Реновация в архитектуре – Интересные с точки зрения архитектуры дома не войдут в программу реновации — Комплекс градостроительной политики и строительства города Москвы

Содержание

Реновация — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Реновация (лат. renovatio — обновление, возобновление, ремонт) — процесс улучшения, реконструкция, реставрация без разрушения целостности структуры.

В промышленном строительстве — технико-экономический процесс замещения выбывающих из производства вследствие физического и морального износа машин, оборудования, инструмента новыми основными средствами за счёт средств амортизационного фонда, как один из процессов комплексной реконструкции промышленных объектов.

В гражданском строительстве — инновационный процесс в сфере основного капитала, при котором изменяется функциональное назначение объектов реконструкции.[1]

По итогам международных конференций, симпозиумов, семинаров, проводимых Комитетом европейской экономической комиссии по жилищным вопросам, строительству и градостроительству ООН, установлено, что наиболее общей является тенденция максимального сохранения существующих зданий, причём не только архитектурных и исторических памятников, но и зданий рядовой застройки, возведённых в традиционной манере и являющихся важными элементами городской среды. За рубежом наибольший опыт реконструкции жилых зданий накоплен в Германии (на территории бывшей ГДР). Работы с самого начала не ограничивались ремонтом и реконструкцией отдельных зданий или даже отдельных групп зданий, а охватывали целые районы старой застройки.

При комплексной реконструкции исторической городской среды необходимо рассматривать её как инновационный процесс, включающий:

  • реновацию — инновационный процесс в сфере основного капитала, при котором изменяется функциональное назначение объектов реконструкции;
  • техническое перевооружение — локальную разновидность инновационного процесса реконструкции, которую осуществляют путём замены части процессов, осуществляемых в рамках отдельного объекта реконструкции;
  • комплексную автоматизацию — локальную разновидность инновационного процесса, основанную на системотехническом применении новейших средств автоматизации и принципов развития «интеллектуальных» зданий;
  • реконструкцию близлежащих объектов к каждому из объектов реконструкции.

Примеры[править | править код]

18 сентября 2018 в депутатами Государственной думы — С.М.Мироновым и Г.П.Хованской в думу был внесен Проект Закона № 550294-7 «О реновации жилого фонда в Российской федерации» который на 8 октября на Совете Думы был рассмотрен. Проект Закона отнесен к реконструкции или сносу аварийного жилья не подлежащих капитальному ремонту.

[2][3][4] пока не принят. Между тем субъектам РФ предоставляется право создать фонд содействия реновации жилищного фонда для реализации программы реновации жилищного фонда.

В Самарской области действует «Самарский фонд жилья и ипотеки» (СОФЖИ) созданный Правительством Самарской области в 1999 году, на который также возложена обязанность по реновации исторической части города Самары.[5][6] В ноябре 2018 года Самарская Губернская дума VI созыва отказалась принять законопроект о реновации жилого фонда в Самарской области, предусматривающий снос Хрущёвок в регионе и обновление жилого фонда.[7][8]Дума Тольятти от 26.12.2018 № Д-261 по представлению Администрации г.о.Тольятти по разработке проекта программы реновации жилого фонда на территории городского округа Тольятти, указала на отсутствие принятого федерального или регионального Закона о реновации.[9]

В сентябре 2019 году министр строительства Самарской области Евгений Чудаев заявил о планах «Самарского фонда жилья и ипотеки» (СОФЖИ) на реновацию исторического центра Самары.

В апреле 2019 года Законодательное собрание Санкт-Петербурга внесла в Государственную думу Проект федерального закона № 689840-7 «О реновации жилищного фонда в Российской Федерации». Однако Госдума отклонила законопроект.[10] В октябре Заксобрание Санкт-Петербурга повторно направила в Госдуму Проект федерального закона о реновации для всей России.[11][12]

В машиностроении реновация — восстановление эксплуатационных свойств отдельных деталей и узлов в целом до уровня новых изделий с целью их повторного использования[13][14].

5 примеров необычного использования старых зданий — Strelka Mag

Как можно выгодно использовать здания, которые утратили изначальную функцию? Опыт Нидерландов в сохранении и редизайне архитектурного наследия доказывает, что новые функции старых построек могут оживить район, сохранить ресурсы и стать экономически выгодным вложением. Жан-Поль Кортен, соавтор новой книги Reuse, Redevelop and Design: How the Dutch Deal with Heritage, рассказал Strelka Mag о самых необычных случаях трансформации наследия.

Жан-Поль Кортен Фото: Елена Петухова

Мы воспринимаем историческое наследие с точки зрения будущего, а не прошлого. Наследие — это всё, что мы видим вокруг. Идея сохранять его зародилась в XIX веке: люди хотели передать красоту и рассказать о нас будущим поколениям. Сегодня у нас есть больше причин сохранять старые постройки. Я считаю, основная из них — экологическая эффективность: если мы сносим здание, то теряем много ресурсов и энергии, которую вложили в постройку.

Другой аргумент в пользу сохранения наследия — экономический. Вы можете получить новые рабочие места, повысить стоимость жилья вокруг, привлечь зарубежные инвестиции. Иногда исторические постройки могут сплачивать общество и даже улучшать психическое состояние людей за счёт разнообразия ландшафта. Наследие может решать текущие социальные задачи.

В 1970-е голландские города были обветшалыми; люди из них уезжали. За тридцать лет ситуация полностью изменилась: теперь все хотят здесь жить, работать и отдыхать. Чтобы выйти из упадка, мы использовали историческое наследие как средство. Цель была не столь в том, чтобы законсервировать историю, но в том, чтобы оживить города.

 

ИЗ СРЕДНЕВЕКОВОЙ ЦЕРКВИ В КНИЖНЫЙ МАГАЗИН

Дизайн: BK Architects, Утрехт

Стоимость: 5 миллионов евро

Открытие: 2013 год

Книжный магазин Waanders In de Broeren появился в храме доминиканского монастыря XV века. Фото: Hans Westerink

Торговые площади уместили в боковом нефе, так что основное пространство с органом 1821 года по-прежнему воспринимается как единое целое. Фото: Joop van Putten

С верхнего уровня на высоте 11 метров можно детально рассмотреть фрески под сводами

Все конструкции можно легко демонтировать, они не соприкасаются с колоннами и стоят свободно

Витраж по проекту норвежского художника Хьеля Нупена украшает кафетерий, расположенный в хоре. Фото: Joop van Putten

Waanders — семейная компания, которая в 1836 году начала издавать и продавать книги в голландском городе Зволле. В таких небольших городах книжным магазинам сложно выживать. Поэтому компания стала думать, как сохранить магазин. В 2005 году Waanders представила план нового книжного в здании средневековой церкви Брурен, которая перестала функционировать ещё в 1983 году и стала использоваться для культурных мероприятий. План перестройки включал ресторан, выставочную площадку и зал для мероприятий. Идею реализовали за восемь лет, разместив в церкви свободно стоящую трёхэтажную конструкцию с книжными полками и построив флигель для ресторана.

