Говард город сад: Идеальный город Говарда / Берлогос — журнал о дизайне и архитектуре

Содержание

Идеальный город Говарда / Берлогос — журнал о дизайне и архитектуре

19 июня 2015 г.

 

Идея города-сада Эбенизера Говарда: к вопросу о происхождении и реализации в Великобритании в XX веке.

С развитием промышленной революции в крупных городах мира резко обострились проблемы социально-экономического и экологического характера. В XX веке архитекторы и градостроители стали предлагать различные градостроительные концепции, пытаясь решить новые проблемы, с которыми столкнулось человечество. Такие теории и концепции выдвигались на протяжении всего XX века («город-сад», «линейный город», «соцгород», «индустриальный город» и др.). Идея англичанина Эбенизера Говарда (1850-1928), опубликованная на рубеже XIX-XX вв., стоит в этом ряду одной из первых.

«В начале XX века два великих изобретения стали приобретать форму на наших глазах: самолет (аэроплан) и город-сад. Оба являлись предвестниками новой эры: первый дал человеку крылья, а второй обещал ему лучшие жилищные условия, когда он спустится на землю», – так в 1946 году написал Льюис Мамфорд, американский историк, социолог и философ техники, специалист в области теории и истории архитектуры и урбанистики.


Впервые идея города-сада была описана в книге «Завтра: мирный путь к реальной реформе» (встречается еще один вариант названия – «Города-сады будущего», это переиздание книги 1902 года. – Прим. авт.) английским социологом-утопистом и малоизвестным тогда парламентским репортером Эбенизером Говардом (книга была впервые опубликована в 1898 году и стоила всего лишь один шиллинг, так как была издана в мягкой обложке, но с точки зрения реальной стоимости книга оказалась одним из влиятельных произведений ХХ века).

Говард считал, что современный (на момент написания книги) город изжил себя. Автор представил публике необычный путь решения проблемы, так как предложил схему, где совмещены город и сельская местность (до него проблема перенаселения городов решалась только по одному из двух путей, какого-либо симбиоза идей не было). Говард подверг критике хаотичный, ничем не ограниченный рост промышленного города, его антисанитарию и, в более общем смысле, антигуманность. Это отчетливо наблюдалось в таких английских городах того времени, как Лондон, Манчестер, Ливерпуль.

Знаменитые лондонские туманы – смог – были ничем иным, как дымкой из-за того, что жители столицы топили свои печи углем, о чем неоднократно можно прочитать в журнальных архитектурных статьях 1920-1930-хх гг., посвященных городским проблемам.

Неудивительно, что именно англичанин Говард высказал идею идеального воплощения города, построенного правильно, в гармонии с природой и с соблюдением экологических и санитарных норм. Все-таки есть своя закономерность в том, что именно в промозглом, насыщенном смогом и электричеством лондонском тумане родилась утопическая идея идеального города – города-сада.

По сути, Говард предложил новое понятие города, так как совместил в своей концепции лучшие черты города и деревни и устранил худшие. Он предлагал создавать новые современные поселения, которые решали бы сразу несколько задач: во-первых, создавалась бы новая просторная среда с новыми рабочими местами; во-вторых, в связи с миграцией населения в новые места стоимость земли в переполненных городских агломерациях и плотность населения в них предсказуемо стали бы падать, что сделало бы возможным заняться более успешной перепланировкой мегаполисов (при более низкой плотности населения!), чем это делалось в конце XIX – начале XX веков в Великобритании.
Идеальный город, или «город-сад», согласно английскому журналисту и социологу, – это небольшое поселение с окружающим его сельскохозяйственным поясом. В соответствии с описанным в книге проектом численность населения нового города должна была составлять 32 тысячи жителей. Города должны были образовывать более крупные группы с единым центром. Общее население такого «созвездия» городов должно было составлять порядка 250 тысяч жителей.

Сам идеальный город Говарда представлял собой структуру из круглых концентрических зон. В самом центре такого города находится парк, его окружает жилая зона, состоящая из малоэтажной застройки с приусадебными участками. Радиус зоны с жилой застройкой должен был составлять примерно один километр. На периферию выносилась промышленность и сельскохозяйственные угодья.
Схематично город-сад можно описать следующим образом. Форма города – круг. Площадь города – 1000 акров, площадь сельскохозяйственного пояса – 5000 акров (общая площадь города 6000 акров). Город пересекают 6 бульваров (шириной 120 футов), деля его на 6 равных секторов. Центральная площадь – место пересечения бульваров – круг площадью 5,5 акров (так же сад), который окружен общественными зданиями: ратуша, библиотека, музей, больница и др. Центральный сектор окружает стеклянная галерея – общественный парк со спортивными площадками площадью 145 акров. Сам Crystal Palace – также часть парка, крытая. Здесь проводятся выставки, идет и торговля. При удалении от центра увеличиваются концентрические кольца зданий (каждое окружено дополнительной территорией земли, плотной застройки нет).

Застройка идеального города, по Говарду, должна быть следующей: 5500 участков размером 20 футов на 130 футов. Муниципалитет контролирует линию фасадов, чтобы улицы были проницаемыми и ровными, в остальном поощряется проявление творчества в оформлении домов.
Grand Avenue – зеленый пояс 420 футов шириной (по сути, парк площадью в 115 акров). Сюда выходят здания: школы, детские площадки, церкви – внутри пояса, а административные здания, выходящие к авеню, имеют форму полумесяца.


На внешнем кольце города – фабрики, склады, маслодельни, рынки, угольные дворы, дворы древесины и т.д., выходящие на железнодорожные пути (для экономии на транспортировке товаров в центр города и разгрузке внутригородских магистралей, что снижает в конечном итоге стоимость обслуживания дорог). Все промышленное оборудование работает на электричестве, что спасает город от загазованности.
Земля вокруг города не принадлежит частным лицам и, следовательно, не может быть застроена при резком росте численности его населения. В городе, по идее автора концепции, формируется гражданское общество, которое оберегает эти земли от застройки. Единственный способ вырасти для такого города – «выплеснуться» городом-спутником за пределы сельскохозяйственного пояса. Спутники соединяются с центральным городом сетью железной дороги. В конечном итоге вокруг главного города формируется кольцо из спутников. Глобально – формируется гексагональная система расселения определенного района.
Цель всего этого – достижение максимально высокого уровня качества жизни в городах-садах.

Говард назвал свою модель идеального города – город-сад. Почему город? Потому что имеется в виду компактное и достаточно большое по численности населения место, где большая часть людей занимается несельским трудом. И в то же время – сад, поскольку труд, быт, отдых – вся жизнь населяющих город людей протекает не в каменном мешке, а в культивированном природном ландшафте. На фоне совершенно реальных ужасов крупного города-левиафана (как, например, Лондон), предложение Говарда давало хоть и призрачную, но все же надежду на избавление.
Одно дело было отразить идеальное видение города, но совсем другое – реализовать свои наброски на практике. Довольно быстро Говарду удалось организовать ассоциацию по строительству городов-садов (Garden City Association). В первом десятилетии XX века эта ассоциация построила в Англии два новых города-сада – Лечворт и Уэлвин. Оба стали примерами новой застройки – городской застройки сельского типа.

Место для первого города-сада было выбрано в 50 километрах к северу от Лондона, в местечке Лечворт (Letchworth). Генеральный план города-сада Лечворта был разработан Ричардом Барри Паркером (Richard Barry Parker) и Реймондом Анвином (Raymond Unwin) уже в 1904 году в полном соответствии с основной идеей и схемами Э. Говарда. Проектировщикам удалось удачно разместить в ландшафте и центральное озелененное пространство, насыщенное разнообразными общественными зданиями, и внешнее кольцо промышленных предприятий. Кроме того, здесь впервые был создан перекресток с круговым движением.

Ричард Барри Паркер и Реймонд Анвин (внизу)

В Лечворте небольшие жилые дома были изящно сгруппированы вокруг транспортных проездов, зеленых полян, небольших рощиц и групп деревьев. Свободная от унылого схематизма квартальной городской застройки просторная планировка Лечворта создавала ощущение уюта, человечности, близости к природе. По сути дела, Паркер и Анвин, опираясь на идеи Говарда, создали нечто большее, чем планировку еще одного населенного пункта – своим опытом в Лечворте они сформировали совершенно новый эталон городской застройки – так сказать, сельского типа.


 

Город-сад Лечворт

После Лечворта последовал Уэлвин-Гарден-Сити (Welwyn Garden City). Говард, не сумевший в 1919 году убедить лорда Солсбери (Salisbury) продать часть его земли, нашел объявление о торгах части поместья лорда Десборо (Desborough). Он выиграл торги, а деньги для депозита за него заплатили его богатые деловые друзья. Таким образом родился второй город-сад в Англии – Уэлвин-Гарден-Сити.

Правда, первые города-сады не пользовались особой популярностью, об разуплотнении Лондона не могли идти и речи. Так, к концу 1920-х годов в Лечворте жило всего 14 тысяч человек, а в Уэлвине – 7 тысяч. За этим стояли экономические причины: стоимость строительства малоэтажной застройки была высокой, а сами города-сады находились на значительном удалении от города-центра. Кроме того, не удалось вывести из Лондона промышленные предприятия, что объяснялось конъюнктурой рынка, спросом, объемом рабочей силы. Не обошлось и без культурных причин: слишком велик разрыв в уровне общения и тех возможностей, которые мегаполис предоставляет в области образования, культуры, общественного обслуживания. Не все были готовы уехать в сельскую местность после всех благ города, пускай и промышленного.


Город-сад Уэлвин-Гарден-Сити

Однако Великобритания не отказалась от идеи города-сада. Многие градостроители и архитекторы продолжали работать над концепцией. Теория в Великобритании была, дебаты продолжались, однако практическое воплощение было минимальным. Именно поэтому так много вопросов задавал в 1934 году известный английский романист, эссеист, драматург и театральный режиссер Джон Бойнтон Пристли (John Boynton Priestley): «Все это приводит в замешательство. Был ли Джарроу еще в Англии или нет? Ездили ли мы в Ланкашир и на северо-восточное побережье как в ссылку? Мы больше не разговаривали с хлопковыми ткачами, шахтерами, лудильщиками и клепальщиками? Почему ничего не делалось с этими загнивающими городами и их безработными жителями? Ожидал ли кто-нибудь чуда, которое должно все исправить? Почему нет до сих пор плана этих областей и городов для этих людей?».
Однако чудо не происходило. Идея идеального города с трудом находила воплощение в Великобритании, несмотря на то, что родоначальником нового понятия в градостроительстве выступил именно англичанин (известно скептическое отношение к иностранным веяниям со стороны британцев, куда больше доверия они испытывают к национальным традициям Альбиона и местным идеям).

Положение дел – как в самом понятии города, так и в застройке новых территорий – постепенно менялось во второй половине ХХ века. Понятие городской среды как среды обитания человека претерпело изменения в межвоенный период в Великобритании в связи с одной интересной тенденцией. В одной только Англии в период между 1919 и 1939 годами было построено свыше 4 млн новых пригородных домов (коттеджей): таким образом, страна, наиболее урбанизированная в период до Первой мировой войны, превратилась в наиболее деурбанизированную страну к началу Второй мировой войны. Резкие изменения не ускользнули от внимания современников: как писал критик в 1934 году, «мы смотрим удивленно, но с надеждой на то, что мы стоим на пороге новой сельскохозяйственной эры новых отношений, новых идей и новых ценностей».
Так называемая «пригородная революция», которая привела к миграции населения за пределы мегаполисов, в межвоенный период произошла во многом благодаря падению цен на землю и росту доходов населения. При этом важно отметить, что лишь четверть от всего объема возведенных в этот период домов (жилищных схем) субсидировалась государством (около 1 млн домов), то есть большая часть работы была проведена частниками. Несмотря на нехватку жилья и многочисленные обещания о предоставлении недвижимости героям Первой мировой войны, государство вообще всячески открещивалось от новых градостроительных схем.
Важно отметить, что некоторые из заветных идей Говарда – например, он хотел, чтобы земля находилась в собственности общины, – не были реализованы из-за общественно-правовых норм в английском обществе. Земля принадлежала частным лицам (лендлордам) и государству.

Города-сады вокруг Лондона

Развитие идеи идеального города во второй половине ХХ века получилось очень активным. Многое было использовано при перестройке Лондона после Второй мировой войны при активном участии Градостроительной Ассоциации (Town and Country Planning Association), созданной еще Э. Говардом. Возведение городов-спутников вокруг британской столицы показало, как понятие идеального города по-английски (т.е. города-сада) эволюционировало и по-новому трактовалось на практике.
Руководителем программы строительства городов-спутников вокруг Лондона был архитектор-планировщик Лесли Патрик Аберкромби (Leslie Patrick Abercrombie), который многое позаимствовал из идей Говарда и который ранее занимался проектами по разуплотнению многих городов Англии, Шотландии и тогда еще входившей в состав Британской империи Ирландии (Дублин, Эдинбург, Плимут, Бат, Халл, Борнмут).


Лесли Патрик Аберкромби

Но были и существенные различия. Население новых городов должно было составлять 60-100 тыс. человек, а не 30 тыс., как у Говарда. В соответствии с планом Аберкромби, вокруг Лондона должны были быть построены 18 городов-спутников с общим населением примерно в 1 млн жителей. При этом планировалось, что примерно половину населения таких городов должны были составлять жители Лондона. Таким образом, одной из целей новых городов было разуплотнение Лондона. Хотя план частично был выполнен, его итоги значительно уступали ожиданиям. Так к 1963 году в новые города-спутники Лондона переселилось всего 263 тыс. человек.

Тридцать два города-сада в Великобритании (цифрами указан год открытия)

Впоследствии концепцию переняли и воплотили в других странах мира, однако массового распространения она не получила. Города-сады можно найти в России, Бельгии, Германии и Испании. Многие историки отмечают, что ко второй половине XX века классическая концепция города-сада потеряла популярность. Успех и признание городов-садов оказались ниже ожидаемых. Многие пригородные районы-сады превратились в спальные районы. Однако многие идеи, заложенные в теории города-сада, теперь используются современными градостроительными концепциями, например, движением нового урбанизма.
Важно отметить, что в Великобритании идея идеального города – города-сада – может воплотиться в XXI веке. Так, в январе 2014 года стало известно, что в южной Англии будет построено два города такого типа в рамках реализации новой градостроительной концепции. Кроме того, руководство корпорации Legal & General, крупнейшего британского управляющего пенсионным фондом, заявило о намерении возвести пять новых городов-садов по всей стране в течение десяти лет. По мнению компании, такой вид организации городского пространства станет лучшим способом преодолеть жилищный кризис в стране, где недвижимость в Лондоне сильно переоценена и недоступна рядовому британскому гражданину, а в регионах ощущается нехватка качественного и социального жилья. Сообщается, что вся инфраструктура в таких городах будет организована, исходя из современных тенденций. Понятно, что технологии будут новыми, но принципы организации пространства и планировки, да и само восприятие нового города-сада как пространства, где живут люди, будут схожими с тем, что высказывал Эбенизер Говард в конце XIX века.


Территория строительства предполагаемого нового города-сада Эббсфлит-Вэлли (Ebbsfleet Valley) в Великобритании

Идеальный город прежней эпохи – радиальный в плане. Современный идеальный город – это полоса, идущая вдоль трассы, т.е. линейный город. Градостроители ХХ века считали такой линейный город неспособным к выживанию, умирающим: будущее они видели в улучшение только радиальной структуры. Но линейная система оказалась не просто живучей, но единственно возможной и способной выжить в современных условиях. Эволюция понятий города в истории человечества заслуживает отдельного исследования: город-крепость, представлявший по форме круг, постепенно трансформировался и стал линейным. Новые требования человека, новые технологии, развитие общества привели к тому, что города стали формироваться по-новому, становясь глобальными и масштабными и привнося в жизнь человека не только удобства, но и тяготы. Не исключено, что в будущем мыслители сформируют новые понятия идеального города третьего тысячелетия и создадут труды, подобные «Городу-саду» Э. Говарда.

Три Главных Идеи: Город-сад. Первой идеей из описанных в главе… | by Olga Dmytrenko | Город на экране

Первой идеей из описанных в главе, захватившей всех — от архитекторов до простых людей, стал «город-сад» Эбенизера Говарда. В книге, господин Рыбчинский, уделяет большое место биографии Говарда, однако, я исключу эту часть из обзора, упоминая лишь то, что Эбенизер Говард был британцем и большую часть своей жизни прожил в Британии, хотя его идеи нашли своё самое яркое воплощение в США в виде пригородов. Так же, интересен тот факт, что Эбенизер Говард был журналистом и не имел никакого отношения к строительству городов или зданий. Это был человек, увлекавшийся чтением и новинками, нашедший своё хобби в пишущих машинках — ноу-хау того времени.

В то время в США только начали входить в моду пригороды. В 1868 Фредерик Лоу Олмстед (известный американский архитектор и ландшафтный дизайнер, один из создателей Центрального парка в Нью Йорке) вместе с компаний архитекторов создал план самого большого на территории страны пригорода. Риверсайд, расположенный в 9 милях от Чикаго, занял 1600 акров (647,5 га), предложив около 2500 участков под застройку. Взглянув на план, можно увидеть первые попытки городского населения сбежать от шума, грязи и плотного соседства города. Так как Олмстед был ярым противником сетки, в его планах преобладали кривые сельские улочки, которые должны были напомнить людям о сельском покое в противовес упорядоченной механической суете города.

План пригорода Риверсайд

Интересный факт:

Девиз Чикаго по-латински “Urbs in horto” — Город в саде.

Эбенизер Говард в возрасте 21 года переехал в США и некоторое время провёл в Чикаго, наблюдая как город восстанавливают после пожара. Прожив там всего 5 лет, в 1876 году он возвращается домой, но несомненно, уже зная об идее пригородов. А в 1888 году в Британии издается книга «Взгляд назад», утопический роман социалиста Э. Беллами, описывающий опыт человека, заснувшего в 1887 году и очнувшегося уже в 2000-ном. Эта книга имела огромное влияние как на Америку (продано порядка 200 тысяч экземпляров), так и на Британию. Конечно же, она не обошла стороной Эбенизера Говарда и следующие строки оттуда завладели его воображением:

“…Километры широких улиц, осенённых тенью деревьев, по сторонам улиц — прекрасные здания, которые не стоят вплотную друг к другу, нет — вокруг каждого из них свободное пространство”

Уже в 1880-том году, Э. Говард выпускает единственную в своей карьере работу — «Будущее: мирный путь к реальным реформам» (в 1902 переиздана и с тех пор известна под названием «Города-сады будущего»). В своем труде он описывает план постройки города без трущоб, наполненного зеленью и приближенного к утопическим картинам Беллами.

Город-сад. Реализация

Стандартный город в плане Говарда занимает площадь 6 тысяч акров (2400 га) и способен дать жилье порядка 32 000 человек. Города-сады являются сателлитами города-центра, который, в свою очередь, рассчитан на 58 000 жителей. Центральный город должен был соединяться с городами сателлитами железной дорогой и автомобильными дорогами.

Территорию для города предполагалось найти за счёт сельскохозяйских угодий, которые должны были быть выкуплены малой группой людей (государством). Новые владельцы выступали земледельцами, которые должны были бы контролировать использование земли.

Часть (малая) этих земель распределялась под застройку и парки, остальная должна была использоваться как сельскохозяйственные угодия на внешнем поясе города. Должна была поощряться аренда земли частными промышленными предприятиями. Таким образом, выкупив, а затем отдав в аренду землю, с полученных денег планировалось создавать и поддерживать инфраструктуру города.

План застройки включал в себя наличие находящегося в центре города сада, окруженного кольцом общественных и культурных зданий города, таких, как здание муниципалитета, концертный зал, музей, театр, библиотека, больница. От центра города должны были исходить шесть главных широких аллей. Вокруг этого ядра должны были располагаться парк, универсальный торговый центр, консерватория, жилые районы и во внешнем кольце — промышленные предприятия. Ширина жилой застройки при этом не должна превышать 1 километр, чтобы даже живущие на самой окраине люди могли всего за несколько минут дойти до центра.
Транспортные коммуникации, с ответвлениями, по этому плану прокладывались вдоль аллей. Говард подчеркивал, что фактический план города будет определяться территорией, на которой он будет расположен.

Рост города должен был быть ограничен. Сельскохозяйственные угодия не должны были застраиваться ни при каких условиях.

Движение города-сада

Движение городов-садов — это метод городского планирования, в котором автономные сообщества окружены « зелеными поясами », содержащими пропорциональные площади жилых домов, промышленности и сельского хозяйства. Идея была инициирована в 1898 году Эбенезером Ховардом в Соединенном Королевстве и направлена ​​на то, чтобы уловить основные преимущества сельской и городской среды, избегая при этом недостатков, присущих обоим. Говард был посвящен в рыцари в 1927 году во время своей жизни Лечуорт , Брентам Сад Пригород и Welwyn Garden Cityбыли построены в Лондоне или рядом с ним в соответствии с концепцией Говарда, и многие другие города-сады, вдохновленные его моделью, с тех пор были построены по всему миру. [1]

Вдохновленный утопическим романом « Оглядываясь назад» и работой Генри Джорджа « Прогресс и бедность» , Ховард опубликовал книгу « Завтра: мирный путь к реальной реформе» в 1898 году (которая была переиздана в 1902 году как « Города-сады завтрашнего дня» ). Его идеализированный город-сад разместит 32000 человек на участке площадью 9000 акров (3600 га), спланированном по концентрической схеме с открытыми пространствами, общественными парками и шестью радиальными бульварами шириной 120 футов (37 м), простирающимися от центра. Город-сад будет самодостаточным, и когда он достигнет полной численности населения, поблизости появится еще один город-сад. Ховард представлял себе кластер из нескольких городов-садов. Спутники центрального города с населением 58 000 человек, соединенного автомобильным и железнодорожным транспортом. [2]

« Завтра Говарда : мирный путь к реальной реформе» было продано достаточно копий, и в результате появилось второе издание « Города-сады завтрашнего дня» . Этот успех обеспечил ему поддержку, необходимую для реализации своего видения. Ховард считал, что все люди согласны с тем, что перенаселенность и разрушение городов были одной из тревожных проблем их времени. Он цитирует ряд уважаемых мыслителей и их презрение к городам. Концепция города-сада Ховарда объединила город и деревню, чтобы предоставить рабочему классу альтернативу работе на фермах или в «переполненных нездоровых городах». [3]

Чтобы построить город-сад, Ховарду понадобились деньги, чтобы купить землю. Он решил получить финансирование от «джентльменов ответственного положения, несомненной честности и честности». Он основал Ассоциацию городов-садов (позже известную как Ассоциация городского и сельского планирования или TCPA), которая в 1899 году создала First Garden City, Ltd. , чтобы создать город-сад Лечворт . Однако эти доноры будут собирать проценты на свои инвестиции, если город-сад будет получать прибыль за счет ренты или, как Фишман называет этот процесс, «благотворительной спекуляции землей». Ховард попытался привлечь кооперативные организации рабочего класса, в которых насчитывалось более двух миллионов членов, но не смог заручиться их финансовой поддержкой. Поскольку ему приходилось полагаться только на богатых инвесторов Первого Гарден-Сити, Ховарду пришлось пойти на уступки своему плану, например отменить схему кооперативного владения без домовладельцев, краткосрочное повышение арендной платы и наем архитекторов, которые не соглашались с его планом. жесткие конструкторские планы.

В 1904 году Раймонд Анвин , известный архитектор и градостроитель, и его партнер Барри Паркер выиграли конкурс, организованный First Garden City Ltd. на проектирование Лечворта, района в 34 милях от Лондона. Анвин и Паркер спроектировали город в центре поместья Летчворт с большой зеленой зоной Ховарда, окружающей город, и они разделяли мнение Говарда о том, что рабочий класс заслуживает лучшего и более доступного жилья. Однако архитекторы проигнорировали симметричный дизайн Говарда, заменив его более «органичным» дизайном.


Неиндустриальная утопия. Как в революционной Сибири строили города-сады и почему советская власть решила от них отказаться

В конце XIX века английский философ-утопист Эбенизер Говард создал проект города-сада, который оказал огромное влияние на урбанистику будущего. Некоторые современные города созданы по идеям философа. Его проект должен был разрешить проблему огромных городов, не приспособленных для комфортной жизни, где к тому же недвижимость стоит миллионы миллионов. Города-сады под управлением самих жителей должны были стать зелеными и благоустроенными.

В России подобные поселения начали строить в 1910-е, а особо рьяно продолжили после революции, ведь идея Говарда во многом пересекалась с коммунистическими идеалами. Наиболее актуальным проект оказался для Сибири, которую, в отличие от европейской части России, еще предстояло серьезно застроить.

Однако начинаниям не суждено было сбыться: сами строители садов поняли проект лишь формально, из-за чего не случилось никакого самоуправления. Часто местные власти не давали денег, а потом пришел Сталин и зарубил все идеи о передовых городах, которые не вписывались в тоталитарную парадигму. Разбираемся, почему так получилось.

Что такое город-сад?

Для начала определимся, в чем была изначальная идея Говарда. К концу XIX века города стали слишком большими и, что хуже, стихийно переуплотненными. Философ предложил «разреженный» город, в котором жилье было тесно связано с природой и позволяло гармонично развиваться, не сходя с ума от паранойи промышленного ада.

Говард создал проект, который сочетал плюсы прежних типов поселений: свободу и доступ ко всем достижениям цивилизации — от города, близкое общение жителей и хорошую экологию — от деревни.

Города-сады были искусственно ограничены в размерах, однако не теряли развитую культуру и эффективную экономику. Население не превышало 30 тысяч человек, а строение имело однотипную кольцевую структуру. Города нового типа должны были окружить старые центры промышленности, страдающие от перенаселенности.

Итак, каков был план города-сада:

  • Жилая часть города — круг в 1000 акров, поделенный на шесть секторов. В центре находится сад, окруженный общественными зданиями: торговый центр, библиотека, больница, театры, музеи.
  • Второй круг — зеленый парк с застекленными оранжереями, спортивными площадками, торговыми и выставочными зонами
  • Окружают город два пояса: первый похож на большой парк, в котором расположены школы, церкви и административные здания, второй — промышленная зона (фабрики, заводы, склады, рынки).
  • Вокруг города расположена общественная земля, которую оберегают от застройки.
План города-сада по Эбенизеру Говарду. Источник

Поскольку город окружали промышленные объекты, то он был защищен от разрастания: если бы за границей второго пояса возникли новые дома, то они оказались бы отрезаны от основной части поселения. Для города-сада единственная возможность разрастись — создать свой город-спутник за границей промзоны. По мысли Говарда, вокруг больших городов со множеством производств должны были появиться десятки поселений нового типа.

В основе городов-садов лежала кооперативная форма собственности на землю. Она позволяла не только самим обустраивать дома, но и размещать на землях товарищества мелкие промышленные предприятия. Налоги с них шли в общий бюджет.

Условия аренды заводов кооператив определял сам в зависимости от нужд сообщества. Всё экономическое планирование и развитие находилось в руках жителей. Тот же принцип действовал в социальной или культурной сферах: горожане сами решали, в каком виде стоит развернуть досуг, развлечения, отдых, спорт, образование и проч.

Говардовский город-сад не был придатком местного производства, он был лишен обязательного промышленного ядра.

Предполагалось, что обитатели города-сада должны трудиться в ближайшем индустриальном центре, с которым поселение связывала транспортная система. Потребность поселения в продуктах обеспечивалась располагающимися вблизи сельскохозяйственными фермами.

Также проект Говарда предполагал создание жилья, которое было намного доступнее для бедных слоев, нежели в старых городах. Там земля уже находилась в чьей-то собственности и стоила спекулятивно дорого. Возведение новых поселений за чертой города снижало эту часть расходов. Чтобы избежать спекуляций с недвижимостью, уставы кооперативов специально оговаривали, что член товарищества не мог иметь в собственности больше одного дома.

До революции: поселки для промышленных компаний

В конце XIX — начале XX века крупные промышленные объединения Российской империи возводили поселки для рабочих. Хотя российские архитекторы еще ничего не знали об идеях Говарда, в проектах рабочих поселков они угадали некоторые черты инновационной идеи. Они применяли индивидуальный тип дома с садами и надворными постройками, делили жилую зону на усадьбы, а за ее чертой располагали промышленные объекты.

В осознанном виде идеи Эбенизера Говарда дошли до России уже в бурные 1910-е, когда вся социальная жизнь кишела новаторскими концепциями. Города-сады постоянно обсуждают в архитектурной периодике, в Петербурге в 1913 году возникает «Русское общество городов-садов», а Россия вступает в международную ассоциацию, пропагандирующую идеи Говарда.

Читайте также

Летающие тарелки и спиральные города. Как советские архитекторы придумывали поселения будущего и строили футуристические здания

Идея распространилась по всей империи: проекты первых городов-садов разрабатываются под Ригой, Москвой, Варшавой. В 1913 году три поселения возникают под Петербургом — за Нарвской заставой, в Сосновке за Лесным и близ Полюстровского и Выборгского проспектов. В этом же году город-сад строят на Ходынке в Москве.

Инженер Глазырин разрабатывает всероссийскую систему поселений-садов близ столиц, крупных городов, узловых транспортных пунктов на железных дорогах, реках и морях. Он предлагал проекты поселений более низкого уровня: предместья-сады около городов или крупных станций и кварталы-сады — на станциях со средним и малым движением. Однако на все, даже самые мелкие поселения, предполагался один и тот же набор производственных и общественных зданий: школы, больницы, библиотеки, рынки и проч.

Еще одним видом городов-садов в России являлись дачно-курортные поселки. В 1916–1917 годах появляется ряд проектов курортных городов, которые проектировались как единое композиционное целое: Лиран на черноморском побережье Кавказа, Ласпи и Комперия-Сарыч в Крыму.

Особенно идея распространилась в Сибири, которая не была застроена так же, как европейская часть страны. Отделения Русского общества городов-садов возникают в нынешнем Алтайском крае — в Барнауле и Бийске. В 1916 году Министерство путей сообщения решает построить пять садов для служащих железных дорог, развивавшихся в регионе.

В том же году инженер Андрей Крячков по заданию управления местной железной дороги сделал проект города-сада в Кузнецке (позже вошел в состав Новокузнецка). Инновационный участок в форме трапеции разбивался на ряд секторов системой широких радиальных и кольцевых улиц. Композиционным центром города-сада служила вокзальная площадь, по главной оси которой размещались наиболее значительные постройки: вокзал, здание управление железной дороги и церковь. Основная планировочная ось замыкалась пейзажным парком. Точнее, замыкалась на бумаге, но об этом ниже.

В 1916–1918 годах разрабатывался проект нового металлургического завода в Кузбассе по инициативе Кузнецкого каменноугольного и металлургического общества. Местом его постройки была избрана территория на левом берегу реки Кондомы — у станции Туштулеп, неподалеку от Кузнецка. При заводе проектировался поселок для рабочих всё с той же радиальной планировкой главных улиц.

Российские архитекторы достаточно точно копировали схему Говарда, располагая в центре города зеленую зону, от которой лучами отходило шесть улиц. Повторили и идею с поясом общественных зданий вокруг центра сада — там должны были расположиться, например, народный дом, техническое и ремесленное училища, здание правления завода и особняки директора и двух его помощников.

Однако уже здесь была заметна ключевая причина, почему в дальнейшем проект городов-садов ни к чему не привел,  поселок строился для обслуживания завода, а не для самостоятельного функционирования. Говард же настаивал, что города-сады не должны пересекаться с крупным промышленным производством.

Частично пытались реализовать проект в Барнауле. Ему «помог» катастрофический пожар в 1917 году, который не пережили 53 квартала наиболее благоустроенной застройки. По задумке архитектора Ивана Носовича, город-сад на 9 гектаров должен был расположиться в северной части Барнаула.

План города-сада в Барнауле, архитектор И. Носович. Источник

Жителям позволялось в черте города-сада застраивать участки до 200 квадратных саженей, причем большая их часть должна была использоваться под огород или цветник. Дома предполагались не выше 2 этажей, каждый дом — для одной семьи. Однако у городских властей не нашлось денег на строительство. В современном Барнауле можно увидеть наследие этого плана в виде площади Октября, от которой радиально расходятся несколько бульваров.

После революции: буржуазный проект и коммунистический быт

После Октябрьской революции английская идея не была забыта — напротив, она продолжила развиваться с поправкой на социалистические идеалы. Осенью 1918 года Всероссийский профсоюз железнодорожников разработал программу возведения поселков-садов, в которой попытался сделать говардовский проект более соответствующим принципам коммунистического быта.

Каждому жителю города-сада запрещалось иметь частную собственность, а все земли и дома находились в общем пользовании. Управление поселками-садами возлагается на коллегию, избираемую всеобщим голосованием, а споры должны были разрешать конфликтные комиссии.

Города-сады строили на государственные деньги, однако проект их использования даже предполагал развитие кооперации среди жителей. Земля для поселений бралась у государства в долгосрочную аренду кооперативным товариществом, в которое после уплаты взносов вступали все жители города-сада. Часть нужных денег государство предоставляло безвозмездно, а часть — на льготных условиях.

По мере застройки и эксплуатации поселка товарищество самостоятельно вело хозяйственную и коммерческую деятельность. Полученный доход направлялся на благоустройство города, обслуживание производства и возврат госкредитов. Когда кооператив закрывал долги, то его члены могли выкупить недвижимость и превратиться из арендаторов в собственников жилья и пользователей землей.

Города-сады при советской власти возводятся возле Москвы, Смоленска, Перми, Подольска и многих других городов. Часто вместо городов возводят небольшие поселки-сады — не на 32 тысячи человек, а только на 2-3.

Правда, жесточайшая экономия денег приводила к использованию дешевых материалов и строительству помимо деревянных домов также термолитовых или щитовых. Из-за низкой квалификации строителей нарушалась технология строительства.

В результате здания поселка-сада «Сокол» частично сгнили в 1927 году  через четыре года после строительства. Их поразил грибок.

Сибирь по-прежнему оставалась одним из важнейших направлений развития. Одним из первых городов-садов в регионе, созданных за годы советской власти, стал Щегловск. Его проект появился на свет в итоге открытого конкурса, проведенного в 1921 году среди профессоров Томского технологического института. В проекте архитектора Парамонова планировочная структура задумывалась так, чтобы каждая часть города была окружена парками и дополнялась зелеными насаждениями. На краях города располагались школы, детские сады и другие районные общественные здания.

В 1920 году на первом в Омске субботнике работники затона заложили рабочий поселок-сад южнее загородной рощи. В то же время архитектор Вернер составил проекты по устройству общественных парков и городов-садов на периферии Омска, а архитектор Линецкий создал проект перепланировки Омска в соответствии с идеями Говарда. Старая часть города на правом берегу Оми в то время имела традиционную для крепости радиально-кольцевую планировку, что совпадало с планировочной схемой города-сада.

Также в 1924 году по проекту инженера Назаретова начали строить город-сад Ленинск-Омский в форме «пятиконечной звезды как эмблемы Республики Советов» — позже эта территория стала административным районом Омска. Ни один из проектов не был полностью реализован.

Созданный в 1921 году инженером Крячковы план колонии рабочих Киселевского рудника скрестил круговую структуру города-сада с классическим горизонтально-вертикальным планированием. Обычная сетка улиц с перпендикулярным пересечением дополнялась диагональными направлениями, пересекавшимися в центре поселка. Центральные кварталы обрамлялись бульварным кольцом.

Схожие принципы были использованы в проекте Новониколаевска (нынешнего Новосибирска), где в дополнение к классическим улицам планировалась система из восьми радиальных улиц. Несмотря на форму города, кольцевую магистраль и зеленый пояс, автор проекта Иван Загривко перенес принципы Говарда на куда большую площадь, которая имела и возможность расшириться. Каждый район города имел собственный центр, фокусировавший радиальные магистрали. Также генплан города внедрял промышленные объекты в жилую территорию и не предполагал окружную железную дорогу.

Схема перепланировки Новониколаевска-Новосибирска, 1925 г. Источник

Почему проект провалился?

К сожалению, идея городов-садов в России оказалась мертворожденной. Ее часто не поддерживали финансово местные власти и отверг пришедший к власти Сталин, которому была неприятна идея решения стратегических проблем на местах. После него про города-сады забыли надолго, но при этом еще в начале 1920-х власти завернули курс на преобразования по Говарду, нацеленные на создание самоуправления. Вместо этого власти решили создавать суррогатные поселения, обслуживающие производство.

Власти сибирских городов действительно не горели желанием выделять деньги на сомнительные проекты. Как уже упоминалось, проект не взлетел в Барнауле именно из-за того, что городская дума не помогла идее архитектора Ивана Носовича. Однако это был не единственный случай — проекты в Омске провалились из-за недостатка средств. Также не помогли хаотичная застройка, а позже — возникновение всё новых и новых производств в черте города.

Город-сад при станции Кузнецк не получил полного развития. В нем не были сооружены монументальные здания: вокзал, церковь, управление дороги. В годы первой пятилетки со строительством соцгорода при металлургическом комбинате он превратился в периферийный городской район Новокузнецка.

Конечно, Гражданская война стала причиной жилищного кризиса, из-за которого многие планы по строительству свернули не туда. Вместо города-сада вокруг Кузнецка возник район стихийного самостроя.

Сначала там жило около 1000 человек, однако поселение быстро начало разрастаться — только строили здесь не аккуратные домики с палисадниками из мечты Говарда.

Город-сад быстро превратился в палаточный лагерь, а по сути в Мурино гетто. Роскошным жильем считались землянки, где можно было топить печи. Не всем даже доставались нары из обструганных досок. Рабочим не хватало машин, паровозов и вагонов; экскаваторов не было вообще. Землекопы и плотники работали в основном вручную.

Попытки построить города-сады прекратились после прихода к власти Сталина. Идея кооперации не укладывалась в тоталитарные принципы, которые были любы новому вождю. Да и уклон в жесткую и быструю индустриализацию экономики требовал развивать не пространства для комфортной жизни и личностного развития, а заводы, заводы и еще заводы.

Города-сады стали считать проявлением левацких уклонов, троцкизма и прочих идеологически вредных вещей, поэтому про них забыли. Однако Сталин зря боялся атаки враждебных идей — задолго до него, еще в «реформационное» начало 1920-х советские власти поставили крест на создании самоуправляющихся поселений. Поэтому в новых советских городах точно воспроизводились формальные принципы организации говардовской утопии, но идейное содержание оказалось перевернуто с ног на голову.

Проблема, впрочем, возникла еще в дореволюционной России. Архитекторы удачно копировали устройство городов-садов, однако развитие поселений при приисках и предприятиях добывающей промышленности определялось не сообществом жильцов, а городской управой. Она определяла тип застройки, рекомендовала подрядчиков и назначала поставщиков строительных материалов. Города-сады возводились без образования жилищного товарищества. Поселения же при предприятиях использовали эти принципы, чтобы управлять пролетариями и прикреплять их к месту работы.

Также был нарушен принцип индивидуальной малоэтажной застройки. Крупные компании, которые строили поселения для своих рабочих, размещали в том числе многоэтажные многоквартирные дома, предназначенные для сдачи в аренду. Это вызывало спекуляцию земельными участками и рост цен на жилье. В итоге малоимущие горожане, которым и должны были помогать города-сады, оставались без домов.

А еще городские управы отказывались устанавливать максимальный размер квартплаты, поэтому, например, в городе-саде на Ходынке квартиры начали стоить столько же, сколько в остальной Москве.

В первые годы советской власти архитекторы работали с концепцией Говарда, надеясь практически воплотить не только планировочные принципы, но и социальное содержание: общественную собственность на землю, коллективные формы управления процессами градоустройства и эксплуатации поселений, а также быта. Но ситуация изменилась в 1922 году на учредительном заседании Общества городов-садов.

Сторонники теории Говарда выхватили обвинения в подражании «буржуазному индивидуализму» — как так, одна семья хочет целое жилище. Города-сады подвергли резкой критике, постановив, что подражание английской теории несовместимо с советскими идеалами.

Говард учил, что города-сады не должны иметь на своей территории промышленного ядра, которое будет управлять всем вокруг. Напротив, сообщество жителей должно само определять экономическое развитие региона. Но суровая реальность СССР решила по-другому.

Соцпоселки возводились исключительно для обслуживания производства, которое и устанавливало требования к формированию городского пространства. Актуальным становилось лишь то, что позволяло обеспечить нормальное функционирование нового трудового дня.

Может быть интересно

Кухонная революция: как дизайнеры-феминистки создали рациональное жилье

Город-сад не развивался сам, а эксплуатировался под задачи промышленного предприятия, вокруг которого было создано поселение. Органы власти определяли не только мощность предприятия и количество рабочих рук, но и сколько должно быть мест в столовых и кинотеатрах, койко-мест в больницах, школьных парт, кроватей в яслях. Соответственно этому решался и вопрос с бюджетом поселения. Из-за такого отношения к промышленности советские рабочие поселки позиционировались не как дополнение к старым городам, а как их замена.

Таковы были планы касательно Новосибирска в генплане 1925 года. Там еще в 1921 году пытались создать город-сад на территории, примыкающей к черте города, однако чиновники проект не одобрили. В те годы город испытывал мощный жилищный кризис, из-за которого отдел коммунального хозяйства вынужден был сдавать в аренду земельные участки в центре под застройку одноквартирными деревянными домами.

Отсутствие дешевых трамваев и автобусов и слабое благоустройство окраинных кварталов только повышали ценность центра Новосибирска, из-за чего спекулянты еще сильнее засоряли его мелкими дешевыми постройками. Похожие проблемы в 1920-е были характерны и для других сибирских городов, например Омска и Барнаула.

Сейчас крупнейший город Сибири расположен на двух берегах Оби, а в 1925 году левобережье только собирались застроить. Там планировали возвести несколько городов-садов, каждый из которых обслуживал бы конкретное предприятие. В шести километрах от города планировали построить еще одно поселение — по классической схеме, но только для сотрудников авиационного завода имени Чкалова. Идея подвисла до начала 1930-х, когда наконец составили проект полноценного социалистического города — его хотели привязать к заводу «Сибсельмаш». Строительство сада остановили после начала сталинской закрутки гаек.

План города-сада возле «Сибсельмаша». Были созданы только парк имени Кирова, сквер у монумента Славы и два жилых переулка. Источник
В результате идея города-сада окончательно проиграла госпланированию и была надолго забыта. В 1930–1970-е города-сады упоминались только в критических статьях как отрицательный пример нежизнеспособной градостроительной практики, свойственной порочному Западу.

Сам термин был реабилитирован ближе к 1960-м, однако его смысл оказался оторван от первоначального содержания. Выражение «город-сад» превратилось в штамп советской прессы. Газеты призывали превратить какой-нибудь советский город в «город-сад», что означало лишь «Ну сейчас насажаем вам растений красиво, всё цвести будет».

Часто в заголовках использовали строку Маяковского «Здесь будет город-сад», посвященную строительству реального города-сада в Кузнецке. О южных городах вроде Ашхабада писали как о городах-садах. При этом в прессе критиковали британские города Летчуэрт и Уэлин-Гарден-Сити, построенные по проектам Эбенизера Говарда.

Город-сад | Архитектурные стили

Город-сад – это градостроительная концепция, которая возникла в начале двадцатого столетия. Впервые идея о создании города–сада была высказана в книге английского социолога-утописта Эбенизера Говарда – «Города-сады будущего» (1898 год).

Автор стиля считал, что современная планировка городов давно изжила себя. Резкой критике с его стороны был подвергнут ничем не ограниченный, хаотичный рост и антисанитария промышленных городов того времени. В качестве альтернативы Эбенизер Говард предлагал создавать небольшие населенные пункты, сочетающие в себе лучшие свойства города и деревни. Их население должно было составлять 32 тысячи человек. Маленькие города должны были формировать более крупные группы с одним общим центром.

Э. Говарду удалось создать ассоциацию по строительству городов-садов. В первом десятилетии этой организацией на территории Англии было построено два города-сада – Велвин и Лечворт. Однако поначалу они не пользовались большой популярностью. Так к концу 1920-х годов в Лечворте проживало всего четырнадцать тысяч человек, в Велвине еще меньше – семь.

По окончании Второй мировой войны власти Великобритании начали реализовывать проект по созданию вокруг Лондона городов- спутников. На должность руководителя этого проекта был назначен английский архитектор Патрик Аберкромби, который позаимствовал многие идеи у Э. Говарда, но при этом существенно изменил его проекты. Так, например, население городов-садов должно было составлять 60-100 тысяч человек (у Говарда всего 30 тысяч).

Согласно проекту Аберкромби вокруг Лондона должно было быть построено 18 новых городов с общим населением один миллион человек, причем половину жителей новых населенных пунктов должны были составить жители британской столицы. В итоге к 1963 году в города-сады из Лондона переселилось всего 263 тысячи человек. Помимо Британии проекты по созданию городов-садов существуют в Бельгии, России, Германии и Испании.

Комфортный, экологичный, доступный

Новости

Итоги конкурса «Путь в науку» будут объявлены 30 августа
Жюри утвердили список победителей и призеров конкурса квалификационных работ «Путь в науку – 2021» (путьвнауку. рф). Всего в двух номинациях будет награждено 54 человека, из которых 44 были отобраны в ходе экспертной оценки. 13 авторов заняли первое место в своей предметной категории, 15 – второе место, а еще 16 получат поощрительную премию. В конкурсе приняли участие более 1,5 тысяч человек.

 

 

Мнения

Редакция «Частного корреспондента»
Почему «Часкор» позеленел?

Мы долго пытались написать это редакционное заявление. Нам хотелось уместить в него 12 лет работы, 45 тысяч статей (и даже чуть больше), несколько редакций и бесконечность труда и сил. А еще – постараться объяснить нашим читателям происходящие изменения.

Виталий Куренной
Традиционные ценности и диалектика критики в обществе сингулярности

Статья Николая Патрушева по поводу российских ценностей интересна сама по себе, но также вызвала яркий отклик Григория Юдина, который разоблачает парадигму «ценностей», трактуя ее, видимо, как нечто сугубо российско-самобытное, а само понятие «ценность» характеризует как «протухшее». Попробую выразить тут свое отношение к этой интересной реплике, а заодно и прокомментировать характер того высказывания, по поводу которого она появилась.

Иван Засурский
Пора начать публиковать все дипломы и диссертации!

Открытое письмо президента Ассоциации интернет-издателей, члена Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека Ивана Ивановича Засурского министру науки и высшего образования Российской Федерации Валерию Николаевичу Фалькову.

Сергей Васильев, facebook.com
Каких денег нам не хватает?

Нужны ли сейчас инвестиции в малый бизнес и что действительно требует вложений

За последние десятилетия наш рынок насытился множеством современных площадей для торговли, развлечений и сферы услуг. Если посмотреть наши цифры насыщенности торговых площадей для продуктового, одёжного, мебельного, строительного ритейла, то мы увидим, что давно уже обогнали ведущие страны мира. Причём среди наших городов по этому показателю лидирует совсем не Москва, как могло бы показаться, а Самара, Екатеринбург, Казань. Москва лишь на 3-4-ом месте.

Иван Засурский
Пост-Трамп, или Калифорния в эпоху ранней Ноосферы

Длинная и запутанная история одной поездки со слов путешественника

Сидя в моём кабинете на журфаке, Лоуренс Лессиг долго и с интересом слушал рассказ про попытки реформы авторского права — от красивой попытки Дмитрия Медведева зайти через G20, погубленной кризисом Еврозоны из-за Греции, до уже не такой красивой второй попытки Медведева зайти через G7 (даже говорить отказались). Теперь, убеждал я его, мы точно сможем — через БРИКС — главное сделать правильные предложения! Лоуренс, как ни странно, согласился. «Приезжай на Grand Re-Opening of Public Domain, — сказал он, — там все будут, вот и обсудим».

