Своеобразие русской архитектуры – Дмитрий Швидковский — лекция «Своеобразие русской архитектуры» онлайн бесплатно. Слушать интересную лекцию. Видео на портале «Культура.РФ»

Содержание

Стиль и архитектура церквей России

Когда в 4-м веке нашей эры в Риме было принято христианство, а гонения на его представителей закончились, начала развиваться архитектура церквей. Во многом на данный процесс повлияло деление Римской империи на две части – Западную и Византийскую. Это оказало влияние на развитие церковного искусства. На Западе распространенной стала базилика. На Востоке же популярность обрел византийский стиль архитектуры церквей. Последнее нашло отражение в культовых постройках на Руси.

Виды православных храмов

Имелось несколько типов архитектуры церквей на Руси. Храм в форме креста строился как символ того, что Крест Христов является церковной основой. Именно благодаря ему люди оказались избавленными от власти дьявольских сил.

Если же архитектура соборов и церквей представлена круговой формой, это символизирует бесконечность существования Церкви.

церковь вознесения архитектура

Когда храм возводится в виде восьмиконечной звезды, он олицетворяет собой Вифлеемскую звезду, которая и привела волхвов туда, где был рожден Иисус. Архитектура церквей данного типа является символом того, что история человеческая исчисляется семью длительными периодами, а восьмой является вечностью, Небесным Царством. Идея эта зародилась еще в Византии.

Нередко архитектура церквей России включала в себя постройки в форме кораблей. Это наиболее древняя вариация храма. Такая постройка содержит в себе идею о том, что храм спасает верующих, подобно кораблю, от житейских волн.

Помимо этого, архитектура православной церкви нередко представляет собой смешение данных типов. В культовых постройках совмещаются круговые, крестовые и прямоугольные элементы.

Византийские традиции

На Востоке в 5-8-м веках популярным был византийский стиль в архитектуре храмов и церквей. Византийские традиции распространялись и на богослужение. Именно здесь зародились основы православной веры.

Культовые сооружения здесь были различными, но в православии каждый храм отражал определенное вероучение. В любой архитектуре церкви соблюдались определенные условия. К примеру, каждый храм оставался двух- либо трехчастным. По большей части византийский стиль архитектуры церквей проявлялся в прямоугольной форме зданий, фигурной кровле, сводчатых потолках с арками, столпами. Это напоминало внутренний вид церкви в катакомбах. Данный стиль перешел и в русскую архитектуру церкви, пропитавшись дополнительными характерными особенностями.

, церковь памятник архитектуры

В середине купола изображался Свет Иисуса. Безусловно, похожесть таких строений на катакомбы лишь общая.

Порой церкви – памятники архитектуры - обладают сразу несколькими куполами. Православные культовые сооружения всегда имеют кресты на куполах. К моменту принятия православия на Руси в Византии популярность обретает крестово-купольный храм. Он объединил все имевшиеся на тот момент достижения в православном зодчестве.

Крестово-купольные храмы на Руси

Этот вид церкви сформировался также в Византии. Впоследствии он стал господствовать – случилось это в 9-м веке, а затем был перенят остальными православными государствами. Одни из самых известных русских церквей – памятников архитектуры - были возведены именно в данном стиле. К их числу относят Софийский собор в Киеве, Софию Новгородскую, Успенский собор во Владимире. Все они копируют Софийский собор в Константинополе.

По большей части зиждется русская история архитектуры на церквях. И крестово-купольные сооружения здесь находятся на первых ролях. На Руси были распространены далеко не все вариации данного стиля. Однако многие образцы древних построек относятся к крестово-купольному типу.

Конструкция такого рода преображала само сознание древнерусских людей, обращая их внимание на углубленное созерцание мироздания.

Хотя множество архитектурных черт византийских церквей было сохранено, построенные на Руси храмы издревле обладали множеством отличительных уникальных особенностей.

Белокаменные прямоугольные храмы на Руси

Данный тип наиболее близок византийским вариациям. В основу подобных построек положен квадрат, который дополняется алтарем с полукруглыми абсидами, куполами на фигурной кровле. Сферы тут заменены шлемовидным покрытием куполов.

Посередине маленьких построек данного типажа стоят четыре столпа. Именно они служат для кровли поддержкой. Это олицетворение евангелистов, четырех сторон света. По центру такой постройки располагаются и 12, и большее число столпов. Они образуют знамения Креста, делят храм на символические части.

Деревянные храмы на Руси

В 15-17-м веках в России появился совершенно своеобразный стиль возведения культовых построек, который радикально отличался от византийских аналогов.

Появились прямоугольные здания, обладающие полукруглыми абсидами. Порой они были белокаменными, а порой – кирпичными. Вокруг стен располагались гульбища. Кровля была фигурной, на ней размещались купола в форме маковок либо луковиц.

Украшением для стен служила изящная отделка, окна с каменной резьбой, изразцовыми наличниками. Возле храма либо над его притвором помещалась колокольня.

Очень много уникальных черт русского зодчества проявилось в деревянной архитектуре Руси. Во многом они проявились из-за особенностей дерева. Достаточно сложно сформировать плавную форму купола из досок. По этой причине у деревянных церквей она была заменена остроконечным шатром. Помимо этого, вид шатра обретала вся постройка целиком. Так появились уникальные постройки, аналогов которых не было в мире – церкви из дерева в форме больших остроконечных деревянных конусов. Известны храмы погоста Кижи, которые являются ярчайшими представителями данного стиля.

церковь покрова на нерли архитектура

Каменные шатровые церкви на Руси

Вскоре особенности церквей из дерева повлияли и на каменное зодчество. Появились каменные шатровые храмы. Высшее достижение в подобном стиле – Покровский собор в Москве. Он известен как храм Василия Блаженного. Эта затейливая постройка относится к 16-му веку.

Это крестообразное сооружение. Крест формируется четырьмя основными церквями, которые расположены вокруг центральной – пятой. Последняя является квадратной, в то время как остальные – восьмиугольными.

Шатровый стиль был популярен в течение очень короткого временного периода. В 17-м веке властями было запрещено возведение подобных построек. Их беспокоил тот факт, что они сильно отличались от обычных корабельных храмов. Шатровое зодчество уникально, у него нет аналогов ни в одной культуре мира.

Новые стилистические формы

Русские церкви отличались разнообразием в убранстве, архитектуре, украшениях. Особенно популярными стали красочные поливные изразцы. В 17-м веке господствовать начинают элементы барокко. Нарышкинское барокко в основу всего ставило симметрию, завершенность многоярусных композиций.

Особняком стоят творения столичных архитекторов 17-го века – О. Старцева, П. Потапова, Я. Бухвостова и ряда других. Они были некими предвестниками эпохи петровских реформ.

Реформы данного императора коснулись, в числе прочего, и архитектурных традиций страны. Зодчество 17-го века в России определялось модой Западной Европы. Появились попытки достичь равновесия между византийскими традициями и новыми стилистическими формами. Это отразилось в архитектуре Троице-Сергиевой Лавры, в которой сочетались традиции древности и новые веяния.

В ходе сооружения Смольного монастыря в Санкт-Петербурге Растрелли принял решение отразить православные традиции в строительстве монастырей. Однако органичное сочетание не получилось. В 19-м веке началось возрождение интереса к архитектуре эпохи Византии. И лишь в 20-м веке были предприняты попытки вернуться к средневековым русским архитектурным традициям.

Церковь Покрова на Нерли

Знаменита на весь мир архитектура церкви Покрова на Нерли. Она отличается легкостью, светлостью, это истинный шедевр владимиро-суздальской архитектурной школы. Изящество, проявившееся в архитектуре церкви Покрова на Нерли, стало возможным благодаря идеальному сочетанию постройки с окружающей средой – русской природой. Примечательно, что храм занесен в список мировых памятников ЮНЕСКО.

церковь покрова на нерли описание архитектуры

Постройка отражает путь вверх, к Богу, а дорога к ней является своеобразным паломничеством. Сведения о церкви сохранились в Житии Андрея Боголюбского. Возведена она была в 1165 году, это был мемориал для княжеского сына Изяслава. Он погиб в войне с Волжской Булгарией. По преданию, белые камни сюда перевезли из поверженного Булгарского княжества.

Примечательно, что описания архитектуры церкви Покрова на Нерли содержат множество сравнений этой постройки с белым лебедем, плывущим по воде. Это невеста, стоящая у алтаря.

От здания непосредственно 12-го столетия остались квадрат – остов с главой. Все остальное оказалось разрушенным со временем. Восстановление произвели в 19-м веке.

В описаниях памятника архитектуры церкви Покрова на Нерли содержатся сведения о вертикальности стен. Но по причине вымеренных пропорций они выглядят наклонными, за счет такого оптического эффекта здание выглядит более высоким, чем есть на самом деле.

Церковь обладает простым, без изысков внутренним убранством. Фрески оказались сбитыми со стен в ходе реставрации 1877 года. Однако имеется иконостас с иконами.

На наружной поверхности осталось немало настенных рельефов. Здесь проносятся библейские фигуры, птицы, животные, есть и маски. Центральной фигурой является царь Давид, который читает псалмы. Сбоку от него находится лев, олицетворение его власти. Поблизости имеется голубь – знак духовности.

Церковь Вознесения в Коломенском

Первый каменный храм шатрового типа на Руси – церковь Вознесения в Коломенском. Архитектура ее отражает влияние Ренессанса. Воздвиг ее Василий III в честь появления на свет своего наследника – царя Ивана IV Грозного.

стиль архитектуры церквей

Особенности архитектуры церкви Вознесения проявились в крестообразной форме постройки, которая переходит в восьмерик. На него, в свою очередь, опирается большой высоты шатер. Он осеняет внутреннее пространство церкви. Примечательно, что в нем нет столпов. Храм, отличающийся выразительностью силуэта, окружен галереей, которая обладает лестничными спусками. Они выполнены достаточно торжественно.