«Если для России превращение церкви в книжный магазин покажется слишком кардинальной трансформацией, то для Голландии она в порядке вещей. Дело в том, что мы переходим от религиозного общества к светскому, и почти каждый день одна церковь приходит в запустение. Возникает вопрос, что мы можем предложить в качестве альтернативы пустому пространству. В этом проекте мы сохранили одну из главных ролей церкви — быть местом встречи».

 

ИЗ ПОРТОВОГО СКЛАДА В ДОМ ДЛЯ КРЕАТИВНОГО КЛАССА

Дизайн: MEI Architects, Роттердам; Wessel de Jonge Architects, Роттердам

Стоимость: примерно 20 миллионов евро

Открытие: 2007 год

В прошлом веке это здание было складом для грузов, доставляемых в Роттердам из колоний. Вид с реки Ньиве-Маас

Со временем порт перенесли, и теперь это жилой дом с лофтами и коммерцией

Так как склад должен был защищать товары от света, ветра и дождя, окон в нём было мало. Поэтому Mei architects решили встроить три атриума, чтобы пустить свет в дом

Так выглядят лофт-апартаменты в переделанном здании

А это изначальный вид склада. Иллюстрация с сайта MEI Architects

В 1912 году архитектор Кантерс построил в Роттердаме складской комплекс Йобсвем для хранения товаров, которые голландцы привозили из колоний. В 1980-х годах порт Ллойдпиер закрылся и переехал ближе к Северному морю. Здания на берегу реки Ньиве-Маас стали разрушать, но Йобсвем не тронули, потому что в нём всё ещё хранились грузы. Спустя двадцать лет склад превратился в площадку для крупнейшего в Нидерландах танцевального фестиваля Now & Wow, а позже — в жилое и рабочее пространство для представителей креативной индустрии. Старая крыша была полностью заменена, а чтобы добавить свет и общее пространство в здание, дизайнеры добавили три атриума.

«Иногда старые постройки приходится сносить. Но в этом случае нашлась интересная альтернатива. Мы избавили старую конструкцию от оригинальных раритетных материалов. Это вызвало много споров среди тех, кто хотел сохранить всё как есть. Но, учитывая контекст и все разногласия, нам удалось перестроить склад, дать ему новые функции и, что очень важно, сохранить особенное ощущение этого места. Йобсвем стал своеобразной иконой, а его редевелопмент дал импульс всему району к переходу из индустриальной портовой зоны в жилую.

Раньше государство было ответственно за все изменения, но сейчас оно в первую очередь создаёт условия. Чиновники больше не говорят, что и как делать. Их основная задача — подталкивать людей к новым ярким идеям. Мы поддерживаем граждан, помогаем и подсказываем им. Мы можем устанавливать правила, но мы склонны к тому, чтобы обсуждать их и выслушивать аргументы. Мы будем действовать, только если уверены в аргументах. Многие знают больше нашего, поэтому мы ждём их идеи».

 

КРЕАТИвный ФАКУЛЬТЕТ В ПАМЯТНИКЕ АРХИТЕКТУРЫ

Дизайн: BK City Five: Braaksma & Roos (координация), Octatube (технический дизайн), Fokkema & Partners, Kossman.dejong, MVRDV (интерьер)

Стоимость: 54 миллиона евро на адаптацию под новое пользование и 12 миллионов на дальнейшее улучшение

Открытие: 2008

Это монументальное здание когда-то было факультетом химии, теперь здесь учатся будущие архитекторы и дизайнеры

Бюро Вини Мааса MVRDV построило две оранжереи: одна для работы студентов, другая для лекций и мероприятий

Зона для пикника со временем стала полноценной столовой

План первого этажа с вытянутой «Улицей архитектуры», которая объединяет всё пространство и служит местом встреч

В 2008 году сгорело здание факультета архитектуры Делфтского технического университета. Студенты неделю учились во временном палаточном городке BK City. В течение года новым домом для факультета стало здание Red Chemistry, ранее принадлежавшее университету. Перед реновацией его пришлось выкупить у девелопера. Широкий коридор в переделанном корпусе стал главной улицей и местом встреч, а в новых пристройках-оранжереях от MVRDV разместились студия проектирования и лекционный зал.

«Первое, что приходило в голову после пожара, — построить что-то новое. Но университету повезло: ранее проданное здание пустовало, и его выкупили обратно. У нас был только один год, чтобы оборудовать корпус под нужды факультета, потому что к августу 2008 нужно было разместить первокурсников, а к зиме и остальных студентов. Чтобы ускориться, работу разделили между пятью командами. Мы представили её не как проект, а как процесс».

 

МИКРОГОРОД ВМЕСТО ЗАВОДА ЗУБНОЙ ПАСТЫ

Дизайн: Schipper Bosch, Амерсфорт

Стоимость: не уточняется

Открытие: 2013

Бывшая фабрика по производству зубной пасты стала «Новым городом» в центре Амерсфорта

Сады, террасы и рестораны в общественных местах

У «Нового города» есть цель — стать энергонейтральным за счёт биотоплива, солнечных панелей и зарядных станций

Часть проходной снесли, чтобы сделать открытый проход на территорию

Бывшая фабрика зубной пасты Prodent в Амерсфорте была последней индустриальной постройкой в промышленном районе недалеко от центра города. Инициатор редизайна, Шиппер Бош, стал искать партнёров среди местной администрации, потенциальных инвесторов и съёмщиков. В отличие от привычной практики редевелопмента, команда принимала во внимание и территорию вокруг завода Prodent. Через три года совместная работа дала вторую жизнь району и привела к созданию «Нового города» с многофункциональными постройками и фокусом на устойчивое развитие.

«Бывший завод стал ещё одним местом, где мы применили процессный подход, не имея чёткого плана. Из-за финансового кризиса мы решили не спешить с определением конечного результата, а просто начали перестройку — и по ходу дела смотрели, что можем изменить или добавить. Были заданы только положение главных улиц и дворов, а также рамки планирования, к примеру, высота зданий и используемые материалы.

В итоге индустриальная зона стала органично превращаться в смешанный микрогород с местами для жизни, работы, учёбы и отдыха. А началось всё с небольших стартапов, которые жили неподалёку и искали место для работы. То есть не девелоперы пришли сюда за деньгами, а люди, которые объединились для решения одной проблемы».

 

ТРАМВАЙНОЕ ДЕПО В БИБЛИОТЕКУ И СТУДИИ

Дизайн: Tramremise Ontwikkelingsmaatschappij (Строительная компания трамвайного депо), Амстердам

Стоимость: 38 миллионов евро

Открытие: 2014 год

Старинное трамвайное депо стало новым центром притяжения туристов и местных в Амстердаме

В переделанных павильонах теперь можно найти кинотеатр, рестораны, гостиницу, библиотеки и творческие студии

Широкие ворота депо дали возможность ресторану Remise47 стереть границу между залом ресторана и летней верандой

Проведя грамотную инвентаризацию здания депо и структурных дефектов, архитектор просчитал реалистичную стоимость работ. На фото отель De Hallen

Проведя грамотную инвентаризацию здания депо и структурных дефектов, архитектор просчитал реалистичную стоимость работ. На фото отель De Hallen

Затраты на редевелопмент были оптимизированы, а деньги собрали через краудфандинг, банковские ссуды и заёмы на восстановление памятников и от частных инвесторов

В начале 1900-х в центре Амстердама построили трамвайное депо в стиле архитектуры XIX века. В 1995 году депо начало терять свою изначальную роль, и власти задумались о редевелопменте. В 2011 Амстердам продал комплекс организации с неординарными идеями Tramremise Ontwikkelingsmaatschappij (TROM), созданной специально для перестройки депо. Местные жители, предприниматели и арендаторы тоже активно участвовали в планировании. Процесс реновации был прозрачным, потому что подрядчик с самого начала участвовал в разработке и мог предлагать реально осуществимые решения и контролировать стоимость. Необычным было то, что будущие съёмщики помещений знали финансовые аспекты проекта, включая договорённости с другими арендаторами. Но благодаря этому все участники процесса работали в одном информационном поле, что повысило лояльность и ответственность среди строителей, съёмщиков и инвесторов.

«Сегодня архитектор может не только делать дизайн, но и выступать в роли модератора, инициатора, инвестора или девелопера. Так, например, голландец Андре ван Стигт настолько загорелся идеей перестроить трамвайное депо, что вложил в него собственные деньги. Он не только инициировал проект и подготовил новый дизайн, но собрал всех заинтересованных людей вместе и стал модератором дискуссии вокруг будущего депо. Редизайн исторического наследия — сложная и не всегда архитектурная задача.

Команда старалась максимально оптимизировать расходы и снизить риски, а деньги собирались, в том числе, через краудфандинг, займы у кварталов под низкий процент и частные инвестиции с налоговыми послаблениями. В итоге трамвайное депо адаптировали под множество новых функций: гостиницу, бары и рестораны, библиотеку и библиотеку искусств, театр и творческие студии».

С 20 сентября по 5 ноября в Москве пройдет выставка «Преобразовать, приспособить, возродить. Как голландцы обращаются с наследием», основанная на проектах, собранных в одноимённой книге. В Москву приедут несколько ведущих голландских экспертов и архитекторов, в том числе автор — Пауль Мерс (Paul Meurs). В ноябре выставка переедет в Питер в рамках Культурного форума.

Реновация зданий – это современный тренд

Реновация зданий

Общие масштабы действующего строительства в городе Москва и иных крупных городах растут каждый день, но чем активнее этот процесс идет, тем актуальнее становится существенная проблема нехватки свободных для работ площадей.

Помимо этого, как известно, в столице сегодня введен запрет на какую-либо застройку в центре самого города, а ведь к объекту в центральном районе проявляется повышенный интерес со стороны крупных инвесторов, арендаторов и покупателей.

Снос зданий, которые утратили уже свою эстетическую значимость и функциональность, не всегда целесообразен, иногда даже невозможен. Например, многие мануфактуры и заводы, построенные в прошлом или позапрошлом веке, признаются архитектурными памятниками.

С этим единственно реальным решением данной проблемы становится качественная реконструкция старых производственных либо административных зданий с полным изменением их функциональной деятельности.

Реновация зданий

Процесс этот, который получил обозначение реновация зданий, включает выполнение целого комплекса взаимосвязанных строительных работ, куда входит полная реконструкции объектов, их дальнейшая адаптация под какие-либо современные нужды.

Реновация зданий

В целях рассмотрения имеющихся вариантов использования здания (эстетических, экономических, функциональных) разрабатывается архитектурная концепция для реновации здания.

Для каждого объекта, как правило, специально продумывается индивидуальная концепция по реконструкции и несколько интересных сценариев использования данной территории. Реновация предполагает полнейшую модернизацию зданий, также прилегающей территории в полном соответствии с сегодняшней политикой столицы, а также, нужд бизнеса в целом.

Сроки строительства и общая продолжительность реконструкции старого здания отличается несущественно.

Просчитать стоимость объекта, с другой стороны, проще, чем предусмотреть затраты, которые могут возникнуть незапланированно при перепрофилировании здания. Так или иначе, реновация здания – это действующий тренд для каждого крупного города.

Отличное решение – реновация зданий!

После реновации заброшенные строения и старые заводы могут

превратиться в офисные центры, спортивные и торговые объекты, которые будут привлекать всех участников рынка недвижимости, тем самым становясь еще и украшением города.

Обращайтесь в архитектурное бюро «ReForma», мы подадим вам интересную идею для любого здания!

Видео: Что такое реновация жилья

Часть 2. Реновация исторических зданий. Зарубежный опыт

31 августа 2017 г.

Сохранение исторических зданий – вещь для европейской градостроительной политики привычная. Иногда они настолько щепетильны в этом вопросе, что способны сохранить единственный оставшийся аутентичный кирпич в полностью восстановленном историческом здании, будто в этом камне сосредоточены вся энергия и смысл архитектурного памятника. Чаще всё-таки реконструкция более полноценна, и во многих городах Европы есть примеры прекрасных решений в области реновации исторических зданий и районов.

Два корпуса бывшей сельскохозяйственной фермы в польском городе Лешно  – известная картина обветшалых и полузаброшенных зданий где-нибудь на окраине старого города. Усилиями архитекторов из бюро NA NO WO Architekci  «морально устаревшая» территория ожила и теперь здесь современный центр для пожилых людей, включающий апартаменты, ресторан, реабилитационный и медицинский центр с сопутствующей инфраструктурой.

Проект курировался архитекторами от концепции до сдачи объекта в эксплуатацию. Помимо восстановленных исторических зданий, построенных в разное время, в комплекс было включено ещё два корпуса. Весь ансамбль пришлось стилистически связать, что архитекторы сделали при помощи дизайнерских перфорированных стальных листов Cor-Ten. Ржавый цвет пластин создаёт эффект «налета старины», как бы уравнивая историческое и современное,  перекликаясь по колориту с центральным корпусом из красного кирпича.  

Эти же листы образуют балюстраду просторной террасы на крыше бывшей конюшни.

 

Исторически сложившееся пространство было существенно расширено. Во внутреннем дворе организовали фонтан и рекреационный сад с зелёными участками для отдыха и досуга.

 

Во французском городе Монруж есть образец другого типа реновации исторических сооружений, ставший достаточно популярным в последнее десятилетие. От здания бывших конюшен второй половины XIX в. сохранились одни стены, да и те долгое время стояли руинами посреди исторической застройки.

Для того чтобы не восстанавливать здание полностью и не сносить оставшуюся часть, архитекторы из бюро Aedificare решили вписать современное здание в сохранившийся остов. Решение оказалось весьма удачным – экономичное и практичное жильё не требует декорирования, а восстановление исторической кирпичной кладки стен не было столь трудоёмким и затратным.

Современная постройка была облицована цинком, и красноватый тон гармонично сочетается с перекрытиями  и карнизами стен и крышами окружающих домов. 

Порой хватает небольших деталей, чтобы оживить и освежить самое старое здание. Тому пример – церковь Сан-Франческо в испанском городке Санпедор. Проект реновации разрабатывался архитектором Давидом Клосесом (David Closes) и готовился как каталонский павильон на Венецианскую биеннале 2014 года.

В бывшем женском монастыре, построенном в начале XVIII в., историческое наследие сталкивается с современными динамическими формами, которые открыто характеризуют нашу эпоху. Резкие линии, углы и кубические объёмы из стекла и стали, казалось, должны были вносить дисгармонию, но благодаря аккуратной и ненавязчивой расстановке, они не разрушают впечатление целостности архитектурного произведения.

В ходе реконструкции архитектор оставил многочисленные следы разрушения – швы и трещины в стенах, даже обвалившийся купол.

В этом диалоге раскрывается преемственность, но не пассивная, – разговор идёт от лица двух эпох. В споре с современным актуализируется былое, его «голос» становится более звучным. Здесь образец реконструкции, которая не консервирует, но продлевает и обновляет жизнь архитектурного памятника.

 

Продолжая тему, хотелось бы отметить ещё 2 проекта, удивляющих необычностью решений реновации архитектурного наследия.

Замок Матрера в испанском городе Вильямартин был построен ещё в IX веке и за более чем 1000 лет значительно износился, частично рухнув в 2013 году и оставив за собой почти бесформенную каменную гору руин. В этот же год за реконструкцию памятника взялись архитекторы из Carquero Arquitectura.

Замок стоял на ландшафтной границе, где долина переходит в горный хребет, отчего роль его ландшафтного ориентира была значительна. Поэтому главной задачей архитекторов было восстановление утерянного объёма.

 

Так как законом запрещены так называемые миметические реконструкции (то есть современное восстановление первоначального вида), архитекторы решили построить массивный объём, который служил бы опорой и фоном сохранившимся фрагментам.

 

Суть такой реставрации сами архитекторы видели в том, чтобы, избегая ложной исторической фальсификации, отменяющей все следы времени, создать проект, который отражает своё собственное прошлое в его физической последовательности, сохраняя эстетическое и историческое значение.

Несмотря на негодование со стороны местного архнадзора и жителей, проект удостоился первой премии  Architizer A+Award в 2016 году.

Если сравнивать с недалёким прошлым, современность располагает куда большими средствами восстановления и реставрации. И не только в материале, но и в области методов и решений. Так, в Утрехте, на одной из центральных площадей, произвели историческую реновацию при помощи световой визуализации.

Для того чтобы показать, что в этом месте, под землёй, проходит древняя, времён Римской империи, крепостная стена, архитекторы из OKRA маркировали эту часть световой инсталляцией, которая меняет цвет в течение дня и во время праздников. Вдоль линии света был установлен ряд  ржавых железных листов, где нанесены очертания и линии крепости и крепостных стен.

Реновация в области исторического архитектурного наследия требует очень деликатного отношения. Кроме того, часто перед архитекторами и градостроителями встают проблемы, которые решить традиционными и привычными методами не всегда возможно. Для этого необходимо изменить угол зрения и искать нетривиальные подходы. И чем нестандартнее решение, тем выше риск ошибиться и быть непонятым, но результат часто оправдывает риск. Иногда самые безнадёжные, с точки зрения восстановления, объекты можно оживить при помощи самых разнообразных подходов. Поэтому никогда не надо спешить списывать старое архитектурное произведение в утиль, решение найдётся, что мы и попытались показать на вышеуказанных примерах.

Читайте также:

Часть 1. Реновация жилого фонда. Зарубежный опыт

Реновация промышленных территорий и объектов

Реновация промышленных территорий и объектов

Введение

В структуре развивающегося современного города в последние годы проблема реновации промышленных территорий является особенно актуальной. Под термином реновация понимается адаптивное использование зданий, сооружений, комплексов при изменении их функционального назначения.

Целесообразность реновации, внедрения альтернативных функций обуславливают социальные, экономические, психологические, исторические и эстетические факторы. Многие промышленные предприятия переносятся из центра города на его окраины, в область. При отказе от промышленного использования территории предусматривается снижение негативного воздействия на экологию.

Использование внутренних территорий, архитектурно-пространственная и функциональная организация которых на сегодняшний день не соответствует их градостроительной значимости и потенциалу, обычно не предполагает реновацию и восстановление предприятий. Поэтому одним из вариантов использования территории является полный снос существующего объекта и строительство нового по функциям комплекса с нуля. (Квартал Гелизен Кирхен, Германия, арх. М. Ковальски – на территории завода по производству печей) [Прил. 1].

Но при таком методе значительно увеличиваются затраты на снос объектов, на расчистку территории и так далее. Тем более что во многих случаях производственные здания являются архитектурными памятниками и охраняются государством (что очень характерно для нашего города [для Санкт-Петербурга — прим. ред.]).

Именно поэтому в данной работе я и хочу рассмотреть примеры различных вариантов преобразования промышленных территорий и объектов с сохранением зданий и изменением функции, проанализировать опыт различных стран и архитектурных мастерских.

  1. В.С. Антощенков. Курс лекций «Современное градостроительство»

Центр искусств и медиатехнологий в Карсруэ

Начать сравнение хотелось бы с примеров из зарубежной практики проектирования.

Первый объект, который мне хотелось бы рассмотреть, — Центр искусств и медиатехнологий в Карсруэ (Zentrum für Kunst und Medientechnologie Karlsruhe), Германия [Прил. 2].

Размещение в 1997 году на территории и в корпусах индустриального предприятия «IKWA-Карлсруэ-Аугсбург» современного общественного центра стало одним из примеров радикального пересмотра роли промышленного объекта в обновлении городского ландшафта. Широкие, высотой в три этажа блоки здания фабрики симметрично расположены вокруг десяти внутренних дворов. Здание выполнено из бетонных рам с заполнением кирпичной кладкой по фасадам. Заброшенное в семидесятые, а затем оккупированное художниками, в конечном счете здание было переведено в ряд памятников промышленной архитектуры.

Конкурс на реконструкцию, обслуживание и расширение здания завода выиграла архитектурная мастерская ASP SCHWEGER ASSOZIIERTE. Архитекторы удачно сохранили здание 1918 года и внедрили новые высокотехнологичные элементы. Например, для избежания негативного влияния шума и вибрации на здание, звуковая студия была вынесена за пределы фабрики в виде большого стеклянного куба перед фасадом.

Современные электронные технологии, как правило, требуют пространство — не более чем обыкновенную коробку, поэтому в промышленных масштабах залов, с крупными пролетами, фабрика представляла потенциально идеальный контейнер.

Перекрыв дворы фонарями и преобразив внутренние пространства, архитекторы добились идеального современного и функционального пространства. Размещенные на крышах солнечные генераторы питают трамвайные пути прилегающих территорий.

Особое внимание на данном объекте было уделено преобразованию участка вокруг здания, попытке создания максимально естественного природного комплекса вокруг здания, тем самым играя контрастами между высокими технологиями и возвращением к природе при выходе из здания. Проблема с парковками была решена устройством заглубленного паркинга на протяжении всего здания. Вся площадь над этим гаражом представляет собой зеленый газон, с восемью модулями искусственного рельефа с посадками деревьев. Модули выполнены из металлических листов, сохраняя таким образом «память места», его индустриальное прошлое.

  1. Mixed media — architectural design of an art center in Karlsruhe, Germany. The Architectural Review, April, 1998 by Layla Dawson
  2. Официальный сайт мастерской ASP SCHWEGER ASSOZIIERTE
  3. В.А. Нефедов. Ландшафтный дизайн и устойчивость среды. — СПб, 2002

Газгольдеры в Вене

Следующий объект, который привлек мое внимание, — комплекс Газгольдеров в Вене, Австрия [Прил. 3, 4].

Газгольдеры были построены в Вене между 1896 и 1899 годами. Изначально эти громоздкие здания (62 м внутренний диаметр и 72 метра высотой) служили резервуарами для газа, но в 1970 они стали не востребованы и всё техническое оборудование было удалено. Осталась кирпичная оболочка и 90000 кубометров внутреннего пространства, охраняемые как памятники архитектуры.

В 1995 году было принято решение о преобразовании функции существующих газгольдеров в жилье и торгово-деловые помещения. После проведенного конкурса определись 4 архитектурных мастерских, каждая из которых взяла для работы одно из 4-х зданий: Coop-Himmelb(l)au, Manfred Wehdorn, Wilhelm Holzbauer и Jean Nouvel.

Все архитекторы подошли к преобразованию зданий по-разному. У Нувеля внутренняя часть состоит из 9-ти сегментов, расположенных по кругу, с небольшим отступом от существующих стен. Здесь располагается 14-этажное жилье. Внутри расположен торговый центр, перекрытый куполом, имеющий связь со всеми 4-мя газгольдерами, окруженный газоном и растительностью. В проекте у Нувеля также была идея создать собственный микроклимат внутри газгольдера, подвесив под куполом климатическое оборудование, но она не осуществилась.

Газгольдер «B» был поручен мастерской Coop Himmelb(l)au. Если все остальные архитекторы формировали только внутренние объемы, то Вульф Прикс предложил дополнить 3 новых формы, причем одну из них — снаружи, тем самым показывая современную архитектуру тем, кто не попадает внутрь комплекса. Внутри здания – цилиндрический объем с офисами, снаружи — ломаная плоская форма-экран, также с офисными помещениями, а на 1-м этаже располагается многофункциональный зал для общественных мероприятий, магазины и развлечения.

В проекте Ведорн Архитектс внутри газгольдера пространство разделено на 8 секторов, каждый из которых по высоте делится на функциональные зоны: жилье, офисы, торговля, паркинг (сверху вниз). Двор над гаражом перекрыт большим стеклянным куполом, образуя рекреационную общественную зону.

Wilhelm Holzbauer подошел к проектированию начинки 4-го газгольдера иным образом. В его проекте нет общего внутреннего пространства. Напротив, внутри на всю высоту поднимается цилиндрический объем жилого здания. От него тремя лопастями отходят корпуса, деля таким образом весь внутренний объем на 3 двора.

Помимо 4-х основных зданий комплекс включает в себя множество других построек различной инфраструктуры. Сюда включены развлекательный центр, построенный Rüdiger Lainer, и торговый мол-галерея, соединяющий газгольдеры. Большое развитие комплекс получил и под землей.

Эти здания были своего рода кульминацией промзоны. Абсолютно замкнутая, самодостаточная структура, возвышающаяся над складами и пустырями. После реконструкции они остались кульминацией всего района. Только теперь это не заброшенные скелеты, а привлекательные фешенебельные офисы, квартиры и магазины. На мой взгляд, это один из самых удачных мировых примеров реконструкции промышленного объекта такого масштаба. И как говорит сам Прикс: «… the Gasometer project is a rear example of local urban center creating a tension between the city’s historical core and new developments» — «…проект газгольдеров — это один из редких примеров городских центров, создающих тесную связь между историческим ядром города и новой, развивающейся застройкой».

  1. Город солнца. Оксана Рудченко
  2. Официальный сайт мастерской Wehdorn
  3. Four Gasometers and More. Prix/Swiczinsky
  4. www.3dom.at/architecture/
  5. Официальный сайт мастерской Jean Nouvel
  6. Официальный сайт мастерской Coop-Himmelb(l)au


Высотный центр Мельбурна

Высотный центр Мельбурна [Прил 5]. Этот объект интересен с точки зрения оригинальности взаимодействия исторического здания и новой застройки.

Жители Мельбурна считают свой город самым «технически оснащенным» в Южном полушарии, этот комплекс нередко называют «Колизеем потребителей». Автором его проекта является Кишо Нориаки Курокава.

Строительство комплекса, расположенного в историческом центре города, велось в 1986—1991 годы. Он состоит из высотного офисного здания, торгового центра футуристической формы, а также других учреждений культурно-развлекательного назначения. 55-этажный небоскреб нависает над соседним торговым центром; при отделке его фасадов применялись различные материалы: алюминий, камень, зеркальное и тонированное стекло.

В сооружении явственно чувствуются японские мотивы. Частью торгового центра является огромный 20-этажный стеклянный конус. Внутри него стоит памятник австралийской истории — построенная в 1894 году кирпичная башня — единственная сохранившаяся постройка бывшей фабрики по выпуску свинцовых труб, когда-то стоявшей на этом месте.

В данном случае существовавшая башня не играла особой важности с архитектурной точки зрения. Однако это важная высотная доминанта Мельбурна, к которой привыкли жители города. Это часть прошлого, городской истории, которую Курокава бережно сохранил, защитив стеклянным конусом, сделав из нее деталь интерьера нового торгового центра.

Как говорит Курокава: «Один из методов создания многозначной и двойственной архитектуры — цитирование фрагментов исторических символов».

  1. Официальный сайт мастерской Кишо Курокава
  2. Алисон Ахерн, Эндрю Форбс, Фей Свит, Хамиш Скотт. 100 чудес современной архитектуры

Новая Голландия

Постепенно перейдем к российским территориям и для начала рассмотрим проект сэра Нормана Фостера, его предложение по реновации территорий острова Новая Голландия [Прил. 6].

Новая Голландия будет представлять собой треугольной формы остров в Санкт-Петербурге на собственных опорах с разнообразными культурными учреждениями, размещенными на площади в 7,6 гектаров. Проект включает помещение театра, залы для проведения конференций, галереи, гостиницу, магазины, квартиры и рестораны с подвижной ареной в самом центре.

Замечательные исторические постройки, первоначально предназначенные для хранения лесоматериалов, будут переделаны в гостиницы и места для розничной торговли, которые будут перемежаться целым рядом помещений для исполнительских и визуальных видов искусства. Целый комплекс деловых зданий, размещенный по периметру «треугольника», сделает остров центром деловой активности, а не только развлекательным центром.

Следуя контурам существующего портового бассейна, арену под открытым небом будут окружать театр, бутики и рестораны с видами на воду. Она предназначена главным образом для представлений под открытым небом, при необходимости может заполняться водой (для проведения регат), а также заливаться льдом для использования в качестве катка. Проект также обеспечивает инфраструктуру для соединения с городом. Будут построены новые мосты и дороги.

На мой взгляд, данный проект — один из наиболее достойных крупномасштабных проектов в центре Петербурга за последнее время. Складская территория, пустовавшая долгие годы, наконец, может стать достоянием общественности. Фостер с особой тщательностью продумывает каждую деталь нового комплекса. Внимание уделяется и цвету крыш, и сохранению тополей и другой растительности, которую предлагал убрать даже петербургский общественный совет, и даже композиции световых фонарей в крышах, из-за нежелательного света которых остров в ночное время может изменить свой привычный черный силуэт. Хотелось бы, чтоб такое же внимание уделялось и другим проектам новой застройки в центре города.

  1. archi.ru
  2. Павел Никифоров. «Норман Фостер отстоял тополя Новой Голландии»
  3. Официальный сайт мастерской Foster & Partners

Музей воды

Один из удачных на мой взгляд объектов реконструкции промышленного объекта, выполненного нашими архитекторами — музей воды на территории предприятия «Водоканал» [Прил. 7].

Реконструкция здания водонапорной башни — это первый в Санкт-Петербурге опыт возрождения старых промышленных зданий, утративших свое былое назначение. Этот проект — эксперимент по смешению стилей XIX и XXI века. Основная задача состояла в восстановлении, очищении от позднейших «наслоений» и приспособлении к новым функциям внутренних пространств башни. Сохранение целостности интерьеров — красивых залов с арочными перекрытиями.

«А вот способ, которым мы эту «консервацию» обеспечили, принадлежит совсем другой архитектурной стратегии. Это скорее знак, функциональная скульптура. Не просто сильная форма — форма осмысленная. Архитектурная сущность любой башни — стремление вверх, и стеклянная вертикаль лестницы открывает это движение, обычно скрытое от глаз зрителя. Кирпичное здание как бы дублируется, утрачивая при этом свою материальность» — говорит Евгений Подгорнов, руководитель мастерской «Интерколумниум».

Красно-кирпичный восьмигранник водонапорной башни, спроектированной архитекторами Мерце и Шуберским в 1860—1863 годах, связан с водой лишь функционально: монолитный объем отрицает всякую текучесть. Архитекторам студии «Интерколумниум», реконструирующим башню, удалось решить не только вопросы содержательные — размещение в Башне музея «Мир воды», но и образные. Требования к сохранению исторических интерьеров Башни обусловили вынос лифта и лестницы в отдельную пристройку. Именно она стала основным акцентом реконструкции. В ее формах и материале можно прочесть образ воды. Вместе с башней была удачно преобразована и территория вокруг музея. Разбит сквер, устроен фонтан, поставлены скульптуры.

  1. Проект Классика

Галерея Якута

В качестве же отрицательного примера, не законченного или не удавшегося, можно привести московский проект Галерея Якута [Прил. 8]. Попытка сделать художественную галерею в здании газгольдера газовой фабрики Арма, на манер Австрийского проекта, как мне кажется, не была реализована. Создание гламурного клуба и галереи отразилось только на внутреннем облике здания, и то не удачно. Монотонно перекрытое балками и плитами внутренне пространство не является удачным примером решения непростой проблемы.

Галерея — это только 1-я попытка преобразовать территорию фабрики в бизнес-парк, планируется устройство офисов, торговли. Хотелось бы, чтобы дальнейшее проектирование сложилось более удачно. В качестве примера можно привести дипломный проект выпускников МАРХИ 1998 года (авторы О. Дихтенко, Е. Винтова).

  1. www.maps-moscow.com
  2. Галерея Якута

Золотой остров

Теперь обратимся к еще пока не осуществленным проектам, посмотрим что ожидает нас в ближайшем будущем.

В Москве во всю идет обсуждение проекта «Золотого острова» [Прил. 9].

Программа «Золотой Остров» охватывает территорию острова напротив Кремля от Большого Москворецкого моста до памятника Петру Великому на Стрелке острова и впервые создает условия для комплексного освоения территории исторического центра площадью более 40 гектар. Нас же интересует часть острова, занимаемая сейчас фабрикой «Красный Октябрь» — западная оконечность острова.

Корпуса фабрики, являющиеся памятниками промышленной архитектуры, после ее вывода планируется реконструировать. Учитывая высоту помещений и архитектуру зданий, здесь предполагается размещение различных общественных функций и индивидуальных «лофтов» — мест проживания и работы художников, скульпторов и представителей других творческих профессий.

На месте сносимых сооружений фабрики, не представляющих архитектурной ценности, планируется возведение элитного жилого комплекса. На западной части Стрелки Острова в месте, окруженном с трех сторон водой и удаленном от городских магистралей, расположится гостиница, кафе и рестораны.

Эта территория, в силу своего географического местоположения сама по себе является весьма привлекательной рекреационной и прогулочной зоной. Все набережные на этом участке превращаются в озелененную прогулочную зону, рассчитанную на свободное посещение москвичами и гостями столицы. Западная часть Стрелки будет соединена пешеходными мостиками с площадкой памятника Петру I и Парком искусств.

Удачно в этом месте решена и проблема парковок. Двухэтажная подземная автостоянка площадью около 50 тысяч кв.м. расположится под дном гидротехнического сооружения Водоотводного канала между памятником Петру I и Малым Каменным мостом. Подземное пространство автостоянки соединится с подземной частью комплекса «Мегаполис Центра» на Стрелке Острова.

  1. www.krt.ru
  2. www.maps-moscow.com
  3. www.mniip.ru

Красный пролетарий

Ну и напоследок рассмотрим не осуществленный проект, архитектурно-планировочная концепция развития и реструктуризации территории завода «Красный пролетарий», предложенная известным московским архитектором Сергеем Скуратовым [Прил. 10].

В планировочной структуре проектируемой территории основным видится взаимопроникновение двух градостроительных направлений: «белого» и «красного». Их взаимодействие, основанное на цветовом решении красно-кирпичной и белокаменной архитектуры монастыря, становится главной стилеобразующей темой нового квартала. При этом красный цвет — это монастырская и красно-кирпичная промышленная застройка. Белый цвет декоративной отделки памятников классической московской архитектуры и основной цвет новой, легкой и динамичной архитектуры 20 века. Такое образное решение позволяет одновременно сохранить «гений места» и реабилитировать его под новую жизнь и новые функции.

Вся территория квартала делится по принципу «частное — общественное» на две категории пространств. Первая категория пространств — пешеходные бульвары, совмещенные с транспортным подъездом к домам. Десять дворовых пространств, приподнятых над землей на 4 метра, объединяют все жилые дома. В каждой группе разное количество домов, разная конфигурация в плане и разное функциональное насыщение. В центральной зоне всех дворовых пространств высаживаются крупномерные деревья. Периметр дворов имеет разную геометрию и разное решение.

Под пешеходно-транспортными зонами-бульварами организованы подземные автостоянки с автомойками, машиноместами для жильцов из расчета две машины на одну квартиру, гостевые машиноместа и места для сотрудников. На перекрестке двух пешеходных зон организованна европейская по масштабу площадь с расположенным на ней зданием гостиницы и торгово-развлекательным центром для жителей района.

В сохраняемом и реконструированном здании завода вдоль Малого Калужского переулка предлагается разместить выставочно-просветительский центр с художественными галереями, школой искусств и арт-салонами.

Особенность получившегося квартала — отсутствие забора и «проницаемость» — возможность пересечь его вдоль и поперек, за которую последние годы борются согласующие инстанции и о которой мечтают, вспоминая о прошлом, москвичи. Можно сказать, что в концепции Сергея Скуратова удачно предложен вариант создания открытого города через вертикальное разделение общественного и частного пространства.

  1. Юлия Тарабарина. «Стояние при Донском»
  2. ААН: Сергей Скуратов
  3. Официальный сайт мастерской

Заключение

Таким образом, на примерах из отечественной и зарубежной практик архитектурного проектирования и градостроительства мы рассмотрели различные варианты и методики внедрения новой архитектуры в существующую историческую промышленную застройку. Различных подходов довольно много, и многие их них удачны и оправданы.

Политика реновации промышленных территорий в особенности актуальна для нашего города [для Санкт-Петербурга — прим. ред.]. Петербург может утратить уникальные памятники промышленной архитектуры, если городская власть не примет решающих мер по их восстановлению. Многие здания фабрик и заводов, построенные в прошлых веках, сегодня пребывают в крайне запущенном состоянии, оставаясь при этом памятниками архитектуры.

Вернуть всем памятникам первоначальный вид без инвестиционных средств сегодня не представляется возможным, именно поэтому город возлагает большие надежды на арендаторов и владельцев исторических зданий. Политика создания чего-то нового, переосмысления промышленных зданий, приведет к притоку средств, инвесторов, сделает возможным воссоздание и поддержание памятников.

Комплексы заводов и фабрик, построенные в Санкт-Петербурге в XVIII — начале XX веков, изначально проектировались как объекты, формирующие огромное индустриальное пространство города. Это целые ансамбли, архитектура которых по силе своей выразительности и красоты не уступает другим памятникам истории и культуры.

Опыт зарубежных мастерских, а так же удавшиеся проекты наших архитекторов, очень важен. Заброшенных промышленных зданий в городе существует немало, например на набережной Обводного канала. В нашем городе новая архитектура — всегда компромисс, поэтому широко применяемая на западе практика соединения языка классики с языком новейшей архитектуры рассматривается как радикальный жест. Поэтому, чтобы воплотиться, он должен быть глубоко осмыслен и мотивирован.


Максим Андреев, Санкт-Петербург, декабрь 2007 г.
Данная статья является субъективным мнением автора
При использовании материалов ссылка на автора обязательна

Часть 2. Реновация исторических зданий. Зарубежный опыт

31 августа 2017 г.

Сохранение исторических зданий – вещь для европейской градостроительной политики привычная. Иногда они настолько щепетильны в этом вопросе, что способны сохранить единственный оставшийся аутентичный кирпич в полностью восстановленном историческом здании, будто в этом камне сосредоточены вся энергия и смысл архитектурного памятника. Чаще всё-таки реконструкция более полноценна, и во многих городах Европы есть примеры прекрасных решений в области реновации исторических зданий и районов.

Два корпуса бывшей сельскохозяйственной фермы в польском городе Лешно  – известная картина обветшалых и полузаброшенных зданий где-нибудь на окраине старого города. Усилиями архитекторов из бюро NA NO WO Architekci  «морально устаревшая» территория ожила и теперь здесь современный центр для пожилых людей, включающий апартаменты, ресторан, реабилитационный и медицинский центр с сопутствующей инфраструктурой.

Проект курировался архитекторами от концепции до сдачи объекта в эксплуатацию. Помимо восстановленных исторических зданий, построенных в разное время, в комплекс было включено ещё два корпуса. Весь ансамбль пришлось стилистически связать, что архитекторы сделали при помощи дизайнерских перфорированных стальных листов Cor-Ten. Ржавый цвет пластин создаёт эффект «налета старины», как бы уравнивая историческое и современное,  перекликаясь по колориту с центральным корпусом из красного кирпича.  

Эти же листы образуют балюстраду просторной террасы на крыше бывшей конюшни.

 

Исторически сложившееся пространство было существенно расширено. Во внутреннем дворе организовали фонтан и рекреационный сад с зелёными участками для отдыха и досуга.

 

Во французском городе Монруж есть образец другого типа реновации исторических сооружений, ставший достаточно популярным в последнее десятилетие. От здания бывших конюшен второй половины XIX в. сохранились одни стены, да и те долгое время стояли руинами посреди исторической застройки.

Для того чтобы не восстанавливать здание полностью и не сносить оставшуюся часть, архитекторы из бюро Aedificare решили вписать современное здание в сохранившийся остов. Решение оказалось весьма удачным – экономичное и практичное жильё не требует декорирования, а восстановление исторической кирпичной кладки стен не было столь трудоёмким и затратным.

Современная постройка была облицована цинком, и красноватый тон гармонично сочетается с перекрытиями  и карнизами стен и крышами окружающих домов. 

Порой хватает небольших деталей, чтобы оживить и освежить самое старое здание. Тому пример – церковь Сан-Франческо в испанском городке Санпедор. Проект реновации разрабатывался архитектором Давидом Клосесом (David Closes) и готовился как каталонский павильон на Венецианскую биеннале 2014 года.

В бывшем женском монастыре, построенном в начале XVIII в., историческое наследие сталкивается с современными динамическими формами, которые открыто характеризуют нашу эпоху. Резкие линии, углы и кубические объёмы из стекла и стали, казалось, должны были вносить дисгармонию, но благодаря аккуратной и ненавязчивой расстановке, они не разрушают впечатление целостности архитектурного произведения.

В ходе реконструкции архитектор оставил многочисленные следы разрушения – швы и трещины в стенах, даже обвалившийся купол.

В этом диалоге раскрывается преемственность, но не пассивная, – разговор идёт от лица двух эпох. В споре с современным актуализируется былое, его «голос» становится более звучным. Здесь образец реконструкции, которая не консервирует, но продлевает и обновляет жизнь архитектурного памятника.

 

Продолжая тему, хотелось бы отметить ещё 2 проекта, удивляющих необычностью решений реновации архитектурного наследия.

Замок Матрера в испанском городе Вильямартин был построен ещё в IX веке и за более чем 1000 лет значительно износился, частично рухнув в 2013 году и оставив за собой почти бесформенную каменную гору руин. В этот же год за реконструкцию памятника взялись архитекторы из Carquero Arquitectura.

Замок стоял на ландшафтной границе, где долина переходит в горный хребет, отчего роль его ландшафтного ориентира была значительна. Поэтому главной задачей архитекторов было восстановление утерянного объёма.

 

Так как законом запрещены так называемые миметические реконструкции (то есть современное восстановление первоначального вида), архитекторы решили построить массивный объём, который служил бы опорой и фоном сохранившимся фрагментам.

 

Суть такой реставрации сами архитекторы видели в том, чтобы, избегая ложной исторической фальсификации, отменяющей все следы времени, создать проект, который отражает своё собственное прошлое в его физической последовательности, сохраняя эстетическое и историческое значение.

Несмотря на негодование со стороны местного архнадзора и жителей, проект удостоился первой премии  Architizer A+Award в 2016 году.

Если сравнивать с недалёким прошлым, современность располагает куда большими средствами восстановления и реставрации. И не только в материале, но и в области методов и решений. Так, в Утрехте, на одной из центральных площадей, произвели историческую реновацию при помощи световой визуализации.

Для того чтобы показать, что в этом месте, под землёй, проходит древняя, времён Римской империи, крепостная стена, архитекторы из OKRA маркировали эту часть световой инсталляцией, которая меняет цвет в течение дня и во время праздников. Вдоль линии света был установлен ряд  ржавых железных листов, где нанесены очертания и линии крепости и крепостных стен.

Реновация в области исторического архитектурного наследия требует очень деликатного отношения. Кроме того, часто перед архитекторами и градостроителями встают проблемы, которые решить традиционными и привычными методами не всегда возможно. Для этого необходимо изменить угол зрения и искать нетривиальные подходы. И чем нестандартнее решение, тем выше риск ошибиться и быть непонятым, но результат часто оправдывает риск. Иногда самые безнадёжные, с точки зрения восстановления, объекты можно оживить при помощи самых разнообразных подходов. Поэтому никогда не надо спешить списывать старое архитектурное произведение в утиль, решение найдётся, что мы и попытались показать на вышеуказанных примерах.

Читайте также:

Часть 1. Реновация жилого фонда. Зарубежный опыт

Дома с авторской архитектурой при реновации района Можайский сохранят — Комплекс градостроительной политики и строительства города Москвы

Два дома с авторской архитектурой будут сохранены в рамках реновации в районе Можайский на западе столицы, сообщила председатель Москомархитектуры Юлиана Княжевская.

По ее словам, речь идет о зданиях по адресам: 1-й переулок Петра Алексеева, д. 2 и 2-й переулок Петра Алексеева, д. 1.

«Один перепрофилируют в организацию общественного назначения, второй отремонтируют с сохранением жилой функции. Также город отреставрирует исторические здания центра Преподобного Серафима Саровского», – сказала Юлиана Княжевская.

Она добавила, что в кварталах 78-80, 107-110 Можайского района сохраняются здания школ и городской больницы. Также построят два детских сада по 150 мест каждый и школу на 600 мест, спроектированную в прилегающем квартале со стороны ул. Багрицкого.

Кроме того, у жителей района появится новый центр культуры с музыкальной школой и клубными помещениями для детей и взрослых.

«Специалисты детально проработали и транспортную схему: в районе сделают удобные внутриквартальные проезды с благоустроенными тротуарами и пешеходными переходами. На улице Багрицкого запроектированы остановки с заездными карманами для общественного транспорта. Реконструируют и улицу Гвардейская, где также появятся дополнительные остановки», – отметила Княжевская.

Она добавила, что в рамках реновации планируется сохранить 218 домов, представляющих историческую и архитектурную ценность. Их отбирала рабочая группа, в которую вошли специалисты Мосгорнаследия, Москомархитектуры, городской Общественной палаты, представители общественной организации «Архнадзор».

21 ноября завершились экспозиции в районах Можайский и Лосиноостровский, поселке Шишкин Лес. Собрания участников публичных слушаний по проектам планировки в этих районах состоятся сегодня, 26 ноября.

Продолжает работу единый информационный центр по адресу: ул. 2-я Брестская, д. 6. Задать вопросы по проектам планировки можно по тел. горячей линии: +7 (499) 401-01-01.

Начать просмотр

ВОПРОСЫ   #8

Инструкция: как докупить квартиру по программе реновации

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *