стал ведущим практиком немецкого рационализма с середины 1960-х годов. Унгер повлиял на молодое поколение немецких архитекторов, в том числе Ханс Колхофф, Макс Дадлер и Кристоф Мяклер.

Другие крупные здания:
Дом Фашио в Комо (1932) Джузеппе Террагни является одним из этих общественных работ и также является самым крупным с формальной точки зрения. Зеви описывает ее как «шедевр итальянского рационализма» за ее чистый объем, нарисованный на золотом сечении, который имеет твердое «почти классическое» растение и последовательность. В доме Фашио можно любоваться абстрактным украшением (теперь утерянным), сделанным Марио Радисом.

Для перевода живописцев группы астрологов-комиков Марио Радиса, Манлио Ро, Альдо Галли также называют «рационалистами», свидетелями общей культурной кузницы, объединяющей живопись и архитектуру.

Станция Санта Мария Новелла во Флоренции (1933) была спроектирована Джованни Мичелуччи с группой очень молодых архитекторов по имени Тоскано Групп, победителем открытого конкурса в 1932 году и с надзором инженера и профессора. Gioacchino Luigi Mellucci (домицилированный во Флоренции для строительства стадиона с Нерви).

Здание, в его современности, хорошо интегрировано в городскую среду, как для ее трезвого и сбалансированного дизайна, так и для разумного выбора материалов (сильный камень), композиционных элементов и архитектурных деталей. Интеграция рационалистического строительства в построенную историческую среду является одним из основных преимуществ вмешательства.

Институт физики Университета Ла Сапиенца в Риме [modifica | редактировать wikitesto]
В Институте физики Университета Ла Сапиенца в Риме Джузеппе Пагано рациональная тема контролируется и преобладает функционалистический аспект. В здании запрещена всякая форма монументализма (в отличие от других зданий Университета), но и формальных исследований, как это было в доме Fascio di Terragni.

В 1932 году конкурс на работу выиграл архитектор Марио Ридольфи. Palazzo delle Poste на площади Болонья в Риме характеризуется двойной кривизной и представляет собой одну из самых интересных работ итальянской рационалистической архитектуры.

Дворец Гуалино в Турине, Джузеппе Пагано Погачниг и Джино Леви-Монтальчини (1928-30)
убежище Sant’Elia в Комо, Террагни (1936-37)
Миланский университет Боккони, Г. Пагано и Г. Предевал (1938-41)
некоторые выставки для Франко Альбини, Персико и Низоли (1934-35)
два дворца и библиотека в Риме Марио Ридольфи (1938-40)
Вилла Малапарте на Капри, Адальберто Либера (1938-40)
Муниципальная школа в Мортаре (1934-41)
Palazzo delle Poste di Palermo (1929-1934) Ангиоло Маццони с произведениями Бенедетты Каппы (жена Маринетти).

6. Рационализм в советской архитектуре. «аснова». Архитектурное творчество к. Мельникова. Жилища для рабочих.

Рационализм — советский авангардистский способ в архитектуре, получивший развитие в 1920-е — начале 1930-х гг.. Характеризуется лаконичностью форм, строгостью и подчеркнутым функционализмом.

В области архитектуры все будущие рационалисты прошли ч/з неоклассику высокого художественного этажа (школа Ивана Жолтовского).

В 1920-е годы, рационалисты заняли собственную нишу всерьез ранее конструктивистов и были не настолько радикальны, как последние.

Так, творческий лидер рационализма Н. Ладовский не отрицал целиком наработок прошедшего, как это делали вожди конструктивизма. Наоборот, он призывал исследовать классическое наследие и ни в которой мере не ограничиваться лишь утилитарной функцией проектируемого дома. Также, главным пунkтом в творческой программе рационализма было понятие «пространство». М. Ладовский писал: «Архитектура — искусство оперирует пространством».

Для воспитания «подрастающего поколения» проектировщиков Н. Ладовский сделал мастерскую Обмас (Объединенные мастерские) при ВХУТЕМАСЕ.

АСНОВААссоциация новых архитекторов

группа единомышленников Ладовского сложилась в творческую организацию. (зарегистрирована 13 июля 1923 года).

Учредителями органиции являлись: сам Н. Ладовский и его коллеги — профессоры Н. В. Докучаев и В. Ф. Кринский, студенты А. Рухлядев, В. С. Балихин и другие. В состав АСНОВА в разное время входили такие выдающиеся деятели искусства, как Лазарь (Эль) Лисицкий и Константин Мельников. В 1923 году председателем ассоциации являлся А. Ф. Лолейт.

АСНОВА неоднократно предпринимала попытки создать свой печатный орган. В 1926 году под редакцией Л. Лисицкого вышел первый и единственный выпуск «Известия АСНОВА». Однако, с собственной газетой ничего не получилось и рационалисты публиковали свои статьи в журнале «Строительство Москвы», в «Красной Ниве» и других изданиях.

среде.

1923—1926 гг. были отмечены полемикой между АСНОВА и ОСА (объединением конструктивистов). Рационалисты обвиняли своих оппонентов в «ограниченности» и «превращении инженерной конструкции в некий фетиш».

В 1928 году происходит раскол АСНОВА.

Константин Степанович Мельников (1890—1974) — внес вклад в формирование новых типов зданий, выдвинул множество совершенно новых композиционных идей и повлиял на развитие современной архитектуры не только в нашей стране, но и за ее рубежами.

Закончил Московское училище, три факультета :общеобразоват, живописный, арх-ный.

Творческий почерк Мельникова значительно сложнее главного тезиса функционализма «форма следует функции». Мельников на практике показывал, что одна и та же функция может быть вложена в разные объёмно-пространственные формы. Своим творчеством Мельников показывает ценность для архитектуры и самой формы, способной вмещать в себя различные функции (например, форма цилиндра была использована архитектором при проектировании собственного дома, дома-коммуны, клуба). Помимо функции и формы Мельников активно использовал в своих произведениях архитектурные конструкции. В своих проектах архитектор выдвинул множество разнообразных новаторских конструктивных решений («живые стены», консольные выносы, кинетические сооружения, остроумные несущие конструкции и т. п.) и часть их было осуществлено на практике.

У Мельникова складывались достаточно сложные отношения с конструктивистами (ОСА) из-за стремления к художественно-образной выразительности своей архитектуры, её экспрессивности и динамичности. Единственный издававшийся в 1920—1930-е годы архитектурный журнал «Современная архитектура», редактором которого был конструктивист М. Я. Гинзбург, ни разу за время своего существования не упомянул ни имени Мельникова, ни одной его постройки, а к участию в организованной ОСА выставке современной архитектуры в Москве Мельникова даже не пригласили.

Проекты Мельникова привлекли внимание на первых крупных послереволюционных московских конкурсах 1922—1923 годов (на показательные дома для рабочих районов Москвы, Дворец Труда и др.), а построенный им на первой Всероссийской Сельскохозяйственной выставке небольшой специализированный павильон «Махорка» был воспринят как программный манифест. Творчество Мельникова получило общественное признание: (проект Ново-Сухаревского рынка, 1924, и др. он приглашается участвовать в заказных конкурсах, соревнуясь с признанными мастерами.

Построенный в 1925 году Советский павильон оказался новым словом в мировой выставочной архитектуре. Во второй половине 20-х годов Мельников спроектировал серию гаражей, серию клубов, выставочные павильоны, собственный дом, серийные жилые дома, памятник Колумбу для Санто-Доминго и многое другое. Значительная часть его проектов этих лет была осуществлена

В первой половине 30-х годов Мельников выступил с рядом градостроительных и объемных проектов (экспериментальный городок отдыха «Зеленый город», планировки Арбатской площади, района Лужников, Центрального парка культуры и отдыха им. Горького, набережных и др.; проекты Театра МОСПС, здания Наркомтяжпрома на Красной площади, павильона СССР для Международной выставки в Париже 1937 г. и др.), руководил Седьмой архитектурной мастерской Моссовета.

Рисунок 8 Павильон махорка

Павильон СССР

Дом Мельникова

Рационализм (архитектура) — это… Что такое Рационализм (архитектура)?

У этого термина существуют и другие значения, см. Рационализм.

Рационали́зм — авангардистский метод (стиль, направление) в архитектуре, получивший развитие в 1920-е — начале 1930-х годах. Характеризуется лаконичностью форм, строгостью и подчёркнутым функционализмом. Идеологи рационализма, в отличие от конструктивистов, много внимания уделяли психологическому восприятию архитектуры человеком.

Первые опыты рационалистов

Рационализм известен (и реализован) гораздо хуже, чем современный ему конструктивизм, однако это не делает это направление менее интересным.

Основоположник стиля в России был Красовский, Аполлинарий Каэтанович.

В сфере архитектуры все будущие рационалисты прошли через неоклассику высокого художественного уровня (школа Ивана Жолтовского). Многие рационалисты были неплохими художниками и графиками, причём самых разных направлений — от стилистики «Мира искусства» до кубизма.

В 1920-е годы, в условиях бурной полемики между консервативными неоклассиками и новаторами, рационалисты заняли свою нишу гораздо раньше конструктивистов и были не столь радикальны, как последние.

Так, творческий лидер рационализма Н. Ладовский не отрицал полностью наработок прошлого, как это делали вожди конструктивизма. Напротив, он призывал изучать классическое наследие и ни в коей мере не ограничиваться только утилитарной функцией проектируемого здания.

Кроме того, главным пунктом в творческой программе рационализма было понятие «пространство». Н. Ладовский писал: «Архитектура — искусство, оперирующее пространством». Он отмечал, что архитектурно оформленное пространство (здание) всегда особым образом воспринимается человеком: психологические особенности восприятия также следует учитывать при строительстве.

В 1920 году состоялась выставка работ членов Живскульптарха, которую можно назвать первым публичным выступлением сторонников аванграда (их работы были явным образом противопоставлены неоклассике). Проекты Ладовского сделали его невероятно популярным в творческой среде.

В 1921—1922 годах велась работа по формированию творческой концепции рационализма. (Заметим, что конструктивизм в те годы ещё не оформился).

Н. Ладовский — творческий лидер рационализма. Обмас

Студенты выполняют задание по дисциплине «Пространство»

Если конструктивисты группировались вокруг братьев Весниных, то у рационализма абсолютным лидером был Николай Александрович Ладовский. Для воспитания «подрастающего поколения» архитекторов Н. Ладовский создал мастерскую Обмас (Объединённые мастерские) при ВХУТЕМАСе.

Обмас просуществовали всего три года (1920—1923), однако, именно здесь были сделаны первые шаги по созданию новаторской советской архитектуры. Здесь совершенно по-иному обучали искусству архитектора. Так, была введена специальная дисциплина — «Пространство».

Ладовский полагал, что архитектор должен мыслить объёмно — пространственной композицией, эскизировать не на бумаге, а в объёме и лишь затем переносить отработанную композицию на бумагу! Введение макетного метода проектирования помогал проявлять фантазию и вырабатывать новые приёмы и средства художественной выразительности.

АСНОВА — творческая организация рационалистов

На рубеже 1922—1923 гг. группа единомышленников Ладовского уже сложилась в творческую организацию. Организация была названа Ассоциацией новых архитекторов (АСНОВА) (зарегистрирована 13 июля 1923 года).

Учредителями органиции являлись: сам Н. Ладовский и его коллеги — профессоры Н. В. Докучаев и В. Ф. Кринский, студенты А. Рухлядев, В. С. Балихин и другие. В состав АСНОВА в разное время входили такие выдающиеся деятели искусства, как Лазарь (Эль) Лисицкий и Константин Мельников. В 1923 году председателем ассоциации являлся А. Ф. Лолейт.

АСНОВА неоднократно предпринимала попытки создать свой печатный орган. В 1926 году под редакцией Л. Лисицкого вышел первый и единственный выпуск «Известия АСНОВА». Однако, с собственной газетой ничего не получилось и рационалисты публиковали свои статьи в журнале «Строительство Москвы», в «Красной Ниве» и других изданиях.

Рационалисты весьма скептически отнеслись к первым конкурсам проектов (в частности, Дворца труда в Москве). Из-за отказа участвовать в этом конкурсе, рационалисты дали возможность конструктивистам занять лидирующее положение в архитектурной среде.

1923—1926 гг. были отмечены полемикой между АСНОВА и ОСА (объединением конструктивистов). Рационалисты обвиняли своих оппонентов в «ограниченности» и «превращении инженерной конструкции в некий фетиш».

В 1928 году происходит раскол АСНОВА. Причиной послужили непреодолимые противоречия, возникшие между Ладовским и его радикально настроенным коллегой — В. Балихиным, а также создание Ладовским ассоциации архитекторов — урбанистов АРУ.

В 1927 году Моссовет поручил архитекторам АСНОВА разработать проект жилого комплекса. Причём обязательными требованиями были: компактность застройки, дешевизна строительства и художественно — эстетическая выразительность.

Для строительства был отведён небольшой (близкий к квадрату) квартал в районе Шаболовки (как раз недалеко от Шуховской башни. Лучшим был признан проект группы Н.Травина.

Всего были запроектированы 24 пяти — шестиэтажных жилых корпуса, детский сад и котельная. Руководящей идеей решения фасадов является максимальное использование солнечного света.

Отсюда образование небольших, полуизолированных дворов, вокруг которых располагаются залитые солнцем «южные» фасады с балконами, сплошь заполняющими плоскости. Сюда выходят главные жилые комнаты. «Северные» фасады лишены балконов и почти ничем не примечательны. Сюда выходят кухни, ванны.

Большое внимание было уделено организации внутреннего пространства (в том числе и с точки зрения организации зрительно -законченных перспектив. Пребывая в этом районе, ловишь себя на мысли, что дворы как бы «перетекают» друг в друга, создавая ощущение светлого и очень открытого пространства (и это несмотря на то, что застройка очень плотная, и в процессе проектирования архитекторы пытались удачно обыграть каждый участок земли).

«Летающие города» Г. Крутикова

В 1928 году один из любимых учеников Ладовского — Георгий Крутиков представил свой дипломный проект, сразу же ставший сенсацией. Это была концепция «летающего (вернее сказать — парящего) города». Крутиков поставил вопрос: а нельзя ли не привязывать жильё и другие постройки к земле, нельзя ли освободить занятые под застройку обширные территории?

Архитектор предлагал оставить землю для труда, отдыха и туризма, самим же перебраться в парящие в облаках города-коммуны.

Сообщение между землёй и «заоблачными» зданиями должно осуществляться с помощью универсальной и многофункциональной кабины, которая может двигаться по воздуху, по земле и по воде. Собственно, «летающими» были бы даже не сами города (они трактовались, как неподвижно размещённые в строго отведённом пространстве). Летать должны были жители этих городов.

Крутиков (учитывая развитие воздухоплавания в СССР), увлекался идеями, связанными с астронавтикой, с полётами в стратосферу и полагал, что архитектура будущего будет неотделима от воздушных путей сообщения.

Этот проект многие восприняли, как «новое слово в науке», другие же отозвались весьма скептически. Газета «Постройка» написала разгромную статью «Советские Жюль Верны», где проект Крутикова был подвергнут суровой критике.

Обвинение в «формализме»

В начале 1930-х годов творческая атмосфера в СССР перестала быть столь свободной и способствующей полной самореализации художника. Теперь требовался не поиск новых форм, а планомерное возвеличивание Вождя и свершений советского народа. При помощи рационалистских и конструктивистских средств выразительности сделать это было просто невозможно — «на помощь» вождям пришла вечная классика. Как тогда шутили: «В полемике рационалистов и конструктивистов победили неоклассики», имея в виду тот факт, что отныне господствующим стилем в СССР стал неоклассицизм (с элементами барокко и ар деко).

Рационалистов, как и их оппонентов конструктивистов, обвинили в «следовании буржуазным взглядам на архитектуру», «в утопичности их проектов», «в формализме». Собственно, конструктивистов ругали всё-таки меньше — они увлекались не столько формой, сколько функциональностью проектируемых помещений. Рационалистам также предъявили обвинение в увлечении психоанализом, который не признавался в СССР.

Н. Ладовский, всеми забытый, умер в 1941 году, хотя у него был неплохой шанс стать одним из ведущих сталинских архитекторов (он был автором наземного павильона метро «Красные ворота»)

«Реабилитация» рационализма

Уже к концу 1950-х имена архитекторов — рационалистов перестали замалчиваться либо же упоминаться в качестве «вредителей—формалистов»: наступило переосмысление наследия 1920-х годов.

Многие идеи рационалистов в области градостроительства были восприняты архитекторами периода «Оттепели».

В настоящее время архитекторы всё больше обращаются к разработкам Ладовского и его товарищей.

См. также

Литература

Рационализм (в архитектуре) — это… Что такое Рационализм (в архитектуре)?

Рационали́зм — советский авангардистский метод (стиль, направление) в архитектуре, получивший развитие в 1920-е — начале 1930-х годах. Характеризуется лаконичностью форм, строгостью и подчёркнутым функционализмом (cм. Функционализм). Идеологи рационализма, в отличие от конструктивистов, много внимания уделяли психологическому восприятию архитектуры человеком.

Первые опыты рационалистов

Рационализм известен (и реализован) гораздо хуже, чем современный ему конструктивизм, однако это не делает это направление менее интересным.

В сфере архитектуры все будущие рационалисты прошли через неоклассику высокого художественного уровня (школа Ивана Жолтовского). Многие рационалисты были неплохими художниками и графиками, причём самых разных направлений — от стилистики «Мира искусства» до кубизма.

В 1920-е годы, в условиях бурной полемики между консервативными неоклассиками и новаторами, рационалисты заняли свою нишу гораздо раньше конструктивистов и были не столь радикальны, как последние.

Так, творческий лидер рационализма Н. Ладовский не отрицал полностью наработок прошлого, как это делали вожди конструктивизма. Напротив, он призывал изучать классическое наследие и ни в коей мере не ограничиваться только утилитарной функцией проектируемого здания.

Кроме того, главным пунkтом в творческой программе рационализма было понятие «пространство». Н. Ладовский писал: «Архитектура — искусство, оперирующее пространством». Он отмечал, что архитектурно оформленное пространство (здание) всегда особым образом воспринимается человеком: психологические особенности восприятия также следует учитывать при строительстве.

Первой «лабораторией» рационалистов была Комиссия Живскульптарх (Живопись-Скульптура-Архитектура), в которой разрабатывались новые, экспериментальные проекты и велись творческие поиски во всех областях искусства.

В 1920 году состоялась выставка работ членов Живскульптарха, которую можно назвать первым публичным выступлением сторонников аванграда (их работы были явным образом противопоставлены неоклассике). Проекты Ладовского сделали его невероятно популярным в творческой среде.

В 1921—1922 годах велась работа по формированию творческой концепции рационализма. (Заметим, что конструктивизм в те годы ещё не оформился).

Н. Ладовский — творческий лидер рационализма. Обмас

Суденты выполняют задание по дисциплине «Пространство»

Если конструктивисты группировались вокруг братьев Весниных, то у рационализма абсолютным лидером был Николай Александрович Ладовский. Для воспитания «подрастающего поколения» архитекторов Н. Ладовский создал мастерскую Обмас (Объединённые мастерские) при ВХУТЕМАСе.

Обмас просуществовали всего три года (1920—1923), однако, именно здесь были сделаны первые шаги по созданию новаторской советской архитектуры. Здесь совершенно по-иному обучали искусству архитектора. Так, была введена специальная дисциплина — «Пространство».

Ладовский полагал, что архитектор должен мыслить объёмно — пространственной композицией, эскизировать не на бумаге, а в объёме и лишь затем переносить отработанную композицию на бумагу! Введение макетного метода проектирования помогал проявлять фантазию и вырабатывать новые приёмы и средства художественной выразительности.

АСНОВА — творческая организация рационалистов

На рубеже 1922—1923 гг. группа единомышленников Ладовского уже сложилась в творческую организацию. Организация была названа Ассоциацией новых архитекторов (АСНОВА) (зарегистрирована 13 июля 1923 года).

Учредителями органиции были: сам Н. Ладовский и его коллеги — Н. Докучаев, В. Кринский, А. Рухлядев, В. Балихин. В состав АСНОВА в разное время входили такие выдающиеся деятели искусства, как Лазарь (Эль) Лисицкий и Константин Мельников.

АСНОВА неоднократно предпринимала попытки создать свой печатный орган. В 1926 году под редакцией Л.Лисицкого вышел первый и единственный выпуск «Известия АСНОВА». Однако, с собственной газетой ничего не получилось и рационалисты публиковали свои статьи в журнале «Строительство Москвы», в «Красной Ниве» и других изданиях.

Стоит отметить, что рационалисты весьма скептически отнеслись к первым конкурсам проектов (в частности, Дворца труда в Москве). Из-за отказа участвовать в этом конкурсе, рационалисты дали возможность конструктивистам занять лидирующее положение в архитектурной среде.

1923—1926 гг. были отмечены полемикой между АСНОВА и ОСА (объединением конструктивистов). Рационалисты обвиняли своих оппонентов в «ограниченности» и «превращении инженерной конструкции в некий фетиш». Но факт оставался фактом — конструктивисты были популярнее и «ближе» к насущным потребностям современности.

В 1928 году происходит раскол АСНОВА. Причиной послужили непреодолимые противоречия, возникшие между Ладовским и его радикально настроенным коллегой — В.Балихиным, а также создание Ладовским ассоциации архитекторов — урбанистов АРУ.

В 1927 году Моссовет поручил архитекторам АСНОВА разработать проект жилого комплекса. Причём обязательными требованиями были: компактность застройки, дешевизна строительства и художественно — эстетическая выразительность.

Для строительсва был отведён небольшой (близкий к квадрату) квартал в районе Шаболовки (как раз недалеко от Шуховской башни. Лучшим был признан проект группы Н.Травина.

Всего были запроектированы 24 пяти — шестиэтажных жилых корпуса, детский сад и котельная. Руководящей идеей решения фасадов является максимальное использование солнечного света.

Отсюда образование небольших, полуизолированных дворов, вокруг которых располагаются залитые солнцем «южные» фасады с балконами, сплошь заполняющими плоскости. Сюда выходят главные жилые комнаты. «Северные» фасады лишены балконов и почти ничем не примечательны. Сюда выходят кухни, ванны.

Большое внимание было уделено организации внутреннего пространства (в том числе и с точки зрения организации зрительно -законченных перспектив. Пребывая в этом районе, ловишь себя на мысли, что дворы как бы «перетекают» друг в друга, создавая ощущение светлого и очень открытого пространства. (И это, несмотря на то, что застройка очень плотная и в процессе проектирования архитекторы пытались удачно обыграть каждый участок земли).

«Летающие города» Г. Крутикова

В 1928 году один из любимых учеников Ладовского — Георгий Крутиков представил свой дипломный проект, сразу же ставший сенсацией. Это была концепция «летающего (вернее сказать — парящего) города». Крутиков поставил вопрос: а нельзя ли не привязывать жильё и другие постройки к земле, нельзя ли освободить занятые под застройку обширные территории?

Архитектор предлагал оставить землю для труда, отдыха и туризма, самим же перебраться в парящие в облаках города — коммуны.

Сообщение между землёй и «заоблачными» зданиями должно осуществляться с помощью универсальной и многофункциональной кабины, которая может двигаться по воздуху, по земле и по воде. Собственно, «летающими» были бы даже не сами города (они трактовались, как неподвижно размещённые в строго отведённом пространстве). Летать должны были жители этих городов.

Крутиков (учитывая развитие воздухоплавания в СССР), увлекался идеями, связанными с астронавтикой, с полётами в стратосферу и полагал, что архитектура будущего будет неотделима от воздушных путей сообщения.

Этот проект многие восприняли, как «новое слово в науке», другие же отозвались весьма скептически. Газета «Постройка» написала разгромную статью «Советские Жюль Верны», где проект Крутикова был подвергнут суровой критике.

Обвинение в «формализме»

В началу 1930-х годов творческая атмосфера в СССР перестала быть столь свободной и способствующей полной самореализации художника. Теперь требовался не поиск новых форм, а планомерное возвеличивание Вождя и свершений советского народа. При помощи рационалистских и конструктивистских средств выразительности сделать это было просто невозможно — «на помощь» вождям пришла вечная классика. Как тогда шутили: «В полемике рационалистов и конструктивистов победили неоклассики», имея в виду тот факт, что отныне господствующим стилем в СССР стал неоклассицизм (с элементами барокко).

Рационалистов, как и их оппонентов конструктивистов, обвинили в «следовании буржуазным взглядам на архитектуру», «в утопичности их проектов», «в формализме». Собственно, конструктивистов ругали всё-таки меньше — они увлекались не столько формой, сколько функциональностью проектируемых помешений. Рационалистам также предъявили обвинение в увлечении психоанализом, который не признавался в СССР.

Н. Ладовский, всеми забытый, умер в 1941 году, хотя у него был неплохой шанс стать одним из ведущих сталинских архитекторов (он был автором наземного павильона метро «Красные ворота»)

«Реабилитация» рационализма

Уже к концу 1950-х имена архитекторов — рационалистов перестали замалчиваться либо же упоминаться в качестве «вредителей — формалистов»: наступило переосмысление наследия 1920-х годов.

Многие идеи рационалистов в области градостроительства были восприняты архитекторами периода «Оттепели».

В настоящее время архитекторы всё больше обращаются к разработкам Ладовского и его товарищей.

Литература

Wikimedia Foundation. 2010.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.