В церкви имеется крайне много дополнительных деталей, которые перекочевали сюда из Ренессанса. При этом имеется немало черт от готики. Итальянские кирпичи, связь постройки с центрической формой храмов Италии дают намек на то, что проект этот был создан итальянским архитектором, который работал при дворе Василия III. Точных данных об авторе до наших дней не сохранилось, но, по предположениям, это был Петрок Малой. Именно он был автором храма Вознесения в московском Кремле, стен и башен Китай-города.

Псково-новгородские храмы

Помимо общепринятых мировых классификаций, нужно учитывать, что в каждом княжестве архитектура обрела свои неповторимые черты. В искусстве зодчества никогда не бывает чистого стиля, и это деление также лишь условное.

В архитектуре Новгорода проявились следующие отличительные черты: чаще всего храмы здесь обладали пятью главами, но встречались и постройки с одной главой. Форма их была кубовой. Украшались они арками, треугольниками.

Владимиро-суздальские храмы

Зодчество здесь расцветало во времена Андрея Боголюбского и Всеволода III. Тогда здесь и возвели церкви с дворцом. Они прославляли столицу княжества. Тут умело обрабатывался камень, применялись приемы из деревянного зодчества.

церковь вознесения в коломенском архитектура

В 12-м столетии здесь возвысились первоклассные сооружения из качественного белого камня – известняка. Наиболее древние из них обладали простыми украшениями. Окошки в храмах были узкими, они, скорее, напоминали щели бойниц, нежели окна. С 12-го века началось украшение церквей резьбой по камню. Порой в ней отражались фольклорные сюжеты, порой – скифский «звериный стиль». Отмечается и наличие романских влияний.

Киевско-черниговские храмы

Архитектура данного княжества отражает монументальный историзм. Он делится на архитектуру соборных и башнеобразных жанров. В соборных церквях имеются круговые галереи, равномерность ритма фасадных делений. Архитектура данного типа достаточно образна, символика сложная. По большей части сооружения данного княжества представлены придворными княжескими постройками.

Смоленско-полоцкие храмы

Когда смоленское зодчество только-только развивалось, архитекторов толком здесь еще не имелось. Вероятнее всего, первые постройки здесь возвысились благодаря участию киевлян либо черниговцев. В смоленских храмах имеется множество клейм на торцах кирпичей. Это указывает на то, что, скорее всего, здесь оставили свой след черниговцы.

Архитектура данных городов отличается размахом, что говорит в пользу того факта, что в 12-м веке тут уже имелись собственные зодчие.

Смоленская архитектура на Руси была популярна. Зодчих отсюда звали во множество других древнерусских земель. Они строили здания и в Новгороде, который являлся крупнейшим центром в стране. Но взлет этот было недолгим – он длился 40 лет. Все дело в том, что в 1230 году разразилась эпидемия, после которой сильно изменилась политическая обстановка в городе. На этом закончилось творчество местных зодчих.

Годуновский стиль

Условно выделяют особняком и храмы в стиле годуновского классицизма. Это были церкви, возведенные в период, когда на троне Руси восседал Борис Годунов (1598-1605). Тогда были канонизированы строительные приемы, нашедшие отражение в симметрии, компактности построек.

Помимо этого, популярными стали итальянские ордерные элементы. Русский стиль оказался канонизирован на итальянский манер.

Разнообразие сооружений уменьшилось. Зато на передний план вышло стилевое единство. Это проявилось не только в Москве, но и во всей Руси.

Узорочье

Примечателен и стиль, именуемый узорочьем. Появился он лишь в 17-м веке в Москве. Для него характерны затейливые формы, декор, сложные композиции. Силуэты в данном стиле живописны необычайно. Узорочье связывают с языческими корнями и поздним ренессансом в Италии.

По большей части постройки в данном стиле представлены церквями с сомкнутыми сводами, без столпов и с высокими трапезными. Покрытие в них шатровое. Интерьер необычайно богат на цветные орнаменты. Декора внутри очень много.

Строгановские храмы

Большую известность обрели и церкви, возведенные в строгановском стиле. Появился он в 17-18-м веках. Название данный стиль приобрел благодаря Г. Строганову, поскольку именно он заказывал подобные постройки. Тут проявился традиционный пятиглавый силуэт. Но поверх него нанесен барочный декор.

Тотемский стиль

Барокко, проявившееся наиболее ярко в Санкт-Петербурге, отразилось и на сооружениях русского севера. В частности, в городе под Вологдой – Тотьме. Уникальность архитектуры его построек привела к появлению «тотемского барокко». Данный стиль появился в 18-м веке, уже в следующем столетии имелось по крайней мере 30 храмов, возведенных в данном стиле. Но в том же веке многие из них были перестроены. На данный момент они по большей части разрушены либо остаются в запустении. Особенности данного стиля были переняты в ходе морских путешествий местных купцов. Они и были заказчиками данных церквей.

Устюжский стиль

архитектура русской церкви

Одними из самых ранних культовых сооружений в Великом Устюге были постройки, относящиеся к 17-му веку. Именно в тот момент здесь начали проявляться основы каменного зодчества. Расцвет архитектурного стиля данной области пришелся на 17-й век. Продолжалось строительство с его чертами чуть больше 100 лет. За это время в Великом Устюге появилось немало местных зодчих, которых выделяли большой талант и невиданное мастерство. Они оставили после себя немало уникальных церквей. Поначалу распространены были пятиглавые храмы с приделами. А в 18-м веке популярность обрели храмы с продольной осью.

Уральские храмы

Отдельного упоминания заслуживает и уральский архитектурный стиль. Появился он в 18-м веке, в эпоху Петра Великого. Он стремился к преобразованиям, в том числе и в зодчестве. Главная особенность данного стиля проявилась в пятиглавии на ярусной основе. По большей части он заимствовал черты барокко и классицизма. В уральских городах нередко возводились постройки в стиле древнерусской архитектуры. В этом проявилась уникальность уральской архитектуры.

Сибирский стиль

По-своему отразились модернистские традиции в сибирском стиле. Во многом здесь проявились особенности климатических условий самого региона. Народные умельцы сформировали свое особое видение сибирских школ модерна – тюменской, томской, омской и так далее. Они создали свой уникальный след среди памятников русской архитектуры.

Особенности русской архитектуры. Кратко

Русская церковная архитектура начинается вместе с утверждением в России христианства в конце X в. Приняв от греков веру, священнослужителей и все атрибуты для богослужения, русские одновременно позаимствовали у них и форму храмов. Наши предки приняли крещение в том веке, когда в Греции господствовал византийский стиль, поэтому древние русские храмы построены именно в этом стиле. Они были возведены в главнейших русских городах: Киеве, Новгороде, Пскове, Владимире Суздальском и Москве.

Дмитровский собор во Владимире

Дмитровский собор во Владимире — пример здания в русско-греческом стиле

Киевские и новгородские храмы по плану напоминают византийские — прямоугольник с тремя алтарными полукружиями. Внутри зданий размещено по четыре столба, арки и купола. Но при большом сходстве между древнерусскими храмами и современными им греческими заметны и некоторые различия. В многокупольных греческих храмах купола ставились на особые столбы и располагались на различной высоте по сравнению с главным куполом, в то время как на Руси все купола размещались на одном уровне. Окна в византийских храмах были большими и часто расположенными, а в русских — маленькими и немногочисленными. Двери в византийских храмах были сверху прямыми, в русских — полукруглыми. В больших греческих храмах иногда устраивалось по два притвора: внутренний, предназначенный для оглашенных и кающихся, и наружный, в виде крыльца, обставленный колоннами. В русских, даже больших, устраивалось по одной внутренней паперти небольшого размера. В греческих храмах колонны были обязательным атрибутом как снаружи, так и внутри, а в русских из-за отсутствия мрамора и камня колонн не было. Благодаря этим различиям некоторые специалисты русский стиль называют не просто византийским (греческим), а смешанным — русско-греческим. В новгородских храмах стены заканчивались вверху остроконечным щипцом, подобным щипцу на крыше деревенской избы.

Деревянные постройки являются древнейшими сооружениями на территории России. Главной областью применения дерева в качестве строительного материала стало русское национальное жилище, а также хозяйственные и прочие постройки. В культовом строительстве дерево активно вытеснялось камнем. Вершин своего развития деревянная архитектура достигла на Русском Севере.

Каменные храмы в России были немногочисленными. Благодаря обилию лесов (особенно в северных частях России) преобладали деревянные церкви. В возведении этих храмов русскими мастерами было проявлено больше вкуса и самостоятельности, чем в постройке каменных. Форма и план старинных деревянных церквей представляли или квадрат, или продолговатый прямоугольник. Купола были круглыми или башнеобразными. Их количество и размеры также варьировались. Своеобразие русских куполов и их отличие от греческих заключается в том, что под крестом сооружалась особая главка, напоминавшая луковицу.

Московские храмы до XV в. обычно строились мастерами из Новгорода, Владимира и Суздаля и напоминали церкви Киево-Новгородской и Владимиро-Суздальской архитектуры. Но эти храмы не сохранились: они или погибли от времени, пожаров и татарских разрушений, или были перестроены на новый лад. Сохранились храмы, сооруженные после XV в. — периода освобождения от татарского ига и усиления Московского государства.

Начиная с царствования великого князя Ивана III (1462—1505 гг.), в Россию приглашали иностранных строителей и художников, которые при посредстве русских мастеров создали несколько исторических храмов по образцам древнерусских памятников церковного зодчества. Главнейшими из них являются Успенский собор в Московском Кремле, где совершались коронации русских государей (строитель — итальянец Аристотель Фиораванти), и Архангельский собор — усыпальница русских князей, возведенная итальянцем Алоизием. Постепенно русские строители выработали собственный национальный архитектурный стиль.

Церковь Преображения Господня на острове Кижи

Церковь Преображения Господня на острове Кижи, сруб которой возведен без единого гвоздя

Один из видов русской манеры носит название шатровой или столбовой. Построенный таким образом храм имеет вид нескольких соединенных церквей, из которых каждая имеет вид столба или шатра, увенчанного куполом и главкой.

Помимо массивности столбов и колонн в таком храме и большого количества главок в виде луковиц особенностями шатрового храма являются пестрота и разнообразие цветов его наружных и внутренних частей. Примером таких храмов являются церковь в селе Дьякове и храм Василия Блаженного в Москве. Время распространения шатровой разновидности русского стиля в России закончилось в XVII в. В последние десятилетия XIX в. началось возрождение столбового стиля, в котором созданы несколько церквей, например Троицкий храм Санкт-Петербургского «Общества распространения религиозно-нравственного просвещения в духе православной церкви» и храм Воскресения на месте убиения Царя-Освободителя.

Наряду с шатровым существуют и другие виды национального стиля. По плану постройки могут представлять собой удлиненный в вышину куб либо состоять из двух частей разной формы (четырехугольник снизу и восьмиугольник сверху — «восьмерик на четверике»), а также создаваться путем наслоения нескольких квадратных срубов, из которых каждый вышележащий уже нижележащего. В царствование императора Николая I для постройки военных церквей в Санкт-Петербурге архитектором К. Тоном был выработан стиль, получивший название тоновского, примером которого может служить церковь Благовещения в конногвардейском полку.

Архангельский собор и колокольня Ивана Великого в Москве

Архангельский собор и колокольня Ивана Великого в Москве

Из других западноевропейских стилей при постройке русских церквей нашел применение только стиль возрождения. Его черты усматриваются в двух главных соборах Санкт- Петербурга — Казанском и Исаакиевском.

В XVIII и XIX вв. большое распространение получили так называемые домовые церкви, устраиваемые во дворцах и имениях богатых людей, при учебных и правительственных учреждениях, а также богадельнях. Многие из таких церквей, будучи богато и художественно расписаны, сохранились до нашего времени и являются шедеврами русского искусства.

Поделиться ссылкой

О русском деревянном зодчестве

  • Текст:Г. Мехова

    15 августа 2018

Деревянное зодчество прошло огромный путь — от примитивного сруба, с печью, топящейся по-черному, до грандиозных хором дворца в Коломенском со сложным рас­положением построек, изобилием переходов и крылец, всевозможных украшений. Века минули, прежде чем островерхий языческий храм и сторожевые башни древних городищ трансформировались в культовые христианские постройки, в мощные крепостные сооружения русских городов.

В своем развитии деревянное зодчество достигло высот поистине небывалых. И недаром Коломенский дворец Алексея Михайловича считали «восьмым чудом света», а народный зодчий Нестер, как гласит предание, кончив постройку Преображенской церкви в Кижах и бросив топор в Онего, с полным правом на то сказал: «Не было, нет и не будет такой».

Но чтобы мастер Нестер мог совершить это двадцатидвухглавое чудо, много поколений «древоделов» — народных умельцев подготовили этот великолепный взлет творческой фантазии и строительной техники.

Деревянное зодчество выработало множество типов жилых, хозяйственных, обо­ронительных и культовых сооружений. Бесспорно, что деревянное зодчество Руси древнее каменного, но если до нашего времени дошли каменные постройки даже XI века, то основная масса сохранившихся построек деревянной архитектуры датируется XVII, XVIII и XIX веками. И, как правило, самые древние из них — это культовые сооружения, расположенные в небольших селениях, где они обычно стоят в отдалении от жилья.

Дерево как строительный материал не слишком долговечно, хотя при известном стечении обстоятельств деревянный сруб может существовать несколько столетий. Но главным злом деревянной постройки были пожары. Все русские летописи полны сведений о «великих пожарах». Дотла выгорали целые города, постоянно уничтожались жилища, крепости, культовые сооружения.

Города всегда развивались интенсивнее, чем села, а начиная с петровского времени, их облик стремительно менялся, вслед за породившим эти изменения ростом промышленности и торговли. И так немного осталось городов, где дерево в постройке преобладает, что теперь трудно представить себе древнерусский город, окруженный рубленой стеной.

Надвратная башня ограды Николо-Карельского монастыря. 1691-1692 гг. Перенесена в с. Коломенское 

Однако окраины России, такие, как Север, Урал и Сибирь, в силу их удаленности от центра, были хранителями старых народных традиций. Всевозможные архитектурные новшества доходили туда медленно. Огромные таежные массивы позволяли заготовлять отборный и дешевый строевой лес, деревянному строительству отдавалось предпочтение до самого последнего времени. Именно эти районы России богаты старинными образцами сельского и городского деревянного зодчества. И хотя самые ранние из них датируются в основном XVII веком, изучение деревянных построек Севера и Сибири в сопоставлении их с древними изображениями и описаниями, содержащимися в исторических документах, помогает воссоздать основные этапы развития русского деревянного зодчества. 

Бесценные сведения о более древнем периоде развития деревянной архитектуры дают нам летописи и другие письменные документы, наполненные сообщениями о постройках городов, церквей, хором и мостов.

Деревянные постройки изображаются и на древних иконах и на старинных планах русских городов. Целый комплекс деревянных сооружений мы видим на редчайшем документе XVII века, плане Тихвинского монастыря, — шатровую церковь, избы, ограды, частоколы и даже колодец с журавлем.

Рисунки и гравюры посетивших Россию в XVI—XVII веках иностранцев, таких, как Герберштейн, Олеарий, Мейерберг, Пальмквист, помогают восстановить облик городов и сел допетровской Руси и особенности отдельных сооружений.

Представление о характере и основных типах деревянного строительства на Руси, полученное в результате изучения древних источников, как бы закрепляется после знакомства с постройками более поздних веков, дошедшими до настоящего времени.

Церковь Ризположения из с. Бородава Вологодской обл. 1485 г. Перенесена в Кирилло-Белозерский монастырь 

Не свидетельство ли это некоторой застойности в развитии деревянного зодчества? Ведь общие строительные принципы, судя по всему, невероятно устойчивы. Если сравнить постройки на плане Тихвинского монастыря с теми, что ныне существуют и относятся к более близкому нам времени, мы найдем немало похожих даже в деталях. Письменные источники изобилуют сообщениями, что русские плотники стремились строить «по старине», «как водится». Но, если внимательно посмотреть на бесподобные формы Кондопожской церкви, на удивительные по своей логичности конструкции кижской церкви Преображения и на веками разработанные планы крестьянских изб и усадеб, возникнет иное отношение к этой приверженности народных мастеров к узаконенным формам и конструкциям в деревянном зодчестве.

Деревянная архитектура выработала настолько совершенные приемы композиции и конструкции зданий, что долгое время они не требовали замены их новыми. Лишь удешевление пиленого леса (после появления в XVIII веке водяных, а затем и паровых лесопилок) позволило делать более дешевые стропильные конструкции верхов и увеличить количество резьбы на фасадах.

Задолго до того, как на Руси появилось кирпично-каменное строительство, деревянное зодчество уже выработало основные свои строительные устои. В то время, как древнерусские каменщики старались осмыслить и переработать в своем творчестве византийскую схему культового здания, принесенную на Русь с введением христианства, плотники с легкостью возвели в Новгороде тринадцатиглавую Софию. И в том, что каменное строительство на Руси с самого начала шло, можно сказать, семимильными шагами, поражая современников своей самобытностью, безусловно сказался колоссальный строительный опыт русских «древоделей».

Влияние деревянного зодчества на каменное особенно заметно на появившихся в XVI веке каменных шатровых храмах. Историки обоснованно связывают их появление с фактом подъема русского национального государства, образовавшегося в процессе борьбы с татаро-монгольским игом. Утверждение национального начала в архитектуре легло в основу небывалого взлета русского каменного зодчества, давшего миру такие памятники, как церковь Вознесения в Коломенском и Покровский собор что на Рву (храм Василия Блаженного) на Красной площади в Москве.

Никольская церковь в дер. Панилово Архангельской обл. 1600 г. 

Коломенская церковь, о которой в летописи сказано: «Князь Великий Василий поставил церковь камену Вознесение... верх на древяно дело», прочно утвердила в каменной архитектуре шатер, форма которого дотоле была выработана в дереве. Насаждавшееся «сверху» и удачно развитое в каменном культовом зодчестве ка­ноническое пятиглавие старательно обходилось древоделами. А если основная схема плана и бывала соблюдена, то внешне деревянная церковь редко походила на своего каменного собрата.

Шатровое завершение настолько было привычно русским людям, что и в камне зодчие старались точнее воспроизвести любимую народом форму покрытия здания. А на севере России, в отдалении от центра, от Москвы народ продолжал строить «по старине», ибо шатер являлся воплощением народных представлений о красоте, сложившихся еще в дохристианскую эпоху.

Народный мастер всегда оставался верен традициям деревянного зодчества и стремился выявить в деревянной постройке ее конструктивную суть, исходящую из возможности сруба.

В строительстве каменных жилищ (как правило, богатых боярских и купеческих палат) также есть общие с деревянным зодчеством приемы композиции и планировки. Манера размещения палат вокруг сеней, наподобие того, как ставились избы «в две связи», наличие подклета и высоких крылец, ведущих во второй, жилой этаж, — черты, типичные для деревянного зодчества, в течение долгого времени процветавшие и в жилом каменном строительстве XVII века, а на окраинах России и в XVIII веке.

Само слово «подклет» утвердилось надолго в каменном строительстве Руси для обозначения нижнего этажа здания служебно-хозяйственного характера. Возникнув в деревянном зодчестве как хозяйственное помещение избы, подклет представлял собой нижнюю часть сруба-клети, которая кроме того предохраняла жилую часть дома от сырости и холода.

В крепостном строительстве также заметно влияние деревянных форм на каменные. Шатровое покрытие башен, граненые формы последних, вероятно, были отзвуками привычных представлений русского зодчего о крепостях, до середины XV века сооружавшихся исключительно из дерева. Постоянная опасность нападения со стороны внешнего врага создала такие условия для развития крепостей на Руси, что эволюция форм деревянных и каменных крепостей с XV века шла параллельно. Остатки деревянных крепостей XVII–XVIII веков, уцелевшие до наших дней, говорят о большом строительном искусстве зодчих-плотников.

Колокольня в с. Кулига (Дракованово) Архангельской обл. XVI-XVII в.

Памятники русского деревянного зодчества создавались выходцами из народа, преимущественно из крестьянской массы, где каждый жил своим трудом, владел оди­наково хорошо и сохой и топором. С очень давних времен плотники собирались в артели, которыми руководили наиболее талантливые и опытные мастера. В каждой артели наряду с мастерами были и ученики, что обеспечивало преемственность плотницкого дела. Большинство таких артелей переходило по стране с места на место, возводя разнообразные постройки по всей Руси. Именно такая плотницкая артель возвела в небывало короткий срок, немногим более чем за четыре месяца, стены вокруг Москвы в 1339 году.

Быстрота, с которой плотники могли возводить то или иное сооружение, была поистине сказочной. Недаром русские сказки наполнены событиями такого рода, как строительство дворца, или моста, или хором за одну ночь. А героем одной из сказок является волшебный топор! Поистине в руках русских древоделов любой топор мог стать волшебным, если в летописях встречаются упоминания об «обыденных» храмах (храмах, построенных в один день). Вероятно, на заготовку леса и обработку бревен уходил не один день, но непосредственно возведение постройки при достаточном количестве людей и при умелой организации было осуществимо в очень короткие сроки.

Артели, как правило, брались в основном за крупные сооружения; возведением небольших сельских построек занимались сами жители села или деревни, ибо каждому из них секреты плотницкого дела были переданы в наследство от отцов и дедов.

Каковы же были эти секреты? В чем суть строительного мастерства русских плотников? Прежде всего в вековом опыте строительства, которое велось преимущественно топором. В руках древоделов топор стал универсальным инструментом: топором рубили стены, делали украшения на домах и храмах, создавали уникальные безгвоздевые конструкции, прочность которых подчас удивляет и восхищает нас. Разумеется, нашим предкам известны были и долото и коловороты, но топор главенствовал над другими видами деревообделочных инструментов.

В процессе развития деревянного зодчества выработался тот своеобразный и устойчивый «плотницкий» язык, которым пользуются плотники и по сию пору. Бревенчатые венцы из срубов вязали из «дерев» не длиннее 7–10 метров, при диаметре от 25 до 50 см. Для настила полов, потолков, изготовления различных мелких деталей употреблялись брусья, доски, пластины, тес. Основа всякой деревянной конструкции — сруб связывался на углах врубками, чаще всего с выпусками концов бревен, «вобло». Это самый древний и самый любимый русскими плотниками прием, который можно наблюдать и в современных избах. Прием «в лапу» — когда концы бревен сте­сывались — встречается реже.

Петропавловская церковь в с. Пучуга Архангельской обл. 1698 г. 

Сам материал — бревно — предполагает прямоугольную форму сруба. В культовых и крепостных сооружениях плотники зачастую рубили восьмигранные или шестигранные срубы, что при той же длине значительно увеличивало площадь помещения.

Бревна обычно подбирались в соответствии с предполагаемым типом сооружения. Для построек большого общественного значения или для крепостных стен брались самые мощные, «закомелистые» бревна, более полуметра в диаметре. Так, московские укрепления 1339 года были сложены из бревен, достигавших в диаметре семидесяти сантиметров. Из таких же циклопических бревен рублены и некоторые сибирские избы. Изобилующая лесом Сибирь давала возможность строителям рубить лес на выбор.

Несомненно, первым срубом, который сделал человек, была жилая клеть, или, как впоследствии ее стали называть, поскольку она имела печь, — «истобка», изба. Клеть покрывалась обычно двухскатной крышей, в разных местностях имеющей разный подъем. Характерный «щипец» (фронтон) торцового фасада присущ всем жилым и хозяйственным постройкам, сооружавшимся на Руси из дерева. Эта форма крыш употреблялась и в культовом зодчестве.

Покрытия в церковном зодчестве были настолько разнообразны, и каждое по-своему так выразительно, что именно завершения храмов ставили последнюю точку в формировании того или иного типа церковного здания. В хоромном же строительстве они создавали небывалый по выразительности силуэт. «Восьмое чудо света» — Коломенский дворец восхищал всех, кто его видел (обветшалый дворец был разобран в XVIII веке по приказу Екатерины II), прежде всего разнообразием верхов. Шатры, бочки, кубоватые покрытия делали его силуэт затейливым и вместе с тем четким, как вологодское кружево.

Но, конечно, сложные кровли увенчивали лишь наиболее значительные сооружения, такие, как церкви, крепости, хоромы. Самым «типовым» покрытием было покрытие клетей, изб, которое отличалось простотой и нередко выполнялось без гвоздей. Древнейшей системой двухскатного покрытия была кровля на «самцах»-бревнах, как бы продолжающих торцовые стены сруба и образующих своеобразный бревенчатый фронтон. В самцы, размеры которых уменьшались соответственно снизу вверх, гори­зонтально врубались «слеги». На слеги укладывали тонкие бревна с оставленными на концах корневищами, которые на плотницком языке получили наименование «куриц». Курицы закреплялись на слегах врубками.

Домик Петра I, начало XVIII в. Перенесен из Архангельска в с. Коломенское 

Улица в с. Сеймосово Архангельской обл.

Загнутые концы куриц использовали для укладки на них водостока — бревна с желобом (на севере эта деталь именуется «потоком»). Конец потока нередко был украшен рубленым орнаментом. Поверх всего укладывали тес, нижние концы которого упирались в пазы потока, а верхние закреплялись на стыке «охлупнем» или «шоломом» — бревном, выдолбленным снизу. Иногда шолом прикреплялся к верхней «Князевой» слеге деревянными стержнями — «стамиками», «столбиками». Это придавало необычайную живописность облику крыши. Конец «шолома», завершающего фронтон избы, очень часто скульптурно обрабатывался. Головы животных и птиц украшали его. Особенно любимым мотивом для украшения охлупня была голова коня. Конь для русского человека так много значил в труде и рати! Поэтому сказочные «сивки-бурки» то и дело оживали в искусных руках «древоделей» и воздвигались на самом видном месте избы — на вершине фронтона, а строительный термин «конек крыши» до сих пор живет в архитектурном языке.

Но не один конек украшал избу; резьбою разного характера и типа украшались и «причелины», закрывающие собою концы слег, выходящие на фронтон. На стыке при- челин висела вертикально покрытая ажурной резьбой доска — «полотенце» или «ве­треница». Конец ее почти всегда украшало символическое изображение солнца. Даже тес, образующий кровлю, имел копьевидное окончание и назывался «красным» (т. е. красивым) тесом. Лемех, словно чешуею, покрывавший сложные покрытия с криволи­нейным профилем, также имел порезку на концах. Богато обрабатывались выпуски верхних бревен сруба, поддерживающих свесы крыш над фронтонами дома. В названии этих своеобразных кронштейнов — «помочи» или «повалы» — прямо указано их конструктивное назначение, которое они и выполняли, помогая держаться над фронтоном дома свесу крыши, который нередко достигал двух метров. И в то же время не было деталей в конструкции деревянного дома, особенно северного, которая давала бы столько возможности для выявления истинно скульптурного дарования русских плотников! Действительно — сколько домов в деревне или селе, столько новых форм обра­ботки кронштейнов.

Резьба украшала также наличники окон, ставни, столбы галерей и крылец, объединяя в одно художественное целое сруб и кровлю. Конструкцию избы и ее «самцовой» кровли можно всю «прочитать», рассматривая здание снаружи, удивляясь ее простоте, предельной логике и эстетическому совершенству.

Интерьер дома, его бревенчатые стены, широкие пластины пола и матицы (балки) потолка, лавки с резными подзорами, огромная русская печь, занимающая почти четверть всего помещения, позволяют ощутить ту же гармонию всех деталей срубной конструкции.

Ветряная мельница из дер. Щелково Вологодской обл. XIX в. Перенесена в Кирилло-Белозерский монастырь

Полы и потолки выстилались из толстых досок-пластин и закреплялись на балках-матицах, врубленных в стену. Полы подклета (нижнего этажа) «мостились по кладям», т. е. по помосту из брусьев, уложенному прямо на землю, а полы в хозяйственных постройках вымащивались из тонких бревен-кругляков («наката»). В культовых сооружениях полы и потолки устраивались так же, как и в жилых. Причем в зданиях с большими пролетами балка-матица подпиралась столбами. Дивный резной орнамент украшает эти столбы, которые не только не мешают восприятию интерьера, но обогащают его, помогая понять сущность дерева, его конструктивные и эстетические возможности.

Жилая деревянная архитектура в своем развитии испытывала влияние различных социально-экономических причин и природно-климатических условий. Поэтому в настоящее время исследователи деревянного русского жилья насчитывают множество типов построек. В основе их лежит конструктивная схема клети. Сама клеть, по мере надобности, могла быть расчленена на отдельные ячейки-комнаты продольной и попе­речной стенами. Затем, по мере того как крестьянская семья увеличивалась, к первона­чальной клети в соответствии с необходимостью прирубали другие. Таких прирубов могло быть и два, и три, и даже четыре. Эта сравнительно примитивная и, по утверж­дению историков, наиболее древняя форма деревянного дома называлась соответственно по числу прирубов — «двойней», «тройней» и т. д.

Богатые дворы имели целую систему клетей, соединенных сенями и переходами. Они назывались «хоромами». Расслоение крестьянства, выделившее из его среды наиболее зажиточную группу, повлекло за собой возникновение довольно сложных по планировке дворов-усадеб. Это обстоятельство и суровые природные условия способствовали возникновению, особенно в северных районах страны, крупных комплексов, состоящих из высоких изб с подклетями, объединенных в одно целое с хозяйственным двором. Хозяйственная часть усадеб бывала, особенно на севере, двухэтажной, причем внизу располагались хлева и конюшня, а верхнее помещение использовалось как сеновал или сарай, куда можно было въехать на телеге прямо с улицы по бревенчатому накату, «взвозу». Иногда на подклет ставилась лишь жилая часть усадьбы, а хозяйственные постройки были одноэтажными. В ряде случаев подклет использовался как жилье. Изба становилась как бы двухэтажной.

Невозможно в короткой статье привести все известные типы жилых деревянных построек — столько вариантов давало сочетание теплой избы с хозяйственными по­стройками, соединенными переходами, галереями, крыльцами.

Рубленый мост через р. Сию. Архангельская обл. 

Северные районы нашей Родины особенно богаты подобными сооружениями. Начиная разговор об особенностях зодчества Севера, необходимо подчеркнуть, что именно на образцах жилых построек всегда ярче заметны отличия строительного принципа той или иной области, того или иного края. Социальное положение крестьян, особенности экономического развития каждой области и климат прежде всего отражались на облике жилых сооружений.

В самом деле, почему северные избы в большинстве случаев солидного размера и почему старые формы конструкций в тех краях оказались наиболее устойчивыми? Архангельская область и Карелия в древние времена входили в состав новгородских владений, границы которых терялись где-то на берегах Оби и Енисея. Общеизвестно высокое развитие экономики и культуры Новгорода Великого. Новгородская феодальная республика успешно соперничала сначала с Киевским государством, а затем с Москвой, пока в 1478 году не была окончательно присоединена к Московскому государству.

Крестьяне, населявшие феодальные владения Новгородской земли, не знали такого чудовищного закабаления, как жители среднерусских областей, ни в период са­мостоятельности Новгорода, ни впоследствии. Северные земли были «государствен­ными», а крестьяне в своей массе «черносошными», т. е. платившими денежный оброк в казну за пользование землей. Кроме того, они несли определенные «тягловые» по­винности. Результатом всего этого явилось необычайное развитие ремесел и промыслов в северных районах России.

На путях колонизации Севера новгородцы, а затем и московские переселенцы строили «починки», «рядки», села, заселяли города. Крупнейшим портом на Севере до начала XVIII века был Архангельск. Почти вся внешняя торговля в XVI–XVII вв. осуществлялась у его причалов.

Завоевание части Балтийского побережья и основание Петербурга при Петре I снизило значение Архангельского порта. С этого времени жизнь северо-восточных районов несколько замирает. Зато западная окраина в районе Онежского озера получает новый толчок к усиленному развитию экономики, благодаря начавшейся при Петре I разработке полезных ископаемых и строительству металлургических заводов. Живая память об этом времени — город Петрозаводск, ныне столица Карелии. А в других шедеврах деревянного зодчества начала XVIII века — Преображенской церкви Кижского погоста и Успенском соборе в г. Кемь — как бы образно отражен стремительный взлет петровской России.

Церковь с. Нелазское-Борисоглебское Вологодской обл. 1964 г. 

Приверженность к старине на Севере была закреплена следующим обстоятельством. Во второй половине XVII века, во время церковного раскола, на Север потянулись староверческие семьи. Даже после подавления раскольничьих бунтов и несмотря на репрессии со стороны правительства, жители Поморья и Заонежья придерживались старинного уклада жизни, пользуясь удаленностью этих районов от столицы.

В данном издании отражены различные типы заонежских домов, наиболее характерные для данной местности. Дома эти ныне находятся в Кижском архитектурно-бытовом музее-заповеднике.

Дом Ошевнева (1876), прямоугольный в плане, представляет собой соединение жилой части — двухэтажной избы — с хозяйственной частью. Здание перекрыто не­симметричной крышей, что придает ему своеобразный контур, от которого этот тип постройки получил наименование «кошель». Другой пример того же типа (с курной избой) — дом Елизарова (1880) — дает ин­тересные варианты как внешнего оформления, так и интерьера. Обращает на себя внимание встроенная кровать в сенях и печь, топящаяся по-черному. Интересны старинная безгвоздевая конструкция крыши (на самцах), форма галерей-гульбищ, балконы, богато украшенные наличники окон, причелины, «полотенца», присущие и тому и другому дому.

Дом Сергеева из деревни Логморучей представляет иной тип заонежского жилья, так называемый дом «брусом». В нем изба, сенная связь, хлев, двор, сараи расположены друг за другом и перекрыты симметричной двухскатной крышей. Из других сооружений, помещенных в Кижском заповеднике, интересен амбар из дер. Коккойла, западный район Карелии. Амбары, эти сокровищницы крестьянского двора, обычно ставились в известном отдалении от жилья и на севере выглядели весьма величественно. Амбар двухэтажный, его причелины, полотенце, столбики, поддерживающие галерею, резные.

Крупные геометрические контуры резьбы, столь характерные для карельских построек северо-запада России, выделяют амбар из ряда других, экспонируемых в Кижском заповеднике, сооружений. Они заставляют вспомнить некоторые мотивы северорусских вышивок, представляющих собою стилизованное изображение человекоподобных языческих божеств. Два народа — карелы и русские — на протяжении сотен лет, живя бок о бок, создавая каждый свою культуру, немало позаимствовали друг у друга. Этот союз был столь долголетен и дружественен, что подчас, и особенно в архитектурном творчестве, нелегко установить национальную принадлежность мастера.

Погост Кижи. Карельская АССР. Заонежье. Общий вид с севера

Северный тип изб был довольно широко распространен и проникал даже в центральную часть России. Избы Ивановской, Костромской, Ярославской, Горьковской и других областей отличаются от северных изб меньшими размерами, они сооружаются без подклетов. Лишь небольшая часть населения побогаче позволяла себе строить двухэтажные дома. Наиболее распространены избы-пятистенки, т. е. срубы с капитальной стеной, делящей избу на две части. Хозяйственные постройки редко включались в общий объем с избой. Хлева, сараи, конюшни, кладовые располагались, как правило, отдельными клетями по периметру усадьбы. Крытые дворы встречались редко.

Если в северных районах России потомки древних новгородцев создавали сооружения по образу и подобию своего мужественного, сурового народа, то в сравнительно мягком климате среднерусских областей эти черты в архитектуре несколько смягчены. Облик среднерусской деревни более приветливый. Удобно расположенные вдоль улицы дома окружены садами. Если для северных поселений главным зеленым соседом является ель, то здесь — березы, липы, тополя с кружевной светло-зеленой кроной.

В средней России особенно большой вклад в историю деревянного народного зодчества внесло Поволжье. Дома Поволжья славились знаменитой «корабельной резью». Она покрывает собой фасады домов и ворота дворов Ярославской, Костромской, Ивановской и других областей, расположенных по берегам великой русской реки Волги. С давних времен бороздили ее воды струги, мокшаны, росшивы, барки и другие суда торговых людей и промышленников. Север и юг России посредством крупнейшей на Руси голубой дороги обменивались дарами природы и плодами труда своих людей. Корабельные плотники Поволжья снискали себе славу не только прочностью и легкостью хода судов, созданных их руками, но и богатством деревянной резьбы, украшавшей кормовую и носовую часть волжских кораблей. С начала XIX века, постепенно вытесняя северный скромный рубленый орнамент, «корабельная», или, как ее еще называют, «глухая» резьба стала украшением поволжских жилищ.

«Глухой» эту резьбу назвали, чтобы отличить ее от северной резьбы и от позднейшего способа украшения домов пропиловкой, где орнамент прорезает доску насквозь.

Мастера «корабельной рези» — чаще всего хозяева или старшины плотницкой артели — пользовались для выполнения резных украшений целым набором долог различного фасона и молотком-киянкой. Рисунок для рельефа делали непосредственно на доске, не пользуясь шаблонами. Наиболее талантливые мастера варьировали орнамент даже в пределах одной постройки.

Центр погоста Кижи. Вид с юго-востока. Слева направо: Покровская церковь 1764 г. колокольня 1874 г., Преображенская церковь 1714 г. 

Основная часть украшений была сосредоточена на щипце-фронтоне главного фасада дома и на воротах, выходящих на улицу. Расцвет глухой резьбы на фасаде деревянного дома многие исследователи связывают с появлением стропильной системы крыш, сменившей самцовую, более древнюю. Стропильная конструкция, более легкая и требующая меньшей затраты материалов, особенно привилась в среднерусских районах России. Первоначально фронтоны, образуемые стропилами, зашивались досками, повторяющими расположение бревен самцовой кровли, а переход от бревен сруба к дощатому фронтону закрывался «платком» или «лобовой доской», украшенной резным орнаментом. По мере развития этого вида перекрытий и несомненно под влиянием городской архитектуры рисунок фронтона приобретает вид, близкий к фронтонам русского классицизма. Но сельский плотник не копирует слепо классический фронтон. Творчески используя его детали, он включает в резьбу милые его сердцу орнаменты, отражающие русскую природу, сказочные образы, часто сплошь покрывая фронтон резьбой, вставляя туда изречения, дату постройки.

Глухая резьба не только в каждой области, но и в более узких границах дает невероятное количество вариантов орнаментации и композиционного расположения украшений жилья. Но все виды «корабельной рези» объединены одним общим моментом: любимые народом сказки, дары родной земли — цветы, злаки, плоды — нашли свое место в произведениях умельцев-резчиков. Сказочные птицы-сирины с женскими головами, добродушные львы, фантастические русалки-«фараонки», подсолнухи, хмель — все это близко народу.

АРХИТЕКТУРА ДРЕВНЕЙ РУСИ — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

Архитектура Древнерусского государства (X - XII века).

До принятия христианства здания на Руси строили в основном из дерева. Оно служило материалом как для строительства жилищ, так и для сооружения крепостных стен. По этой причине древнерусские дома и укрепления, а тем более их декоративные элементы не сохранились.

Следовательно, полноценно изучать историю  русской архитектуры домонгольского времени приходится почти исключительно по каменно-кирпичным зданиям, которые начали возводить на Руси с конца X века с принятием христианства (988). Христианство открывало Руси доступ к источнику наиболее высокой культуры тогдашнего мира, а вместе с тем и к источнику наиболее совершенного зодчества.

Основные памятники

Самым ранним памятником каменной архитектуры стала церковь Успения Пресвятой Богородицы (989-996). Князь Владимир Святославич даровал церкви «десятину» своих доходов, отчего ее стали называть Богородицей Десятин­ной. Церковь рухнула во время штурма Киева монголами в 1240 году. Оказалось невозможно однозначно реконструировать план уничтоженной церкви. Были предложены различные варианты реконструкции, однако вопрос этот по-прежнему остается дискуссионным. Тем не менее некоторые основные плановые характеристики здания могут быть установлены. Так, несомненно, что Десятинная церковь представляла собой характерный для византийской архитектуры трехнефный храм с тремя апси­дами и тремя парами столбов, т. е. шестистолпный ва­риант крестово-купольного храма. Раскопки Десятинной церкви показали, что здание было возведено из плоских кирпичей византийского типа (плинфы) способом кладки со скрытым рядом.

Следующий этап монументального строительства на­чался на Руси в 30-х годах XI века. Страна была в это время раз­делена на две части между сыновьями князя Владимира - Мстиславом и Ярославом. В стольном городе Мстислава - Чернигове - был зало­жен Спасо-Преображенский собор (ок. 1036). Спасский собор сохранился до наших дней почти целиком. В плане он представляет собой трехнефное здание, близкое по схеме Десятинной церкви, но обладающее в восточной части, т. е. перед апсидами, дополнительным членением (так называемая вима), что характерно для памятников константинопольской архитектуры.

Вскоре после черниговского Спасского собора бы возведен Софийский собор в Киеве (1037). Строи­тельная техника и архитектурные формы Софийского собора не оставляют сомнений в том, что строители при­были из Константинополя и отразили здесь традиции столичной византийской архитектуры. Софийский собор – большой пятинефный храм с крестово-купольной системой сводов. С восточной стороны он имеет пять апсид, а с остальных трех - галереи. Всего у собора 13 глав, не считая завер­шений башен. Здание имеет четко выраженную пирамидальную композицию, которая придает памятнику величественность и цельность.

Многоглавие киевского Софийского собора, нехарактерное для византийской традиции, имеет прямой функциональный смысл. Конечно, зодчие использовали многоглавие и как художественный прием, создав благо­даря ему торжественную и пышную композицию, но в основе замысла лежала все-таки функциональная задача - расширение западной части храма, поскольку здесь необходимо было разместить крещальни.

В настоящее время Софийский собор снаружи оформлен в стиле украинского барокко, древнюю поверхность его стен можно видеть только на нескольких участках, где специально снята штукатурка. Интерьер Софийского собора менее подвергся искажениям и сохранил значительную часть своего первоначального убранства. Центральная часть здания - подкупольное пространство и главная апсида - покрыта великолепной мозаичной живописью, тогда как боковые части украшены фресками.

Несомненно, что Софийский собор был создан как центральный памятник зодчества Киевской Руси, как памятник, который должен был укрепить влияние новой религии и государственной власти, отразить мощь и величие молодого государства.

Закончив возведение Софийского собора в Киеве, строители приступили к сооружению Софийских соборов в Нов­городе и Полоцке. Новгородский собор был начат в 1045 году, закончен в 1050 году; полоцкий возведен, по-видимому, в 50-х годах XI века. О том, что эти соборы были построены той же артелью киевских мастеров, свидетельствуют их типологическая близость, строительно-технические приемы, си­стема пропорциональных построений и даже многие детали. Опытные строители не повторяли своих старых решений, а многое делали по-новому, исходя из других условий заказа и обстановки. Например, в Новгороде, чтобы ускорить и удешевить строительство, мастера широко использовали местный строительный материал - известняковую плиту.

Новгородский и полоцкий Софийские соборы в общих чертах повторяют плановую схему киевской Софии, но в несколько упрощенном виде. Это пятинефные храмы, но если в Киеве к собору примыкают два ряда галерей, то в Новгороде - только один ряд, а в Полоцке их вообще нет. У киевского собора пять апсид и две лестничные башни, у новгородского и полоцкого - по три апсиды и по одной башне. Киевская София имеет тринадцать глав, Новгородская - только пять, а в полоцкой, судя по упоминанию в летописи, их было семь.

Кроме трех Софийских соборов в 40-50-е годы было осуществлено строительство еще нескольких зданий в Киеве: Золотых ворот, церквей Ирины и Георгия.

Таким образом, в середине XI века на Руси развернулась интен­сивная строительная деятельность. Но уже к 60-м годам строительство во всех русских городах, кроме Киева, прекратилось - вся строительная деятельность сосредоточилась там. За период с 60-х годов XI века по начало XII века в Киеве и его ближайших окрестностях было построено семь крупных храмов и несколько более скромных по размерам.

Особенности архитектуры Древней Руси

Насколько самостоятельным было зодчество Древней Руси? Для историков архитектуры дореволюционного вре­мени такой вопрос даже не возникал. По их мнению, поскольку древнейшие памятники Киева строили грече­ские мастера, то и архитектура Киевской Руси является провинциальным вариантом византийского зодчества. Но так можно было думать лишь до тех пор, пока были плохо изучены памятники русской архитектуры и еще хуже - византийской. Исследование же их привело к выводу, что памятники Киевской Руси вовсе не идентичны византийским, что в Киеве строили храмы, не имеющие аналогов в Византии.

Византийские зодчие имели за своими плечами огром­ный традиционный опыт и в строительном ремесле, и в создании культовых зданий - церквей. Но, приехав на Русь, они столкнулись с необходимостью решать здесь совершенно новые задачи. Прежде всего это было связано с полученным ими заданием. Так, в ряде случаев тре­бовалось возводить храмы с очень обширными хорами, что не было характерно для византийских церквей того времени. В стране, относительно недавно принявшей хри­стианство, значительно большую роль, чем в Византии, должны были играть помещения крещален. Все это застав­ляло византийских зодчих принимать новую, несвойственную Византии плановую схему здания. Кроме того, зодчие столкнулись и с непривычными строительными материалами.

Таким образом, своеобразие задания, наличие или от­сутствие определенных строительных материалов, местные условия уже на самых первых порах вызывали иные архитектурные решения, приводили к созданию зданий, непохожих на те, которые зодчие строили у себя на родине. К этому следует добавить, что они должны были считаться со вкусами заказчиков, воспитанных в традициях и эсте­тических представлениях деревянного строительства. В дальнейшем именно данные особенности памятников стали отправными пунктами, на которые ориентировались строители следующего поколения.

Так сложилась и развивалась архитектура Древней Руси. И хотя это зодчество возникло на базе византийской архитектуры, оно даже на самой ранней стадии имело очень своеобразный характер и уже во второй половине XI века выработало собственные традиции, получило свой, древнерусский, а не византийский путь развития.

 

Архитектура Русская (IX - XVII вв.)

Russkaya_ArhitecturaАРХИТЕКТУРА РУССКАЯ (IX - XVII вв.) занимает достойное место в мировом архитектурном наследии. На протяжении многих столетий русский народ создал ряд глубоко самостоятельных архитектурных школ и систем, давших блестящие образцы национального зодчества. Истоки русской архитектуры восходят к народному творчеству славянских племён южной, центральной и северо-западной Руси. Сохранив многие черты языческой культуры, искусство и архитектура Древней Руси отличаются жизнерадостностью и совершенно лишены сумрачности, свойственной памятникам архитектуры западного средневековья. Об искусстве древних строителей дают представление традиционные типы крестьянского жилого дома и более поздние культовые постройки - церкви, погосты, колокольни русского Севера.

Памятники X - XII вв. свидетельствуют о высокой технической и художественной зрелости каменного зодчества на Руси. Киевская Русь издавна славилась городами (иноземцы называли ее ГАРДАРИКА - страна городов). В древнем Киеве были созданы в XI в. замечательные образцы архитектуры, из которых наиболее значителен собор св. Софии. Софийский собор был построен с 13 главами. Расположенные пирамидально, эти главы образовывали величественный силуэт здания, призванного запечатлеть идею мощи и независимости молодого русского государства. Строгие выразительные силуэты характерны для храмов Новгорода XI - XII вв. (собор Софии, церковь Спаса Нередицы). Суровая простота их наружного облика сочетается с цветовым богатством интерьера, обильно расписанного фресковой живописью.

Как и древний Киев, Новгород отличался высоким уровнем городского благоустройства: уже в XI в. здесь были деревянные мостовые, в Париже они появились лишь в конце ХIIв. Стилистически своеобразная архитектура сложилась во Пскове, Владимире, Суздале и др. городах России. Зодчество Пскова, в своих характерных чертах близкое новгородскому (ансамбли Снетогорского и Мирожского монастырей XII - XIV вв.), создало также достопримечательный комплекс оборонительных сооружений (ДЕТИНЕЦ). Об­разцовыми для своего времени были псковские гражданские сооружения (каменные жилые дома - палаты Поганкиных, дом Лапина XVI - XVII вв).
Russkaya_ArhitecturaRusskaya_Arhitectura

Выдающиеся памятники зодчества были созданы во Владимиро-Суздальском княжестве: церковь Покрова на Нерли, Дмитриевский и Успенский соборы во Владимире, XII в. и др. Успенский и Дмитриевский соборы по своим масштабам, композиции, богатой пластической обработке являются прямыми предшественниками монументальных храмов Москвы. Замечательной особенностью владимирских храмов являются каменные рельефы на наружных стенах, аркатурные пояса и др. Храмы и гражданские сооружения Владимира составляют одну из блестящих страниц средневекового монументального зодчества России.