Николай Подосокорский
Виртуальная дружба

Тенденции коммуникации в Facebook

Дружба в фейсбуке – вещь относительная. Вчера человек тебе писал, что восторгается тобой и твоей «сетевой деятельностью» (не спрашивайте меня, что это такое), а сегодня пишет, что ты ватник, мерзавец, «расчехлился» и вообще «с тобой все ясно» (стоит тебе написать то, что ты реально думаешь про Крым, Украину, США или Запад).

Марат Гельман
Пособие по материализму

«О чем я думаю? Пытаюсь взрастить в себе материалиста. Но не получается»

Сегодня на пляж высыпало много людей. С точки зрения материалиста-исследователя, это было какое-то количество двуногих тел, предположим, тридцать мужчин и тридцать женщин. Высоких было больше, чем низких. Худых — больше, чем толстых. Блондинок мало. Половина — после пятидесяти, по восьмой части стариков и детей. Четверть — молодежь. Пытливый ученый, быть может, мог бы узнать объем мозга каждого из нас, цвет глаз, взял бы сорок анализов крови и как-то разделил бы всех по каким-то признакам. И даже сделал бы каждому за тысячу баксов генетический анализ.

Дмитрий Волошин, facebook.com/DAVoloshin
Теория самоневерия

О том, почему мы боимся реальных действий

Мы живем в интересное время. Время открытых дискуссий, быстрых перемещений и медленных действий. Кажется, что все есть для принятия решений. Информация, много структурированной информации, масса, и средства ее анализа. Среда, открытая полемичная среда, наработанный навык высказывать свое мнение. Люди, много толковых людей, честных и деятельных, мечтающих изменить хоть что-то, мыслящих категориями целей, уходящих за пределы жизни.

facebook.com/ivan.usachev
Немая любовь

«Мы познакомились после концерта. Я закончил работу поздно, за полночь, оборудование собирал, вышел, смотрю, сидит на улице, одинокая такая. Я её узнал — видел на сцене. Я к ней подошёл, начал разговаривать, а она мне «ыыы». Потом блокнот достала, написала своё имя, и добавила, что ехать ей некуда, с парнем поссорилась, а родители в другом городе. Ну, я её и пригласил к себе. На тот момент жена уже съехала. Так и живём вместе полгода».

Михаил Эпштейн
Симпсихоз. Душа — госпожа и рабыня

Природе известно такое явление, как симбиоз — совместное существование организмов разных видов, их биологическая взаимозависимость. Это явление во многом остается загадкой для науки, хотя было обнаружено швейцарским ученым С. Швенденером еще в 1877 г. при изучении лишайников, которые, как выяснилось, представляют собой комплексные организмы, состоящие из водоросли и гриба. Такая же сила нерасторжимости может действовать и между людьми — на психическом, а не биологическом уровне.

Лев Симкин
Человек из наградного листа

На сайте «Подвиг народа» висят наградные листы на Симкина Семена Исааковича. Моего отца. Он сам их не так давно увидел впервые. Все четыре. Последний, 1985 года, не в счет, тогда Черненко наградил всех ветеранов орденами Отечественной войны. А остальные, те, что датированы сорок третьим, сорок четвертым и сорок пятым годами, выслушал с большим интересом. Выслушал, потому что самому читать ему трудновато, шрифт мелковат. Все же девяносто.

 

Календарь

Олег Давыдов
Колесо Екатерины

Ток страданий, текущий сквозь время

7 декабря православная церковь отмечает день памяти великомученицы Екатерины Александрийской. Эта святая считалась на Руси покровительницей свадеб и беременных женщин. В её день девушки гадали о суженом, а парни устраивали гонки на санках (и потому Екатерину называли Санницей). В общем, это был один из самых весёлых праздников в году. Однако в истории Екатерины нет ничего весёлого.

Ив Фэрбенкс
Нельсон Мандела, 1918-2013

5 декабря 2013 года в Йоханнесбурге в возрасте 95 лет скончался Нельсон Мандела. Когда он болел, Ив Фэрбенкс написала эту статью о его жизни и наследии

Достижения Нельсона Ролилахлы Манделы, первого избранного демократическим путем президента Южной Африки, поставили его в один ряд с такими людьми, как Джордж Вашингтон и Авраам Линкольн, и ввели в пантеон редких личностей, которые своей глубокой проницательностью и четким видением будущего преобразовывали целые страны. Брошенный на 27 лет за решетку белым меньшинством ЮАР, Мандела в 1990 году вышел из заточения, готовый простить своих угнетателей и применить свою власть не для мщения, а для создания новой страны, основанной на расовом примирении.

Молот ведьм. Существует ли колдовство?

5 декабря 1484 года началась охота на ведьм

5 декабря 1484 года была издана знаменитая «ведовская булла» папы Иннокентия VIII — Summis desiderantes. С этого дня святая инквизиция, до сих пор увлечённо следившая за чистотой христианской веры и соблюдением догматов, взялась за то, чтобы уничтожить всех ведьм и вообще задушить колдовство. А в 1486 году свет увидела книга «Молот ведьм». И вскоре обогнала по тиражам даже Библию.

Александр Головков
Царствование несбывшихся надежд

190 лет назад, 1 декабря 1825 года, умер император Александра I, правивший Россией с 1801 по 1825 год

Александр I стал первым и последним правителем России, обходившимся без органов, охраняющих государственную безопасность методами тайного сыска. Четверть века так прожили, и государство не погибло. Кроме того, он вплотную подошёл к черте, за которой страна могла бы избавиться от рабства. А также, одержав победу над Наполеоном, возглавил коалицию европейских монархов.

 

Интервью

«Музыка Земли» нашей

Пианист Борис Березовский не перестает удивлять своих поклонников: то Прокофьева сыграет словно Шопена – нежно и лирично, то предстанет за роялем как деликатный и изысканный концертмейстер – это он-то, привыкший быть солистом. Теперь вот выступил в роли художественного руководителя фестиваля-конкурса «Музыка Земли», где объединил фольклор и классику. О концепции фестиваля и его участниках «Частному корреспонденту» рассказал сам Борис Березовский.

Андрей Яхимович: «Играть спинным мозгом, развивать анти-деньги»

Беседа с Андреем Яхимовичем (группа «Цемент»), одним из тех, кто создавал не только латвийский, но и советский рок, основателем Рижского рок-клуба, мудрым контркультурщиком и настоящим рижанином – как хороший кофе с черным бальзамом с интересным собеседником в Старом городе Риги. Неожиданно, обреченно весело и парадоксально.

«Каждая собака – личность»

Интервью со специалистом по поведению собак

Антуан Наджарян — известный на всю Россию специалист по поведению собак. Когда его сравнивают с кинологами, он утверждает, что его работа — нечто совсем другое, и просит не путать. Владельцы собак недаром обращаются к Наджаряну со всей страны: то, что от творит с животными, поразительно и кажется невозможным.

Юрий Арабов: «Как только я найду Бога – умру, но для меня это будет счастьем»

Юрий Арабов – один из самых успешных и известных российских сценаристов. Он работает с очень разными по мировоззрению и стилистике режиссёрами. Последние работы Арабова – «Фауст» Александра Сокурова, «Юрьев день» Кирилла Серебренникова, «Полторы комнаты» Андрея Хржановского, «Чудо» Александра Прошкина, «Орда» Андрея Прошкина. Все эти фильмы были встречены критикой и зрителями с большим интересом, все стали событиями. Трудно поверить, что эти сюжеты придуманы и написаны одним человеком. Наш корреспондент поговорила с Юрием Арабовым о его детстве и Москве 60-х годов, о героях его сценариев и религиозном поиске.

Город-сад — утопическая идея, ставшая реальностью | Строительный мир

Проблема урбанизации вызывала беспокойства еще в конце XIX века. Тогда английские и немецкие архитекторы и урбанисты предлагали свое решение — строительство городов-садов. Согласно книге Эбенизера Говарда «Завтра: мирный путь к реальной реформе», опубликованной в 1898 году, облик таких городов должен иметь четкую геометрическую форму — несколько концентрических круглых зон внутри большого круга.

Концепция

Общая площадь города-сада — около 24 кв. км. При этом, под жилую застройку, школы, ратушу, торговые лавки и другие здания отводилась лишь 1/6 часть от общей площади. Остальное предусматривалось под зеленые зоны и территории для ведения сельского хозяйства.

© обложка книги «Robert Beevers: The Garden City Utopia: A Critical Biography of Ebenezer Howard, Olivia Press» / oliviapress. co.uk

© обложка книги «Robert Beevers: The Garden City Utopia: A Critical Biography of Ebenezer Howard, Olivia Press» / oliviapress.co.uk

Население города, согласно книге Говарда, не превышает 32 тыс. человек. По задумке английского социолога, каждый населенный пункт — часть единого «мегаполиса», состоящего из нескольких таких городов-спутников, общее число жителей которых — около 250 тыс. человек. Населенные пункты соединены единой железнодорожной сетью.

Город-сад на шесть равных секторов разделяют широкие бульвары, берущие свое начало в общей точке, в самом центре, на главной площади.

Основные идеи такого города — формирование гражданского общества и жизнь в гармонии с природой. Участки у всех одинаковые — примерно 6х40 м. Оформление домов может быть разным, на усмотрение хозяев. При этом застройка и последующие изменения происходят под контролем муниципалитета. Земли города и прилегающих к нему территорий не должны уходить в частные руки.

Чтобы воздух оставался чистым все производства работают на электричестве, более того, фабрики и сельхозпредприятия располагаются на окраине города. Школы и другие детские учреждения находятся в так называемом зеленом поясе шириной 128 метров и общей площадью 0,5 кв. км.

© из книги Ebenezer Howard. To-morrow: A Peaceful Path to Real Reform, London: Swan Sonnenschein & Co., Ltd., 1898.

© из книги Ebenezer Howard. To-morrow: A Peaceful Path to Real Reform, London: Swan Sonnenschein & Co., Ltd., 1898.

Реализация

В начале XX века в Англии удалось на практике реализовать проект Говарда — было построено два города-сада (первый в 1903 году). Однако в полной мере ни в одном из них не получилось воплотить все задумки Эбенизера. Ведь в первую очередь он стремился предотвратить рост современных мегаполисов, таких как Лондон, Манчестер, Ливерпуль, где люди жили словно в каменных пещерах, дыша вредными выбросами фабрик и заводов.

Город-сад, как полагал автор проекта, должен был стать идеальным местом для жизни. Однако так считали далеко не все, и перспектива перебраться в населенный пункт из большого города не прельщала англичан.

В Лечворте, одном из городов, построенных по проекту Говарда, проживало лишь 14 тысяч человек, а в Уэлвин-Гарден-Сити в два раза меньше.

Да и владельцы предприятий Лондона и других крупных городов не испытывали большого желания переселяться в город-сад и проводить некоторую реорганизацию производства.

© Jack1956 / en.wikipedia (город Лечворт)

© Jack1956 / en.wikipedia (город Лечворт)

В последующие годы вокруг Лондона появилось несколько населенных пунктов, похожих на город-сад Говарда.

Воплотить на практике, казалось бы утопическую идею, пытались и в других странах. В 1909 году город-сад Хеллерау появился в Германии близ Дрездена. В других немецких городах возводили лишь районы-сады. Один из них — Ратсхов — построили в Кенигсберге (совр. Калининград).

В общей сложности в мире (на всех континентах) насчитывается несколько десятков городов и районов, построенных под вдохновением данной концепции.

Город-сад в дореволюционной России и СССР

То что на проект Говарда обратили внимание в СССР нет ничего удивительного — общая идея вполне соответствовала идеологии коммунизма. Но стоит отметить, что города-сады приглянулись и руководству дореволюционной России. Были разработаны проекты некоторых таких городов и районов.

Например, в Барнауле (Алтайский край) 23 октября 1917 года городская дума утвердила проект города-сада, который предполагалось возвести на месте пострадавших от пожара районов (в том году в Барнауле произошел один из крупнейших пожаров в истории российских городов, огонь уничтожил 60 кварталов). Но проект не был реализован — буквально через две недели в стране произошла Октябрьская революция.

© Центр хранения архивного фонда Алтайского края (г. Барнаул). Коллекция позитивов

© Центр хранения архивного фонда Алтайского края (г. Барнаул). Коллекция позитивов

Позже уже новая, советская власть, как упоминалось выше, обратила внимание на проект города-сада. В основу нескольких градостроительных планов Москвы и пригорода, разработанных в 1920-х, легли идеи Говарда.

В 1923 году в столице началась реализация подобного проекта — поселок «Сокол». К 1930-му там построили 114 домов, а также необходимую инфраструктуру. Однако сама концепция города-сада была быстро разрушена — в 1936 году кооперативное строительство в СССР свернули, а все имущество поселка перешло в собственность Москвы. В книге «Посёлок Сокол. История посёлка и его жителей» отмечается, что многие члены кооператива, включая председателя, стали жертвами сталинских репрессий.

(Первоначальный план посёлка «Сокол») © Москва 850 лет. Северный административный округ / Под общ. ред. В. А. Виноградова. — М .: АО «Московские учебники и картолитография», 1997.

(Первоначальный план посёлка «Сокол») © Москва 850 лет. Северный административный округ / Под общ. ред. В. А. Виноградова. — М .: АО «Московские учебники и картолитография», 1997.

В 1920-е годы идеи города-сада воплощались при проектировании многих городов и районов. Например, в 1923-1924 годах архитектором Александром Таманяном разработан план по перепланировке Еревана. Зодчий использовал принцип и формы города-сада. Как отмечал Таманян, идеи, заложенные Говардом, никак не противоречат требованиям социалистического строя к градостроительству.

Так или иначе, но уже в 1930-х идея города-сада, которая изначально приглянулась партийному руководству, вдруг стала чуждой. В 1940-1970-е годы ее даже не упоминали, разве что в критических статьях в качестве отрицательного примера в градостроительстве.

В стране повсеместно начали появляться рабочие поселки, которые застраивались преимущественно двухэтажными многоквартирными домами.

© wiki.ivanovoweb.ru/index.php/Категория:Архитектура_1-го_Рабочего_посёлка

© wiki.ivanovoweb.ru/index.php/Категория:Архитектура_1-го_Рабочего_посёлка

В городах проблему жилья решают строительством многоэтажек. Особенно популярными в то время становятся квартиры коммунального типа.

Город-сад сегодня

В европейских странах концепция города-сада не получила широкого распространения, со временем утратив свою популярность. Но уже в XXI веке она вновь обращает на себя внимание архитекторов, и в Англии одна из корпораций в 2014 году заявила о намерении возвести пять городов-садов в течение десяти лет. Однако эти города не будут полным воплощением идей Говарда, за основу взят только принцип планировки и организации пространства.

Читайте: Суперсооружение высотой 1111 метров: уже можно строить

город-сад | городское планирование

город-сад , идеал спроектированного жилого района, разработанный английским градостроителем Эбенезером Ховардом ( q. v. ) и продвинутый им в Завтра: мирный путь к социальной реформе (1898). План Ховарда по созданию городов-садов был ответом на потребность в улучшении качества городской жизни, которая была омрачена перенаселенностью и скоплением людей из-за неконтролируемого роста после промышленной революции.

Решение Ховарда связанных проблем сельской депопуляции и стремительного роста крупных городов заключалось в создании серии небольших спланированных городов, которые сочетали бы в себе удобства городской жизни с легким доступом к природе, типичной для сельской местности. Основными особенностями схемы Ховарда были: (1) покупка большой площади сельскохозяйственных земель внутри кольцевой ограды; (2) планировка компактного города, окруженного широкой сельской полосой; (3) размещение жителей, промышленности и сельского хозяйства в городе; (4) ограничение размера города и предотвращение посягательства на сельскую полосу; и (5) естественный рост стоимости земли, которая будет использоваться для общего благосостояния города.

Идеальный город-сад Ховарда мог бы располагаться на участке земли площадью 6000 акров, который в настоящее время используется только для сельскохозяйственных целей. Он будет находиться в частной собственности небольшой группы лиц; эта компания, сохранив право собственности, сохранит контроль над землепользованием. Доходы для погашения ипотеки и для финансирования городских услуг будут увеличиваться исключительно за счет арендной платы. Частный сектор будет поощряться к аренде и использованию площадей в городе. Только часть земли урочища будет застроена 30 000 жителей города; остальное будет использовано для сельскохозяйственных и рекреационных целей.

В центре города будет сад, окруженный гражданским и культурным комплексом, включая ратушу, концертный зал, музей, театр, библиотеку и больницу. Из этого центра исходили шесть широких главных проспектов. В центре этого городского центра будет парк, торговый центр и зимний сад, жилой район, а затем, на внешнем краю, промышленность. Движение транспорта будет идти по проспектам, идущим по радиусам и концентрическим бульварам.

Ховард подчеркнул, что фактическое размещение и планирование такого города будет определяться его местонахождением.В 1903 году он имел удовольствие увидеть реализацию своего плана. Город-сад под названием Летчворт был построен примерно в 30 милях к северу от Лондона в Хартфордшире, Англия. Это удалось в соответствии с изложенными им руководящими принципами, и в 1920 году поблизости был основан второй город Уэлвин-Гарден-Сити. Концепция Ховарда о взаимосвязи страны и города в запланированном городе заранее определенного размера получила широкую популярность при планировании последующих новых городов. Его акцент на зеленых зонах и контролируемой плотности населения также стал неотъемлемой частью пригородного и городского планирования.

E. ХОВАРД, САДОВЫЕ ГОРОДА ЗАЗТРА

САДОВЫЕ ГОРОДА ЗАЗТРА

Эбенезер Ховард

Garden Cities of To-Morrow (Лондон, 1902 г.) Переиздано, отредактировано с Предисловие Ф. Дж. Осборна и Вступительное эссе Льюиса Мамфорда. (Лондон: Faber and Faber, [1946]): 50-57, 138-147.

Так много написано об Эбенезере Ховарде (1850-1928) и его концепция города-сада, что эта заметка почти не нужна. Его формальное образование было ограниченным, и в двадцать один год он приехал в Америку. где в Небраске он обнаружил, что ему не суждено было быть фермером.В Чикаго он использовал свои знания стенографии для получения работ в качестве репортера для суды и газеты. К 1876 году он вернулся в Англию, где обнаружил работа в фирме, выпускающей официальные парламентские отчеты, и именно на этом занятии он провел остаток своей жизни. Ховард прочитал широко и глубоко задумывался о социальных проблемах, и из-за этого В 1898 году появилась его книга под названием « Завтра: мирный путь к настоящей реформе» . Он заплатил за печать своего предложения, призывающего к созданию нового города ограниченного размера, спланированные заранее и окруженные постоянным пояс сельскохозяйственных угодий.

Идеи Ховарда привлекли достаточно внимания и финансовых поддерживая начало Летчворта, новаторское предприятие, которое, как он надеялся, стать массовым движением. Новое издание его книги 1902 г. с другим название помогло поддержать движение, хотя это произойдет только после Первой мировой войны будут основаны вторые города, Велвин-Гарден-Сити. Две главы его книги, перепечатанные ниже, описывают его видение. физических характеристик Гарден-Сити и того, как их скопление может создаваться по мере увеличения населения.Ховард не был дизайнером и заявил что план города на реальном месте, несомненно, будет отклоняться от тот, который он описал. Он также пометил каждый из своих рисунков «только диаграмма». План не может быть составлен до тех пор, пока не будет выбран участок ». Тем не менее, его словесные рисунки и прилагаемые диаграммы отражают его собственные представления о том, как модельный сад город должен быть выложен. Кольцо и радиальный узор его воображаемого Сада Город был план, который одобряли и многие другие писатели того времени, потому что о его предполагаемом превосходстве как с инженерной, так и с архитектурной точек зрения.

Говард подчеркивает важность постоянного пояса открытых и сельскохозяйственных земель вокруг города вскоре стали частью британской доктрина планирования, которая со временем превратилась почти в догму. Это самое впечатляющим применением был план Большого Лондона в 1944 г. принятие Закона о новых городах 1946 года — создание кольца новых городов за пределами лондонского зеленого пояса. По практическим соображениям по крайней мере столь же сильное корпус может быть выполнен для городской конфигурации на основе клиньев открытого пространства толкая внутрь и ограничивая развитие промежуточными коридорами.Это было именно то, что H. В. Ланчестер утверждал в 1908 году в своей статье в британском профессиональном журнале журнал. Томас Моусон перепечатал диаграмму Ланчестера в своем Civic Art 1911 г. Эта концепция появилась в 1910 г. в одном из призовых планов. для Большого Берлина, а позже в том же году один из его авторов, Рудольф Эберштадт описал это в статье, представленной в R. I.B.A. конференция по градостроительству в Лондоне и в его книге Handbuch des Wohnungswesens und der Wohnungsfrage .

Отрывок из главы Говарда «Социальные города» был добавил, чтобы прояснить, как он предложил бороться с увеличением населения после Предел Гарден-сити в 32000 был достигнут.В нем он ошибочно использовал пример Аделаиды, Австралия, предполагающий, исходя из моделей городского развитие и окружающие парковые зоны, что в Северной Аделаиде планировалось лет после первоначального заселения и как способ обеспечения населения переливание. Он не знал, что обе общины расположены в одном месте. время, результат увеличения числа первоначальных колонистов по сравнению с оценивает текущую ситуацию в Лондоне, где, вероятно, был задуман план города Аделаиды. Сноски в оригинале здесь опущены как неуместные. в фокус этого собрания документов.

МАГНИТ ГОРОДА-СТРАНЫ
Читателю предлагается представить себе поместье площадью 6000 акров, который в настоящее время является чисто сельскохозяйственным, и был получен покупка на открытом рынке по цене 40 фунтов стерлингов за акр, или 240 000 фунтов стерлингов. Предполагается, что деньги на покупку были получены от ипотечных облигаций, с выплатой процентов по средней ставке, не превышающей 4 процента фунтов стерлингов. В Имущество по закону принадлежит четырем джентльменам, ответственным за положение и несомненную честность и честь, которые доверяют ему, во-первых, в качестве обеспечения для держателей облигаций, и, во-вторых, в доверительное управление для жителей Гарден-сити, Город-магнит страны, который предназначен строить на нем.Важной особенностью плана является то, что все арендные платы за землю, которые должны быть основаны на годовой стоимости земли, должны быть оплачены попечителям, которые после предоставления процентов и фонда погашения передать баланс Центральному совету нового муниципалитета, чтобы нанят таким Советом для создания и обслуживания всех необходимых общественные работы — дороги, школы, парки и т. д.

Объекты этой покупки земли могут быть указаны по-разному, но здесь достаточно сказать, что некоторые из основных объектов следующие: Найти для нашего промышленного населения работу на покупательной заработной платы выше. power , а также для обеспечения более здоровой окружающей среды и более регулярной занятости.Предприимчивым производителям, кооперативам, архитекторам, инженерам, строителей и механиков всех мастей, а также многих, занятых различных профессий, он призван предложить средства обеспечения новых и Лучшее использование их капитала и талантов, в то время как земледельцы присутствует в поместье, а также для тех, кто может переселиться туда, он предназначены для открытия нового рынка для своей продукции рядом с их дверями. Его Короче говоря, цель состоит в том, чтобы поднять уровень здоровья и комфорта для всех настоящие работники любого уровня — средства, с помощью которых эти объекты должны быть достигнута, будучи здоровым, естественным и экономичным сочетанием города и деревенская жизнь, и это на земле, принадлежащей муниципалитету.

Garden City, который будет построен недалеко от центра на 6000 акров, занимает площадь в 1000 акров, или шестую часть из 6000 акров, и может иметь круглую форму, 1240 ярдов (или почти три четверти мили) от центра к окружности. (Схема 2 — это план всей муниципальный район с изображением города в центре; и Диаграмма 3, которая представляет один участок или квартал города, будет полезно следовать описанию самого города — описание, которое, однако, лишь наводит на размышления, и, вероятно, будет сильно отличаться от .)

Шесть великолепных бульваров — каждый шириной 120 футов — пересекают город от от центра к окружности, разделив его на шесть равных частей или сторон. В центр представляет собой круглое пространство площадью около пяти с половиной акров, разбит как красивый и хорошо политый сад; и, окружая это сады, каждый из которых стоит на своей обширной территории, представляют собой более крупные общественные здания — город зал, главный концертно-лекционный зал, театр, библиотека, музей, картинная галерея, и больница.

Остальная часть большого пространства, окруженного «Хрустальным дворцом», является общественным парк, площадью 145 акров, с обширными площадками для отдыха на территории очень легкий доступ для всех людей.

Бегает по всему Центральному парку (кроме мест, где он пересекается бульваров) — широкая стеклянная аркада под названием «Хрустальный дворец», открывающаяся дальше в парк. Это здание в сырую погоду является одним из любимых курортов. людей, в то время как знание, что его яркое убежище всегда близко под рукой соблазняет людей в Центральный парк даже в самую ненастную погоду. Здесь выставлены на продажу промышленные товары, а здесь большая часть этого класса. покупок, требующих радости обдумывания и выбора, сделано.Однако пространство, окружающее Хрустальный дворец, намного больше. чем требуется для этих целей, и значительная его часть используется как Зимний сад — все это образует постоянную экспозицию самых привлекательный характер, а его круглая форма приближает его к каждому житель города — самый удаленный житель в радиусе 600 ярдов.

Выходя из Хрустального дворца по пути к внешнему кольцу города, мы пересекаем Пятую авеню, усаженную, как и все городские дороги, с деревья, перед которыми и глядя на Хрустальный дворец, мы находим кольцо великолепно построенных домов, каждый из которых стоит на своей обширной территории; и, продолжая нашу прогулку, мы замечаем, что дома больше всего часть построена либо концентрическими кольцами, обращенными к различным проспектам (как называются круговые дороги), или выходящие на бульвары и дороги, которые все сходятся к центру города. Спрашивая друга, который сопровождает нас в нашем путешествии, какое может быть население этого маленького городка, мы рассказали о 30 000 в самом городе и около 2 000 в сельском хозяйстве. усадьбы, а в городе 5 500 участков под застройку средней размер 20 футов x 130 футов — минимальное пространство, отведенное для этой цели размером 20 x 100. Обратите внимание на очень разнообразную архитектуру и дизайн, которые показаны дома и группы домов — некоторые из них имеют общие сады и кооперативные кухни — мы узнаем, что общее соблюдение уличной линии или гармоничное отклонение от него — вот главные моменты жилищного строительства, над которыми муниципальные власти осуществляют контроль, хотя и должным образом санитарные меры строго соблюдаются, максимальная мера индивидуальных вкус и предпочтения приветствуются.

Продолжая идти к окраине города, мы наталкиваемся на Гранд Проспект ». Этот проспект полностью заслуживает того названия, которое он носит, потому что он 420 футов шириной и, образуя зеленый пояс длиной более трех миль, делит часть города за пределами Центрального парка на две части. ремни. Это действительно дополнительный парк площадью 115 акров — парк, который находится в пределах 240 ярдов от самого удаленного жителя. В этом великолепном На авеню шесть участков, каждый площадью четыре акра, занимают государственные школы и окружающие их детские площадки и сады, а другие места зарезервированы для церквей таких конфессий, как религиозные верования людей может определять, возводиться и содержаться за счет средств прихожан и их друзья.Мы видим, что дома, выходящие на Гранд-авеню, ушли (по крайней мере, в одну из палат — той, из которой Диаграмма 3 представление) — с общего плана концентрических колец, а по порядку Чтобы обеспечить более длинную линию фасада на Гранд-авеню, они расположены в виде полумесяца — таким образом также для глаз, еще больше увеличивая и без того великолепную ширину Grand Авеню.

На внешнем кольце города расположены фабрики, склады, молочные заводы, рынки, угольные склады, лесные склады и т. д., все выходящие на кольцевую железную дорогу, которая охватывает весь город и имеет подъездные пути, соединяющие его с главная железнодорожная ветка, проходящая через усадьбу. Эта договоренность позволяет загружать товары прямо в грузовики со складов и мастерских, и поэтому отправлялись по железной дороге на отдаленные рынки или были доставлены прямо с грузовики на склады или фабрики; таким образом, не только очень большая экономия на упаковке и транспортировке и сведение к минимуму убыток от поломки, а также за счет уменьшения трафика на дорогах город, значительно снизив затраты на их содержание. Дымовой демон держится в пределах границ в Гарден-Сити; для всей техники управляется электрической энергией, в результате чего стоимость электроэнергии для освещения и других целей значительно сокращается.

Городской мусор используется на сельскохозяйственных участках имущество, которое принадлежит различным лицам в крупных хозяйствах, небольших хозяйствах, наделы, коровьи пастбища и т.д .; естественная конкуренция этих различных методы ведения сельского хозяйства, проверенные готовностью оккупантов предложить самая высокая арендная плата муниципалитету, стремящаяся создать лучшую систему животноводства или, что более вероятно, лучших систем, приспособленных для различных целей. Таким образом, легко представить, что это может оказаться выгодным. выращивать пшеницу на очень больших полях, предполагая объединенные действия при капиталистическом фермер или группа кооператоров; при выращивании овощей, фрукты и цветы, требующие более внимательного и тщательного ухода, и больше художественных и изобретательских способностей, возможно, будет лучше с отдельными лицами или небольшими группами лиц, имеющих общие вера в эффективность и ценность определенных повязок, методов культивирования, или искусственное и естественное окружение….

В то время как сам город с его населением занимался различными промыслами, призваний и профессий, и с магазином или складом в каждой палате, предлагает самый естественный рынок для людей, занятых в сельском хозяйстве, поскольку горожане потребуют своей продукции они полностью избегают каких-либо железнодорожных тарифов и сборов; но фермеры и другие никоим образом не ограничиваются городом как своим единственным рынком, но имеют полное право продавать свою продукцию кому угодно. Здесь, как и в каждой особенности эксперимента, будет видно, что это не область прав, на которую распространяется договор, а область выбора, которая увеличено ….

В поместье отмечены различные благотворительные и благотворительные организации. учреждения. Они не контролируются муниципалитетом, но поддерживаются и управляются различными людьми с общественным энтузиазмом, которые предложено муниципалитетом создать эти учреждения на открытом здоровый район, а на землю сдают им при аренде перечной кукурузы, происходящей властям, что они могут позволить себе быть такими щедрыми, поскольку покупательная способность этих институтов приносит большую пользу всему сообщество.Кроме того, поскольку те люди, которые мигрируют в город, входят в число наиболее энергичных и находчивых членов, справедливо и правильно, что их более беспомощные собратья должны иметь возможность пользоваться преимуществами эксперимент, который предназначен для всего человечества ….

СОЦИАЛЬНЫЕ ГОРОДА
Вкратце говоря, проблема, с которой мы должны разобраться, заключается в следующем: Как сделать эксперимент в нашем Городе-саду ступенькой к более высокому и лучшая форма производственной жизни в целом по стране. Предоставленный успех первоначального эксперимента, и неизбежно должны возникнуть широко распространенная потребность в расширении таких полезных и полезных методов; и поэтому было бы хорошо рассмотреть некоторые из главных проблем с которыми придется столкнуться в процессе такого расширения.

Думаю, что, подойдя к этому вопросу, будет полезно учесть аналогия представлена ​​ранним развитием железнодорожного предприятия. Этот поможет нам более четко увидеть некоторые из более широких функций нового развитие, которое сейчас так близко, если только мы покажем себя энергичными и образный.Сначала железные дороги создавались без каких-либо законодательных полномочий. Они были построены в очень маленьком масштабе, и, поскольку они были очень короткими по длине, необходимо согласие только одного или, самое большее, нескольких землевладельцев; и какие частные договоренности и договоренности можно было легко согласовать, было вряд ли подходящий предмет для обращения в Законодательное собрание страны. Но когда «Ракета» была построена, и верховенство паровоза стало полностью созданный, тогда это стало необходимым, если железнодорожное предприятие было идти вперед, чтобы получить законодательные полномочия.Потому что это было бы невозможно, или, по крайней мере, очень сложно, добиться равных договоренностей со всеми землевладельцы, чьи поместья могут находиться между пунктами, удаленными на много миль; так как один упрямый домовладелец мог воспользоваться своим положением, чтобы потребовать вообще непомерную цену за его землю, и таким образом практически задушить такие предприятие. Следовательно, было необходимо получить мощность для обеспечения земля в обязательном порядке по рыночной стоимости или по не слишком высокой цене снято с такого значения; и при этом железнодорожное предприятие ушло. вперед с такой скоростью, что за год не менее 132 600 000 фунтов стерлингов был разрешен парламентом для строительства железной дороги.

Теперь, если бы парламентские полномочия были необходимы для расширения железной дороги предприятия, такие полномочия, безусловно, понадобятся и тогда, когда неотъемлемая часть возможность строительства новых, хорошо спланированных городов и населения переселяться в них из старых городов-трущоб так же естественно и пропорционально к власти, которую нужно использовать, почти так же легко, как семья уезжает из гнилой старый многоквартирный дом в новое и удобное жилище, когда-то справедливо признанный народом. Чтобы построить такие города, необходимы большие участки земли. быть полученным.Здесь и там подходящее место может быть обеспечено по договоренности. с одним или несколькими землевладельцами, но если движение будет продолжаться в что-то вроде научной моды, участки земли намного больше, чем это занятый нашим первым экспериментом, должен быть получен. Ибо, как и первый короткая железная дорога, которая была зародышем железнодорожного предприятия, доведет до мало кто задумывается о концепции сети железных дорог, простирающейся на всю стране, так что, возможно, идея хорошо спланированного города, такого как я описал не подготовит читателя к дальнейшему развитию, которое должно неизбежно следуют — планирование и строительство городских кластеров — каждый город в кластере, который отличается по конструкции от других, и все же весь составляющие часть одного большого и продуманного плана.

Позвольте мне представить здесь очень грубую диаграмму, представляющую, как я понимаю, истинный принцип, на котором должны расти все города, Гарден-Сити придерживается, мы предположим, выросла, пока не достигла населения 32 000 человек. Каким образом он растет? Каким образом он будет удовлетворять потребности других, кого это привлечет? своими многочисленными преимуществами? Будет ли он построен в зоне сельскохозяйственного земли вокруг него, и таким образом навсегда лишить его права называться «Город-сад»? Конечно нет. Этот катастрофический результат действительно имел бы место если бы земля вокруг города была такой же, как и земля вокруг наших нынешних городов, принадлежат частным лицам, стремящимся получить от этого прибыль.Тогда, по мере того, как город заполнялся, сельскохозяйственные земли становились «созревшими» для строительства цели, и красота и здоровье города будут быстро уничтожен. Но земля вокруг Гарден-сити, к счастью, не в в руках частных лиц: в руках народа: и управляться не в предполагаемых интересах немногих, а в реальные интересы всего сообщества. Сейчас есть несколько объектов, которые люди так ревностно охраняют как свои парки, так и просторы; и мы можем, Я думаю, чувствую уверенность, что жители Гарден-сити ни на минуту не будут позволить красоте своего города разрушиться в процессе роста. Но можно настаивать — если это правда, не будут жители Сада. Таким образом, город будет эгоистично препятствовать росту своего города, и таким образом мешает многим пользоваться его преимуществами? Конечно нет. Там есть яркая, но недооцененная альтернатива. Город будет расти; но это будет расти в соответствии с принципом, который приведет к тому, что такие рост не должен уменьшать или разрушать, но всегда увеличивать его социальные возможности, к его красоте, к его удобству. Рассмотрим на мгновение случай город в Австралии, который в некоторой степени иллюстрирует принцип, по которому Я спорю.Город Аделаида … окружен «парковыми зонами». Город застроен. Как он растет? Он растет, перепрыгивая через парк Земель и основание Северной Аделаиды. И это принцип, который он предназначен для продолжения, но улучшения в Гарден-Сити.

Теперь можно понять нашу диаграмму. Город-сад застроен. Его население достиг 32000. Как он будет расти? Он будет расти за счет установления — под Вероятно, парламентские полномочия — еще один город на небольшом расстоянии от свою собственную зону ‘страны’, так что новый город может иметь зону страны собственноручно. Я сказал «основав другой город», а для административного целей было бы два города; но жители одного может связаться с другим за несколько минут; для скоростного транспорта было бы специально предусмотрены, и, таким образом, жители двух городов в действительности представляют одно сообщество.

И этот принцип роста — это принцип всегда сохранения пояс страны вокруг наших городов будет всегда помнить, пока, конечно, времени, у нас должен быть кластер городов, конечно, не расположенных в точной геометрической формы моей диаграммы, но так сгруппированной вокруг Центрального Город, в котором каждый житель целой группы хоть в каком-то смысле живет в маленьком городке, на самом деле жили бы и наслаждались все достоинства прекрасного и прекрасного города; и все же все свежие прелести страны — поля, живые изгороди и леса — не чопорная просто парки и сады — всего в нескольких минутах ходьбы или езды.И , потому что люди в их коллективном качестве владеют землей на которых построена эта прекрасная группа городов, общественные здания, церкви, школы и университеты, библиотеки, картинные галереи, театры, были бы в масштабе великолепия, которого нет ни в одном городе мира чья земля в залоге по карману частным лицам.

Я сказал, что быстрый железнодорожный транзит будет реализован теми, кто жить в этом прекрасном городе или группе городов. Ссылка на схему покажет с первого взгляда основные особенности своей железнодорожной системы.Там есть, во-первых, межмуниципальная железная дорога, соединяющая все города внешнего кольцо — двадцать миль в окружности, чтобы добраться из любого города до его самому дальнему соседу нужно преодолеть расстояние всего в десять миль, что могло быть выполнено, скажем, за двенадцать минут. Эти поезда будут не останавливаться между городами — для этого используются средства связи. на электрических трамваях, которые пересекают автомобильные дороги, из которых, будет видно, их число — каждый город связан с каждым другой город в группе по прямому маршруту.

Существует также система железных дорог, по которой каждый город находится в непосредственной близости. сообщение с Центром города. Расстояние от любого города до сердца Центрального города составляет всего три с четвертью мили, и это может быть легко покрыто за пять минут.

Те, кто сталкивался с трудностями в получении от одного пригород Лондона в другой скоро увидят, какое огромное преимущество тем, кто живет в такой группе городов, как здесь показано, понравится, потому что у них будет железная дорога система а не железная дорога хаос служить их целям.Трудности, которые испытывают в Лондоне, конечно же, связаны с недостаток предусмотрительности и предварительной договоренности. По этому поводу я могу процитировать воспользоваться отрывком из президентского послания сэра Бенджамина Бейкера в Институт инженеров-строителей, 12 ноября 1895 г .: «Мы, лондонцы, часто жалуются на недостаток системы в устройстве железных дорог и их конечные станции в Метрополисе и его окрестностях, что требует наши длительные поездки в такси, чтобы добраться от одной железнодорожной системы до Другая. То, что эта трудность существует, возникает, я уверен, главным образом из отсутствие предусмотрительности у не менее способного государственного деятеля, чем сэр Роберт Пил, поскольку в 1836 г. в Палате общин было внесено предложение о том, чтобы все Железнодорожные счета, требующие полномочий для терминалов в Лондоне, должны быть указаны в специальный комитет, чтобы можно было разработать полную схему из многочисленных проектов перед парламентом, и эта собственность может не быть без надобности принесенным в жертву конкурирующим схемам.Сэр Роберт Пил выступил против ходатайство со стороны правительства на том основании, что «нет железной дороги проект может быть введен в эксплуатацию до тех пор, пока большинство Парламента не объявят что его принципы и устройства казались им удовлетворительными, и свои инвестиции прибыльными «. В этих случаях это был признанный принцип. что вероятная прибыль предприятия должна быть доказана как достаточная поддерживать его в состоянии постоянной полезности до того, как можно будет получить вексель, и домовладельцы имели полное право ожидать и требовать таких гарантия от парламента.В этом случае непреднамеренная травма на лондонцев из-за отсутствия большого центрального вокзала в Метрополисе, и события показали, насколько ошибочным было предположение, что кончина Закон подразумевает любые гарантии относительно финансовых перспектив железной дороги.

Но будет ли народ Англии вечно страдать из-за отсутствия предвидения? из тех, кто мало мечтал о будущем развитии железных дорог? Конечно нет. По природе своей маловероятно, что первая сеть когда-либо построенные железные дороги должны соответствовать истинным принципам; но сейчас, видя огромный прогресс, достигнутый в области быстрого общение, пора нам более полно воспользоваться эти средства, и построил наши города по такому плану, который я грубо показано.Тогда мы должны быть для всех целей быстрого общения ближе друг к другу, чем мы в наших многолюдных городах, и в то же время мы должны окружать себя самыми здоровыми и выгодными условия.

Некоторые мои друзья подсказали, что такую ​​схему кластеров города достаточно хорошо приспособлен к новой стране, но что в старой оседлой стране, с построенными городами и большей частью построенной железнодорожной системой, это совсем другое дело.Но, разумеется, поднять такой вопрос — значит иными словами, утверждают, что существующие формы богатства страны являются постоянными и навсегда препятствуют внедрению лучших форм: переполненных, плохо проветриваемых, незапланированных, громоздких, нездоровых города — язвы на самом лице нашего прекрасного острова — должны стоять как барьеры для внедрения городов, в которых современные научные методы и цели социальных реформаторов могут иметь самый полный объем выражать себя. Нет, не может, по крайней мере, не может быть долго.То, что есть, может на какое-то время помешать тому, что могло бы быть, но не может остановить волну прогресса. Эти перенаселенные города сделали свое дело; они были лучшими которое могло построить общество, в значительной степени основанное на эгоизме и жадности, но они по своей природе совершенно не приспособлены для общества в что социальная сторона нашей природы требует большего признания — общество, в котором даже сама любовь к себе заставляет нас настаивать на большем забота о благополучии наших собратьев. Сегодняшние крупные города едва ли лучше приспособлены для выражения братского духа, чем была бы работа по астрономии, которая учила бы, что Земля была центром Вселенная может быть адаптирована для использования в наших школах.Каждое поколение следует строить в соответствии с собственными потребностями; и это больше не в природе вещи, которые мужчины должны продолжать жить в старых районах, потому что их предки жили в них, чем то, что они должны лелеять старые верования, которые более широкая вера и более широкое понимание переросли. Читатель поэтому настоятельно просят не принимать как должное, что большой города, которыми он, возможно, может извинить гордость, неизбежны, в их нынешней форме, более постоянной, чем система дилижансов, которая был предметом такого восхищения как раз в тот момент, когда он был собирается быть вытесненным железными дорогами.Простая проблема, с которой нужно столкнуться, и решительно столкнулся с вопросом: можно ли добиться лучших результатов, начав с жирного планировать на сравнительно девственной почве, чем пытаться приспособить наши старые города к нашим новым и высшим потребностям? Таким образом справедливо поставленный вопрос может только получить один ответ; и когда этот простой факт хорошо усвоен, социальная революция скоро начнется.

То, что в этой стране достаточно земли, на которой такой кластер, как Я здесь изобразил, что может быть построен с сравнительно маленькими нарушение корыстных интересов и, следовательно, с небольшой необходимостью компенсация будет очевидна для всех; и, когда наш первый эксперимент доведен до удачной выдачи, особого труда не возникнет в приобретении необходимых полномочий Парламента для покупки земли и выполнить необходимые работы поэтапно. Советы графств сейчас ищут большие полномочия, и перегруженный парламент становится все более и более стремится передать им некоторые из своих обязанностей. Пусть будут даны такие полномочия. все более и более свободно. Пусть более крупные и все же более масштабные меры местного самоуправления будет предоставлено, а затем все, что изображено на моей диаграмме, — только на гораздо лучшем план, потому что результат слаженной и совместной мысли — будет легко достижимо ….


Выбраны, отсканированы, отредактированы, снабжены заголовками и отформатированы как веб-документ Джона У.Представители, заслуженный профессор Департамента города и региональное планирование, Вест-Сибли-холл, Корнельский университет, Итака, Нью-Йорк. Йорк 14853, США. Тел: (607) 255-5391, факс: (607) 255-6681, электронная почта: [email protected]
К началу страницы
Кому Домашняя страница

Что такое города-сады? | ArchDaily

Бронби Хавеби, Дания. © Google Планета Земля ShareShare
  • Facebook

  • Twitter

  • Pinterest

  • Whatsapp

  • www.archdaily.com/961275/what-are-garden-cities

    После промышленной революции во многих европейских городах произошел беспрецедентный рост населения, который усилился за счет миграции людей из сельских районов в городские в поисках лучших возможностей.

    Хотя города стали более привлекательными, такие проблемы, как загрязнение и рост неформальных поселений, также усилились. Между тем сельская местность обеспечивала близость к природе и обилие природных ресурсов, но также страдала от изоляции и сокращения возможностей трудоустройства.

    + 6

    В свете этих проблем в конце девятнадцатого века была создана концепция городов-садов. Эта модель городского планирования характеризовалась прогрессивными идеалами решения проблем сельского бегства и, как следствие, беспорядочного роста городских территорий. Концепция города-сада была основана на создании серии небольших городов, сочетающих в себе преимущества обеих сред.

    Карта Гарден-Сити Ховарда. Через Wikimedia Commons, общественное достояние

    Эбенезер Ховард (1850-1928), изучавший города до того, как урбанизм стал академической областью, был одним из самых влиятельных людей, стоявших за движением городов-садов.Ховард опубликовал Завтра «Мирный путь к реальной реформе » (1898 г.), книгу, которая была переиздана четыре года спустя как « Города-сады завтрашнего дня » (1902 г.), благодаря которой он стал широко известен.

    Аэрофотоснимок Лечворта. Via RIBA Competitions

    Помимо своих публикаций, Ховард также организовал в 1899 году в Англии Ассоциацию городов-садов для продвижения идей социальной справедливости, экономической эффективности, благоустройства, здоровья и благополучия в контексте городского планирования.

    Схема трех магнитов, особенно показательная с точки зрения обобщения идей городов-садов, представлена ​​на первых страницах обеих версий Города-садов завтрашнего дня . Каждый иллюстрированный магнит представляет собой определенную среду: город, деревню и город-деревню. Первые два магнита перечисляют положительные и отрицательные стороны городской и деревенской жизни, а третий магнит сочетает в себе преимущества обоих.

    Схема трех магнитов, Эбенезер Ховард.Через Wikimedia Commons, общественное достояние

    Этот третий магнит обладает такими многообещающими качествами города-сада, что он смещает заголовок в центр диаграммы, в отличие от первых двух, что указывает на сильную симпатию между вопросом Люди: где они пойдут? и многие преимущества, предлагаемые этой моделью городского планирования.

    «В начале двадцатого века на наших глазах возникли два великих изобретения: самолет и Город-сад, оба предвестники новой эпохи: первое дало человеку крылья, а второе обещало ему лучшее жилище. место, когда он спустился на землю.»- Льюис Мамфорд (1946)

    Мемориальный сад Велвин-Гарден-Сити. Через Wikimedia Commons, лицензия CC BY-SA 4.0

    Идеализированное видение города-сада содержало определенные утопические элементы, такие как небольшие сообщества, спланированные по концентрической схеме, которая могла бы вместить жилищное строительство, промышленность и сельское хозяйство, окруженные зелеными поясами, которые ограничили бы их рост.Многие диаграммы и карты иллюстрируют кластеры нескольких городов-садов, что было важным аспектом для обеспечения эффективности городов-садов.

    Такие города, как Летчворт, Велвин и Стокфельд в Англии, были построены с использованием этих идей, но эта концепция имела влияние и в других странах, даже за пределами Европы, с адаптациями и интерпретациями в соответствии с различными географическими и историческими контекстами.

    Бронби Хавеби, Дания. © Ежедневный обзор

    Эта концепция все еще часто пересматривается и по сей день — хотя и значительно отличается от первоначальной идеи — для предложения решений городского планирования, которые пытаются, по крайней мере теоретически, добиться большей интеграции между городскими территориями и зелеными насаждениями.

    Но даже учитывая этот теоретический и концептуальный разрыв между идеями Ховарда и более поздними проектами городского планирования, последний, безусловно, подчеркивает важность изучения и понимания этих концепций по сей день.

    Справочный лист

    • HOWARD, Ebenezer. Города-сады завтрашнего дня. Лондон: Swan Sonnenschein & Co. Ltd., 1902.
    • MUMFORD, Lewis. Идея города-сада и современная планировка. В: HOWARD, Ebenezer. Города-сады завтрашнего дня.Лондон: Фабер и Фабер, 1946.
    • РОСС, Ребекка; МОГИЛЕВИЧ, Марьяна; КЭМПКИН, Бен. Три магнита Эбенезера Ховарда. The Guardian, 5 декабря 2014 г.

    Движение Гарден-Сити

    Движение городов-садов — это метод городского планирования, который был инициирован в 1898 году сэром Эбенезером Ховардом в Соединенном Королевстве. Города-сады должны были быть спланированными, автономными сообществами, окруженными «зелеными поясами», содержащими пропорциональные площади жилых домов, промышленности и сельского хозяйства.

    Роман Эдварда Беллами Оглядываясь назад и работа Генри Джорджа Прогресс и бедность вдохновили Эбенезера Ховарда на публикацию его книги Завтра: мирный путь к реальной реформе в 1898 году (переиздана в 1902 году как «Города-сады завтрашнего дня») .

    В идеале его город-сад должен был вместить 32000 человек на участке площадью 6000 акров (2400 га), спланированном по концентрической схеме с открытыми пространствами, общественными парками и шестью радиальными бульварами шириной 120 футов (37 м), идущими от центра.Город-сад будет самодостаточным, и когда он достигнет полной численности населения, поблизости появится еще один город-сад. Ховард рассматривал кластер из нескольких городов-садов как спутников центрального города с населением 50 000 человек, соединенных автомобильным и железнодорожным транспортом.

    Второе издание его книги «Города-сады завтрашнего дня» было успешным, и это оказало Ховарду поддержку, необходимую для реализации его видения. Перенаселенность и износ городов были одной из проблем того времени.Концепция города-сада Ховарда объединила город и деревню, чтобы предоставить рабочему классу альтернативу работе на фермах или «переполненных нездоровых городах».

    Чтобы построить город-сад, Ховарду потребовалось найти средства для покупки земли. Для этого он основал Ассоциацию городов-садов (позже известную как Ассоциация городского и сельского планирования или TCPA), которая в 1899 году создала First Garden City, Ltd., чтобы создать город-сад Letchworth .

    Доноры будут получать проценты на свои инвестиции, если город-сад будет получать прибыль за счет арендной платы.Ховард пытался привлечь кооперативные организации рабочего класса, но не смог заручиться их финансовой поддержкой. Поскольку ему приходилось полагаться только на богатых инвесторов, ему пришлось пойти на уступки своему плану, в том числе отменить схему кооперативной собственности без домовладельцев, краткосрочное повышение арендной платы и наем архитекторов, которые не соглашались с его жесткими планами проектирования.

    В 1904 году Раймонд Анвин , архитектор и градостроитель, вместе со своим партнером Барри Паркер выиграли конкурс на проектирование Летчворта, области в 34 милях от Лондона.Анвин и Паркер спроектировали город в центре поместья Летчворт с большой зеленой зоной Ховарда, окружавшей город. Они разделяли мнение Говарда о том, что рабочий класс заслуживает лучшего и более доступного жилья. Однако архитекторы проигнорировали симметричный дизайн Ховарда, заменив его более «органичным» дизайном.

    Летчворт постепенно привлекал больше жителей, потому что он мог привлекать производителей за счет низких налогов, низкой арендной платы и увеличения площади. Несмотря на усилия Ховарда, цены на жилье в этом городе-саду не могли оставаться доступными для проживания рабочих.Население составляли в основном квалифицированные рабочие среднего класса. Десять лет спустя Первый город-сад стал прибыльным и начал выплачивать дивиденды своим инвесторам. Хотя многие считали Летчворт успешным, это не сразу вдохновило правительство на инвестиции в следующую линию городов-садов.

    Очень хорошая книга, в которой подробно описаны все аспекты развития Лечворта и исчерпывающая библиография других книг по этой теме, — «Лечворт — первый город-сад Мервина Миллера».

    В 1919 году Ховард купил землю в Велвине, чтобы разместить там второй город-сад. Покупка была на аукционе, на деньги, которые Ховард одолжил у друзей. Корпорация Welwyn Garden City была сформирована для наблюдения за строительством.

    Еще до конца 1930-х годов Летчворт-Гарден-Сити и Велвин-Гарден-Сити , оба в графстве Хартфордшир, Англия. остались единственными существующими городами-садами. Движению удалось подчеркнуть необходимость политики городского планирования, которая в конечном итоге привела к движению «Новый город».

    Фредерик Джеймс Осборн , коллега Ховарда, был преемником Ассоциации Гарден-Сити.

    После Второй мировой войны эта концепция была снова реализована, когда Закон о новых городах положил начало развитию многих новых сообществ, основанных на эгалитарных идеях Говарда.

    • Ф. Ли Акерман — участник
    • Томас Адамс — шотландский геодезист, заинтересованный в восстановлении сельской местности, был назначен секретарем
    • Джордж Кэдбери провел первую Конференцию Ассоциации Города-Гардена, проведенную в 1901 году.Основной акционер
    • Уолтер Элиас «Уолт» Дисней (5 декабря 1901 — 15 декабря 1966) использовал элементы концепций Ховарда в своем первоначальном дизайне для EPCOT (экспериментального сообщества прототипов будущего).
    • Эрл Грей, лорд-лейтенант Нортумберленда, покровитель движения Гарден-Сити.
    • А. Хармсворт (владелец Daily Mail). — основной акционер
    • T.H.W. Идрис — на борту
    • Артур Кеньон 1885–1969 был английским архитектором, который восемнадцать лет работал с Луи де Суассоном в Велвин-Гарден-Сити, проектируя многие из тамошних домов.
    • H Claphham Lander — участник (проектировщик кооперативных квартир в Соллершотт Ист).
    • W.H Lever — основной акционер
    • Адам Готлиб Герман Муфезиус (20 апреля 1861 — 29 октября 1927), известный как Герман Муфезиус, был немецким архитектором, писателем и дипломатом, возможно, наиболее известным за продвижение многих идей движения английского искусства и ремесел в Германии и за его последующее влияние на ранних пионеров немецкого архитектурного модернизма, таких как Баухаус.
    • Ральф Невилл К.С. был принят на работу в Ассоциацию и впоследствии избран ее председателем. http://en.wikisource.org/wiki/The_Times/1918/Obituary/Ralph_Neville
    • Фредерик Лоу Олмстед-младший (24 июля 1870 — 25 декабря 1957) был американским ландшафтным архитектором, наиболее известным своими усилиями по сохранению дикой природы. Он всю жизнь посвятил себя национальным паркам и работал над проектами в Акадии, Эверглейдс и национальном парке Йосемити.
    • Сэр Фредерик Джеймс Осборн (1885–1978) был ведущим членом британского движения «Город-сад» и председателем Ассоциации городского и сельского планирования.Он жил в Велвин-Гарден-Сити, городе-саду, который он помог создать, и в 1968 году в его честь была названа местная школа (школа сэра Фредерика Осборна).
    • Ричард Барри Паркер (18 ноября 1867 — 21 февраля 1947) был английским архитектором и градостроителем, связанным с Движением искусств и ремесел. Он был прежде всего известен своим архитектурным партнерством с Раймондом Анвином.
    • H.D. Pearsall инженер-строитель — на борту
    • Бернар Шоу также внес свой вклад Луи Э. Дж. Де Савойя-Кариньян де Суассон CVO RA FRIBA (1890–1962), был младшим сыном Чарльза, графа де Суассона.Архитектором его звали по профессии Луи де Суассон. Первой крупной комиссией созданной им практики (Партнерство Луи де Суассона) был «генеральный план» (так называемый — очень раннее использование этого термина) Велвин-Гарден-Сити (1920). де Суассон родился в Монреале, Канада, но в детстве переехал с семьей в Лондон. В 1913 году он выиграл первый год стипендии Генри Джарвиса Королевского института британских архитекторов, что дало возможность три года путешествовать по Европе и учиться.
    • Кларенс Артур Перри (1872 — 6 сентября 1944 [1]) был американским планировщиком, социологом, писателем и педагогом. Он родился в Трукстоне, штат Нью-Йорк. Позже он работал в отделе планирования города Нью-Йорка, где стал ярым сторонником подразделения по району. Он был одним из первых пропагандистов местных сообществ и центров отдыха.
    • Бруно Юлиус Флориан Таут (4 мая 1880 — 24 декабря 1938), плодовитый немецкий архитектор, градостроитель и писатель, работавший в Веймарский период.
    • Сэр Рэймонд Анвин (1863-1940) был выдающимся и влиятельным английским инженером, архитектором и градостроителем, уделявшим особое внимание улучшению жилищных условий рабочего класса.
    • Генри Харви Вивиан (20 апреля 1868 г. — 30 мая 1930 г.) был английским профсоюзным деятелем, Либ-лаборатория, позже политиком Либеральной партии и борцом за промышленную демократию и совместное партнерство, особенно отмеченный его работой в жилищном строительстве совместного партнерства.
    • Герберт Уоррен, адвокат компании-первопроходца

    События под влиянием движения города-сада

    • Гленротес, Великобритания
    • Bedford Park, Лондон, Великобритания
    • Covaresa, Вальядолид, Испания
    • Den-en-chōfu, Ota, Tokyo, Japan
    • Hellerau, Дрезден, Германия
    • Kowloon Tong, Коулун, Гонконг
    • Marino, Дублин, Ирландия
    • Милтон Кейнс, Англия, Великобритания
    • Pinelands, Кейптаун, Южная Африка
    • Village Homes, Дэвис, Калифорния, США
    • Рестон, Вирджиния, США
    • St Helier, Лондон, Великобритания
    • Тапиола, Финляндия
    • Телфорд, Великобритания
    • The Garden Village, Кингстон-апон-Халл

    Развитие, вдохновленное мировым сообществом

    США

    Примеры —

    • район Вудборн в Бостоне;
    • Ньюпорт-Ньюс,
    • Вирджиния Хилтон Виллидж;
    • Питтсбургская деревня Чатем;
    • Гарден-Сити, Нью-Йорк;
    • Саннисайд, Куинс;
    • Джексон-Хайтс, Квинс;
    • Forest Hills Gardens, также в районе Куинс, Нью-Йорк;
    • Radburn, Нью-Джерси;
    • Гринбелт, Мэриленд;
    • Buckingham в округе Арлингтон,
    • Вирджиния; район Лейк-Виста в Новом Орлеане;
    • Норрис, Теннесси;
    • Деревня Болдуин-Хиллз в Лос-Анджелесе;
    • Кливленд, пригород Шейкер-Хайтс,

    Гриндейл, штат Висконсин, является одним из трех «зеленых» городов, строительство которых начнется в 1935 году под руководством Рексфорда Гая Тагвелла

    Два других зеленых города — Гринбелт, штат Мэриленд (недалеко от Вашингтона, округ Колумбия). C.) и Гринхиллс, Огайо (недалеко от Цинциннати).

    Зеленые города не только обеспечивали работу и доступное жилье, но также служили лабораторией для экспериментов в области инновационного городского планирования. План Гриндейла был разработан между 1936 и 1937 годами сотрудниками, возглавляемыми Джозефом Крейном, Эльбертом Питсом, Гарри Бентли, и Уолтером К. Томасом .

    Канада

    В Онтарио следующие города частично являются городами-садами.

    • Капускасинг,
    • Дон Миллс (теперь входит в состав города Торонто) и
    • Walkerville

    Исторический город Пауэлл-Ривер, Британская Колумбия, является признанным на национальном уровне историческим районом, построенным на основе Движения Гарден-Сити.

    Перу

    • Древний город Чан Чан (20 км², 850 г. н.э.) в Трухильо, к северу от Лимы, и
    • Город инков 12-го века Мачу-Пикчу был спроектирован как города-сады.
    • Современная столица Перу, Лима , была спроектирована как город-сад в 1535 году испанскими конкистадорами, чтобы заменить свое древнее прошлое религиозным святилищем с 37 пирамидами.
    • Совсем недавно, в 1966 году, «Residencial San Felipe» в районе Хесус Мария в Лиме был построен с использованием концепций Garden City.

    Бразилия

    В Сан-Паулу несколько кварталов были запланированы как города-сады,

    • Jardim América,
    • Jardim Europa,
    • Альто-да-Лапа,
    • Alto de Pinheiros,
    • Жардим да Сауде и
    • Cidade Jardim (Город-сад на португальском).

    Гояния, столица штата Гояс, является примером города-сада.

    Аргентина

    • Сьюдад-Хардин-Ломас-дель-Паломар, провозглашенный влиятельным аргентинским профессором инженерии Карлосом Марией делла Паолера , основателем «Día Mundial del Urbanismo» (Всемирный день урбанизма), первым городом-садом в Южной Америке.

    Австралия

    • пригород Colonel Light Gardens в Аделаиде, Южная Австралия, был спроектирован в соответствии с принципами города-сада.
    • Город Саншайн, который сейчас является пригородом Мельбурна в Виктории.
    • Канберра (столица Австралии, основанная в 1913 году)

    Индия

    • Нью-Дели (спроектированный как новая столица Британской Индии после Первой мировой войны), оф

    Филиппины

    Кесон-Сити (основан в 1939 году, столица Филиппин в 1948–1976 годах).

    Вьетнам

    • Далат во Вьетнаме (оценка 1907 г.)

    Марокко

    Бутан

    • столица Тхимпху новый план, соответствующий принципам интеллектуального урбанизма, является органичным ответом на хрупкую экологию.Используя концепции устойчивого развития, это современный ответ на концепцию города-сада.

    Израиль

    Движение «Город-сад» также повлияло на шотландского урбаниста сэра Патрика Геддеса в планировании Тель-Авива, Израиль, в 1920-х годах во время британского мандата в Палестине. Геддес начал свой план Тель-Авива в 1925 году и представил окончательную версию в 1927 году, так что весь рост этого города-сада в течение 1930-х годов был просто «основан» на плане Геддеса.

    Южная Африка

    • Пригород Пайнлендс в Кейптауне.

    Источники и ссылки

    http://www.jonestheplanner.co.uk/2012/06/garden-cities-english-illu …

    Движение Гарден-Сити (Концепция городского планирования) сэра Эбензера Ховарда

    Что такое Движение Гарден-Сити?

    Движение Гарден-Сити было идеей сэра Эбенезера Ховарда, известно его Публикацией Города-сады завтрашнего дня (1898). Он описывает утопический город, в котором люди живут в гармонии с природой.Им же была дана концепция города-сада. Публикация привела к созданию движения городов-садов, которое реализовало несколько городов-садов в Великобритании в начале 20-го века. Концепция города-сада — одна из самых влиятельных идей городского планирования всех времен. Концепция, которую отстаивал британский писатель и социальный теоретик сэр Эбенезер Ховард, призывала к созданию небольших городов, которые были бы самодостаточными и окруженными зелеными насаждениями. Он утверждал, что они смогут удовлетворить все повседневные потребности человека, сохраняя при этом связь с окружающей сельской местностью.Первый такой город был построен в Лечворте, Хартфордшир, Англия, в 1903 году. Он поделился своим видением городского планирования, которое касалось садового пригорода через эту концепцию. В некоторых своих книгах он также говорил о садовой деревне, городском дизайне и региональном планировании.

    У него не было образования в области городского планирования или дизайна, но он преуспел в создании мест. Он назвал эти места «магнитами», куда люди хотят приезжать, чтобы жить и работать. Его города-сады были запланированы, содержащие сообщества, окруженные зеленым поясом (парками), содержащие пропорциональные площади жилых домов, промышленности и сельского хозяйства. Движение «Город-сад» было направлено на решение городских проблем, преследовавших тогдашний промышленный город. Концепция Garden City стала эффективным ответом на повышение качества жизни в перенаселенных и грязных промышленных городах, которые привели к ухудшению состояния окружающей среды и представляли серьезную угрозу для здоровья. Ховард предложил различные дополнения, связанные с зелеными насаждениями и открытыми пространствами. В модели города-сада зеленая зона использовалась как в городском дизайне, так и в загородном планировании.

    Статья по теме: Сэр Эбенезер Ховард и движение за градостроительство | Движение MIT Press

    «Город-сад» предложило « Три магнита », чтобы ответить на вопрос «Куда пойдут люди ?». Варианты выбора были «Город», «Страна» или «Город Страна».

    Эти 3 магнита также можно рассматривать как принципы города-сада. Открытые пространства, центральный парк и зеленые насаждения имели большое значение в плане Ховарда.

    1. Город — Тяга «Магнита города» — это возможности для работы и высокой заработной платы, социальные возможности, развлечения и хорошо освещенные улицы. «Country Magnet» привлекает внимание естественной красотой, свежим воздухом и здоровьем. Он закрывался от природы, предлагал изоляцию от толпы и удаленность от работы.Но за это пришлось заплатить грязный воздух, дорогостоящую канализацию, мутное небо и трущобы.
    2. Страна — Он предлагал естественную красоту, низкую арендную плату, свежий воздух, луг, но имел низкую заработную плату и отсутствие дренажа. В стране тупость, разобщенность, низкая заработная плата, отсутствие развлечений и всеобщий упадок.
    3. Город — Страна — это была комбинация города и сельской местности с целью предоставления преимуществ обоих и предлагала красоту природы, социальные возможности, поля легкого доступа, низкую арендную плату, высокую заработную плату и поле для предпринимательства. Таким образом, решение было найдено в сочетании преимуществ Города и Деревни — «Город — Загородный Магнит» — он был предложен как город в деревне, обладающий всеми преимуществами естественной красоты, свежего воздуха и здоровья. Таким образом, преимущества Города — Страны — это семена, которые лишают недостатков ни того, ни другого.

    Как города должны были развиваться согласно Движению Гарден-Сити

    Движение сэра Эбенезера Ховарда за город-сад было одним из первых источников вдохновения для современного городского планирования.Город-сад — это место, которое действует как сообщество, в котором люди из разных слоев общества могут жить и работать в гармонии. Эта концепция возникла из книги сэра Эбенезера Ховарда в начале 1900-х годов. Для Ховарда было важно распространять свои идеи, и Движение Гарден-Сити было одним из способов сделать это. Он хотел, чтобы люди переехали из городов в новый тип сообщества, которое он назвал Городом-садом. Город-сад — это идеальный тип поселения или городского дизайна, созданный с использованием целостного подхода к планированию и архитектуре. Город-сад — это место, где люди живут, работают и отдыхают. Отличительными чертами Гарден-Сити являются его зеленые насаждения и общественные удобства.

    Идеальный город-сад — это компактный городок площадью 6000 акров, 5000 из которых навсегда отведены под сельское хозяйство. Он вмещает максимум 32 000 жителей. Повсюду парки и частные лужайки. Кроме того, дороги широкие, от 120 до 420 футов на Гранд-авеню, и они скорее радиальные, чем линейные. В черте города функциональное зонирование является основным.Коммерческое, промышленное, жилое и общественное использование четко разграничено друг от друга пространственно. К дополнительным элементам относятся единые земельные кооперативы, индивидуальной собственности на землю не было. Местное сообщество также участвовало в принятии решений по развитию. Как видно на схеме, есть центральный парк, в котором находятся общественные здания. Он окружен торговыми улицами, которые со всех сторон окружены жилыми домами. Внешний круг содержит фабрики и производства. Железная дорога объезжает город, встречая город по касательной.

    После того, как город достигнет целевого населения, могут быть созданы новые взаимосвязанные узлы. Город-сад построен, и его население достигло 32 000 человек. Как он будет расти? Он будет расти, основывая другой город на небольшом расстоянии от его собственной зоны «страны», так что у нового города может быть собственная зона. Но жители одного могли добраться до другого за считанные минуты; поскольку был бы специально предусмотрен скоростной транспорт, и, таким образом, жители двух городов в действительности представляли бы одну общину.Будет кластер городов, сгруппированных вокруг Центрального Города, так что каждый житель всей группы, хотя в каком-то смысле живет в городке небольшого размера, на самом деле будет жить в большом городе и пользоваться всеми его преимуществами. и самый красивый город; и все же все свежие прелести страны; поля, живые изгороди и леса, а не чопорные парки и сады, будут всего в нескольких минутах ходьбы или езды. И поскольку люди в своем коллективном качестве владеют землей, на которой построена эта прекрасная группа городов, общественные здания, церкви, школы и университеты, библиотеки, картинные галереи, театры будут иметь такое великолепие, которое невозможно Город в мире, земля которого в залоге у частных лиц, может себе позволить.

    Связано: Теория центрального места (CPT) Уолтера Кристаллера (1933)

    Основные компоненты концепции Гарден-Сити

    1. Планируемое рассредоточение: Организованная миграция предприятий и людей в города с достаточным размер для предоставления услуг, разнообразие занятий и уровень культуры, необходимые сбалансированному слою современного общества.
    2. Предел города — размер : Рост городов должен быть ограничен, чтобы их жители могли жить рядом с работой, магазинами, социальными центрами и друг с другом, а также рядом с открытой местностью.
    3. Удобства: Внутренняя структура городов должна быть достаточно открытой, чтобы позволить дома с частными садами, достаточное пространство для школ и других функциональных целей, а также красивые парки и бульвары.
    4. Отношения между городом и деревней: Площадь города должна быть определена, и большая территория вокруг нее навсегда зарезервирована для сельского хозяйства; Таким образом, фермеры могут быть уверены в близлежащем рынке и культурном центре, а горожане — в сельской местности.
    5. Управление планированием: Предварительное планирование всего каркаса города, включая схему дорог, и функциональное зонирование; фиксация максимальной плотности; контроль качества и дизайна строительства, но с учетом индивидуального разнообразия; умелая посадка и ландшафтный дизайн сада.
    6. Окрестности: Город, который будет разделен на районы, каждая из которых в определенной степени является развивающейся и социальной единицей.
    Некоторые из важных особенностей Garden City:
    • 1000 акров городов, предназначенных для здорового образа жизни и промышленности
    • 5000 акров, если постоянный зеленый пояс, окружающий весь город
    • Плотность 12 семей на акр
    • A большой центральный парк с общественными зданиями.
    • ограниченный размер около 32000 человек, запланированный заранее и земельный участок в единоличной собственности, чтобы избежать перенаселенности.

    Примеры городов-садов в результате движения городов-садов

    Два города-сада были построены с использованием концепции движения городов-садов Говарда — Летчворт-Гарден-Сити и Велвин-Гарден-Сити, оба в Хартфордшире, Англия.

    Летчворт-Гарден-Сити — Первый город-сад, разработанный в 1903 году Барри Паркером и Рэймондом Анвином после победы в конкурсе на строительство первого города-сада.Это в 54 милях от Лондона. Он имеет площадь 5000 акров с 3000 акрами зеленого пояса. На периферии у него была сельскохозяйственная полоса, чтобы сдерживать вторжение в городские районы, то есть разрастание. В нем были продемонстрированы общие принципы Говарда, включая общинную собственность на землю и постоянный зеленый пояс. Это был город домов и садов с просторными открытыми пространствами и энергичной общественной жизнью. Большое внимание было уделено озеленению и озеленению.

    • Его план был основан на населении 30000 человек с жилой площадью 1250 акров и 2500 акрами сельской зеленой зоны.
    • Сообщества составляли от 12000 до 18000 человек, достаточно малочисленны и не нуждаются в транспорте.
    • Промышленные предприятия были связаны с центральным городом быстрым транспортом.

    Связано: Primate City & Primacy | Взаимосвязь между городами

    Велвин — Это был второй город-сад, основанный сэром Эбензером Ховардом и спроектированный Луи де Суиссионсом в 1920 году и расположенный в 20 милях от Кингс-Кросс. Он был рассчитан на 4000 жителей на 2400 акрах.Это был город, приятный на вид, технически эффективный и человеческий по размеру.

    • Все началось с площади в 2400 акров и 4000 жителей
    • Имел бульвар, центральный торговый центр длиной почти в милю
    • Город, расположенный вдоль засаженных деревьями бульваров с центром города Нео-Георгиан
    • У каждой дороги была широкая травяная кромка

    Концепция города-сада распространилась по разным частям мира и повлияла на все английское, американское, канадское и австралийское планирование, но больше всего повлияло на жилищное строительство. Другие примеры включают Glenrother, Bedford Park, Milton Keynes в Соединенном Королевстве, Village Homes, Reston в США, Helleran в Германии, Tapiola в Финляндии.

    Подробнее о: Велвин-Гарден-Сити Эбенезер Ховард | История, концепция и население

    Провал городов-садов:

    Летчворт постепенно привлекал все больше жителей, потому что он мог привлекать производителей за счет низких налогов, низкой арендной платы и увеличения площади.Несмотря на все усилия Ховарда, цены на жилье в этом городе-саду не могли оставаться доступными для проживания рабочих. Хотя многие считали Летчворт успешным, это не сразу вдохновило правительство на инвестиции в следующую линию городов-садов. В отчаянии Ховард купил землю в Велвине для размещения второго города-сада в 1919 году. Для наблюдения за строительством была сформирована корпорация Велвин-Гарден-Сити. Но Велвин не стал самодостаточным, потому что он находился всего в 20 милях от Лондона. Даже до конца 1930-х годов Лечворт и Велвин оставались единственными существующими городами-садами.

    Заключение о движении города-сада

    Идея города-сада, который имеет экономические и социальные преимущества, которые разрушила городская агрегация, была замечена только в первых двух городах-садах. Это рассматривалось как «союз города и деревни во все более последовательной городской и региональной модели». Эти новые городки предлагают более приятную среду, чем многолюдные и убогие кварталы старых городов. Движению удалось подчеркнуть необходимость политики городского планирования, которая в конечном итоге привела к движению «Новый город».

    сообщить об этом объявлении

    Идея города-сада Эбенезера Ховарда и идеология индустриализма

    1 Первоначальная идея «Города-сада», выдвинутая Эбенезером Ховардом (1850–1928), была впервые сформулирована в 1898 году в Завтра! Мирный путь к реальной реформе , 1 и обычно понимается как концепция, относящаяся в основном к окружающей среде и городскому планированию. Это часто рассматривается как (на первый взгляд) простой проект «объединения города и деревни» (Ховард 10), слияния воедино сельского пространства и городской взаимосвязи или городской взаимосвязи в сельское пространство.Таким образом, город-сад обычно интерпретируется как концепция окружающей среды, то есть концепция, которая централизованно информируется о пространственном сочетании различных аспектов социальной жизни, таких как жилье, промышленность (в смысле производственной деятельности), сельское хозяйство, бизнес и т. Д. муниципальные учреждения и транспортная инфраструктура, если назвать наиболее очевидные, а не сосредоточенные вокруг других структурных понятий или парадигм. В настоящей статье утверждается, что такое понимание «большой идеи» Ховарда является очень частичным во многих смыслах.Во-первых, он фокусируется только на одном аспекте программы Garden City — его пространственном измерении; этот пространственно предвзятый подход поддерживает (поддерживал уже долгое время) иллюзию того, что идея Гарден-сити была одним из основополагающих моментов современного пространственного или городского планирования в Соединенном Королевстве и за его пределами, и продвигает взгляд на Ховарда как на его отцовскую фигуру. . Что еще более важно, такая интерпретация стирает то, что, с представленной здесь точки зрения, является истинным происхождением схемы города-сада, а именно идеологией («нового») либерализма и индустриализма.

    2 В дальнейшем я считаю, что доминирующая пространственно-планировочная предвзятость, навязанная идее Ховарда ее «традиционной» интерпретацией, является еще одним недоразумением, стоящим на пути честного понимания первоначальных намерений Ховарда. Но больше, чем еще один источник неверного толкования, это центральная линия разлома в доминирующем прочтении Говарда, та, которая заставила экспертов и непосвященных в равной степени отвернуться от того, что можно разумно рассматривать как ядро ​​концепции Гарден-Сити. : идеология «индустриализма», то есть стремление к углублению и расширению промышленного производства и стремление к нему, импульс, который дошел до промышленного производства общества в целом.«Промышленный продуктивизм» или «индустриализм» также можно определить как веру в то, что промышленная организация производства, потребления, жилищного строительства, социальной жизни и в целом является лучшим, наиболее эффективным и наиболее удовлетворительным вариантом, и что в вопросах промышленного производства и расход, больше лучше. В настоящее время — поскольку мы склонны воспринимать производственные аспекты нашей жизни как должное — эта вера приняла форму банальной банальности о том, что «рост полезен для нас».

    3 Обсуждение начинается с краткого обзора последствий для современного восприятия идеи города-сада о том историческом приоритете, который отдавался пространственной интерпретации схемы Ховарда.Идея Гарден-сити затем рассматривается как типичный интеллектуальный продукт индустриальной эпохи, в основном опираясь на источники, явно благоприятствующие расширению промышленности как способа социальной организации, технологии и идеала частного предпринимательства как центральных движущих сил современного общества. В следующих двух разделах, в частности, оценивается значение для схемы Гарден-сити наследия «Модельного города» Виктории Дж. С. Бэкингема и идеи Альфреда Маршалла о «промышленном районе».В заключительном разделе обсуждение великой идеи Ховарда продолжается, чтобы показать, как основные формы, функции и структура Гарден-Сити очень близко моделируются по образцу капиталистической фирмы. Вывод предполагает, что концепция города-сада Ховарда глубоко укоренилась в технологическом и даже машиностроительном видении города до такой степени, что процесс расширения городов посредством умножения «социальных городов» — высшая мечта Ховарда — рассматривался как отрасль. себе.

    4 По общему признанию, собственное эссе Ховарда может служить подтверждением этой частичной интерпретации — до определенной степени.Например, он изначально рассматривал вымышленное название «Рурисвилль» для обозначения основной городской единицы своей утопической программы, хотя никогда не использовал его в качестве общего названия для своего проекта. В первой части книги Ховард использует для этой цели, возможно, менее изобретательное «город-деревню», а затем просто «город-сад» — название, очевидно, вдохновленное одним из имен Чикаго после реконструкции, последовавшей за большим пожаром 1871 года. . Все эти термины, конечно, указывают на пространственно ориентированную программу реформ, которая, по-видимому, руководствуется намерением гармонизировать два типа человеческого социального пространства — сельское и городское.

    5 Однако Ховард не несет ответственности за преобладание этого пространственного и средового предубеждения в общем восприятии его программы. Завтра! предоставляет множество доказательств того, что он никогда не структурировал свое мышление исключительно или даже преимущественно по пространственным / средовым линиям, как раз наоборот. Краткий обзор общего плана Завтра! показывает, что чисто пространственные аспекты рассматриваются в первой главе книги, которая состоит из тринадцати.Все остальные двенадцать глав посвящены организационным, административным, финансовым и управленческим аспектам программы, которая должна была стать «ключом» к новой цивилизации. Ясно, что пространственный аспект / окружающая среда важен, но он далеко не единственный и даже не главный в этой программе. На самом деле пространственное расположение различных элементов было подчинено определенному порядку. Мир Гарден-сити, или мир « Общительных городов » (как Ховард назвал кластеры отдельных городов-садов, которые в идеале могли бы заменить существующие мегаполисы), в основном организован в соответствии с одним всеобъемлющим принципом, который устанавливает как цель, так и эволюционный процесс. ко всему проекту: расширение индустриализма как способа производства, выходящего за рамки социализма и капитализма, до тех пор, пока вся развиваемая земля не будет колонизирована « социальными городами » (рис.1).

    Рис. 1. Диаграмма «Социальные города»

    Agrandir Original (jpeg, 304k)

    Ховард, Глава 13

    6С. Б. Пурдом, один из первых энтузиастов Гарден-сити, сторонник и соавтор Ховарда в проекте Летчворт-Гарден-Сити, также был одним из теоретиков этой идеи и историком практических экспериментов. Его книга Город-сад: исследование развития современного города (1913) является бесценным источником о духе времени и истинной цели реформаторского предприятия, которое было raison d’être Говарда.Что касается связи между идеей Гарден-сити, ее первой реализацией в Хартфордшире, и городским планированием в целом, Пурдом очень ясен:

    При любом обсуждении Гарден-Сити и его идеалов мы обязательно найдем город, о котором говорят как о примере градостроительства, и будет интересно, поскольку это необходимо, установить связь Гарден-Сити с градостроительством. движение довольно незамысловатое. Это отношение можно выразить очень немногими словами.Гарден-сити не является, кроме кстати, градостроительной схемой. Этот термин не встречается в книге г-на Ховарда, и он не использовался в связи с первоначальной пропагандой, которая привела к возникновению города. (Пурдом 201)

    7 Что Пурдом имел в виду под «случайно», возможно, лучше понять с помощью подробного объяснения, которое последовало сразу за первым отрывком:

    Это правда, что у Гарден-сити есть «план города», и что в Города-сады завтрашнего дня была прояснена необходимость плана: «Теперь мы переходим к элементу экономии, который будет просто неисчислимо.Это проявляется в том, что город определенно спланирован, так что весь вопрос муниципального управления может быть решен по одной далеко идущей схеме. . . . Важно … чтобы было единство замысла и цели — чтобы город был спланирован как единое целое, а не позволял ему расти хаотично, как это было со всеми английскими городами, и более или менее так с города всех стран »(стр. 51). Верно также и то, что развитие города в соответствии с планом города, а также контроль над типом и расположением зданий являются или должны быть предметом определенного правила в Городе-саду.Но в конце концов, они являются «элементами экономии» в вещи, а не в самой вещи. Несмотря на это, город запутался в агитации градостроительства последних нескольких лет, и, возможно, в результате этого в глазах некоторых людей возникло предубеждение. (Пурдом 201)

    8 Таким образом, программа «Город-сад» включает планирование как одно из своих полезных, «функциональных» аспектов, но, вопреки распространенному мнению, она по существу не сосредоточена на идее самого городского планирования.Фактически, пространственно-экологическая интерпретация «большой идеи» Ховарда стала преобладать над другими в основном после и из-за принятия этого конкретного предубеждения движением за городское и сельское планирование. Последний, хотя отчасти и был создан самим Говардом в начале 20-го века, с тех пор последовательно проецировал в основном экологическую версию идеи Гарден-Сити. Это было сделано для того, чтобы представить усеченную и искаженную версию исходной идеи вместо более разнообразного и сбалансированного первоначального взгляда ее автора.Подход пространственного планирования также был представлен на фоне встроенной промышленной матрицы расширения, которая является ядром видения Гарден-Сити (это один из парадоксов истории раннего современного дискурса планирования). Будучи подтвержденным авторитетом все более устоявшейся и институционализированной профессии (особенно после Второй мировой войны), пространственная интерпретация стала в значительной степени доминирующей в области планирования социальных и политических наук и, как правило, вытесняла другие, возможно, не менее или, возможно, более значимые. размеры первоначальной идеи Города-сада.Фактически, два архитектора, которые реализовали видение Ховарда в проекте Лечворт-Гарден-Сити 1904 года, Барри Паркер и Раймонд Анвин, инициировали эту тенденцию, сосредоточив больше внимания на пространственных детерминациях, включенных в различные диаграммы Ховарда, чем на глобальной социально-экономической программе. В этой ошибке за ними последовали многие — возможно, большинство — планировщиков и историков планирования.

    9Некоторые диаграммы, используемые Говардом (см. Рисунки 1, 2 и 3) для иллюстрации его видения взаимоотношений между городской и сельской сферами, стали известны, например, среди нескольких поколений студентов, изучающих планирование или архитектуру, но также достигли широкой публике любопытные и живописные образы поздневикторианской и эдвардианской утопической мысли.

    Рис. 2. Диаграмма «Три магнита»

    Agrandir Original (jpeg, 104k)

    Ховард, ii

    Рис. 3. Диаграмма «Город-сад»

    Agrandir Original (jpeg, 100k)

    Ховард, Глава 1, «Магнит город-деревня»

    10Эти изображения входят в первую главу. Пространственные предложения, конечно, особенно хорошо поддаются визуальным представлениям и легче понимаются с помощью планов и диаграмм. Для тех, кто знает их в их контексте, эти иллюстрации также часто воспринимаются как представляющие в исторической перспективе семена, из которых выросли современные институты планирования и доктрины. Этот рассказ о происхождении, в свою очередь, пропагандировался преподавателями планирования и историками в специальной литературе до такой степени, что Говард и его Город-сад уже давно приобрели основополагающий генеалогический статус в общепринятой версии истории британского планирования, или даже на самом деле. современного планирования во всем мире.Для многих, кто (даже незначительно) интересуется социальной и экономической историей и, конечно же, историей идей того периода, знаменитые диаграммы, вероятно, олицетворяют идеал планирования того времени, видение долгожданной гармонии между сельскими поселениями. и городская деятельность, окружающая среда, ограничения, а также преимущества — наиболее тщательно продуманное утопическое видение умиротворенного индустриального общества. Диаграмма Трех Магнита резюмирует этот поиск гармонии и, как предполагается, одновременно демонстрирует возможность достижения этой гармонии и показывает путь к ней: построение «Города-Страны».Чего диаграммы не показывают и не могут передать, так это того, что главной движущей силой этого стремления к третьему виду социального пространства была индустриальная мощь.

    11Purdom снова полезен, чтобы понять, почему законы планирования, институты и цели после эксперимента в Гарден-Сити не были вдохновлены программой Ховарда. Таким образом, относительно связи между программой города-сада и ростом городского планирования по «немецкому» принципу (, т. Е. рост «запланированных« садовых »пригородов») в Великобритании после принятия Закона 1909 года о планировании городов и деревень, он пишет:

    Первым результатом движения стало образование садовых пригородов, в которых были скопированы некоторые черты города-сада; но самым важным результатом был мистерЗакон Джона Бернса о жилищном строительстве и градостроительстве 1909 года. Теперь нужно только изучить эти две вещи, чтобы увидеть, насколько они совершенно разные, чтобы увидеть, действительно, насколько сильно они противостоят друг другу и Гарден-Сити. Закон г-на Бернса устанавливает механизм для расширения городов и, как и садовые пригороды, поддерживает то самое, что Гарден-Сити объявляет в корне неправильным. Гарден-Сити был основан для того, чтобы положить конец расширению городов и застройке пригородов. Новый город был начат, чтобы остановить рост больших городов.Основная идея градостроительства в том виде, в котором она практикуется в Англии, является полной противоположностью идее города-сада. Градостроитель говорит: мы хотим заранее спланировать землю, на которой будут располагаться наши города; мы хотим запланировать эти зеленые поля, чтобы городу было легче проглотить их; мы хотим подготовиться к бесконечному росту огромного монстра. Город-сад говорит: Нам нужно ограничить размер города; нам нужно сохранить эти поля, чтобы они не были уничтожены; нам нужно переделать городскую жизнь в маленьких городках посреди страны.(Purdom 202–03)

    12 Совершенно очевидно, что программа Ховарда и по сей день является объектом широко распространенного, продолжительного и непрекращающегося заблуждения по этому важному пункту, вплоть до того, что ее интерпретируют вопреки ее первоначальному значению. Однако это не единственный пример столь далеко идущих заблуждений, некоторые из которых берут свое начало в трудах Говарда. В другом месте я исследовал утверждение Говарда о том, что он черпал вдохновение для своей концепции Гарден-сити отчасти из революционного радикала Томаса Спенса (1750–1814), и в частности его «Земельного плана» (Тизот).Согласно радикальной программе Спенса, которая была впервые опубликована в 1795 году, самоуправляемые приходские муниципальные сообщества будут владеть всей землей и сдавать ее в аренду тем, кто предложит самую высокую цену, и использовать весь продукт ренты для финансирования общественных услуг для жителей. Коллективная муниципальная собственность также заменит и искоренит все формы частной собственности. Несмотря на его недоверие к центральному правительству и скромным полномочиям, которые он наделяет последним в своем плане, Спенс был использован марксистскими социалистами поздней викторианской эпохи как один из их предков.Однако его лучше описать как примитивного анархиста или своего рода анархо-коммуниста, больше похожего на русского эмигранта Кропоткина, чем на централистских поборников национализации земли а ля Гайндман.

    • 2 См., Например, статью Оливера Уэйнрайта в Guardian (онлайн-издание) под названием «Сад (…)

    13 К какой бы категории ни относили Спенса, собственное использование Ховардом идеи «земельного плана» было гораздо менее радикальным.Говард, который сам был скорее робким либералом, чем рассерженным революционером, действительно заимствовал у Спенса, но очень избирательно, вплоть до интеллектуального предательства своего источника и своих читателей тем же самым образом. Ховард повторил идею Спенса об арендной плате за землю, выплачиваемой муниципальным властям пользователями земли, для своей схемы Гарден-сити, но никогда не упоминал предварительное условие Спенса о присвоении земли сообществом через лишение ее собственности домовладельцев. По сути, община Говарда в проектируемом Гарден-Сити не представляет себя в муниципальном образовании в обычном смысле этого слова, и Говард ни в коем случае не предполагает экспроприации крупных землевладельцев.Вовсе нет: сама осуществимость плана Ховарда полностью основана на идее «компании Гарден-сити», первоначально покупающей участок земли у аристократического «благодетеля», готового продать участок по дешевке. Идея состоит в том, чтобы компания Garden City могла работать на своей земле и вне государственных городских норм, чтобы индустриализировать сельскую местность. Таким образом, заимствование у Спенса было весьма частичным во многих смыслах. Открытое упоминание и вдохновение Ховарда Спенса, однако, привело к тому, что его идея часто неправильно понималась, а его личное (или политическое) мировоззрение в его усилиях сильно неверно истолковывалось: некоторые комментаторы до сих пор называют Ховарда своего рода «социалистом», который он определенно не был. 2

    14 В Завтра! Мирный путь к реальной реформе (1898 г.), Эбенезер Ховард предложил план идеального общества, в котором он сформулировал свое решение так называемого «земельного вопроса» последних двух десятилетий XIX века (грубо говоря, объединенный явления перенаселенности городов и так называемый «исход из сельской местности»). Четыре года спустя, в 1902 году, он переименовал свою работу Города-сады завтрашнего дня , но не внес существенных изменений в содержание.В своей книге « Общительных городов, наследие Э. Ховарда », опубликованной в 1998 году, приуроченная к столетию публикации первой версии книги Говарда Завтра! , Питер Холл и Колин Уорд заявили, что «ей суждено было стать самой важной и влиятельной книгой во всей истории городского планирования 20-го века» (Hall and Ward, x). Это превосходное ретро-пророчество может показаться немного преувеличенным, но Холл и Уорд пошли еще дальше, заявив, что « за следующие 70 лет оно фактически произвело пионерские города-сады Лечворт и Велвин, в которых Ховард сыграл личную роль, а затем — вскоре после его смерти в 1928 году — около 30 новых городов в Соединенном Королевстве, а также бесчисленные подражания по всему миру ».Я уже предположил, что такое генеалогическое рассуждение обязано образу мышления, основанному на мифах о происхождении. Думать, что эта маленькая книга может быть главной причиной и источником всех этих посмертных событий, вероятно, является отражением завышенной оценки роли и ответственности Ховарда в том, что другие люди и изменившиеся обстоятельства сделали с его первоначальной идеей. Такое убеждение, возможно, также означает относительную утрату перспектив у некоторых специалистов по планированию, укоренившихся в их узком дисциплинарном видении.Но если отвлечься от довольно загадочных дебатов о наследии и важности Говарда, и вернуться к его первоначальным идеям: до того, как стать «изобретателем» концепции Гарден-Сити, Ховард был, по сути, ребенком индустриальной эпохи. Возможно, неизбежно, во всяком случае неудивительно, что его идеи и концепции несли типичный признак эпохи, колонизированной экспансионистским и хищническим господством промышленности: он был безоговорочным поборником экономического роста и, в частности, промышленного продуктивизма или индустриализма, и его интеллектуальные источники свидетельствуют об этом глубоко укоренившемся и далеко идущем идеологическом убеждении.

    15 У Говарда было грандиозное видение того, что он назвал «Социальным городом»: «Центральный город», окруженный шестью городами-спутниками или «городами-садами», все с ограниченным количеством жителей. Знаменитые диаграммы и карты ясно показывают, насколько сложным и подробным — и даже скрупулезным — было исследование Ховардом вопросов земельной реформы и городского планирования до того, как он рискнул опубликовать свои взгляды на эту тему. Но помимо пространственных и планировочных аспектов, другие ключевые элементы программы Garden City на самом деле не связаны с планированием или картированием как таковыми.Скорее, их можно описать как социальную организацию нового типа места и нового типа пространства. При разработке предложенной организации Ховард опирался на разные источники. Во введении к своей книге Говард поясняет, что два из трех «предложений», из которых он первоначально черпал вдохновение, сами находились под влиянием доминирующего идеологического шаблона индустриализма, а в главе 11 своего знаменитого трактата Гарден-сити Говард ясно дает понять, что истоки собственной концепции:

    Вкратце, моя схема представляет собой комбинацию трех отдельных проектов, которые, как мне кажется, никогда раньше не объединялись.Это: (1) предложения по организованному миграционному перемещению населения Эдварда Гиббона Уэйкфилда и профессора Альфреда Маршалла; (2) система землевладения, впервые предложенная Thos. Спенсом, а затем (хотя и с важной модификацией) мистером Гербертом Спенсером; и (3) образцовый город Джеймса Силка Букингем. (Ховард 103)

    16 Если, как отмечалось ранее, ссылка на революционного радикала Томаса Спенса является довольно проблематичной и, вероятно, является случаем интеллектуального обмана (или, возможно, мошенничества), сама эта ссылка использовалась Говардом только для формирования своего рода радикального / социалистического фона для центральный индустриальный мотив его основной концепции.Хотя Ховард заимствовал из арендной системы Спенса свое собственное представление о «ставке-арендной плате» Гарден-Сити, согласно которой арендаторы вносят вклад в погашение глобальной ипотеки земли, интересы первоначально заемного капитала и, со временем, социальные услуги. для жителей Гарден-сити он трансформировал первоначальное значение ренты Спенса, чтобы соответствовать его собственным целям, так что ссылка на революционного радикала имеет в основном риторическую ценность как маркер радикализма — что-то вроде сценической опоры в интеллектуале. комедия ошибок и лицемерия.Однако оба других источника явно находятся на либеральном и «промышленном» переднем плане британской идеологической сцены.

    17 К первой из них, к идее «организованного миграционного движения», лучше всего подходит маржиналистский («неоклассический») экономист Альфред Маршалл и его идея промышленного поселения или «района». Ссылка на темный персонаж Эдварда Гиббона Уэйкфилда, бизнесмена, авантюриста, политика и борца за британскую колонизацию (а также полупрофессионального беглеца) служит в этом контексте только постольку, поскольку Уэйкфилд считал перенаселенность городов в Великобритании одной из основных причин безудержные «социально-экономические проблемы» (пролетарская бедность и вредные условия жизни) и создание заморских колоний как одно из основных практических и наиболее эффективных решений.Он объяснил свой подход в книге A View in the Art of Colonization , опубликованной в 1849 году. Его схема была основана на идее приобретения земли «колонизирующей компанией» и ее последующей продажи инвесторам. Он также считал, что правильно распределенное население рабочих, ремесленников, торговцев и других социальных категорий обеспечит адекватную основу для успешных и прочных колонизирующих поселений. Таким образом, семена идеи Ховарда вполне могли прийти из Уэйкфилда, но именно экономическое мышление Маршалла пересадило их на британскую почву и позволило им прорасти и развиться организованным или даже органическим образом.Сам Маршалл был одним из первых сторонников программы Гарден-Сити, поскольку он обнаружил, что она прагматично отражает некоторые из его теоретических идей, и стал одним из вице-президентов Ассоциации Гарден-Сити (цель которой заключалась в том, чтобы претворить в жизнь идею Ховарда. ) вскоре после того, как он был создан в июне 1899 года. Фактически, Ховард заимствовал у Маршалла двоякую сторону.

    18 Идея Альфреда Маршалла о «промышленном районе» служит общим фоном для социально-экономического вдохновения здесь.«Идеальный тип» промышленного района был первоначально сформулирован Маршаллом в его 1890 г. Принципы экономики на основе эмпирических наблюдений за промышленными «городскими предприятиями» и другими районами на окраинах крупных городов, в которых сосредоточена промышленная деятельность и рабочие места. -классное жилье. Эта модель «промышленного кластера» представляла, с точки зрения Маршалла, «оптимум» конкурентного капитализма в господствовавшей неоклассической экономике того времени: транзакционные издержки (транспортные и коммуникационные) снижаются за счет близости и связей между фирмами, найм рабочей силы — это не проблема. облегченный и др.Позже Маршалл применил эту концепцию в своей книге «Промышленность и торговля: исследование промышленной техники и организации бизнеса» (1919), , и подробно остановился на последствиях такой конфигурации с точки зрения относительной предельной полезности различных организационных вариантов. Во всяком случае, идея промышленных кластеров или районов была уже хорошо известна в то время, когда Говард готовил первую версию своей книги, в последнее десятилетие XIX века, когда Принципы Маршалла уже были основным справочником в академической экономике. (и после этого еще долгое время оставались ключевым ориентиром).То, что Ховард привлек к себе главного представителя современной экономической науки того времени, неудивительно. Но наследие идей Маршалла идет гораздо дальше.

    19 В контексте самой концепции Гарден-сити ссылка на великого викторианского экономиста более точно указывает на идею Маршалла об «организованной миграции» «избыточных» или (по его мнению) «избыточных» рабочих из больших перенаселенных городов в новые городские промышленные поселения: «… Генеральный план, — писал Маршал, — вероятно, был бы для комитета, независимо от того, сформирован он специально для этой цели или нет, чтобы заинтересоваться образованием колонии в каком-нибудь месте далеко за пределами города. диапазон лондонского дыма »(Marshall 1884, 10).Этот «доброжелательный» подход, сформулированный в различных статьях и главах книг Маршалла, должен был принести пользу работникам, предоставляя им более широкие возможности трудоустройства, более дешевое жилье, снижение транспортных расходов и более здоровую среду обитания, среди других преимуществ по сравнению с многолюдной городской жизнью. . В изгнании к главе 3 Ховард просит уважаемого профессора объяснить, что «удаление» части лондонского пролетариата имело бы безупречный промышленный смысл. Источником является статья в журнале Contemporary Review , озаглавленная «Жилье для лондонских бедняков» 1884 года, то есть предшествующая публикации Принципов экономики на несколько лет, и цитата (первый абзац введение) гласит:

    Какие бы реформы ни проводились в жилищах лондонской бедноты, все равно останется верным, что всей площади Лондона недостаточно, чтобы обеспечить его население свежим воздухом и свободным пространством, необходимым для полноценного отдыха.Средство от перенаселенности Лондона по-прежнему будет требоваться. […] Есть большие классы населения Лондона, переселение которых в страну было бы в долгосрочной перспективе экономически выгодным; это принесет пользу как тем, кто переехал, так и тем, кто остался. […] Из 150 000 или более наемных рабочих, занятых в швейных отраслях, большая часть имеет очень низкую заработную плату и выполняет работу, выполнение которой противоречит всем экономическим причинам при высокой арендной плате за землю. (Маршалл 1884, 3)

    20 Позднее Ховард снова цитирует Маршалла, объясняя, каким социальным группам могут быть получены основные выгоды: «В конечном итоге все выиграют от миграции, но большинство землевладельцы и железные дороги, соединенные с колонией» (Howard 1898, 50; выделено им).Ховард утверждал, что его система сделает «жителей Гарден-сити», рабочих, коллективных владельцев земли и, таким образом, одним из основных бенефициаров нового городско-сельского поселения, «членами нового муниципалитета» (Howard 1898 , 51). Это, однако, может быть правдой только как приближение или даже как серия связанных приближений, поскольку в действительности фактическим владельцем земли будет компания Garden City Limited, а новое поселение будет муниципалитетом в очень аналогичном смысле. только не в юридическом и, следовательно, имеющем обязательную юридическую силу смысле.Кроме того, доходы от аренды земли и увеличения стоимости земли будут « перераспределяться » через общественные услуги населению, но не с целью изменения социальной системы относительных условий и положения работодателей и рабочих, так как пример. «Доброжелательные» намерения были, по сути, весьма консервативными в социальном отношении.

    21 Второй источник, упомянутый Говардом, — это книга Джеймса Силка Бэкингема « Национальное зло и практические средства защиты » (1849 г.).Во главе списка средств от бед, обрушившихся на нацию, стояла идея «Модельного города» (названного Victoria ad maiorem reginae gloriam ), трудолюбивой и индустриальной формы поселения. Здесь также «национальное зло» перенаселенности рабочего класса, безнравственность и несдержанность, среди прочего, должно быть побеждено основанием «колонии» или «нового города», полностью спланированного поселения, объединяющего и разделяющего различные социальные функции. таких как жилье, работа, отдых и т. д., а также различные социальные классы. В книге представлена ​​художественная интерпретация модельного города Виктория (рис. 3), где скотобойни и различные загрязняющие производства предприятия видны за пределами самого города, по крайней мере в полумиле от любого жилья, согласно воображаемым правилам Бэкингема. Квадратный концентрический план самого центрального города является верным предшественником (несмотря на различную геометрию) круговой концентрической организации Ховардс-Гарден-Сити и Социального города (рис.1 и 2).

    Рис. 4. План Виктории в Бэкингеме («План модельного города для ассоциированного сообщества трезвости»)

    Agrandir Original (png, 33k)

    J. S. Buckingham, Национальное зло и практические средства правовой защиты , 1849

    22 Говард заимствовал у Бэкингема больше, чем рамки данной статьи позволили бы показать, особенно в вопросах «сотрудничества» между социальными классами, управления, вплоть до метод приобретения земли, необходимый для создания нового «Модельного города».Но центральным элементом идеи Бэкингема являются, с одной стороны, бизнес-модель города, построенного компаниями, а с другой — абсолютная вера в промышленное производство как процесс, который можно использовать для получения прибыли для всех классов. Бекингем с трепетом пишет о мощи производства, что очевидно в то время в состояниях, накопленных такими, как «Готты и маршалы Лидса»; Гранаты, Бирли и Хоулдсворты из Манчестера; гости, Томпсоны и Кроушей из Уэльса; Ротшильды, Герни и Бэринги из Лондона.. . », Которые« заработали свои миллионы за счет прядения хлопка, литья чугуна, железных дорог и банковского дела в этих нескольких отраслях предприятий »(Buckingham 172–73). «Что же тогда, — спрашивает Бекингем, — могло помешать Ассоциации из 10 000 человек, чьи навыки и труд должны быть организованы таким образом, чтобы приносить наивысшие возможные результаты, — от приобретения для себя такого большого богатства?» Направление «коллективистского капитализма». очевидный во многих аспектах Гарден-Сити Говарда возник в основном в Модельном Городе Бэкингема и его «Связанном Сообществе».Но Говард никогда не был очень прямолинейным в этом вопросе, и он упомянул Модельный город только как источник вдохновения только для плана своего города, и забыл упомянуть все другие аспекты, которые он заимствовал из утопической Виктории, особенно не привлекательность к модель частного предприятия и центральное место промышленности в его программе реформ.

    23 Основываясь на мудрости, полученной в результате этого вдохновения, Ховард стремился преодолеть противоречие между социализмом и капитализмом, двумя главными конкурирующими идеологиями того времени, твердо закрепив свое видение на том, что он считал общей основой этих двух в значительной степени несовместимых концепций мира. общество: индустриализм или продвижение «современной индустрии» как производственной модели и индустриальной (фабричной или корпоративной) системы как доминирующего способа социальной организации.В главе 11 Завтра! , озаглавленный «Продолжение пути», его слова и энтузиазм напоминают слова Бекингема:

    Не довольствуясь , призывающим к необходимости увеличения производства, я показал , как это можно сделать . В то время как другой и не менее важный конец более справедливого распределения, как я показал, легко возможен и не вызывает недовольства, раздоров или горечи; является конституционным; не требует революционного законодательства; и не предполагает прямого нападения на корыстные интересы.Так могут быть реализованы желания двух частей реформаторов, о которых я говорил. (Говард 117)

    24 Несмотря на эти провозглашения веры Ховарда, и их легко найти, авторитет пространственной / экологической предвзятости означал, что легенда Гарден-Сити (Гарден-Сити как предшественник современного городского и сельского планирования) и Говарда миф (Говард как отец-основатель современного планирования) сохранился до наших дней. Они спонсируются и распространяются в основном специалистами по пространственному планированию, которые претендуют на то, чтобы изменить общество к лучшему, изменяя только пространственные и пространственные детерминанты, но никогда не вмешиваясь в другие структурные измерения социальной системы, в частности, в классовые отношения. разделение труда, отношения собственности / аренды, и это лишь некоторые из них.Хотя почти нет сомнений в том, что жизнь в целом и жизнь людей в частности можно улучшить или, по крайней мере, изменить за счет пространственных и экологических изменений, кажется странным, что одна из наиболее значимых черт предложения Гарден-сити должна была быть оставлена. массам: просто программа Garden City на самом деле представляет собой либеральный утопический проект начала 20-го века, основанный на идеале частного предпринимательства и движимый огромной силой индустриальной технологической идеологии, которая была в центре духа времени.

    25 По сути, программа Эбенезера Ховарда «Город-сад» представляет собой наиболее изощренный и изощренный план (предположительно) идеальной социальной модели в соответствии с основными направлениями индустриализма, которые так глубоко отметили коллективную психику его времени. Это означает, что концепция Ховарда была централизованно структурирована и оформлена извне верой в капиталистическую промышленность как в нейтральную силу, которую можно использовать во благо, в качестве источника вдохновения, энергии и инноваций, которые обеспечат лучшие условия для всех.Эта в основе своей религиозная вера, несмотря на все ее претензии на реформы и моральное превосходство, безупречно вписывается в «доброжелательный» и политически мягкий подход социального консерватизма и экономического либерализма. В результате концепция Гарден-сити Ховарда, возможно, является лучшим примером индустриальной утопии.

    26 Есть два основных аспекта, по которым концепция города-сада может быть описана как промышленная программа технологической реформы, а также как социально и экономически консервативный проект.Во-первых, «Город-сад» можно описать как модель, основанную на доминирующем формате частных компаний в отношении его статуса, способа организации и «управления». Второе направление индустриализма в Гарден-Сити заключается в том, что его успех основан на присутствии и активности обрабатывающей промышленности в его экономике. По сути, промышленность — это то, что придает земле Города-сада ее ценность и, следовательно, создает «прирост» или прибавочную стоимость, на которой основана финансовая жизнеспособность всей схемы.

    27 Несмотря на то, что схему Гарден-Сити обычно понимают через ее пространственные / экологические аспекты планирования, в последние десятилетия 20-го века росло осознание того, что главный интерес его плана, вероятно, заключается в другом.Принимая во внимание, что, согласно С. В. Уорду, «[t] социальный реформизм идеи города-сада был быстро преобразован в реформизм окружающей среды, который, в свою очередь, был технически оформлен и скрыт, чтобы стать частью возникающей профессиональной практики городского планирования» (Уорд 1992), ряд комментаторов постепенно бросили вызов этой ортодоксальности с маргинальных позиций. Таким образом, Фред Фолдвари, например, утверждал, что реформизм Гарден-сити сосредоточен не там, где его обычно размещали традиционные традиции, и заметил, что «основной целью Ховарда была реформа экономических механизмов, а не просто архитектурное новшество … Его акцент был сделан на город, а не сад… с целью децентрализации управления »(Foldavry 101).

    28 Со временем это осознание было продолжено и продлено другими комментаторами, а в последнее время Sadoux et al. предположили, что «физические и связанные с дизайном аспекты проекта Гарден-Сити были далеки от центральных для видения Ховарда», и отметили, что существенным элементом плана Ховарда на самом деле является «модель управления», которую он предложил для создания и эксплуатации Гарден-Сити (Саду и др. 59).

    29 Некоторые, например два итальянских географа Грация Брунетта и Стефано Морони, идут еще дальше.Они считают Ховарда одним из двух забытых предшественников нынешней либерально-либертарианской программы планирования землепользования, которую они, кажется, одобряют. Небольшая книга, в которой они так называют Ховарда, значимо озаглавлена ​​ Договорных сообществ в самоорганизующемся городе , а подзаголовок Freedom, Creativity, Subsid . Первым из предполагаемых предшественников капиталистического ультралиберализма и частных самоуправляющихся сообществ является «частный анархист» Спенсер Хит, которого также по-разному называют либертарианцем или активистом свободного рынка.Хит, получив образование авиационного инженера и изобретателя, рано стал последователем георгистской доктрины национализации земли путем замены земельной собственности единым налогом на занятие земли. Он долгое время был активным членом Чикагского клуба единого налога и соучредителем нью-йоркской школы Генри Джорджа, где проводил конференции по вопросам организации сообществ. Но позже он отказался от своей грузинской веры и антиземельной позиции, лежавшей в ее основе. Далее Хит сформулировал первое выражение «принципа собственности сообщества» в короткой брошюре 1936 года, озаглавленной Политика против собственности .В нем он заменил антиземельный лексикон грузин антигосударственным подходом и защитой местных общин помещиков, свободных от двойной угрозы преступности и правительства, послание, которое он расширил в своей главной работе Цитадель. Market and Altar , опубликованный его собственным Фондом науки и общества в 1957 году. Хит оказал ключевое влияние на современного либертарианского пропагандиста Мюррея Ротбарда (в частности, на критику последним идей Генри Джорджа), а через него и на большую часть U.Южноамериканская либертарианская школа мысли. В более общем плане Хит был частью неолиберальной межвоенной контркультуры и раннего послевоенного возрождения.

    30 Подводя итоги вышеупомянутых обновленных или «ревизионистских» взглядов на идею Гарден-сити, Брунетта и Морони считают Ховарда в своей либертарианской перспективе вторым важным предшественником своих собственных (и других) идей о желательности и осуществимости того, что в своей книге они называют «договорные сообщества».Под этим они подразумевают частных , коммерческих (в основном) крупных предприятий в сфере недвижимости, принимающих различные виды коллективного использования, из которых наиболее известными примерами являются частные сообщества (бизнес-парки, жилые или смешанные поместья под одним частным владельцем) и товарищество собственников жилья. Частные застройки и города по образцу знаменитого празднования Диснея во Флориде, например, являются для них одним из способов, с помощью которых частный капитализм в сфере недвижимости может обойти ограничения и правила государственного управления.

    31 Расследование Брунеттой и Морони концепции Ховарда явно идеологически мотивировано, и они не пытаются это скрыть. Но они правы: Ховард действительно рассматривал проект Гарден-Сити как частное и, в случае успеха, прибыльное предприятие, особенно — что вполне логично — для тех, кто вкладывает больше всего: проект сильно зависит от промышленных и коммерческих капиталовложений, и на росте стоимости земли и, следовательно, доходов от земельной ренты в результате их успеха.Два либертарианских географа описывают эту концепцию следующим образом:

    В основе предложения Ховарда (1898 г.) лежит особая форма организации совместной жизни. Garden City оригинален не столько наличием зеленых насаждений, сколько, прежде всего, предложенной организационной моделью. Ховард (1898) представил, что группа людей купит необитаемые сельскохозяйственные угодья, чтобы основать поселение, характеризуемое как особые организации, а именно города-сады.Ховард прямо говорил о «добровольной организации» […]. Он выдвинул гипотезу, что необходимые участки (6000 акров) будут куплены через специальный финансовый механизм, предполагающий финансовую подверженность долгу. Этот долг нужно было постепенно сокращать. Участки должны были быть переданы четырем «попечителям», которые владели имуществом «от имени» граждан […]. Следовательно, идея Ховарда не учитывала государственную (общественную) собственность на землю; Теоретическое предложение Ховарда, представленное в его книге, не призывает к национализации земли, даже постепенной (несмотря на то, что многие авторы продолжают утверждать, что это так).Земля должна была находиться в общей собственности граждан; это была просто особая форма частной собственности. (Брунетта и Морони 67)

    32 Основанное таким образом социальное сообщество будет зависеть от того, что Говард называл ставкой арендной платы, за плату которой жители, а не « граждане », могли бы свободно пользоваться своим жилищем, земельными участками и т. Д., А предприятия — своими магазинами, складами и т. Д. на которых они будут, по сути, арендаторами, а не владельцами.Управляющая компания с ограниченными дивидендами будет их арендодателем. Говард объясняет в главе 2 из Завтра! , что после погашения первоначального долга выплаты по ставке арендной платы пойдут на финансирование коллективных удобств и объектов и, в конечном итоге, даже на социальные услуги, такие как пенсии по старости, страховые полисы на случай потери дохода из-за болезни или нетрудоспособности, и тому подобное. Ховард считал, что коллектив Гарден-сити может управлять рядом услуг, как это делали муниципалитеты, но что частный сектор также может вмешаться, чтобы заменить муниципальные услуги, если и когда они окажутся более эффективными или рентабельными, чем последние.Помимо других преимуществ, Город-сад мог позволить себе свободный выбор «поставщиков услуг» благодаря своей собственной системе самофинансирования на основе ставок арендной платы. Таким образом, модель, предложенная Ховардом, представляла собой слияние — или смешение — моделей государственного и корпоративного управления и представляет собой отход от верховенства закона к верховенству договорных обязательств внутри местного сообщества, а также между сообществом и остальной частью общества. общество.

    33 Говард не мог выразить это яснее, чем когда он написал, что организационная форма «городского имения» будет структурирована как «большой и хорошо оборудованный бизнес» (Howard 67).Действительно, руководство или, точнее, менеджмент Гарден-сити очень близко моделируется по структуре большой частной компании, в комплекте с советом директоров, который называется «Совет управляющих», и акционерами — платящими ренту жителями и предприятия или арендаторы. Председатели и заместители председателя или Правление вместе образуют «Центральный совет»:

    Этот совет (или его кандидаты) наделены правами и полномочиями сообщества как единоличного хозяина Гарден-Сити.В его казну перечисляются (после того, как были сделаны ассигнования на арендную плату и амортизационный фонд арендодателя) все ставки арендной платы, полученные от его арендаторов, а также прибыль, полученная от различных муниципальных предприятий, и их, как мы видели, вполне достаточно для выполнять все общественные бремя, не прибегая к применению обязательных ставок. Можно заметить мимоходом, что полномочия, которыми обладает Центральный совет, шире, чем полномочия других муниципальных органов, поскольку, хотя большинство из них пользуются только такими полномочиями, которые прямо предоставлены им актами парламента, Центральный совет Гарден-Сити осуществляет от имени народа те более широкие права, полномочия и привилегии, которыми пользуются землевладельцы по общему праву.Частный землевладелец может делать со своей землей и с доходами, которые он получает с нее, все, что ему заблагорассудится, если только он не доставляет неудобств своему соседу; в то время как, с другой стороны, государственные органы, которые приобретают землю или получают право взимать сборы на основании актов парламента, могут использовать эту землю или использовать эти ставки только для таких целей, которые прямо предписаны этими законами. Но Гарден-Сити находится в гораздо более выгодном положении, поскольку, вступив в качестве квази-государственного органа в права частного домовладельца, он сразу же обретает гораздо более широкие полномочия для выполнения воли народа, чем те, которыми обладают другие местные жители. органов, и тем самым решает в значительной степени проблему местного самоуправления.(Howard 67, Глава 6 «Администрирование»)

    34В главе 6 из Завтра! , Говард очень щепетильно описывает административную структуру своего совета управления, который, помимо Центрального совета, состоит из многочисленных «департаментов», организованных в три «группы» (общественный контроль, инженерия, социальные цели). ), каждая из которых разделена на подгруппы по конкретным направлениям — это сами департаменты. Ясно, что сама организация и язык управления Гарден-Сити напрямую вдохновлены бизнесом и построены по образцу структуры управления частным предприятием.По словам Брунетты и Морони: «Ховард представлял, что организационная форма Гарден-Сити будет структурирована как« большой и хорошо оборудованный бизнес ». Фактически, Гарден-Сити — это не государственный муниципалитет, а частная добровольная организация »(Brunetta and Moroni 65).

    35 Эта организация, однако, занимается внутренними функциями Гарден-Сити как человеческого поселения («муниципалитет» Ховарда). Еще одним влиятельным игроком в игре «Гарден-Сити», согласно собственному своду правил Говарда, была компания с ограниченными дивидендами, которая подотчетна только инвесторам.Неясно, действительно ли в первоначальной модели должен преобладать аспект добровольного сектора или коммерческое намерение, и сам Ховард, похоже, не уловил потенциал конфликта между ними (Холл и Уорд 29).

    36 В истории Лечворта и Велвина, первых двух городов-садов, возникших в начале 20 века, очевидно, что капиталистическое предприятие управляло «кооперативным содружеством», не в последнюю очередь потому, что директора последние также были советом первых.Но это уже другая история. Здесь важно то, что в основе социальной и экономической системы Гарден-Сити лежит форма корпоративного управления, а не «местного самоуправления» в соответствии с законодательством страны. Ховард сознательно выбрал эту модель землевладения и предпринимательства, чтобы обойти ограничения и постановления государственных органов местного самоуправления и, по его собственным словам, решить «проблему местного самоуправления» (Howard 68). Он не считал освобождение руководящих органов Гарден-Сити от общего права страны проблемой.Скорее, это было изящное решение, которое он нашел, чтобы «выполнять волю народа».

    37 Идея города-сада Говарда была задумана как модель гармоничных отношений между обрабатывающей промышленностью и сельским хозяйством. В этой модели «зеленое» пространство не предназначено в первую очередь для рекреационных или гигиенических целей. Как выразился Пурдом, «сельский пояс — не простое легкое. Это не земля удовольствий »(Purdom 118). Сельское пространство в целом должно использоваться в соответствии с правилами технологической рациональности и эффективности, и поэтому его использование должно быть «оптимизировано» в соответствии с промышленными принципами.При режиме Города-Гардена сельское хозяйство рассматривается просто как еще одна отрасль модернизированной экономики нового поселения. Поэтому вполне естественно, что она тоже должна стать индустриальной; в конце концов, это просто «другая отрасль», как подразумевает Пурдом:

    В Гарден-Сити сельское хозяйство снова связано с другими отраслями. Попытки возродить отечественную промышленность не предпринимаются, но при поощрении самых передовых и эффективных методов производства и управления фабриками, с одной стороны, и путем стимулирования лучших видов сельского хозяйства, с другой стороны, будут достигнуты результаты, соответствующие современным условиям. быть полученным.(Пурдом 118)

    38 Что касается самой обрабатывающей промышленности, то она занимает центральное место в Гарден-Сити. Поскольку промышленность была самой мощной движущей силой Британии XIX века, Ховард поместил ее в основу своего проекта. В введении Завтра! , он мобилизует ряд голосов из («радикальной») прессы и профсоюзов, которые сетовали на отсутствие промышленности в сельской местности и отсутствие возможностей трудоустройства для рабочих в городах — тема «несоответствия» в Схема трех магнитов:

    «Звезда », 9 октября 1891 года, говорит:
    «Как остановить уход из сельской местности — одна из главных проблем сегодняшнего дня.Возможно, рабочего можно вернуть на землю, но как вернуть сельскую промышленность в сельскую Англию? »
    The Daily News
    несколько лет назад опубликовала серию статей« Жизнь в наших деревнях », посвященных та же проблема.
    лидеров профсоюзов произносят такое же предостережение. Г-н Бен Тиллетт говорит:
    «Руки голодны для тяжелого труда, а земли голодают для труда». Г-н Том Манн замечает: были нужны там, чтобы возделывать землю.'(Ховард 4)

    39 Решение Garden City просто (в принципе) заключается в урбанизации и индустриализации сельской местности, другими словами, в «децентрализации» промышленности: все остальное приложится, потому что промышленность является движущей силой современного общества. Пурдом отмечает, что многие предыдущие эксперименты по промышленной «децентрализации» (ее расположение в сельских деревнях) всегда совпадали с расширением выбранной деревни или соседнего города, и цитирует знаменитую тогда работу Артура Шедвелла Industrial Efficiency , которая была впервые опубликована. в 1905 г .: «Фабрики постоянно закрываются в сельской местности.Все в больших городах… такие места. … Практически идеальный простой способ. А что происходит? Идеальная деревня делает все возможное, чтобы превратиться в город и подражать другим городам (Purdom 141).

    40 С точки зрения Гарден-сити, Пурдом поставил этот хронический сбой простой, как и ответ:

    Ни одна из этих попыток не была направлена ​​на то, чтобы разрушить город и распространить его с его различными видами деятельности по стране.Тем не менее, кажется разумным предположить, что это единственный способ, которым двадцатый век решит проблему города, которая также является проблемой промышленности и дома. Города будут разделены и разбросаны и превратятся в бесчисленные небольшие и компактные жилые и промышленные центры, которые скоростной транспорт сблизит и свяжет с Лондоном.
    Город-сад — первая организованная попытка осуществить это движение. Его покровители говорили о нем за много лет до его основания, что он «будет обладать большей производительностью, чем город, застроенный хаотично и бессистемно»; Не может быть никаких сомнений в умах тех, кто следит за знамениями времени, что условия промышленности, преобладающие там, являются одними из самых эффективных в наши дни.(Пурдом 141)

    41 Важность «производительной силы» промышленности очевидна. Но в проекте Garden City было поставлено больше, чем просто динамичная ценность промышленности. Сам Гарден-Сити полностью построен и населен промышленными предприятиями, промышленными технологиями и артефактами, примером чего является городская инфраструктура:

    Вокруг Центрального парка (за исключением тех, где он пересекается бульварами) проходит широкая стеклянная аркада под названием «Хрустальный дворец», выходящая в парк.Это здание в сырую погоду является одним из любимых курортов людей, а знание того, что его яркое убежище всегда под рукой, искушает людей в Центральный парк, даже в самую ненастную погоду. (Говард 14)

    42 Сам город ограничен «научной границей» (Палаты 20), материализованной благодаря расположению промышленных предприятий и кольцевой железной дороги, окружающей городской элемент. В Гарден-Сити промышленность является частью самого города не только потому, что Ховард не хотел изолировать промышленное производство от остальной жизни сообщества, но в основном потому, что он считал промышленность основной городской функцией.Занимая центральное место в концепции города-сада, промышленность не может быть отделена от других городских функций, и Говард видит в новом виде города, который он предложил, место гармонии между промышленностью и гражданской жизнью. Однако, учитывая приоритет, предоставленный корпоративному элементу в Гарден-Сити, не может быть никаких сомнений в том, какой из них является верховным.

    43 «Социальный город», кластер городов-садов, который должен был заменить старую модель мегаполиса, был для Ховарда «дублируемым модулем» (Chambers 22).Ховард мечтал о городско-индустриальном механизме, который, однажды приведя в движение, колонизирует всю страну. В основе этой мечты лежало грандиозное видение города как социальной машины и урбанизации как самостоятельной отрасли, которую невозможно остановить. Для Ховарда промышленность была как сырой энергией, оживляющей городское пространство, так и его элементарной составляющей. В конце XIX века идея Ховарда в Гарден-сити предлагала индустриальное утопическое видение, типичное для его эпохи, и являлась одной из самых ярких иллюстраций идеологии индустриализма, которые когда-либо возникали, что однозначно раскрывает антиутопический потенциал такой программы. .

    Движение «Новый город-сад» ❧ Текущие события

    Представьте себе небольшой город, построенный с нуля, переполненный парками и зелеными насаждениями, достаточно плотный, чтобы по нему можно было ходить, но не настолько, чтобы чувствовать себя переполненным. Место, где земля находится в коллективной собственности, дома причудливо индивидуализированы, а не формочки для печенья, а арендная плата за землю поддерживает создание роскошных общественных пространств — например, фермерский рынок, расположенный в хрустальном дворце, с водопадами повсюду.Арендная плата низкая, работа оплачивается хорошо, неравенство мало, и есть хорошие сети общественного транспорта. Это место, задуманное движением Garden City, амбициозной и эксцентричной школой городского планирования, которая возникла в Великобритании в начале 20-го века и фактически произвела на свет несколько целых городов, а также вдохновила проектировщиков по всему миру на протяжении десятилетий.

    Что примечательно в движении Гарден-сити, так это то, что что-то настолько странное и утопическое могло стать настолько успешным и иметь длительное влияние.Большинство утопических экспериментов предшествующих веков проводилось бандами маргинальных идеалистов и относительно быстро провалилось. Движение «Город-сад», хотя и исчезло, все же оставило прочное наследие в городском планировании (следы можно найти в новом урбанизме). Но хотя физические остатки Городов-садов все же остались, многие ценности, которые вдохновляли движение, были потеряны. И это позор, потому что для построения устойчивого и гуманного 21 века можно было бы использовать возрожденное понимание Города-сада.

    Движение «Город-сад» началось в 1898 году, когда британский градостроитель Эбенезер Ховард опубликовал Завтра: мирный путь к настоящей реформе , позже переизданный под более известным названием Города-сады завтрашнего дня. Его частично вдохновил писатель Эдвард Беллами, чей утопический роман « Оглядываясь назад, » пользовался огромной популярностью в конце 19 века (сотни «клубов Беллами» возникли в Соединенных Штатах). В «Оглядываясь назад», Беллами представлял себе Бостон, штат Массачусетс, в 2000 году, где, как он описал, люди будут работать несколько часов в день в национализированных отраслях, получать равный доход и выходить на пенсию в 45 лет.С другой стороны, амбиции Ховарда были скромнее. Он сосредоточился на конкретной проблеме викторианского города, который был многолюдным, зловонным и мало отличался природной красотой, присущей английской сельской местности. Именно через перестроенный город Ховард думал создать утопию: он «был очарован мыслью о создании новых городов, чтобы построить новый мир». Встретив анархиста Питера Кропоткина и социалистического дизайнера Уильяма Морриса, он был очарован их идеями, особенно «желанием Уильяма Морриса превратить грязные города в сад, где процветало справедливое общество…»

    Города-сады Ховарда завтрашнего дня предлагал новый тип города, который вмещал бы в себе лучшее как города, так и страны.Он будет плотным и проходимым, как город, но окружен естественными зелеными поясами. Он будет содержать баланс всего хорошего в разных местах. Книга Ховарда полна очаровательно странных диаграмм, объясняющих как проблемы, так и предлагаемые им решения. Вот, например, его «три магнита», показывающие, что привлекает людей в города и сельскую местность, и какой гибрид «город-деревня» нужен:

    Подводя итог: в городах есть более высокая заработная плата, возможности, места развлечений и «дворцовые постройки», но есть также высокая арендная плата, грязный воздух, изоляция толпы и т. Д.В стране красота природы, но «нет публичности» и низкая заработная плата. Магнит, который наверняка привлечет наибольшее количество людей, сочетает в себе преимущества каждого из них. (Да, магнитное изображение глупо.) Ховарда интересовало, «как вернуть людей на землю — нашу прекрасную землю с ее небесным пологом, воздухом, который дует на нее, солнцем, которое ее согревает, дождь и роса, увлажняющие его ». Филип Росс и Ив Кабанн, в Города-сады 21-го века завтрашнего дня: манифест , пишут, что в первоначальном видении города-сада «гражданин будет королем, а бедствия времени — землевладельцами». , убожество, загрязнение и бедность будут решены и побеждены.Конечно, если прочитать о грязных и дымных трущобах в книге Фридриха Энгельса «Положение рабочего класса в Англии », можно понять, как Ховард мог так увлечься идеей принести трудящимся все лучшее, что могла дать природа. предложение.

    Некоторые ранние утописты составляли свои планы с учетом планировки конкретных зданий, например, планы Шарля Фурье относительно фаланстера. Ховард был немного другим, больше сосредоточился на различных элементах, составляющих хороший город, чем на его внешнем виде.Взгляните на некоторые из его более восхитительных диаграмм:

    отметьте себя

    Как видите, многое из этого является излишне конкретным, а часть из них, похоже, исходит из убеждения Говарда, что круги упорядочены и приятны. (Этот принцип определенно, по всей видимости, руководствовался предложением Говарда относительно структуры управления городом.) На самом деле Ховард не намеревался, чтобы его города действительно представляли собой идеальные круги, полагая, что каждый город-сад будет следовать своему собственному уникальному плану, но хотел показать его в идеализированная форма элементов, которые мог бы содержать город-сад.Бретт Кларк из Университета Орегона описывает образцовый город-сад:

    В центре города на площади от 5 до 6 акров располагался большой, хорошо политый сад. Публика могла наслаждаться своими днями в этой мирной социальной обстановке. Начиная с края этого сада, шесть широких бульваров расходились от центра к окружности города, разделяя город на шесть частей. Большие общественные здания, такие как ратуша, библиотеки, музеи, больницы, концертные залы и театры, окружали сад в центре города, обеспечивая центральную точку для собраний публики.Большой общественный парк был зарезервирован для пространства после общественных зданий, предоставляя площадки для отдыха. Непосредственно на границе с парком должен был быть построен Хрустальный дворец, застекленный рынок под открытым небом и выставочное пространство для торговли промышленными товарами и сельскохозяйственными товарами. Двигаясь дальше наружу, ряд дорог концентрическими кольцами образовывал проспекты для нескольких кварталов жилого дома. Улицы должны были быть засажены деревьями и кустами. В каждом доме было достаточно места для уединения, но не настолько, чтобы это мешало социальному взаимодействию, а также достаточно солнечного света и свежего воздуха.В каждом доме было садовое пространство для личного удовольствия и производства еды. Архитектура и дизайн домов были разнообразными, что позволяло выражать индивидуальность и удовлетворение, а не обеспечивать безжизненное единообразие структуры… Надежда заключалась в том, чтобы интегрировать дома в естественную среду города-сада. Широкая Гранд-авеню, окружавшая серию жилых колец, огибала город, создавая дополнительную зону для садов, школ и парков. Внешнее кольцо города состояло из фабрик, складов, молочных заводов, рынков и лесных складов.Железная дорога объезжала окраины города, перевозя товары между производственными предприятиями и складами, а также сокращая движение по городу. За городом существовал обширный сельскохозяйственный пояс. На этой земле существовали небольшие приусадебные участки, наделы, пастбища, большие фермы, леса, сады, открытые места для отдыха, благотворительные учреждения. Никакие расширения города не могли развиваться в сельской местности. Этот сельскохозяйственный пояс нужно было поддерживать для здоровья земли и людей.

    Это был также город с богатым населением. Кларк отмечает, что в первоначальном видении «люди контролировали средства производства посредством общественной собственности на землю и интернализации общественного богатства». По словам Ховарда, «основополагающим для плана было то, что ценность будет сохранена в сообществе: каждый гражданин должен был стать акционером, с« незаработанным приростом », вложенным обратно в общественные объекты, а не отсутствующим домовладельцам или спекулятивным инвесторам.”Основными элементами города были:

    • Активное участие сообщества
    • Общинная собственность на землю [Ховарда также вдохновил прогрессивный экономист Генри Джордж, который, как известно, утверждал, что земля должна находиться в коллективной собственности]
    • Дома смешанного типа и типы жилья, которые действительно доступны по цене
    • Широкий спектр местных рабочих мест в пределах легкой досягаемости от домов
    • Хорошо спроектированные дома с садами, сочетающие в себе лучшее из города и деревни
    • Зеленая инфраструктура, улучшающая естественную среду
    • Сильный культурный , места для отдыха и шоппинга
    • Интегрированный и доступный транспорт

    В наше время тот, кто начал чертить сложные планы новых городов, если бы у них не было хороших связей с саудовским принцем, в конечном итоге оказался бы одиноким чудаком.Но в свое время к Говарду относились серьезно, и ему удалось построить несколько городов-садов, Летчворт и Велвин. Мне довелось прожить первые годы своей жизни недалеко от Велвин-Гарден-Сити, места, центр которого выглядит так:

    Велвин-Гарден-Сити — это триумф городского планирования, воплощающий именно то, что Ховард хотел в своей причудливой магнитной диаграмме: бесшовная интеграция города и страны. Planning Tank говорит о городе, что он «перерос ожидания сэра Эбенезера Ховарда, когда он впервые выступил с этой идеей.В течение многих лет он все еще выжил и является быстро развивающимся городом, по-прежнему привлекающим жителей всех слоев общества. Он напоминает людям о городе, который имеет очарование сельской местности. Его удобства очень хороши и обеспечивают удобное расположение в Англии для путешественников, что, как известно, дает «вкус утопии» ». Как говорит Ричард Моррисон из Times ,« в то время, когда миллионы двадцатилетних сидят взаперти. дома их родителей или мрачные многоквартирные квартиры из-за заоблачной арендной платы и цен на жилье, существование таких мест, как Велвин, является напоминанием о том, что так быть не должно.Другими словами, этого не должно было быть, если бы человеческим поселениям было позволено расшириться в форме устойчивых, красивых новых городов-садов, а не мрачных пустошей обширного пригорода. Профиль Велвина в профиле Guardian 2012 года прокомментировал:

    Кто бы мог подумать, что утопия жива, здорова и живет в Хартфордшире?… [B] Красота и восторг, которыми обладает Велвин. Он был основан в 20-х годах, когда сам викторианский Ховард был стариком, а вся остальная Европа бурлила модернистским пылом.Только не Велвин. С его симпатичными коттеджами в неогородинском стиле, розами на крыльях с оборками, аллеями деревьев, заросшими весенними бутонами, город («город» — это немного de trop) — это самое английское, аркадское видение будущего…

    Трудность строительства городов-садов в том, что они требуют большого централизованного планирования, терпения и внимания к красоте. Когда частные застройщики строят новые поселения, результат часто выглядит примерно так:

    в пригороде Мексики.

    Отчасти это связано с тем, что эстетические вариации, зеленые насаждения и смешанное использование сложны и стоят денег, и гораздо проще просто выбросить кучу идентичных на вид «маленьких коробочек, сделанных из тупой липкости».«Частные интересы никогда не создадут места, которые служат общественным интересам по определению.

    Для Ховарда город-сад означал не только планировок с большим количеством зеленых насаждений . По словам географа сэра Питера Холла, он считал, что «город-сад» был намного больше, чем просто город: это была третья социально-экономическая система, превосходящая как викторианский капитализм, так и бюрократический централизованный социализм ». Когда в 2012 году британское консервативное правительство объявило, что оно хочет использовать города-сады в качестве модели развития, сторонники первоначального видения Говарда предупредили, что легко упустить из виду экономическую часть модели, которая была сосредоточена на обеспечении полной занятости городских территорий. доступное жилье, достаточный досуг, «свобода», «сотрудничество» и «отсутствие потения» (цитируя третий магнит.) Глава Фонда наследия Летчворта-Гарден-Сити сказал, что речь идет «на самом деле о создании мест, где люди искренне счастливы… открытых пространств, где людям комфортно и где у них есть работа». Кэти Лок из Британской ассоциации городского и сельского планирования сказала Guardian , что «дизайн и архитектура опирались на финансовую модель и систему партисипативной демократии, что означало, что жители действительно заинтересованы в том, что было построено … Это действительно было о новом общество.»

    Безусловно, можно игнорировать намерения Ховарда и принимать части идеи города-сада в реакционных направлениях.Хотя Говарда, возможно, вдохновляли социалистические и анархистские мыслители своего времени, и он хотел эгалитарный город, который давал бы рабочим здоровье и досуг, некоторые более поздние планировщики сохранили его идею открытых пространств, воплощая то, что Джеймс Скотт назвал «высоким модернизмом», уверенность в том, что рациональные планировщики могут изменить общество без учета контекста и истории. Экстремальные формы «переделки общества», такие как неудачный план Ле Корбюзье по разрушению значительной части исторического Парижа и возведению высоток, могут быть безумными и авторитарными.Джейн Джейкобс в своей авторитетной книге «Смерть и жизнь великих американских городов », как известно, критиковала мегаломаниакальные тенденции городского планирования середины 20-го века, утверждая, что проекты «городского обновления» и «расчистки трущоб» игнорировали и разрушали спонтанность, которая создавала жизнь в городах процветают. Планировщикам, которые рассматривали горожан как абстракции, суждено было создать места, в которых люди не хотели бы жить. Ховард не избежал критики Джейкобса; она сказала, что он «приступил к проблеме городского планирования во многом так, как если бы он был физиком девятнадцатого века, анализирующим проблему простоты с двумя переменными», причем рассматриваемые переменные — это жилье и рабочие места.Критика отчасти справедлива (хотя сложность диаграмм Ховарда показывает, что он имел в виду еще несколько переменных). Но собственный подход Джейкобса практически не позволял строить красивые места. «Город не может быть произведением искусства», — заявила она.

    Теоретик городского планирования Льюис Мамфорд раскритиковал Джейкобс за то, что она предложила эквивалент «домашней припарки для лечения рака», утверждая, что в ответ на тираническую перегрузку некоторого планирования середины 20-го века она отступила к философии, которая выступала против «перестройки». [цивилизация] с нуля », что, по его мнению, необходимо для того, чтобы сделать ее гуманной.Опасность в том, чтобы рассматривать утопистов как людей, страдающих манией величия, состоит в том, что, поступая так, мы можем слишком далеко зайти в другом направлении и вообще развить подозрение по отношению к крупным проектам, оставляя рынок, а не планировщиков (будь они модернистами или нет) решать, какие города должны выглядеть. (Одна вещь, которую мы, , знаем, , — это то, что капиталистический город не может быть произведением искусства.)

    Факт остается фактом: хотя схемы Ховарда были грандиозными и странными, реальные города, которые ему удалось построить, широко признаются успешными и пользуются большой любовью у жителей.Джордж Бернард Шоу охарактеризовал Ховарда как «одного из тех героических простаков, которые делают большие дела, в то время как наши известные люди объясняют, почему они утопичны и невозможны». Книга Ховарда вдохновила градостроителей всего мира. Sunnyside Gardens в Квинсе, основанный на принципах Говарда и выросший из проекта, в котором участвовали Мамфорд и Элеонора Рузвельт, считается одним из самых успешных запланированных сообществ. (И мне достоверно сообщила редактор Current Affairs Лита Голд, которая живет поблизости, что это действительно очень мило.В конечном итоге планирование начало отходить от первоначальных идей Ховарда (например, в гораздо менее успешных британских «Новых городах» послевоенного периода) и отказалось от социальных аспектов видения города-сада (т. Е. Город должен существовать, чтобы облегчить качество жизни трудящихся, а не просто роскошь для богатых). Кэти Лок говорит, что к середине века «везде казалось, что это садовый пригород… Это были зеленые зеленые места, вдохновленные его искусством и архитектурой, которые… не имели ничего общего с идеями Ховарда.Этот термин в конечном итоге стал ассоциироваться с «уютным идеалом средней Англии, состоящим из изгородей из бирючины и подергивающихся занавесей, но начался он как радикальная кампания за развитие сотрудничества». Для Ховарда планирование «должно было быть гармоничным примирением экологических и социальных потребностей», а «забота о природе не могла включать в себя отказ от человечества». Льюис Мамфорд жестко ответил тем, кто считал, что пригороды с большим количеством деревьев могут быть «городами-садами», заявив, что город-сад: «не пригород, а противоположность пригорода: не сельское отступление, а более интегрированная основа для эффективная городская жизнь.”

    Бретт Кларк пишет, что Ховард в конце концов «ушел в историческую безвестность, и основная часть его предложения о городе-саду была проигнорирована в городском планировании. Обещание устойчивого будущего было принесено в жертву погоне за прибылью и разрастанию городов ». Это позор, потому что те места, которые были созданы утопическим видением города-сада, уникальны и восхитительны (не говоря уже о практичности). Но даже Велвин-Гарден-Сити, хотя и доставлял удовольствие визуально, не смог сохранить новую экономическую модель, основанную на первоначально задуманной.Хотя Ховард «настаивает на том, чтобы прибыль от земли возвращалась сообществу, продолжает существовать в Лечворте [Гарден-Сити, другом успешном проекте Гарден-Сити], это уже не так в Велвине», в то время как «все те активы, которые были созданы через модель города-сада, который изначально должен был быть реинвестирован в сообщество, были просто проданы ».

    Некоторые аспекты движения города-сада заслуживают возрождения. Первый — это идея более тесной интеграции природы и города.«В другом месте город вторгается в страну: здесь страна должна вторгнуться в город», — сказал Ховард. Многие из наших городов лишены основного затененного покрова, и по мере ухудшения климата безлесные места становятся все менее и менее терпимыми. (Проблема, конечно, гораздо хуже для людей рабочего класса, чем для богатых.) Но более важный урок, который следует извлечь из движения города-сада, заключается в том, что мы не должны бояться мечтать о новых возможностях для различных видов жизни. места, где люди должны жить. Вместо того, чтобы просто спорить о том, следует ли контролировать развитие рынка или оставить его процветать, нам нужно пойти дальше и глубоко подумать о том, какие города мы бы спроектировали, если бы могли строить места, идеально подходящие для жизни человека.Новые города появляются по всему миру, но многие из них движимы жадностью разработчиков и менталитетом монументов правителей, а не гуманным социалистическим видением того, как должна выглядеть следующая фаза жизни на Земле. Мы должны без колебаний рисовать диаграммы, даже несколько зацикленные, которые могут стимулировать мысли и вдохновлять планировщиков, а планировщики, в свою очередь, должны прислушиваться к своим сообществам, а не командовать ими с высокой модернистской позиции. (Росс и Кабаннес в своем манифесте города-сада 21 века излагают более конкретные принципы, которыми можно руководствоваться при современной адаптации принципов движения.)

    Когда дело доходит до искусственно созданной среды вокруг нас, мы привыкли принимать то, что нам дано, но в конце 19 века люди осмелились поверить в то, что возможны радикально разные образы жизни, экспериментируя с утопическими сообществами и разными видами жизни. города. Ховард попытался представить себе что-то, что не было бы ни городом, ни деревней, но без унылого, незапланированного разрастания современного пригорода. Если бы его идеи были основаны, а не в значительной степени забыты, возможно, что вместо пригородов у нас были бы пышные города-сады.Кларк говорит, что в целом работа Ховарда «остается моделью для устойчивых отношений с природой, поскольку города-сады предлагают возможное направление на пути к созданию будущего, в котором человеческое общество и природа могут успешно развиваться». Пришло время представить, как могло бы выглядеть следующее поколение таких мест.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.