Граф сумароков эльстон: Портрет князя Ф.Ф. Юсупова, графа Сумарокова-Эльстона. 1903

Содержание

Феликс Феликсович Сумароков-Эльстон — frwiki.wiki

Чтобы узнать о других членах семьи, см. Сумароков-Эльстон .

Для одноименных статей см. Феликс Сумароков-Эльстон .

Граф Феликс Феликсович Сумароков-Эльстон (в кириллице: граф Феликс Феликсович Сумароков-Эльстон ), князь Юсупов (в кириллице: Князь Юсупов ) (), могущественный русский аристократ , муж последней наследницы князей Юсуповых , чьи титулы он носит, и отец знаменитого князя Феликса Юссупова .

Резюме

  • 1 Биография
    • 1.1 Происхождение
    • 1.2 Брак, карьера и изгнание
  • 2 Потомки
  • 3 Смерть и погребение
  • 4 ссылки
  • 5 См. Также
  • 6 Внешние ссылки

биография

Происхождение

портрет Феликса Николаевича Сумарокова-Эльстона

Отец Феликса Феликсовича Сумарокова-Эльстона — граф Феликс Николаевич Сумароков-Эльстон , урожденный Эльстон (легенда, таким образом, утверждает, что фамилия образована от каламбура о происхождении молодого человека:

Эльстон , таким образом, произошел от фразы «она удивлена быть беременной) » — двор Санкт-Петербурга, который в то время был полностью франкоязычным), предполагаемый естественный сын графини Екатерины фон Тизенхаузен , фрейлины при императорском дворе , и ее любовника, принца Фредерика Вильгельма , будущего короля Фридриха Вильгельма IV Пруссии. Как бы то ни было, Феликс Николаевич Эльстон проиллюстрирован и в армии, генералом которой он стал, в администрации — он был военным губернатором Кубани, затем Харькова, — как в императорском дворе, так и в верхней петербургской роте.

В 1855 году он женился на графине Елене Сергеевне Сумароковой (1829–1901), единственной дочери графа Сергея Павловича Сумарокова (1791-1875) и его жены маркизы Александры Павловны Маруцци (1808-1857). Графиня Илена — мать Феликса Феликсовича Сумарокова-Эльстона. Также она последняя наследница графов Сумароковых. Также после их свадьбы Феликс Николаевич получает титул

графа Сумарокова-Эльстона, а затем императорским указом от 8 сентября 1859 г. он уполномочен повышать титулы своих родственников и передавать их своим потомкам.

Брак, карьера и изгнание

Княгиня Юсупова в Пелегрине от Flameng

Граф Феликс Феликсович Сумароков-Эльстон и принцесса Зенаида

4 февраля 1882 года граф Феликс Феликсович Сумароков-Эльстон женился на княгине Зинаиде Юсуповой , единственной наследнице Юсуповых. Красивая, культурная , изысканная и общительная , принцесса прекрасно говорит на русском, французском, английском и немецком языках. Ее отец был дипломатом , она прекрасно знает Италию , Германию и Францию и знакома со всеми европейскими столицами и дворами, где она вскружила голову многим, в том числе наследному принцу Болгарии. Она известна по всей Европе как самая богатая наследница в мире. Действительно, Юсуповы безмерно богаты, владеют имениями общей площадью 2000 

км 2 , сахарными заводами , заводами , кирпичными заводами , угольными шахтами , спиртовыми заводами , текстильными фабриками и т. Д. , Великолепная коллекция из искусства и ювелирных изделий , накопленные предками Зинаида — особенно князь Николай Борисович Юсупов ( 1751 — 1831 ) — и дополненное его отец, князь Николай Борисович Юсупов ( 1827 — 1891 ). Всего Юсуповым принадлежало шестнадцать замков или дворцов , самыми роскошными из которых были Юсуповский дворец , расположенный на берегу Мойки в Санкт-Петербурге , и великолепное имение Архангельское под Москвой .

После смерти тестя граф Сумароков-Эльстон получил специальное разрешение от российского императора Александра III на повышение титула Юсупова, который в противном случае исчез бы. Таким образом, он становится князем Юсуповым и графом Сумароковым-Эльстоном , титулы переходят к его наследникам. В 1904 году он был назначен адъютантом великого князя Сергея Александровича , губернатора Москвы и дяди Николая II . Он имел экстравагантный Юсупов вилл построенный в Крыме в 1909 году он командовал рыцарь-охранник на императорской гвардии , а в 1914 году стал губернатором Москвы .

После большевистской революции принц Феликс был отправлен в ссылку и эмигрировал с женой в Рим , где у них были некоторые активы; тем не менее они должны оставить после себя большую часть своего огромного состояния, из которого их сыну Феликсу удалось спасти лишь несколько роскошных драгоценностей и несколько картин Рембрандта .

Потомство

От его союза с княжной Юсуповой родились двое сыновей, прославившихся своей необычайной красотой:

  • Николай ( 1883 в Санкт-Петербурге — 1908 в Санкт-Петербурге ), погибший на дуэли.
  • Феликс ( 1887 г. в Санкт-Петербурге — 1967 г. в Париже ), известный своим участием в заговоре против Распутина и женившийся на племяннице царя Николая II , великой княгине Ирине ( 1895 г. в Петергофе — 1970 г. в Париже ), следовательно, Только дочь:
    • Ирина Феликсовна Юсупова (21 марта 1915 г. в Санкт-Петербурге — 30 августа 1983 г. в Кормеле ), княгиня Юсупова и графиня Сумарокова-Эльстон, супруга графа Николая Дмитриевича Череметьева (28 октября 1904 г. в Москве — 5 февраля 1979 г. в Париже ), сын графа Дмитрия Сергеевича Шереметьева и его супруги графини Ирины Иларевны Воронцовой-Дашковой (потомок графа Бориса Петровича Шереметьева), чье потомство.

Смерть и погребение

Могила графа Феликса Феликсовича Сумарокова-Эльстона, князя Юсупова, на кладбище Тестаччо в Риме

Феликс Феликсович Сумароков-Эльстон, князь Юсупов, умер в ссылке в Риме в 1928 году, так и не вернувшись в Россию.

Похоронен на кладбище Тестаччо в Риме .

Рекомендации

  1. ↑ в Prince Félix Ioussoupov, Mémoires , издание отредактировано Феликсом Бонафе (1953), Paris, V&O editions, 1990
  2. ↑ Хотя это наиболее широко распространенная версия, тем не менее существует альтернативная версия, согласно которой Феликс Николаевич Эльстон является сыном барона Ансельма фон Хюгеля и графини Юзефы Андраши, хотя это не объясняет того, что он не носил фамилию своего отца. .
  3. ↑ www.subuahico.info

Смотрите также

  • Семья фон Тизенхаузен
  • Семья Сумароковых-Эльстон
  • Семья Юсуповых

Внешние ссылки

  • Всеобщее семейное древо России

<img src=»//fr.wikipedia.org/wiki/Special:CentralAutoLogin/start?type=1×1″ alt=»» title=»»>

Казачьи улицы: загадочный граф Сумароков-Эльстон

22.02.2019 10:01

Ссылка Поделиться

Казачьи улицы: загадочный граф Сумароков-Эльстон

Граф Феликс Николаевич Сумароков-Эльстон – русский генерал, атаман Кубанского казачьего войска и начальник Кубанской области – стоит наособицу в ряду дореволюционных кубанских правителей. Его загадочное, полное романтических намеков, происхождение, прошедшее в Европе детство и близость к сильным мира сего, рождали множество слухов и сплетен. Поговаривали, что его отец – сам король Пруссии Фридрих Вильгельм IV, а мать – фрейлина императрицы Александры Федоровны Екатерина Тизенгаузен. В пользу этой версии, что воспитывался будущий генерал матерью фрейлины – Елизаветой Михайловной Хитрово, приходящейся, кстати, дочерью генерал-фельдмаршала Михаила Кутузову. Тому самому.

По другим данным, родителями мальчика были знаменитый европейский путешественник барон Хюгель и венгерская графиня Форгач. Кое-кто утверждал, что Эльстон – племянник императрицы, что делало его кузеном Александра II. Покопавшись в мемуарах той эпохи можно найти еще несколько гипотез относительно появления на свет маленького Феликса. Но в любом случае своей родиной он считал Россию, с ней была связана вся его сознательная жизнь. В России он сделал карьеру, удачно женился, воспитал семерых детей, тем самым оправдав данное при рождении имя, что переводится с латыни как «счастливый, плодородный».

Достоверных фактов о детстве и юности будущего атамана сохранилось немного. Родился в 1820 году. Раннее детство провел в Европе. Фамилию Эльстон получил особым императорским указом по фамилии кормилицы – англичанки. Примерно в пятилетнем возрасте был привезен в Россию.

С «младых ногтей» мальчика готовили к военной службе. В 1836 году поступил в артиллерийское училище, окончив которое получил чин прапорщика. Позже отучился в артиллерийской академии, служил в лейб-гвардии – в конной артиллерии. Хорошо образованный, амбициозный, далеко не робкого десятка офицер был востребован как на поле брани, так и на штабной работе – в том числе – адъютантом для особых поручений у военного министра графа Чернышева.

В 1854 году, с началом боевых действий в Азиатской Турции, был командирован на Кавказ. Там, во главе батальона Брестского пехотного полка в составе Гурийского отряда, участвовал в сражениях на кавказско-турецкой границе, не раз демонстрировал личную отвагу и высочайшую степень ответственности за вверенных ему бойцов.

Во время Крымской войны участвовал в обороне Севастополя, где получил звание полковника. В 1857 году был назначен вице-директором канцелярии военного министерства. Но оседлая жизнь не продлилась долго. Вскоре опять случилась командировка на Кавказ, где пришлось командовать сначала Апшеронским пехотным, а затем Грузинским гренадерским полками. «За отличие в делах против горцев» произведен в генерал-майоры с назначением в свиту Его Величества. Недолгое время граф Сумароков-Эльстон исполнял обязанности помощника начальника Кавказской гренадерской дивизии.

Кстати, двойная фамилия и графский титул появились у него после женитьбы на дочери артиллерийского генерала Сумарокова Елене Сергеевне. Тесть не имел сыновей, хотя и давно мечтал о них. В 1856 году император разрешил Феликсу Николаевичу присоединить к своей фамилии фамилию и титул генерала.

В 1863 году Сумарокова-Эльстона назначают на должность наказного атамана Кубанского казачьего войска. С этого времени он лично командует соединениями, направленными на покорение западного Кавказа. Его «полевая» деятельность совпадает с успехами российской армии и пленением знаменитого горского лидера Шамиля. За мужество и героизм генерал получил многочисленные высокие награды, два именных Высочайших благоволения, а также пять тысяч десятин земли во владение. Отныне он генерал-лейтенант.

А спустя несколько месяцев Сумароков Эльстон становится начальником Кубанской области и командующим войсками, в ней расположенными. Блестящий военачальник оказывается еще и талантливым администратором и активным просветителем.

Конец Кавказской войны ознаменовал собой необходимость перемен во всех сферах жизни кубанского общества. Одним из важнейших событий в период пребывания Сумарокова-Эльстона во главе Кубанской области можно считать преобразование областного центра в гражданский город. Прекрасно понимая, что замкнутость Екатеринодара, как «войскового города», мешает развитию области, он подал ходатайство о предоставлении Екатеринодару «городских прав общих с другими городами империи». В 1867 году прошение было удовлетворено.

Так столица Кубани получила «общее для всей империи устройство городского управления». В основу легли законы и положения, установленные для других городов Кубани – Ейска, Темрюка, Анапы и Новороссийска, учитывающие местные особенности, менталитет населения и т.д. Например, для горожан устанавливались пятилетние льготы по платежу городских и государственных налогов. Изменилась и структура городской власти: заработала городская Дума, появился городской «голова», открылось полицейское управление. Кстати, большинство кандидатур первых «чиновников» Екатеринодара были утверждены и одобрены графом Сумароковым-Эльстоном лично. Новый гражданский статус города способствовал развитию промышленности, строительства, торговли и транспортных сообщений. Феликс Николаевич поддерживал многие здравые и полезные начинания екатеринодарцев. Не случайно, первые залежи нефти на территории кубанской области были обнаружены в период его правления. Развитие коневодства и организация первых конных бегов также связаны с его именем.

С особым энтузиазмом Сумароков-Эльстон занимался просветительской деятельностью. Трудно переоценить его роль в открытии новых школ на территории области – к 1868 их насчитывалось уже 217. При активном участии графа и его жены Елены Сергеевны в Екатеринодаре в 1863 году появилось первое женское учебное заведение на Кубани – Мариинское училище. Феликс Николаевич стал также инициатором создания полковых библиотек. Он писал в своем циркуляре, что «главная задача полковых библиотек дать всем желающим возможность читать периодические издания и произведения лучших русских авторов, и тем удовлетворить необходимой потребности образованного общества и содействовать их развитию в низших слоях общества, стремлению к их грамотности».

В 1868 году –  по причине пошатнувшегося здоровья – Сумароков-Эльстон сложил с себя атаманские полномочия и до 1874 года жил за границей, выполняя при этом некоторые дипломатический функции. В 1875 году вернулся в Россию и был поставлен во главе Харьковского военного округа. На этой должности граф и скончался в Харькове 30 октября 1877 года.

В Краснодаре именем Сумарокова – Эльстона названа улица в пригороде, что подтверждает: роль наказного атамана в развитии города и Кубани потомками не забыта.

На  заставочной фотографии: здание женского Мариинского училища в Екатеринодаре, основанное атаманом Феликсом Сумароковым-Эльстоном и его супругой, построенное по проекту войскового архитектора Кубанского казачьего войска Е.Д. Черника, открыло свои двери 1 сентября 1870 года. До этого времени учебное заведение не имело собственного дома и арендовала помещения  в доме А.Л. Посполитаки на Красной улице. 

Авторы: Вячеслав Смеюха

Юсупов Феликс Феликсович



Юсупов Феликс Феликсович

1856-1928

БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ


XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
ФОРУМ ХРОНОСА
НОВОСТИ ХРОНОСА
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ

Феликс Феликсович Юсупов

В. А Серов . Портрет князя Ф.Ф. Юсупова. 1903.

Юсупов Феликс Феликсович (старший), князь, граф Сумароков-Эльстон, генерал-адъютант, генерал-лейтенант, командир Кавалергардского Императрицы Марии Федоровны полка, главный начальник Московского военного округа (май-июнь 1915г.), главноначальствующий г. Москвы (май-сентябрь 1915 г.).

+ + +

Юсупов Феликс Феликсович, граф Сумароков-Эльстон (старший) (1856-1928), князь— в 1904—1908 гг.— командир Кавалергардского полка; в 1908— 1911 гг. — командир 2-й гвардейской кавалерийской дивизии; с 17 мая 1915 г. — главный начальник Московского военного округа и главноначальствующий г. Москвы.

Использованы материалы кн.:»Охранка». Воспоминания руководителей политического сыска. Тома 1 и 2, М., Новое литературное обозрение, 2004.


Юсупов (граф Сумароков-Эльстон) Феликс Феликсович (1856-1928), генерал-майор, князь. Учился в Пажеском корпусе, сдал офицерский экзамен при Чугуевском пехотном юнкерском училище. Командовал Кавалергардским полком, 2-й бригадой 2-й гвардейской кавалерийской дивизии. В 1915-16 гг. — начальник Московского ВО. В Италии с 1917 г.

Шмаглит Р.Г. Белое движение. 900 биографий крупнейших представителей русского военного зарубежья. М., 2006, с. 308.


Юсупов Феликс Феликсович (1856 -1928), князь, граф Сумароков-Эльстон, русский генерал-лейтенант (1915), генерал-адъютант (1915). Его отец – Феликс Эльстон (он был внебрачным сыном германского императора Вильгельма I, женился на единственной дочери графа Сумарокова и получил право именоваться графом Сумароковым-Эльстоном). Учился в Пажеском корпусе (не окончил), в 1876 выдержал офицерский экзамен при Чугуевском пехотном юнкерском училище. В 1876 выпущен в Одесский уланский полк; в 1879 прикомандирован к Кавалергардскому полку. В 1882 женился на последней в роде княжне Зинаиде Николаевне Юсуповой; в 1891 ему было разрешено носить титул и фамилию жены (в дальнейшем титул князя Юсупова мог наследовать только старший сын). В 1883 – 1885 причислен к Министерству внутренних дел. С 1886 адъютант великого князя Сергея Александровича. С 1904 командир Кавалергардского полка, в 1908–1911 – 2-й бригады 2-й гвардейской кавказской дивизии. С 1912 председатель совета Императорского Строгановского центра Художественно-промышленного училища. С 1915 главный начальник Московского ВО и главноначальствующий над Москвой. 19 июня 1915 был освобожден от должности главного начальника, а 3. 9. 1915 – от должности главноначальствующего. После Октябрьской революции уехал в Крым, а в 1919 покинул Россию. Его сын: Феликс Феликсович Юсупов (1887–1967) был одним из участников убийства Г. Е. Распутина.

Использованы материалы Примечания Александра Репникова к Дневникам за 1915 г. Льва Тихомирова.


Юсупов Феликс Феликсович (5.10.1856, Петербург -10.6.1928, Рим, Италия), князь, граф Сумароков-Эльстон, рус. генерал-лейтенант (6.5.1915), генерал-адъютант (6.5.1915). Его отец — Феликс Эльстон (он был внебрачным сыном герм. императора Вильгельма I и женился на единственной дочери графа Сумарокова) получил право именоваться графом Сумароковым-Эльстоном. Учился в Пажеском корпусе (не окончил), в 1876 выдержал офицерский экзамен при Чугуевском пех. юнкерском училище. В 1876 выпущен в Одесский уланский полк; в 1879 прикомандирован к Кавалергардскому полку. В 1882 женился на последней в роде княжне Зинаиде Николаевне Юсуповой; в 1891 ему было разрешено носить титул и фамилию жены (в дальнейшем титул князя Юсупова мог наследовать только старший сын). Один из богатейших людей России: более 250 тыс. десятин земли в 17 имениях, 5 заводов, доходные дома, дворцы (в т.ч. Архангельское). 6.2.1883-5.7.1885 причислен к Министерству внутренних дел. С 7.11.1886 адъютант великого князя Сергея Александровича. С 6.4.1904 командир Кавалергардского полка, 28.10.1908-13.12.1911 — 2-й бригады 2-й гвардейской кав. дивизии. С 7.8.1912 председатель совета Императорского Строгановского центра Художественно-промышленного училища. С 5.5.1915 главный начальник Московского ВО и главноначальствующий над Москвой. 19.6.1915 Ю. был освобожден от должности главного начальника, а 3.9.1915 — от должности главно-начальствующего. После Октябрьской революции уехал в Крым, а 13.4.1919 вместе с императрицей Марией Федоровной на крейсере «Мальборо» покинул Россию. Жил в Италии.


Далее читайте:

Первая мировая война (хронологическая таблица).

Участники первой мировой войны (биографический справочник).

Юсупов Феликс Феликсович (1887-1967), сын.

 

 

 

ХРОНОС: ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ В ИНТЕРНЕТЕ



ХРОНОС существует с 20 января 2000 года,
Редактор Вячеслав Румянцев
При цитировании давайте ссылку на ХРОНОС

Сумароков-Эльстон Феликс Николаевич — Российский военный деятель

3

Российский военный деятель. Генерал-лейтенант. Начальник Кубанской области. Параллельно занимал пост Наказного атамана Кубанского казачьего войска. Командовал войсками Харьковского военного округа. Являлся сыном Фридриха Вильгельма Людвига Прусского, наследного принца, брата супруги императора Николая I императрицы Александры Федоровны.


Феликс Николаевич Эльстон родился 24 января 1820 года в городе Санкт-Петербург. Являлся внебрачным сыном фрейлины графини Екатерины Федоровны Тизенгаузен и наследного принца Фридриха Вильгельма Людвига Прусского. В 1825 году привезен из Европы в Россию.

Эльстон 1 февраля 1836 года поступил фейерверкером в артиллерийское училище, по выходу из которого в 1840 году произведен в прапорщики и оставлен при артиллерийской академии для получения высшего образования. В 1842 году переведен в лейб-гвардии конную артиллерию, продолжал службу частью во фронте, частью — в штабе генерал-фельдцейхмейстера великого князя Михаила Павловича.

В 1849 году, в чине капитана, Феликс Эльстон назначен адъютантом к военному министру графу Чернышеву, а затем состоящим для особых поручений при нем же. В 1854 году, с открытием военных действий в Азиатской Турции, отправлен на Кавказ, где временно командовал батальоном Брестского пехотного полка, в составе Гурийского отряда, и участвовал в действиях на кавказско-турецкой границе в составе корпуса, находившегося под командою генерал-лейтенанта В. О. Бебутова, с которым в мае того же года переправился через Карс-Чой. Во время осады Севастополя принимал участие в его обороне и по окончании кампании произведен в полковники и 17 апреля 1855 года удостоен звания флигель-адъютанта.

Именным Высочайшим указом 8 сентября 1856 года Феликсу Николаевичу повелено присоединить к своей фамилии фамилию и титул тестя, не имевшего сыновей, графа Сергея Сумарокова, и именоваться впредь графом Сумароковым-Эльстоном. В 1857 году новоиспеченный граф назначен вице-директором канцелярии военного министерства, но через год вновь переведен на Кавказ, где командовал сначала Апшеронским пехотным, а затем Грузинским гренадерским полком и за отличие в делах против горцев произведен 28 января 1860 года в генерал-майоры с назначением в свиту Его Величества.

В 1861 году Феликс Николаевич Сумароков-Эльстон исполнял обязанности помощника начальника Кавказской гренадерской дивизии, а в 1863 году назначен на должность наказного атамана Кубанского казачьего войска. С этого времени, командуя самостоятельными отрядами, принимал деятельное участие в покорении западного Кавказа. Его боевая деятельность совпала со временем окончательного покорения Кавказа и пленения Шамиля. За боевые отличия кавказского периода своей службы награжден орденами и 5 июня 1864 года произведен в чин генерал-лейтенанта. Также получил два именных Высочайших благоволения и пять тысяч десятин земли в вечное владение.

В 1865 году Феликс Сумароков-Эльстон стал начальником Кубанской области и командующим войсками, в ней расположенными, а 17 апреля 1866 года пожалован в генерал-адъютанты.

С 1868 по 1874 год Сумароков-Эльстон из-за расстроенного здоровья временно оставил службу и жил, главным образом, за границей. За это время командирован в Белград для присутствия при бракосочетании князя Милана Сербского.

В 1875 году Феликс Сумароков-Эльстон состоял при шведском короле Оскаре II во время его посещения России и в том же году присутствовал при открытии в Норвегии памятника покойному шведскому королю Оскару I. Кроме того, ездил в Вену с дипломатическим поручением. В том же году назначен командующим войсками Харьковского военного округа.

Феликс Сумароков-Эльстон умер 30 октября 1877 года в возрасте пятидесяти семи лет.


Награды Феликса Сумарокова-Эльстона

Орден Святого Владимира I степени

Орден Святого Станислава I степени

Орден Святой Анны I степени

Семья Феликса Сумарокова-Эльстона

Отец — Фридрих Вильгельм Людвиг Прусский, наследный принц, брат супруги императора Николая I императрицы Александры Фёдоровны

Мать — Екатерина Федоровна Тизенгаузен, графиня

Жена (с 1852) — Елена Сергеевна Сумарокова (1829-1901), графиня, дочь генерал-адъютанта и генерала от артиллерии С. П. Сумарокова

Дети:

Сергей (1853-1880)

Павел (1855-1938)

Феликс (1856-1928), генерал-лейтенант

Гавриил (1859-1879)

Николай (1861-1908), женат (с 2 июня 1889 года) на графине Софье Михайловне Коскуль (1856-1916), их сын Михаил

Елизавета (1858-1940), замужем за членом Государственного совета П.  М. Лазаревым — сыном адмирала М. П. Лазарева

Александра (1863-1936), замужем за политическим деятелем Ю.Н. Милютиным

29.09.2020

Связанные статьи

3

  • Российский военный деятель
  • Генерал-лейтенант
  • Начальник Кубанской области (1865-1869)
  • Наказной атаман Кубанского казачьего войска (1863-1869)

Дата рождения: 24 января 1820 года (202 года назад)

Дата смерти: 30 октября 1877 года (144 года назад)

Категории Армия, Заслуженные деятели армии, Губернаторы, Политика, Управление

Регионы Украина, Россия, Санкт-Петербург

Теги #атаман, #вечная память, #командующий

справочная информация

ЗАКРЫТЬ X

    • Российский военный деятель
    • Генерал-лейтенант
    • Начальник Кубанской области (1865-1869)
    • Наказной атаман Кубанского казачьего войска (1863-1869)
  • Дата рождения: 24 января 1820 года (202 года назад)

    Дата смерти: 30 октября 1877 года (144 года назад)

  • Категории Армия, Заслуженные деятели армии, Губернаторы, Политика, Управление

    Регионы Украина, Россия, Санкт-Петербург

    Теги #атаман, #вечная память, #командующий

Светлейшие князья

Княжны Татьяна Николаевна и Зинаида Николаевна Юсуповы
г. Санкт-Петербург, Санкт-Петербургская губерния. 1880-е гг.

Российский государственный архив древних актов. Ф. 1290. Оп. 10. Д. 73. Л. 1


О семье

Татьяна Николаевна (1866–1888) родилась в Женеве, с 1883 г. фрейлина российского императорского двора, умерла от тифа. Зинаида Николаевна (1861–1939), последняя в роду Юсуповых, крупная благотворительница.

Николай Иванович Гончаров с женой Еленой Борисовной (урожденной Мещерской) и сестрой Натальей Ивановной
Место съёмки неизвестно. 1880–1890-е гг.

Российский государственный архив древних актов. Ф. 1265. Оп. 3. Д. 2607. Л. 4


О семье

Николай Иванович Гончаров (1861–1902) с 1881 г. владелец усадьбы в Яропольце, с 1889 г. член Волоколамского по крестьянским делам присутствия, в 1890–1898 гг. земский начальник первого участка Волоколамского уезда, с 1894 г. уволен в отставку поручиком. В 1890 г. заключил брак с фрейлиной Еленой Борисовной Мещерской (1864–1926). Наталья Ивановна Гончарова родилась в 1864 г.

Князь Феликс Феликсович (старший) граф Сумароков-Эльстон с женой Зинаидой Николаевной (урожденной Юсуповой) и сыном Николаем
г. Санкт-Петербург, Санкт-Петербургская губерния. 1883 г.
Фотоателье Ch. Bergamasco (К. Бергамаско)

Российский государственный архив древних актов. Ф. 1290. Оп. 10. Д. 6. Л. 8


О семье

Феликс Феликсович (1856–1928), граф Сумароков-Эльстон, с 1885 г. князь, особым императорским указом после заключения брака с Зинаидой Николаевной Юсуповой получил разрешение унаследовать княжеский титул Юсуповых. Брак был заключен 4 апреля 1882 г., в 1883 г. родился сын Николай, который погиб на дуэли в 1908 г.

Княгиня Зинаида Николаевна Юсупова с сыном Феликсом
Кореиз, Таврическая губерния. 1894 г.

Российский государственный архив древних актов. Ф. 1290. Оп. 10. Д. 6. Л. 12

Княгиня Зинаида Николаевна Юсупова с сыновьями Николаем и Феликсом
г. Санкт-Петербург, Санкт-Петербургская губерния. [1896–1898 гг.]
Фотоателье A. Pasetti (А. Пазетти)

Российский государственный архив древних актов. Ф. 1290. Оп. 10. Д. 6. Л. 1

Князь Феликс Феликсович Юсупов (старший) граф Сумароков-Эльстон с женой Зинаидой Николаевной (урожденной Юсуповой), сыновьями Феликсом и Николаем
г. Санкт-Петербург, Санкт-Петербургская губерния. [1907–1908 гг.]

Российский государственный архив древних актов. Ф. 1290. Оп. 10. Д. 6. Л. 4

Князь Феликс Феликсович Юсупов (старший) граф Сумароков-Эльстон с женой Зинаидой Николаевной (урожденной Юсуповой) и эмиром Бухарского ханства Сеид-Абдул-Ахан-ханом на ступенях дворца в Кореизе
Кореиз, Таврическая губерния. [1907–1910 гг.]
Фотоателье «Труд»

Российский государственный архив древних актов. Ф. 1290. Оп. 10. Д. 71. Л. 13

Князь Феликс Феликсович Юсупов (старший) граф Сумароков-Эльстон с женой Зинаидой Николаевной (урожденной Юсуповой), сыном Феликсом и Николаем
г. Москва, [Архангельское], Московская губерния. 1900-е гг.
Фотоателье Д. Асикритова

Российский государственный архив древних актов. Ф. 1290. Оп. 10. Д. 6. Л. 7

Светлейшие княжны Екатерина Дмитриевна и Евдокия Дмитриевна Голицыны
г. Санкт-Петербург, Санкт-Петербургская губерния. 1900-е гг.

Российский государственный архив древних актов. Ф. 1263. Оп. 11. Д. 8. Л. 119


О семье

Екатерина Дмитриевна Голицына (1889–1936) с 1910 г. супруга графа Георгия Александровича Шереметева. Евдокия Дмитриевна (1893–1964) в 1914–1916 гг. – сестра милосердия.

Граф Алексей Александрович Бобринский с сыном Алексеем в Ботаническом саду
г. Ялта, Таврическая губерния. 1900-е гг.
Фотоателье Е. Кукулевича

Российский государственный архив древних актов. Ф. 1412. Оп. 7. Д. 295. Л. 1


О семье

Алексей Александрович Бобринский (1852–1927), археолог, политический и государственный деятель, праправнук императрицы Екатерины II и графа Г. Г. Орлова. В 1886–1917 гг. председатель Императорской археологической комиссии, с 1894 г. – Вольного экономического общества, автор ряда книг и статей по археологии. С 1919 г. жил в эмиграции, похоронен на русском кладбище Кокад в Ницце. Его сын Алексей Алексеевич (1893–1971), скончался в Лондоне.

Князь Феликс Феликсович Юсупов (старший) граф Сумароков-Эльстон с женой Зинаидой Николаевной (урожденной) Юсуповой
г. Москва, Московская губерния. 1910-е гг.
Фотоателье D. Assikritaff (Д. Асикритова)

Российский государственный архив древних актов. Ф. 1290. Оп. 10. Д. 6. Л. 2

Княгиня Зинаида Николаевна Юсупова с гостями
Место съёмки неизвестно. 1910-е гг.

Российский государственный архив древних актов. Ф. 1290. Оп. 2. Д. 3525. Л. 9. № 62

Княгиня Зинаида Николаевна Юсупова с членами императорской фамилии
Место съёмки неизвестно. 1910-е гг.

Российский государственный архив древних актов. Ф. 1290. Оп. 10. Д. 4. Л. 3

Великий князь Александр Михайлович, его супруга великая княгиня Ксения Александровна, дочь Ирина и сыновья Андрей, Фёдор, Никита, Дмитрий, Ростислав, Василий
г. Санкт-Петербург, Санкт Петербургская губерния. 1900-е гг.

Российский государственный архив древних актов. Ф. 1290. Оп. 2. Д. 4740. Л. 10


О семье

Великий князь Александр Михайлович (1866–1933), внук Николая I, в 1894 г. женился на своей двоюродной племяннице великой княгине Ксении Александровне (1875–1960), старшей дочери Александра III и родной сестре Николая II. От их брака родились дети Ирина (1895–1970), Андрей (1897–1981), Фёдор (1898–1968), Никита (1900–1974), Дмитрий (1901–1980), Ростислав (1902–1977), Василий (1907–1989). В декабре 1918 г. великий князь вместе со старшим сыном Андреем на борту британского корабля покинул Ялту и поселился в Париже. В эмиграции жил отдельно от супруги Ксении, которая в 1919 г. выехала за границу вместе с матерью и другими родственниками и жила сначала в Дании, потом в Англии.

Великая княгиня Ирина Александровна (в замужестве Юсупова) (справа) со своей воспитательницей графиней Е.Л. Комаровской
г. Санкт-Петербург, Санкт-Петербургская губерния. 1900-е гг.

Российский государственный архив древних актов. Ф. 1290. Оп. 2. Д. 4740. Л. 5

Великая княгиня Ирина Александровна (в замужестве Юсупова) (слева) с неустановленным лицом
г. Санкт-Петербург, Санкт-Петербургская губерния. 1900-е гг.
Фотоателье «Boissonnas et Eggler» (Боассона и Эгглер)

Российский государственный архив древних актов. Ф. 1290. Оп. 2. Д. 4740. Л. 6

Великая княгиня Ирина Александровна с братьями Андреем, Фёдором, Никитой, Дмитрием, Ростиславом, Василием
[г. Санкт-Петербург, Санкт-Петербургская губерния]. 1910-е гг.

Российский государственный архив древних актов. Ф. 1290. Оп. 10. Д. 12. Л. 3

Князь Феликс Феликсович Юсупов с женой великой княгиней Ириной Александровной
[г. Санкт-Петербург, Санкт-Петербургская губерния]. [1914 г.]

Российский государственный архив древних актов. Ф. 1290. Оп . 10. Д. 10. Л. 2


О семье

Феликс Феликсович Юсупов (1887–1967), граф Сумароков-Эльстон, последний из князей Юсуповых, участник убийства Григорий Распутина. В 1909–1912 гг. учился в Оксфордском университете, в 1914 г. сочетался браком c княжной императорской крови Ириной Александровной (1895–1970), племянницей императора Николая II. После Революции 1917 г. Юсуповы уехали в Крым, оттуда вместе с членами императорской фамилии на борту линкора «Мальборо» были вывезены в Великобританию, затем перебрались в Париж. Похоронены на русском кладбище в Сент-Женевьев-де-Буа.

Князь Феликс Феликсович Юсупов с женой великой княгиней Ириной Александровной
[г. Санкт-Петербург, Санкт-Петербургская губерния]. [1914 г.]

Российский государственный архив древних актов. Ф. 1290. Оп. 10. Д. 10. Л. 11


О семье

Феликс Феликсович Юсупов (1887–1967), граф Сумароков-Эльстон, последний из князей Юсуповых, участник убийства Григорий Распутина. В 1909–1912 гг. учился в Оксфордском университете, в 1914 г. сочетался браком в княжной императорской крови Ириной Александровной (1895–1970), племянницей императора Николая II. После Октябрьской революции 1917 г. Юсуповы уехали в Крым, оттуда вместе с членами императорской фамилии на борту линкора «Мальборо» были вывезены в Великобританию, затем перебрались в Париж. Похоронены на русском кладбище в Сент-Женевьев-де-Буа.

Князь Феликс Феликсович Юсупов (старший) граф Сумароков-Эльстон с внучкой Ириной
г. Санкт-Петербург, Санкт-Петербургская губерния. [1915 г.]

Российский государственный архив древних актов. Ф. 1290. Оп. 10. Д. 6. Л. 10


О семье

Ирина Феликсовна Юсупова (1915–1983) в 1938 г. вышла замуж за графа Николая Дмитриевича Шереметева, после этого поселились в Риме. Умерла в Париже, похоронена в одной могиле с родителями на русском кладбище в Сент-Женевьев-де-Буа.

Следующий раздел

У крыльца

«Огромным событием был отмечен для меня 1913 год. Великий князь Алексей Михайлович приехал однажды к матушке обсудить предполагаемый брак между дочерью своей Ириной и мной. Я был счастлив, ибо это отвечало тайным моим чаяньям. Я забыть не мог юную незнакомку, встреченную на прогулке на крымской дороге. С того дня я знал, что это судьба моя. Совсем еще девочка превратилась в ослепительно красивую барышню. От застенчивости она была сдержанна, но сдержанность добавляла ей шарму, окружая загадкой. В сравненье с новым переживанием все прежние мои увлеченья оказались убоги. Понял я гармонию истинного чувства.» 21 марта 1915 года у него родилась дочь Ирина. «Услышав первый крик новорожденной, я почувствовал себя счастливейшим из смертных»
(Князь Феликс Юсупов. Мемуары. – М., 2007. – С. 142-143, 165)


Великая княгиня Елизавета Федоровна Романова (урожд.принцесса Гессен-Дармштадтская) и княгиня Зинаида Николаевна Юсупова в интерьере дома московского генералл-губернатора. Начало 1900-х гг.
Елизавета Федоровна с супругом Сергеем Александрови чем проживали в имении Ильинско е, по — соседству с Юсуповыми. Феликс Феликсович Юсупов служил адьютантом у Великого князя. Семьи были дружны и очень часто бывали друг у друга в гостях.


Трагедия в семье Юсуповы х и горе Елизаветы Федоровн ы от потери супруга ещё больше сблизило женщин, а для Феликса Великая княгин я стала второй матерью. «Великая княгиня … напомнила, что отныне я – их [родителей ] единственная надежда и просила не оставлять их вниманьем…». Работа молодого князя в московски х трущобах, предложенная Елизаветой Федоровной, дала ему понимание, что «всякое доброе дело следует делать от сердца, но скромно и самоотреченно, и живой тому пример – великая княгиня » .
(Князь Феликс Юсупов. Мемуары. – М., 2007. – С. 111-112).


Княгиня Зинаида Николаевна Юсупова графиня Сумарокова-Эльстон (третья слева) в компании. Крайний справа — младший сын Феликс. 1910 — е гг.


Спустя время после гибели старшего брата Великая княгиня Елизавета Федоровна сказала Феликсу: «Судьба дала тебе все, что может пожелать человек. А кому дано, с того и спросится», – и этих слов хватило ему для размышлений. «И я решил изменить свою жизнь. Планов у меня было множество. Думаю, не покинь я родины, осуществил бы их. Хотел я превратить Архангельское в художественный центр, выстроив в окрестностях усадьбы жилища в едином стиле для художников, музыкантов, артистов, писателей. Была б у них там своя академия искусств, консерватория, театр. Сам дворец превратил бы в музей, отведя несколько залов для выставок… В Москве и Петербурге мог бы сделать из них больницы, клиники. Приюты для стариков. А в петербургском на Мойке и московском Ивана Грозного – создал бы музей с лучшими вещами из наших коллекций. В крымском и кавказском именьях открыл бы санатории. Одну-две комнаты от всех домов и усадеб оставил бы самому себе. Земли пошли бы крестьянам, заводы и фабрики стали бы акционерными компаниями… Я хотел сохранить Архангельское прекрасно-роскошным и, значит, не мог держать его для десятка счастливцев, но обязан был открыть возможно большему числу ценителей». Судьба распорядилась так, что 13 апреля 1919 года семья покинула Россию». «Порой выйду вечером на балкон пьергереновского домика своего и в пригородной тишине Отейля точно слышу в дальнем парижском шуме эхо прошлого… Увижу ль когда Россию?» (Князь Феликс Юсупов. Мемуары в двух книгах. М., 2007. – С. 114, 427).



Семья графов Сумароковых-Эльстонов: Зинаида Николаевна (урожд. княжна Юсупова), Феликс Феликсович и маленький Николай. 1884 г.


Зинаида Николаевна коротко подстрижена после перенесенного заболевания тифом. «8 июля 1884…Мы только что получили письмо из Архангельского. Зинаиде, слава Богу. Лучше, но нога еще не прошла. Малыш <Николай> растет и становится все более разговорчивым. Знаешь, кто был в Архангельском? Отец Иоанн [Кронштадтский] приехал в Москву по просьбе генерал-губернатора, на которого брошюра Папа произвела большое впечатление. Отец Иоанн поспешил в Архангельское, и весь вечер провел с Зинаидой, Феликсом и графиней Тизенгаузен».
(И.В. Никифорова. Княжна Татьяна. Письма, дневниковые записи, воспоминания Татьяны Николаевны Юсуповой (1886-1888). – М., 2014. – С. 93)


Граф Николай Сумароков-Эльстон в детстве. 1883 г.


Николай родился 16 февраля (по нов. ст. 1 марта) 1883 года. В семье его называли Низёк или Нинися.


Графиня Зинаида Николаевна Сумарокова-Эльстон (урожд. княжна Юсупова) с супругом Феликсом Феликсовичем и сыном Николаем. 1884 г.


По сложившейся в конце XVIII – начале XX века европейской традиции, мальчиков в раннем возрасте одевали в платьица и юбки. С трех-четырех лет на смену платьицам приходили короткие штанишки, затем брюки, что выражало постепенное вхождение ребенка в мир взрослых мужчин.


Граф Феликс Феликсович Сумароков-Эльстон –младший в детстве. 1888 г.


«Родился я 24 марта 1887 года в нашем петербургском доме на Мойке. Накануне, уверяли меня, матушка ночь напролет танцевала на балу в Зимнем, значит, говорили, дитя будет весело и склонно к танцам. И впрямь по натуре я весельчак, но танцор скверный. При крещеньи получил я имя Феликс. Крестили меня дед по матери князь Николай Юсупов и прабабка, графиня де Шово. На крестинах в домашней церкви поп чуть не утопил меня в купели, когда окунал три раза по православному обычаю. Говорят, насилу я очухался».
(Князь Феликс Юсупов. Мемуары. – М., 2007. – С. 23)


Граф Феликс Феликсович Сумароков-Эльстон –младший в коляске. 1888 г.


Съемка сделана в интерьере петербургского дворца на Мойке.


Графы Сумароковы-Эльстоны: Феликс Феликсович и Зинаида Николаевна (урожд. княжна Юсупова) с сыном Николаем. Середина 1880-х гг.


С появлением первенца (Николая) в семье зародилась традиция переписки между малышом и его тетей, княжной Татьяной. Писали, разумеется, за него отец и мать. В письме из Кореиза от 16 марта 1885 года малыш описывает свой день так: утром после утренней поездки с родителями и прогулки с няней в саду «я играю, потом иду к Папа и Мама; Папа читает вслух, а Мама рисует маленькие скалы на коробочках, потом я опять иду играть… Ты видишь, не правда ли, что у меня целый день занят».
(И.В. Никифорова. Княжна Татьяна… Письма, дневниковые записи, воспоминания Татьяны Николаевны Юсуповой (1886-1888). С. 104)


Граф Николай Сумароков-Эльстон в детстве. 1884 г. Студийная съемка в лодке на фоне пейзажной декорации


«Зинаида должна была отказаться от того, чтобы наряжать его [Николая] девочкой. Его маленькие туалеты, которые делали его похожим на цветок или бабочку, отложены в сторону, и мы обнимем озорного маленького матроса! Костюм, который носят теперь почти все дети, действительно, самый удобный для этих маленьких существ, которым так необходимо вволю возиться».
(И.В. Никифорова. Княжна Татьяна… Письма, дневниковые записи, воспоминания Татьяны Николаевны Юсуповой (1886-1888). С. 134)


Граф Николай Сумароков-Эльстон в детстве. Мальчик в юбке и курточке с отложным матросским воротником. 1885 г.(?)


Из письма Феликса Феликсовича княжне Татьяне: «Твой племянник – ты его не узнаешь – большой мальчик, уже разговаривает. У него есть маленькая лейка, из нее он поливает садовые цветы». (И.В. Никифорова. Княжна Татьяна. Письма, дневниковые записи, воспоминания Татьяны Николаевны Юсуповой (1886-1888). – М., 2014. – С. 106)


Граф Николай Сумароков-Эльстон в детстве. Студийная съемка с игрушечной лошадкой на фоне живописного пейзажа. 1885 г.


«Нинися ходит совсем самостоятельно и уверенно. Его речь становится все интереснее. Каждое животное он называет на свой лад».
(И.В. Никифорова. Княжна Татьяна. Письма, дневниковые записи, воспоминания Татьяны Николаевны Юсуповой (1886-1888). – М., 2014. – С. 96)


Граф Николай Сумароков-Эльстон в детстве, с завитыми волосами. 1885 г.(?)


В письме из Женевы от 12 октября 1886 года княжна Татьяна сообщает бабушке, графине де Шово: «Нинися ростом уже 1 м 03 см – неплохо! Для его-то возраста! Слава Богу, такой быстрый рост не сказывается на его здоровье, и не мешает ему быть очень разумным и интеллигентным мальчиком. Представь, он уже считает до 50-ти, хотя никто не учил его математике».
(И.В. Никифорова. Княжна Татьяна. Письма, дневниковые записи, воспоминания Татьяны Николаевны Юсуповой (1886-1888). – М., 2014. – С. 131)

Граф Феликс Феликсович Сумароков-Эльстон с сыновьями – Николаем и Феликсом в казачьих костюмах. 1891 г.


История с этой фотографией такова. Зинаида Николаевна находилась в Баден-Бадене с отцом, почувствовавшем резкое ухудшение здоровья. Для ее утешения Феликс просит детей написать письмо матери. К письму прилагалась эта фотография со словами: «Твои сыновья теперь настоящие казаки Кубанского войска».
(Е. Красных. Князь Феликс Юсупов. «За все благодарю…» Биография. – М., 2012. – С. 30-31)


Графиня Зинаида Николаевна Сумарокова-Эльстон (урожд. княжна Юсупова) с сыновьями – Николаем и Феликсом. 1888 г.


«Матушка была восхитительна. Высока, тонка. Изящна, смугла и черноволоса, с блестящими, как звезды, глазами. Умна, образованна, артистична, добра. Чарам ее никто не мог противиться. Но дарованьями своими она не чванилась, а была сама простота и скромность».
(Князь Феликс Юсупов. Мемуары. – М., 2007. – С. 31)


Графы Феликс (сверху) и Николай Сумароковы-Эльстоны. Постановочный кадр с игровой сценкой. Начало 1890-х гг.


Николай и Феликс до 15-летнего возраста занимались дома с приглашенными преподавателями. В частности, Феликсу были назначены учителя в 6-летнем возрасте. Мальчика учат сначала элементарному чтению и письму, в которых он делает большие успехи. Об этом Феликс мог собственноручно сообщать матери в письмах: «Дюдюша довольна моим чтением и писанием и рисованием» (16 марта 1894 г.), «я пишу немного лучше» (21 марта 1894 г.). Рано научился читать и Николай, много времени проводя за книгами.
(Е.Е. Юдин. Князья Юсуповы. – М, 2012. – С. 244)


Граф Феликс Сумароков-Эльстон–младший. Феликс на бутафорском пне, студийная съемка. 1889 г.


«И теперь без стыда не могу вспомнить как мучил я воспитателей Первой была нянянемка. Сперва она растила моего брата, потом перешла ко мне…». Позже Феликса «поручили старой матушкиной гувернантке мадемуазель Версиловой… Учился я плохо. Гувернантка думала подхлестнуть меня, взяв соучеников. Но я все равно зевал, ленился и дурным примером заразил товарищей».
(Князь Феликс Юсупов. Мемуары. – М., 2007. – С. 38)


Граф Феликс Сумароков-Эльстон–младший в матросском костюме с бескозыркой в руке. Начало 1890-х гг. Съемка сделана в Крыму.


«… Отец решил воспитывать меня по-спартански. Он велел вынести у меня из комнаты всю мебель, мною выбранную. Взамен внесли складную походную кровать и табурет… посреди комнаты слуги поставили подозрительного вида шкаф…На другой день меня поднял отцовский камердинер…Он обхватил меня своими ручищами, отнес и посадил в шкаф. В тот же миг на меня хлынул ледяной душ. Я не переносил холодной воды, и душ этот был для меня пыткой…Шок был столь силен, что, когда дверь открыли, я выскочил, нагишом промчался по всему дому, выскочил как безумный, во двор и в один миг вскарабкался на самую верхушку дерева. Оттуда я стал вопить и переполошил весь дом. Прибежали отец с матерью и велели мне слезть. Я соглашался при условии, что душа больше не будет. Иначе, обещал я, спрыгну с дерева. Отец принял ультиматум».
(Князь Феликс Юсупов. Мемуары. – М., 2007. – С. 89)


Семья князей Юсуповых графов Сумароковых-Эльстонов. Феликс Феликсович в чине полковника. Николай в гимназической форме, Феликс в матроске. Зинаида Николаевна в прогулочном костюме. Между 1898 и 1901 гг.

Граф Николай Сумароков-Эльстон в матроске. Начало 1890-х гг


«Наши зимние и летние переезды оставались неизменны: зимой Петербург ─ Москва ─ Царское Село; летом Архангельское, осенью на охотничий сезон усадьба в Ракитном. В конце октября мы выезжали в Крым. За границу мы ездили редко, зато частенько брали нас с братом родители в поездки по собственным заводам и именьям. Они были столь многочисленны и рассеяны по всей России, а иные столь далеко, что доехать до них нам не удалось никогда. Одно из имений, на Кавказе, у Каспийского моря, простиралось на двести верст. Нефти там было столько, что она, казалось, хлюпала под ногами, и крестьяне наши смазывали ею колеса у телег. На дальние поездки имелся у нас частный вагон, где устраивались мы с большим комфортом, нежели даже в собственных домах, не всегда готовых принять нас… Еще дин вагон, устроенный таким же образом, находился на русско-германской границе на случай наших заграничных поездок, однако мы никогда им не пользовались».
(Князь Феликс Юсупов. Мемуары. – М., 2007. – С. 55) 18


Граф Николай Сумароков-Эльстон. 1897 г.


Снимок сделан во время пребывания семьи на грязелечебном курорте во Франценсбаде.


Князь Феликс Феликсович Юсупов граф Сумароков-Эльстон с сыновьями – Николаем и Феликсом в имении Ракитное Курской губернии. 1901 г


«Когда я поступил в гимназию, брат зауважал меня и стал относиться как к ровне».
(Князь Феликс Юсупов. Мемуары. – М., 2007. – С. 75)


Граф Николай Сумароков-Эльстон в детстве. 1883 г.


В XX веке в среде петербургской аристократии все большее значение придавалось серьезному образованию. Раньше оно было сугубо домашним; в семьях жили гувернеры и гувернантки; на дом приглашались учителя. Потом детей все чаще отдавали в гимназии, что было по тем временам шагом демократическим.
(Е.Е. Юдин. Князья Юсуповы… С. 243)


Князь Феликс Феликсович Юсупов граф Сумароков-Эльстон в лодке с сыновьями – Николаем (справа) и Феликсом. Начало 1900-х гг.


«Брат Николай в ту пору… учился в университете. Меня же родители решили отдать в военную школу. На вступительном экзамене я поспорил с батюшкой… Он поставил мне кол. Из школы меня выгнали. В отчаянье родители положили отдать меня в гимназию Гуревича, известную строгостью дисциплины. .. Узнав о родительском выборе, я решил, что нарочно провалюсь, как в военном училище. Мне не повезло. Гимназия Гуревича была последней родительской надеждой. По их просьбе Гуревич взял меня без экзаменов».
(Князь Феликс Юсупов. Мемуары. – М., 2007. – С. 74)


Граф Феликс Сумароков-Эльстон–младший с бульдогом. Снимок сделан во время пребывания семьи на грязелечебном курорте во Франценсбаде.

Граф Феликс Сумароков-Эльстон–младший с бульдогом в парке Архангельского. Начало 1900-х гг.


«Однажды мы с матушкой оказались на рю де ля Пэ и встретили торговца собаками. Рыжий песик с черной мордочкой по кличке Наполеон так мне понравился, что я стал упрашивать матушку купить мне его. Матушка, к моей радости, согласилась. А вот собачью кличку я счел кощунственной и переименовал его в Клоуна… Был он мне верным товарищем. Очень скоро он стал знаменит… Как уличный парижский мальчишка, любил пофрантить и принимал важный вид перед фотографами… С Клоуном мы не разлучались. Он ходил за мной всюду, а ночью спал рядом на подушке. Когда Серов писал мой портрет, то просил, чтоб и Клоун сидел при мне непременно: говорил, это лучшая его модель. Прожив 18 лет, Клоун умер, и я похоронил его в саду нашего дома на Мойке.
(Князь Феликс Юсупов. Мемуары. – М., 2007. – С. 43-44)


Граф Феликс Сумароков-Эльстон–младший. Павильонная съемка. 1897 г.


«В 1896 году по случаю восшествия на престол императора Николая II уже с мая мы находились в Архангельском, принимая многочисленных гостей, прибывших на коронационные торжества… Для таких празднеств мы с братом оказались слишком малы и оставлены были в Архангельском. Однако ж в день коронования привезли в Москву и нас. И сегодня, стоит закрыть глаза, вижу ярко освещенный Кремль, красно-зеленые крыши теремов и золотые купола храмов».
(Князь Феликс Юсупов. Мемуары. – М., 2007. – С. 35-36) 25


Княгиня Зинаида Николаевна Юсупова графиня Сумарокова-Эльстон с сыном Феликсом. 1901 г.


«В 1900 году наша семья поехала в Париж на Всемирную выставку. Выставку помню очень смутно. Таскали меня на солнцепеке с утра до вечера по скучным павильонам. Я устал и выставку возненавидел. Однажды днем, когда я особенно изнемог, я заметил неподалеку пожарную кишку. Я схватил ее и направил на толпу, усердно поливая всякого, кто хотел ко мне подойти. Народ закричал, поднялась… даже паника. Прибежали полицейские. После долгих споров удалось убедить блюстителей порядка, что у меня легкое помрачение рассудка, исключительно от жары, и нас отпустили, заставив, однако, уплатить штраф. В наказанье родители запретили мне ходить на выставку, не знаю, что их наказанье мне ─ великая награда… А вот Версаль и Трианон поразили меня. Историю Людовика XVI и Марии Антуанетты знал я очень приблизительно. Когда же я узнал во всех подробностях об их трагическом конце, я буквально устроил культ обоим мученикам. Повесил у себя в комнате их портреты и всякий день ставил перед портретами свежие цветы.
(Князь Феликс Юсупов. Мемуары. – М., 2007. – С. 42) 26


Граф Феликс Сумароков-Эльстон–младший в выходном костюме. Павильонная съемка. 1902–1903 гг


«В 1902 году отец с матерью отправили меня в путешествие по Италии со старым преподавателем искусства Адрианом Праховым. Мы решили звать друг друга «дон Адриано» и «дон Феличе». Начали вояж мы с Венеции, кончили Сицилией… Безумно жалею, что так дурно распорядился своим итальянским временем. Венеция и Флоренция необычайно впечатляли меня, но мал я еще был ценить красоту».
(Князь Феликс Юсупов. Мемуары. – М., 2007. – С. 46, 48)


Фасад дворца князей Юсуповых в Санкт-Петербурге на левом берегу реки Мойки. 1900-е гг


«В Петербурге мы жили на Мойке. Дом наш был особенно замечателен своими пропорциями. Прекрасный внутренний полукруглый двор с колоннадой переходил в сад… Дом был похож на музей. Ходи и смотри до бесконечности».
(Князь Феликс Юсупов. Мемуары. – М., 2007. – С. 57)


Граф Николай Сумароков-Эльстон в студенческие годы. Конец 1902 г.


В письме матери от 17 июня 1902 г. о трехдневном пребывании в Берлине Николай сообщал: «Все наше пребывание в Берлине свелось к осмотру различных музеев, куда водил нас Прахов. Мы с большим интересом следили за его лекциями… Сколько интересных вещей проходят незамеченными, если возле не имеется опытный «guide», коим в данном случае является Прахов».
(Е.Е. Юдин. Князья Юсуповы… С. 250)


Граф Николай Сумароков-Эльстон в студенческом форменном сюртуке. Съемка в парке Архангельского. Начало 1900-х гг.


«Николай был высоким, стройным юношей. Брюнет, темные глаза выразительны, брови густы, а губы крупны и чувственны. Имел красивый баритон и пел, сам себе подыгрывая на гитаре».
(Князь Феликс Юсупов. Мемуары. – М., 2007. – С.34)


Граф Николай Сумароков-Эльстон в крымском имении Кореиз. 1900-е гг.


«Отъезд в Крым всегда был для нас с братом праздником, и с нетерпеньем ожидали мы, когда прицепят наш вагон к скорому поезду, шедшему на юг. Сходили мы в Симферополе и несколько дней гостили у Лазаревых. Дядя был крымским губернатором… Нам с Николаем нравилось так ездить. Все было в забаву: двукратная за время переезда перемена лошадей, выбор места для обеда и трапеза под навесом. Вдобавок мы с родителями ─ наконец-то без посторонних. Такое выпадало нам редко».
(Князь Феликс Юсупов. Мемуары. – М., 2007. – С. 89-90) 31


Николай и Феликс Сумароковы-Эльстоны со своими двоюродными сестрами – Зинаидой и Екатериной и неизвестным. Съемка сделана у входа во дворец в Архангельском. Начало 1900-х гг.


«На лето мы уезжали в Архангельское. Многие друзья ехали проводить нас, оставались погостить и загащивались до осени. Любил я гостей или нет ─ зависело от их отношения к архангельской усадьбе. Я терпеть не мог тех, кто к красоте ее был бесчувствен, а только ел, пил да играл в карты. Их присутствие я считал кощунством. От таких я всегда убегал в парк. Бродил среди деревьев и фонтанов и без устали любовался счастливым сочетаньем природы и искусства. Эта красота успокаивала, укрепляла, обнадеживала».
(Князь Феликс Юсупов. Мемуары. – М., 2007. – С. 68-69)


Граф Николай Сумароков-Эльстон на прогулке. Середина 1900-х гг.


Вторично молодые князья Юсуповы отправились в Европу летом 1906 года. «Маршрут путешествия включал в себя посещение Италии, Франции и Швейцарии. В одном из своих первых писем Феликс сообщал матери: «В Германии мы провели время довольно скучно и однообразно. Днем осматривали музеи, а вечером ездили в театр. Ужасно скучный город. В Дрездене мы провели время очень приятно. Из Дрездена мы поехали в Венецию через Мюнхен, где распростились с Николаем.»
(Е.Е. Юдин. Князья Юсуповы… С. 251)


Граф Николай Сумароков-Эльстон (слева) с неизвестными в Кореизе. Начало 1900-х гг.


«У нас в Крыму было несколько владений. Два самых больших в Кореизе, на самом побережье, и в Коккозе, более вглубь, в долине меж гор. Имелся также дом в Балаклаве, но там мы не жили ни разу… Кореиз был для наших друзей землей обетованной. Они могли приехать сюда с семьей и челядью и жить до скончанья века. Жизнь райская: всюду цветы, плодов и фруктов сколько душе угодно, местные люди радушны и услужливы».
(Князь Феликс Юсупов. Мемуары. – М., 2007. – С. 87, 91) 34


Граф Николай Сумароков-Эльстон (справа) с неизвестными на балконе дома в имении Ракитное Курской губернии. 1901 г.


«Перед Крымом, куда ехали мы в октябре, мы заезжали на время охоты в Ракитное, в Курской губернии. Это было одно из самых больших наших имений. Держали тут кирпичный завод, сахарную фабрику, сукновальню, лесопилку, разводили скот. Посреди стоял дом управляющего с хозяйственными постройками. Всякое хозяйство ─ конные заводы, псарни, овчарни, курятники ─ имело свое управленье. Лошади с наших заводов не раз брали первые призы на бегах в Москве и Петербурге».
(Князь Феликс Юсупов. Мемуары. – М., 2007. – С. 85)


Граф Николай Сумароков-Эльстон в стильном прогулочном костюме. 1907– 1908 гг.


«Лето 1907 [года] мы с Николаем проводили в Париже…. Потом вернулись в Россию. В Петербурге мы зажили прежней беззаботно-веселой жизнью… Николай жених был завидный, и его тут же осадили мамаши взрослых дочек. Но брат дорожил свободой и о женитьбе не думал».
(Князь Феликс Юсупов. Мемуары. – М., 2007. – С. 100-101)


Граф Николай Сумароков-Эльстон (крайний справа) в молодежной компании на берегу моря. Начало 1900-х гг.


«К несчастью, познакомился он [Николай] с юной обворожительной девицей и … влюбился до безумия… Девица, правда, была уже помолвлена с одним гвардейским офицером. Николая, однако же, это не остановило. Он решил жениться. Родители отказывались дать согласье. Выбор его они не одобряли. Мне и самому он не нравился… Но помалкивал, чтобы не потерять братнина доверия: еще надеялся отговорить его…». Избранница, все же вышла замуж, и новобрачные уехали за границу. Влюбленный отправился за ними. Из Парижа до семьи Юсуповых «доходили противоречивые слухи. Одно казалось верно: муж знал, что Николай видится с женой его… [Он] наконец признался мне, что дуэль на днях…». В ту ночь Феликс «отправился в ресторан на встречу с Николаем. У «Контана» его не оказалось. Я пустился на поиски, но нигде не нашел. Домой вернулся в волненье… А наутро …из отцовской комнаты донеслись душераздирающие крики. Я вошел: отец, очень бледный, стоял перед носилками, на которых лежало тело брата. Матушка, на коленях перед ними, казалось, обезумела… Начались похоронные обряды… Несколько дней спустя мы выехали в Архангельское на захоронение в семейной усыпальнице».
(Князь Феликс Юсупов. Мемуары. – М., 2007. – С. 101-103).


Граф Феликс Сумароков-Эльстон с матерью княгиней Зинаидой Николаевной Юсуповой графиней Сумароковой-Эльстон в интерьере. Начало 1900-х гг.


Влияние матери на Феликса было определяющим. Воспитание имело вполне традиционную основу: детям внушались понятия чести, личного достоинства, верности данному слову, особой щепетильности в денежных вопросах, забота о репутации фамилии. Переписка с сыновьями ведется исключительно на русском языке, что было новым явлением в дворянской среде.


Братья графы Феликс и Николай Сумароковы-Эльстоны. 1907 г.


«Пять лет разницы у нас с братом поначалу мешали нашей дружбе, но, когда мне исполнилось шестнадцать лет, мы сблизились. Николай учился в Петербурге, закончил Санкт — Петербургский университет. Как и я, не любил он армейской жизни и от военной карьеры отказался. По характеру был скорее в отца и на меня не походил. Но от матери унаследовал склонность к музыке , литературе, театру. В 22 года руководил любительской актерской труппой, игравшей по частным театрам. Отец этим его вкусам противился и дать ему домашний театр отказался. Николай и меня пытался затащить в актеры. Но первая проба стала и последней: роль гнома, какую дал он мне, оскорбила меня и отвратила от сцены». (Князь Феликс Юсупов. Мемуары. – М., 2007. – С. 34)

Братья графы Николай и Феликс Сумароковы-Эльстоны. 1907 г.


«В 1906 году отец получил гвардейский полк, и семья переехала в Захарьевские, где стоял полк. Мы с Николаем огорчились: прощай, наш петербурский дом и лето в Архангельском. Дача в летнем военном лагере в Красном селе заменить архангельскую усадьбу не могла. Приходили к нм только полковые офицеры и их жены. Иные были милы, но ни я, ни брат не любили военной атмосферы. При каждом удобном случае норовили мы удрать или в Архангельское, или за границу. В ту пору мы стали неразлучны. Лето кончалось, Николай возвращался на занятия в университет, а я в гимназию Гуревича. А зимой мы, хоть и жили с родителями, все свободное время проводили на Мойке с друзьями».
(Князь Феликс Юсупов. Мемуары. – М., 2007. – С. 97)


Феликс Феликсович Сумароков-Эльстон – World Queerstory

Представьте на минутку, если хотите, что вы смотрите (фантастический) анимационный фильм Анастасия , да? И в конце фильма идут титры, а затем вы видите заявление об отказе от ответственности, которое говорит вам, что это был вымысел, и ни один из персонажей не должен был быть похож на реальных людей. Вы, наверное, закатываете глаза и немного хихикаете — очевидно, у Распутина не было говорящей летучей мыши, верно? Но чего вы, вероятно, не знали, так это того, что этот отказ от ответственности на самом деле является своего рода частью квир-истории в игре, и что он вообще существует частично благодаря Распутину. Но в основном это из-за Принца Феликс Феликсович Юсупов , граф Сумароков-Эльстон.

Феликс родился 23 марта 1887 года во Дворце на Мойке в Санкт-Петербурге, Россия. Его мать Зинаида Юсупова была последней из невероятно богатой семьи Юсуповых, а отцом был граф Феликс Феликсович Сумароков-Эльстон. Денег у Юсуповых было больше, чем у Романовых, которые, знаете ли, управляли всей Россией. У них было четыре дворца в Санкт-Петербурге, три дворца в Москве и 37 имений в других местах России. Не только старые деньги, пылящиеся без дела, — они загребали их угольными шахтами, железными рудниками, нефтяными месторождениями… всеми видами промышленности, которые процветали в то время. Итак, я пытаюсь донести до вас, что… он родился в 9 лет.0003 деньги . Он просто должен был получить его по наследству.

На пути к наследству стоял его старший брат Николай Феликсович Юсупов. Николас был дамским угодником и бабником, но Феликс в детстве смотрел на него, но в то же время глубоко ревновал его. Согласно мемуарам Феликса Lost Splendor , Феликс потерял девственность, находясь за границей со своей семьей в Контрексвиле, Франция, в результате случайной встречи с аргентинцем, имя которого никогда не упоминалось, и его девушкой, когда он был еще довольно молод. Он рассказал об этом Николасу, но, к разочарованию Феликса, его старший брат проигнорировал его, убедив Феликса держать такие истории при себе в будущем. (Думаю, уместно отметить, что всякий раз, когда эта встреча упоминается в его мемуарах, это происходит в всегда аргентинский мужчина, о котором он говорит, а женщина просто «его подружка». . Николай поощрял это и приводил Феликса — в платьях — с собой на развратные вечеринки. Он начал выступать в костюме в петербургском кафе под названием «Аквариум», пока его мать не узнала его во время одного из его выступлений, на котором ей довелось побывать. Хотя скандал держался в секрете, он положил конец исполнительской карьере Феликса. Однако он продолжал наряжаться на вечеринки, пока его отец не узнал об этих «шалостях» и яростно не пригрозил отправить его в сибирскую каторжную слободу.

Николай был убит на дуэли в возрасте 26 лет 22 июня 1908 года. Дуэль, которая произошла из-за привязанностей замужней женщины, стала чем-то вроде неожиданности для большей части семьи — Феликс, однако, был предупрежден об этом (данной женщиной) заблаговременно и не предпринял никаких действий, чтобы предотвратить это. В результате Феликсу больше не пришлось делить семейное состояние. И прежде чем вы скажете, что я циничен, представляю вам этот отрывок из собственных воспоминаний Феликса сразу после смерти его брата: «Мысль о том, чтобы стать одним из самых богатых людей России, опьяняла меня».

Несмотря на то, что Феликс явно вышел вперед, многие проиграли в этой дуэли. Николай умер. Замужняя женщина ушла от мужа и ушла в монастырь, так что он все еще потерял свою жену. Мать Феликса всю оставшуюся жизнь боролась с тяжелой депрессией, вызванной смертью старшего сына. А еще есть Мария Головина, женщина, которая была безумно влюблена в Николая и по большей части им игнорировалась. Она ухватилась за Феликса, по сути, как за своего нового лучшего друга, который помог ей пережить горе. Однако ее семья решила, что ей нужна «профессиональная помощь» от самопровозглашенного святого Григория Распутина. Когда они встретились, Феликс не был впечатлен Распутиным и сразу же посчитал его развратным мошенником, написав: «Молодая женщина была слишком чиста, чтобы понять низость «святого человека»» 9.0007 Просмотр улиц Google по адресу Феликса в Оксфорде

С 1909 по 1912 год Феликс учился в Университетском колледже в Оксфорде, изучая лесное хозяйство и английский язык. По сути, его заставила туда его семья, которая считала, что это поможет ему заземлиться. Не так много. Находясь там, он действительно основал Оксфордский русский клуб, что, я полагаю, было чем-то вроде того, но Феликс все еще жил экстравагантно . Он был членом Оксфордского клуба Буллингдона, который был в основном обеденным клубом для богатых мальчиков, и нанял в своей резиденции полный персонал, включая повара, камердинера, домработницу, а также содержал многочисленных домашних животных, включая бульдога, трех лошадей. , медвежонок и ара. Согласно веб-сайту Университетского колледжа Оксфорда, он потратил больше денег, посещая школу, чем почти любой другой студент. Большую часть своего свободного времени он проводил на вечеринках с такими друзьями, как Освальд Рейнер (помните это имя!), и в конечном итоге подружился с пианистом Луиджи Франкетти и Жаком де Бестеги. Я не решаюсь сказать, было ли что-то физическое или романтическое в его отношениях, потому что я не могу найти никакой информации о том, кем они были, кроме того, что я только что сказал, но они оба переехали в его английский дом в Улица короля Эдуарда, 14. Я не говорю ничего определенного, но очень много людей (и животных) в том, что, судя по всему, не особенно большое жилище. Там немного тесновато, хотя народу — это совмещенных кроватей, это все, что я хочу сказать.

Феликс описал Дмитрия как «чрезвычайно привлекательного», так что… это должно быть просто неудачное фото, верно?

Так или иначе, в 1912 году Феликс вернулся в Россию, не окончив школу, написав, что он слишком занят в России, чтобы вернуться в школу. У него сложились отношения с великим князем Дмитрием Павловичем, что в его собственных мемуарах подразумевают больше, чем дружба, но меньше, чем роман. Нет никаких доказательств того, что Дмитрий относился к Феликсу так же. Феликс отверг ухаживания одного из друзей Дмитрия, и Дмитрия отправили в другое место, что фактически положило конец их отношениям, какими бы они ни были на данный момент. Феликса довольно быстро женили на княгине Ирине Александровне, единственной племяннице царя Николая II. Их свадьба состоялась 22 февраля 19 года.13, и хотя свадьба была описана как скромная, не волнуйтесь, это не «настоящий народ» вариант скромной свадьбы — на Ирине была фата, которая когда-то принадлежала Марии-Антуанетте. Знаете, нет ничего лучше, чем одновременно убрать с дороги «что-то одолженное» и «что-то старое». В свой медовый месяц они отправились в Иерусалим, Лондон и Бад-Киссинген в Германии.

Они оба были еще в Германии, когда в августе 1914 года началась Первая мировая война. Они были задержаны в Берлине. Поскольку европейские королевские семьи в значительной степени представляют собой одно очень странное генеалогическое древо, Ирина обратилась к своей родственнице, наследной принцессе Пруссии, чтобы попытаться помочь им вернуться в Россию, но кайзер Вильгельм II не был против этого, а вместо этого предложил им их выбор. одно из трех немецких поместий, в которых можно было проживать на время войны. Однако отец Феликса вмешался через испанского посла в Германии, и молодоженам разрешили вернуться в Россию при условии, что они отправились туда, проехав через Данию и Финляндию.

Феликс и Ирина в 1915 году

12 марта 1915 года у Ирины родился первый и единственный ребенок — дочь Ирина Феликсовна Юсупова по прозвищу Бебе. Ирина и Феликс обнаружили, что оба совершенно неспособны позаботиться о ребенке, и поэтому родители Феликса взяли на себя большую часть воспитания. Тем не менее Бебе была очень близка со своим отцом и довольно далеко от матери. Вероятно, это произошло потому, что Феликс и его родители избаловали ее. Есть также немалая вероятность, что Ирина была не в восторге от, по его словам, «любовных связей» Феликса, которые были, знаете ли, с мужчинами. Однажды он написал: «Можно осуждать эти отношения, но не существа, для которых нормальные отношения против их природы невозможны».

Примерно в это же время Феликс решил использовать часть своего огромного состояния, чтобы помочь в войне, превратив часть Литейного дворца в госпиталь для солдат. Феликсу не пришлось фактически служить солдатом, потому что существовал закон, согласно которому не должны были служить только сыновья, тем не менее в феврале 1916 года (после резкого письма великой княгини Ольги царю Николаю II он назывался «прямо гражданским лицом» и «бездельник в такие времена») Феликс начал посещать военную академию Пажеского корпуса.

Тем временем начали расти опасения, что Россия уступит Германии в войне. Частично это было связано с экономическим упадком России, в котором многие люди, особенно те, кто был верен монархии, винили, по крайней мере частично, Григория Распутина и его чрезмерное влияние на жену царя Александру Федоровну. Феликс, со своей стороны, оставался убежденным, что Распутин накачивал царя наркотиками, чтобы постепенно ослабить его и в конечном итоге сделать царицу регентом, даже во время написания своих мемуаров.

То, что произошло на самом деле, остается загадкой. В то время как официальные отчеты, рассказанные Феликсом и его соратниками, достаточно хорошо совпадают друг с другом, хотя и не идеально, отчеты о вскрытии рассказывают совершенно другую историю. И дополнительные данные британской разведки указывают на третью другую историю. Но поскольку это статья о Феликсе, я сосредоточусь на его версии событий, изложенной в его мемуарах.

Неудивительно, что когда он получил письмо от Владимира Пуришкевича с предложением, чтобы Феликс присоединился к нему и великому князю Дмитрию Павловичу (по которому Феликс все еще тосковал) в убийстве Распутина, Феликс охотно присоединился к этому, хотя и настаивал на своем участии. при составлении самой схемы. Пуришкевич также завербовал доктора Станислава де Лазоберта и связался с Сэмюэлем Хором из британской разведывательной службы, возможно, поэтому оперативник МИ-6 и друг Феликса по колледжу Освальд Рейнер навещал Феликса несколько раз в неделю, когда разворачивался заговор. Тем временем Феликс завербовал адвоката Василия Маклакова и армейского офицера Сергея Михайловича Сухотина, который выздоравливал от ранения, полученного на войне.

Григорий Распутин — честно говоря, в «Анастасии» он выглядит не так жутко

Феликс работал через свою подругу Марию Головину, которая много лет назад познакомила его с Распутиным, чтобы снискать расположение советника царицы. Это было довольно успешно и легко — особенно установка ловушки. Феликс заманил Распутина приглашением во дворец на Мойке, обещанным приглашением встретиться с его женой Ириной, которая фактически находилась в это время в Крыму. Доктор Лазоверт приготовил кристаллы цианида, посыпав ими верхушки тортов и оставив часть для добавления в напиток Распутина. Лазоверт был убежден, что цианида достаточно, чтобы мгновенно убить нескольких человек.

Феликс привел Распутина к себе домой, а все остальные его когорты спрятались наверху от столовой. предложил Распутину отведать пирожных и налил ему три отравленных стакана вина. Цианид, однако, не оказал заметного эффекта (хотя вино невнятно сказалось на его речи). расстрелять Распутина. Вернувшись в комнату, Феликс выстрелил Распутину в грудь. Вбежал доктор Лазоверт и после краткого осмотра установил, что он действительно мертв.

В последней части плана Сухотин вернул Распутина домой, чтобы не вызывать подозрений. Однако, когда они готовились к этому, Распутин вскочил на ноги и бросился на Феликса, который был вынужден ударить Распутина резиновой дубинкой, чтобы вырваться из его рук. Распутин стал выползать из двери во двор и исчез в ночи. Пуришкевич дважды выстрелил в темноту вдогонку. Они преследовали Распутина во дворе, и Пуришкевич выстрелил в него еще два раза.

Выстрелы, конечно же, вызвали подозрение у полиции. Феликс пытался убедить следователя, что это просто пьяный друг стрелял из пистолета, но Пуришкевич заявил, что это он убил Распутина. Полицейский согласился их не сдавать. После всего этого волнения Феликс потерял сознание, и слуги уложили его в постель. Позже ему рассказали, что Дмитрий, Сухотин и Лазоверт взяли тело Распутина, завернули его в полотно, поместили в машину, отвезли к мосту и бросили в воду (разбивая при этом лед).

Хотя этот милиционер не сообщил о признании Пуришкевича, полиция, расследующая исчезновение Распутина, сочла подозрительными необычные выстрелы, происходившие в ту же ночь в доме кого-то, кто был знаком с пропавшим без вести. На следующий день Феликса допросили. Полиция отпустила Феликса, так как он повторил историю о пьяном друге, но по Санкт-Петербургу поползли слухи, что Феликс убил Распутина на Мойке. Царица приказала полиции обыскать Мойку, но, поскольку Ирина была Романовой, такой обыск мог приказать только сам царь. Удачный случай, так как это дало Феликсу и его слугам время вымыть всю кровь. После того, как это задание было выполнено, заговорщики встретились за обедом, чтобы обсудить историю. Все они согласились придерживаться истории, которую Феликс уже рассказал полиции.

Несмотря на то, что они остались при этой истории и были допрошены без ареста еще несколько раз, Феликсу и Дмитрию запретили покидать Санкт-Петербург. Царица уже призывала к их казни, несмотря на отсутствие улик, связывающих их с преступлением. На восстановление тела ушло несколько дней, но в конце концов его нашли. На защиту Дмитрия и Феликса была послана полиция, которые облегчили жизнь как своим защитникам, так и множеству людей, которые хотели их убить, поселившись в том же дворце. Как бы это ни было приятно для Феликса, как я уже говорил, нет никаких доказательств того, что Дмитрий ответил на его чувства, и в этот момент они оба были довольно сосредоточены на последствиях совершенного ими убийства.

Вскрытие тела выявило многое, не совпадающее с версией событий Феликса. Они обнаружили, что Распутин был застрелен из трех разных пистолетов, один из которых был стандартным для оперативников британской разведки. Точно такой же пистолет носил Освальд Рейнер. (Хотя в мемуарах отмечается, что Освальду было известно о заговоре с целью убийства Распутина, в них упоминается только то, что он навестил Феликса на следующий день после убийства. ) Осмотр тела также показал, что Распутин был жестоко избит и что кто-то пытался кастрировать его. Пробовал, но потерпел неудачу — не знаю, как это работает, но ладно. Ничто из этого не было упомянуто в истории Феликса, и это придает некоторую достоверность теориям о том, что он на самом деле вообще не был замешан.

В любом случае, не найдя улик, доказывающих, что Распутина убил кто-то другой, и не найдя достаточно улик, они убили Распутина, Дмитрий и Феликс были сосланы из Санкт-Петербурга. Дмитрия отправили в Персию с приказом оставаться там под надзором командующего там войсками боевого генерала. Феликса отправили в родовое имение Ракитное. (Полезно иметь около сорока резиденций, верно?) Феликс был действительно убит горем из-за разлуки с Дмитрием. Наверное, он думал, что после того, как они убили одного из самых влиятельных людей в России, они с Дмитрием будут жить вместе вечно?

Однако это был январь 1917 года. Так что любой, кто хоть немного знаком с русской историей, знает, что должно было случиться с царем, отдавшим приказ об изгнании. Февральская революция началась 8 марта, к 12 марта в столице полыхали здания, а к 15 марта царь Николай II отказался от российского престола. Это положило конец изгнанию Феликса из Санкт-Петербурга, но в целом сильно осложнило ему жизнь. Его жена была Романовой, но большинство населения считало Феликса революционером, потому что он убил Распутина. Некоторое время он как бы играл за обе стороны, вычищая ценные вещи из своих родовых поместий, стараясь оставаться вне поля зрения нового временного правительства (которое очень старались следить за ним) и пытаясь помочь заключенным Романовым. каким бы влиянием он ни обладал. Когда большевистское правительство полностью пришло к власти, Феликс и Ирина направились в Ялту, чтобы оставаться еще дальше вне поля зрения — но быть ближе к одному из мест, где содержались некоторые из Романовых, в надежде как-то улучшить свое положение.

Феликс и Ирина в изгнании во Франции

Однако, когда это оказалось невозможным, Феликс и Ирина отправились в постоянное изгнание из России. Они путешествовали по Италии, но в конце концов поселились в Париже, Франция. Они основали дом высокой моды под названием IRFE, и Феликс стал известен своими благотворительными пожертвованиями в пользу русских иммигрантов во Франции. В 1928 году он опубликовал свои мемуары «Утраченное великолепие : удивительные воспоминания человека, убившего Распутина ». Россия в любом качестве. Крах фондового рынка 1929 (и некоторые неудачные финансовые решения, которые принял Феликс) привели к закрытию IRFE.

В 1932 году Феликс и Ирина подали в суд на MGM за вторжение в частную жизнь и клевету за их изображение Ирины (как «Принцесса Наташа») в фильме Распутин и императрица . В фильме принцессу Наташу соблазняет Распутин. Английские суды встали на сторону Юсуповых и присудили им компенсацию в размере 127 373 долларов (более 2 миллионов долларов по сегодняшним меркам!) событий и работал против аргументов MGM. В результате MGM начала прилагать к каждому из своих фильмов заявление об отказе от ответственности, объявляя его художественным произведением, не имеющим предполагаемого сходства с каким-либо живым или умершим человеком. Многие другие студии последовали этому примеру — и по сей день этот шаблонный отказ от ответственности появляется почти в каждом американском фильме. В течение следующих нескольких десятилетий он участвовал в нескольких других, менее серьезных судебных процессах, и Феликс скончался 27 сентября 19 года.67.

Феликс остается довольно противоречивой фигурой — не потому, что он виноват в том, что фильмы должны объяснять, что они выдуманы, в заявлении об отказе от ответственности, и не только потому, что он, возможно, убил Распутина. Кроме того, я уверен, вы уже догадались, что его сексуальность часто подвергается сомнению. Как обычно, многие историки утверждают, что он не мог быть бисексуалом. На его странице в Википедии даже ложно утверждается, что он прямо отрицал свою бисексуальность в своих мемуарах. Я только что прочитал его мемуары для этой статьи, они доступны онлайн бесплатно прямо здесь. Ближайшие Я нашел к любому такому опровержению такую ​​цитату: «Меня часто обвиняли в неприязни к женщинам. Нет ничего более далекого от истины. Мне нравятся женщины, когда они хороши». Ничто в этом не является отрицанием бисексуальности, особенно после того, как прямо перед этим заявлением: «Я считал вполне естественным получать удовольствие везде, где я его нашел, не беспокоясь о том, что могут подумать другие».

Итак, вот она, история российского бисексуала, драчуна, случайного революционера, неуклюжего принца-убийцы и того, как он навсегда изменил как российскую историю, так и историю кинематографа.

Князь Феликс Юсупов, граф Сумароков-Эльстон, 1912 г. Плакаты и гравюры Анонима

  • Плакат изобразительного искусства
  • Картинка в рамке
  • Холст
  • Открытка
  • Поздравительная открытка

Аноним

Художественный плакат

Другие продукты…

  • Удивительное качество печати жикле
  • Бумага для художественной печати плотностью 280 г/м²
  • Гарантия цвета более 100 лет

Художественный плакат / XS: 35,5 x 28 см / нет Плакат изобразительного искусства / S: 40 x 30 см / нет Художественный плакат / M: 50 x 40 см / нет Плакат изобразительного искусства / L: 70 x 50 см / нет Художественный плакат / XL: 80 x 60 см / нет Художественный плакат / XXL: 100 x 70 см / нет Художественный плакат / XXXL: 120 x 100 см / нет

£14,95Специальное предложение Был . Вы экономите £-14,95 (ошибка ликвидности: разделить на 0%).

  • Плакат изобразительного искусства
  • Картинка в рамке
  • Холст
  • Открытка
  • Поздравительная открытка

Закрыть

Информация о размерах

Размеры
Общий размер х см (х дюйм)
Художественное произведение х см (х дюйм)
Граница (крепление) см верх/низ (в)
см лево право (в)
Глубина 3,8 см (1,5)
Лицевая часть рамы 2см (0,79 дюйма)
Глубина 2,3 см (0,9 дюйма)

Модель 5 футов 4 дюйма (1,62 м)

Наши принты

Мы используем бумагу для изобразительного искусства плотностью 280 г/м2 и фирменные чернила премиум-класса для создания идеальных репродукций.

Наш опыт и использование высококачественных материалов означают, что наши цвета для печати проходят независимую проверку на соответствие сроку службы от 100 до 200 лет .

Узнайте больше о наших репродукциях.

Произведено в Великобритании

Вся продукция создается на нашей печатной фабрике в Суррее в Великобритании, и мы являемся надежным партнером многих известных и уважаемых художественных галерей и музеев.

Мы гордимся тем, что произвели более 1 миллиона отпечатков для сотен тысяч клиентов.

Доставка и возврат

Мы печатаем все на заказ, поэтому сроки доставки могут варьироваться, но все отпечатки без рамы отправляются в течение 2-4 дней курьером или заказной почтой. все фотографии в рамке отправляются в течение 5-7 дней курьером или заказной почтой. все холсты отправляются в течение 5-7 дней курьером или заказным письмом. все открытки отправляются в течение 1-3 дней. все поздравительные открытки отправляются в течение 1-3 дней.

Доставка в Великобританию осуществляется 5 фунтов стерлингов за отпечаток любого размера без рамы, 10 фунтов стерлингов за печать в одной рамке, 10 фунтов стерлингов за одно полотно (5 фунтов стерлингов за рулонные полотна), 1 фунт стерлингов за одну карту, до 4 фунтов стерлингов за набор из 16 карт, 1 фунт стерлингов за одну карту, до 4 фунтов стерлингов за набор из 16 карт, или бесплатно, если вы потратите 60 фунтов стерлингов.

Мы с радостью заменим ваш заказ, если все не на 100% идеально.

Изображения товаров князя Феликса Юсупова, графа Сумарокова-Эльстона, 1912

Подробнее о товаре Князь Феликс Юсупов, граф Сумароков-Эльстон, 1912 г.

Князь Феликс Юсупов, граф Сумароков-Эльстон, 1912 г.

Аноним

Князь Феликс Юсупов, граф Сумароков-Эльстон (1887-1967), 1912. Частное собрание.

Найти похожие изображения

увеличить

Узнайте больше

Еще от художника Аноним.

Ознакомьтесь с коллекцией Образы наследия.

Поиск похожих репродукций
  • 1912
  • анонимно
  • Феликс Юсупов
  • Изображения изобразительного искусства
  • Искусство с подсветкой
  • иллюминированная рукопись
  • Юсупов
  • Юсупов
  • Юсупов
  • рукопись
  • Подсветка рукописи
  • средневековый
  • Средневековая буква с подсветкой
  • Средневековье
  • миниатюра
  • фотография
  • фотография
  • портрет
  • Частная коллекция
  • Романов
  • Россия
  • Царская Семья. Дом Романовых
  • Юсупов
  • Юсупов
  • Юсупов

Это изображение на других товарах

  • Плакат изобразительного искусства
  • Картинка в рамке
  • Холст
  • Открытка
  • Поздравительная открытка

Граф Феликс Феликсович Сумароков-Эльстон Семейное древо и история, родословная и генеалогия

Нажмите на любое имя, выделенное красным.
Затем изучите….. или повторите поиск.

Король Фридрих Вильгельм IV Прусский

Дедушка

Екатерина фон Тизенхаузен

Бабушка

Неизвестно

Дедушка

Неизвестно

Бабушка

Феликс Николаевич Сумароков-Эльстон

Биологический отец

Елена Сергеевна Сумарокова-Эльстон

Биологическая мать

Граф Феликс Феликсович Сумароков-Эльстон
Возраст

71

Родился

Воскресенье 05 октября 1856

Умер

10 июня 1928

7 Начать цепочку славы

Подсчет Феликс Феликсович Сумароков-Элстон Био Детали

Полное название

Феликс Феликсович Сумароков-Элстон

Пол

Мужской

AGE

DATE

AGE

DATE
AGE

DATI DATIN DATINATION
AGE

7 Санкт-Петербург, Россия

Дата смерти:

10 июня 1928

Место смерти

Рим, Италия

Граф Феликс Феликсович Сумароков-Эльстон Братья и сестры

Брат

Павел Феликсович Сумароков-Эльстон

Брат

Николай Феликсович Сумароков-Эльстон

Сестра

Лазареву Елизавету Феликсовну

Сестра

Милютина Александра Феликсовна

Брат

Сергей Феликсовч Сумароков-Эльстон

Женатый

2 общих ребенка

4 апр. 1882

Княгиня Зинаида Юсупова

Граф Феликс Феликсович Сумароков-Эльстон Дети

Князь Николай Юсупов

1883 г.р., умер 1908 г., возраст 25 лет
с княгиней Зинаидой Юсуповой

Князь Феликс Юсупов

родился в 1886 г., умер в 19 г.67 лет, 81 год
с княжной Зинаидой Юсуповой

Причастен к убийству Григория Распутина

Граф Феликс Феликсович Сумароков-Эльстон Партнер(ы) Другие дети

Общая информация

Семья Графа Феликса Феликсовича Сумарокова-Эльстона

Посмотреть Родословная Графа Феликса Феликсовича Сумарокова-Эльстона, история, родословная и генеалогия

Граф Феликс Феликсович Сумароков-Эльстон Родителей:

Граф Феликс Фелисович Сумароков-Элстон был Феликс Николайевич Сумароков-Элстон Граф Феликс Фелисович Сумароков-Элстон, мать Элена Сержеевна Сумаров-Эльстон


Граф Феликс Феликс Феликс Феликс Феликс Феликс Феликс Феликс Феликс Феликс Феликс Феликс Феликс Феликс Феликс Феликс Феликс Сюрков-Эльстон

Граф Феликс Феликс Сюр.
Феликс Юсупов Сын графа Феликса Феликсовича Сумарокова-Эльстона был князем Николаем Юсуповым


Нынешние партнеры графа Феликса Феликсовича Сумарокова-Эльстона:

Count Felix Felixovich Sumarokov-Elston’s wife was Princess Zinaida Yusupova


Count Felix Felixovich Sumarokov-Elston’s siblings:

Count Felix Felixovich Sumarokov-Elston’s brother was Pawel Felixovitch Sumarokov-Elston Count Felix Felixovich Sumarokov-Elston’s brother was Nikolaj Felixowitsch Sumarokov- Эльстон граф Феликс Феликсович Сумароков-Эльстон сестра была Елисавета Феликсовна Лазарев граф Феликс Феликсович Сумароков-Эльстон сестра была Александра Феликсовна Милютин граф Феликс Феликсович Сумароков-Эльстон брат был Сергей Феликсович Сумароков-Эльстон


Count Felix Felixovich Sumarokov-Elston’s nieces and nephews:

Count Felix Felixovich Sumarokov-Elston’s niece was Jekaterina Leonid Count Felix Felixovich Sumarokov-Elston’s niece was Zenaida Breiger Count Felix Felixovich Sumarokov-Elston’s niece was Countess Jelena Nikolajewna Sumarokov-Elston Count Племянником Феликса Феликсовича Сумарокова-Эльстона был граф Николай Николаевич Сумароков-Эльсто Граф Феликс Феликсович Сумароков-Эльстон племянником граф Михаил Николаевич Сумароков-Эльстон Граф Феликс Феликсович Сумароков-Эльстон племянницей был Ирина Воронцова-Дашкова


Граф Феликс Феликсович Сумароков-Элстон «Дедушка и дедушка Бранда-Элстона».

Прадедом графа Феликса Феликсовича Сумарокова-Эльстона был Фердинанд фон Тизенхаузен Прабабка графа Феликса Феликсовича Сумарокова-Эльстона была княгиня Елизавета Кутузова Прадедом графа Феликса Феликсовича Сумарокова-Эльстона был Фридрих Вильгельм III Прусским Прабабушкой графа Феликса Феликсовича Сумарокова-Эльстона была Луиза прапрадедом графа Феликса Феликсовича Сумарокова-Эльстона был Карл II, великий князь Мекленбург-Стрелицкий графа Феликса Феликсовича Сумарокова-Эльстона прапрабабушкой была Фридерика Гессен-Дармштадская Граф Феликс Феликсович Сумароков-Эльстон прапрадедом был король Пруссии Фридрих Вильгельм II граф Феликс Феликсович Сумароков-Эльстон прапрабабушкой была принцесса Фридерика Гессен-Дармштадтская 3-кратный прадед графа Феликса Феликсовича Сумарокова-Эльстона был великим князем Карлом Мекленбург-Стрелицким графа Феликса Феликсовича Сумарокова-Эльстона 3-кратным прадедом бабушкой была принцесса Елизавета Саксен-Хильдбургхаузен  Прадедом графа Феликса Феликсовича Сумарокова-Эльстона был 4-кратный прадед графа Феликса Феликсовича Сумарокова-Эльстона был Эрнест I, герцог Саксен-Хильдбургхаузен. была герцогом Адольфом II Мекленбург-Стрелицким 4-кратной прабабушкой графа Феликса Феликсовича Сумарокова-Эльстона была Христиана Мекленбург-Стрелицкая


Граф Феликс Феликсович Сумароков-Эльстон неродные дедушка и бабушка:

Граф Феликс Феликсович Сумароков-Эльстон неродная бабушка Елизавета Баварская, Королева Пруссии


Граф Феликс Феликсович Сумароков-Элстон «внуки:

Граф Феликс Фелисович Сумароков-Элстон». Ксения Шереметева, праправнучка графа Феликса Феликсовича Сумарокова-Эльстона, Татьяна Джаннакупулос.


Граф Феликс Феликсович Сумароков-Эльстон двоюродные дяди и тёти:

Граф Феликс Феликсович Сумароков-Эльстон двоюродной бабкой была принцесса Шарлотта Прусская Граф Феликс Феликсович Сумароков-Эльстон двоюродным дедом был Вильгельм I, германский император великий граф Феликс Феликс тетей была принцесса Фридерика Прусская, граф Феликс Феликсович Сумароков-Эльстон, двоюродным дедом был принц Чарльз Прусский, граф Феликс Феликсович Сумароков-Эльстон, двоюродной бабкой Эльстона была принцесса Александрина Прусская, граф Феликс Феликсович Сумароков-Эльстон, двоюродным дедом был принц Фердинанд Прусский граф Феликс Феликсович Сумароков- Двоюродной бабкой Эльстона была принцесса Луиза Прусская, граф Феликс Феликсович Сумароков-Эльстона двоюродным дедушкой был принц Альберт Прусский


Двоюродные братья графа Феликса Феликсовича Сумарокова-Эльстона после удаления:

Двоюродным братом графа Феликса Феликсовича Сумарокова-Эльстона после удаления был Фридрих III, германский император Граф Феликс Феликсович Сумароков-Эльстон двоюродным братом после удаления был российский царь Александр II Граф Феликс Двоюродным братом Феликсовича Сумарокова-Эльстона после удаления был великий князь Михаил Николаевич из России граф Феликс Феликсович Сумароков-Эльстон двоюродным братом после удаления был великий князь Константин Николаевич из России Граф Феликс Феликсович Сумароков-Эльстон двоюродным братом после удаления был великой княгиней Марией Николаевной из России Граф Двоюродным братом Феликса Феликсовича Сумарокова-Эльстона после удаления был Безымянный граф Романов. Двоюродным братом Феликса Феликсовича Сумарокова-Эльстона после удаления был Безымянный граф Романов Феликс Феликсович Сумароков-Эльстон. о после удаления была великая княгиня Елизавета Николаевна России двоюродный брат графа Феликса Феликсовича Сумарокова-Эльстона после удаления был Безымянный Романов Граф Феликс Феликсович Сумароков-Эльстон двоюродный брат после удаления был великий князь русский Николай Николаевич двоюродный брат графа Феликса Феликсовича Сумарокова-Эльстона после удаления был Великая княгиня Ольга Николаевна Российская двоюродная сестра графа Феликса Феликсовича Сумарокова-Эльстона, когда-то удаленная, была принцем Фридрихом Карлом Прусским. Двоюродной сестрой графа Феликса Феликсовича Сумарокова-Эльстона, когда-то удаленной, была принцесса Анна Прусская


Троюродные братья и сестры графа Феликса Феликсовича Сумарокова-Эльстона:

Троюродная сестра графа Феликса Феликсовича Сумарокова-Эльстона была королевой Греции Софией, Троюродной сестрой королевы эллинов графа Феликса Феликсовича Сумарокова-Эльстона была великая княгиня Ольга Константиновна Российская, Троюродным братом графа Феликса Феликсовича Сумарокова-Эльстона была королева эллинов Ольга, великий князь Николай Российский. Троюродным братом графа Феликса Феликсовича Сумарокова-Эльстона был принц Генрих Прусский. Граф Феликс Феликсович Сумароков-Эльстон. Троюродным братом Эльстона был российский царь Александр III, граф Феликс Феликсович Сумароков-Эльстон. Троюродным братом Эльстона была принцесса Луиза Маргарита Прусская. Троюродным братом Сумарокова-Эльстона был принц Сигизмунд Граф Феликс Феликсович Сумароков-Эльстон троюродным братом был принцессой Викторией Троюродным братом графа Феликса Феликсовича Сумарокова-Эльстона был принц Вальдемар Троюродным братом графа Феликса Феликсовича Сумарокова-Эльстона была великая княгиня Александра Александровна Российская граф Феликс Феликсович h Троюродным братом Сумарокова-Эльстона был великий князь Николай Александрович Российского графа Феликса Феликсовича Сумарокова-Эльстона троюродным братом был великий князь Владимир Александрович Российским троюродным братом графа Феликса Феликсовича Сумарокова-Эльстона был великий князь Алексей Александрович Российским графом Феликсом Феликсовичем Сумароковым-Эльстоном секундантом двоюродным братом была великая княгиня Мария Александровна Российская. Троюродной сестрой графа Феликса Феликсовича Сумарокова-Эльстона был великий князь Сергей Александрович. Троюродной сестрой графа Феликса Феликсовича Сумарокова-Эльстона был великий князь Павел Александрович. Троюродной сестрой графа Феликса Феликсовича Сумарокова-Эльстона был великий князь Николай. Константинович Троюродный брат графа Феликса Феликсовича Сумарокова-Эльстона был великой княгиней Верой Константиновной. Троюродным братом графа Феликса Феликсовича Сумарокова-Эльстона был великий князь Константин Константиновна. Троюродным братом графа Феликса Феликсовича Сумарокова-Эльстона был великий князь Дмитрий Кон. stantinovich Российского графа Феликса Феликсовича Сумарокова-Эльстона троюродным братом был великий князь Вячеслав Константинович Российским троюродным братом графа Феликса Феликсовича Сумарокова-Эльстона была великая княгиня Анастасия Российским троюродным братом графа Феликса Феликсовича Сумарокова-Эльстона был Михаил Михайлович Романов, великий князь российский Граф Троюродным братом Феликса Феликсовича Сумарокова-Эльстона был великий князь Георгий Российский Троюродным братом графа Феликса Феликсовича Сумарокова-Эльстона была принцесса Мария Прусская Троюродным братом графа Феликса Феликсовича Сумарокова-Эльстона была принцесса Елизавета Анна Прусская Троюродным братом графа Феликса Феликсовича Сумарокова-Эльстона была принцесса Троюродным братом графа Феликса Феликсовича Сумарокова-Эльстона Анны Прусской был принц Фридрих Леопольд Прусский. Троюродным братом графа Феликса Феликсовича Сумарокова-Эльстона был принц Фредерик Карл Гессенский, 9 лет.0007

Свекровь графа Феликса Феликсовича Сумарокова-Эльстона:

Невестка графа Феликса Феликсовича Сумарокова-Эльстона Ирина Юсупова


ВИДЕО

Вся информация об отношениях и семейной истории, показанная на FameChain, была собрана из данных, находящихся в открытом доступе. Из онлайновых или печатных источников, а также из общедоступных баз данных. На момент ввода оно считается правильным и представлено здесь добросовестно. Если у вас есть информация, которая противоречит тому, что показано, сообщите нам об этом по электронной почте.

Но обратите внимание, что невозможно быть уверенным в генеалогии человека без сотрудничества семьи (и/или тестирования ДНК).

Николай Юсупов. Юсупов-Сумароков-Эльстон Феликс Феликсович (князь Феликс Юсупов младший). Отрывок, характеризующий Юсупова Николая Борисовича

Рубрика: О языке

Ракурс
Татьяна Сабурова

Сколько раз мы брали в руки семейные фотографии, любовно вглядываясь в черты родных и близких. Возможно, поэтому фотографии, впитавшие в себя нежность наших чувств, обладают необычайной магией.

Князья Юсуповы и графы Сумароковы-Эльстоны посещали лучшие московские и петербургские ателье или приглашали к себе фотографов. Зинаида Николаевна (1861-1939) и Феликс Феликсович (1856-1928), как и все родители на свете, стремились сохранить зримую память о детских годах своих сыновей.

Старший сын родился в 1883 году. На детских фотографиях графа Николая Сумарокова-Эльстона мы видим младенца в матроске с надменно поднятой головой. Перед нами наследник богатейшего состояния князей Юсуповых — крупнейших землевладельцев и промышленников России. Названный в честь своего деда, князя Николая Борисовича Юсупова, он со временем должен был унаследовать титул, имя и герб этого древнего рода.

Семейная легенда гласит, что, впервые увидев своего крошечного новорожденного младшего брата, Николай воскликнул: «Какой ужас! Его надо выкинуть в окно». Разница в возрасте поначалу мешала дружбе, но со временем они сблизились и поняли друг друга без слов. Этот брат — граф Феликс Сумароков-Эльстон, а с 1914 года князь Юсупов (1887—1967) — едва ли не один из самых известных представителей рода. Участвовал в заговоре против Григория Распутина. В эмиграции он написал мемуары, в которых много страниц посвятил старшему брату.

Безоблачное детство Николая и Феликса протекало в атмосфере любви и внимания со стороны старших, беспрекословного послушания слуг, в роскоши окружающей среды.

В 1894 году в знаменитом имении Юсуповых Архангельское Франсуа Фламенг написал портрет Зинаиды Николаевны с сыновьями. Художник изобразил принцессу в парке, а на заднем плане — мальчиков, играющих в тени деревьев. На сохранившейся фотографии из архива Юсуповых запечатлен Фламенг в момент работы над этим произведением.

От матери Зинаиды Николаевны Николай унаследовал музыкальность и артистический дар. Он превосходно играл на гитаре, имел приятный баритон, писал прозу и публиковался под псевдонимом «Рок», руководил самодеятельной комедийной труппой и был участником театральных постановок, вызвав однажды похвалу самого К. С. Станиславского. Николай не захотел идти по стопам отца и отказался от военной карьеры. После окончания школы поступил на юридический факультет Санкт-Петербургского университета. Этот факт отражен на одной из его фотографий.

В студенческие годы Николай вел беззаботную светскую жизнь, которая заключалась в кутежах и костюмированных балах, посещении ресторанов и театров. Младшего брата он делает участником своих приключений. По воспоминаниям Феликса, Николай стал обращаться с ним в те годы «по-мужски» и доверял свои сокровенные тайны.

Братья разыгрывают серию забавных шуток, в которых Феликс переодевается в женское платье. Николай и «прекрасная незнакомка» посещают общественные места, привлекая внимание петербургской молодежи. Очередное «переодевание» было осуществлено ими совместно с артистом Императорских театров В. А. Блюменталь-Тамариным под впечатлением от пьесы А. М. Горького «На дне». Переодевшись нищими, они втроем отправились в петербургский квартал бедняков, поселились в приюте и смотрели, по словам Феликса, «ужасное зрелище».

В 1907-1908 годах граф Николай Сумароков-Эльстон посещал знаменитый петербургский портретный салон «Боасанна и Эгглер», услугами которого пользовались представители высшей российской аристократии, в том числе и императорской фамилии. Глядя на очередной снимок Николая, никто из семьи и не предполагал, что он последний в жизни.

Судьбе было угодно, чтобы Николай встретил и полюбил дочь контр-адмирала «Свиты» Марину Александровну Гейден, которая была помолвлена ​​с поручиком Кавалерийского полка графом Арвидом Эрнестовичем Мантейфелем. Не одобрив выбор сына, родители не дали разрешения на брак. Марина вышла замуж за Мантейфеля, но их отношения с Николаем не изменились и стали предметом разговоров в мире. 22 июня 1908, Сумароков-Эльстон погиб на дуэли с Мантейфелем на Крестовском острове в Петербурге.

За несколько часов до дуэли Николай, обычно холодный и сдержанный, пишет искреннее и страстное письмо: «Дорогая моя Марина! […] Мне ужасно тяжело, что я не увижу тебя перед смертью, я не могу попрощаться с тобой и сказать, как сильно я тебя люблю…»

Николай Сумароков-Эльстон похоронен в родовом склепе князей Юсуповых в Архангельске.
Из-за странного рока почти все наследники в семье Юсуповых умерли, не дожив до 26 лет. Трагедию родителей, собственную горечь утраты Феликс Юсупов подробно описал в своих мемуарах. А на фотографиях семейного альбома Николай оставался вечно молодым.

Зинаида Николаевна и Феликс Феликсович Юсуповы

Предки Юсуповых происходят от Абубекира, тестя пророка, правившего после Мухаммеда (около 570-632 гг. ) всем мусульманским родом. Через три столетия после него его брат-имя Абубекир бен-Райок также правил всеми мусульманами мира и носил титул эмира эль-Омра, принца князей и султана султанов, объединяя в своем лице государственную и духовную власть. Князь Н. Б. Юсупов-младший отмечает: «Это был высший сановник халифа Ради-Биллага, исчезнувший в упоении блаженства и роскоши и давший ему всю власть в духовном и светском смысле».

В эпоху падения халифата прямые предки русских князей Юсуповых были правителями в Дамаске, Антиохии, Ираке, Персии, Египте… Некоторые из них были погребены в Мекке, на горе Хира, где Мухаммед открыл текст Корана; в самой священной для мусульман Каабе или около нее — это Баба-Тюклес и два его сына, Аббас и Абдурахман. Султан Термес, третий сын Баба-Тюклеса (16-е племя от Абубекира бен Райока), движимый враждебными обстоятельствами, двинулся из Аравии на север, к берегам Азовского и Каспийского морей, взяв с собой многие преданные ему племена мусульман. Ногайская Орда, возникшая как государство между Волгой и Уралом, явилась результатом переселения султана Термеса.

В настоящее время выясняется полное равноправие брака, заключенного в 1914 году между князем Феликсом Феликсовичем Юсуповым и великой княгиней Ириной Александровной Романовой, племянницей царствующего императора Николая II: оба супруга были царского происхождения.

Прямой потомок Термеса по имени Едигей был в тесной и тесной дружбе с самим Тамерланом, или Тимуром, «Железным Ламером» и великим завоевателем. Эдиги был назначен главным полководцем Тимура. Монгольские полчища Тохтамыша сожгли Москву и самонадеянно двинулись на Тамерлана. Эдигей вышел навстречу Тохтамышу и убил его в единоборстве на глазах у войска. Литовский князь Витовт потерпел сокрушительное поражение от Едигея на реке Ворскле в 1339 г.. Друг Тамерланова обложил данью сына Дмитрия Донского, князя Василия Дмитриевича. Наконец, Едигей завоевал Крым и основал там Крымскую Орду.

Правнук Едигея звался Муса-Мурза (князь Моисей, по-русски) и имел по обычаю пять жен. Первую, возлюбленную, звали Кондаза. От нее родился Юсуф — родоначальник рода Юсуповых. Двадцать лет Юсуф-Мурза дружил с самим Иваном Грозным, русским царем. Потомок эмиров считал необходимым подружиться и породниться с соседями-мусульманами, «осколками» монголо-татарского нашествия на Русь. Четыре дочери Юсуфа стали женами царей Крымского, Астраханского, Казанского и Сибирского. Последний был тем самым Кучумом, которого Ермак Тимофеевич победил во главе своих донских казаков.

Вот второй портрет в галерее Двенадцати портретов Московского Юсуповского дворца — красавица Суюмбека, царица Казанской, любимая дочь Юсуфа-Мурзы. Она родилась в 1520 году и в 14 лет стала женой казанского царя Еналея. В том же году Эналей был убит своими подданными и казанцы вернули на царство ими ранее изгнанного крымского царя Саф-Гирея.

Красавица выходит замуж во второй раз, теперь уже за Саф-Гирея; вскоре у нее родился единственный сын Утемиш-Гирей. Саф-Гирей ввел в Казани казни. Казанцы возмутились. Юнус, сын Юсуфа, решил вступиться за Саф-Гирея и отправился в Казань. Но Саф-Гирей обманул Юнуса. И тогда и Юсуф, и Юнус встали на сторону Ивана Грозного. Саф-Гирей выпил и разбился на ступенях собственного дворца.

Суюмбека во второй раз стала вдовой и царицей Казани. Ее двухлетнего сына Утемиш-Гирея казанцы провозгласили царем. Когда русский царь подошел с войском к стенам Казани, красавица Суюмбека надела доспехи и шлем, помня, что она правительница Казани, и стала главой защитников города. Сначала она пыталась позвать на помощь отца и брата, но они остались верны уговору с Иоанном IV.

Суюмбека так блестяще руководил обороной Казани, что знаменитый русский полководец князь Андрей Курбский не смог взять город штурмом, и тайный подрыв и взрыв городских стен решили дело. Казанская царица была с честью доставлена ​​в Москву вместе с сыном. А в Казани, повторенная в архитектуре Московского Казанского вокзала, навсегда осталась семиярусная Суюмбекина башня высотой около 35 ярдов, украшавшая Казанский Кремль.

История красавицы на этом не заканчивается. Иван Грозный поставил царем Ших-Алея в Казани. Но вскоре он был вынужден бежать в Москву, где женился на Суюмбеке. Дочь Юсуфа-Мурзы выходит замуж в третий раз. Ших-алей получает во владение город Касимов (Городец) и титул царя Касимова. Он переехал в Касимов со своей красивой женой.

И крестился в Москве Утемиш-Гирей, сын Суюмбеки. Ших-Алей скончался в Касимове и был погребен в 1567 году в местной могиле. Прекрасная королева умерла раньше него, в 1557 году, прожив всего 37 лет. Вероятно, ее могила также находится в Касимове. Во всяком случае, так думает ее потомок — русский князь Николай Борисович Юсупов-младший, когда пишет в своей книге: «Алый шиповник с молочной черемухой осыпает цветами забытую гробницу!»

В России очарование прелестного образа Суюмбеки жило очень долго. Русские называли ее волшебницей. А русские поэты сделали ее образ одним из самых поэтичных в мировой литературе.
Поэт Херасков, автор знаменитой «Россиады», сделал казанскую царицу главной героиней своей поэмы, одной из лучших в русском XVIII веке. В начале 19 века на сценах Москвы и Петербурга ставились пьесы Грузинцова «Покорённая Казань» и Глинки «Сумбека, или Падение Казани». Наконец, в 1832 году на сцену вышел балет графа Кутайсова «Сумбека, или Покорение Казанского царства». Пушкин был на спектакле, в котором роль Суюмбеки исполняла балерина Истомина, воспетая им в «Онегине».

Сыновья Юсуфа-Мурзы, братья Суюмбеки, пришли ко двору Ивана Грозного, и с тех пор они и их потомки стали служить русским государям, не изменяя мусульманской вере и не получая за службу наград. Так, Иль-Мурзе был пожалован царем Федором Иоанновичем на берегу Волги под Ярославлем целый город Романов с посадом (ныне город Тутаев). В этом красивом городе, который до революции носил название Романов-Борисоглебск, обилие церквей по обоим берегам Волги, а также руины старой мечети. Именно в этом городе произошло событие, круто изменившее судьбу и историю семьи Юсуповых.

Это было при Федоре Алексеевиче. Правнук Юсуфа-Мурзы по имени Абдул-Мурза принял Патриарха Иоакима в Романове. Историк М. И. Пыляев вспоминал: «Когда-то блестящий дворянин князь Николай Борисович Юсупов был дежурным камер-юнкером во время обеда у Екатерины Великой. На стол подали гуся.

— Ты умеешь, князь, гуся разделывать? — спросила Екатерина Юсупова.

— О, гусь, должно быть, очень запомнился моему имени! — ответил князь. — Мой предок съел одну в Страстную пятницу и за это был лишен пожалованных ему нескольких тысяч крестьян.

«Я бы забрала все его имущество, потому что оно было дано ему с условием, что он не ест ничего медленного в постные дни», — шутливо заметила императрица по поводу этой истории.

Итак, прадед Николая Борисовича Юсупова угостил патриарха и по незнанию православных постов накормил его гусем. Патриарх принял гуся за рыбу, отведал и похвалил, а взять хозяина и сказать: это не рыба, а гусь, а мой повар такой искусный, что и гуся на рыбу приготовить может. Патриарх рассердился и по возвращении в Москву рассказал всю историю царю Федору Алексеевичу, царь лишил Абдул-Мурзу всех наград, и богач вдруг стал нищим. Он долго думал три дня и решил креститься в православной вере. Абдул-Мурза, сын Сеюш-Мурзы, крестился под именем Дмитрий и придумал себе фамилию в память о своем предке Юсуфе: Юсупово-Княжево. Так появился на Руси князь Дмитрий Сеюшевич Юсупово-Княжево.

Но в ту же ночь было ему видение. Внятный голос сказал: «Отныне за измену вере не будет более одного наследника мужского пола в каждом колене его за измену вере, а если их будет больше, то все, кроме одного, не будут прожить более 26 лет».

г. Дмитрий Сеюшевич женился на княжне Татьяне Федоровне Коркодиновой, и по предсказанию от отца унаследовал только один сын. Это был Григорий Дмитриевич, служивший Петру Великому, генерал-лейтенант, которого Петр приказал называть просто князем Юсуповым. У Григория Дмитриевича тоже был только один сын, доживший до зрелого возраста, — князь Борис Григорьевич Юсупов, бывший губернатор Москвы. Любопытно, что в разное время этот пост занимали два представителя славной фамилии: кроме Бориса Григорьевича, генерал-губернатора Москвы в 1915 был Феликс Феликсович, князь Юсупов, граф Сумароков-Эльстон.

Юсупов Борис Григорьевич

Сын Б. Г. Юсупова, пожалуй, самый известный представитель славной фамилии. Князь Николай Борисович (1750-1831) — один из богатейших дворян России: не было не только губернии, но даже уезда, где у него не было ни деревни, ни имения. В этом году исполняется 250 лет со дня рождения этого замечательного человека. Николай Борисович был и первым директором Эрмитажа, и русским посланником в Италии, и главным распорядителем Кремлевской экспедиции и Оружейной палаты, а также всех театров России. Он создал «Подмосковный Версаль» — удивительно красивое и богатое имение Архангельское, где Александр Пушкин бывал у него дважды, в 1827 и 1830 годах. Известно поэтическое послание великого поэта князю Юсупову, написанное в Москве в 1830 году:

… Я появлюсь перед тобой; Я увижу этот дворец,

Где циркуль, палитра и долото архитектора

Ваша заученная прихоть была исполнена

И одухотворенные состязались в магии.

В раннем детстве Пушкин жил с родителями в московском княжеском дворце, в Большом Харитоньевском переулке. Образы диковинного восточного сада, окружавшего дворец, нашли отражение в прологе к «Руслану и Людмиле». Сюда же приводит поэт свою возлюбленную героиню Татьяну Ларину в седьмой главе «Евгения Онегина» — «в Москву на ярмарку невест»:

У Харитони в переулке

Карета перед домом у ворот

Остановлен…

А Татьяну поэт просто роднит с княжеским родом Юсуповых: ведь они приезжали в гости к тетке Татьяны, княжне Алине, а в 1920-е годы княгине Алине, сестре Н.Б. Юсупова Александра Борисовна, действительно жила в Юсуповском дворце в Москве. Ряд отражений бесед поэта с князем Юсуповым мы находим в образах знаменитой Болдинской осени Пушкина, а когда князь умер, поэт написал в письме: «Мой Юсупов умер».

Зинаида Николаевна Юсупова

Однако обратимся к дальнейшим звеньям рода и сопутствующей судьбе. Борис Николаевич, камергер, сын Н. Б. Юсупова, жил преимущественно в Петербурге и тоже оставил своего единственного наследника — князя Николая Борисовича Юсупова-младшего

Князь Николай Борисович Юсупов

Талантливый музыкант и писатель, заместитель директора Санкт-Петербургской публичной библиотеки, женат на герцогине Татьяне Александровне де Рибопьер. На князе Николае Борисовиче-младшем оборвалась мужская линия древнего рода.

Зинаида Николаевна Юсупова

Единственная наследница — красавица и богатейшая невеста России Зинаида Николаевна княгиня Юсупова, портреты которой писали лучшие художники того времени Серов и Маковский, — вышла замуж за праправнука М.И. Губернатор Москвы.

Юсупов Феликс Феликсович старший

Семья Юсуповых

Зинаида Николаевна Юсупова

А император Александр III, удовлетворяя просьбу князя Н. Б. Юсупова-младшего, чтобы не прекращалась знаменитая фамилия, разрешает графу Сумарокову-Эльстону именоваться также князем Юсуповым. Этот титул должен был перейти к старшему из сыновей.

Семья Юсуповых

В счастливом браке родились и выросли двое сыновей, оба окончили Оксфордский университет.

Феликс Юсупов

Старшего звали князем Николаем Феликсовичем Юсуповым (1883-1908).

Николай Юсупов, старший брат Феликса Юсупова-младшего


Родители уже начали забывать о страшном предсказании, когда накануне своего 26-летия Николай Феликсович влюбился в женщину, муж которой вызвал его на дуэль и. .. убил его. Поединок состоялся в Санкт-Петербурге на Крестовском острове 19 июня.08, в имении князей Белосельских-Белозерских. Николай оба раза выстрелил в воздух… «Тело было положено в часовне», — пишет младший брат Феликс, к которому перешел титул князя Юсупова. Князь Николай Феликсович был похоронен в подмосковном Архангельске.

Потрясенные родители, похоронив старшего сына, строят храм-усыпальницу в Архангельске, где должны были найти свой последний приют князья Юсуповы. Храм возводился известным московским зодчим Р. И. Клейном до 1916. Грянула революция, и храм так и не принял под свои своды ни одного захоронения. Так он и стоит по сей день как памятник страшному проклятию рода князей Юсуповых, расправив крылья колоннад навстречу судьбе…

Княгиня И.М.Юсупова. Запись о приобретении в книге преподобного Димитрия Ростовского. 1786. ГМУА.

Религиозно-нравственное воспитание детей в России обычно возлагалось на мать. Княгиня Ирина Михайловна Юсупова была женщиной скромного, мягкого, простого нрава, но твердого, особенно в делах Веры, характера.
О княгине Ирине Михайловне и ее отношениях с единственным сыном достоверно известно мало. Можно только догадываться, насколько трогательными они были. Княгиня купила сыну книги, заказала его наивный детский портрет в офицерском мундире. Сам Николай Борисович — на старости лет один из первых русских дворян — велел похоронить себя рядом с матерью в ее небольшом родовом имении под Москвой, а вовсе не на фешенебельном кладбище, где его великолепному надгробию могли бы позавидовать уцелевшие враги …

Святой Димитрий Ростовский. Композиции. Москва. 1786. Фронтиспис с портретом и авантитулем. Библиотечная книга. Юсуповы. ГМУА.

Ирина Михайловна читала не только модные французские романы, что тогда полагалось делать каждой даме высшего света. Много вечеров она проводила за чтением Минеи — Жития святых Дмитрия Ростовского. Это обширное издание на протяжении нескольких столетий считалось любимым чтением простого народа России. Ирина Михайловна стала большой почитательницей святителя Димитрия, только что в середине XVIII века причисленного к лику православных святых, просиявших в земле Российской. Свой домовой храм в петербургском доме она посвятила памяти ростовского митрополита. Книги святителя Димитрия бережно хранил в своей библиотеке князь Николай Борисович.
В век Вольтера и модных насмешек над религиозными чувствами Ирине Михайловне удалось привить сыну глубокую Веру, о чем свидетельствуют некоторые документы княжеского архива. Другое дело, что внешне проявлять личную религиозность в те времена полагалось весьма сдержанно – ведь Юсуповы не были восторженными новообращенными, которые буквально донимают всех своими мелкими религиозными проблемами и сомнениями.

Ф. Титов. «Княгиня Ирина Михайловна Юсупова раскладывая карты». 30 октября 1765 г. Барельеф. ГМУА.

Николай Борисович Юсупов-младший, внук князя, человек совсем другого времени, был более открыт в своих религиозных взглядах. Он оказал немалую поддержку православию в трудные годы наступающего неверия, одним из первых указал русскому обществу на будущего святого — праведного Иоанна Кронштадтского, по молитвам которого в семье Юсуповых совершилось несколько чудес.
В Архангельском есть небольшой барельеф работы малоизвестного русского скульптора Ф. Титова, где Ирина Михайловна изображена раскладывающей пасьянс, своеобразная «гимнастика для ума». Этот портрет находился в личных покоях Николая Борисовича. Простота и кротость материнского нрава во многом передались сыну, хотя положение крупного дворянина иногда заставляло его вести себя с посторонними замкнуто и подчеркнуто высокомерно. Скульптор вылепил и профильный барельефный портрет самого молодого князя в возрасте двенадцати-тридцати лет, подчеркнув некую самоуверенную надменность, столь свойственную подросткам. Судя по всему, портрет украшал комнаты Ирины Михайловны в Спас-Котове. В верхней части обоих барельефов есть небольшое отверстие для гвоздя, чтобы изображение было удобнее повесить на стену.

Неизвестный художник. «Царь Петр 1 в костюме голландского моряка». Гравюра Н. Свистунова. XVIII век

По традиции, для людей круга князей Юсуповых домашнее образование не ограничивалось только занятиями с гувернёрами. Отец Николая Борисовича, пользуясь своим служебным положением, а также любовью к нему курсантов и преподавателей Кадетского корпуса, пригласил их на занятия к сыну. Среди учителей юного принца было много выходцев из Голландии. Голландцы, как известно, оказали большое влияние на формирование императора-реформатора Петра Великого и на формирование новой столицы России — Санкт-Петербурга. Действительно, у представителей этой нации есть чему поучиться. Постоянное общение с иностранцами, пример их «немецкой» пунктуальности развили в молодом князе настойчивость, умение регулярно работать. Эти навыки позволили Николаю Борисовичу уже в юности свободно овладеть пятью иностранными языками — как живыми, так и мертвыми. Причем живые языки — не только французский — были в постоянном употреблении. Это характеризует Юсупова как человека, постоянно стремившегося по велению собственной души к овладению новыми знаниями.

Неизвестный художник. С оригинала С. Торелли. «Портрет великого князя Павла Петровича в детстве». ГМУА.

Николай Борисович также прекрасно владел русским языком; не столько литературный, сколько разговорный. В его письменных распоряжениях постоянно присутствует бытовая интонация, до известной степени передающая стиль устной речи князя со всеми ее причудливыми оборотами ученого мужа, часто общающегося с простыми мужчинами. Кстати, русскому языку Юсупова, как обычно тогда, обучал обыкновенный дьякон. Вот почему в княжеских приказах — а он не так часто писал их собственноручно — явно прослеживаются следы знания церковнославянской грамоты. Для восемнадцатого века явление довольно распространенное среди людей из высшего общества.
«Те жители Санкт-Петербурга и Москвы, которые считают себя просвещенными людьми, следят за тем, чтобы их дети знали французский язык, окружают их иностранцами, дают им дорогих учителей танцев и музыки, но не учат их родному языку, поэтому это красивое и дорогое достойное воспитание приводит к полному незнанию родины, к равнодушию и даже презрению к стране, с которой неразрывно связано наше существование, и к привязанности к Франции. Однако следует признать, что дворянство, проживающее во внутренних губерниях, не заражено этим непростительным заблуждением. .

Петербург. Арка «Новая Голландия». Фото ассоциации «Мир искусства». Конец 1900-х Автоколлекция ra.

Граф Александр Романович Воронцов, старший ровесник Юсупова, находившийся в родстве с ним по материнской линии через брата Семена Романовича, состоявшего в браке с одним из Зиновьевых, — лицо, принадлежавшее к одному кругу с Николаем Борисовичем. Александр Романович родился в 1741 году и был старше Юсупова на десять лет. Сестра братьев А.Р. и С.Р. Воронцовы были знаменитой княгиней Екатериной Романовной Дашковой, президентом двух русских академий, дамой столь же образованной, сколь и желчной, оставившей своим потомкам гораздо более знаменитые Записки. Весьма мудрый труд ее брата, увы, знаком в основном узкому кругу специалистов по истории восемнадцатого века.

Неизвестный художник. «Портрет Александра Романовича Воронцова». Копия из Воронцовской галереи в имении Андреевское Владимирской губернии.

Граф Александр Романович Воронцов, как и Юсупов, был безмерно богат, имел много приятных для души и ума занятий — любил театр, собирал живопись и графику. Его собеседниками становились умнейшие люди эпохи. Казалось, ничто не мешало ему жить свободным хозяином-сибаритом. Однако Воронцов поступил и на государственную службу, занимал немало ответственных и хлопотных должностей, дослужился до высшего чина государственного канцлера в России (так тогда называлась должность министра иностранных дел) и сделал много полезного для своей страны. Несмотря на то, что Екатерина II и Павел I относились к нему лично, как и ко всей семье Воронцовых, без малейшей симпатии, ценились только деловые качества, потому что просто хороших людей было много, а рабочих мало.
Вот такое яркое свидетельство качества домашнего дворянского образования того времени: «Мой отец старался дать нам такое хорошее воспитание, какое было возможно в России, — вспоминал А. Р. Воронцов. «Мой дядя прислал к нам из Берлина гувернантку. Мы незаметно выучили французский язык и уже в возрасте 5 или 6 лет обнаружили в себе решительное пристрастие к чтению книг. Надо сказать, что хотя воспитание, которое нам давали, не отличалось ни блеском, ни излишними расходами, применяемыми на этот предмет в наше время, оно имело много хороших сторон. Главным его преимуществом было то, что в то время не пренебрегали изучением русского языка, который в наше время уже не входит в программу обучения. Можно сказать, что Россия — единственная страна, где пренебрегают изучением родного языка и всем, что касается страны, в которой люди родились; само собой разумеется, что я имею в виду здесь современное поколение» (8а).

«Нравственность для маленьких дворянских детей». Композиция славного мистера Кампре в переводе с немецкого. Типография свободной типографии А. Решетникова. Москва. 1793. ГМУА.

Большую роль в воспитании юного князя Юсупова сыграли книги, рано вошедшие в жизнь Николая Борисовича. Родители пытались заложить основу его будущей знаменитой библиотеки, хотя сами не были большими библиофилами и вряд ли представляли себе, что библиотека их сына станет одной из крупнейших в России и Европе. Книги присутствовали в доме скорее как обычные собеседники. Борис Григорьевич, большой любитель чтения, брал для чтения интересующие его издания в Академии наук, а Ирина Михайловна покупала.
Одна из первых книг юного князя сохранилась в Архангельской библиотеке. Это «Придворный писатель», изданный в Амстердаме в 1696 году. На форзаце в конце книги есть и первый экслибрис князя — подпись: «Принц Никола а 9 анс». Есть еще «автопортрет», фигурка мальчика — рисованный рисунок девятилетнего принца Николы.
Сохранились некоторые учебные рисунки юного Николая Борисовича и даже картина — «Корова». Рисование вошло в круг обязательных предметов изучения дворянской молодежи не только в середине XVIII в., но и в значительно более позднее время, о чем свидетельствуют явно любительские шарадные рисунки из семейного альбома Юсуповых середины XVIII в. 19век.
Ирина Михайловна, надо думать, довольно часто баловала сына книжными подарками — другое дело, что в середине XVIII века выпускалось сравнительно мало специальной литературы для детей или просто хорошей учебной литературы. Так что пришлось пожертвовать книги, предназначенные больше для чтения взрослыми. В 1764 году Ирина Михайловна подарила своему 13-летнему сыну «Историю Фридриха Вильгельма I, короля Пруссии», о чем была сделана соответствующая запись на форзаце книги. Она до сих пор хранится в библиотеке музея-усадьбы Архангельское.
Именно библиотека могла бы многое рассказать о князе Юсупове; рассказать о том, что современникам Николай Борисович оставался неизвестным, а потомков совершенно не интересовал. К сожалению, научный каталог уникально сохранившейся усадебной библиотеки Архангельского до сих пор не введен в научный оборот, а значительная часть юсуповского книжного собрания остается недоступной для исследователей вне стен музея.
Граф А.Р. Воронцова: «Мой отец выписал нам довольно хорошо составленную библиотеку, в которой были лучшие французские авторы и поэты, а также книги исторического содержания, так что, когда мне было 12 лет, я уже был хорошо знаком с произведениями Вольтер, Расин, Корнель, Буало и другие. французские писатели. Среди этих книг был сборник из почти ста томов журнальных номеров: Ключ к знакомству с канцеляриями европейских государей, начавшемуся в 1700 году. Упоминаю этот сборник потому, что из него узнал обо всем, что происходило в России, самое интересное и самое замечательное с 1700 года. Это издание оказало большое влияние на мою склонность к истории и политике; она возбудила во мне желание знать все, что касается этих предметов и особенно в отношении к ним в России» .

Князь Н.Б. Юсупов. «Корова. Пейзаж с коровой». Доска, масло. 1760-е годы ГМУА.

Николай Борисович Юсупов, как это ни парадоксально звучит, всю жизнь учился, потому что всю жизнь читал и стремился к получению новых знаний. он собрал огромную библиотеку, отличавшуюся не только библиографической редкостью, но и большой полнотой.Многие книги по самым разным областям знаний — как гуманитарным, так и естественным — сохранили собственноручные записи князя, свидетельствующие о том, что он был внимательным и заинтересованным читатель, а не только собиратель книг. Неслучайно С.А.Соболевский, крупный русский библиофил, человек горький и отнюдь не склонный к комплиментам, называл князя Юсупова выдающимся ученым — знатоком культуры, не только зарубежной ,но и русский.Читать каждый день обычно учат в детстве.Кстати Юсупов и Соболевский были одноклубниками и не раз встречались в московском английском клубе.

П.И. Соколов. «Портрет графа Никиты Петровича Панина в детстве». 1779. Третьяковская галерея. (Племянник графа Никиты Ивановича Панина.)

Традиционное воспитание юношей и девушек в России происходило в определенном кругу общения. Дети князя Юсупова воспитывались со сверстниками из знакомых аристократических семей.
Одна из них – семья графов Паниных и их племянников, князей, братьев Куракиных. С Куракиными Юсупов был связан через сестер. Александр и Алексей Куракины стали друзьями детства Николая Борисовича. Один был немного старше его, другой, как и будущий император Павел I, был моложе на несколько лет. В детстве, как известно, даже небольшая разница в возрасте очень заметна. Поэтому Юсупова нельзя назвать другом детства наследника Павла Петровича. Более близкие и теплые отношения возникли лишь в ранней юности, а позднее укрепились, когда Николай Борисович сопровождал наследника престола и его супругу в заграничной поездке. Юсупов оставался домашним другом императорской четы до самой смерти Павла I и императрицы Марии Федоровны.

«Школа жизни, или Наставления отца сыну, о том, как жить на этом свете…». Амстердам. 1734. Библиотека Н.Б. Юсупов. ГМУА.

В восемнадцатом веке придворный этикет, конечно, очень строго соблюдался, но для детей дворян, приближенных ко двору Елизаветы Петровны, делались вполне понятные послабления — дети есть дети. Не случайно один из братьев Куракиных называл наследника престола Павла Петровича в письмах просто и фамильярно-ласково — Павлушкой. Кто соблюдал придворный этикет до мелочей, так это возмужавший Павел I, вступивший на императорский престол после смерти своей матери, Екатерины Великой.
О первых годах жизни будущего императора сохранилось гораздо больше сведений, чем о детстве «простого» князя Юсупова, хотя круг их деятельности в то время мало отличался. Вот некоторые выдержки из знаменитых «Записных книжек» за 1765 г. С.А. Порошину, который постоянно находился с юным наследником престола и делал записи сразу после событий.

Приложение из альбома Зинаиды Ивановны Юсуповой. 1830-е годы

«27 марта. Туфля стала, мокрица ползла; он боялся, что их раздавят, и кричал. 28 марта. Перед этим поссорился с великим князем (Павлом), заставив его играть на муз. Ехать ему очень не хотелось, он защищал тем своим правом, что теперь его совсем отстранили от занятий; ленивый человек; после этого он играл в шахматы с Куракиным; порезвились, поужинали, легли спать. 30 марта. Когда пришел Куракин, они валили и играли в шахматы… до обеда я смотрел кукольный театр. 31 марта. Играли в шахматы, Куракина срубили и посадили на бутылку, в бильбокет. Мы сели за стол, с нами обедал Петр Иванович (Панин), гр. Иван Григорьевич, Талызин, Круз, Строганов. Говорили о разных ядах, потом о французском министерстве. Мы встали и снова сыграли Куракина. 5 апреля. Пошли в куртаг, который был в галерее. Императрица играла в пикет. Цесаревич так и стоял. Приехав туда, он поддразнил Куракина своей шалостью, тот не остался ужинать. После этого я стал очень вежлив» .
Запись от 16 апреля, пожалуй, самая примечательная. Она показывает, как простота нравов присутствовала в быту придворного быта, если даже просвещенный воспитатель наследника граф Никита Иванович Панин не брезговал описанными «забавами». «Я играл в воланы. Он учился со мной очень хорошо. Фектовал. В Берлан. Обед. Как только он задумал раздеваться, пришел Никита Иваныч и был там до тех пор, пока государь не лег спать в половине одиннадцатого. Тогда сам Никита Иваныч провел Куракина в темную переднюю к Строганову и, попугаев, вернулся. Остальные отвели Куракина к Строганову. Это слуги Строганова переоделись в белую рубашку и парик. Куракин был жестоким трусом. На следующий день «запугивание» друга царя Куракина продолжилось. Между тем Павел, лет десяти, высказывал уже вполне здравые мысли; некоторые из них закреплены: «мы всегда хотим запретного, и это основано на человеческой природе» или «он учится хорошо: всегда узнаешь что-то новое».

«Обманка». Лист из альбома Зинаиды Ивановны Юсуповой. 1830-е годы

Уже в 11 лет будущий император не понаслышке знал о некоторых проблемах семейной жизни. Однажды за обедом он сказал: «Когда я женюсь, я буду очень любить свою жену и буду ревновать. Я очень не хочу иметь рога. Павел очень рано обратил свое благосклонное внимание на некоторых барышень двора, среди которых, по слухам, была одна из прекрасных княгинь Юсуповых, сестра Николая Борисовича…

М.И. Махаев. Фрагмент Генерального плана Санкт-Петербурга. 3-й Зимний дворец.

В царствование императриц Елизаветы Петровны и Екатерины Великой дети всех приближенных ко Двору людей стали выходить рано, гораздо раньше, чем Наташа Ростова, кстати, дочь старшины Московского Английского клуба, первый бал которого описал граф Л.Н. Толстой. Вот что пишет граф А.Р. Воронцов.
«Императрица Елизавета, отличавшаяся благожелательностью и дружелюбием ко всем окружающим, интересовалась даже детьми людей, принадлежавших к ее двору. В нем в значительной степени сохранились старые русские обычаи, очень похожие на старые патриархальные обычаи. Хотя мы были еще детьми, она позволяла нам посещать свой двор в приемные дни и иногда дарила в своих внутренних покоях балы для обоих полов детям тех лиц, которые были при дворе. Я сохранил память об одном из таких балов, на котором было от 60 до 80 детей. Нас посадили ужинать, а сопровождавшие нас воспитатели и гувернантки обедали за особым столом. Императрице было очень интересно наблюдать, как мы танцуем и обедаем, и она сама села обедать с нашими отцами и матерями. Благодаря этой привычке видеть двор, мы незаметно привыкли к большому свету и к обществу» .

Антропов А.П. С оригинала J.L. Voila. «Портрет великого князя Павла Петровича в детстве». 1773. ГМУА.

У детей сложились дружеские отношения «на свете» и вне стен царского дворца. «Был еще обычай, — вспоминал граф А.Р. Воронцова, который немало способствовал тому, чтобы сделать нас дерзкими, а именно то, что дети тех, кто был при дворе, взаимно навещали друг друга по праздникам и воскресеньям. Между ними устраивались балы, на которые их всегда сопровождали воспитатели и гувернантки. .

«Зрелище есть общественное увеселение, исправляющее человеческие нравы», — писал известный русский актер 18 века П.А. Плавильщики о театральных постановках. Граф А.Р. Воронцов в своих «Записках» рассказывал, что по традиции люди из его круга с детства посещали театральные представления. «Придворный театр два раза в неделю ставил французские комедии, и отец возил нас туда с собой в своей ложе. Я упоминаю об этом обстоятельстве потому, что оно очень способствовало тому, что с раннего детства мы получили решительное влечение к чтению и литературе. .

Ф.Я. Алексеев. «Вид на Неву и Адмиралтейство от Первого кадетского корпуса». Фрагмент. 1817. Масло. ВМП.

Понятно, что Николай Борисович посещал и театр при Кадетском корпусе, пользуясь служебной ложей отца, посещал и придворные спектакли в Зимнем дворце.
Театр, книги, живопись — все это занимало далеко не последнее место на протяжении всей жизни Николая Борисовича Юсупова. Он приобщился ко всему прекрасному в детстве, которое прошло под пристальным вниманием отца. Смерть князя Бориса Григорьевича стала первой большой утратой в жизни для его восьмилетнего сына.

Тем временем, пока продолжались домашние занятия юного принца, его военная карьера складывалась сама собой. В 1761 году Николай Борисович был произведён из корнета в подпоручики того же Лейб-гвардии Кавалерийского полка. По словам искусствоведа Адриана Викторовича Прахова, в 16 лет Юсупов поступил на действительную военную службу. Однако эти сведения могут оказаться ошибочными — один из первых биографов князя Николая Борисовича ввел в научный оборот многие уникальные документы Юсуповского архива, но в его датировке событий и фактов постоянно случалась путаница, так что в возрасте 16 лет Юсупов мог, как и раньше, дома.

Неизвестный художник. «Летний сад». 1800-е годы Пастель. НПП.

В 1771 году Николай Борисович был произведен в поручики, и на этом военная служба князя закончилась. Была ли какая-то «история», повлекшая за собой крах военной карьеры Юсупова, о которой глухо упоминается в двухтомнике «О семье князей Юсуповых»? Скорее всего нет. Просто Николай Борисович по своему складу ума и характеру не был предназначен для выполнения команд и ходьбы строем, а также для гарцевания на коне. В следующем году он получил отставку и звание камер-юнкера Императорского Двора.
При наличии «истории» получение придворного чина было бы затруднительно даже при больших связях. Может быть, молодой принц немного проиграл в карты или увлекся замужней дамой? Тогда такие «грехи молодости» считались в порядке вещей и особой «истории» из этого при всем желании не сделать. К тому же Николай Борисович, как и его предки, всегда оставался человеком не только благонамеренным, но и очень осторожным.

М.И. Махаев (?) «Второй Зимний дворец Доменико Трезини». После 1726 г. До 19 г.17 в собрании Каменноостровского дворца в Санкт-Петербурге. Репродукция из книги И.Е. Грабаря «История русского искусства».

Следует отметить, что русские дворяне, как, впрочем, и дворяне во всех странах, испокон веков делились на две весьма неравные категории. Один, неизменно большой, только числился на службе, а все дела решали обычные секретари и приказчики. Другая, традиционно немногочисленная, самым серьезным образом занималась государственными делами. Князь Юсупов принадлежал ко второй. Казалось бы, у него были очень широкие интересы, подкрепленные огромными материальными возможностями для их реализации, но вместо того, чтобы жить в свое удовольствие «великим русским мастером», князь Николай Борисович много сил, внимания и времени отдавал спектаклю государственных обязанностей, к которым он регулярно привлекал всех российских императоров и императриц, от Екатерины Великой до Николая I включительно. Следует помнить, что казенное жалованье и жалование русского чиновника во все времена оставалось довольно скромным — само собой понималось, что «государь» просто произнесет заветную формулу — «надо ждать», а остальное зависит от ловкость рук. .. Борисович позволяет отнести его к редкому типу «не берущих» чиновников. Напротив, князь Юсупов всячески облагодетельствовал собственных подчиненных, в том числе и материально, раздавая им часть своего жалования, выпрашивая для них награды и пенсии «сверху».

Георгий Блюмин, доктор технических наук, профессор культурологии, консультант компании «Терра Недвижимость», автор книги «Царская дорога», продолжает серию рассказов об истории Рублевки.

250 лет назад в семье московского губернатора князя Бориса Григорьевича Юсупова и его жены Ирины Михайловны, урожденной Зиновьевой, родился сын Николай. Впоследствии князь Николай Борисович Юсупов станет самым богатым человеком России. В его владении будут имения не только во всех губерниях России, но и почти в каждом уезде. На вопрос, есть ли у него имение в таком-то районе, он обычно отвечал: не знаю, надо спросить у управляющего. Приходил управляющий с памятной книгой под мышкой, открывал ее — и почти всегда усадьба была там. Вот неполный перечень должностей, которые князь занимал в течение своей долгой жизни: министр Департамента Судеб, в ведении которого находились все императорские и великокняжеские имения и дворцы, председатель Мануфактур-коллегии, директор императорских театров, первый директор Эрмитажа и Оружейной палаты, начальник Кремлевской экспедиции и всех фарфоровых и стекольных заводов России, член Государственного Совета. Он имел высший чин действительного тайного советника первого ранга, был награжден всеми орденами Российской империи и многими иностранными, поэтому, когда не знали, чем его еще наградить, специально для него придумали жемчужный погон , который князь носил на правом плече и которого больше ни у кого не было. Кстати, на посту обер-управляющего императорскими театрами князь Николай Борисович изобрел нумерацию рядов и мест: раньше в театре сидели, где придется.

Князь был также посланником России в Италии, где приобрел много редких книг, преимущественно античных авторов, которые впоследствии украсили его знаменитую библиотеку в Архангельском. Там же, в Италии, ему удалось уговорить папу Пия VI дать разрешение полностью скопировать и перевезти в Петербург знаменитые лоджии Рафаэля, находящиеся ныне в Эрмитаже. В юности князь много и упорно учился, свободно говорил на пяти языках, так что впоследствии удивил своей ученостью многих корифеев европейской науки, с которыми близко познакомился, путешествуя по Европе с рекомендательными грамотами. от императрицы Екатерины II. Обходительный и внешне очень красивый принц, как говорили в придворных кругах, был одно время любовником королевы. Во всяком случае, в его кабинете в Архангельском висела картина, на которой он и Екатерина были представлены обнаженными в образах Аполлона и Венеры. Павел I, взойдя на престол, приказал убрать эту картину.

«Гонец молодой венценосной жены», по выражению Пушкина, дружил с Вольтером, Дидро и Бомарше. Бомарше посвятил ему восторженное стихотворение. В Европе Юсупова принимали все тогдашние монархи: Иосиф II в Вене, Фридрих Великий в Берлине, Людовик XVI и Наполеон Бонапарт в Париже. Князь покупал скульптуры и картины лучших мастеров за границей и привозил их в Эрмитаж, не забывая и о своем подмосковном имении Архангельское, которое он со временем превратил в классически законченный усадебный ансамбль — «Подмосковный Версаль». Князь Юсупов был верховным предводителем при коронации трех российских императоров — Павла I, Александра I и Николая I — и все они были его гостями в Архангельском.

Князь Николай Борисович принадлежал к одному из древнейших дворянских родов России, ведущему свое начало от легендарного пророка Мухаммеда (VI век н.э.). Тесть великого пророка по имени Абубекир правил всем мусульманским миром. Спустя три века его потомок и новый правитель мусульман носил величественный титул Эмир эль-Омр, принц князей, султан султанов. Он сочетал в себе государственную и духовную власть. Имена предков русских князей Юсуповых ежеминутно встречаются на страницах «Тысячи и одной ночи», в сказках Шахерезады. Предки Николая Борисовича Юсупова были эмирами, халифами и султанами с царской властью на всем Древнем Востоке — от Египта до Индии. Позже говорили и писали, что Юсуповы произошли от татар. В России в 15-16 веках любого пришедшего с Запада называли немцем, а с Востока — татарином. Других национальностей просто не было. Исключение составляли, пожалуй, итальянцы, строившие Кремль: их называли «фря», или фрязины. И по сей день есть пожалованные им деревни Фрязево, Фрязино, Фряново вокруг Москвы.

Многие могилы «татар» — предков Юсупова находятся в священной для мусульман Мекке и Каабе. Дамаск, Антиохия, Египет, Месопотамия, Индия помнят их правление.

Примерно через тысячу лет после царствования правящих предков Юсуповых А.С. на востоке. Пушкин посвятит свое знаменитое «Послание вельможе» русскому князю Николаю Борисовичу Юсупову, вдохновленное его визитами в Архангельск:

Освобождение мира от северных оков,
Как только замрет зефир на полях, струясь,
Как только зазеленеет первая липа,
К тебе, дружный потомок Аристиппа,
Я явлюсь к тебе; Я увижу этот дворец,
Где циркуль зодчего, палитра и резец
Они послушались твоей ученой прихоти,
И вдохновенные состязались в магии.

Пушкин называет царевича потомком Аристиппа. В 1903 году в Архангельском будет установлен бюст Пушкина с высеченными на постаменте цитатами из его послания князю Юсупову. Там написано «любимчик Аристиппа». Это и понятно: ведь главный тезис учения древнегреческого философа – счастье в удовольствии. И этому принципу Николай Борисович следовал всю жизнь. Но Пушкин потомок Аристиппа. Почему? Дело в том, что философ, грек по происхождению, жил на земле нынешней Ливии, на границе с Египтом в городе Кирене и состоял в родстве с правителями Египта, откуда уходят древние корни рода Юсуповых .

Прошло около четырех столетий, и среди правителей Востока мы встречаем имя потомка Абубекира Султана Термеса. Этот султан родился далеко на севере, где в юности путешествовал его отец. Вражда бывших друзей и братьев заставила Термеса вспомнить о родине. Он бросает вопль единоверцам, многие откликаются на призыв и, под давлением враждебных обстоятельств, переселяются из Аравии на север, где и обосновались на огромном пространстве между Уралом и Волгой. Русские называли это поселение Ногайской Ордой. Прямой потомок Термеса был ближайшим другом и сподвижником великого завоевателя Тамерлана, или Тимура. Его звали Эдигей. Это он в единоборстве перед войском убил монгольского хана Тохтамыша, незадолго до этого сжег Москву. Едигей также разбил войска литовского хана Витовта на реке Ворскле в 1339 г.. Наконец, он завоевал Крым и основал там Крымскую Орду.

Правнук Едигея звался Муса-Мурза и по обычаю имел пять жен. Имя первой, любимой жены Кондаса. От нее родился Юсуф, давший имя русскому княжескому роду Юсуповых. Двадцать лет Юсуф-Мурза дружил с самим Иваном Грозным, русским царем. У Юсуфа-мурзы было два сына и четыре дочери. Своих дочерей он выдал замуж за соседних царей: крымского, астраханского, сибирского и казанского. Женой казанского царя была красавица Суюмбека, в честь которой в Казанском Кремле была возведена семиярусная Суюмбекская башня, повторенная в архитектуре московского Казанского вокзала. Позже она была царицей Касимовского царства и была похоронена в 1557 году в местной усыпальнице. Так думает ее потомок, русский князь Николай Борисович Юсупов-младший, когда пишет в своей книге: «Алый шиповник с молочной черемухой осыпает цветами эту забытую гробницу!» Прекрасную Суюмбеку воспевает поэт М.М. Херасков в своей поэме «Россия». В 1832 году в Петербурге с большим успехом был поставлен балет композитора Глинки «Суюмбека и покорение Казани», где выступала известная балерина А.И. Истомина. Об этом пишет в своих воспоминаниях праправнук князя Николая Борисовича, князь Феликс Юсупов.

Сыновья Юсуфа-Мурзы поступают на русскую службу, сохраняя мусульманскую веру. Внук Юсуфа-Мурзы, Сеюш-Мурза, в XVII веке завладел целым городом Романовым с посадом (нынешний Тутаев) в Ярославской губернии. И сегодня в городе среди многочисленных церквей можно увидеть старинную мечеть. Именно в этом городе произошло событие, коренным образом изменившее жизнь Мурза. Сын Сеюша-Мурзы по имени Абдул-Мурза принял патриарха Иоакима в Романове. Был постный день, и хозяин, не зная о православных постах, накормил гостя гусем. Патриарх съел гуся, приговаривая: хороша твоя рыбка, князь! Тот бы помолчал, а он возьмет и скажет: «Это не рыба, Ваше Святейшество, а гусь. Мой повар такой специалист, что может приготовить гуся на рыбу — могу отдать Вашему Святейшеству!» » Патриарх, как бы он ни был сыт, рассердился и по прибытии в Москву рассказал всю историю царю Федору Алексеевичу. В наказание он лишил мурзу всех прежних наград, и богатый в одночасье стал нищим. Абдул-Мурза три дня думал и решил перейти в православие.

Крещен в одной из церквей того же города Романова под именем Дмитрий, а фамилию придумал на древнерусский лад: Юсупово-Княжево. Так появился русский князь Дмитрий Сеюшевич Юсупово-Княжево. Ему вернули все имущество, и он женился на русской. Это был прадед героя нашего рассказа князя Николая Борисовича Юсупова. С тех пор изображение гуся встречается в интерьере юсуповских дворцов в Москве, Петербурге, Ракитном и Крыму.

Но в ту же ночь князю Дмитрию Сеюшевичу было видение: некий призрак ясно сказал ему, что отныне за измену вере в любом колене его рода будет не более одного наследника мужского пола, а если их больше родились, то никто из них, кроме одного, не дожил бы до 26 лет. Самое удивительное, что глядя на юсуповскую историю на протяжении четырех столетий, мы видим, что страшное предсказание сбылось. Дмитрию Сеюшевичу Юсупово-Княжево наследовал его сын, князь Григорий Дмитриевич, генерал-аншеф и глава Военной коллегии. Он был сподвижником Петра I и участником всех его сражений. Именно император приказал называть его просто князем Юсуповым. Сын Григория Дмитриевича, князь Борис Григорьевич Юсупов, был сначала вице-губернатором, а затем губернатором Москвы, действительным тайным советником. А следующим и снова единственным наследником стал князь Николай Борисович Юсупов — друг королей и императоров, собеседник и родственник А.С. Пушкин: ведь предки обоих пришли из Северной Африки. Среди высших наград империи, званий, звезд и сословий князя высшей, безусловно, является послание к нему А.С. Пушкина, состоящая из 106 стихотворных строк. В этом стихотворении Пушкин дал яркое и подробное описание князя — яркого представителя русской культуры.

А.С. Пушкин, по подсчетам дотошных пушкинистов, дважды посещал Н. Б. Юсупова в его подмосковном имении Архангельское. Произошло это в конце апреля 1827 г., а затем в конце августа 1830 г. В первый раз спутником Пушкина был его друг С. А. Соболевский, они приехали в Архангельское верхом, «и просвещенный дворянин екатерининских лет принял их со всеми радушие гостеприимства», по воспоминаниям современника. Во второй приезд Пушкина сопровождал поэт, князь П.А. Вяземского, и этот приезд отражен в картине французского художника Николя де Куртейля, работавшего тогда в Архангельске. Пушкин пишет в своем послании:

Один все тот же ты. Перешагнув порог твоего дома
, я вдруг переношусь во времена Екатерины.
Книгохранилище, идолы и картины,
И стройные сады мне свидетельствуют
Что музам ты благоволишь в тишине,
Что благородством дышишь в праздности.
Я слушаю тебя: твоя беседа свободна
Полна молодости. Влияние красоты
Вы чувствуете это живо. С восторгом оценишь
И блеск Алябьевой и обаяние Гончаровой.
Небрежно в окружении Корреджо, Канова,
Ты, не участвуя в волнениях мира,
Иногда смотришь на них насмешливо в окно
И видишь круговорот во всем.

Женой князя Николая Борисовича была Татьяна Васильевна, урожденная Энгельгардт, племянница Светлейшего князя Григория Александровича Потемкина-Таврического. В их браке родилось несколько детей, но до зрелых лет дожил только один наследник, князь Борис Николаевич. Сначала супруги жили в Архангельске, в Большом доме, а затем Татьяна Васильевна пожелала жить отдельно от мужа и поселилась во дворце «Каприз», занимаясь главным образом делами Купавинской текстильной фабрики, принадлежавшей Юсупову. Причиной отъезда стала необыкновенная любовь князя Николая Борисовича к женщинам. Эту черту отмечали многие его современники, но московские дамы прощали его, учитывая княжескую ученость и светские манеры, и помня о его восточном происхождении. В его кабинете сначала в Московском дворце, а затем в Архангельске было триста портретов женщин, благосклонностью которых он пользовался. В Архангельском саду, где всем разрешалось гулять, князь проявлял особое внимание к дамам, и если он встречался со знакомой или незнакомой женщиной, то непременно кланялся, целовал ей руку и узнавал, не хочет ли она чего-нибудь.

Николай Борисович познакомился с Пушкиным, когда будущему поэту едва исполнилось три года. Дело в том, что с 1801 по 1803 год отец поэта Сергей Львович снимал квартиру на втором этаже левого крыла Юсуповского дворца в Большом Харитоневском переулке в Москве. Этот московский княжеский дом, подаренный его деду императором Петром II, окружал знаменитый на всю Москву причудливый восточный Юсупов сад. Юсуповский сад упоминает Пушкин в своей автобиографии. В саду, например, рос дуб, обвитый золоченой цепью, по которому вверх и вниз карабкался огромный пушистый игрушечный кот с зелеными глазами, сконструированный голландскими механиками. Движение кота осуществлялось по специально разработанному алгоритму; кот тоже говорил, но по-голландски. Маленький Пушкин гулял в саду с бабушкой Марией Алексеевной или с няней Ариной Родионовной и, по воспоминаниям, тогда обещал перевести кошачьи рассказы на русский язык. Пролог к ​​поэме Пушкина «Руслан и Людмила» почти полностью «скопирован» поэтом из Юсуповского сада; вместе с тем детское восприятие, конечно, умножается на блестящую фантазию поэта.

Интересен тот факт, что, несмотря на почти полувековую разницу в возрасте, Юсупов и Пушкин подружились и находились в дружеских отношениях друг с другом. Как видите, им было о чем поговорить. Пушкин жадно слушал рассказы князя о екатерининском веке, о его путешествиях по Европе и Востоку. Многие из этих историй нашли отражение в творчестве поэта болдинской осенью 1830 года, последовавшей после их встречи. Интересно и то, что князь Николай Борисович при всех своих любовных увлечениях вовсе не старел; говорили, что во время пребывания в Париже он получил эликсир молодости из рук знаменитого авантюриста графа Сен-Жермена.

Пушкин поделился с князем своими планами на предстоящую женитьбу. В его сообщении есть удивительная характеристика пожилого дворянина: «Вы с восторгом оцениваете и блеск Алябьевой, и обаяние Гончаровой». Попробуйте оценить прелести красоток на восьмидесятом году жизни! Принц П.А. Вяземский рассказывает о Юсупове: «Он был счастливого телосложения плотью и духом, в быту и нравственности. Его вечный праздник на улице, в доме вечный праздник торжеств. На окнах стояли горшки с пышными, благоухающих цветов; на стенах стояли клетки с разными поющими птицами; в комнатах слышался перезвон настенных часов со звоном курантов. Все, что у него было, было лучезарным, оглушающим, пьянящим. растительностью и мелодичностью, он являл румяное, радостное лицо, распустившееся, как махровый красный пион».0007

«Словарь достопамятных людей земли русской», изданный в 1836 году, дает следующую общую характеристику князя Юсупова: почтенная старость принесла дань удивлению прекрасного пола.

Многие из самых красивых девушек княжеской театральной капеллы были его любовницами. Портрет 1821 года крепостной певицы Анны Боруновой, сестры архитектора И.Е. Борунова, которая была «барской дамой». Восьмидесятилетний князь взял себе в наложницы восемнадцатилетнюю крепостную балерину Софью Малинкину. С 1812 г. Н.Б. Юсупову поддержала талантливая балерина, ученица Дидло, Екатерина Петровна Колосова. Ей тогда было 18 лет. О ней рассказала недавно выкопанная из земли мраморная плита в селе Спас-Котово (ныне г. Долгопрудный), где находился князь Н.Б. Юсупов. На плите латинскими буквами надпись — имя балерины и даты ее жизни. От Юсупова у Екатерины Петровны было два сына, Сергей и Петр Николаевич. Князь придумал им название Гирейские — в память о крымских ханах Гиреях, предках князей Юсуповых. Э.П. Колосова умерла всего в 22 года, а ее сыновья изображены на картине того же Николя де Куртеля в 1819 году., хранится в Архангельском. Петр умер в семь лет, а Сергей Николаевич жил безбедно, в основном за границей.

Когда Юсупов был начальником Кремлевской экспедиции, молодой А.И. Герцен. В «Былом и думах» Герцен подробно рассказывает, как князь Юсупов отправил его на три года учиться в Московский университет. В 1826 году юная девушка Вера Тюрина, сестра архитектурного помощника Кремлевской экспедиции Е. Д. Тюрина, много работавшего в Архангельске. Князь предложил ей 50 тысяч рублей при условии, что она сдастся ему. Девушка ушла, сказав, что ей не нужен даже миллион. И когда через год двух ее братьев арестовали за участие в студенческой тайной организации критских братьев, князь Николай Борисович вновь предложил Вере Тюриной принадлежать ему в обмен на освобождение ее братьев. Девушка снова отказалась. Один брат был заключен в Шлиссельбургскую крепость, а другой сослан.

Пушкин женился на Н.Н. Гончаровой и устроил бал для близких друзей в своей новой квартире на Арбате. Князь Н.Б. Юсупов сел в свою позолоченную карету и поехал по зимнику из Архангельского в Москву, приглашенный Пушкиным. Начальник московской почты Булгаков писал брату в Петербург: «Славный Пушкин дал вчера бал. Так как общество было малочисленным, я танцевал и по просьбе прекрасной хозяйки, которая сама меня наняла, и по приказанию старика Юсупова, который тоже танцевал с нею: «А я бы станцевал, если бы силы были, — сказал он. сказал.

Князь Юсупов умер в 1831 году в своем любимом Архангельске, и вовсе не от старости, а от холеры, свирепствовавшей тогда в Подмосковье. Это известие чрезвычайно огорчило Пушкина. «Мой Юсупов умер», — с горечью сообщает он в одном из своих писем. Дворянин столь высокого звания и состояния мог быть похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве или в Александро-Невской лавре в Петербурге. Но князь завещал похоронить себя рядом с могилой матери в небольшом подмосковном имении Спас-Котово, что на реке Клязьме. Туда крестьяне на руках несли его гроб из Архангельска, и там, в каменном шатре, пристроенном к церкви Спаса Нерукотворного, он был похоронен. Могила и церковь сохранились у нынешней станции Водники Савеловской железной дороги.

Со смертью внука князя Николая Борисовича Юсупова-младшего, бывшего заместителя директора Публичной библиотеки в Санкт-Петербурге и почетного члена Парижской и Римской консерваторий, оборвалась мужская линия славного рода. Единственной наследницей была прекрасная княжна Зинаида Николаевна Юсупова. При ней на рубеже XIX-XX веков в Архангельское снова стали собираться артисты, художники и музыканты. Она была женой московского генерал-губернатора графа Ф.Ф. Сумароковой-Эльстон, а ее портреты писали известные художники Серов и Маковский. Чтобы славный род не угас, графа повелели называть еще и князем Юсуповым. Их сын, князь Феликс Юсупов, граф Сумароков-Эльстон, был женат на племяннице императора Николая II и известен как организатор покушения на Распутина в декабре 1916. Умер в эмиграции в Париже в 1967 году. В настоящее время в Греции живет его внучка Ксения Николаевна, вышедшая замуж за Сфири, единственная дочь которой Татьяна уже не говорит по-русски.

Жизнь князя Николая Борисовича Юсупова была блестящей. Его правнучка княгиня Зинаида Николаевна блистала яркой звездой в культурной жизни России. И семья, славная в истории, угасла.

В семье Н.Б. У Юсупова и его жены Татьяны Александровны, урожденной де Рибопьер, было две дочери — Зинаида и Татьяна. О старшей — Зинаиде известно много — она была дружна с великой княгиней Елизаветой Федоровной, ее любили в свете, о ней восторженно писала инфанта Евлалия, болгарский князь просил ее руки. Она блистала на придворных балах, пережила революцию и закончила жизнь в Париже. О младшей сестре – Татьяне почему-то очень мало информации. Ее племянник Феликс Юсупов вообще о ней не пишет, осталось лишь несколько портретов и фотографий, которые свидетельствуют лишь о том, что Татьяна не уступала своей сестре в красоте.

Что ж, чем меньше известно о Татьяне Николаевне Юсуповой, тем интереснее найти хоть какие-то факты и упоминания.

Маленькая Татьяна или Таник, как ее звали в семье, не очень часто живет в России — много времени проводит за границей — на даче Юсуповых Татьяны, куда ее мать уезжает поправить здоровье. Путешествуя по Европе, Таник и ее сестра часто встречаются не только с русскими и европейскими аристократами, но и с представителями правящих династий.

Когда Танёк было всего 13 лет, умерла ее мать.

«Включен ночник. Боюсь оставаться один! Последние слова мамы: Еще четверть часа! Боже мой! Мама благословила нас, всех троих, в последний раз. Отец наш. Богородица .Все вокруг.»

«Папа дает мне кольцо. Мама. Я умираю от горя. Дюринг дает мне лекарство.»

Со смертью мамы закончилось детство Татьяны. У нее есть отец, сестра, бабушка, но она чувствует себя одинокой. В ее письмах и записках теперь часто звучит грустная нота. Свою любовь к матери она теперь переносит на императрицу Марию Александровну и великих князей Сергея и Павла:

«На сладкое Папа велел мне принести присягу, но Зайде сладостей не дала, потому что я снова сказала «Маруся» (про императрицу). Зайде добавила, что меня часто называют «Сергей» и «Поле» великого герцоги!»

Едем к Кутузовым! Они ждали нас и очень рады нас видеть. Саша и Маня рассказывают нам о войне. Я сказал Аглае, что ненавижу турок!

В 1880 году князь Николай Борисович с дочерьми возвращается в Россию. Таня наконец снова в Петербурге, она встречается с семьей, друзьями, ходит на концерты и вечера. В этот же период ее сестра познакомилась с князем Ф. Ф. Сумароковым- Эльстон и сразу после знакомства Феликс отказывается стать невестой князя Болгарии. Об этом Татьяна пишет в своей записной книжке: «Иду в Немецкий театр. Зайде вся красная вернулась из комендатуры, где встретила болгарского князя и кавалергарда Сумарокова-Эльстона».0007

Два года князь Юсупов противился этому браку. Он мечтал породниться с правящим монархом, а не с кавалергардом Сумароковым, и уже видел свою старшую дочь на престоле Болгарии.

Принцесса патриотка. Она всегда искренне рада возвращению в Россию и грустит, когда ей приходится уезжать в Европу.

«Я проснулся более бодрым. Мы уезжаем из Германии. Скоро мы в России! Не могу передать, какая радость!… Мы пошли обедать, и нам подали ряпушку. Я ел их с удовольствием — не потому, что я гурманской, а потому, что он напоминает мне Петербург, как будто я уже был там. Я почувствовал себя счастливым — не от этих продавцов, а оттого, что снова вижу эту давно знакомую мне столовую, этот большой русский самовар, кипит громко, вся эта русская атмосфера».0007

Татьяна Николаевна была влюблена с ранней юности. Предметом страсти, а затем и любви, которой Татьяна Николаевна оставалась верна до последнего вздоха, был великий князь Павел Александрович, младший сын императора Александра II. Великие князья Павел и Сергей часто бывали у Юсуповых, княгиня Татьяна упоминает о встречах дома и при свете в своих записях.

«Умираю от желания пойти на бал к Евгении Максимилиановне. Наконец, я выразил намерение, сказал, что пойду. Мы опаздываем, Феликс и я. Мария Оболенская защищает меня. Я танцую с гусаром Бодринским. Наливается спичка с Евгенией М. Танцуя мазурку с Ивкиным Гляжу на цветок в руке Великого князя. Засыпаю, молясь за двух братьев. Я кажусь ветреной и кокетливой, но это от робости моей и неопытности, и но они улыбались мне! Какие противоречия уживаются в юном сердце! Как же мне не хватать этих пленительных звуков вальса!»

«Мой день рождения. Папа тронул меня: в полночь благословил и надел на меня браслет, похожий на мое кольцо. На пороге нового года, на пороге новой жизни я молилась всем сердцем! Что происходит у него на душе, когда я за него молюсь?

В зимнем саду я все помню. ..Кауфман пригласил меня на мазурку.Это жемчужина бала!Навстречу серьезному Татищеву.В.К.Алексей и Н.П. действует мне на нервы!Кауфман несколько раздражает.

«Я беспокоюсь за В.К. Павла, которого я слишком много делала в своих мечтах. Я хотела выйти за него замуж.»

«Свадьба Павла состоится в Петербурге! Где вы, мои мечты! Молюсь за Павла и тетю Мими.»

«В этом месяце у меня было столько забот и надежд! Беспокойство о Поле, его хрупком здоровье, его будущем. Я боюсь, что он женится не на мне, бедной, а на ком-нибудь другом. Одна мысль о возможности этого приводит меня в ужас!

Великий Князь Павел

«Играли вальс, под звуки которого я увидела и полюбила Павла — это воспоминание так оживило любовью, что я содрогнулась! Звуки скрипки не были волшебными, но было очень весело. Я кружилась, как в вихре!»

«Наконец я иду к своим двоюродным братьям Голицыным и сижу с ними долго. Портрет Сергея и Елизаветы, которые доставляют мне удовольствие. Портрет моего Павла на фоне Везувия. Княгиня Голицына знает, я уверен, что я люблю его».

«Вместе с добрым Дюдюшей и букетом фиалок иду к княгине Любановой, бедный Меме встречает. Потом иду к Ольге. У маленького Жоржика сильная лихорадка. Признаюсь Ольге, что люблю Павла! Стахович говорит, что буду жениться 17 мая. Саша приходит обедать. Спиритизм. Опять объект моей ненависти. Мой веер сломан. Маленькая жемчужина в бальном зале! Великий герцог Гессенский.Религиозные сюжеты на лестнице.Катя Кузина в ткацкой мастерской и любимые лица!Любуюсь поцелуем любви.Сергей и запряг меня в работу.Смерть Аксакова рождает во мне маленькую надежду. молодая пара убегает. Я больше не могу сдерживаться. Пол одевается передо мной. Какой он милый! Я думаю о «счастливом дне». Я волнуюсь».0007

«Мне двадцать лет! Бог хочет, чтобы я больше не плакала! Папа дарит мне восхитительный браслет, а Зайде — прекрасный листик увядшего плюща из бриллиантов с рубином. Я тронут! Я иду в церковь, куда я несу свое волнение и не могу сдержать слез!» »

Сегодня гадание на карандаше! Саша заходит на минутку и приносит мне хуф с огромным и очень красивым фото Павла. Я в него влюблена! Григорьев и Анна обедают.

Павел.Татьяна.Зачем спрашиваешь?Бог не велит!Не тревожь мне душу.Папа взволнован.

Саша обедает. Я держу с ней в секрете насчёт Валериана. Она сразу бежит к Наташе и опаздывает. Вижу, из-за ширмы появляется мой взрослый Павел со своей доброй улыбкой! Он никогда не танцует со мной, ни разу его взгляд не падает на меня, он улыбается другим. Я страдаю от этого. »

«Я хотел бы не просыпаться. Папа заставляет меня плакать, говоря о Поле. Приходит Ольга с госпожой Геркен и долго сидит.»

«Папе уже лучше, я очень поздно встала. Лиза рассказала о своей матери. Мне грустно из-за этого. Феликс утверждает, что свадьба Павла решена, и Миха Миха, скорее всего. Игнатьевы пытались прощупать почву, но это голос вопиющего в пустыне. Зайде и Феликс идут в театр. Аурелия читает мне. О Господи! Я хочу любить всегда.

Вероятно, Татьяна, по примеру своей тезки, пушкинской героини, призналась в своих чувствах к великому князю. Он не ответил ей взаимностью и детская дружба была прекращена, впредь Павел избегает Татьяну. Ее сердце разбито.

Сестры Танёк и Зайде Юсуповы

«Для меня отныне быть счастливой абсолютно невозможно, что бы ни случилось. Дружба — чистейшее благословение Божие, но я не смогла сохранить это сокровище, и я буду умереть, не осуществив мечту всей моей жизни.Как и ты, Павел, я ничей — меня мало волнует мысль, что я состарюсь, но я очень не хочу стареть в одиночестве.Я не встречал существо, с которым я хотел бы жить и умереть, а если бы и хотел, то не смог бы держаться рядом с собой».0007

С апреля 1888 года Татьяна с сестрой Зинаидой посещает Архангельское, где перед ней картина живого воплощения ее мечты о счастье: союз двух любящих сердец. Она рада за сестру и Феликса, но в ее стихотворении, написанном по приезду, есть грустная, даже тревожная нота:

Их парус — апрельский сияющий свет,
Звезда стерегет его путь.
Мой парус, пропитанный влагой слез
В далеких волнах исчезает. ..
Их чаши искрятся напитком любви
Моя чаша опрокинулась…
Факел, что ярко горит для других
Белой лилией украшу!

Телеграммы из Архангельска в Берлин князю Н.Б. Юсупову рассказывают о последних днях Татьяны Николаевны:

24.06. 1888 г. «У Танёка небольшая лихорадка. У нас есть хороший доктор. Не беспокойтесь, Зинаида».
27.06. 1888 г. «Княгиня Татьяна скончалась в полночь без страданий, очень спокойно, не приходя в сознание. Готовьте отца Сумарокова».

«Не искушай меня без надобности», — просил в своем известном стихотворении член Московского Английского Клуба поэт Евгений Абрамович Боратынский. Николай Борисович Юсупов-младший не менее двух раз в жизни испытывал судьбу.

Князь хорошо знал историю своего рода — не только общепринятую, которую он изложил в обширных двухтомных документах, подготовленных при его непосредственном участии, но и тайную, тщательно скрытую от посторонних глаз. Семейное проклятие, вернее, судьба, о которой я уже писал в начале книги, не обошло стороной и его семью.

Цесаревич Алексей Петрович, так любивший князя Бориса Григорьевича Юсупова, по преданию, предсказал ему постепенную гибель всей семьи Юсуповых из-за участия князя в судебном «деле» несчастного сына Петра Великого. Это несправедливое «деяние» погубило семью Романовых, которую фактически прервала императрица Елизавета Петровна, а в конце концов — цесаревич Алексей. Это также обернулось страшной судьбой против потомков Бориса Григорьевича. Есть и другая версия, согласно которой родовое проклятие было наложено на Юсуповых из-за смены Веры. На другую, обедневшую ветвь рода, сменившую религию намного раньше, проклятие не сочло нужным действовать столь же решительно

Самые противоречивые слухи ходили о смерти Татьяны в 1888 году, в возрасте 22 лет. Официальная версия сводилась к столь «любимому» в княжеской семье сыпному тифу, на регулярные эпидемии которого можно было свалить все что твое сердце желает. Тоскующей душе отца — князя Николая Борисовича-младшего было угодно скрыть эту семейную тайну как можно глубже, что он благополучно и сделал. ..

Княгиня Татьяна была похоронена у южной стены усадебной церкви Михаила Архангела в г. Архангельское, на высоком холме, круто спускающемся к Москве-реке. Здесь всегда красота. Летом можно увидеть луг и лес. А осенью, зимой и ранней весной, когда на деревьях нет листвы, с горки открывается тот самый восхитительный вид, которым научила любоваться маленькая Таня-мама. Позже статуя М.М. был установлен на могиле. Антокольского «Ангел». Художник начал работу над ней в ноябре 189 г.2, судя по его письмам к Зинаиде Николаевне Юсуповой.

Марк Матвеевич писал: «…буду очень рад показать вам княгиню и принца мои новые наброски… по крайней мере мне так кажется. В следующем письме он благодарил Зинаиду Николаевну за полученные в счет работы 10 тысяч франков. Антокольский не был в Архангельском, не видел захоронения Татьяны, что, конечно, затрудняло творческие поиски. Вероятно, Юсуповы познакомили Марка Матвеевича с описанием местности, с фотографиями княгини для воссоздания ее портретных черт в скульптуре, вместе обсуждали идею памятника, искали композиционное решение, видоизменяя и совершенствуя ее. гипсовый эскиз представляет собой небольшую фигурку (высотой 37 см) с разрыхленной отрывистыми мазками поверхностью, намечается лишь общий контур фигуры: черты лица не обозначены, складки одежды не проработаны, крылья свисающие вниз крупные и невыразительные, цветков в основании нет.Но уже в подготовительной работе (бочетто) скульптор выделил главное — стремление девушки ангела вверх ард.

О лепке крупногабаритной глиняной модели узнаем из статьи «В мастерской Антокольского». Анонимный автор посетил мастерскую художника в Париже и подробно рассказал о его творческом методе. «Я прошел в соседнюю комнату, где работал Марк Матвеевич. Это была мастерская. На каменном полу кучами лежала мокрая глина, вокруг валялась штукатурка, разбросаны различные инструменты и технические приспособления. Здесь стояли две статуи. Одна, еще глиняная, незаконченная, — над ней работал Марк[арк] М[атвеевич], — представляла собой высокую, стройную женщину-ангела с крыльями, стремящуюся в высоту (заказ на памятник). Несмотря на то, что фигура была слабо развита, она поразила меня своей красотой, легкостью и грацией. Оно тянется всецело вверх с такой стремительностью, что кажется, еще мгновение — и оно улетит.

Марк [арк] Матвеевич] работал нервно, лихорадочно. Он работал над складками женского платья. Дерзкой рукой добавлял кое-где куски глины, быстро отрезал лишнее, отходил в сторону, бросал осторожный, нервный взгляд, снова подходил, снова вырезал, поправлял, сильно нажимал ладонью на мокрую глину, чертил складку. пальцем…».

Глиняная модель положена в основу композиции второго гипсового эскиза — окончательного варианта памятника, идентичного мраморной копии в Архангельском. О последнем Антокольский писал из Парижа в мае 189 г.5 скульптору И.Я. Гинцбург: «Заканчиваю группу мраморную: «Сестра милосердия». Для меня вырезают из мрамора еще одну фигуру, «Ангел».

В этой работе мастер реалистично передал состояние элегической печали, смирения и отрешенности, создав поэтический одухотворенный образ. Юное красивое лицо девушки обращено к небу, глаза закрыты; она как бы молится , слегка приоткрыв губы и прижав крест к груди.У ног рассыпаны цветы и стоит огромный букет «роз благоухающих ароматов мира и кадильниц». Первый набросок, они широко расставлены, приподняты и усиливают иллюзию движения.Кажется, царевна-ангел, идет так легко, что через мгновение она поднимется по небесной лестнице, по которой Ангелы Божии восходят на небо. скульптура отличается высоким техническим исполнением: ниспадающие складки длинного халата искусно смоделированы так, как будто колышутся на ветру.0007

З.Н. Юсуповой на фоне портрета покойной сестры

Памятник, установленный в 1899 году на могиле Т.Н. Юсупова на живописном высоком берегу Москвы-реки, был хорошо виден со всех сторон, его четкий выразительный силуэт отчетливо выделялся на фоне вековых деревьев. Однако в 1939 году, чтобы лучше сохранить памятник, его пришлось перенести в другое, более безопасное место. В настоящее время он хранится в парковом павильоне «Чайный домик».

В одной из своих статей Марк Матвеевич отмечал: «Скульптура достигла высокого уровня техники — ею восхищались, она ласкала взор, но не трогала чувств, а мне хотелось, чтобы мрамор говорил своим чистым, могучим лаконизмом. язык и будить в нас лучшие чувства — красоту и добро, это был и есть мой идеал в искусстве. Этому идеалу полностью соответствует статуя «Ангел».

Великий князь Павел женится через год после смерти Татьяны на принцессе Греции Александре, которой также суждено было умереть молодой…

Стихи Татьяны Николаевны Юсуповой

Береза ​​

Когда я вижу твой узор
Дрожащий, серебристый
Я вспоминаю Русский Бор
И тенистый остров
И берега Невы,
И всё, что я люблю…

Фиалка ( перевод И. В. Никифоровой)

Фиалка, лесная застенчивая,
Ты плачешь, ты не можешь забыть
О счастье в солнечном Крыму,
Где цвел твой ландыш, твой душистый денди.

Мой любимый!
Я предпочел тебя
Всем джентльменам мира,
Все прелести!

Ты такой чуткий —
Не думай о моих цветах
Не рви их лепестки
Не разбивай мне сердце!

Желание мое (перевод И. В. Никифоровой)

Галера превратится в гондолу,
И шипы превратятся в цветы
Если я стану женой Павла!
Боже мой, исполни свои мечты!

Не исчезай! Ведь жизнь полна тобой!
И в горе, что Мать тоже покинула тебя,
Я пролил с тобой одну слезу
Благодать тает в душе надежды.

Сейчас мне двадцать.
После слез и боли я все еще живу надеждой
Я все еще молюсь: «О, спаси мою душу!
Благослови мою любовь, Господи!»

На печальном балу (перевод И.В. Никифоровой) губы,
Я шагнул к нему,
Скрывая горечь слез
И затая муки.

Еще один рядом с ним, а я —
Страдание темный сон!
Память о прошлом угасла
Он не будет любить!

Полу (перевод И.В. Никифоровой)

Прости мой гнев, прости!
Я покорюсь судьбе.
Жизнь — это не забавный мячик
Я тебе не ровня!

Но если твой взгляд
Он мог проникнуть в сердце!
Моя немая боль
Залог моей любви!

Полу (перевод И.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.