Russkaya_ArhitecturaRusskaya_Arhitectura

Развитие русской архитектуры, задержанное в XIII в. нашествием монголов, приходит к новому подъёму в XV в., когда центром строительства становится Москва. В XIV-XVI вв. был заново построен Кремль - комплекс крепостных сооружений, дворцов и храмов во главе с Успенским собором. Архитектурный ансамбль Кремля воплотил идею национального объединения и независимости Московского государства. В память взятия Казани был воздвигнут на Красной площади «Покровский собор, что на рву», 1560 г. («Василий Блаженный»), созданный зодчими Постником и Бармой.

Монументальный стиль московского зодчества, сложившийся в пору возвышения и укрепления Москвы, сменился в XVII в. новыми формами, отражающими потребности и вкусы нового общественного слоя - «посадских людей». В церквах появляются богато украшенные паперти, порталы, крыльца и др. элементы, характерные для гражданских зданий. Усложняется композиция церковных построек, появляется вычурный, прихотливый силуэт, применяются многоярусные кокошники, усиливается цветовая насыщенность декоративного убора дворцов, палат и теремов. В конце XVII в. получает развитие в Москве строительство многоярусных церквей, отличающихся сложным декоративным убором с характерным сочетанием красного кирпича и белокаменных деталей - резных наличников, узорчатых порталов, «гребешков» и т.п. (так называемое «нарышкинское барокко»). Эти же черты характерны и для гражданских зданий рубежа XVII-XVIII вв.

Russkaya_ArhitecturaНа протяжении XVI-XVII вв. продолжает развиваться русское деревянное зодчество, создающее замечательные культовые, жилые, оборонные и хозяйственные сооружения. Имеющие в своей основе простейшую конструкцию бревенчатого сруба, состоящего из ВЕНЦОВ, постройки зодчих-плотников достигают высокой архитектурно-художественной выразительности. Характерные формы «ЧЕТВЕРИКОВ» и «ВОСЬМЕРИКОВ», шатровые верхи колоколен, многоглавых церквей, многообразные орнаментальные формы крылец, светёлок, оконных наличников,- резных украшений и пр. свидетельствуют о неисчерпаемом богатстве народного искусства, виртуозном владении материалом и глубоком знании родной природы. В лучших из сохранившихся произведений деревянного зодчества (церкви в Кондопоге, Кижах; крепостные сооружения - ОСТРОГИ в Якутске, Илиме; избы Заонежья, Архангельской области и др. районов) строгая простота и ясность композиции сочетается с выразительным силуэтом здания и узорной декоративностью деталей, проявляется глубокое знание конструктивных свойств дерева и умение гармонически связать архитектуру с окружающим пейзажем.

С конца XVII в. начинается новая эпоха в истории России и её культуры, связанная с преобразо­вательной деятельностью Петра I.

Древнерусское зодчество — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 18 ноября 2019; проверки требуют 3 правки. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 18 ноября 2019; проверки требуют 3 правки.

Древнерусское зодчество — зодчество, получившее распространение в восточнославянских княжествах с момента первичного зарождения русской государственности в IX веке до Батыева нашествия.

До конца X века на Руси не было монументального каменного зодчества, но существовали богатые традиции деревянного строительства, некоторые формы которого повлияли впоследствии на каменную архитектуру. Значительные навыки в области деревянного зодчества (см. русское деревянное зодчество) обусловили быстрое развитие каменной архитектуры и её своеобразие. После принятия христианства начинается возведение каменных храмов, принципы строительства которых были заимствованы из Византии. Вызванные в Киев византийские зодчие передали русским мастерам обширный опыт строительной культуры Византии.

Большие храмы Древней Руси, возведённые до принятия христианства в 988 году, были первыми примерами монументальной архитектуры в восточно-славянских землях. Архитектурный стиль Древнерусского государства утвердился под влиянием византийского. Ранние православные храмы были главным образом сделаны из дерева.

Первым каменным храмом Древнерусского государства был Храм Успения Пресвятой Богородицы в Киеве, известный также как Десятинная церковь, строительство которого относят к 989 году. Храм строился в качестве кафедрального собора неподалёку от княжеского терема. В первой половине XII века храм перенёс значительный ремонт. В это время был полностью перестроен юго-западный угол храма, перед западным фасадом появился мощный пилон, подпирающий стену. Эти мероприятия, вероятнее всего, являлись восстановлением храма после частичного обрушения вследствие землетрясения.

Софийский собор в Киеве, построенный в XI веке является одним из самых значительных архитектурных сооружений данного периода. Первоначально Софийский собор представлял собой пятинефный крестово-купольный храм с 13 главами. С трёх сторон он был окружён двухъярусной галереей, а снаружи — ещё более широкой одноярусной. Собор строился константинопольскими строителями, при участии киевских мастеров. На рубеже XVII—XVIII веков был внешне перестроен в стиле украинского барокко. Храм внесён в список Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Крепостные и оборонительные постройки[править | править код]

Валы Переславского кремля в Переславле-Залесском

В истории Древней Руси укрепления играли огромную роль. Они постоянно менялись и совершенствовались в зависимости от исторической обстановки и характера вражеских нападений. Значительное влияние на архитектуру оборонительных сооружений оказывали развитие военной тактики и осадных средств[1]. С развитием экономики и производительности на Руси росло число укреплений. Их возведением занимались те же мастера, которые создавали как здания, ставшие памятниками культуры, так и обычные жилые постройки.

Большинство укреплений и крепостей в Древнерусском государстве были деревянными. По мнению историка Тихомирова, в условиях отсутствия огнестрельного оружия и слабого применения осадных орудий, такая защита была вполне достаточной[2]. Для русских укреплений того времени характерны такие части как ров, городские стены, забрала и насыпной вал. Крепости, как правило, строились на естественном возвышении, чаще всего на мысу при впадении одной реки в другую. Такое положение послужило причиной, по которой во многих славянских землях городские укрепления и крепости именовались «вышгородами». Иногда оборонительные сооружения строили у крутых и обрывистых оврагов, делавшими их недоступными с разных сторон[3]. В лесистых и болотистых местностях Северной Руси крепости располагались на невысоких холмах. В качестве прикрытий для них использовались топкие низины и болота. Для таких крепостей типичен высокий вал, как например в Дмитрове[3].

Основным видом городских укреплений были городские стены[4]. Они устанавливались на валах и состояли из городниц — деревянных срубов, наполненных землёй. В некоторых крепостях срубы оставляли пустыми, приспосабливая под жилье и хозяйственные нужды[4]. На верху стен имелась широкая площадка, внешнюю сторону которой прикрывали «забрала» или «заборола». В них были устроены щели для стрельбы по противнику — «скважни». Стены укреплялись «вежами» — башнями, иногда на каменном фундаменте. Также в стенах располагались ворота, количество которых зависело от размера крепости или города[5]. При этом термин «отворити ворота» означал сдачу города. В столицах княжеств присутствовало стремление к обозначению больших парадных ворот, как например Золотые ворота в Киеве или Владимире, бывшие монументальными постройками башенного характера[5]. В угрожаемых местах крепостные стены дополнялись рвом, мосты через который строили на столбах[6].

Крупные города и крепости состояли из внутренней крепости, детинца и внешних укреплений. По мере разрастания города за крепостные стены создавались новые стены, образующие новый пояс укреплений, именуемых острогом. Поддержка и обновление городских стен были важной частью жизни древнерусского города. Этим заведовал специально назначаемый человек — «городник», а население платило пошлину — «городное»[7].

  1. ↑ ДР ГЗС, 1985, с. 167.
  2. Тихомиров М. Н., 1956, с. 233.
  3. 1 2 Тихомиров М. Н., 1956, с. 234.
  4. 1 2 ДР ГЗС, 1985, с. 168.
  5. 1 2 Тихомиров М. Н., 1956, с. 236.
  6. Тихомиров М. Н., 1956, с. 237.
  7. Тихомиров М. Н., 1956, с. 241.
  • Древняя Русь. Город, замок, село. — М.: Наука, 1985. — 429 с.
  • Заграевский С. В. Типологическое формирование и базовая классификация древнерусского церковного зодчества. — Саарбрюккен, 2015. — 150 с. — ISBN 978-3-659-80841-8.
  • Красовский М. В. Курс истории русской архитектуры. Часть I. Деревянное зодчество. — Петроград : Товарищество Р. Голике и А. Вильборг, 1916. — 408 с. Переиздание: Красовский М. В. Энциклопедия русской архитектуры : Деревянное зодчество. — СПб. : Сатисъ Держава, 2005. — 384 с.
  • Куза А. В. Малые города Древней Руси. — М.: Наука, 1989. — 168 с. — ISBN 5-02009473-0.
  • Раппопорт П. А. Древнерусская архитектура. — СПб.: Стройиздат, С-Петербургское отделение, 1993. — 289 с. — ISBN 5-274-00981-6.
  • Раппопорт П. А. Зодчество Древней Руси. — Л.: Наука, 1986. — 160 с.
  • Рыбаков Б. А. Ремесло Древней Руси. — М.: Издательство Академии наук СССР, 1948.
  • Рыбаков Б. А. Декоративно-прикладное искусство Руси X-XIII веков. — Аврора, 1971. — 118 с.
  • Тихомиров М. Н. Древнерусские города. — М.: Государственное издательство политической литературы, 1956. — С. 233.
  • Фёдоров Г. Б. По следам древних культур. Древняя Русь. — М.: Государственное издательство культурно-просветительной литературы, 1953. — 403 с.

Особенности русской архитектуры 14-15вв (стр. 1 из 2)

СОДЕРЖАНИЕ

1.Введение

2.Архитектура Новгорода

3.Архитектура Пскова

4.Архитектура Москвы

5.Список использованной литературы

ВВЕДЕНИЕ

Монгольское нашествие 1237-1240 годов, разрушив многие русские города, нанесло огромный урон русской культуре. Художественные ремесла пришли в упадок. Однако вслед за полосой упадка в середине 14 века явно обозначаются признаки возрождения. С конца 14 века художественное ремесло не только воскресло, но и вступило на новый и блестящий путь развития.

15 век – период наивысшего расцвета в истории древнерусской живописи. В это время иконопись решительно становится господствующим искусством, имеющим столь самобытный характер, что любое произведение несет на себе неповторимо русскую печать.

В данной работе мы рассмотрим своеобразие русского искусства в период 14 – 15 веков на примере особенностей архитектуры наиболее ярких, на мой взгляд, центров, таких как Новгород, Псков и Москва.

Архитектура Новгорода

Нашествие монголо-татар не нанесло Новгороду такого сокрушительного удара, какой потерпели города Владимиро-Суздальской земли, однако оно имело существенные последствия для развития новгородской культуры. Достаточно сравнить мрачное затишье, наступившее после 1240 года, с той бурной строительной деятельностью, которая шла в Новгороде и его пригородах в конце 12 – нач. 13 века. Новгородские летописи с 1240 года до начала 90-х годов 13 века упоминают о строительстве только трех церквей, причем из дерева. Зато крепостное строительство той поры было значительно оживленнее в связи с усилившейся опасностью с Запада.

Однако уже в 90-х годах 13 века положение резко изменилось. Нанеся сокрушительный удар сначала шведам, а затем ливонским рыцарям, Новгород стал одним из крупнейших центров Руси, вступил в полосу нового расцвета своей культуры, будучи единственным из русских городов, сохранившим полностью памятники своего прошлого и культурные традиции.

Новгородские памятники конца 13 – первой половины 14 века сохраняют основные старые композиционные приемы и отражают лишь некоторые новые черты в понимании внутреннего пространства. Тем не менее они открывают новый период в истории новгородского зодчества. Новые элементы конструкций привели к новой системе завершения храма, делавшей внешний облик здания резко отличным от старого. Отказ от боковых апсид придал восточному фасаду храма необычный вид. Наряду со старыми формами оконных проемов в этот период впервые появляются окна со стрельчатым завершением. Изменяется система кладки: плинфа и камень уступают место местной волоховской плите, не требовавшей больших затрат на разработку и доставку, предоставляя неисчерпаемый запас строительного материала для всех видов строительства. Применение волоховской плиты накладывало отпечаток некоторой грубоватости. Видимо, с этим было связано сравнительно позднее освоение чисто кирпичной техники в новгородской архитектуре.

Дошедший до нас памятник конца 13 века – церковь Николы на Липне, выстроенная архиепископом Климентом в 1292 году, свидетельствует о том, что в традиционном типе храма, широко распространенном в новгородском зодчестве второй половины 12 века, произошли существенные изменения. Зодчие церкви Николы на Липне стремились переосмыслить традиционную композицию, вводя новые приемы. Так, они отказываются от старой системы посводного (по закомарам) покрытия. Несмотря на более позднюю переделку завершающих частей здания, верх церкви Николы на Липне можно реконструировать в виде трехлопастного покрытия. Зодчие отказались от трехчастного деления фасада лопатками, что придало зданию еще большую монолитность, и от боковых апсид, одновременно опустив центральную до половины высоты храма. Характерной чертой церкви Николы на Липне является вытянутость пропорций, чего не встречалось ранее в новгородском зодчестве. Существенной особенностью является также новая техника кладки. Церковь Николы на Липне в основном выстроена из волоховской грубо отесанной плиты на растворе извести с песком. Кирпич удлиненной формы еще встречается в укладки, но старой системы чередования кирпича и камня уже нет. Применен кирпич и в кладке столбов и сводов церкви, но он имеет форму продолговатых брусков очень крупного размера.

Кладка из блоков грубо отесанного известняка различного размера с использованием булыги и частично кирпича давала очень неровную поверхность стены и обязательно нуждалась в обмазке известью. Эта система кладки изменила и характер построек, в которых теперь отсутствует четкость форм и линий.

Из довольно многочисленных построек первой половины 14 века до недавнего времени сохранились лишь две. Первая из них, церковь Благовещения на Городище, выстроенная архиепископом Василием в 1342-1343 годах на месте разобранной древней церкви 1103 года, почти полностью разрушена. Однако, судя по плану и уцелевшим частям стен, эта постройка повторяла композицию церкви Николы на Липне.

Выстроенная новгородским боярином Онцифором Экабиным в 1345 году церковь Спаса на Ковалеве – один из интереснейших памятников переходного периода новгородского зодчества 14 века, в архитектуре которого отразились и старые традиции, и новые искания. Церковь Спаса, сохраняя тип кубического храма, крытого по закомарам, имеет одну апсиду, но в то же время три притвора, один из которых служил усыпальницей бояр-строителей. Притворы различны по величине и форме и напоминают скорее “прирубы” деревянного храма.

Церковь Успения на Волотовом поле (1352) развивает принципы, заложенные в основе архитектурного образа церкви Николы на Липне. Здесь лопатки исчезают совсем, никаких декоративных украшений на фасадах церкви нет, монолитный объем стройного четверика легко завершается трехлопастным покрытием, сочетающимся, однако, со старой системой сводов. Асимметрично расположенные притворы придают живописность композиции. Подкупольные столбы значительно придвинуты к стенам церкви, нижние их части скруглены. Этот прием, впервые примененный в русском зодчестве в волотовской церкви, впоследствии стал характерной чертой новгородской и псковской архитектуры 14 и 15 веков.

Перечисленные выше памятники могут рассматриваться как промежуточное звено в процессе формирования того нового стиля в новгородском зодчестве, который представлен блестящей серией памятников 60-80 годов 14 века.

Во второй половине 14 века складывается классический тип новгородского храма, представленный двумя боярскими постройками: церковью Федора Стратилата на Ручье (1360) и церковью Спаса на Ильине улице (1374).

Внутреннее пространство церкви Федора Стратилата характеризуется широкой расстановкой столбов. В то же время в церкви возрождаются обширные хоры на каменных сводах. В стенах храма появляются тайники для хранения казны строителя – посадника Семена. Но наиболее значительно изменение наружного облика здания. Первоначально храм имел криволинейное завершение фасадов и соответствующее покрытие. Вероятно, сложность и непрактичность подобного покрытия привели в дальнейшем к его замене на простую прямолинейную кровлю на восемь скатов, или на четыре “щипца”. Переход к “щипцу” в то же время сближал каменный храм с деревянными постройками с их прямолинейными кровлями. На фасадах появляются разнообразные декоративные элементы: пояски треугольных впадинок, арочек и нишек – на барабане, вертикальные тяги с аркатурой – на апсиде, “бровки” – над стрельчатыми завершениями окон.

В церкви Спаса на Ильине улице при общем сходстве композиций с церковью Федора Стратилата декорация фасадов еще больше обогащается введением различных розеток, поясков, вставных каменных крестов. Если ранее зодчество Новгорода 12 –13 веков характеризовалось суровой простотой, то в 14 веке, в пору расцвета новгородской культуры, архитектурное творчество значительно оживляется.

Памятники Новгорода конца 14 и начала 15 веков, повторяя и упрощая найденные в храмах Спаса на Ильине улице (1374) и Федора Стратилата на Ручье (1360) решения, не дают ничего принципиально нового. Следует отметить очень стройную по своим пропорциям церковь Иоана Богослова в Радоковицах (1384) и церковь Петра и Павла в Кожевниках (1406) с нарядным убранством фасадов. Практические нужды приводят к появлению в 15 веке храмов с подклетом – не выявленным внешне нижним этажом, предназначенным для хранения товаров и ценностей. Следует отметить также возрождение кирпичной кладки (церковь Симеона в Зверине монастыре, 1468).

Во второй половине 15 века, в связи с борьбой новгородского боярства против воссоединения с Москвой, в новгородском зодчестве появляются консервативные тенденции. Особенно явно они сказались в постройках архиепископа Евфимия. По его заказу перестраивались в старых формах обветшалые храмы 12 века. Новгородский владыка стремился воскресить и поддержать новгородскую “старину”. Евфимий предпринял также обстройку детинца каменными зданиями (1422-1443). Главная постройка этого ансамбля – Грановитая палата (1433), которая строилась при участии немецких зодчих. Это большое трехэтажное кирпичное здание с главным помещением – одностолпным залом для парадных приемов и заседаний, перекрытым сводами на нервюрах. Палата несет несвойственные русскому искусству элементы готики.

Воссоединение Новгорода с Русским государством накладывает свой отпечаток на развитие искусства. Памятники Новгорода конца 14 – начала 15 века характеризуются сочетанием слабеющих местных новгородских традиций с преобладанием форм побеждающего московского общерусского зодчества.

Архитектура Пскова

Во второй половине 13 и первой половине 14 векакаменное церковное строительство в Пскове почти не ведется. Это время ожесточенной борьбы с агрессией Ливонского ордена. Все архитектурные силы Пскова поглощены строительством. В 13 веке был создан псковский каменный детинец, и была сооружена стена, прирезавшая к территории детинца новый участок разросшегося города. В 1309 году посадник Борис опоясал растущий Псков новой стеной. В 1330 году создаются твердыни пограничного Изборска с его могучими стенами и башнями. В это время летописи упоминают о постройке всего трех храмов, из которых до нас дошел собор Снетогорского монастыря (1311). Он воспроизводит почти буквально древний Спасо-Преображенский собор Мирожского монастыря.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *