Хрущевки постройки год: Шестьдесят один год назад началось строительство первых «хрущевок»

Содержание

Шестьдесят один год назад началось строительство первых «хрущевок»

Ровно 61 год назад 31 июля 1957 года было принято постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О развитии жилищного строительства в СССР». Этот документ положил начало строительству «хрущёвок» в Москве.

В нем говорилось: «Обязать Госплан РСФСР, совнархозы, исполкомы местных Советов депутатов трудящихся, министерства и ведомства РСФСР при определении объемов жилищного строительства в государственных планах развития народного хозяйства РСФСР исходить из необходимости ликвидации в ближайшие 10 — 12 лет недостатка в жилищах для трудящихся». Также был установлено, что до 1960 года должно быть построено 215 миллионов квадратных метров жилья. Первую серию «хрущевок» спроектировал эстонский архитектор Март Порт. Площадь однокомнатной квартиры составлял 16, двухкомнатной — 22, трехкомнатной — 30 квадратных метров. Такие пятиэтажки строились до начала 1970-х годов.

Хрущёвки представляют собой возводимые по типовым проектам многоквартирные дома в стиле функционализма.

Были панельными, кирпичными, реже крупноблочными. Наиболее известными являются панельные хрущёвки. Они получили широкое распространение благодаря высокой скорости возведения из заранее изготовленных железобетонных панелей. Высота подавляющего большинства хрущëвок — 4 или 5 этажей. Это связано с тем, что 5 этажей — максимальная высота дома, в котором по строительным нормам не требуется лифт. Панельные хрущёвки подразделяют на сносимые и несносимые. Хрущёвки сносимых серий предназначались для временного решения жилищной проблемы и были рассчитаны на 25 лет, но часть из них до сих пор не выведена из жилфонда. Во многих хрущёвках между кухней и санузлом имеется окно. Окно высотой около 40 см располагается под потолком, на кухне оно находится напротив уличного окна. Наиболее вероятное предназначение окна связано с тем, что в годы строительства хрущёвок не редкостью были перебои в электроснабжении. В этом случае через окно в санузел попадало небольшое количество света, позволявшее воспользоваться туалетом.
 

Под окном кухни кирпичной хрущёвки имеется специфический встроенный шкаф для хранения продуктов, получивший название «хрущёвский холодильник». Толщина наружной стены в этом шкафу обычно полкирпича, в некоторых вариантах построек в этой стене есть вообще наружное постоянно открытое отверстие. Словосочетание «хрущёвский холодильник» стало применяться и как название самой хрущёвки, из-за низкой теплоизоляции. 

Дворы у пятиэтажек получились просторные, и за сорок с лишним лет с момента постройки, там успели вырасти большие деревья и разрослись кустарники. Большие дворы были предусмотрены сугубо для их последующего уплотнения и инсоляции домов. Кроме того, согласно тогдашним нормативам, расстояние между домами должно быть ровно таким, чтобы в случае бомбардировки здания не перекрыли проход технике и не рухнули на соседний дом или бомбоубежище. Именно поэтому в районах более поздней застройки запасного места вокруг проспектов достаточно, чтобы разместить там еще по кварталу.

Советские панельные пятиэтажки строились не только в СССР но и в ГДР. После падения берлинской стены немцы решили их не сносить, а основательно модернизировать. В результате модернизации дома обзавелись лифтами, огромными лоджиями и множеством других полезных улучшений. Всего в России было построено около 290 млн м² общей площади хрущёвок, что составляет порядка 10 процентов всего жилого фонда страны. В 2017 году в Москве принята новая программа реновации жилого фонда. Она предусматривает снос жилых домов общей площадью 25 миллионов квадратных метров, большую часть из которых представляют именно хрущевки.

Пятиэтажки сносимых серий — Комплекс градостроительной политики и строительства города Москвы

 

Отличительные особенности «хрущевок» — низкие потолки, маленькие кухни, совмещенный либо раздельный санузел, слабая звукоизоляция внутренних стен, отсутствие лифтов, мусопроводов и чердаков. В кирпичных сериях под окном на кухне делали нишу с толщиной стены в половину кирпича, которая зимой могла служить холодильником.

«Хрущевки» сносимых серий были рассчитаны на 25 лет. Они предназначались для временного решения жилищной проблемы, но часть из них по сей день используются по назначению. «Хрущевки» несносимых серий имели расчетный ресурс 50 лет, но при своевременных капитальных ремонтах их ресурс может быть продлен до 150 лет.

К сносимым относятся панельные дома серий К-7, II-32, II-35, 1605-АМ, 1МГ-300. В Москве они демонтируются согласно городской программе комплексной реконструкции районов пятиэтажной застройки первого периода индустриального домостроения. В программу были включены 1722 пятиэтажки, подлежащие сносу согласно постановлению правительства Москвы от 6 июля 1999 года № 608.

 

Какие серии домов сегодня сносят в Москве
  • 1605-АМ
  • 1МГ-300 (МГ-300)
  • II-32
  • II-35
  • К-7

1605-АМ

 

Годы строительства 1958-1966
Отличительные особенности окна на лестницах, двухстворчатые окна в квартирах, в торцах два ряда окон
Материал стен панель
Количество подъездов от трех
Количество этажей 5 (первый этаж жилой)
Высота потолков 2,55 м
Балконы во всех квартирах, начиная со 2 (3) этажа

Больше всего домов серии 1605-АМ/5 (1-605А) было построено в московских районах Фили, Давыдково, Кунцево, Очаково, Солнцево, Беляево, Зюзино, Перово, Зеленоград (мкр. 3, 6, 8). В небольших объемах такие дома строились в ряде других спальных районов, а в центре Москвы дом серии 1605-А есть в районе Хамовники. За пределами столицы такие дома возводились в некоторых городах Подмосковья (Балашиха, Одинцово, Долгопрудный, Мытищи, Пушкино и др.) в единичных количествах.

 

1МГ-300 (МГ-300)

 

Годы строительства 1962-1968
Отличительные особенности маленькие, практически квадратные балконы
Материал стен панель
Количество подъездов от трех
Количество этажей 5 (первый этаж жилой)
Высота потолков 2,64 м.
Балконы в двух- и трехкомнатных квартирах
Количество квартир на этаже 3

Дома серии 1МГ-300 (МГ-300) строились в районах Черемушки, Медведково, Ховрино, Коптево-Михалково-Лихоборы, Бескудниково. Внутри Садового кольца такие дома не строили, нет их и за пределами Москвы. Серия 1МГ-300 была внедрена на замену конструктивно менее прочным сериям К-7 и II-32. Иногда эту серию домов ошибочно называют 1МГ-510.

 

II-32

 

Годы строительства 1959-1965
Отличительные особенности балконы на железобетонных столбах-опорах
Материал стен виброкирпичные или железобетонные панели
Количество подъездов от двух
Количество этажей 5 (первый этаж жилой)
Высота потолков 2,48 м
Балконы на опорных железобетонных столбах
Количество квартир на этаже 3

Больше всего домов серии II-32 было построено в московских районах Черемушки, Измайлово, Зюзино, Проспект Вернадского, Ховрино. Внутри Садового кольца дома серии II-32 не строились. За пределами города дома этой серии возводились в некоторых городах Подмосковья в единичных количествах. Первоначальное название серии: ВК-32 (от термина «виброкирпичные» (панели). Причина прекращения строительства — отказ от виброкирпичных панелей вследствие их слабых конструктивных характеристик.

 

II-35

 

Годы строительства 1959-1962
Отличительные особенности квадратные вентиляционные отверстия в торцах панелей крыш, отсутствие балконов, широкие (на 2-3 окна) фасадные панели 
Материал стен панель
Количество подъездов от четырех
Количество этажей 5 (первый этаж жилой)
Высота потолков 2,51 м
Балконы нет
Количество квартир на этаже 3

Первый дом серии II-35 был построен на 2-й Новоостанкинской улице.

Также строительство велось в районах Кузьминки и Кунцево. Внутри Садового кольца и за пределами Москвы такие дома не строились. Серия II-35 была экспериментальной, именно на ее примере были отработаны практические методы расчета теплозащиты наружных панелей не только на плоских участках, но и в узлах сопряжений. В результате от скорлупной конструкции вертикальных стен было решено отказаться, эта конструктивная схема в дальнейшем стала применяться только для перекрытий

 

К-7

 

Годы строительства 1958-1966 (Москва), 1959-1969 (другие города)
Отличительные особенности; облицованы мелкой светлой квадратной плиткой, без балконов, глухие торцы, выступающие элементы панелей с внутренней стороны здания
Материал стен панель
Достоинства раздельные санузлы, площади кухонь больше, чем во всех других хрущевках
Количество подъездов от двух
Количество этажей 5 (реже 4), первый этаж чаще всего жилой
Высота потолков 2,50 м.
Балконы только в одной из ранних версий (К-7-3-3) ;в 1-м мкр. Зеленограда
Количество квартир на этаже 3

Дома серии К-7 можно увидеть во многих кадрах фильмов «Доживем до понедельника», «Операция «Ы» и другие приключения Шурика» (новелла «Напарник»). Больше всего домов серии К-7 было построено в московских районах Хорошёво-Мнёвники, Бескудниково, Проспект Вернадского, Медведково.Также серия массово строилась в районах Северное Тушино, Ховрино, Зеленоград (мкр. 1, 2, 3, 8), Дегунино, Бутырский Хутор, Свиблово, Измайлово, Кузьминки, Черемушки, ул. Новаторов, ул. 1905 года и других. Внутри Садового кольца такие дома не возводились.

 

Снос пятиэтажек

По материалам сайтов russianrealty.ru,
advancerealty.ru

 

Почему хрущевки лучше реконструировать, а не разрушать — Bird In Flight

Что в Украине


Примерно 80% из около 1 миллиарда квадратных метров жилого фонда Украины устарело и требует обновления. Впервые на государственном уровне этот вопрос подняли в 2006 году, когда появился закон «О комплексной реконструкции кварталов (микрорайонов) устаревшего жилого фонда». В нем предлагали сносить старые дома и строить вместо них новые.

Однако механизмы этого закона оказались недееспособными. Основная проблема — обязательное согласие на переселение всех 100% собственников недвижимости в домах, которые планируют реконструировать или сносить. В среднем около 20% владельцев отказываются покидать свою квартиру. Работу закона осложнил также коэффициент 1,5 на возмещение жилой площади. То есть при согласии на реконструкцию собственнику должны были возмещать квартиру площадью в 1,5 раза больше имеющейся. В существующих реалиях получалось, что вместо тесноватой хрущевки в обжитом и не самом отдаленном районе людям предлагали квартиру попросторнее, но часто на окраине или просто в неудобном месте, что устроило далеко не всех.

Вместо тесноватой хрущевки в обжитом и не самом отдаленном районе людям предлагали квартиру попросторнее, но часто на окраине.

В 2021 году Минрегион, признав неэффективность действующих норм, разработал законопроект «О внесении изменений в Закон Украины „О комплексной реконструкции кварталов (микрорайонов) устаревшего жилого фонда“». Он предлагает принимать решение о реконструкции в случае согласия уже только 75% владельцев квартир. Вместе с тем, если местные власти признают дом аварийным и подлежащим сносу, согласие жителей вообще не нужно.

В законопроекте указан широкий перечень возможных источников финансирования реконструкции, однако в первую очередь планируют осуществлять ее за счет инвесторов-застройщиков. Но они, очевидно, больше заинтересованы в том, чтобы возводить новые дома, нежели реконструировать старые.

Заказчиком реконструкции, в свою очередь, должны будут стать исполнительные органы городских советов. Согласно новым требованиям, нужно провести техническое обследование каждого дома и решить, насколько он устарел и какой срок его эксплуатации (это зависит от года постройки и состояния здания). Если законопроект примут, местные органы власти будут иметь право составлять списки объектов, нуждающихся в реконструкции, и определять их очередность. Затем начнется строительство так называемых стартовых домов для расселения людей из предназначенных под снос зданий. При условии, конечно, что 75% жильцов хрущевки дадут согласие на такой сценарий.

«Когда они развалятся?» Архитекторы — о том, сколько ещё простоят советские дома

Коротко: надо смотреть на каждый дом в отдельности, а также на микрорайоны и на серии домов — комплексно.

Говорить в общем за все советские дома некорректно — прочность каждого зависит (как минимум) от семи факторов:

1.    Сколько этажей в здании. Нормы в СССР устанавливали несколько категорий долговечности жилого здания в зависимости от высоты. Дома в 3–5 этажей строились на срок от 50 до 100 лет, дома от 6 и выше этажей рассчитывались по долговечности минимум на 100 лет. Сроки в 20–25 лет были актуальны для некапитальных зданий, вроде деревянных бараков (и хрущёвки к ним не относятся).  

2.    Где и как строилось здание. В Москве и Санкт-Петербурге, а также в столицах бывшего СССР качество строительства всегда было выше, чем в остальных городах: старались держать марку. Поэтому хрущёвки в Омске и хрущёвки в Москве — это разные хрущёвки. Кроме того, сильно влияет климат: в условном Анадыре, где при высокой влажности и других разрушительных факторах — морской соли, ветре, морозах до 40–45 градусов зимой — куда выше риск того, что несущие конструкции могут подвергнуться коррозии и не выдержать со временем, чем в условной Рязани.

3.    Надёжен ли фундамент дома и грунт под ним. В этом смысле типовые советские дома, начиная с хрущёвок, могут быть даже надёжнее, чем ранние сталинки (просто потому, что они новее). Первые общесоюзные строительные нормы и правила (СНиПы) появились в 1954 году. Они устанавливали много единых требований к домам, в том числе и к тому, как и из чего можно делать фундаменты (поэтому после 1954 года мы можем сравнивать хрущёвки в условных Рязани и Анадыре, а до этого у каждого города были свои требования). Жилые дома, которые строились (особенно не в столицах) до 1954 года, чаще всего были 2–3-этажными, нередко у них не было подвалов и трубы пролегали прямо под полом первого этажа. Всё это в комплексе — возраст, отсутствие чётких строительных норм, невысокая этажность, которая часто предполагала менее жёсткие требования по капитальности, — может влиять на надёжность фундамента.

4.    Есть ли в здании газ. Газовые плиты в многоквартирных домах повышают риск взрыва — из-за неправильной эксплуатации и постепенного устаревания оборудования. В поздних советских нормах жилого строительства 1985 года вообще отказались от газа в типовом жилье. Инженерам крайне сложно рассчитать нагрузку на конструкцию при взрыве, и, соответственно, сделать так, чтобы оно выстояло. Так, в 2004 году в Архангельске из-за взрыва газа обрушился целый подъезд 9-этажного дома (погибло 58 человек), а недавно в Магнитогорске взорвался газ в пятиэтажке (погибло двое) и несущие конструкции здания не пострадали. То есть масштаб разрушения может быть непредсказуемо разным.

5.    Есть ли в доме незаконная перепланировка. Это особенно опасно для панельных домов — люди делают проёмы в плитах, пробивают несущие конструкции, когда хотят «под себя» протянуть коммуникации, и так далее. Сколько таких ремонтов по всей стране — никто точно не знает. И поэтому никто точно не может ответить на вопрос, сколько простоит конкретный дом, если только не пустить инженеров по всем квартирам, чтобы они проверили их состояние.

6.    Как эксплуатировался дом. Износ можно (очень) условно прикинуть по формуле 1 год = 1%. То есть если дом построен в 1985 году, то его износ составляет порядка 35%; хрущёвки, получается, должны быть изношены как минимум на 50–60%. Но, например, в новосибирском Академгородке за жильём следили хорошо  — оказалось, что износ местных панельных пятиэтажек не превышает 30%, и сегодня здесь продаются одни из самых дорогих квартир в городе. Износ может отличаться даже у соседних домов — зависит от того, насколько в нём ответственные жители и управляющие компании, а также насколько качественно построили конкретно этот дом.

7.    Был ли капремонт, и насколько он был качественным. Например, заменили ли плоскую рулонную крышу на многоскатную, где есть чердак (значит, и влага не будет просачиваться в швы панелей через кровлю). Заизолированы ли трубы в подвале (лишний парниковый эффект может нарушить целостность ограждающих конструкций в зимний период, фундамент дома начнёт «парить», покрываться изморозью, в доме может появиться плесень). В каком состоянии остальные коммуникации — та же электропроводка, из-за неисправности которой может вспыхнуть пожар.

В целом, у советских жилых домов общий запас прочности составлял порядка 100–150 лет. Поэтому они вполне простоят ещё как минимум лет 50–70, а то и больше. Однако необходимо следить за состоянием каждого дома — и думать о том, что делать с конкретным домом, микрорайоном и городом. Реконструировать? Сносить и строить новые дома? 

Анна Броновицкая, архитектуровед, историк архитектуры

Действительно, часто повторяют, что панельные пятиэтажки были рассчитаны на 25 лет. Вот что за этим стоит. Переход к индустриальному домостроению был объявлен в 1956 году, а в 1961-м принята 3-я программа КПСС, обещавшая построение коммунизма к 1980 году. Панельное малогабаритное жильё было способом быстро решить жилищную проблему в существующих экономических условиях.

Предполагалось, что, когда наступит коммунизм, таких жёстких ограничений не будет, да и вообще люди станут жить по-другому, как — ещё предстоит придумать. Поэтому считалось, что ранние пятиэтажки и девятиэтажки простоят не очень долго — как раз четверть века до наступления коммунизма, а потом их заменят более совершенным жильём. Но это вовсе не значит, что по истечении этого срока дома должны были превратиться в тыкву. Нормы, обеспечивающие прочность построек, никто не отменял, поэтому физически они не разваливаются до сих пор. Многие обветшали, пришли в плохое состояние, но такие проблемы решаются ремонтом или реконструкцией.

Уже к концу 1960-х стало ясно, что коммунизм откладывается, и типовое домостроение стало эволюционировать в сторону большего комфорта. Комфорт квартиры в панельном доме — понятие относительное, но теперь мы можем быть уверены в том, что коммунизм не наступил и не предвидится, а квадратные метры очень дороги. Малогабаритное жильё очень востребовано, тем более что большинство людей не живут теперь семьями из трёх поколений, а очень многие и вовсе поодиночке.

Сложившиеся микрорайоны советского времени значительно менее плотны, чем современная массовая застройка, и потому комфортнее для жизни. Их просто нужно приводить в порядок. А ещё помнить о том, что снос и новое строительство наносят огромный ущерб экологии.

Дмитрий Задорин, архитектор, специалист по истории советской архитектуры, соавтор книги «К типологии советского типового домостроения. Индустриальное жилищное строительство в СССР 1955–1991»

Когда я писал свою книгу, я работал с огромным массивом исходной информации, в том числе с архивами советских газет и журналов, а также, естественно, с нормативными актами. И цифра 25 лет не встречалась нигде.

Зато есть нормативы долговечности зданий: до трёх этажей, от трёх до пяти и от шести и выше. И все хрущёвки и более поздние советские дома рассчитаны минимум на 50–100 лет и более.

Нужно понимать, что пока открытых и точных данных о том, в каком именно техническом состоянии находятся дома периода индустриального советского домостроения, ещё нет. И я бы, честно говоря, возглавил институт «по подсчёту всего», чтобы разобраться в этом и чтобы была точная и честная картина.

Ведь мы никуда не денемся от советского наследия; 60–70% населения живёт в советских домах и будет продолжать в них жить. Более того, сегодняшние домостроительные комбинаты (ДСК) по-прежнему делают панели, которые были разработаны ещё в 1980-е, а то и в 1970-е годы — и эти дома возводятся до сих пор.

Как есть перепись населения, так нужно проводить и перепись домов. Состояние каждого дома должны оценить инженеры. У городов должен быть понятный всем план развития, понятная стратегия, и мы должны понимать, сколько времени нужно и ресурсов нужно, чтобы старое заменить на новое, а также то, где мы будем через 20, 30 или 40 лет.  

Так, по программе реновации в Москве за 5 лет намерены расселить более 5 тысяч домов, в том числе и 100 девятиэтажек. Это порядка 20 млн квадратных метров. В год ДСК Москвы выпускают 3–4 млн квадратных метров жилья, то есть только на замену существующих площадей потребуется минимум 5 лет. А так как обычно при расселении строят с коэффициентом 1:3, то мы получаем около 15 лет. В других городах, я полагаю, будет не быстрее, с учётом того, что во многих из них не расселили даже ветхое и аварийное жильё. 

Я действительно волнуюсь по поводу периферии в ближайшие десятилетия. Например, в Мурманске было населения за 500 тысяч, а осталось порядка 300 тысяч. И что происходит? Люди покидают первые этажи — как самые непривлекательные. Получается, что опустошаются не самые технически плохие здания, а только первые этажи домов. То есть проблему износа такое переселение не решает. И пока никому не пришло в голову заменять город новым жильём.

Резюме такое: когда конкретно упадёт какой конкретно дом — сказать без инженерного расчёта не может никто. Сколько простоят серии домов — мы способны обозначить условно: ещё 50–70  лет. Однако думать о том, что будет с ними дальше, нужно уже сейчас. И не только с домами, но и с общественными пространствами, дворами и вообще всей инфраструктурой. 

Никита Токарев, архитектор, директор Архитектурной школы МАРШ:

Мне не известны случаи обрушения панельных домов от износа или признания их ветхим жильём. Несущие конструкции (стены, перекрытия, фундаменты) панельных домов 1960–1980-х годов постройки, не говоря уже о блочных или кирпичных, при надлежащей эксплуатации простоят 100–150 лет. 

Другое дело — инженерные системы, отделка, окна, кровля. Вот здесь истоки мифа: 25 лет — это срок службы инженерных систем или рулонной кровли без капремонта. Их износ в самом деле велик. Многие дома стоят без ремонта 30–40 лет, а качество стройки и продуманность конструкции из-за жёсткой экономии были весьма низкими — теперь это усложняет замену инженерных систем. Например, ради экономии трубы и провода заделывали в панели — сейчас их будет очень дорого и проблематично поменять.  

Часть домов не соответствует современным требованиям по энергоэффективности, их надо утеплять. Тем не менее, модернизация пятиэтажек возможна, тому есть множество примеров в Восточной Германии, которая столкнулась с той же проблемой советского наследия. Есть и удачные примеры надстройки, изменения планировок квартир и других улучшений.

Александр Острогорский, архитектурный журналист и критик, преподаватель МАРШ

Вечной архитектуры не бывает, все здания разрушаются и исчезают. На строительстве египетских пирамид работали тысячи людей в течение десятков лет, и все они где-то жили. Их дома исчезли, а пирамиды остались. Над проектированием советских панельных домов трудились сотни людей, бригада строителей в несколько десятков человек могла построить за год дом для сотни людей, а за свою карьеру строитель обеспечивал жильём тысячи. То есть индустриальное домостроение радикально изменило соотношение ресурсов времени, материала и результата. 

Могут ли панельные дома быть такими же вечными, как пирамиды? Нет. При этом любое здание находится в непрекращающейся борьбе за жизнь: на него действуют силы природы, постоянно разрушая его. Стоит человеку покинуть здание, и природа очень быстро его «прикончит». 

Физические и химические свойства материалов играют важную роль. Чем ближе материал к природному, тем сложнее природе с ним справиться: камень пирамиды устойчивее железобетонной панели. Только человек может помочь зданию сопротивляться: он ухаживает за ним, чинит, латает, реставрирует. В этом смысле «износ» здания — это оценка нашей способности сохранять конкретное здание и цены, которую мы готовы заплатить за это. 

За целостность памятников архитектуры общество готово отдавать большие деньги, а за поддержание в нормальном состоянии панельного дома имеет смысл платить до тех пор, пока строительство нового не окажется дешевле. Это же касается и «модернизации», будь она вызвана износом или изменившимися требованиями, например, к экономичности эксплуатации. 

Многие панельные дома проходят в последние годы модернизацию, связанную с утеплением, так как наши представления о приемлемых затратах на отопление изменились. Легко свести всё к тому, что эти здания были построены как недолговечные или плохо эксплуатировались. 

Но дело-то в том, что это цена, которую мы захотели заплатить однажды, когда здание строилось, и готовы платить в дальнейшем, чтобы оно стояло, — цена в борьбе со временем и природой, вечными врагами (и друзьями) архитектуры.

Авторы: команда Яндекс.Недвижимости. Иллюстратор: Егор Шатохин.

Что такое «брежневка», и почему она «улучшенка» — Недвижимость

С принятием нового стандарта типового строительства начали проектировать новые или усовершенствовать готовые серии домов. Настала пора «брежневок» или «улучшенок» — предвестников современных новостроек.

Их расцвет произошёл в период правления Брежнева, поэтому и такое название. Пик строительства пришелся на конец 60-х по конец 80-х гг. Строили их из железобетонных панелей или силикатного кирпича.

Причиной запуска «брежневок» стал рост претензий населения к качеству жилья. Восторг от получения собственной «хрущевки» постепенно рассеивался, и компромисс в итоге был найден — «брежневка».

О том, что такое «хрущевки», и как в них жилось, читайте в статье «Что такое «хрущевка»: плюсы и минусы малогабаритного жилья»

По факту, «брежневка» — это среднее арифметическое между двумя диаметрально противоположными принципами и задачами городской застройки: «ухудшенная сталинка» или «улучшенная хрущевка».

Об особенностях «сталинской архитектуры» читайте в нашей статье «Что такое «сталинка» и в чем ее прелесть».

Особенности «брежневок»

1

Есть лифты и мусоропроводы.

2

В основном «брежневки» — это панельные дома.

3

«Брежневки» периода 60-х гг. обычно были не выше 9-ти этажей, с начала 70-х гг. они резко устремились ввысь и выросли до 16-ти этажей.

4

Крыши плоские, покрыты битумом и оборудованы водостоком.

 Плюсы «брежневок»

Большая площадь квартир и высота домов, чем у «хрущевок»

Раздельный санузел с организованной гидроизоляцией

Широкие лестничные клетки и пролеты

Расположение в районах с хорошей инфраструктурой

Комнаты, в основном, изолированны

Средние по размеру кухни (около 9 м), где можно собраться на ужин всей семьей

Грамотная планировка при относительно небольшом размере квартиры

По сравнению со «сталинками» и «хрущевками» юный возраст домов

Панельное строение обеспечивает практически идеально ровные пол и потолок

 Минусы «брежневок»

Плохая теплоизоляция, что особенно ощущается в угловых квартирах. Из-за того что батареи находятся в стенах, приходится устанавливать дополнительные радиаторы и даже утеплять стены

В некоторых сериях «брежневок» остались маленькие кухни

Плохая звукоизоляция

В пятиэтажках отсутствуют лифты

Нередко расходятся швы между панелями

Ограниченность в перепланировке квартиры — большая часть стен несущие

Тесные ванные комнаты

 

У «брежневок», безусловно, есть как свои плюсы, так и минусы. И вопрос покупки решается уже исходя из ваших личных пожеланий и приоритетов.

Подобрать подходящую именно вам недвижимость вы всегда можете на ДомКлик.

С этой статьей читают

Что такое «хрущевка»: плюсы и минусы малогабаритного жилья

Что такое «сталинка» и в чем ее прелесть

Правила безопасности при покупке квартиры 

сталинка, брежневка, хрущевка, улучшенка, блок, кирпич

Выбор типа дома

«Сталинки»:

 «Ста́линки», сталинские дома — общее разговорное название домов, сооружавшихся в СССР с конца 1930-х годов до середины 1950-х годов, во время правления И.  В. Сталина, преимущественно в стиле неоклассицизма.

Их строительство началось в Краснодаре в конце 20-х годов прошлого века.

Сталинские дома можно разделить на 2 типа: довоенные и те, что построены после Победы. Их конструктивное отличие состоит в том, что до войны дома строили с деревянными межэтажными перекрытиями. Бетонными были только пол 1-го этажа и потолок последнего. Такая концепция была характерна для всего довоенного строительства. «Сталинки», построенные после Великой Отечественной войны, имеют железобетонные перекрытия на всех этажах.

В Краснодаре это здания от двух до пяти этажей. Большинство имеют 3-4 этажа.

Как правило, сталинская квартира имеет значительное число комнат — обычно три-четыре. Одно- и двухкомнатные «сталинки» строились ограниченно.

Высота потолков в «сталинках» в основном от 2,8 до 3,2 метра. Они имеют удобные кухни до 15 кв.м. Многие «сталинки» имеют балконы.

Основной стройматериал, использовавшийся при возведении сталинских домов — кирпич, в довоенных постройках в основном использовался красный, в более поздних — белый. В основном сталинские дома покрывались штукатуркой.

Общая площадь «сталинок» обычно составляет:

1-комнатная — 32-50 кв.м.;

2-комнатная — 44-66 кв.м.;

3-комнатная — 57-85 кв.м.;

4-комнатная — 80-110 кв.м.

Плюсы

  • Высокая шумо- и теплоизоляция, хорошая площадь квартир, а самое главное, настоящее месторасположение таких домов — центр города.
  • Это просторные светлые квартиры с большими окнами и высокими потолками (последнее обстоятельство позволяет сделать многоуровневый потолок с самыми смелыми дизайнерскими решениями). Одно из главных преимуществ – хорошая площадь. Двухкомнатная «сталинка» может по площади равняться трехкомнатной «хрущевке».
  • Другой важный плюс – планировка. Как правило, в «сталинках» изолированные комнаты, что выгодно отличает их от тех же «хрущевок».

Минусы

  • «Сталинки» имеют высокий процент износа зданий (прежде всего, коммуникации), отсутствие современной инфраструктуры (в частности, автостоянок и подземных гаражей).
  • «Сталинки» остаются достаточно дорогим и престижным жильём, особенно после проведённого ремонта.
  • Отсутствие балконов и лоджий на первых этажах.

«Хрущёвки»:

При Н.С. Хрущеве началось массовое строительство новых домов под девизом «для каждой семьи маленькое жилье, но свое». В народе эти дома стали называться «хрущевками». «Хрущевки» в Краснодаре — это в основном 5-этажные панельные и кирпичные дома с квартирами малой площади.

Строительство «хрущёвок» продолжалось с 1956 по 1985 год. Первоначально «хрущевки» строились кирпичными, с начала 60-х гг. в целях экономии и увеличения темпа строительства перешли на панельное домостроение.

Общая площадь квартир в «хрущевках» обычно следующая:

1-комнатная квартира – 28-33 кв.м.,

2- комнатная квартира — 38-46 кв.м.,

3- комнатная квартира — 48-58 кв.м.,

маломерки — 24-26 кв.м. + отсутствие санузла.

Минусы «Хрущевок»:

  • высота потолков 2,5 м,
  • слабая звукоизоляция внутренних стен – перегородки между комнатами в несколько сантиметров,
  • узкие коридоры и лестничные клетки,
  • маленькие размеры кухонь (4-6 кв. м.) и жилых комнат (6-16 кв.м.),
  • смежные или проходные комнаты,
  • отсутствие лифта,
  • срок эксплуатации 25 лет,
  • большое количество трещин и грибка,
  • высокий процент износа,
  • недостаточная теплоизоляция — прохлада зимой и, наоборот — жара летом (особенно на верхних этажах).

 Плюсы «Хрущевок»:

  • низкая стоимость относительно других типов домов  в городе Краснодаре.
  • расположение в районах с хорошо развитой инфраструктурой.

Высотки в Краснодаре 5-14 этажей:

Типовые серии домов, получившие свое название по имени Генерального секретаря ЦК КПСС Леонида Ильича Брежнева, при котором они проектировались, то есть с 1965 года по начало 1980-х годов.

После того как был принят новый стандарт типового строительства домов – Единый каталог строительных деталей, на его основе стали разрабатываться новые или модернизироваться готовые серии домов. В итоге, в жизнь начинают выпускать «брежневки» – улучшенный вариант «хрущевок».

Эти дома строились в период правления Брежнева, отсюда и получили название «Брежневские» дома.

Отличаются от «хрущевок», как правило, следующим:

  • наличие лифта и мусоропровода;
  • большая площадь и этажность чем у хрущевок;
  • разделённый санузел;
  • обеспечена гидроизоляция в санузлах,
  • расширены лестничные площадки и пролеты.

Квартиры в Краснодаре в этих домах по площади сопоставимы с «хрущевками».

  • 1-комнатная квартира – 22-31- кв.м.,
  • 2- комнатная квартира — 42-45 кв.м.,
  • 3- комнатная квартира — 48-56 кв.м.
  • 4- комнатная квартира – 58-70 кв.м.

Минусы Советских высоток. 

  • в большинстве брежневских серий плохая теплоизоляция стен,
  • маленькие тесные кухни во многих сериях,
  • плохая звукоизоляция,
  • отсутствие лифта в 5-этажных домах,
  • часто приходится  ремонтировать разошедшиеся стыки (швы) между панелями, бывают протечки наружных стен.  

Плюсы 

  • расположение домов и инфраструктура,
  • наличие лифтов в домах 9-12 этажей,
  • комнаты в «брежневках», как правило, изолированные (либо легко сделать их такими).

Квартиры улучшенной планировки:

Такие квартиры стали строить в 1980-е годы. Были разработаны типовые серии домов, имеющих улучшенную планировку и увеличенную площадь. Как правило, это панельные или кирпичные 9-10-этажные дома.

Комнаты в таких квартирах изолированные, туалет и ванная комната разделены, увеличена площадь кухонь до 8-9 кв.м., имеются балконы и лоджии. Дома оснащены лифтами и мусоропроводами.

Так же оборудована придомовая территория и детская площадка.

Квартиры имели, как правило, следующую площадь:

1-комнатные квартиры — 33-39 кв.м.

2- комнатные квартиры — 52-54 кв.м.

3- комнатные квартиры — 65-71 кв.м.

Минусы

  • Плохое состояние подъездов,
  • Часто протекает крыша. 0

Такими домами застроен Комсомольский мкр. (КМР), много их на Гидрострое (ГМР), есть на Черемушках (ЧМР), в Юбилейном (ЮМР), на Фестивальном (ФМР).

Монолитные

Монолитное домостроение — это современная технология строительства многоэтажных домов, позволяющая возводить здания практически любой высоты и формы.
Благодаря особенностям процесса строительства, возводятся такие дома достаточно быстро. Сначала на стройплощадке монтируются формы, повторяющие контуры стен, балок и т. д., затем в них вставляется арматура, потом заливается бетон. Когда бетон затвердевает, получается готовый элемент здания. Заливочные формы (опалубка) демонтируются либо становятся частью стены. Темпы строительства зависят от количества опалубки одновременно находящейся в работе.

Главное достоинство такой технологии – полная свобода в создании планировок, с любой длинной пролетов и с требуемой высотой потолка. Перегородок внутри квартиры можно не ставить совсем. В результате архитектор обладает практически полной свободой самовыражения при проектировании таких зданий, в отличие от, например, панельных домов, где фантазия проектировщика ограничена размерами заводских панелей. 
Как правило, внутренние стены делают из газобетона, газоблока или гипсоблока, это позволяет делать стены достаточно тонкими, соответственно и квартиры в таких домах намного просторнее. Эти материалы очень хорошо поглощают звук.

Монолитные дома одни из самых долговечных и надежных построек. Первые 60 лет с момента строительства они только прибавляют в жесткости. При просадке почвы дом из кирпича может рухнуть, тогда как монолитное строение можно укрепить.
Такие дома практически не имеют швов, что положительно сказывается на показателях тепло- и звуконепроницаемости. Это позволяет существенно уменьшить толщину стен, а значит массу всего здания и нагрузку на фундамент. В монолитных домах не бывает трещин на потолке.

К монолитным домам относятся все дома, которые имеют в своей основе монолитный каркас. Наружные стены в них выполняют из различного материала: кирпич, пеноблок (пенобетон), панель. Некоторые монолитные дома выполнены полностью по монолитной технологии, в них и наружные стены монолитные.

Монолитное домостроение постепенно вытесняет другие типы домов. Преимущества монолитов прежде всего в прочности. Такая недвижимость Краснодара более сейсмостойкая, чем панельные и кирпичные дома.

Монолитные дома строят во многих районах города Краснодара.

Современные Блочные и панельные дома

В настоящее время один из самых ходовых видов жилья.  

Плюсы современных блочных и панельных домов:

  • Они сдаются с полной внутренней отделкой. Это существенно экономит средства и время,
  • Но основным плюсом  блочных и панельных домов для потребителя все же остается его невысокая цена.

Минусы панельных домов:

  • Стыки между панелями очень сложно сделать герметичными. Это статистика на сегодняшний день, что же тогда говорить о домах советских построек?
  • К минусам отнесем плохую звуко- и теплоизоляцию.

Польский архитектор: Сносить 8 тысяч домов

История московских хрущевок, которая началась в 1957 году, может закончиться через 20 лет – примерно за такой срок столичные власти планируют освободить всю территорию Москвы от пятиэтажных символов хрущевской «оттепели». Польский архитектор Куба Снопек считает, что полный снос всех пятиэтажных домов может нарушить логическую цепочку истории Москвы. Для сохранения архитектурного наследия хрущевской эпохи (и не только) он предложил включить район Беляево в список Всемирного наследия ЮНЕСКО.

О том, чем ценен для архитектуры спальный район на окраине Москвы, что делают с хрущевками в Польше и какое отношение имеет генсек к московскому концептуализму, польский архитектор рассказал в интервью «МИР 24».

СПРАВКА:


Куба Снопек. Архитектор. Выпускник международного Института медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка» (студия Рема Колхаса).

Несколько лет изучал архитектуру спального района Беляево. Предложил включить района Беляево в список Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Живет в Варшаве.


О БЕЛЯЕВЕ И КОНЬКОВЕ

— Куба, когда вы первый раз увидели хрущевку?

— Сложно ответить на этот вопрос. У нас в Польше тоже есть пятиэтажки. Но я вам скажу другое.

Я пять лет прожил в Москве, и из этих пяти лет я один год жил в хрущевке – в доме 1956 года постройки. В его подъезде был сделан ремонт, а сама квартира была перепланированная. Скажу честно: из всех квартир, в которых я жил, эта была самая удобная. На втором месте, пожалуй, – конструктивистский дом 1930-х годов. Хуже всего была «сталинка» на Тверской.

— Чем она не понравилась?

— Это был угрюмый дом с плохими планировками и небольшим количеством света. Из плюсов – только его расположение в центре.

— Почему вы обратили внимание именно на район Беляево, а не на другой московский район с панельным жильем?

— Я заинтересовался московскими микрорайонами в 2010 году, когда учился на «Стрелке». Я тогда занимался темой сохранения нематериального наследия в архитектуре. Поэтому искал в Москве такой район, который бы имел бесспорную культурную ценность, но при этом был лишен архитектурной уникальности – уникальности, которая сегодня является главным критерием для сохранения.

Беляево — это наиболее откровенный пример такого пространства. Там есть безусловная культурная ценность (московский концептуализм), есть и архитектурная ценность (только она прячется не в отдельных домах, а в планировке всего района). Но в Беляево нет архитектурной уникальности — все дома в этом районе были произведены на домостроительных комбинатах.

— В современной Москве района с названием «Беляево» нет. Какое именно Беляево вы предлагаете внести в список Всемирного наследия ЮНЕСКО: Беляево в советских границах, современный район Коньково или какую-то другую территорию?

— Я смотрел на Беляево с композиционной точки зрения. «Беляево-Коньково» – это один композиционный ансамбль, который ограничен улицами Волгина, Бутлерова, Островитянова и Севастопольским проспектом. Границы административных районов могут со временем меняться. При выборе я исходил из того, что было спроектировано командой архитектора Якова Белопольского.

— В чем заключается культурная ценность «Беляево-Коньково»?

— Моя гипотеза следующая: архитектурная и культурная ценности этого места переплетаются. Просторы Беляева были очень важны для Московского концептуализма — важного направления в русском искусстве ХХ века.

Московский концептуализм

Московский концептуализм — художественное направление, сформировавшееся в неофициальном искусстве СССР в начале 1970-х годов. С советским районом Беляево связаны имена ярких представителей концептуализма: Дмитрия Пригова, Ильи Кабакова, Владимира Сорокина, Тимура Кибирова, Игоря Шелковского и т.д.

Читать полностью

Наиболее очевидная связь района Беляево с московским концептуализмом прослеживается в творчестве поэта и художника Дмитрия Пригова. Район Беляево часто упоминается в его литературных произведениях; в 1980-х поэт расклеивал на домах и автобусных остановках района обращения к гражданам Беляева. Мифилогизируя связь пространства и художника, Дмитрий Пригов называл себя «Герцогом Беляевским». Пригов умер в 2007 году; по адресу ул. Академика Волгина, 25, корп. 2 находится квартира художника.

Скрыть подробности

В Беляеве жили концептуалисты, там проходила Бульдозерная выставка. Но самое главное заключается в том, что архитектурное пространство Беляева было источником вдохновения или даже материей, с которой работал концептуалист Дмитрий Пригов, «герцог беляевский». Я считаю, что пространство района и его архитектура увековечены в работах Пригова так же, как и сад Живерни в работах художников-импрессионистов.

Сад Живерни

Сад в коммуне Живерни (Верхняя Нормандия, Франция), посаженный импрессионистом Клодом Моне. Запечатлен на многих картинах художника.

Читать полностью

В саду Живерни Клод Моне написал многие картины из серии «Кувшинки». Сад также можно встретить встретить на полотнах других известных импрессионистов. Ежегодно в саду проводится международная выставка пастели «Art du Pastel en France».

Скрыть подробности

— В чем сходство между типовой застройкой Беляева и творчеством Пригова?

— Есть связи между пространством и искусством, но они находятся на разных уровнях. Есть очевидные связи — например, проведение на пустыре Беляева Бульдозерной выставки. Но меня гораздо больше интересовали неочевидные связи. Например, похожая логика производства конечного результата. Так, у стихограмм Дмитрия Пригова и архитектурных пространств Якова Белопольского похожая эстетика и геометрия.


Некоторые стихограммы Дмитрия Пригова напоминают геометрией панельные жилые дома.

У концептуалистов, в том числе и у Пригова, архитектурные компоненты — как физические (например, интерьер его квартиры), так и абстрактные — бесконечная повторяемость элементов — становятся материей, с которой эти художники работали.

В модернистской архитектуре разные элементы повторяются, потому что такова логика производства – повторяются дома, фасады, окна – они все лишены уникальности.

В искусстве концептуализма повторение элементов (например, работа с сериями график), это тоже один из основных приемов.

Стихограмма Дмитрия Пригова на торце панельного дома у метро «Беляево».

— В своей книге вы писали, что на Бульдозерной выставке в Беляеве столкнулись результаты культурной политики Хрущева с его политикой как архитектора. Какие ошибки архитектурной политики генсека показала Бульдозерная выставка?

— Я не уверен, что тут можно говорить об «ошибках». Результатом перехода на индустриальное производство домов стало создание нового вида пространства. В Москве, которая строилась до Хрущева, пространства всегда было мало. А при Хрущеве получился его избыток. Между домами появились парки, газоны, пустыри. Наверное, такая типология пространства идеально подходит для того, чтобы организовать нелегальную выставку.

Это пространство близко к жилым домам, а значит — есть много потенциальных посетителей. Во-вторых, это пространство не сильно контролировалось властями.

Пересечение ул. Профсоюзной и Островитянова. На месте пустыря, где проходила Бульдозерная выставка, теперь вестибюль метро «Коньково» и плоскостная парковка.

Бульдозерная выставка

Одна из наиболее известных публичных акций неофициальных художников СССР, организованная 15 сентября 1974 года на пустыре Беляева.

Читать полностью

Художники, которые не имели возможности выставлять свои работы в государственных галереях, решили провести вернисаж на окраине Москвы. В выставке принимало участие около 20 авторов. В качестве наблюдателей в Беляеве присутствовали друзья и родственники художников, а также небольшая группа зарубежных журналистов. Под предлогом того, что выставка мешает проведению субботника, художников избили и разогнали. В погроме принимали участие сотрудники милиции, коммунальных служб и группа неизвестных людей в гражданском. Для разгона вернисажа были пригнаны самосвалы, поливальные машины и три бульдозера, из-за чего выставку прозвали «Бульдозерной».

Скрыть подробности

— Хрущев показал, что предпочитает классическим опытам в архитектуре (например, сталинскому ампиру) модерн. Однако при этом он резко критиковал художников авангардистов (его знаменитая речь в Манеже). Все-таки, Хрущев ретроград или авангардист?

— В архитектуре Хрущев был прагматичен. Он знал, что приоритет — это дать людям квартиры. Сталинская архитектура никак не справлялась с этой задачей. Скорее всего, вопрос о квартирах даже не был перед ней поставлен — приоритетом для Сталина была промышленность.

В 1950-х-1960-х прогрессивные архитекторы (по всему миру, а не только в СССР) считали так же, как и Хрущев: главная задача – обеспечить жильем население. Можно сказать, что прагматизм Хрущева совпал с прогрессивной повесткой архитекторов-модернистов. В случае искусства такого совпадения не получилось – Хрущев не понимал абстрактного искусства.

— Вы говорили, что предметом сохранения в Беляеве должны стать не дома, а «пространство между домами». Можно объяснить этот тезис поподробнее?

— Прямым последствием реформы Хрущева 1954 года стало увеличение масштаба проектирования. Архитектурные бюро стали огромными, инвестиции стали комплексными; следовательно – увеличилась и ответственность архитекторов. Архитекторы стали отвечать за огромные территории, которые проектировались и застраивались комплексно. Объектом проектирования становились уже не отдельные дома, а целые микрорайоны — большие территории с домами, школами, детскими садами, инфраструктурой, зеленью… Архитекторы инвестировали свой талант не в дома — те были лишь «кирпичиками», произведенными на заводах, – они проектировали расположение этих домов в пространстве. Архитекторы проектировали не красивые фасады, а удобную среду обитания. Именно эту среду нужно сохранить, а не сами дома.

О ХРУЩЕВКАХ

— Есть ли в хрущевках что-то хорошее? С архитектурной точки зрения.

— Они удобные и дешевые. Они невысокие и не бросают большой тени на городское пространство, в них не нужно подниматься на лифтах. Как я уже говорил, архитектурная ценность есть в среде и в планировке панельных микрорайонов, а не в отдельных домах. Мне кажется, что среда, где стоят невысокие дома и спланированы небольшие дворы, гораздо качественнее, чем среда, в которой вокруг огромных дворов стоят 15-этажные «шкафы».

— Если не ошибаюсь, в Польше есть свои аналоги советских хрущевок. Как к ним относятся в вашей стране?

— У нас не было попыток все это снести. Мои друзья в Польше сейчас читают про то, что предлагается сделать в Москве, и никто из них не верит, что это происходит на самом деле. Сносить 8000 домов — это абсурд.

У нас есть пятиэтажки (только они называются «четырехэтажками» — потому что мы по-другому считаем этажи: наш «нулевой» – это русский первый этаж). Эти дома в хорошем состоянии, и люди их любят. Я сам снимаю квартиру на последнем этаже такого дома в Варшаве. И не поменял бы ее на жилье в центре. У меня вокруг дома зелень, прекрасная среда, каждый день меня будит солнце. И на трамвае я доезжаю до центра за 10-15 минут.


Первая советская хрущевка. Москва, улица Гримау, 16. Фото: Алан Кациев (МТРК «Мир») «Мир 24»

— Не кажется ли вам, что, несмотря на запланированный снос хрущевок, московские власти являются продолжателями дела Никиты Сергеевича? Например, известно желание Хрущева построить новый правительственный район к юго-западу от столицы. При этом сегодня есть планы властей создать правительственный кластер в Новой Москве – на территории поселка Коммунарка, тоже на юго-западе.

— Я не вижу здесь никакой связи. Скажу больше — мне кажется, что в сегодняшнем мире никто не понимает вообще, какие были задачи и цели у модернистской архитектуры. Архитекторы 1950-х-1960-х годов были идеалистами. У них была большая идея — дать людям жилье на порядок качественнее того, в котором они жили раньше. Сейчас, насколько я понимаю, Сергей Собянин обещает снести хрущевки и выделить их жителям такие же квартиры в этих же районах.

Архитектура модернизма была щедрая и комплексная. Она выполняла цели социальной политики государства. Сегодня такого нет не только в России, но и нигде в мире. Это время прошло.

О МОСКВЕ

— Что вам нравится в архитектуре Москвы?

— Я жил в Москве пять лет: с 2010-го до 2015-го. Все это время Москва была городом в движении. Она была социалистической столицей, которая находилась в процессе трансформации в столицу капиталистическую.

Сейчас эта трансформация, по-моему, уже завершена. Мы более или менее понимаем, какой будет Москва.

— Почему завершена?

— В 2010-м еще было не понятно, как будут использоваться оставшиеся после распада СССР городские пространства. Не понятно было, насколько Москва будет копировать европейские или американские подходы к созданию городской среды, а насколько создавать свои, оригинальные. В 2010 году, когда я приехал в Москву, не было еще даже платной парковки – а это стандарт в любом западном городе.

Я очень люблю этот город. Москва мне по-прежнему очень нравится. Но ее самое интересное качество — эта незавершенность и непонимание, чем закончится процесс трансформации — уже исчезло.


Панельная хрущевка и «Москва-Сити». Фото: Евгений Жуков / «МИР 24».

— Есть что-то общее в архитектуре Москвы и Варшавы?

— Да, у нас, как и в Москве, тоже есть сталинская архитектура, в том числе сталинская высотка. Но структура Варшавы сильно отличается от структуры Москвы. Есть два главных отличия. Первое – Варшава была полностью разрушена во время Второй мировой войны. Второе – Варшава состоит из небольших районов, у которых очень сильная локальная идентичность. Москва – это все-таки один большой организм.

Я больших сходств, кроме чисто эстетических, не вижу.

— Какой ваш любимый район Москвы?

— Я вас не удивлю. Я очень люблю Китай-город. За его рельеф. Мне кажется, что это самое красивое место в городе. Кроме того, есть несколько модернистских районов, которые мне очень нравятся — кроме Беляева и Северного Чертанова. Это рабочие поселки 1920-х и 1930-х годов.

— Где лучше жить: на Китай-городе или в Беляеве?

— Это две совсем разные городские среды. Я могу себе представить много групп населения, для которых жизнь в Беляево будет более удобной, чем на Китай-городе.

Беседовал Алексей Синяков. Фото: Артем Куковский.

вех: 1953–1960 — Офис историка

10 ноября 1958 года премьер-министр СССР Никита Хрущев. выступил с речью, в которой потребовал, чтобы западные державы Соединенных Штаты, Великобритания и Франция выводят свои войска с Запада Берлин за полгода. Этот ультиматум вызвал трехлетнюю кризис вокруг будущего города Берлина, достигший кульминации в 1961 г. строительство Берлинской стены.Разделение Германии и ее столица г. Берлин в числе четырех победителей Второй мировой войны застыл во времени начало холодной войны, несмотря на послевоенные соглашения об объединении зон.

Встреча президента Джона Ф. Кеннеди с мэром Западного Берлина Вилли Брандтом в Белый дом

Западный Берлин оставался под контролем Запада, но располагался глубоко внутри Восточного территории Германии, и это делало ее защиту от коммунистического захвата постоянный вызов западным державам.В 1948 году Советский Союз вызвал кризис в городе, отрезав доступ к земле между Западной Германией и Западной Берлин, что потребовало годичной переброски грузов по воздуху застрявшим гражданам. до того, как Советы вновь открыли проходы. Однако к 1958 г. ситуация обрекла бы город на гибель; это было уже слишком многолюдно и слишком благополучно снабжаться воздухом. Соединенные Штаты объявили экономический успеха и политической свободы Западного Берлина как символ успеха капиталистической системы, и она была глубоко привержена своей безопасности, поэтому советский решение снова отрезать доступ к земле могло привести к более серьезный конфликт между двумя державами.В то же время существование Запада Берлин все больше становился обузой для Советского Союза и Востока. правительство Германии. Разделенный город подчеркнул резкий контраст между коммунистическая и капиталистическая системы, а также свобода передвижения между секторов привело к массовому исходу с восточной стороны.

Ищете способ остановить поток людей с востока на запад и средство остановить растущую военную мощь Западной Германии, настаивал Хрущев в своем Ноябрьская речь 1958 года о том, что Соединенным Штатам пора выходить из город.Запад воспринял его выступление как ультиматум, а президент США Дуайт Эйзенхауэр решил не поддаваться Советские требования. Вместо этого обе стороны открыли конференцию министров иностранных дел в Женеву летом 1959 года и предпринял попытку заключить новое соглашение о Берлин. Хрущев хотел, чтобы западные гарнизоны были выведены из Западного Берлина. предшественник воссоединения города, но Эйзенхауэр считал, что защита свобода Западного Берлина требовала продолжающегося U.С. присутствие. Хотя Хрущев и Эйзенхауэр добился некоторого прогресса на пути к взаимопониманию во время переговоров в Кэмп-Дэвид в США в 1959 году, отношения обострились после советского В 1960 году Союз сбил американский самолет-разведчик U-2, проводивший разведку на советской территории. После этого инцидента, похоже, надежды на то, что размещение. На этом переговоры прекратились, и появился советский премьер. Готов ждать У.С. президентские выборы должны состояться, чтобы он мог начать заново с приходом администрации.

Однако первые переговоры нового президента США с Хрущевым все же состоялись. не приведет к решению. Летом 1961 года президент Джон Ф. Кеннеди встретился с Хрущевым в Вене для решения продолжающегося вопроса о Берлине, в дополнение к конкурирующие интересы стран в Лаосе и вопрос о разоружении.Хотя они согласились на дальнейшее обсуждение Лаоса, они не нашли решения Берлинская проблема. По итогам конференции Хрущев еще раз дал США шесть месяцев на вывод войск из Берлина. Кеннеди ответил задействовав 150 000 резервистов и увеличив расходы на оборону, в подготовка к потенциальному конфликту из-за будущего города. Не желая столкнувшись с потенциальной ядерной эскалацией над городом, Хрущев приготовился принять его собственная форма действия.

Утром 13 августа 1961 года берлинцы проснулись и обнаружили, что по приказу восточногерманского лидера Вальтера Ульбрихта, забор из колючей проволоки поднялся за ночь, разделив Западный и Восточный Берлин и препятствуя движению между двумя сторонами. Забор из колючей проволоки вскоре был расширен за счет цемента. стены и сторожевые башни. Берлинская стена помешала бы Западу дальнейшего влияния на Восток, остановить поток мигрантов из коммунистической сектора и в конечном итоге стать самым знаковым изображением холодной войны в Европе.Соединенные Штаты быстро осудили стену, которая разделяла семьи и ограничивала Свобода передвижения.

Вскоре после возведения стены противостояние между американскими и советскими войсками на обе стороны дипломатического контрольно-пропускного пункта привели к одному из самых напряженных моментов Холодная война в Европе. Спор о том, были ли восточногерманские или советские гвардейцы уполномочен патрулировать пункты пропуска и проверять проездные документы У.С. проезжавшие мимо дипломаты привели Соединенные Штаты к размещению танков на их стороне контрольно-пропускной пункт, указывающий на восточногерманские войска сразу за стеной. Опасения, что силы США либо попытаются снести стену, либо силой Их путь через контрольно-пропускной пункт привел к тому, что Советский Союз разместил свои танки. на стороне Восточной Германии. Неверный ход во время вбрасывания мог привести к войне, и любая конвенциональная стычка между двумя ядерными державами всегда приносила с собой риск эскалации.Вместо этого Кеннеди использовал обратные каналы, чтобы предложить что Хрущев уберет свои танки, пообещав, что если это сделает Советский Союз, Армия США ответит взаимностью. Противостояние закончилось мирно.

Берлинская стена простояла до 9 ноября 1989 года, когда граница между Восточный и Западный Берлин были вновь открыты, а сама стена окончательно демонтирован.

Ложное утверждение: Цитата Никиты Хрущева 1959 года Генеральной Ассамблее ООН

Вирусный пост в социальных сетях ложно приписывает длинную цитату, предсказывающую принятие коммунизма и постепенное создание «социалистического государства» в США.S. бывшему советскому лидеру Никите Хрущеву 29 сентября 1959 года.

Reuters Fact Check. REUTERS/Axel Schmidt

В сообщении утверждается, что Хрущев, выступая перед Генеральной Ассамблеей Организации Объединенных Наций (ООН), сказал американцам, что Советский Союз будет кормить «небольшими дозами социализма, пока вы, наконец, не проснетесь и не обнаружите, что у вас уже есть коммунизм». (примеры здесь, здесь, здесь). В нем также утверждается, что Хрущев произнес свое предсказание для Америки, стуча ботинком по трибуне.

Затем в сообщении описываются «восемь уровней контроля», необходимых для создания «социалистического государства». Однако заявление содержит неточные факты и другую вводящую в заблуждение информацию.

ХРУЩЕВ В США

Хрущев отправился в 12-дневную поездку в США 15 сентября 1959 года по приглашению президента США Дуайта Эйзенхауэра (здесь).

18 сентября 1959 года Хрущев выступил перед Генеральной Ассамблеей ООН. В неофициальной стенограмме этой речи, опубликованной New York Times, нет никаких доказательств того, что Хрущев делал приписываемые ему высказывания в социальных сетях (здесь, здесь).В обращении Хрущев призвал к постепенному разоружению и прекращению холодной войны. Нигде он не излагает план введения социализма в США по частям.

Многочисленные источники могут подтвердить, что визит Хрущева в США завершился 27 сентября того же года, а значит, он не мог выступать перед Генассамблеей ООН 29 сентября 1959 года, как утверждается в посте в соцсетях (здесь).

23 сентября 1960 года в другом обращении к ООН Хрущев упомянул о замене капитализма социализмом в контексте современной колониальной борьбы (здесь).

Полная цитата такова: «Каждому должно быть ясно, что нет средств и силы, которая могла бы остановить эту борьбу народов за свое освобождение, ибо это великий исторический процесс, процесс все возрастающий и непобедимый. сила. Можно, может быть, продлить господство одного государства над другим на год или два, но как в прошлом на смену феодализму приходил буржуазный порядок вещей, а теперь на смену капитализму приходит социализм, так и колониальное рабство уступает место на свободу.Таковы правила развития человечества, и только авантюристы могут верить, что горы трупов и миллионы жертв отсрочат наступление светлого будущего».

ИНЦИДЕНТ С БОТИНКАМИ

Инцидент с стуком ботинком, о котором говорится в сообщении, действительно произошел, но в октябре 1960 года, а не в сентябре 1959 года, и при обстоятельствах, отличных от описанных.

Сообщение New York Times подтверждает, что 12 октября 1960 года Хрущев «стучал ботинком по столу» в ООН, по-видимому, возмущенный заявлением Лоренцо Сумулонга, члена филиппинской делегации, который в ходе дебатов сказал, что Восточная Европа была «лишена политического и гражданского права» из-за доминирующего влияния в регионе Советского Союза (здесь).

Заметки из Библиотеки ООН также подтверждают этот зарегистрированный инцидент, хотя официальный отчет ООН не содержит его описания. Хрущев в то время не выступал и не стоял на трибуне собрания ( ask.un.org/faq/37133 ).

Выступление Хрущева за день до Генеральной Ассамблеи раскритиковало расовую сегрегацию в США, а также интервенцию сил ООН в Бельгийском Конго ( undocs.org/en/A/PV.902 ).

«МЫ ВАС ПОХОРОНИМ»

Строка «мы вас похороним» как угроза польским дипломатам широко приписывалась Хрущеву «западной прессой», согласно документу, одобренному к обнародованию в 2002 г.С. Центральное разведывательное управление (здесь).

В документе отмечается, что Хрущев произнес следующие слова на финальном приеме в честь польского политика Владислава Гомулки в ноябре 1956 года: «Если мы вам не нравимся, не принимайте наши приглашения и не приглашайте нас приехать к вам. Нравится вам это или нет, история на нашей стороне. Мы тебя похороним».

За прошедшие годы Хрущев дал ряд пояснений, пытаясь прояснить свои заявления. Один из таких случаев произошел во время выступления перед Национальным пресс-клубом в Вашингтоне 16 сентября 1959 года: «Я уже говорил, что слова «Мы похороним капитализм» не следует понимать буквально, как это делают обычные могильщики с лопатой и копать могилы и хоронить мертвых.Я имел в виду перспективы развития человеческого общества. Социализм неизбежно придет на смену капитализму». (здесь)

ЗАМЕЧАНИЯ РЕЙГАНА

В речи Рональда Рейгана, произнесенной перед пресс-клубом округа Ориндж в 1961 году и озаглавленной «Посягательство на контроль», он утверждал, что «За три месяца до своего последнего визита в эту страну Никита Хрущев сказал: «Мы не можем ожидать, что американский народ прыгнет от капитализма к коммунизму, но мы можем помочь его избранным лидерам давать им небольшие дозы социализма, пока однажды они не проснутся и не обнаружат, что у них есть коммунизм». ‘» ( здесь ).

Неясно, каким источником мог быть Рейган для этих замечаний. Комментарии соответствуют антикоммунистической риторике Ригана, отраженной в других выступлениях того времени, в том числе в обращении 1964 года в поддержку кандидата в президенты от республиканцев Барри Голдуотера, где он критикует «правительственные подачки» и угрозу «социализированной медицины» (здесь).

КОММУНИСТИЧЕСКИЕ ПРАВИЛА

Правила, или, как их описывает пост, «уровни контроля», необходимые для социализма или коммунизма, имеют длинную и мошенническую историю.

В отчете New York Times от 10 июля 1970 года уже было разоблачено использование любого такого списка левыми группами. Список, утверждала Times, в котором подчеркивались положения, направленные на провоцирование беспорядков и введение контроля над оружием, часто распространялся так называемыми «ультраконсервативными» группами, правыми изданиями и воспроизводился газетами провинциальных городков и лоббистами оружия (здесь ).

Список, включенный в сообщение в социальной сети, является еще одной итерацией этого руководства.Агентство Reuters недавно опровергло утверждение о том, что создание этого списка приписывается активисту американского сообщества Солу Алински (здесь).

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В сентябре 1959 года Никита Хрущев посетил США и выступил перед Генеральной Ассамблеей ООН о необходимости разоружения и прекращения холодной войны.

В другом обращении к ООН в октябре 1960 года Хрущев подверг критике интервенцию сил ООН в Бельгийском Конго. Позже, как сообщается, он стукнул ботинком по столу, разгневанный комментариями другого делегата собрания.

Никакие доказательства не подтверждают, что Хрущев делал замечания о кормлении США «дозами социализма» или о необходимых шагах для построения социалистического государства. На протяжении многих лет политики и правые деятели мошенническим образом распространяли эти «коммунистические правила».

ВЕРДИКТ

Ложное утверждение. Нет никаких доказательств того, что бывший советский премьер Никита Хрущев делал замечания о создании социалистического государства в Америке Генеральной Ассамблее ООН 29 сентября 1959 года.Неверны и правила создания социалистического государства.

Эта статья была подготовлена ​​группой проверки фактов Рейтер. Подробнее о нашей работе по проверке фактов в социальных сетях читайте здесь.

Сталин, осужденный Никитой Хрущевым

Двадцатый съезд Коммунистической партии Советского Союза собрался в Москве в Большом зале Кремля 14 февраля 1956 года. Он был первым после смерти Иосифа Сталина в 1953 году, но о погибшем вожде почти ничего не было сказано пока на закрытом заседании 25-го числа 1500 делегатов и множество приглашенных не прослушали удивительную речь Никиты Хрущева, первого секретаря партии, «Культ личности и его последствия».

Хрущев осудил Сталина, культ личности, который он взращивал, и совершенные им преступления, в том числе казни, пытки и тюремное заключение лояльных членов партии по ложным обвинениям. Он обвинял Сталина во внешнеполитических ошибках, в неудачах советского сельского хозяйства, в организации массового террора и в ошибках, которые привели к ужасающим человеческим жертвам во время Второй мировой войны и немецкой оккупации огромных территорий советской территории.

Аудитория Хрущева слушала его почти в полной тишине, нарушаемой лишь удивленным ропотом.Делегаты не смели даже смотреть друг на друга, пока секретарь партии четыре часа громоздил одно ужасающее обвинение на другое. В конце аплодисментов не было, и публика ушла в шоковом состоянии.

Одним из слушателей речи был молодой Александр Яковлев, впоследствии ведущий архитектор перестройки, который вспоминал, что она потрясла его до глубины души. Он чувствовал, что Хрущев говорит правду, но эта правда пугала его. Поколения в Советском Союзе почитали Сталина и связывали с ним свою жизнь и надежды.Теперь прошлое было разрушено, и то, чем они все жили, было разрушено. «Все рухнуло, чтобы никогда не собраться снова».

Это был необычайно опасный и дерзкий поступок Хрущева. Солженицын полагал, что он говорил от «движения сердца», искреннего побуждения к добру. Другие более цинично указывали на то, что она запятнала других партийных лидеров сталинской кистью, к выгоде демонстративно раскаявшегося Хрущева. Это переложило вину с партии и системы на плечи Сталина.Через несколько месяцев было объявлено, что съезд призвал принять меры «к полному устранению культа личности, чуждого марксизму-ленинизму… во всех сторонах партийной, государственной и идеологической деятельности»

.

Выступление было опубликовано в зарубежных СМИ на следующий день. В марте ЦК разослал текст по отделениям партии, где он был зачитан. Внутри Советского Союза это помогло бы со временем создать большую свободу. Многие сталинские прихвостни и функционеры по-прежнему были полны решимости сопротивляться десталинизации, но тысячи политических заключенных были освобождены, а другие посмертно реабилитированы.За границей слова Хрущева выбили почву из-под ног членов коммунистической партии и левых интеллектуалов, которые годами отрицали сообщения о том, что происходит в Советском Союзе. Многие члены партии с отвращением ушли.

На съезде партии в 1961 году Хрущев повторил свои нападки на память Сталина, на этот раз в открытом заседании, а другие выступавшие осудили преступления Сталина. Тело покойного вождя убрали с места рядом с Лениным в мавзолее на Красной площади, а названия Сталинграда и других подобных мест изменили.Когда Хрущев отошел от власти в 1964 году, он стал не-личностью, но не был казнен, заключен в тюрьму или даже сослан в Монголию. Советский Союз изменился.

Советский Союз и США — Откровения из российских архивов | Выставки

Отношения между Советским Союзом и США были сложное взаимодействие идеологических, политических и экономические факторы, которые привели к сдвигам между осторожным сотрудничеством и часто ожесточенное соперничество сверхдержав на протяжении многих лет.Отличительные различия в политических системах двух стран часто помешало им достичь взаимопонимания по ключевым вопросам политики вопросов и даже, как в случае Карибского кризиса, поставили их на грань войны.

Правительство Соединенных Штатов изначально враждебно относилось к Советские лидеры за вывод России из Первой мировой войны и были против к государству, идеологически основанному на коммунизме.Хотя Соединенные Государства приступили к программе помощи голодающим в Советском Союзе в начале 1920-х годов и американские бизнесмены создали коммерческие связи там в период новой экономической политики (1921-29), две страны не устанавливали дипломатические отношения до 1933. К тому времени тоталитарный характер правления Иосифа Сталина режим представлял собой непреодолимое препятствие для дружеских отношений с Западом.Хотя Вторая мировая война принесла двум странам в союз, основанный на общей цели победить нацистскую Германию, агрессивная, антидемократическая политика Советского Союза в отношении Восточной Европа создала напряженность еще до окончания войны.

Советский Союз и Соединенные Штаты находились далеко друг от друга во время следующие три десятилетия конфликта сверхдержав и ядерных и гонка ракетных вооружений. С начала 1970-х годов советский режим провозгласил политику разрядки и стремился к усилению экономического сотрудничество и переговоры по разоружению с Западом.Тем не мение, советская позиция в отношении прав человека и его вторжение в Афганистан в 1979 г. возникла новая напряженность в отношениях между двумя странами. Эти напряженность продолжала существовать до кардинальных демократических изменений 1989–1991 годов привели к краху в течение этого последнего года коммунистической системы и открыла путь к беспрецедентному новому дружба между США и Россией, а также другие новые народы бывшего Советского Союза.

Раннее сотрудничество: помощь голодающим в Америке

После большевистской революции 1917 г. Война вызвала острую нехватку продовольствия на юго-западе России. Разруха военного времени усугублялась двумя последовательными сезонами засухи, а к 1920 году стало ясно, что полномасштабный голод в долине реки Волги, Крыму, Украине и Армения. Условия были настолько отчаянными, что в начале 1920-х гг. Советское правительство разослало всемирный призыв о продовольственной помощи предотвратить голодную смерть миллионов людей.

Несколько добровольческих групп в США и Европе к тому времени организовали программы помощи, но стало ясно, что помощь был необходим в большем масштабе, потому что, по оценкам, от 10 до 20 миллионы жизней были поставлены на карту. Хотя официально это не было признал советский режим, правительство Соединенных Штатов было надавливали со многих сторон, чтобы вмешаться, и в августе 1920 г. было заключено неофициальное соглашение о начале помощи голодающим программа. В 1921 году президент Уоррен Хардинг назначил Герберта Гувера, тогдашнего министра торговли, организовать помощь усилие.

Конгресс выделил 20 миллионов долларов, и Гувер приступил к организовать Американскую администрацию помощи (ARA) для выполнения этой работы. По условиям Гувера, ARA должна была полностью управляться американцами. программа помощи для транспортировки, хранения и доставки помощи поставки (в основном продукты питания и семенное зерно) голодающим область.После того, как советские официальные лица согласились, сотни американских волонтеры были отправлены для наблюдения за программой. АРА постепенно завоевал доверие местных коммунистических властей и получил практически полную свободу действий в распределении тысяч тонн зерна, а также одежды и медикаментов. Этот благодаря замечательным гуманитарным усилиям удалось спасти многих миллионы жизней.

Помощь ARA продолжалась до 1923 года, когда местные фермы были снова производство, и хватка голода была сломлена.Гувер и его Позднее АРА были отмечены Советским правительством за заботу и великодушие, которое Соединенные Штаты проявили в этом отчаянном кризис.

Документ о поставках продовольствия в Россию

Добавить этот элемент в закладки: //www.loc.gov/exhibits/archives/sovi.html#obj1

Наверх

Раннее сотрудничество: экономическое сотрудничество

В 1920-х и начале 1930-х годов напряженность между Советский Союз и Запад несколько смягчились, особенно в области экономического сотрудничества.После их консолидации политической власти, большевики столкнулись с той же экономической проблемой как и министры правительства царского режима: как эффективно организовать огромные природные и человеческие ресурсы Советский союз. Экономическая ситуация ухудшилась трудно из-за огромных социальных и экономических потрясений, вызванных Первой мировой войной, революциями 1917 г., Гражданской войной 1918–21.

Пока фабрики простаивали, а в деревне свирепствовал голод, Владимир Ленин провозгласил новую экономическую политику (НЭП) в 1921 году. вдохнуть энергию и направление в неоперившихся коммунистов. управляемая экономика. НЭП отступил от коммунистической ортодоксии и экономически открыл советский монолит.

По разным причинам — сострадание к страданиям советских народов, симпатии к великому «социалистическому эксперимент», но в первую очередь для погони за прибылью — западная бизнесмены и дипломаты начали налаживать контакты с советскими Союз.Среди этих лиц были Аверелл Гарриман, Арманд Хаммер, и Генри Форд, который продавал тракторы в Советский Союз. Такой усилия облегчили торговые связи между Советским Союзом и США, создав основу для дальнейшего сотрудничества, диалога и дипломатических отношений между двумя страны. Эта эра сотрудничества никогда не была прочной установилась, однако, и уменьшилась по мере того, как Иосиф Сталин пытались искоренить пережитки капитализма и сделать Советский Союз экономически самодостаточен.

Постановление Наркомата финансов

Добавить этот элемент в закладки: //www.loc.gov/exhibits/archives/sovi.html#obj2

Наверх

Советская и американская коммунистические партии

Советская коммунистическая партия возникла из Российской социальной Большевистское крыло Демократической рабочей партии, сформированное Владимиром Лениным в 1903 году.Ленин считал, что хорошо дисциплинированная, иерархически организованная партия была необходима, чтобы возглавить рабочий класс в свержение капитализма в России и мире. В ноябре 1917 г. большевики захватили власть в Санкт-Петербурге (тогда называвшемся Петроград) и вскоре после этого начал использовать термин «коммунист». описать себя. В марте 1918 года большевики назвали их партия Российская коммунистическая партия (большевиков).Следующий году они создали Коммунистический Интернационал (Коминтерн) для контролировать коммунистическое движение во всем мире. После После роспуска Коминтерна в 1943 году центральный партийный совет СССР Комитет продолжал использовать коммунистические партии других стран. как инструмент советской внешней политики. Каждая национальная партия была необходимо придерживаться ленинского принципа подчинения членов и организаций безоговорочно подчиняться решениям вышестоящие органы.

Сильно повлиял на успех большевика Революция, американские социалисты и радикалы встретились в Чикаго в 1919, чтобы организовать Коммунистическую партию США. Но американцы были настолько разделены, что вместо этого создали две партии. Одна группа состояла в основном из относительно недавнего русского и восточного европейские иммигранты, которые подчеркивали приверженность марксистской Православие и пролетарская революция. Другая группа, доминировавшая коренными, несколько более прагматичными американскими радикалами, стремившимися массовое воздействие. Такие противоречивые цели в сочетании с несоответствие между коммунистической доктриной и американской реальностью, коммунистическое движение в США небольшая сектантская движение.

В 1922 году Коминтерн заставил две американские партии, которые состоял из около 12 000 членов, чтобы объединиться и следовать партийная линия утвердилась в Москве.Хотя членство в Американская партия выросла примерно до 75 000 к 1938 году после Великой Депрессия, многие члены покинули партию после подписания Нацистско-советский пакт о ненападении 1939 года. Другие уехали в 1956 году. после того, как Никита Хрущев разоблачил некоторые сталинские преступления и советские войска вторглись в Венгрию. Только хардкорные участники остались после таких поворотов советской политики. Американец партия, значительная, хотя и не крупная политическая сила в Соединенные Штаты еще больше деморализовались, когда Борис Ельцин объявил Коммунистическую партию в России вне закона в августе 1991 года и открыл архивы, раскрывая продолжающиеся финансовые, а также идеологическая зависимость американских коммунистов от советских партии до ее роспуска.

Показания товарища Гитлоу

Добавьте этот элемент в закладки: //www.loc.gov/exhibits/archives/sovi.html#obj3

Наверх

Вторая мировая война: Альянс

Несмотря на глубоко укоренившееся недоверие и враждебность между Советский Союз и западные демократии, вторжение нацистской Германии Советского Союза в июне 1941 г. создал мгновенный союз между Советами и двумя величайшими державами в том, что Советские лидеры давно называли «империалистическим лагерем»: Великобритания и Соединенные Штаты. Через три месяца после вторжения Соединенные Штаты оказывали помощь Советскому Союзу через Закон о ленд-лизе от марта 1941 г. До сентября 1941 г. торговля между США и СССР было проведено прежде всего через Советскую закупочную комиссию в Соединенных Состояния.

Ленд-лиз

был самым заметным признаком военного сотрудничества между США и Советским Союзом.Около 11 долларов миллиардов военной техники было отправлено в Советский Союз в соответствии с этим программа. Дополнительная помощь поступила от США по оказанию помощи России. (частная некоммерческая организация) и Красный Крест. О семьдесят процентов помощи поступали в Советский Союз через Персидский залив через Иран; остальные пересекли Тихий океан во Владивосток и через Северную Атлантику в Мурманск. Ленд-лиз Советскому Союзу официально закончился в сентябре 1945 года.Иосиф Сталин так и не открыл своему народу полной вклад ленд-лиза в выживание своей страны, но он сослался на программу Ялтинской конференции 1945 года, сказав: «Ленд-лиз — одна из самых замечательных и жизненно важные достижения в формировании антигитлеровского союза».

Техника по ленд-лизу была принята Советским Союзом, и Президент Рузвельт придавал первостепенное значение использованию удержать СССР в войне против Германии.Тем не менее, программа не предотвратила трения между Советский Союз и другие участники антигитлеровского союза. Советский Союз был раздражен тем, что казалось ему долгим задержка союзниками открытия «второго фронта» союзной наступления на Германию. Когда война на востоке превратилась в пользу Советского Союза, и, несмотря на успешное высадки в Нормандии в 1944 г., прежние трения усилились из-за непримиримых разногласий по поводу послевоенных целей внутри коалиция против Оси.Ленд-лиз помог Советскому Союзу немцев со своей территории и из Восточной Европы, таким образом ускорение окончания войны. С приходом к власти Сталина Восточная Европа, конец военного союза и холодная война начал.

Показания Венделла Уилки

Добавить этот элемент в закладки: //www.loc.gov/exhibits/archives/sovi.html#obj4

Наверх

Вторая мировая война: американские военнопленные и пропавшие без вести

Орудия дальних сражений давно замолчали, но оставшиеся без ответа вопросы о пропавших без вести военнослужащих США в действии и непатриированные военнопленные продолжают вызывать озабоченность нация.В последнее время пропавшие без вести и военнопленные из Вьетнамская война была в центре внимания.

А вот советские архивные документы — из более ранней эпохи после Вторая мировая война — показать, что американцев задерживали, и даже погибли, в огромном советском ГУЛАГе. Чтобы узнать доп. сведения об американцах, освобожденных из немецких лагерей для военнопленных Красной Армии, а затем интернированных в советских лагерях, американо-российских Совместная комиссия по военнопленным/пропавшим без вести была создана в начале 1992 года. Библиотека должностных лиц Конгресса, среди прочего, были уполномочены исследования российских архивных материалов по этому вопросу в Москве.

Благодаря таким усилиям и дополнительному сотрудничеству судьба могут стать известны и те, кто пропал без вести во время холодной войны. русский СМИ сообщают о сбитом американским самолетом B-29. Советские перехватчики над Балтийским морем в апреле 1950 года. Один из советские летчики, сбившие В-29, сообщили, что самолет был поднят из моря, но судьба экипажа неизвестна.

История войн жестоко подсказывает, что некоторые вопросы о пропавших без вести и военнопленных никогда не будет получить ответ. Тем не менее искренность, доброжелательность и дух сотрудничество всех сторон может свести к минимуму такие вопросы. То открытие архивов — шаг вперед в докопании до истины которые могут прояснить путаницу и подозрения, возникшие в мимо.

Список военнопленных

Добавить этот товар в закладки: //www.loc.gov/exhibits/archives/sovi.html#obj5

Наверх

Холодная война: Послевоенное отчуждение

Западные демократии и Советский Союз обсудили Ход Второй мировой войны и характер послевоенного урегулирования на конференциях в Тегеране (1943 г.), Ялте (февраль 1945 г.) и Потсдам (июль – август 1945 г.).

Сталин в Потсдаме

Иосиф Сталин (справа в центре сзади в белой форме) слушает дискуссии в Потсдаме Конференция 1945 года после немецкого сдаваться.Конференция должна была определить четырехсторонний раздел Германии и Будущее Восточной Европы. Справа от Сталина министр иностранных дел СССР, Вячевслав Молотов.

Добавить этот элемент в закладки: //www.loc.gov/exhibits/archives/sovi.html#obj6

После войны споры между Советский Союз и западные демократии, особенно Советский захват восточноевропейских государств во главе с Уинстоном Черчиллем предупредить в 1946 году, что «железный занавес» опускается через середина Европы.Со своей стороны, Иосиф Сталин углубил отчуждение между США и СССР, когда в 1946 году он утверждал, что Вторая мировая война была неизбежной и неизбежным следствием «капиталистического империализма» и подразумеваемой что такая война может повториться.

Холодная война была периодом соперничества между Востоком и Западом, напряженности, и конфликт, за исключением полномасштабной войны, характеризующийся взаимным восприятия враждебных намерений между военно-политическими альянсы или блоки. Были настоящие войны, иногда называемые «прокси-войны», потому что их вели советские союзники, а не чем сам СССР — наряду с конкуренцией за влияние в Третий мир и крупная гонка вооружений сверхдержав.

После смерти Сталина отношения Востока и Запада прошли через фазы чередования расслабления и конфронтации, включая кооперативная фаза в 1960-е годы и другая, названная разрядкой, в течение 1970-х годов.Заключительный этап в конце 1980-х — начале 1990-е годы приветствовал президент Михаил Горбачев, и особенно президентом новой посткоммунистической Российской республики, Борис Ельцин, а также президент Джордж Буш, как начало партнерство между двумя государствами, которое могло бы решить многие глобальные проблемы.

Телеграмма президенту Трумэну

Добавить этот товар в закладки: //www. loc.gov/exhibits/archives/sovi.html#obj7

Наверх

Холодная война: взгляды СССР

После Второй мировой войны Иосиф Сталин видел мир разделенным на два лагеря: империалистический и капиталистический режимы на одном стороны, а коммунистический и прогрессивный мир — с другой. В В 1947 году президент Гарри Трумэн также говорил о двух диаметрально противоположных противоположные системы: одна свободная, а другая направлена ​​на подчинение другие нации.

После смерти Сталина Никита Хрущев в 1956 году заявил, что империализм и капитализм могли сосуществовать без войны, потому что Коммунистическая система окрепла. Женевский саммит 1955 г. между Великобританией, Францией, Советским Союзом и Соединенными Штатами, и Кэмп-Дэвидский саммит 1959 года между Эйзенхауэром и Хрущев вселил надежду на более тесный дух сотрудничества между Востоком и и Запад. В 1963 году США и СССР подписали некоторые соглашения об укреплении доверия, и в 1967 году президент Линдон Джонсон встретился с премьер-министром СССР Алексеем Косыгиным в Глассборо, Нью-Джерси.Вперемешку с такими движениями к сотрудничество, однако, были враждебными актами, которые угрожали более широкому конфликтов, таких как Карибский кризис в октябре 1962 г. советское вторжение в Чехословакию в 1968 году.

Долгое правление Леонида Брежнева (1964–1982) теперь упоминается в России как «период застоя». Но советский позиция по отношению к Соединенным Штатам стала менее откровенно враждебной в начало 1970-х.Переговоры между США и Советский Союз завершился встречами на высшем уровне и подписанием соглашения об ограничении стратегических вооружений. Брежнев провозгласил в 1973 г., что мирное сосуществование является нормальным, постоянным и необратимое состояние отношений между империалистами и коммунистами стран, хотя и предупредил, что конфликт может продолжаться в Третий мир. В конце 1970-х годов усилились внутренние репрессии и советское вторжение в Афганистан привело к возобновлению холодной войны враждебность.

Советские взгляды на США в очередной раз изменились после Михаил Горбачев пришел к власти в начале 1985 года. Контроль над вооружениями переговоры были возобновлены, и президент Рейган предпринял новый серия встреч на высшем уровне с Горбачевым, которые привели к оружию сокращений и способствовал росту симпатий даже среди Коммунистические лидеры за более тесное сотрудничество и отказ от классовое, конфликтоориентированное мировоззрение.

С признанием президентом Ельциным независимости других республиках бывшего СССР и запуск им полномасштабного масштабная программа экономических реформ, направленная на создание рынка экономики, Россия обязалась, наконец, преодолеть как имперское и идеологическое наследие Советского Союза.

Разоблачение империалистической политики

Добавить этот товар в закладки: //www.loc.gov/exhibits/archives/sovi.html#obj8

Наверх

Холодная война: Карибский кризис

По воспоминаниям Никиты Хрущева, в мае 1962 г. возникла идея размещения ядерных ракет средней дальности на Кубе в качестве средства противодействия растущему лидерству Соединенных США в разработке и развертывании стратегических ракет. Он также представил схему как средство защиты Кубы от другого спонсируемое Соединенными Штатами вторжение, такое как неудавшаяся попытка Залив Свиней в 1961 году.

После получения одобрения Фиделя Кастро Советский Союз быстро и тайно работали над созданием ракетных установок в Куба. 16 октября президенту Джону Кеннеди показали разведывательные фотографии советских ракетных установок под строительство на Кубе. После семи дней осторожного и интенсивного дебаты в администрации Соединенных Штатов, в ходе которых советские дипломаты отрицали, что установки для наступательных ракет были строятся на Кубе, президент Кеннеди в телеобращении на 22 октября объявили об обнаружении установок и провозгласил, что любой ракетно-ядерный удар с Кубы будет расценивается как нападение Советского Союза, и на него будет дан ответ соответственно.Он также ввел военно-морской карантин на Кубе, чтобы предотвратить дальнейшие поставки советских наступательных вооружений от прибытия туда.

Во время кризиса обе стороны обменялись множеством писем и другие коммуникации, как формальные, так и «обратные каналы». Хрущев отправил письма Кеннеди 23 и 24 октября с указанием сдерживающий характер ракет на Кубе и мирный намерения Советского Союза.26 октября Хрущев отправил Кеннеди длинное бессвязное письмо, в котором, по-видимому, предлагалось ракетные установки будут демонтированы, а личный состав выведен в обмен на заверения Соединенных Штатов в том, что они или их доверенные лица не вторгнется на Кубу. 27 октября еще одно письмо Кеннеди прибыл от Хрущева, предположив, что ракетные установки в Куба была бы демонтирована, если бы Соединенные Штаты демонтировали ее ракетные установки в Турции.Американская администрация решил проигнорировать это второе письмо и принять предложение изложено в письме от 26 октября. Затем Хрущев объявил 28 октября, что он демонтирует установки и вернуть их в Советский Союз, выразив уверенность, что Соединенные Штаты не будут вторгаться на Кубу. Дальнейшие переговоры были для реализации соглашения от 28 октября, в том числе Соединенных Государства требуют, чтобы советские легкие бомбардировщики также были сняты с вооружения. Куба, а также указать точную форму и условия Соединенных заверения государств не вторгаться на Кубу.

Письмо Хрущева президенту Кеннеди

Добавить этот элемент в закладки: //www. loc.gov/exhibits/archives/sovi.html#obj9

Наверх

Тайная речь, изменившая мировую историю | Мировые новости

Возвышенные звуки Сибелиуса эхом отдавались от стен моей московской квартиры, пока Костя Орлов разворачивал мрачную повесть Никиты Хрущева о непристойных преступлениях, совершенных его предшественником Иосифом Сталиным.Это было вечером полвека назад, примерно через неделю после того, как Хрущев осудил ужасы сталинского правления на закрытом заседании XX съезда Коммунистической партии Советского Союза.

Это было всего через три года после смерти Сталина, оплаканной подавляющим большинством советских граждан, видевших в нем божественного отца. Вскоре после этого их новый лидер сказал им, что они совершили катастрофическую ошибку: Сталин был далеко не божественным, а сатанинским. Лидеры, унаследовавшие партию от старого диктатора, согласились, что Хрущев должен произнести речь только после нескольких месяцев яростных споров — и при условии, что она никогда не будет опубликована.

Его последствия, далеко не полностью предвиденные Хрущевым, до глубины души потрясли Советский Союз, но еще больше его коммунистических союзников, особенно в Центральной Европе. Были высвобождены силы, которые в конечном итоге изменили ход истории. Но в то время воздействие на делегатов было более немедленным. Советские источники теперь говорят, что некоторые из них так бились в конвульсиях, когда слушали, что у них случился сердечный приступ; другие впоследствии покончили жизнь самоубийством.

Но когда Костя Орлов, русский контакт, как я теперь подозреваю, работал на КГБ, позвонил мне в тот вечер в начале марта 1956 года, я мало что знал обо всем этом.За 10 дней съезда горстка западных корреспондентов в Москве прочитала речи, резко осуждавшие «культ личности» — хорошо понятный код, обозначающий Сталина. В ночь на 24 февраля в здании ЦК партии кипела работа, его окна сияли светом до самого утра. Но почему, спрашивали мы, это происходит после формального закрытия съезда? Только спустя годы стало ясно, что партийное руководство все еще спорит о тексте речи, которую Хрущев должен произнести на следующее утро на закрытом заседании партийных делегатов.

В следующие несколько дней дипломаты центральноевропейских коммунистических государств начали шептаться, что Хрущев осудил Сталина на секретном заседании. Никаких подробностей не поступало. Я работал вторым корреспондентом Рейтер в Москве у Сиднея Вейланда, который — скорее для формы, чем ради чего-либо еще — пытался телеграфировать в Лондон краткий отчет об этом неприкрытом факте. Как и ожидалось, цензоры подавили его.

Затем, накануне моего отъезда в отпуск в Стокгольм, позвонил Орлов и сказал: «Я должен увидеть вас перед отъездом.— Услышав настойчивость в его голосе, я попросил его немедленно прийти в себя. Как только он сказал, зачем пришел, я счел мудрым запутать микрофоны, которые, как мы все думали, у нас в стенах, включив самую громкую пластинку, которая у меня была. Итак, под гул тромбонов Орлов подробно изложил мне обвинение Хрущева: что Сталин — тиран, убийца и мучитель членов партии.

У Орлова не было никаких записей, тем более текста выступления. Он сказал мне, что партия по всему Советскому Союзу слышала об этом на специальных собраниях членов на заводах, фермах, в учреждениях и университетах, когда она была прочитана им один раз, но только один раз. На таких собраниях в Грузии, где родился Сталин, участники возмущались оскорблением русским их собственного национального героя. В ходе последовавших за этим беспорядков несколько человек были убиты, и, по словам Орлова, поезда прибывали в Москву из Тбилиси с выбитыми стеклами.

Но мог ли я ему поверить? Его история соответствовала тому немногому, что мы знали, но подробности, которые он мне сообщил, были настолько захватывающими, что в них едва ли можно было поверить. Сейчас легко думать, что все знали, что Сталин был тираном, но тогда в это верило лишь несчастливое меньшинство в СССР.И признать, что Хрущев говорил об этом открыто, если не публично, казалось, требовалось какое-то подтверждение, а его не было.

Была и другая проблема. «Если ты не выложишь это, ты говно [дерьмо]», — сказал он мне. Это звучало как явный вызов сломать цензуру — то, чего не делал ни один журналист с 1930-х годов, когда западные корреспонденты часто летали в Ригу, столицу все еще независимой Латвии, чтобы записать свои материалы и вернуться в Москву целыми и невредимыми. Но с тех пор Сталин правил с нарастающей суровостью еще два десятилетия, и в 1950-х никто бы не рискнул.

Чувствуя себя не в состоянии решить эту проблему самостоятельно, я позвонил Вейланду и договорился о встрече в центре города. Было очень холодно, но мы остались на улице, где не было микрофонов. На земле лежал густой снег, но мы шли по нему, лишь изредка останавливаясь, чтобы я сверился со своими заметками под фонарями. Мы заметили, что Орлов часто давал мне обрывки сведений, которые всегда оказывались верными, хотя и не имели большого значения.Его история соответствовала ограниченным сообщениям, циркулирующим в западном сообществе. И мы отметили, что временный корреспондент New York Times уезжает на следующий день и обязательно напишет об этих репортажах. Так что мы могли бы быть побеждены на нашей собственной, гораздо лучшей, истории. Мы решили, что должны поверить Орлову.

На следующее утро я вылетел в Стокгольм, откуда позвонил редактору новостей Reuters в Лондоне. Мое имя, настаивал я, не должно фигурировать ни в одном из рассказов, и оба они должны иметь другую дату, кроме Москвы: я не хотел, чтобы меня обвинили в нарушении цензуры по возвращении в Москву.Затем, после нескольких часов написания своих заметок, я продиктовал эти две истории по телефону копировщику Reuters. Все еще нервно решив скрыть свою личность, я принял нелепый американский акцент. Уловка с треском провалилась. — Спасибо, Джон, — весело подписал он.

Вернувшись в Москву, все по-прежнему. Летом 1956 года расцвела хрущевская оттепель, и москвичи немного расслабились. Но в Центральной Европе влияние выступления росло. К осени Польша была готова взорваться, а в Венгрии антикоммунистическая революция свергла сталинистскую партию и правительство, заменив их недолговечным реформистом Имре Надь.

В Москве советские лидеры были брошены в суматоху. В течение шести недель никто не появлялся ни на одном дипломатическом приеме. Когда они появились снова, они выглядели изможденными и старыми. Особенно это касалось Анастаса Микояна, правой руки Хрущева, который постоянно подталкивал его к большим реформам. По словам его сына Серго, это произошло потому, что Микоян провел долгие дни в Будапеште, отчаянно пытаясь спасти режим Надя, но безуспешно. В итоге в споре победили несгибаемые консерваторы, утверждавшие, что из соображений безопасности СССР не может позволить соседней стране выйти из Варшавского договора.Хрущев и Микоян неохотно согласились с тем, что его нужно сокрушить.

На Западе влияние выступления получило колоссальный импульс после публикации полного, хотя и подчищенного текста в The Observer и New York Times. Это был первый случай, когда полный текст был доступен для всеобщего ознакомления в любой точке мира. Даже местные партийные секретари, которые читали его членам, должны были вернуть свои тексты в течение 36 часов. (Эти тексты тоже были продезинфицированы, пропущены два эпизода в речи, которые мне рассказал Орлов.)

Согласно Уильяму Таубману, в его мастерской биографии Хрущева полный текст просочился через Польшу, куда, как и другие центральноевропейские коммунистические союзники, Москва отправила отредактированную копию для распространения польской партии. По его словам, в Варшаве типографии взяли на себя обязательство напечатать на много тысяч экземпляров больше, чем было разрешено, и один экземпляр попал в руки израильской разведки, которая в апреле передала его ЦРУ. Несколько недель спустя ЦРУ передало его в «Нью-Йорк Таймс» и, по-видимому, известному кремленологу из «Обсервера» Эдварду Крэнкшоу.

Как именно он его получил, не указано. Но в четверг, 7 июня, на небольшом редакционном ланче, который традиционно проводится каждую неделю в отеле «Уолдорф», Крэнкшоу «скромно упомянул, что он получил полные стенограммы речи Хрущева», по словам главного редактора Кеннета Обэнка. Встреча была оживлена. Такое сообщение нельзя было пропустить, и при решительной поддержке Дэвида Астора, редактора, а также Обэнка было решено опубликовать полные 26 000 слов в следующей воскресной газете.

Это было героическое решение, граничащее, казалось, с безумием. В те дни все нужно было залить горячим металлом, чтобы сделать страницы. К тому четвергу, по словам Обэнка, «половина газеты была набрана, исправлена ​​и версталась. Хуже того, мы обнаружили, что нам придется продержаться почти все обычные функции — рецензии на книги, искусство, мода, бридж, шахматы, статьи на первых страницах и многое другое. Копия Хрущева, страница за страницей, начала течь. Когда мы начали верстать страницы, стало ясно, что места потребуется еще больше, поэтому мы сглотнули и обратились к священным коровам — рекламе.«Семь драгоценных столбцов рекламы пришлось отбросить. Приходилось писать бесконечное количество заголовков, подзаголовков, кросс-заголовков и подписей по мере того, как копия прокладывала свой путь через бумагу.

Но игра окупилась. Реакция читателей была восторженной. Один из них сказал: «Сэр, я всего лишь помощник на фабрике, вряд ли можно ожидать, что «Обсервер» будет иметь большой тираж. А мой экземпляр хрущевского издания ходил из рук в руки и из магазина в магазин в администрации, транспорте и т.д.Я был весьма поражен серьезным интересом, проявленным в результате самого тщательного изучения речи».

Газета была распродана, и ее пришлось перепечатать. Это, безусловно, было оправданием экстраординарного решения напечатать полный текст с уведомлением за три дня. «Минутное рассмотрение» в значительной степени способствовало мышлению, которое в конечном итоге породило реформистский «еврокоммунизм».

Хрущев был явно потрясен происходящим. Его противники набрались сил и в мае 1957 года едва не вытеснили его.Когда большинство в Президиуме ЦК (Политбюро) проголосовало за его смещение, только его быстрые действия по созыву полного заседания ЦК дали ему большинство. Смещены были его оппоненты, в частности, ветераны Вячеслав Молотов и Лазарь Каганович.

Но семь лет спустя консерваторам удалось его вытеснить. Затем последовали двадцать лет Леонида Брежнева, в течение которых часы были если не к полномасштабному сталинизму, то хотя бы частично повернуты вспять.Но были коммунисты, которые никогда не забывали Хрущева и, в частности, его «секретную речь». Одним из них был Михаил Горбачев, который в 1956 году учился в Московском университете. Когда он пришел к власти в 1985 году, он был полон решимости продолжить работу Хрущева по реформированию Советского Союза и открытию его для остального мира. Он не раз публично хвалил своего предшественника за смелость в выступлении и проведении процесса десталинизации.

Кто-то может сомневаться, что сталинский Советский Союз когда-либо мог быть реформирован, но Хрущева среди них не было, да и Горбачева тоже.Но после двух десятилетий распада при Брежневе даже он не смог удержать страну. Вполне можно утверждать, что «секретная речь» была самой важной в столетии, посеяв семена, которые в конечном итоге привели к распаду СССР.

Что москвичи думают о Хрущеве сейчас

Марина Округина, 95 лет, бывшая узница ГУЛАГа
«Я родилась в Сибири в 1910 году. Мой отец был сослан туда в царские времена после убийства казака, напавшего на рабочих Демонстрация, в которой он принимал участие.В 1941 году я работала в Монголии машинисткой у группы советских журналистов. Они выпускали газету для распространения в Маньчжурии в надежде вызвать симпатию у китайцев. Но цензор решил, что это «провокация». Нас всех арестовали и отправили в ГУЛАГ. Когда началась война, мужчин отправили на фронт, а меня оставили. В лагерях я провел восемь лет. В 1945 году мне сообщили, что двое моих сыновей погибли в блокаде Ленинграда, а муж погиб в боях под Смоленском.Меня освободили в 1949 году, но не разрешили жить в 39 крупнейших городах Советского Союза. Я остался на Дальнем Востоке и должен был каждую неделю отмечаться в полиции. У меня не было жизни. Моими единственными друзьями были бывшие заключенные. Когда в 1953 году умер Сталин, мы плотно закрыли дверь и плясали от радости. Наконец, в 1956 году, через несколько месяцев после выступления Хрущева, я был полностью реабилитирован. Моя жизнь изменилась. Я мог путешествовать. Я получил достойную работу и пенсию. Мы, бывшие заключенные, были очень благодарны Хрущеву за храбрость.

Дима Быков, молодой интеллигент
«Сталин ничего не мог сделать без страха, омерзительный диктатор. Хрущев был скорее диктатором глупостей. Мое отношение к нему довольно сочувственное и теплое. Он вернул жизнь миллионам людей. А на самом деле это была очень плохая свобода при Хрущеве. Радоваться оттепели могли только такие люди, как Советы, прошедшие через ужасающий 30-летний опыт диктатуры. Хрущев упустил свой шанс. Никто не знал, куда катится страна.Повсюду были плакаты с Лениным: «Правой дорогой, товарищи!» Но в каком направлении?

Федор Великанов, 21 год, студент
«Сталин был не так уж и плох. Он обладал решительностью. Он был строгим и эффективным, мог принимать быстрые решения, даже если они не всегда были правильными. Мне очень трудно оценить, какой была жизнь при Сталине. Я знаю это только из книг и того, что мне рассказывали мои родственники. Что я знаю о Хрущеве? Ну, он был известен своими импульсивными поступками, такими как желание везде посадить кукурузу.И когда он стукнул ботинком по столу [в ООН в 1960 году]. Некоторые говорят, что президент Владимир Путин — диктатор, но я думаю, что это неправильно. Хотя было несколько хороших качеств, которые были у Сталина, но есть и у Путина».

Никита Хрущев, 45 лет, журналист, внук советского лидера
«Дедушка был человеком добрым, но очень требовательным. Выйдя на пенсию, он попросил меня помочь перекрасить теплицу на его даче в Петрово Дальнем. После этого он проверил каждую деталь, чтобы показать мне, где я нарисовал плохо.Конечно, он участвовал в репрессиях, но то, что он осмелился разоблачить Сталина, было мужественным. Половина его речи была импровизацией — он делился своими воспоминаниями. Он верил в неизбежный крах капитализма. Кто-то назвал его «последним романтиком коммунизма», и я с этим согласен».

Профессор Оксана Гаман-Голутвина, эксперт по российским элитам
«К моменту прихода к власти Хрущева страна устала от страха. Он понял это. И у него было искреннее стремление облегчить боль людей.Перед его речью в 1956 году среди элиты уже существовал консенсус в отношении перемен. Сами люди не могли быть двигателем перемен, потому что боролись за выживание. Но, несмотря на свою речь, Хрущев был сыном Сталина. У него было похожее мышление: на свете есть два мнения, мое и неправильное. Его абсурдные сельскохозяйственные проекты и его внешнеполитические оплошности означали, что в стране не будет мира».

Интервью Тома Парфитта

В шаге от ядерной войны

Кубинский ракетный кризис в 50 лет: в поисках исторической перспективы

Осень 2012 г., Том.44, № 2

Мартин Дж. Шервин

© Мартин Дж. Шервин, 2012 г.

Кубинская ракетная война была самой разрушительной войной в мировой истории.

По оценкам, число погибших в Северной Америке превысило 200 миллионов человек. В два, а то и в четыре раза больше советских, восточноевропейских и китайских граждан погибло, и ни у кого не было достоверных данных о том, сколько западноевропейцев, африканцев, азиатов, австралийцев и других людей погибло от радиоактивных осадков, охвативших земной шар. .

Куба мгновенно превратилась в пустыню, и в Москве и Вашингтоне осталось несколько строений

Это была немыслимая война, но не невообразимая: в 1957 году австралийский писатель Невилл Шут описал ее развязку в своем устрашающе спокойном апокалиптическом романе « На пляже». Адаптированный для экрана Стэнли Крамером в 1959 году, премьера На пляже состоялась одновременно в крупных городах США и Москве. Были сообщения о том, что зрители рыдали, когда Грегори Пек, Ава Гарднер, Фред Астер и Энтони Перкинс стоически готовились к прибытию в Австралию смертоносных радиоактивных осадков ядерной войны в северном полушарии.Они были последними выжившими людьми, тихо уходящими в бесконечную ночь.

Пентагон, выступая против любого фильма, который может подорвать общественный энтузиазм в отношении ядерного оружия, отказался сотрудничать.

Но Кубинский ракетный кризис не повторил На пляже, и поэтому мысли о Кубинской ракетной войне незаметно ушли в историю. В то время как участники и историки кризиса не устают вспоминать его подробности и опасности, большинство переживших его поколений и последующие поколения никогда не были эмоционально вовлечены в его возможные последствия.Это не был ни Вьетнам, ни Уотергейт, ни Даллас 22 ноября 1963 года.

Это было просто самое разрушительное событие в мировой истории. . . этого как-то не произошло .

Почему кубинский ракетный кризис закончился мирно и каковы были его последствия, остаются актуальными вопросами для историков даже спустя 50 лет. Страшное осознание в 1962 году того, что ядерный армагеддон был всего лишь шагом вперед, сильно повлияло на поведение в период холодной войны в течение следующих 27 лет, пока рухнувшая стена в Берлине не возвестила о втором ядерном веке.Но до этого финала оставалось далеко, знаменательным осенним вечером, когда президент Кеннеди произнес речь, «услышанную во всем мире».

Кеннеди сообщает нации: ядерная война возможна

О том, что ядерная война неизбежна, общественность узнала в понедельник, 22 октября 1962 года, в 19:00. Восточное летнее время.

«Это правительство, как и обещало, осуществляет самое пристальное наблюдение за наращиванием советской военной мощи на острове Куба», — заявил президент Джон Ф.Кеннеди начал с того, что можно считать самым страшным президентским обращением времен холодной войны.

«В течение прошлой недели неопровержимые доказательства установили тот факт, что в настоящее время на этом заточенном острове готовится ряд наступательных ракетных площадок. Целью этих баз может быть не что иное, как обеспечение возможности нанесения ядерного удара по Западному полушарию. »

Кеннеди продолжил объяснять, что советские чиновники неоднократно лгали о наращивании. Он сказал, что Соединенные Штаты требуют, чтобы все наступательные ракеты были немедленно выведены с Кубы — иначе — и объявил, что «карантин» Кубы (называние его блокадой означало бы акт войны) — это только первый шаг. к принуждению к изъятию оружия-нарушителя.И добавил, что любая ракета, запущенная с Кубы, будет считаться выпущенной из Советского Союза и потребует «полного ответного ответа» на СССР.

«Мы не будем преждевременно или без необходимости рисковать ценой всемирной ядерной войны, в которой даже плоды победы были бы пеплом во рту, — сказал он, но предупредил, — мы также не уклонимся от этого риска в любое время, когда он должен быть столкнулся».

Блокада Кубы и другие ответы, подробно описанные в драматической 20-минутной речи президента, были разработаны избранной группой советников на прошлой неделе на секретных встречах, которые часто продолжались до поздней ночи.

Официально назначенный Исполнительным комитетом Совета национальной безопасности (ExComm), его члены были собраны по просьбе президента во вторник утром, 16 октября, после того, как советник по национальной безопасности Макджордж Банди сообщил ему, что U-2 сфотографировал «неопровержимые доказательства». о чем он упомянул в первом абзаце своего выступления.

Исполком изначально состоял из 16 членов, наиболее влиятельным из которых был брат президента, генеральный прокурор Роберт Ф. Кеннеди. Среди прочих были министр обороны Роберт С. Макнамара, госсекретарь Дин Раск, спичрайтер и советник президента Теодор Соренсен, помощник министра обороны Пол Нитце, заместитель госсекретаря Джордж Болл, председатель Объединенного комитета начальников штабов генерал Максвелл. Тейлор, бывший посол в СССР Ллевелин Томпсон и Банди.

На одном заседании присутствовали все представители Объединенного комитета начальников штабов, а также госсекретарь президента Гарри Трумэна Дин Ачесон.

Решая, как реагировать на советский обман, комитет имел одно большое преимущество: ни Хрущев, ни Кастро не знали, что их ракетные базы были обнаружены.

«Сомневаюсь, что мое президентство переживет еще одну катастрофу»

В течение той первой (закрытой) недели кризиса, предшествовавшей речи президента — 16–22 октября — члены Исполкома обсуждали, следует ли бомбить ракетные объекты, вторгнуться на Кубу, тайно обратиться к Хрущеву с ультиматумом или начать усилия по принуждению к снятию ракет с блокадой.

Несмотря на мнение Макнамары (оспариваемое Объединенным комитетом начальников штабов) о том, что советские ракеты « нисколько не изменили «стратегический баланс», вариант признания их развертывания как свершившегося факта был отвергнут сразу же.Даже если они не представляли серьезной военной опасности, их присутствие считалось политически неприемлемым.

«Сомневаюсь, что мое президентство сможет пережить еще одну подобную катастрофу», — написал Кеннеди доверенному лицу президента от Демократической партии Кларку Клиффорду вскоре после событий в заливе Свиней в 1961 году. кризис.

Несколькими месяцами ранее Кеннеди поручил Секретной службе установить системы записи в Овальном кабинете и Кабинете, где проходило большинство заседаний Исполкома.В 1985 году стали появляться стенограммы и магнитофонные записи этих встреч, и на основе этой новой информации историки начали дополнять, пересматривать и заново интерпретировать критические аспекты кризиса.

Писать о процессе принятия решений с точки зрения «мухи на стене» было неотразимо, и новая информация показала, кто что сказал, кому, когда и как. Это сделало очевидным особый статус Роберта Кеннеди. Это обнажило отношения между старшими советниками и противоречило многим их воспоминаниям.Это выявило их запутанные взгляды на советские цели, выявило их аналитические инстинкты (и их отсутствие) и показало, есть ли у них то, что можно назвать только здравым смыслом. И это подняло глубоко тревожные вопросы о решении Объединенного комитета начальников штабов.

Протоколы также показали, что члены комитета были разделены, непоследовательны, часто сбиты с толку и соответственно напуганы. Серьезность столкновения, в которое они вступили, и их неуверенность в том, что любая предложенная стратегия достигнет их цели, побудили большинство из них — вместе с Объединенным комитетом начальников штабов — первоначально отдать предпочтение той или иной форме военных действий — нанести удар, так сказать. , как загнанные в угол животные.

Список неверных предположений, ложной информации и ошибочных суждений, прошедших через обсуждения комитета, вызывает тревогу.

Пытаясь понять мотивы и намерения Хрущева, ведущие советские эксперты Госдепартамента, бывшие послы в Москве Чарльз Э. «Чип» Болен и Ллевеллин Томпсон (который позже дал очень хороший совет) выступили за военный удар, исходя из предположения, что Хрущев намеревался использовать ракеты на Кубе, чтобы вытеснить западные державы из Берлина.Другой член Исполкома, казалось бы, на грани истерики, написал президенту, «что для выживания нашей нации требуется скорейшая ликвидация наступательных вооружений, находящихся сейчас на Кубе».

Бывший госсекретарь Ачесон, возможно, самый опытный дипломат страны времен холодной войны, дал столь же опасный совет. Приглашенный на встречу 18 октября по просьбе президента, он просто повторил старую утку о том, что военная сила — единственный способ справиться с Советами, и призвал к немедленному внезапному нападению для уничтожения ракет.Когда его рекомендация была оспорена, он отказался посещать дальнейшие встречи.

Информация, предоставленная ЦРУ, была ошибочной и неадекватной. Мало того, что агентство пропустило развертывание ракет средней и средней дальности до тех пор, пока не стало слишком поздно для ответа, оно также не знало, что у Советов было под рукой 35 боевых ядерных боеприпасов LUNA, которые уничтожили бы любой американский десант. . По наилучшей оценке ЦРУ, численность советских сухопутных войск на Кубе составляла 10 000–12 000 человек; фактически более 40 000 готовых к бою советских войск были готовы противостоять U.С. нападение.

Если бы президент одобрил нападение на Кубу, усиленный гарнизон залива Гуантанамо был готов к участию. Но Советы переместили боевое ядерное оружие в зону досягаемости базы с намерением уничтожить ее до того, как хоть один морской пехотинец сможет пройти через ворота.

Пока ЭксКом обсуждал, хаос оказался проблематичным

К хаосу внутри кризиса добавились и другие близкие к бедствиям, недосмотры и несчастные случаи. Несколько антикастровских групп, действовавших по программе ЦРУ (под кодовым названием «Мангуст») под руководством Роберта Кеннеди, занимались диверсионной деятельностью, потому что никто не подумал отменить их миссию, которую можно было принять за подготовку к штурму.

Власти базы ВВС Ванденберг в Калифорнии, похоже, не обращали внимания на кризис. Они испытали ракету, не связавшись предварительно с Пентагоном. В Пентагоне никто, занимающийся кризисом, по-видимому, не знал о запланированном испытании, чтобы оценить, могут ли Советы неверно истолковать запуск как враждебную акцию.

И, что наиболее необычно, командующий Стратегическим авиационным командованием генерал Томас Пауэрс по собственной инициативе, не ставя в известность президента или кого-либо из сотрудников службы национальной безопасности, повысил уровень обороноспособности (DefCon) до 2 — на один уровень меньше война — и транслировать его приказ «в открытом виде» (незашифрованном).Явно пытаясь запугать Советы, его поведение было подтверждением тревожной оценки генерала Кертиса Лемея о том, что Пауэрс психически «нестабилен».

Также утром в субботу, 27 октября, в самый напряженный день кризиса, пилот U-2 погиб, когда его самолет был сбит над Кубой советской ракетой класса «земля-воздух» (ЗРК). Все члены исполкома предположили, что приказ открыть огонь был отдан Москвой; на самом деле решение было несанкционированным и было принято местным командиром.

В ответ Объединенный комитет начальников штабов оказал давление на президента, чтобы тот разбомбил нарушивший систему ЗРК, но у него хватило здравого смысла и воли отклонить их настойчивые просьбы. И, словно по невероятному голливудскому сценарию, в тот же день U-2, летевший с миссией по отбору проб воздуха к Полярному кругу, который также должен был быть очищен, случайно пролетел над советской территорией, когда пилот допустил навигационную ошибку. Советы могли интерпретировать этот разведывательный полет как ожидание атаки.

Но самый опасный момент кризиса наступил поздно вечером в субботу, и Соединенные Штаты узнали о нем только спустя почти 40 лет.

Четыре советские подводные лодки отслеживались в районе линии блокады, но ни один американец не знал, что каждая из них имеет на борту 15-килотонную ядерную торпеду, которую их капитаны имеют право использовать. Около 5 часов командир подводной лодки Б-59 капитан В. Г. Савицкий, убедившись, что его атакуют учебными глубинными бомбами и гранатами, которые У.Силы противолодочной обороны (ПЛО) ВМС США сбрасывались, чтобы заставить его всплыть, заряжали его ядерную торпеду и через несколько секунд запускали ее по своим противникам. Если бы он выстрелил из этого оружия, нет сомнений в разрушительных последствиях, которые последовали бы.

«Войну может начать любой дурак»

Все эти инциденты и ошибки, а также недоразумения, задокументированные в стенографических отчетах ExComm, ясно показывают, что антикризисное управление — это миф.Фундаментальный недостаток этой концепции состоит в том, что точная информация, самый важный элемент в преодолении любого серьезного кризиса, всегда недоступна. Во время кубинского ракетного кризиса удача заменила хорошую информацию и здравый смысл, что вряд ли является образцом формирования политики, который можно праздновать или рекомендовать.

Тем не менее, после кризиса дискуссии в Экскоме стали центром внимания историков, пытавшихся понять процесс, приведший к его мирному разрешению.Члены комитета, а также Президент поддержали эту идею, преподнося его работу как классический пример способности администрации умело справляться с международными вызовами.

Коллекция ранних историй, основанных на интервью с участниками, подтвердила мнение о том, что ExComm состоял из «мудрецов», которые старательно прорабатывали наиболее разумные варианты политики для достижения наиболее подходящих решений. А в 1968 году Роберт Кеннеди опубликовал (посмертно) мемуары о кризисе «, тринадцать дней, », которые продолжают укреплять эту точку зрения.

Это внимание к словам «волхвов» привело ко многим заблуждениям, но первоначально и, в частности, к двум историческим искажениям. Первым было в правильное впечатление, что решения ExComm диктовали политику президента. Второй заключался в том, чтобы изолировать кризис от его более широкой исторической среды холодной войны.

Опасно неправильные уроки извлекаются, когда ExComm приписывают успешное управление Кубинским ракетным кризисом. Войну удалось предотвратить по двум причинам, и ни за одну из них члены Исполнительного комитета не несли ответственности.Первое и самое важное: Хрущев не хотел войны. Его цель состояла в том, чтобы защитить правительство Кастро, сдерживая, а не борясь с Соединенными Штатами. «Войну может начать любой дурак, — часто замечал он; и он испытал более чем достаточно ужасов войны.

Вторая причина того, что войны удалось избежать, состоит в том, что Президент, а не члены Экскома (и уж тем более не Объединенный комитет начальников штабов, единодушно и настойчиво рекомендовавший напасть на Кубу), настоял на предоставлении Хрущеву политически приемлемого выхода из его неудавшейся авантюры.Задача состояла в том, чтобы найти резолюцию, которая давала бы советскому лидеру другие варианты, кроме капитуляции или сражения. Для этого Президенту необходимо было сопереживать своему противнику, увидеть кризис с точки зрения Хрущева. В этом его воодушевили два незамеченных, неизменно хладнокровных советника.

«Существование ракетно-ядерных баз где бы то ни было подлежит обсуждению»

Записи ExComm, при всей подробной и увлекательной информации, которую они раскрывают, не говорят нам достаточно о взглядах самого важного члена администрации, Джона Кеннеди.Склонный к военным действиям в начале кризиса, президент быстро стал все больше опасаться его непредсказуемых последствий.

Вынужденный придерживаться своего расписания, чтобы не вызывать подозрений в том, что происходит что-то неблаговидное, он пропустил многие встречи в течение недели, предшествовавшей его выступлению. Но в течение 48 часов после того, как Банди проинструктировал его, он в частном порядке сказал своему брату отказаться от военного варианта и собрать членов комитета для поддержки блокады.

Ясно, что грубый обман Хрущева, по крайней мере на начальном этапе, превзошел все намерения президента искать дипломатический выход из кризиса. Но то, что восстановило его приверженность дипломатии, менее ясно, хотя косвенные доказательства свидетельствуют о том, что убедительные аргументы, представленные ему заместителем госсекретаря Джорджем Боллом и послом в Организации Объединенных Наций Адлаем Стивенсоном, способствовали его настроению против военного нападения.

«Мы судили японцев как военных преступников из-за внезапного нападения на Перл-Харбор», — написал Болл после обсуждений в первый день в резком опровержении ястребиных взглядов своих коллег.Внезапное нападение [на Кубу] «далеко не укрепило бы нашу моральную силу… фактически оттолкнуло бы большую часть цивилизованного мира… и осудило бы нас как лицемеров».

Продолжая мнение Макнамары о том, что ракеты не имели стратегического значения, Болл осудил идею развязывания войны от их имени. Его альтернативой было начать процесс уничтожения ракет с блокады.

Вклад Стивенсона в развитие разума был более детальным и прямым. Случайно прибыв в Вашингтон 16 октября для участия в обеде в Белом доме, после обеда президент проинформировал его о ракетах и ​​выводах утреннего заседания Исполкома.

«Альтернативы — прилететь по воздуху и уничтожить их, — сказал он своему послу, — или предпринять другие шаги, чтобы вывести оружие из строя».

Стивенсон категорически возражал. «Давайте не будем наносить удары с воздуха, пока не изучим возможности мирного решения», — настаивал он, а затем составил меморандум, в котором, по сути, были изложены 90 процентов шагов, предпринятых Кеннеди для разрешения кризиса.

Стивенсон указал, что, хотя Соединенные Штаты имеют превосходящие силы в Карибском бассейне, любой военной акции против Кубы может быть противопоставлен Советский Союз в Берлине или Турции, и этот процесс, скорее всего, быстро выйдет из-под контроля.

«Начало или риск начать ядерную войну в лучшем случае обязательно вызовет разногласия, — сухо заметил он, — и суждения истории [серьезная озабоченность Джона Кеннеди] редко совпадают с настроениями момента». Он понял дилемму президента, сказал он, но написал в подчеркнутой фразе: «Принятые средства имеют такие непредвиденные последствия, что я чувствую, что вы должны были дать понять, что существование ядерных ракетных баз где-либо [например, ракеты Юпитер в Турция] является предметом переговоров, прежде чем мы начнем что-либо. »

Проблема с этой интерпретацией заключается в том, что Кеннеди очень не любил Стивенсона как по политическим, так и по личным причинам. Его враждебность зашла настолько глубоко, что после кризиса он стал распространять ложные истории, в которых его посол изображал сторонника «еще одного Мюнхена». Они предположили, что Стивенсон был трусом, не таким героическим, как братья Кеннеди.

Но на самом деле Стивенсон проявлял героический характер в своем несогласии и в те первые смутные дни дал яснейший анализ опасностей, вызванных кризисом, и круг возможных мирных решений.

Эта мысль разозлила Президента. Нравится вам это или нет, — а Кеннеди это ненавидел, — точка зрения Стивенсона (и Болла) имела для него гораздо больше смысла, чем вопли Объединенного комитета начальников штабов и большинства в Исполкоме. Психология сложна, но, несмотря на личную неприязнь президента к Стивенсону-человеку, интеллект Стивенсона говорил ясно, прямо и убедительно с интеллектом Кеннеди. Этот «разговор» посеял зерно для дипломатического решения, которое Кеннеди взращивал и собирал как свое собственное в течение следующих 12 дней.

«У нас был бы баланс страха»

Кубинский ракетный кризис был колоссальной, безответственной авантюрой Хрущева, которая в ретроспективе кажется почти непостижимо глупой. Но это была игра, основанная на 17-летнем ядерном опыте, начиная с Хиросимы. Обзор его рассуждений раскрывает исторические корни его мышления и его грубое подражание ядерной политике Соединенных Штатов.

К 1962 году ядерное оружие играло важную роль в американо-советской дипломатии.Это включало то, как каждая страна тестировала и развертывала их, как они фигурировали в дипломатических обменах и как стратеги и генералы продвигали их использование в войне.

Такое положение вещей подтолкнуло Хрущева к тому, чтобы поспорить, что их тайное размещение на Кубе решит многие его проблемы. Но попытка развертывания также побудила Кеннеди потребовать их удаления, чтобы их существование, даже если они не использовались, не разрушило его президентство.

План был причудливым, старинным Хрущёвым, дикой авантюрой, которая сулила огромный выигрыш как для его внутренней, так и для внешней политики.Он сам додумался до этого и протолкнул его через президиум, манипулируя сомневающимися то рассудительностью, то воинственной уверенностью.

Он начал с того, что заручился поддержкой столь же легкомысленного энтузиаста, маршала Родиона Малиновского, своего министра обороны. Военный ум без политического чутья, Малиновский сказал посетившей кубинскую делегацию: «Большой реакции со стороны США не будет. И если возникнут проблемы, мы пошлем Балтийский флот».

Хрущев был поглощен после вторжения в Залив Свиней в апреле 1961 года необходимостью защищать коммунистическое правительство Кастро.

«Я был уверен, что новая атака неизбежна и что это лишь вопрос времени», — писал он в своих мемуарах. Кроме того, нужно было учитывать репутацию Советского Союза.

«Если бы мы потеряли Кубу, — заключил Хрущев, — наш авторитет в странах Латинской Америки упал бы. И как бы потом на нас все смотрели? выступления в ООН»

Размышление о Кубе в этих терминах привело к смещению ее с периферии в центр советских приоритетов и, по мнению Хрущева, неразрывно связало советское лидерство в социалистическом мире с выживанием правительства Кастро.Эта головоломка казалась неразрешимой до тех пор, пока Хрущев не остановился на идее повторить размещение американских ракет у своих союзников по НАТО.

«И тогда я подумал, — писал Хрущев, — а что, если бы мы разместили наши ядерные ракеты на Кубе… Я пришел к выводу, что если бы мы организовали все тайно, даже если бы американцы узнали об этом, они бы дважды подумали». перед попыткой ликвидировать Кастро после того, как ракеты заработают». Эту стратегию признали бы президент Дуайт Д. Эйзенхауэр и его госсекретарь Джон Фостер Даллес: советская версия балансирования на грани войны всего в 90 милях от побережья Флориды.

Расчеты Хрущева были и безответственными, и реалистичными. Он предполагал, что, хотя Соединенные Штаты могут уничтожить большую часть его ракет до того, как они будут запущены, он также знал, что Соединенные Штаты никогда не могут быть уверены, что они смогут уничтожить их все. Это, рассуждал он, обеспечило Кубе второй удар, идею, которую американские ядерные стратеги продвигали почти десятилетие.

«Даже если одна-две ядерные бомбы долетят до Нью-Йорка, от них мало что останется», — рассуждал Хрущев.«У нас был бы баланс страха, как выразился Запад», и Куба была бы в безопасности.

Советское присутствие растет для защиты ракет

Когда Хрущев размышлял о балансе ядерных сил США и СССР, больше всего его впечатлил баланс и страха. Близость к его стране ядерных сил США в Европе усилила советские опасения по поводу ядерного удара, намного превосходящего то, что испытали американцы. «Они [американцы] окружили нас военными базами и держали под прицелом», — сердито вспоминал он.Но если его кубинская уловка увенчается успехом, подумал он, «американцы поделятся опытом пребывания под [ядерным] оружием».

Оценка Хрущевым осторожности США перед лицом возможного ядерного удара была подтверждена годы спустя Макнамарой, который сказал, что Кеннеди выбрал вариант блокады в качестве меры предосторожности против возможности того, что с Кубы будет запущена даже одиночная ядерная боеголовка по американскому городу.

План Хрущева начинался достаточно просто. Ракеты, способные разрушить несколько городов Соединенных Штатов, будут тайно отправлены на Кубу, и когда они будут готовы к запуску, он объявит об их присутствии.Но по мере развития процесса организации миссии план обрел собственную жизнь. Простота уступила место, одно решение за другим, возрастающей сложности, поскольку военные планировщики добавляли требование за требованием.

В целях обмана предприятие было обозначено как Анадырь, по названию известной реки на замерзшем далеком северо-востоке Сибири. Он был запущен с решением поставить 24 баллистические ракеты средней дальности (БРСД) Р-12 (обозначение НАТО SS-4), каждая с дальностью 1100 миль, и 16 баллистических ракет средней дальности Р-14 (SS-5). ракеты (БРСД), способные пролететь 2500 миль.Ракеты несли боеголовки мощностью от 200 килотонн в тротиловом эквиваленте до 1 мегатонны. Этот массив ядерной огневой мощи обеспечил бы почти полное покрытие Соединенных Штатов.

Рост начался почти сразу.

«Мы решили, что если будем размещать ракеты на Кубе, то нам нужно их защищать. Так что нам нужна была еще и пехота… примерно несколько тысяч.» (В конце концов их число возросло до 40 000–50 000.) Конечно, эти войска также нужно было защитить, особенно от нападения с воздуха, и поэтому были добавлены зенитные батареи.

Тогда, вспоминал Хрущев, «решили, что артиллерия и танки нужны на случай десанта». Другие важные вооружения, которые последовали за этим, включали бомбардировщики Ил-28 (с ядерными боеголовками), истребители МиГ-21, комплекс ядерного оружия поля боя, который включал около 80 крылатых ракет малой дальности ФКР-1 с ядерными боеголовками (которые могли быть запущены по атакующим США). Корабли ВМФ), несколько десятков тактических ядерных боеприпасов LUNA (обозначенных НАТО FROG) (которое можно было использовать для уничтожения штурмовых войск при их высадке) и подводные лодки, вооруженные ядерными торпедами.

Если бы сдерживание не сработало, кубинские бригады Хрущева были готовы к ядерной войне.

Опасное противостояние в открытом море

Кризис, возникший в результате этого развертывания, стал смертельной конфронтацией между тремя странами, их правительствами и их лидерами.

Однако по своей сути это была шекспировская драма двух мужчин. Никита Сергеевич Хрущев и Джон Фицджеральд Кеннеди приняли все важные решения: решения, приведшие к кризису, решения, сформировавшие кризис, и решения, положившие конец кризису, — мирным путем.Фидель Кастро играл значительную, но решительно второстепенную роль.

Кризис достиг своего апогея в субботу, 27 октября, через три дня после того, как ВМС США развернули армаду из почти 200 кораблей вдоль дуги блокады в 500 милях к северу от Гаваны.

К этому времени — через пять дней после выступления Кеннеди — Хрущеву, Кеннеди и Кастро стало очевидно, что военные действия с каждым днем ​​экспоненциально увеличивают опасность выхода инцидента из-под контроля. Наряду с потенциальными столкновениями на карантинной линии напряженность усилилась из-за широко разрекламированного наращивания U. сил С. в США и Европе. Трое противоборствующих лидеров остро осознали и обеспокоились (по крайней мере, Хрущев и Кеннеди), что в любой момент события могут выйти из-под их контроля.

За прошедшую неделю Кастро все больше злился, очевидно, не беспокоясь. Хорошо осведомленный о военных приготовлениях США, он был уверен, что нападение «почти неизбежно в ближайшие 24–72 часа».

В ответ на выступление Кеннеди он отдал приказ о всеобщей мобилизации и приказал своим зенитным батареям сбить У.самолет С., пролетевший над его островом; несколько низколетящих самолетов-разведчиков ВВС находились на близком расстоянии.

Уверенный, что мало что может сделать, чтобы предотвратить нападение, он стал мрачным фаталистом, полным решимости противостоять неизбежному, невзирая на последствия. Если «империалисты вторгаются на Кубу с целью ее оккупации, — писал он Хрущеву в ту ночь, — Советский Союз никогда не должен допустить обстоятельств, при которых империалисты могут нанести по нему первый ядерный удар. Принимая Армагеддон как акт возмездия, он призывал Хрущева готовиться к нанесению удара первым.

Письмо Кастро показалось Хрущеву еще одним предупреждением (после несанкционированного уничтожения У-2) о том, что ситуация на Кубе выходит из-под контроля. Отчаявшись избежать Армагеддона или чего-то подобного, он, тем не менее, был полон решимости не убирать свои ракеты, не получив quid pro quo. Более того, он считал блокаду незаконным, возмутительным военным актом.

Это был «откровенный бандитизм… Безумие выродившегося империализма… [и] акт агрессии, толкающий человечество в пропасть мировой ракетно-ядерной войны», — гневно писал он Кеннеди 24 октября. тогда казалось, что он полон решимости заставить американцев потопить советское судно.

«Узел войны»

Но теперь, через три дня, обстоятельства изменили его тон, и он всю ночь с тревогой оставался в своем кабинете. Он находился в 9000 милях от Гаваны, но всего в 32 минутах от межконтинентальной ракеты, запущенной из Соединенных Штатов. Когда силы противолодочной обороны США приблизились к советским подводным лодкам, достигшим линии блокады, он написал личное умоляющее письмо:

.
Господин Президент, мы с вами не должны сейчас тянуть за концы веревки, на которой вы завязали узел войны, потому что чем больше мы вдвоем тянем, тем туже будет завязан этот узел. И может наступить момент, когда этот узел будет завязан так туго, что даже тот, кто его завязал, не будет в силах его развязать, и тогда надо будет разрубить этот узел.И что бы это значило, не мне вам объяснять, потому что вы сами прекрасно понимаете, какими страшными силами располагаются наши страны.

Кеннеди тоже несколько дней одолевали противоречивые чувства. Временами он не был уверен, был ли он слишком осторожен, слишком агрессивен, слишком гибок, слишком строг или просто слишком беспокоился.

«Пьер, — сказал он ранее своему пресс-секретарю Пьеру Сэлинджеру, — понимаете ли вы, что если я совершу ошибку в этом кризисе, погибнут 200 миллионов человек?» Он был в ярости на своих военачальников за их бесцеремонное отношение к войне и потерял терпение на своих советников, которые продолжали давать противоречивые рекомендации. Как и Хрущев, Кеннеди хотел мирного решения, но у него тоже была основная цель: советские ракеты должны быть удалены с Кубы.

Кеннеди и Хрущев были врагами, идеологическими и военными противниками, которые ввязались в опасное противостояние, которого не хотели и не предвидели.

Каждый знал, что несчастный случай или даже неверная интерпретация могут спровоцировать ядерный пожар. Тем не менее обстоятельства их политических и международных обязательств, а также их личные интересы вынуждали их настаивать на своих целях, несмотря на их признание того, что ничто из того, чего они могут достичь, не стоит последствий ядерной войны.

Тем не менее, к этой ночи они подтолкнули друг друга так близко к краю ядерной пропасти, что ужас вошел в их расчеты.

Кеннеди выступил с двумя инициативами.

Первый заключался в том, чтобы совместить более раннее публичное обещание Соединенных Штатов не нападать на Кубу с секретным обязательством США, переданным той ночью Робертом Кеннеди советскому послу Анатолию Добрынину, убрать в течение нескольких месяцев оскорбительные ракеты «Юпитер» в Турции.

Вторая инициатива заключалась в том, чтобы принять предложение Раска связаться с генеральным секретарем Организации Объединенных Наций У Таном и попросить его предложить обмен ракетами (демонтаж ракет «Юпитер» в обмен на удаление советских ракет).Кеннеди примет это предложение, что позволит ему избежать своего обязательства перед Объединенным комитетом начальников штабов начать военные действия.

Но в субботу вечером Хрущев заглянул еще глубже в бездну и, опасаясь, что союзник, которого он стремился защитить, находится на грани начала войны, в воскресенье резко положил конец кризису неожиданным заявлением по Московскому радио. «Мы должны были действовать очень быстро», — сказал Хрущев приехавшему дипломату из стран Восточного блока вскоре после этого. «Вот почему мы даже использовали радио, чтобы связаться с президентом.. . . На этот раз мы действительно были на пороге войны.»

Самая опасная часть кризиса позади. Остались переговоры, связанные с выводом соответствующих систем вооружений, и соглашения об инспекциях (которые Кастро отказался принять).

В поисках исторической перспективы

Оглядываясь назад на Карибский кризис с точки зрения 50-летней перспективы, становится ясно, что опасность была больше, чем представлялось современникам: что большинство советов, полученных президентом, привели бы к войне и что Хрущев и Кеннеди вступили в кризис как противники стремящихся к преимуществам, но быстро стали партнерами в поисках мирного решения.Во всем этом непременным компонентом была удача. Пять десятилетий исследований также показывают, почему без пересмотра история превращается в миф.

Кризис стал трансформационным событием в американо-советских и американо-кубинских отношениях времен холодной войны. Это не только обеспечило выживание Кастро (предполагаемая цель советского развертывания), но и сбросило негласные правила американо-советских ядерных отношений.

Ядерное сдерживание больше нельзя рассматривать как стабильное условие, позволяющее правительствам размахивать ядерным оружием ради дипломатической выгоды. Кризис выявил хрупкость сдерживания, требуя, чтобы им управляли открыто, как тонко сбалансированным процессом . Кеннеди сделал важное замечание в своем адресе от 22 октября:

Ядерное оружие настолько разрушительно, а баллистические ракеты так быстроходны, что любое существенное увеличение возможности их применения или любое резкое изменение их развертывания вполне можно рассматривать как несомненную угрозу миру.
Исследование

также выявило необходимость пересмотра определения кубинского ракетного кризиса.

Были ли это «Тринадцать дней» с 16 по 28 октября 1962 года, которые Роберт Кеннеди увековечил в своих мемуарах об этом событии?

Или это были те 13 недель, которые начались с первых поставок советских ракет на Кубу?

Или это были 20 месяцев с момента катастрофы в заливе Свиней в апреле 1961 года по ноябрь 1962 года, когда последние советские ракеты и бомбардировщики покинули Кубу?

Или это были 13 лет с августа 1949 года, когда Советский Союз успешно испытал свое первое ядерное оружие?

Кризис подходит под все эти определения, но по мере того, как историческая линза расширяется, в повествование входит все больше сложностей, больше политики, больше просчетов, больше непредвиденных последствий и больше понимания.

Расширение границ 13 дней до революции Кастро и неудавшегося вторжения в залив Свиней (1959 и 1961 соответственно) объясняет обстоятельства, создавшие пространство для кризиса, но не затрагивает его первопричину. Первопричиной была центральная роль, которую ядерное оружие стало играть в американо-советских отношениях.

Игнорирование того, как это оружие рассматривалось и оценивалось советскими и американскими лидерами в течение 17 лет, предшествовавших кризису, аналогично объяснению причин Гражданской войны в США путем сосредоточения внимания исключительно на избрании Авраама Линкольна в 1860 году и игнорирования истории рабства.

Больше, чем кризис: глобальное событие

Альянсовые структуры по обе стороны железного занавеса — и роль, которую ядерное оружие сыграло в поддержании этих структур — сделали Кубинский ракетный кризис глобальным событием , несмотря на то, как его определяли Хрущев, Кеннеди и Кастро.

Советы назвали это Карибским кризисом, кубинцы назвали его Октябрьским кризисом. Но это был также берлинский кризис, кризис НАТО, китайско-советский кризис, китайско-индийский кризис и кризис, в котором Организация американских государств (ОАГ) и Организация Объединенных Наций сыграли важную роль.

Это пугало людей повсюду. Даже такой опытный дипломат, как премьер-министр Великобритании Гарольд Макмиллан, назвал кризис «неделей самого большого напряжения, которое я когда-либо мог вспомнить в своей жизни».

Буквальный страх, порожденный кризисом, положил конец серьезным размышлениям об ограниченной ядерной войне. Столкнувшись с возможностью такого исхода, большинство ядерных стратегов признали, что ограниченный обмен ядерными ударами был бы больше похож на спотыкание на скользкой дорожке, чем на подъем по ступенькам лестницы эскалации.Это признание также положило конец усилиям Хрущева по ликвидации Западного Берлина как жизнеспособного западного анклава; было ясно дано понять, что опасности, связанные с такими усилиями, слишком легко могут выйти из-под контроля.

Кризис также обнажил многополюсность так называемой биполярной международной системы.

Организация Объединенных Наций, например, сыграла гораздо более важную роль в ее разрешении, чем американское или советское правительства были готовы признать.Обеспечив мировую арену, он превратил кризис в публичную международную драму времен холодной войны, которая усилила стремление к мирному урегулированию.

Кризис даже способствовал, с одной стороны, китайско-советской враждебности, а с другой — налаживанию отношений между США и их европейскими союзниками. Это также оказало благотворное влияние на деятельность Кеннеди в Латинской Америке под названием «Альянс ради прогресса».

Энергичные усилия, направленные на то, чтобы получить одобрение ОАГ на блокаду, дали народам Центральной и Южной Америки ощущение, что к ним относятся серьезно, возможно, впервые.Это был уникальный момент, потому что, по сути, Соединенные Штаты умоляли своих южных соседей о поддержке.

Попытка заручиться поддержкой ОАГ и выбор администрацией Кеннеди ООН в качестве форума для представления доказательств советского двуличия — фотографий U-2 — подчеркнули важность невоенного аспекта холодной войны, борьбы по обе стороны железного занавеса для сердец и умов.

Он выявил пределы того, что великие державы могли сделать в одиночку, и продемонстрировал влияние, которое могут оказывать малые государства — будь то клиенты или враги.Куба играла важную роль во всех аспектах кризиса, хотя ни один из американских политиков не желал считаться с тем, что Хрущев уделял очень пристальное внимание тому, что говорил и делал Кастро.

Был еще один аспект кризиса, которому никогда не уделялось достаточного внимания со стороны аналитиков: технологии. Не только технология, породившая ядерный век, но и широкий спектр смежных технологий, которые во многом определили историю отношений США и СССР: баллистические ракеты, зенитные ракеты класса «земля-воздух» и У-2.

Во многом эти технологии сыграли важную роль в драме Карибского кризиса, как и любой из его участников. Можно даже утверждать, что технологии сыграли ведущую роль как в создании, так и в разрешении кризиса. Это сделало вещи возможными, и поскольку они были возможны, они были предприняты. По этой причине Карибский кризис является метафорой современности.

Генри Адамс давно написал этот существенный момент: «Человек поднял науку и теперь убегает от нее.»


Мартин Дж. Шервин — профессор истории Университета Джорджа Мейсона. Его последняя книга « Американский Прометей: Триумф и трагедия Дж. Роберта Оппенгеймера » (написанная с Каем Бердом) получила Пулитцеровскую премию 2006 года за биографию. Его текущий проект, Азартные игры с Армагеддоном, , представляет собой исследование глобального кубинского ракетного кризиса.


Примечание об источниках

Даже спустя 50 лет история Кубинского ракетного кризиса продолжает развиваться.Президентская библиотека Джона Ф. Кеннеди является центральным хранилищем для исследования американской истории. Но документы, которые изменяют общепринятое мнение, продолжают извлекаться из правительственных архивов по всему миру.

После окончания холодной войны стали доступны многие советские источники, описывающие решение Хрущева отправить ракеты на Кубу, подробности операции «Анадырь» и переговоры, завершившие кризис. Даже самые труднодоступные кубинские источники обогатили наше представление о роли Кастро и особенностях действий и деятельности советских анадырских войск на Кубе.Часть лучшей советской и кубинской информации появилась на замечательной конференции в Гаване в октябре 1992 года, на которой собрались высокопоставленные ветераны кризиса из США, России и Кубы для подробного обсуждения и анализа событий. См. Джеймса Г. Блайта, Брюса Дж. Аллина и Дэвида А. Уэлча, Куба на грани, и документальный фильм ABC 1992 года Октябрьские ракеты: чего мир не знал.

В Соединенных Штатах самым важным источником международных документов о кризисе является Архив национальной безопасности Университета Джорджа Вашингтона. Кроме того, в специальном выпуске Центра Вудро Вильсона для международных ученых осенью 2012 г. Бюллетень международной истории холодной войны были опубликованы англоязычные переводы документов из архивов многих стран: Японии, Китая, Венгрии, Франции, Израиля, Голландии, Югославия, Швейцария и др. Кризис стал поистине глобальным событием.
 

Статьи, опубликованные в Прологе , не обязательно отражают точку зрения NARA или любого другого агентства правительства Соединенных Штатов.

 

 

История появления «хрущевок»

Свое название «хрущевки» панельные дома получили в честь товарища Хрущева, который их якобы изобрел. Однако это не так.

На самом деле, какими мы их знаем, их изобрел французский архитектор Ле Корбюзье.

По его собственной таблице расчетов, которую он составил, исходя из пропорций и роста, было решено, что потолок 2,5м – это удобно.

Автором проекта в СССР был инженер-строитель Лагутенко Валерий Павлович.

Мало кто в Беларуси знает, что он родом из Могилева, а его внук многим известен как солист группы «Мумий Тролль» — Илья Лагутенко.

Разработан проект пятиэтажного дома типа К-7. Главное преимущество дома заключалось в дешевизне и простоте – минимальный размер квартир, отсутствие подвала.

А вот дом был предельно прост для производителей, собирался как полка и монтировался методом «без раствора». Все это состояло всего из двух десятков предметов и строилось единой бригадой, работавшей в три смены, параллельно с монтажниками работали сантехники, электрики, штукатуры и плотники.

Хрущев со всем «кукурузным» рвением стал реализовывать идею панельных домов, снабжая ее яростными лозунгами. С тех пор считается, что панельные и кирпичные дома, построенные товарищем Хрущевым, называются «хрущевками».

После двухлетней апробации этого метода четырехсекционный пятиэтажный дом К-7 был смонтирован в рекордно короткие сроки – всего за 12 рабочих дней. Именно этот проект как нельзя лучше соответствовал требованиям времени.

Проект хрущевки рассматривался в первую очередь как социальный, он ясно показал первенство строительства по отношению к архитектуре. При этом подчеркивался временный статус домов – они должны были простоять до наступления коммунизма в 1980 году…

Это жилье уравняло условия проживания людей.Конечно, эти условия были далеки от идеальных. Но тогда никому и в голову не приходило критиковать новостройки за отсутствие балконов, совмещенных санузлов, тонких стеновых перегородок. Все это были мелочи по сравнению с тем колоссальным изменением в образе жизни советских людей, которое произошло благодаря программе нового строительства. Появилась возможность расселить переполненные коммуналки.

«хрущевки» имели расчетный ресурс 50 лет, более поздние исследования показали, что ресурс может быть продлен до 150 лет.

В настоящей «хрущевке» было ощущение хоть очень зыбкого, но счастливого.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.