Как жили викинги: Кто такие викинги и что с ними стало – Семья и брак викингов. Роль женщины в обществе

Содержание

Кто такие викинги и что с ними стало

Грозные, беспощадные, благородные, ужасные, умелые, почитаемые – о викингах можно сказать всё это и еще многое другое. Было время, когда эти гордые воины безраздельно властвовали в своей части света.

 

Но кто же такие викинги? Откуда они взялись и что с ними в итоге произошло?
Ответы на эти и многие другие вопросы дает эта статья, в которой мы поближе познакомимся с богатой историей этого народа.

Откуда появились викинги?

Англосаксы считали викингов выходцами из Дании, но позже выяснилось, что это не совсем так. На самом деле они были родом из самых разных регионов Скандинавии, среди которых была и Дания (а также Норвегия, Швеция и прочие).

 

Это проливает свет на происхождение викингов. Но викинги постоянно стремились за пределы Скандинавского региона (в статье вы найдете множество примеров). Они исследовали новые горизонты, вели торговлю и совершали набеги на значительной части Европы. Этот исторический период продолжался с VIII по XI век и получил название «эпоха викингов».

 

В это время викинги вселяли страх во врагов, разоряя и грабя прибрежные территории, на которых до этого царил мир и покой.

Но кто же такие викинги?

Викинги были первыми и самыми выдающимися воинами Скандинавского региона. О них часто говорили как о злодеях или варварах, и не без причины, ведь они нападали на мирные прибрежные города и монастыри по всей Европе и разоряли их. И всё же, это только одна сторона их жизни.
Голливудские фильмы формируют четкое, но очень уж однобокое понимание того, кем были викинги. А ведь многие исторические факты говорят о том, что этот народ тоже хотел спокойной, нормальной жизни.

 

Среди викингов были не только воины, но и мастера-ремесленники, земледельцы, торговцы, мореходы и просто мирные поселенцы.
Сам термин «викинг» означает «пират» или «разбойник». Можно предположить, что это касалось далеко не всех жителей Скандинавского региона. Но для тех, на кого они нападали, все они были викингами – к сожалению, их жертвы видели только эту сторону их культуры, и часто это было последнее, что они видели в жизни.
Но викинги не могли существовать лишь благодаря грабежам на дальних территориях. Кому-то нужно было основывать поселения, обрабатывать землю и заниматься скотоводством.

 

Также велась торговля, в том числе и с дальними странами. Сухопутные торговые пути викингов проходили и через Россию и достигали Константинополя на территории современной Турции. Викинги действовали на весьма обширных территориях и добирались даже до Багдада в Ираке.

На каком языке говорили викинги?

Путешествуя по всему миру, викинги сталкивались с очень разными народами, так что им приходилось использовать различные языки для общения. На родине же они говорили на языке, который сегодня называется древнескандинавским.

 

Древнескандинавский язык – это северогерманский язык, который использовался в большей части Скандинавского региона, включая Фарерские острова, Исландию и Гренландию. В ряде регионов России, Франции, Британских островов и Ирландии также говорили на древнескандинавском. Учитывая мощное влияние, оказываемое викингами на этих территориях в то время, это вполне закономерно. 

 

Историки нашли множество древних рун и надписей, которые дают информацию о том, как использовался древнескандинавский язык. Руническое письмо называют Младшим Футарком или скандинавскими рунами. Это рунический алфавит, который состоял из 16 символов и главным образом использовался в эпоху викингов. По мере того, как влияние и власть викингов стали слабеть, он постепенно вышел из обихода.

Чем торговали викинги?

Как уже было сказано, викинги могли путешествовать на большие расстояния как по суше, так и по морю, ведь в те времена мало кто мог сравниться с ними в судоходном деле (если вообще кто-то мог). Это одна из причин, почему им удалось покорить так много народов, встретившихся на их пути.
Но чем они торговали во время своих путешествий? Что привозили с собой?

 

Викинги-торговцы часто желали купить предметы роскоши, например изделия из серебра, шелк, специи, вина, украшения, стекло и гончарные изделия. Всё это пользовалось спросом у викингов на родине.

 

В качестве платы они везли с собой мед, изделия из олова, пшеницу, шерсть, древесину, железо, меха, кожу, рыбу и бивни моржа.
К сожалению, у торговой истории викингов тоже есть темная сторона, поскольку они активно занимались работорговлей. 

Нападения викингов на территории Европы

Хотя и не все викинги были беспощадными разбойниками и грабителями, такую репутацию они действительно заслужили. Они убивали и разоряли, а вернувшись домой, с гордостью рассказывали близким о своих «подвигах».

 

Первое документально зафиксированное нападение на территории англосаксов произошло примерно в 787 году. С него началось противостояние, которое длилось несколько последующих столетий.

 

Когда викинги впервые появились у берегов Британии, местное население по пр

Семья и брак викингов. Роль женщины в обществе

Женщина во времена викингов пользовалась особым уважением и обладала особыми правами. Вряд ли можно говорить о некоей феминизации общества древних скандинавов, хотя многие современные "гендерные" исследователи говорят, что знаменитая скандинавская независимость женщин уходит корнями как раз в эпоху викингов.

Правильность поведения и красота женщины были для викингов особенно приятны, если соединялись со здравым умом, с чувством собственного достоинства и твердым духом. Скандинавы верили, что у мужественных женщин будут такие же дети. Знаменитый конунг Рагнар Лодброг говорил: "Я выбрал для своих сыновей такую мать, которая передала им свое бесстрашие". Во многом внимание мужчин к таким неженским качествам матерей своих будущих детей объяснялось тем, что жители Севера надолго покидали свои усадьбы, отправляясь в дальние походы, и воспитывать будущих воинов приходилось женщинам.

Но и девушки внимательно выбирали себе женихов. Для них было важно, чтобы будущий муж проявил себя на поле брани, доказал свою храбрость и честность в бою. Причем молодость часто считалась недостатком жениха.

Остававшиеся дома и никогда не ходившие в военные походы мужчины, будучи даже богатыми и красивыми, никогда не пользовались у знатных и гордых девиц успехом.

Необходимым условием брака было равенство брачующихся сторон.


Итак, равенство положения, воинская доблесть и высокое звание были желательными, если не необходимыми, условиями брака.

Разница же в положении могла стать причиной развода. Прежде всего таким поводом стремились воспользоваться мужчины знатного рода. В сагах есть много примеров, когда конунг или ярл, влюбившись в знатную женщину, решал развестись со своей женой, не столь высокого происхождения. Очень часто именно происхождение было основной причиной окончательного решения. Так, в сагах рассказывается, что конунг Рагнар Лодброг хотел развестись с Кракой, дочерью норвежского бонда, чтобы жениться на Ингибьёрге, дочери шведского конунга, но, когда Крака открыла ему, что она дочь славного героя, Сигурда Победителя Дракона, и настоящее имя ее Аслауг, Лодброг оставил ее у себя и не поминал больше об Ингибьёрге.

Девушки, имевшие отца и братьев, не могли решить свою судьбу сами. Порядочная дочь всегда предоставляла отцу и старшему брату право выбора себе мужа.


Однако редко когда родичи неволили девиц и в большинстве случаев старались прислушиваться к их мнению. Хозяином в доме и старшим в семье всегда был отец. Его слушались не только дочери, но и сыновья, какими бы знатными воинами они ни были.

Независимыми были только вдовы, не имевшие отцов, и девушки-сироты. Они имели право собственного согласия на брак, и, в соответствии с законами, сын не мог выдавать мать замуж против ее воли. Но даже вторичные браки вдовых дочерей, воротившихся в отеческий дом, если отец их был еще жив, зависели исключительно от него.

Только отец мог выдавать дочь замуж. После его смерти, если у него были наследники, это право переходило к его шестнадцатилетнему сыну, который выдавал замуж также и сестер. Только за неимением сына мать имела право выбирать дочери мужа.

Впрочем, если двадцатилетняя девушка два раза напрасно просила позволения своего опекуна выйти замуж, то могла сама обручиться с третьим женихом, посоветовавшись наперед с кем-нибудь из родных, прилично ли для нее это супружество.

Когда же отцы (или опекуны) принуждали своих дочерей, то ничего хорошего из этого не выходило. Об одном таком случае рассказывается в "Саге о Ньяле". У исландца Хаскульда была дочь Халльгерд Длинноногая. Она отличалась красотой и учтивостью, но нрава была тяжелого и вспыльчивого. Хаскульд не спросил согласия дочери на брак, потому что побыстрее хотел выдать ее замуж за богача Торвальда. Гордая Халльгерд возмутилась, ибо почувствовала себя "выданной за первого встречного". Однако отец был неумолим. Он сказал Халльгерд: "Я не буду менять из-за тебя и твоего глупого честолюбия свои планы. Я решаю, а не ты, раз нет между нами согласия". Халльгерд смирилась и вышла замуж за Торвальда. Однако счастья этот брак новобрачному не принес. Не прошло и полгода, как она смогла сделать так, что Торвальд был убит ее воспитателем.


Жених должен был обратиться к отцу невесты и передать ему предложение. Отправляясь свататься, жених одевался в свое лучшее платье. Свататься никогда не ездили в одиночестве, а только с отцом или ближайшим родственником.

Когда предложение было сделано и принято благосклонно, начинали договариваться о брачных условиях. Жених объявлял, сколько имения назначает будущей жене: это называлось "женским даром". Также он назначал "дружеский дар" (выкуп за жену) будущему тестю, а отец невесты, со своей стороны, выделял дочери приданое, которое было ей вознаграждением за потерю прав на отцовское наследство. Дары и приданое давались золотом, серебром, рабами, домашней утварью и скотом. Усадьба никогда не делилась, и дочери никогда не давался ее "кусок". Делалось это для сохранения в целости и сохранности земельного участка семьи.


"Женский дар" и приданое считались собственностью жены. В случае смерти мужа или развода с ним она была единственной и полноправной хозяйкой этого своего движимого имущества. После смерти женщины дары переходили в собственность мужа и детей, а если женщина умирала бездетной, то ее ближайшим родственникам.

Такой свадебный договор, который назывался "покупкой невесты", аналог современного брачного контракта, по своей сути был настоящей торговой сделкой, потому что по его условиям дочь семейства поступала в собственность мужа. Договор заключался только в присутствии родных с обеих сторон.

После заключения договора переходили к обряду обручения, во время которого соединяли руки жениха и невесты. Знаком совершения помолвки был молот Тора, который клался на колени сидящей невесты, чью голову закрывали покрывалом.

Брак, совершенный без помолвки, назывался поспешным и слабым и считался незаконным. Всякая законная жена должна быть, по старинному выражению, куплена дарами, или, по словам вестготского закона, даром и словом, то есть быть выданной замуж с согласия отца и совета родных по предварительному соглашению. Она называлась брачной и законной женой, а дети ее становились законнорожденными и имели преимущественное право на усадьбу и имущество отца.

Девушка, вышедшая замуж без обряда, сманенная, похищенная или военнопленная, считалась наложницей, каким бы ни было ее происхождение, и дети, прижитые в таком браке, назывались незаконнорожденными.


Добрачные отношения с девицами не приветствовались.

Так, конунг Харальд Прекрасноволосый, воспылав страстью к красивой дочери финна Сваей, пожелал в первую же ночь после знакомства возлечь с ней. Отец строго ответил королю, что тот может получить его дочь только после обмена брачными клятвами. Нарушение этого правила считалось тяжелой обидой не только невесте, но и всем ее родичам.


Если же во время путешествия сопровождавшему жену друга или чужую невесту викингу приходилось спать с ней на одной кровати, то древний обычай требовал, чтобы они клали между собой меч или доску.

Яркий пример такого правила мы находим в "Песне о Сигурде Победителе Дракона" в "Старшей Эдде". Сигурд, чтобы помочь другу жениться на воинственной Брюнхильд, принимает его обличье, на своем волшебном коне преодолевает огненную стену, окружающую жилище невесты, и проводит у Брюнхильд восемь ночей, но ночью на ложе между ними всегда лежал его обнаженный меч, выкованный карликом Регином. Этот же обычай мы находим и во время рыцарства. Так, обнаженный меч лежал на ложе между Тристаном и Изольдой. Историки считают, что средневековый культ Прекрасной Дамы и система рыцарского отношения к женщине возникли под влиянием христианства и прежде всего поклонения Деве Марии – именно из германских обычаев в области брака и семьи. Эти обычаи нашли у скандинавов эпохи викингов наибольшее и полное развитие.


Отец заботился о чести жены, сестры и дочери точно также, как о своей собственной. Девичья честь и целомудрие были не только "лучшим украшением" девушки, но и непременным условием уважения со стороны сограждан и возможности хорошо и удачно выйти замуж.

Даже такой знак внимания со стороны кавалера, как легкий поцелуй, мог быть достаточным основанием, чтобы отец девушки потребовал, в соответствии с законами того времени, взимания с шутника большого штрафа – и это при условии, что поцелуй произошел по взаимному согласию "сторон". Если же поцелуй был сорван юношей против желания девицы, то меры наказания ужесточались. И виновника могли приговорить даже к изгнанию с родины.

В древне шведском законе написано: "Если возьмешь женщину за руку, плати полмарки в случае жалобы ее, если возьмешь за руку – восемь марок, если за плечо – пять, за грудь – целый эйрир". Вот так скандинавы блюли честь своих сестер и дочерей. В законах были прописаны даже наказания за порванное платье или сорванную с головы повязку!


Древние законы Швеции называют падшую девушку женщиной, зависящей от милосердия отца и матери. Родители могли поступить с ней так, как считали нужным: или прощали ее, или лишали прав честной дочери.

В Скандинавии ранние браки не были в обыкновении. Конечно, случалось, что замуж выходили и пятнадцатилетние девушки, однако такие случаи были очень редки. Как мы уже говорили выше, девушки во времена викингов отличались гордостью и разумностью и предпочитали подождать хорошего жениха, даже если ждать приходилось долго.


Как правило, замуж выходили не ранее двадцатилетнего возраста, а женились после достижения двадцати пяти, а чаще всего тридцати лет.

Случалось, что брак откладывался на долгие годы. Время отсрочки определялось при обручении: обыкновенно свадьбу откладывали на три года, в тех случаях, если невеста была очень молода или жених отправлялся в важное путешествие или морской поход. В таком случае девушка считалась названой женой.

Если жених не являлся по истечении оговоренного срока, невеста могла выйти за другого. Однако случалось, что жених задерживался долее определенного времени, невеста выходила замуж, и тут нежданно-негаданно являлся нареченный муж. Смыть оскорбление в таком случае могли либо кровью, либо выплатой виры. Особенно тяжелым оскорбление было, если нареченная жена выходила замуж за другого жениха до окончания отсрочки. В таком случае молодого мужа ждала смерть, если только ему самому не удавалось первому убить нареченного мужа.

Однако за девушкой все-таки оставляли право изменить свое решение. В одном шведском законе позднейшего времени говорится, что если "чувство женщины переменится" после законного обручения, то она обязана возвратить обручальные дары и заплатить 3 марки виры и, сверх того, для восстановления доброго имени жениха должна подтвердить в присутствии двенадцати мужчин, что "она не знает никакого порока или недостатка за женихом и его родней и не знала того во время его сватовства и обручения". Тот же закон имел силу и при нарушении обещания со стороны жениха, но в этом случае дары невесте назад не возвращались. Если законно обрученная невеста три раза в течение года отказывалась выходить замуж за своего жениха, то он собирал родных и брал ее силой, где бы ни нашел, но она считалась законно взятой, а не похищенной.

В те времена, когда похищение девиц и чужих невест принадлежало к числу великих подвигов, поездка обрученной невесты в дом жениха нередко становилась опасной. Поэтому жених обыкновенно посылал за ней вооруженную дружину друзей и родичей. Они должны были взять девушку под свою защиту и отвезти к супругу. Такая дружина называлась дружиной невесты. Возглавлял ее дружка. Когда дружина невесты прибывала в дом ее отца, то первым делом требовала от хозяина гарантий мира и безопасности. После полученных гарантий приехавшие посланцы жениха отдавали хозяину усадьбы оружие и седла, которые запирались в особом помещении. Дружка вместо жениха принимал приданое невесты. После нескольких дней пиршеств дружина невесты вместе с ней, ее отцом и близкими родными ехала в дом жениха, где и справлялась свадьба. Вечером невеста торжественно провожалась на брачное ложе. На другой день, в вознаграждение за девственность, жених делал ей подарок, называвшийся утренний дар.

С этого утра невеста становилась законной женой и хозяйкой усадьбы. Ей передавалась связка ключей от всех строений. Связка всегда находилась у хозяйки, и только она, полновластная правительница в усадьбе, решала все хозяйственные вопросы: в ее ведении были заготовка провианта и приготовление еды, стирка и уборка, починка платья, тканье и вязание. Именно она отдавала приказы служанкам, работникам и рабам.


В древнескандинавском языке были специальные слова, которыми обозначались права и обязанности хозяйки усадьбы: это "заведывание" ключами и домом, или внутреннее управление усадьбой. Существовал еще и особый правовой термин – внешнее управление домом. Но это уже было обязанностью хозяина.

Именно мужчина, хозяин усадьбы, решал вопросы покупок и продаж чего бы то ни было, поездок к родным и на тинги, вопросы замужества дочерей и женитьбы сыновей. Поскольку родовые связи были очень сильны в те далекие времена, то женщина всегда стремилась поддерживать связь со своими родичами и очень часто в спорных вопросах принимала сторону отца и братьев. Поэтому муж старался не особенно часто отпускать жену к отцу. Кроме того, жена без спроса не могла оставаться у своих родных более назначенного мужем срока.


Муж мог наказывать жену так, как хотел. Однако он рисковал, в случае нанесения жене тяжелого оскорбления, столкнуться с ее родичами, у которых было законное право вмешиваться в ее жизнь в случае необходимости. Если у жены были на то серьезные основания, она могла обратиться за помощью к отцу или старшему брату и всегда получала ее. Неверного мужа или мужа, избившего жену, в лучшем случае могли призвать к ответу на тинге, а в худшем – убить.

С женщинами находили постыдным не только драться, но и даже браниться. Оправданием "колотушек" могло служить только беспутство жены.

Женщины во времена викингов умели бороться за свои права и не боялись показаться смешными или нелепыми в глазах окружающих. Так, в "Саге о Ньяле" рассказывается об Унн дочери Мёрда, которая не боялась признаться отцу (а впоследствии вынести дело о разводе на всеобщее обсуждение) в том, что ее муж "не может быть ей мужем, и нет ей от него никакого прока, как от мужчины, хотя во всем прочем он не отличается от других".

Женщины викингов были не только хранительницами очага, но также древних обычаев и традиций, а часто и семейной чести. В сагах есть великое множество примеров, когда именно женщины подстрекали своих мужей отомстить за поруганную честь рода кровью и не брать виру – презренный металл.


Женщины, в случае необходимости, готовы были сами возглавить дружину и вмешаться в "боевые действия", принимая самые неожиданные решения.

Так, в "Саге о Греттире" рассказывается, что однажды хозяева хуторов в Исландии, которые ограбил Греттир, схватили его и решили повесить. Проезжавшая мимо Торбьёрг, хозяйка с Озерного Фьорда, была, как говорит сага, "женщиной недюжинной и большой мудрости". Она решила вмешаться в творившееся, по ее мнению, бесчинство, ибо негоже было "людишкам" без особого рода вешать такого знатного человека, как Греттир, хоть и была бы ему такая казнь "по заслугам". Однако отпустить просто так Греттира она не захотела, а потому потребовала от него клятвы "не бесчинствовать более на Ледовом Фьорде" и "не мстить никому из тех, кто участвовал в нападении" на него. Когда Греттир дал ей такую клятву, тогда Торбьёрг освободила его и пригласила погостить у нее в усадьбе до приезда мужа. Это, как говорит сага, "очень прославило ее по всей округе". Но подобный поступок вовсе не обрадовал ее мужа Вермунда – и он потребовал от жены объяснений. "Я сделала так потому, что было у меня на то много причин, – отвечала ему Торбьёрг. – И первое, что тебе будет больше почета, раз у тебя жена на такое отважилась. Кроме того, Хрефна, родственница Греттира, того бы хотела, чтобы я не допустила убить его. А третье, что и сам он великий герой во многом". Вермунд остался доволен объяснением жены и отвечал ей: "Всем ты мудрая женщина, и прими от меня благодарность".


Женщина пользовалась многими правами в обществе. Она могла унаследовать права вождя общины и при этом могла оставить себе "должность" жреца местного храма.

Так, в одной из саг рассказывается о женщине по имени Стейнвёр, которая была жрицей в храме и содержала его на собственные пожертвования и пожертвования прихожан.


Женщина могла владеть собственностью и управлять ею. Она могла наследовать землю не только после смерти мужа, но и после смерти детей, у которых не было иных близких наследников.

В некоторых областях Скандинавии дочь могла претендовать на наследство родителей наряду с сыновьями. А мужчина мог считаться законным отпрыском королевского рода и претендовать на престол, если королевские предки были у него в роду только по материнской линии.


С женами викинги не только предпочитали не ссориться, но случалось и так, что были среди них "подкаблучники".

В "Саге об Олаве Святом" рассказывается о Торберге сыне Арни, который согласился спрятать в своей усадьбе исландца Стейна сына Скафти против собственной воли, поскольку исландец был объявлен вне закона конунгом Олавом. Однако Торбергу пришлось укрывать преступника только потому, что так захотела его жена Рагнхильд, пригрозив, что если уедет Стейн, с ним уедет и она, и ее сын Эйстейн Тетерев. Укрывательство исландца было поставлено Торбергу в вину не только посторонними людьми, но и ближайшими родичами. А его брат Финн сказал, что "плохо, когда верховодит женщина и когда жена заставляет нарушать верность своему конунгу".


Жены древних скандинавов, как уже стало понятно, отличались суровым характером. Но они умели и любить – любить "до гробовой доски".

Уже стал хрестоматийным пример из "Саги о Ньяле" о верности жены Ньяля Бергторы. Когда сыновей Ньяля пришли сжечь в доме их недруги, то, в соответствии с кодексом чести викингов, самому Ньялю, уже очень пожилому человеку, и его жене было предложено покинуть дом, потому что "могли они погибнуть в огне безвинные". Но Ньяль отказался, потому что, по его словам, был "человеком старым и едва ли смог бы когда-нибудь отомстить за своих сыновей, а жить с позором не хотел". Бергтора же просто сказала, что "была отдана Ньялю молодой и пообещала ему, что будет у них одна судьба", и предпочла сгореть заживо в доме с мужем и своими детьми и внуками.

Не чужда была женщинам тех далеких времен и ревность. Все в той же "Саге о Ньяле", которую считают одной из самых известных, рассказывается об исландце по имени Хрут. Он зимовал со своим кораблем в Норвегии у конунга Харальда Серая Шкура и стал жить с матерью конунга Гуннхильд, которая была известна своим умением колдовать. Когда же Хрут собрался вернуться в Исландию и жениться там, это вызвало у Гунн-хильд вспышку ревности, и на прощание она обняла Хрута и подарила ему золотое обручье, сказав: "Если моя власть над тобой так велика, как я думаю, то ты не будешь иметь утехи в Исландии с девушкой, которая у тебя на уме. А с другими женщинами ты добьешься, чего хочешь". Так оно и вышло. Хрут не смог жить с женой. "Когда он приходит ко мне, – жаловалась она, – плоть его так велика, что он не может иметь утехи со мной, и, хотя мы оба всячески стараемся, ничего не получается". В результате они развелись. Надо сказать, что колдовство Гуннхильд было направленным, а месть необыкновенно изощренной: с другими женщинами, кроме жены, у Хрута все получалось.


Не менее сильной бывала и любовь мужчин.

В "Саге о Гуннлауге Змеином Языке" приводится рассказ о великой любви Гуннлауга и Хельги, которая была обманом выдана замуж за Хравна, который любил ее не меньше Гуннлауга. Он даже пошел на бесчестный поступок и поступил низко, исподтишка нанеся ему смертельную рану лишь потому, что не мог "уступить ему Хелыу Красавицу". После смерти Гуннлауга и Хравна Хельга была отдана отцом замуж за Торкеля, человека богатого и достойного, кроме того, хорошего скальда. Он также очень любил ее и, когда Хельга умерла у него на руках, бросив последний взгляд на подаренный Гуннлаугом плащ, сочинил такую вису:

Умерла сегодня
Добрая жена моя.
На руках у мужа
Богу жизнь вручила.
Без нее в живых мне
Тяжело остаться30.


В обществе того времени, как мы уже говорили выше, были разрешены и разводы. Поводом для развода могло быть как недовольство мужа женой, так и наоборот. Однако причины для развода должны были приводиться сторонами очень серьезные.

Если муж отсылал жену домой к ее родным без объяснения причин, то он наносил им смертельную обиду и, кроме того, должен был вернуть приданое жены и обручальные дары, а также все сделанные любым человеком и им самим жене подарки во время брака.


О расторжении брака надо было объявить в присутствии свидетелей у супружеской кровати, потом у главных дверей дома и, наконец, на тинге.

Жена не могла взять с собой при разводе имущество, если совершила преступление или заслужила гнев мужа – например прелюбодеянием. Замужняя женщина, уличенная в этом преступлении, немедленно теряла все свои права и изгонялась из дома в том, в чем была. По предписанию одного закона того времени, "муж должен привести неверную жену к порогу, сорвать с нее плащ и, отрезав у ней половину одежд сзади, вытолкнуть за дверь".


Жены также могли требовать развода. Однако если они покидали дом мужа без достаточной причины, то не могли требовать вернуть им приданое и дары. Мужья могли принудить таких жен вернуться.

В одной саге рассказывается, как Хельги, дочь исландца Торадда, в отсутствие мужа Торгильса ушла от него к отцу, так как ей не нравилось жить с мужем, который был намного старше ее. Когда Торгильс вернулся домой и узнал об отъезде жены, он вооружился и поспешно отправился в усадьбу тестя. Он вошел в дом в полном вооружении и, не говоря ни слова, взял Хельги за руку и увел с собой. Скафти, брат Хельги, хотел было со своими людьми гнаться за ним, как за похитителем сестры, но Торадд сказал ему: "Торгильс взял ему принадлежащее, и потому я запрещаю его преследовать". И Торгильс удержал жену у себя силой. Однажды, когда они сидели на дворе, по двору петух гонялся за курицей и бил ее. Курица отчаянно кудахтала. "Видишь ли эту картинку?" – спросил Торгильс Хельги. "Что ж это значит?" – спросила она. "То же самое может случиться с тобой", – отвечал Торгильс. Тут уж пришлось Хельги умерить свою гордыню, и с тех пор они жили хорошо друг с другом.


Но если муж отказывал жене в необходимом, не заботился о ней и детях, дурно обходился с ней, обижал ее родных или из трусости не хотел помочь им защититься от врагов или исполнить долг чести, то жена имела законные причины искать развода с таким мужем.

В сагах есть много примеров, когда жены разводились с мужьями или угрожали возвратить им ключи, если они не помогали их родным в беде или не защищали честь рода. Бездействие, трусость и невыполнение клятвы почитались ужасным грехом и очень веской причиной для развода.

В "Саге о Хёрде и островитянах" есть рассказ об исландке Торбьёрг, объявившей на тинге, что она погубит всякого, кто убьет ее брата, Хёрда, хотя ее муж, Индриди, принадлежал к числу злейших его врагов.

Хёрд не отличался мягкостью характера и особой добротой к сестре. Он даже хотел сжечь усадьбу Индриди и его самого. Он предложил сестре покинуть дом, но она отказалась, сказав, что навсегда останется с мужем. Когда же островитяне и Хёрд притащили к дому вязанки дров, Индриди и его людям, благодаря вещему сну Торбьёрг и заранее подведенному к дому ручью, удалось погасить огонь. Но Хёрд и тут не успокоился и вместе с другими отвел от дома ручей. Его сестру и ее мужа спасло лишь прибытие подмоги. Однако Торбьёрг по-прежнему продолжала защищать брата и объявила во всеуслышание, что будет за него мстить.

Хёрд вскоре убит был Торстейном Золотая Пуговица. Индриди, который тоже участвовал в той битве, вернулся домой и в присутствии свидетелей рассказал о смерти зятя жене. Торбьёрг узнала, что брата ее убили ударом в спину, когда он был безоружен. Вечером, когда супруги отправились спать, Торбьёрг попыталась зарезать в постели мужа, но тому удалось перехватить нож и при этом сильно поранить руку. Индриди спросил жену, что надо сделать, чтобы она простила его. Торбьёрг потребовала у него головы Торстейна, в противном случае угрожая разводом. На другой день Индриди убил его и принес голову жене. Но Торбьёрг согласилась помириться с мужем и быть ему всегда верной женой еще при одном условии: она пожелала взять к себе в дом жену и детей убитого брата. Муж позволил это, и все хвалили поступок Торбьёрг, говоря, что она честная женщина.


Кроме того, разводиться "без проблем" жёны могли еще и в случае, если супруг обнищал и не мог содержать семью, причинил жене вред или нанес смертельную обиду, а также, если муж вел себя недостойно – например, носил женскую одежду. Кроме того, жена имела право потребовать развода, если после свадьбы муж отказывался передать ей ключи.

Разведенные супруги могли вступать во вторичный брак. Если же смерть расторгала брак, оставшийся в живых супруг имел полную свободу вступать в новый союз. Многоженство не было в обычае, однако не считалось нарушением святости брака, если муж имел много наложниц.

Скандинавы очень любили женщин, и конунги и другие знатные люди часто имели большое количество наложниц. Немецкий епископ Адам Бременский даже с негодованием писал, что шведы в соответствии со своим достатком могли иметь не одну, а несколько жен. Однако историки полагают, что речь шла не о законных супругах, а о наложницах или рабынях.


Девушки-рабыни сопровождали дружины норманнов в походах и торговых поездках. Они не только прислуживали своим господам, но использовались и для любовных утех. Кроме того, их основная ценность заключалась в том, что они были товаром, который можно было продать на Востоке намного выгоднее, чем меха или моржовую кость.

Арабский купец Ибн Фадлан, повстречавший "русов" (свеев) на Волге, писал: "Они прибывают из своей страны и строят на берегу реки большие дома из дерева, и собираются в таком доме по десять или двадцать человек, и у каждого – своя скамья, и с ними девушки – восторг для купцов. И вот один из них сочетается со своей девушкой, а товарищ его смотрит на него. Иногда же соединяются многие из них в таком положении один против другого".


Рожденные от таких связей дети считались незаконными, однако в случае необходимости или по желанию отца могли наследовать его имущество и даже усадьбу. Многих незаконнорожденных детей ждала незавидная участь: по повелению хозяина усадьбы, который часто и был их отцом, их могли утопить или отнести в лес на съедение диким животным.

В одной из саг читаем: "Когда Исландия была еще совсем языческой, существовал такой обычай, что люди, которые были бедны и имели большую семью, уносили своих детей в пустынное место и оставляли там". Такой обычай существовал и в других Скандинавских странах.

Очень часто рабы, относившие детей в лес, выбрав место, близкое к какому-нибудь жилью или большой дороге, клали их между камней или в дуплах деревьях, стараясь сохранить младенцам жизнь – и часто преуспевали в этом, ибо случалось, что такие дети, оставшись в живых, бывали заботливо воспитаны теми, кто находил их.

Детей, как тогда говорили, "бросали", если семья, по причине крайней бедности, не могла прокормить ребенка, если младенец был незаконнорожденным, что могло нанести бесчестье семейству, или мать которого по какой-нибудь причине не была любима отцом, или если их рождению предшествовали вещие сны, предвещавшие несчастья и беды, которые придут в семью с новорожденным.

Так, в "Саге о Гуннлауге Змеином Языке" рассказывается о рождении у Торстейна красавицы-дочери Хельги. Незадолго до ее рождения отцу приснился сон, который, будучи истолкован одним мудрым норвежцем, гласил, что к Хельге будут свататься два знатных человека, будут биться друг с другом из-за нее и оба погибнут в этой битве. Отец принял решение "бросить" девочку, но мать сохранила ей жизнь, тайком отправив к своей родственнице. Предсказание сбылось – и в свое время из-за Хельги действительно сразились двое знатных людей и оба пали в той битве.


Языческий обычай "выноса" детей продержался в Исландии еще некоторое время после официального принятия там христианства альтингом в 1000 году.

В "Саге об Олаве Святом" рассказывается, что "Олав конунг подробно расспрашивал о том, как христианство соблюдается в Исландии. Он считал, что оно там плохо соблюдается, раз законы там разрешают есть конину, выносить детей и делать многое другое, что противоречит христианской вере и что делали язычники".


Однако выносить детей в более поздние времена разрешалось только бедным семьям.

В "Саге о Виги" X века говорится, что во время чрезвычайно жестокой зимы местный священник предложил пожертвовать храму денег, младенцев "вынести", а стариков убить – в силу сложившихся невыносимых обстоятельств жизни и реальной угрозы для сильных членов общества умереть.

После принятия христианства законы всех Скандинавских государств особо "оговорили" системы штрафов за умерщвление ребенка и сам процесс признания ребенка мертвым. Так, в шведском законе "Гуталаг" указывается, что каждая роженица должна заранее указать своим родным, где она собирается рожать. В случае гибели ребенка свидетели должны подтвердить, что он умер своей смертью. А вообще, говорит закон, следует вскармливать каждого ребенка, а "не выбрасывать его".


Новорожденного клали в доме на пол, и никто не смел поднять его до тех пор, пока отец не решал, бросить его или принять в семейство. В последнем случае его поднимали с земли и относили к отцу, который брал его на руки, обливал водой и давал ему имя. Это называлось носить детей к отцу. Само имя служило оберегом, было олицетворенным, значимым и обладало большой силой.

Вспомним хотя бы общеизвестный факт, что русский народ считал непозволительным называть черта его же собственным именем – особенно в определенные дни, – чтобы не накликать беду, чтобы нечистый не услышал и не явился на зов.

Общеизвестно, что имена различных народов являются одной из важных составляющих народного духа и всегда преисполнены глубокого смысла. В древности имя значило столь много и обладало столь великой силой, что назваться именем другого человека значило нанести ему вред. В Древней Руси великие князья, приняв христианское имя после крещения, скрывали его от окружающих, опасаясь ворожбы31.

Конечно, кто-то может возразить, что имена русские не имеют ни малейшего отношения к именам древнескандинавским – и будет совершенно не прав, ибо любое имя в любом языке, а уж тем более в столь давние времена, когда люди стремились оградить себя от таинственных и магических сил природы, было олицетворенным и несло в себе определенную информацию, служило оберегом32.


В семье древних скандинавов ребенку, прежде всего мальчику-наследнику, старались дать родовое имя чаще всего в честь умершего предка, чтобы новорожденный сразу после появления на свет мог войти в мир рода.

Родовое имя связывало ребенка с историей семьи и передавало эту связь в будущее. Поэтому неудивительно, когда в ребенке начинали видеть родича, в честь которого он назван. В "Саге об Эгиле" говорится: "У Скаллагрима и Беры было очень много детей, но все они вначале умирали. Потом у них родился сын, и его облили водой и назвали Торольвом. Он рано стал высок ростом и очень хорош собой. Все как один говорили, что он очень похож на Торольва сына Квельдульва, по которому он был назван".

В "Саге о Сверрире" Олав Святой называет конунга во сне Магнусом, тем самым как бы принимая в свой род и благословляя, потому что имя Магнус значит "Великий" и "принадлежало" многим знаменитым королям, в том числе сыну и наследнику Олава Святого Магнусу Доброму.


Обливание водой было древним обрядом, во время которого ребенок посвящался богам. С этой минуты на него смотрели, как на вступившего в родство. Убить такое дитя считалось преступлением.

В отсутствие отца, а иногда и при нем, обязанность обливания и назначения имени ребенку принимал на себя другой; для того обыкновенно избирали значительных и богатых людей; так, по крайней мере, было у знатных. Этот обряд полагал начало самым тесным взаимным отношениям между восприемниками и их крестниками и обязывал их к взаимной дружбе и приязни.


Когда у детей прорезывались зубы, отцы обыкновенно делали им подарки – рабов или какие-нибудь драгоценные вещи. Эти подарки назывались зубной скот. До 15 лет дети жили в полной свободе и проводили время с другими своими сверстниками в занятиях, свойственных их возрасту: дочери учились у матерей ткать, шить и другим женским рукоделиям, а сыновья занимались военными упражнениями. Нигде не упоминается в сагах, чтобы отцы жестоко наказывали сыновей, однако в случае сильного гнева они прогоняли их из своих домов.

Детей часто отдавали на воспитание умным и рассудительным друзьям или родичам. Если кто хотел другому оказать свое уважение и приязнь или еще теснее сойтись с ним, то обыкновенно вызывался взять его сына на воспитание и в знак того, что принимал все отцовские обязанности, сажал ребенка к себе на колени, почему взятые на воспитание дети и назывались в старину сидящими на коленях.

Отдавали детей (прежде всего сыновей) на воспитание в дома мудрых людей вдовы и отцы-викинги, которые сами не могли воспитывать сыновей. Если у мальчиков не было родных отцов, воспитатели должны были награждать их имуществом и устраивать их счастье. Так, Ньяль смог "достать" названому сыну не только выгодную невесту, но и должность судьи в Исландии.


Погубить приемыша или причинить ему какой-нибудь вред почиталось низким делом.

ПРИМЕЧАНИЯ

25. Ожерелье Брисингов – знаменитое золотое ожерелье Фрейи, которое подарили ей подземные карлы Брисинги, предупредив, что оно принесет много несчастий асам. С этим ожерельем связано несколько мифов (см. пересказ в приложениях).

26. Тор ездит в колеснице, запряженной двумя козлами.

27. Муж Сив – Тор.

28. Вар – богиня обетов.

29. Пер. С. Свириденко.

30. Пер. M. И. Стеблин-Каменского.

31. Память народная связала определенные черты характера отдельных людей с именами, отметив наиболее яркие их проявления в метких высказываниях. Реестр таких характеристик сохранился в фольклорных произведениях русского народа:

Постоянная дама Варвара
Великое ябедство Елена
Толста да проста Афросинья
Хороший голос Домна
Взглянет – утешит Арина
Обещает не солгать Софья
С поволокой глаза Василиса
Наглая спесь Маримьяна
Песни спеть Дарья
Худое соврать Агафья
Промолвит – накормит Марина
Черные

10 ужасающих фактов о викингах: karhu53 — LiveJournal


Сегодняшние обыватели думают, что викинги, которые были группой неорганизованных кланов, живущих в северной части Европы, были кровожадными дикими великанами, которые только тем и занимались, что непрестанно воевали с цивилизованными странами в Европе. На самом деле, они были обычными, средних размеров мужчинами, нравы которых не намного были кровожаднее, чем у средневековых европейцев. Викинги были невероятно плодовитыми моряками и торговцами.

Находясь практически постоянно в состоянии войны, викинги были жестокими и безжалостными воинами. Они победили почти всех своих врагов, с какими  они когда-либо сталкивались. Из-за их особенным верованиям и религии, образа жизни, насилие и войны были частью повседневной жизни. Это лишь некоторые ужасающие факты об их жизни.

Волшебные грибы

Викинги были самой доминирующей боевой силой в Европе в период с конца 8- го века по середину 11- го века. Огромным преимуществом варягов было то, что когда они шли в бой, они входили в состояние транса, называемое “Берсерк”. В таком состоянии они без разбору убивали любого, кто попался им на пути.

Одна из теорий гласит, что викинги входили в состояние Берсерк из-за того, что они ели псилоцибиновые грибы, более известные, как волшебные грибы. Теория заключается в том, что грибы вызывали у них галлюцинации. Это также повышало уровень адреналина.

Женщины викингов были очень осведомлены во врачевании и здоровье своих мужчин. После кровопролитных и ожесточенных битв, которые были частью жизни викингов, женщины викингов оценивали, насколько опасную рану получал воин. Для этого они поили раненых воинов бульоном, который приготавливали из лука-порея и зелени.

После еды женщины нюхали запах раны. Если они чуяли запах бульона, они знали, что рана была слишком глубокой, и нет никакого способа, чтобы вылечить её. В таком случае женщины не лечили таких воинов, зная, что они умрут в ближайшее время. Они тратили свое время и использовали свои средства только на воинов, которым они могли помочь.



Викинги использовали различного вида оружие, такое как топоры и копья. Даже их щиты были использованы в качестве наступательного оружия. Однако их самым ценным оружием были их длинные мечи. Викинги называли свои мечи “вдоводел” и “труп-Брэмбла,” и мечи передавались из поколения в поколение. Когда мальчик викинг вырастал и ему дарили меч, их отцы рассказывали о всех мужчинах, которые погибли от меча. Это помогало передать свои семейные традиции и внушить мысль о благородстве в бою.

Мечи были обоюдоострыми и достаточно острыми, чтобы прорезать череп человека, или отсечь конечность одним ударом. Мужчины несли свои мечи обычно на спине, и спали рядом с ними. Они были вооружены все время из-за семейных распрей. Фракции викингов постоянно воевали. Мужчины должны были уметь защищать свои дома, свои семьи и защищать своих лидеров и глав ярла.


Холмганг


Система правосудия викингов была иной, чем сегодня. В частности, оскорбление кого-либо более высокого класса был запрещено, но убийство не всегда было незаконным. Например, если кто-то был убит, то семья убитого могла также убить убийцу. Конечно, это приводило к длительным  войнам связанным с кровной местью.

Другой способ разрешения споров был Холмганг. По сути, это была дуэль с одного человека с другим, который чувствовал, что с ним поступили неправильно. Бой должен был быть проведен в течение недели и кто-то мог добровольно воевать вместо человека, которому был брошен вызов.

Если лицо, которому был брошен вызов не пришел на поединок, он автоматически признавался виновным. Если обвинение было достаточно страшным, то любой человек, из любого социального класса, имел возможность легально убить этого человека. Это означало, что если лидер клана не пришел на дуэль,  раб мог убить его без каких-либо правовых последствий.

Викинги любили насилия, поэтому не будет сюрпризом, что их игры также были связаны с драками и боями. В играх викингов, смерть и серьезные травмы были обычным явлением. Было такое правило, что мужчины могут прекратить играть, когда они этого захотят. Если их убили, это была их собственная вина.

Смысл одной игры, которую они называли конкурс на “плавание”, заключался в том, чтобы удержать противника по водой так долго, как только возможно.  Если человек не мог достичь поверхности, он тонул. Борьба была еще одним важным аспектом культуры викингов. Она помогала им оставаться в форме, даже когда они не совершали грабительских набегов.

Если сами игры не были настолько опасными, то бои и драки могли вспыхнуть в любой момент. В одной исторической летописи содержался рассказ, как во время игры, в которую играла группа мальчиков, шестилетний мальчик загнал топор в голову другому мальчику, потому что он избил его в начале игры. Драки иногда могли привести к кровной мести, которая могла длиться годами.

Детоубийство

Так как жили Викинги в северной части Европы, где условия были очень жесткими и насилие было частью повседневной жизни, они хотели, чтобы их дети были крепкими м сильными. В культуре викингов, все, включая детей, должны были работать. Как они становились старше, все мужчины должны были воевать и все женщины должны были работать по дому. Если ребенок родился с уродством или получил инвалидность, они часто выносились на улицу и умирали от переохлаждения.

В то время как женщины имели больше прав в обществе викингов по сравнению с другими обществами, девушки считались менее ценными. Мужчины могли владеть землей, богатством и ценились как воины.

Сексуальное рабство

Считается, что эпоха викингов началась в 793 н. э., когда налетчики, вероятно, из Норвегии, напали на монастырь Линдисфарн у побережья северо-восточной Англии. Викинги продолжали совершать налеты на деревни и монастыри вдоль европейских берегов до 1066 года. Однако исследователи не уверены в причинах, почему викинги начали свои набеги.

Одна теория заключается в том, что мужчины викинги хотели завладеть женщинами, потому что благодаря селективному инфантициду в их обществе наблюдалось расстройство в соотношении мужчин и женщин.

Некоторые генетические тесты, которые проводятся на современных гражданах  Исландии, подтверждают эту теорию. Викинги колонизировали Исландию более тысячи лет назад и с тех пор, миграция в Исландию практически  не наблюдалась. Их испытания показали, что около 80% мужчин-поселенцев в Исландии, родом из Норвегии и 63% женщин — поселенцы с Британских островов. Как могло произойти масштабное межвидовое скрещивание между норвежскими мужчинами и женщинами из районов, которые викинги грабили. Очень маловероятно, чтобы женщины самостоятельно эмигрировали в Исландию, по собственному желанию.

Эрик Рыжий был слишком жестоким для викингов

Викинги были и преданные воины, которые были известны своей жестокостью. Так или иначе, но Эрик Кристоффер Ниман был слишком жестоким для них. Более известный как Эрик Рыжий, он родился в Норвегии где-то около 950 года. Когда Эрик был ребенком, его отец был сослан за убийство, и его семья переехала в Исландию.

Эрик получил свое знаменитое прозвище из-за его рыжих волос.  Живя в Хаукадале в Исландия, Эрик вызвал оползень, разрушив дом своего соседа — Эйуолфа. А родственники Эйуолфа, убили его слуг в отместку. Разъяренный Эрик убил Эйуолфа и защитников его клана. Семья Эйуолфа требовала правосудия, и Эрик был изгнан.

Эрик и его семья переехали на север, но остались в Исландии. Они создали ферму на острове Оксней. Обосновавшись там, новый сосед по имени Нфран, который строил свой дом, попросил у Эрика во временное пользование деревянные балки, которые имели особое религиозное значение. Эрик согласился, но когда он потребовал вернуть их обратно, Нфран отказался вернуть их. Последовала ссора, и были убиты два сына Нфрана и несколько его друзей. Эрик, в очередной раз был изгнан.

Эрик и его семья поселились в Гренландии, став первыми людьми на острове. Когда изгнание закончилось, Эрик вернулся в Исландию и призывал людей переселяться в Гренландию. Были созданы две колонии и Эрик доживал остаток своих дней там с семьей. Среди его сыновей был Лейф Эриксон, который был первым европейцем, добравшимся до Северной Америки и создавшим там колонии, почти на 500 лет раньше, чем Христофор Колумб.

Человеческие жертвоприношения.

Ходили слухи, что викинги совершают человеческие жертвоприношения. Однако, монахи, ответственные за эти труды никогда не видел саму церемонию.

Тем не менее, не было никаких конкретных доказательств того, что викинги совершали человеческие жертвоприношения до 2011 года, когда человеческие кости, наряду с жертвенными ювелирными изделиями и оружием, были найдены на территории поселения викингов рядом с Тиссо в Дании.

Кровавый орел

Известна довольно ужасная казнь викингов, под названием Кровавый орел, но оказывается, она предназначалась для королевской семьи.

Казнь Кровавый орел проводилась в несколько этапов, начиная с того, что жертва была привязана лицом вниз. Затем началось настоящее веселье. На спине казнимого делались кровавые надрезы в форме орла с распростертыми крыльями. Потом топором, по одному,  взламывались ребра от позвоночника. Как только это было сделано, кожа натягивалась так, чтобы выломанные ребра выглядели, как крылья. Якобы, это все делалось, пока жертва была еще жива, что важно для следующего этапа, когда соль втиралась в раны на спине. Чтобы покончить со всем этим, через спину вырвались легкие.

Викинги изображали исполнение своих казней, а по их хроникам такая казнь проводилась только дважды. Однако современные исследователи уверены, что казнь Кровавый орел была просто метафора, так как человек не может выжить все эти процедуры над своим телом.


Кто такие викинги и где они жили?

Фильмы и художественная литература сформировали образ викингов, которых люди представляют дикарями в шкуре, кожаных доспехах, шлемами с рогами на нем. Но все это вымысли режиссеров и писателей, на самом деле викинги не носили подобные головные уборы, были свободными земледельцами, проводили завоевания соседних территорий, строили деревянные драккары.

Жили викинги на Скандинавском полуострове, и уже в конце 8 в. стали нападать на соседние Англию и Францию. Жители других частей Европы, впервые столкнувшие с данами и норвежцами, называли их норманнами, т.е., северными людьми; аскеманнами или ясеневыми людьми; мадхус – языческие чудовища. В Киевской Руси викингов называли варягами, в Ирландии были распространены два названия жителей Скандинавии – финнгаллы (светлые чужеземцы) и дубгаллы (темные чужеземцы), в Византии – варангами.

Термин «викинг»: версии

Нет однозначного мнения среди лингвистов и историков относительно того, почему викингов называли именно этим словом. По одной из версий, глагол wiking в Скандинавии означал «ходить в море, чтобы получить богатство и славу».

По другой версии термин появился благодаря провинции (области) Вик, которая находится в Норвегии. Располагается она возле Осло. В средневековых источниках жителей области называли не викингами, а vestfaldingi или vikverjar.

Произойти термин викинг мог и от слова вик, которое у скандинавов означало бухту или залив, а викингами были те, кто прятался ли жил в заливе. Есть и версия, говорящая о м, что викинг мог означать wic/vicus, который обозначал торговый пункт, лагерь, укрепленный с разных сторон, город.

Согласно последним исследованиям шведских ученых, название «викинг» могло произойти от vikja – поворачивать и отклоняться. Викингами были, в этом контексте, люди, уплывавшие из дома, покинувшие дом, морские воины и пираты, которые ушли в поход за добычей. Термином vikja называли поход грабительского характера, поэтому люди, участвовавшие в таких мероприятиях, являлись викингами. В хрониках Исландии этим словом обозначали мореплавателей, которые были грубыми, кровожадными, необузданными, грабили и нападали на другие суда.

Первые поселения англосаксов на Британских островах

В начале 4 в. н.э. германские племена, представленные ютами, англами и саксами, и проживающие в устье реки Эльбы, стали совершать первые захватнические походы. Целями военных кампаний были:

  • Захват Англии и ее заселение;
  • Расселение в регионе Западной Европы;
  • Вытеснение римлян с захваченных территорий.

Больше всего германцы причиняли проблем римским гарнизонам на Британских островах, заставляя последних обороняться. В 407 году римлян и флот отзывают из Англии, чтобы защищать Италию. В результате чего, поселения саксов, ютов и англов стали увеличиваться в размерах и укрепляться.

В конце 5 в. нашей эры произошло завоевание Уэссекса. Существует легенда о том, что сделал это король Кердик, приплывший на острова на флотилии из пяти кораблей. После этого англы и саксы стали быстро продвигаться вглубь Британских островов, вытесняя оттуда римлян и кельтов. Следствием этого стало постепенное завоевании колонии, процесс окончательно был завершен к 6 в. На захваченных территориях англы и саксы создавали небольшие королевства.

Кельты, принявшие от римлян христианство, стали переселяться в горные районы Уэльса, а потом стали переезжать на материковую Европу. Например, одно из поселений кельтов на континенте называлось Британия, постепенно превратившись в Бретань.

Англия изменила викингов и способ их жизни. Если на момент прибытия и потом еще в течение нескольких десятилетий, англосаксонские племена жили, занимаясь грабежами и пиратством, то потом стали постепенно переходить к более оседлому способу жизни.

Уже в конце 8 в. мореплавание было не основным занятием викингов. Его место заняло земледелие, которое было основой развития общества потомков бывших северных народов.

Походы и завоевания

Побережье Северного моря, которое в 6 веке оставили юты, англы и саксы, стали заселять даны, пришедшие из Халланда и Сконе (территории на юго-западе Швеции). Спустя два столетия они образовали королевство, которое в 800 году превратилось в большое и мощное государство данов. В состав королевства вошли Норвегия и Швеция. Для того, чтобы защититься от нападений франков, был построен оборонительный вал, который назывался Даневирке. Страной в том время управлял король Готтрик, который находился у власти до 810 года. После его смерти королевство прекратило свое существование, в результате чего даны и норвежцы стали заниматься грабительскими походами, завоевывать соседние территории. Эта эпоха продолжалась около трехсот лет.

Среди основных причин, которые способствовали завоевательным кампаниям викингов, стоит отметить такие, как:

  • В распоряжении норманнов находилось очень много судов, которые отлично подходили для плавания по морям и рекам;
  • Викинги обладали навигационными знаниями, которые были необходимы для походов в открытом море;
  • Даны и норвежцы владели тактикой внезапного нападения на противников со стороны моря, а также перемещать суда и войско по рекам. Подобных знаний и умений у жителей Британских островов, и континентальной Европы не было, поэтому походы в Скандинавию они не совершали;
  • Противники викингов все время вели междоусобные войны, что ослабляло их государства в политическом и экономическом плане. Все это облегчало завоевания и способствовало проведению успешных военных походов против англов, саксов и франков.

Походы викингов начались в конце 8 в., когда первые группы норвежцев стали проникать на морское побережье Англии. Грабили норманны острова и монастыри, привозя в Скандинавию богатую добычу.

Все нападения викингов происходили по спланированной и отработанной схеме. Без любых военных действий с моря суда варягов подходили к берегам, потом воины высаживались на побережье, и начинали грабить. Все происходило очень быстро, после себя викинги оставляли пожары, убитых. Корабли позволяли им покинуть Англию, поэтому жители Британских островов не могли их преследовать.

Такую же схему скандинавы применили для походов в Англию в 20-х гг. 9 в. В 825 году они высадились на фризском побережье, и стали грабить, убивать, захватывать новые территории. Уже в 836 году викингами впервые был захвачен Лондон. В 845 году под натиском данов пал Гамбург. Хронология дальнейших походов викингов выглядит следующим образом:

  • Середина 9 в. – повторный захват Лондона и Кентербери, германского поселения на Рейне Ксантен, после которого пришла очередь Бонна и Кельна. Не обошли своим внимание скандинавы Францию, захватив Аахен, Руан и Парижг. Захват Лондона и Парижа происходило много раз, поэтому правители королевств решили, что единственным способом спасти города от грабежей, это откуп. В результате одного из них, викинги просто сняли осаду Парижа, и поселились в северо-восточных регионах Франции. В начале 10 в. эту территорию Карл Третий подарил в наследственное владение норвежцу, которого звали Ролланд. Область проживания викингов стали называть Нормандией;
  • В 860-х гг. были завоеваны Шотландия и Восточная Англия, в которой они создали собственное государство Денло. В его состав вошли часть Мерсии, Эссекса, Восточная Англия, Нортумбрия. Страна была разрушена англосаксами только в конце 870-х гг.;
  • В 10 в. походы стали не такими частыми, поскольку в Дании и Норвегии стали создаваться собственные централизованные государства, имеющие сильных правителей. В начале 11 в. даны подчинили Норвегию;

Даны после покорения норвежцев снова стали нападать на Англию. Следами их завоеваний стали камни, на которые наносились руны. Первые походы норманнов в конце 10 в. – начале 11 в. были неудачными, большинство воинов уничтожались. Ситуация стала меняться только к 1016 году, когда викинги подчинили себе Англию. Только к началу 1040-х гг. англосаксонские правители стали проводить ответные наступления. К середине 11 в. викинги были на время выгнаны из Англии. В 1066 году Англию покорили викинги, жившие в Нормандии. Их руководитель Вильгельм Завоеватель организовал переправу через пролив, соединяющий Британские острова и континентальную Европу. 14 октября 1066 года произошла крупная битва викингов и англов при Гастингсе. Норманны окончательно покорили Англию, что позволило прекратить разбойнические нападения, начать развитие феодализма на островах, получить доступ к трону и власти в королевстве.

Покорение Гренландии и Исландии

Походы организовывались в Средиземное море. Навигационное искусство викингов позволило им дойти до Византии, что случилось в 895 году. Плавали норманны к берегам Америки, Исландии и Гренландии.

Первые норвежцы высадились на Гебридских островах в 620 году. Через двести лет они расселились на Фарерских островах, Оркнейских и Шетландских. В 820 году викинги основали в Ирландии собственное государство, которое существовало около современного Дублина. Королевство норманнов в Ирландии просуществовало до 1170 г.

В начале 860-х гг. швед Гардар Свафарссон, имя которого сохранили хроники, привез в родную Скандинавию наследство жены с Гебридских островов. По дороге его судно отнесло к северному побережью Исландии. Там швед и его команда провели зиму, ознакомившись с особенностями этой островной территории. Исландию покорять активно стали норвежцы с начала 870-х гг., когда к власти пришел король Харальд Прекрасноволосый. Его правление нравилось не всем, поэтому норвежцы стали осваивать Исландию. Сюда до 930 года переехало от 20 тыс. до 30 тыс. жителей королевства. В Исландии викинги, в основном, занимались, земледелием, скотоводством и ловлей рыбы. Предметы быта, семена, домашние животные были перевезены со Скандинавии.

Сведения о том, когда викинги стали завоевывать Гренландию, и когда они открыли Америку, дошли по многочисленным исландским сагам 13-14 вв.

Согласно историческим данным и документам, в начале 980-х гг. житель Исландии Эйрик уплыл из дома, поскольку был обвинен в убийстве. Во время плавания он достиг берегов Гренландии, основав поселение Братталид. Сведения об этом острове стали доходить до норвежцев постепенно, которые несколько раз исследовали побережье Гренландии, открыв полуостров Лабрадор. Во время одного из плаваний викинги открыли местность, которую назвали Винланд, т.е. Страна Винограда. Такое название было дано новой территории из-за того, что тут росло много дикого винограда и маиса, в реках водился лосось. Рыба была распространена в водоемах по 41 широте, а виноград по 42-й параллели. Ученые установили, что в этом месте сейчас находится город Бостон. Но покорить Америку-Винланд викинги не смогли, поскольку, открыв ее один раз, не записали точные координаты ее нахождения. Поэтому просто не удалось им снова доплыть к ней.

А вот Гренландию викинги осваивали очень активно. Здесь существовало почти 300 дворов скандинавов. Увеличить количество поселений было сложно, поскольку не хватало леса. Его привозили с Лабрадора, но плавания к полуострову были полны опасностей из-за довольно сухого климата. Поэтому стройматериал привозили из Европы, что было дорого. Не всегда суда достигали Гренландии. К 14 в. поселения викингов на острове перестали существовать. Археологи находят остатки судов викингов, лесов из Европы, захоронения знати, что говорит о том, что викинги активно обживали эту территорию.

Влияние викингов на историю Европы

Скандинавы предпринимали походы и в другие части континентальной Европы, например, в Восточную Европу. Самыми известными завоеваниями считаются покорение Киева и окружающих его территорий, основание династии Рюриковичей. Помимо этого, к заслугам викингов в Европе стоит отнести:

  • Научили покоренные народы новым традициям кораблестроения;
  • Открытие торговых путей, ранее не ведомы европейцам;
  • Способствовали развитию военного дела, обработки дерева;
  • Способствовали становлению судоходства и мореплавательного дела;
  • Навигация викингов была одной из самых совершенных в мире на то время, поэтому средневековые государства использовали знания и достижения викингов в науке, технике, географии;
  • Викинги основали множество городов в Европе.

Кроме того, практически все королевские династии в средневековых государствах были основаны выходцами из Скандинавии.

Как жили Викинги — ЗнайКак.ру

Викинги

Слово викинг происходит от древненорвежского слова «викингр». Относительно его значения существует несколько гипотез — наиболее убедительная, из которых возводит его к «вик» – фиорд, бухта. Таким образом, слово викинг по этой версии означает «человек из фиорда». Французы называли викингов Норманнами (людьми с севера), англичане называли их Датчанами. В русском и греческом (а также хазарском и арабском) языках использовался термин Варяги. Географически викинги располагались на территории Скандинавского полуострова, Дании, Исландии и Гренландии, однако благодаря отличным навыкам судоходства викинги основали поселения во многих странах – на Востоке они достигли Персии, а на западе – Северной Америки. Хронологически эпоха викингов приходится на 8–11 вв.

Занятия

В истории викинги наиболее известны как мореплаватели, морские разбойники, торговцы и колонизаторы. У себя на родине викинги занимались земледелием, скотоводством, охотой и рыболовством. Далеко не последнюю роль в морских странствиях викингов сыграло перенаселение прибрежных районов Скандинавии и нехватка плодородных земель.

Архитектура

В лесной Скандинавии викинги строили дома из дерева, в сочетании с глиной, а в Исландии и Гренландии, из-за нехватки дерева, преимущественно использовался камень. Центральная комната дома была низкой и темной, посреди нее стоял большой очаг. В ней готовили, ели и спали. Иногда внутри дома, вдоль стен устанавливали в ряд опоры, для поддержки крыши, а отгороженные боковые помещения использовали как спальни.

Средства передвижения

Гордостью викингов были их корабли – Драккары и Снекккары. Они содержались в образцовом порядке. Узкий каркас судна был удобен для подхода к берегу и хождению по рекам и озерам. Легкие суда можно было переносить волоком, чтобы обойти пороги, водопады, плотины и укрепления. Недостаток судов заключался в неприспособленности для плаваний в открытом море, что компенсировалось навигационным искусством викингов. Корабли викингов различались по количеству пар гребных весел, крупные суда – по числу гребных скамей. Самый маленький корабль имел 13 пар весел. Самые первые корабли были рассчитаны на 30–80 человек каждое, а большое судно 11 в. вмещало несколько сотен человек. Крупные суда чаще всего применялись для торговли и колонизации, а малые корабли для прибрежного разбоя и пиратства. Суда викингов двигались с помощью парусов и весел. Простой парус квадратной формы, делали из грубого холста, и разрисовывали в полосы и клетки.

Оружие

Викинги были вооружены мечами, копьями и боевыми топорами, а также луком и стрелами. Щиты викингов имели круглую или овальную форму. Щиты изготавливались из древесины и были оббиты по бокам железными полосами. В центре щита располагалась остроконечная железная бляха, для защиты кисти. Из доспехов рядовые воины носили металлические (часто с рогами) и кожаные шлемы, а знатные воины одевали кольчуги.

Искусство и литература

Искусство викингов носило прикладной и декоративный характер. Основные виды – резьба по дереву, ювелирные украшения, рунические надписи на камнях и памятниках. Основные мотивы – животные (в основном вымышленные) и композиции из переплетающихся лент. Литература викингов носила устный характер. Рунический алфавит (который ранее использовался лишь в религиозных целях – мистические надписи, гадания, надписи на надгробных камнях и др.) стал использоваться собственно для письменности уже после окончания эпохи викингов.

Религия.

Религия викингов носила политеистический характер (язычество). Наиболее почитаемыми из богов были Тор, Дин, Фрей и богиня Фрейя, меньшее значение имели Ньорд, Улл, Балдер и ряд других богов. Богам поклонялись в храмах или священных лесах, рощах и у родников. Викинги также верили в сверхъестественных существ: троллей, эльфов, великанов, водяных. Существовал культ жертвоприношений – в основном в жертву приносились животные, но бывали и человеческие жертвоприношения. Как в большинстве языческих религий – в религии викингов была идея зависимости людей от воли и капризов богов. Считалось, что люди и боги обречены (в конце времен) пройти через мощный катаклизм под названием Ragnark (исл. – “конец света”). Со временем скандинавское язычество уступило место христианству. В Дании и Норвегии христианство установилось в 10 в., вожди исландских викингов приняли новую религию в 1000г., а Шведы – в 11 в., однако языческие пережитки (в том числе гадание на рунах) сохранялись в течение нескольких веков после окончания эпохи викингов.

История викингов и их предков — Norroen Dyrd



История викингов и их предков — Norroen Dyrd

Даны и норвежцы, которые с конца VIII в. до XI в. нападали с моря в основном на Англию и Францию, своим современникам были известны под различными именами. Французы называли их норманнами — северными людьми. Адам Бременский в 1076 г. именовал их аскеманнами — ясеневыми, людьми[1]. В Испании же их звали мадхус, что означает «языческие чудовища».

В настоящее время их чаще всего называют викингами. Термин, вероятно, связан с глаголом wiking, который ранее на севере означал «идти в море для приобретения богатства и славы»[2].

Еще предшественники викингов были известны как мореплаватели. Тацит в своей «Германии», написанной в 98 г., писал: «Побережье Балтики населяют племена ругиев и лемовиев. Затем уже в море живут племена свионов. Кроме сухопутных воинов они имеют и сильный флот. Поскольку их суда построены так, что и спереди и сзади у них нос, они могут причаливать сразу же. Свионы парус не применяют и весла не крепят к бортам судна, а в основном используют их совершенно свободно, как это иногда можно видеть на реках, и, по потребности, могут грести ими в ту или другую стороны» (пер. К. Войта)[3].

Изображения подобных судов сохранились на скалах, особенно много их в Швеции у Бохуслена и в соседнем районе Норвегии у Осло-фиорда (рис. 1 и 2). Сохранившиеся до настоящего времени наскальные рисунки, несмотря на выветривание, позволяют понять, что на них изображено. В основном это — суда-лодки. Одни в носу имеют сдвоенный штевень, а в корме — одиночный высоко поднятый штевень. Другие и в носу и в корме имеют двойные штевни. Сами рисунки служили ритуальным целям, поэтому часто на них можно различить круглый диск, иногда украшенный. По современным толкованиям, это — изображение солнца.


Рис. 1. Наскальные рисунки бронзового века из Бохуслена (Швеция)

Рис. 2. Наскальный рисунок из Танума, Бохуслен

Окончательная датировка наскальных рисунков была выполнена шведским археологом Монтелиусом в 1874 г. по изображениям секир. Их форма типична для бронзового века. Рисунки выбиты острым камнем на граните или вырезаны на сланце и выкрашены красной краской. Отметим, что на рисунках лодка, сделанная из досок, почти не отличается от однодеревки.

Начиная с 300 г. германские племена саксов, англов и ютов, жившие в устье Эльбы и прилегающих северных районах, предпринимают большие захватнические походы. Их целью была Англия, занятая римлянами, и западноевропейский материк, где они и поселились. Римлянам они причиняли большие неприятности, заставляя держать флот для защиты от нападений.

В 407 г. римские легионы были отозваны из Англии, так как их присутствие требовалось в самой Италии. Это привело к укреплению поселений англов, ютов и саксов в Англии.

Интересна сага о высадке в Англии саксов под руководством Хенгиста и Хорсы, основавших в 449 г. в Кенте первое небольшое саксонское королевство. В ней упоминаются и три судна, которые саксы называли кииле (cyulae). На каждом судне находилось около 50 человек.

Среди многочисленных поселений саксов и англов сохранялось предание о короле Кердике, который в 494 г. с командами пяти судов завоевал весь Уэссекс. К VI в. почти всеми областями бывшей римской колонии — Британии — завладели англосаксы, которые основали там многочисленные мелкие королевства.

На этом закончилось господство кельтов, пришедших в Англию около 500 г. до н. э. Многие кельты, принявшие под римским влиянием христианство, спасаясь от англов и саксов, переселились в гористый Уэльс или переправились на материк. Свое поселение там они назвали Британия, которое постепенно превратилось в Бретань.

В соответствии с германскими верованиями, англосаксонских королей-конунгов (малых королей) погребали в судах. Некоторые из них сохранились, особенно в районе Суффолка. Так, в Снейп Коммоне найдено судно длиной около 16 м, погребенное в VI в. В Саттон-Ху в самом большом из 11 погребальных холмов, исследованных в 1939 г., также нашли судно. Это было стройное сооружение. Судя по очертаниям, которые можно было представить только на основе частично сохранившихся металлических заклепок и гвоздей, судно имело мощные штевни, мачта отсутствовала. Этим оно напоминало судно из Нидама. Отметим, что византийский историк Прокопий в 560 г. писал об англах: «Эти варвары никогда не знали паруса и в морских походах использовали только весла». За несколько поколений саксы и англы в Англии из мореплавателей превратились в оседлых жителей. В конце VIII в. мореплавание для них уже не было столь необходимо, как для их предков, живших на затопляемом в шторм побережье Северного моря.

На земли, которые саксы, англы и юты покинули в VI в., пришли даны из Сконе и Халланда, находившихся на юго-западной оконечности Швеции (рис. 3). В VIII в. они, как и в Норвегии, образовали здесь первое королевство. В 800 г. при Готтрике создается великое датское королевство, в которое входили Швеция и Норвегия. Для защиты от франков Карла Великого в Шлезвиге строится оборонительный вал — Даневирке (буквально «Дело датчан»)[4].


Рис. 3. В V и VI вв. племена англов, саксов и ютов завоевали восточную часть Британии. В места их прежних поселений вторглись даны из Сконе и Халланда.

После смерти Готтрика в 810 г. королевство распалось, и для данов и норвежцев наступила эпоха викингов, которая длилась почти триста лет. Это объяснялось в основном двумя причинами. Во-первых, викинги имели в своем распоряжении многочисленные суда, пригодные для плавания по морю и рекам, и обладали навигационными знаниями, позволявшими им совершать походы в открытом море. Судостроительные и навигационные навыки они приобрели и развили в результате постоянного соприкосновения с окружающим их миром, его морями, фиордами, реками и островами. Кроме того, викинги умели внезапно с моря нападать на противника и при необходимости быстро перемещать многочисленное войско по рекам. Превосходство их в плавании по морям косвенно подтверждает и тот факт, что ни франки, ни англосаксы ответных походов в Данию или Норвегию не совершали.

Во-вторых, их противники были ослаблены внутренней борьбой за власть. Вскоре после смерти Карла Великого в 814 г. государство франков, на которое нападали не только викинги с севера, но и арабы с юга, распалось. В Англии также были сильны стремления феодалов освободиться от центральной королевской власти. Когда же противники викингов объединялись, последние терпели поражения, например в 878 г. от англосаксонского войска Альфреда I в битве при Эсцедуне и в 891 г. от франкского войска под командованием Арнульфа в Брабанте.

Перечислим далее несколько разбойничьих и военных походов викингов, в основном на судах, чтобы понять их масштабы.

В начале эпохи викингов — в конце VIII в. — небольшие группы норвежцев напали на Английское побережье. Так, в 793 г. они разграбили и разрушили монастырь на о. Линдисфарн (рис. 4), а год спустя — монастырь Веармус.

В 795 г. викинги высадились на островах Мэн и Айона. В 802 и 806 гг. они напали на монастырь о. Айона. Эти нападения происходили по одинаковой схеме: без объявления военных действий с моря подходило несколько судов, относительно небольшая группа викингов высаживалась на берег и, пока защитники не успели собраться, грабила их добро. Затем, оставляя после себя пожары и убитых, викинги быстро уходили в открытое море, где сельские жители не могли их преследовать.

Через двадцать лет после этих событий викинги собрали большое войско для походов в Англию и Францию. После нападения на фризское побережье они в 825 г. высадились в Англии. В 836 г. викинги в первый раз разграбили Лондон. В 845 г. даны (свыше 600[5] ладей) напали на Гамбург и разорили его столь основательно, что после этого епископат из Гамбурга был перенесен в Бремен. В 851–852 гг. викинги на 350 судах вновь напали на Англию, захватили и разграбили Кентербери и Лондон. В 863 г. они по Рейну добрались до Ксантена, а в 892 г. — до Кельна и Бонна.


Рис. 4. Нападения викингов на Англию с конца VIII до начала XI вв.

Осенью 866 г. шторм отнес суда викингов с 20000 воинов в Шотландию, в королевство Восточная Англия, где они и перезимовали. В начале следующего года они создали государство Денло (буквально «Полоса датского права»), в которое вошли королевства Нортумбрия, Восточная Англия и часть Мерсии и Эссекса. Только в 878 г. англосаксам удалось избавиться от господства викингов.

Однако в это время новый большой флот викингов достигает Англии (снова захвачен Лондон), а затем и Франции. В 880 г. викинги разграбили имперскую область Аахен. В 885 г. они захватили Руан и осадили Париж. В осаде приняло участие войско из 40000 воинов, приплывших на 700 «длинных» судах. (До этого викинги уже грабили Париж в 845, 857 и 861 гг.) На этот раз, получив откупные, викинги сняли осаду и направились в северо-западную часть Франции, где многие из них поселились. В 911 г. Карл III пожаловал норвежцу Роллону уже захваченную область, которая с тех пор называется Нормандией.


Рис. 5. На золотом роге из Дании написаны руны: EKHLEWAGASTIR-HOLTINGAR-HORNA-TAWIDO, что означает: «Я, Хлевагаст, сын Холтеса, сделал рог» (ок. 400 г. н. э.).

В 900–935 гг. на территории современной Дании при Горм Гримме (Старом) создается великое королевство. Одновременно в Норвегии после морской битвы у Ставангера в 872 г. при Харальде Хорфагере (Прекрасноволосом) утверждается центральная королевская власть. Во время его правления, которое длилось до 930 г., часть населения покинула Норвегию. Пришедшее в упадок королевство в 995 г. объединяет Олаф Трюгвассон. После битвы при Свольдерай в 1000 г., во время которой Олаф был убит, Норвегия подпадает под власть данов.

В конце X в. даны снова пытались установить свое господство в Англии. Свидетелями этого являются камни с рунами[6]. Такие камни в Дании и Швеции устанавливали в память о погибших, иногда на них изображали и суда (рис. 5–8).

Вначале даны терпели поражения. Наиболее значительное из них было 13 ноября 1003 г., когда буквально все они были уничтожены. Лишь в 1016 г. датские викинги захватили власть в Англии. С 1042 г. начались ответные выступления англосаксов, которые завершились их победой в 1050 г.

Но через 16 лет потомки викингов из Нормандии окончательно завоевывают английское королевство. Под руководством Вильгельма, прозванного Завоевателем, более чем 3000 судов (значительная часть которых была построена в последние восемь месяцев до нападения) в ночь с 27 на 28 августа 1066 г. переправились из Европы через пролив в Англию. На них было свыше 30000 воинов и 2000 коней.

На известном гобелене из Байё[7] (рис. 9) показаны сцены приготовления и проведения вторжения норманнов, которое 14 октября 1066 г. закончилось победой при Гастингсе. Формы штевней судов, изображенных на нем, переданы неточно.


Рис. 6. Камень с рунами из Спарлоза в Уппланде, Средняя Швеция.

Рис. 7. Камень с рисунком из церкви Стенкирка на о. Готланд.

Рис. 8. Камень с рисунком из Нер-Смисса на о. Готланд.

Рис. 9. Гобелен из Байё (фрагменты). Изображено строительство судов норманнов (вверху) и ночной переход в Англию, 1066 г. (внизу). На флагманском судне Вильгельма Завоевателя поднят фонарь, который означал сигнал к нападению и показывал курс.

Таким образом, трехсотлетняя история викингов, начавшаяся с разбойничьих походов небольших групп, закончилась борьбой за королевство, что соответствовало общественному развитию начиная с конца первобытного строя до начала феодализма.

Разбойничьи и военные походы викингов в Англию и Францию, а также экспедиции в Средиземное море, во время одной из которых, например, 62 судна под руководством легендарного Хааштейна в 895 г. дошли до Византии, далеко не полно характеризуют достижения их как мореплавателей[8]. О навигационном искусстве викингов и мореходности их судов свидетельствуют плавания, завершившиеся заселением Исландии и Гренландии и открытием Америки.

Первые норвежцы появились на Гебридских островах около 620 г. Почти 200 лет спустя, в 800 г., они поселились на Фарерских («Овечьих») островах, а в 802 г. — на Оркнейских и Шетландских. В 820 г. в Ирландии они создали государство, которое располагалось в районе современного Дублина, и просуществовало до 1170 г.

Сведения об Исландии викингам доставил швед Гардар Свафарссон, который в 861 г. перевозил с Гебридских островов наследство своей жены. Во время перехода его судно штормом отнесло к северному побережью Исландии, где он и перезимовал с командой. Когда в 872 г. Харальд Прекрасноволосый силой создал в Норвегии великое королевство, Исландия стала целью для тех норвежцев, которые не хотели подчиняться королю[9]. Полагают, что до 930 г. в Исландию переселилось от 20000 до 30000 норвежцев. С собой они везли предметы домашнего обихода, семена и домашних животных. Ловля рыбы, земледелие и скотоводство были основными занятиями викингов в Исландии.

Дошедшие до нас исландские саги, передававшиеся из поколения в поколение и записанные только в XIII и XIV вв., являются важнейшими источниками сведений о викингах. Саги сообщают нам о поселениях викингов в Гренландии и открытии Америки, названной ими Винланд.

Так, в саге об Эйрике Рауде (Рыжем), записанной около 1200 г. Хауком Эрлендссоном, говорится, что в 983 г. Эйрик, изгнанный из Исландии на три года за убийство, поплыл на поиски страны, которую видел Гунбьёрн, когда плавал в «Западном море». Эйрик достиг Гренландии и поселился там с группой исландцев. Поселение было названо Братталид. Там же жил Бард Херьюльфссон. В 986 г. его сын Бьярни отплыл из Исландии с намерением попасть в Гренландию. Во время плавания он трижды натыкался на незнакомую землю, пока наконец не разыскал своего отца, жившего на южной оконечности Гренландии. По возвращении в Норвегию Бьярни рассказал о своем плавании при дворе короля Эйрика. Сын Эйрика Рыжего — Лейф Эйрикссон — приобрел у Бьярни судно и поплыл на нем с 35 людьми в Братталид. После тщательной подготовки они вначале повторили путешествие Бьярни на п-ов Лабрадор. Достигнув его, они повернули на юг и проследовали вдоль побережья. Согласно гренландской саге, записанной в 1387 г. Йоном Тодарссоном из Флатейбука, они достигли местности, названной ими Винланд — Страной винограда. Там бурно рос дикий виноград, маис, в реках встречался лосось. Южная граница распространения лосося приблизительно соответствовала 41° широты. Северная граница дикорастущего винограда проходила около 42-й параллели. Таким образом, Лейф со своей командой примерно в 1000 г. достиг мест, где в настоящее время находится Бостон[10] (рис. 10).


Рис. 10. В 983 г. исландцы по примеру Эйрика Рыжего направились на запад и поселились в Гренландии в Братталиде. В 1000 г. Лейф Эйрикссон со своей командой доплыл до Винланда, который находился в районе современного Бостона.

Брат Лейфа — Торвальд — после его рассказа на том же самом судне с 30 людьми тоже добрался до Винланда, где прожил два года. Во время одной из стычек с местными жителями Торвальд был смертельно ранен, и викинги покинули поселение. Позже второй брат Лейфа — Торстейн — на том же судне хотел достичь Винланда, но не смог найти эту землю.

На побережье Гренландии в ряде мест были поселения исландцев, всего до 300 дворов. Большие трудности для проживания там возникали из-за недостатка леса. Лес рос на Лабрадоре, находящемся ближе к Гренландии, чем Исландия, однако плавания к п-ову Лабрадор вследствие сурового климата были опасны. Поэтому жившим в Гренландии викингам приходилось везти все необходимое из Европы на судах, которые были похожи на суда из Скуллелева. Это подтверждают раскопки захоронений в Гренландии, в которых найдены и остатки судов. В XIV в. поселения викингов в Гренландии перестали существовать.

Из источников, рассказывающих о заселении Исландии, видно, что викинги уже в 850 г. располагали такими навигационными сведениями, которые позволили, например, Гардару Свафарссону после зимовки в Исландии вернуться на родину в Европу. Известно также, что спустя десять лет Исландия была целью многих переселенцев. Для плавания из Средней Норвегии к мысу Нордкап в Исландии при быстром переходе требовалось около семи суток. Чтобы совершить его, надо было хорошо ориентироваться в открытом море вдали от берегов, В конце X в. начались плавания викингов в Гренландию с западного побережья Исландии, которые при благоприятных условиях занимали четверо суток.

Для того чтобы плавать в открытом море, надо уметь определять направления и местоположения своего судна.

Без компаса направление можно определять по Полярной звезде или по Солнцу. Во время белых ночей на севере определение по звездам затруднительно. Поэтому викинги в основном находили направление по Солнцу[11]. Особое значение для них имели направления восхода и захода. Как гласит сага, о положении Солнца в течение года «хорошо знали Стьёрн (Звездный) Одди с о. Флатей и от него старшие на судах, или кендтманды (знающие)»[12].

Располагали ли викинги компасом, находками не доказано. Однако в сагах сообщается о «солнечном камне». Таким камнем владел король Олаф, правивший в Норвегии с 1015 по 1030 гг. По нему он мог определять положение Солнца в туман или снегопад. Для этого камень опускали в воду, в которой он плавал и, попадая в лучи Солнца, светился. Свечение, вероятно, — выдумка сказителя саги. В настоящее время полагают, что «солнечный камень» представлял собой дощечку с укрепленным на ней магнитным камнем (магнитным железняком)[13]. Возможно, викинги уже использовали и компас, который в Китае был известен как указатель направления с 250 г. н. э.

О чрезвычайно значительной протяженности торговых путей викингов говорит, например, статуя Будды V в., найденная при раскопках в г. Бирка (Швеция).

Чтобы узнать свое местоположение, необходимо найти широту и долготу. Географическая широта определялась по высоте Солнца. Для ее измерения, как передают нам саги, викинги использовали солнечную доску (solbrädt). Эта доска, которая до сих пор еще не найдена, имела деления в «половину колеса» и соответствовала половине солнечного диска.

Географическую долготу викинги могли определить только по пройденному расстоянию. В Северном море это не представляло больших трудностей, так как плавания викингов между Англией и Норвегией или Данией проходили в основном в направлении восток — запад. Плавания викингов из Норвегии в Исландию и Гренландию облегчало одно обстоятельство: Берген имеет приблизительно ту же географическую широту, что и мыс Фарвель на южной оконечности Гренландии. В Исландии поселения викингов обнаружены приблизительно на 4° к северу от этой широты. Следовательно, они могли придерживаться курса между Норвегией и Исландией и Гренландией, определяя только широту. Таким образом викинги довольно уверенно переплывали открытое море и достигали побережья, где уже по прибрежным признакам находили свою цель.

Туман или плотные сплошные облака затрудняли их навигационные определения, в результате чего возникали ошибки, о чем сообщают саги.

Плавания в открытом море в основном проходили летом. Викинги начинали их при ясной погоде — антициклонах, когда были уверены, что не встретят тумана, густой облачности и особенно штормов, которые представляли большую опасность для их открытых судов[14].


Примечания

[1] В Англии викингов называли аскеманнами, т. е. плывущими на ясенях (ascs). так как верхняя обшивка военных судов викингов выполнялась из этого дерева, или датчанами, независимо от того, приплыли ли они из Дании или Норвегии, в Ирландии — финнгаллами, т. е. «светлыми чужеземцами» (если речь шла о норвежцах) и дубгаллами — «темными чужеземцами» (если речь шла о датчанах), в Византии — варангами, а на Руси — варягами. — Прим. переводчика

[2] Происхождение слова «викинг» (víkingr) до сих пор остается невыясненным. Ученые долгое время связывали этот термин с названием области Норвегии Вик (Viken), прилежащей к Осло-фиорду. Но во всех средневековых источниках жителей Вика называют не «викингами», а иначе (от слова vikverjar или vestfaldingi). Некоторые считали, что слово «викинг» происходит от слова vík — бухта, залив; викинг — тот, кто прячется в заливе. Но в таком случае оно может быть применено и к мирным купцам Наконец, слово «викинг» пытались связать с древнеанглийским wic (от лат. vicus), обозначавшим торговый пункт, город, укрепленный лагерь.

В настоящее время наиболее приемлемой считается гипотеза шведского ученого ф. Аскеберга, который считает, что термин происходит от глагола vikja — «поворачивать», «отклоняться». Викинг, по его толкованию, — это человек, который уплыл из дома, покинул родину, т. е. морской воин, пират, ушедший в поход за добычей. Любопытно, что в древних источниках этим словом чаще называли само предприятие — грабительский поход, чем человека, участвующего в нем. Причем строго разделялись понятия: торговое предприятие и грабительское предприятие. Отметим, что в глазах скандинавов слово «викинг» имело отрицательный оттенок. В исландских сагах XIII в. викингами называли людей, занятых грабежом и пиратством, необузданных и кровожадных. — См.: А. Я. Гуревич. Походы викингов. М., Наука, 1966, с. 80. — Прим. переводчика

[3] Более точно цитата Тацита изложена в книге «Германия», изданной в серии «Литературные памятники»: «…У самого Океана (обитают) ругии и лемовии; отличительная особенность всех этих племен — круглые щиты, короткие мечи и покорность царям. За ними, среди самого Океана, обитают общины свионов; помимо воинов и оружия они сильны также флотом. Их суда примечательны тем, что могут подходить к месту причала любою из своих оконечностей, так как и та и другая имеют у них форму носа. Парусами свионы не пользуются и весел вдоль бортов не закрепляют в ряд одно за другим, они у них, как принято на некоторых реках, съемные, и они гребут ими по мере надобности то в ту, то в другую сторону». — Корнелий Тацит. Соч. В 2-х томах. Т. 1. Л., Наука, 1969, с. 371. — Прим. рецензента

[4] Строительство Датского вала растянулось на три с половиной века (с начала IX в. до 60-х годов XII в.). Этот вал высотой 3 м, шириной от 3 до 20 м, протянувшийся по южной части Ютландии от Балтийского до Северного моря, служил датским войскам в целях обороны еще в датско-прусской войне 1864 г. — Прим. рецензента

[5] Приведенные здесь и далее сведения относительно количества флота и военной силы викингов известны от побежденных. Так как поражение от многочисленного и соответственно сильного врага меньше задевало честь побежденных, то до нас дошли завышенные цифры. При этом подвергавшиеся нападению вряд ли могли отличить норвежцев от данов. Причиной этого являлся и язык, который только в это время начал разделяться на норвежский и датско-шведский. — Прим. автора

[6] Камни с рунами, которых только в Дании насчитывается около 2500, ставили в 950–1100 гг. в память о павших. По исследованию Рупрехта, треть таких камней-кенотафов была поставлена на территории, оказавшейся за границей: погибшие викинги большей частью были молодыми и во время походов умерли насильственной смертью. Приведем примеры текстов: «Король Свейн (Вилобородый) поставил камень для Скарби, своего дружинника, который пошел на запад и под Хайтабу нашел свою смерть». «Нафни воздвиг этот камень по своему брату Токи. Он нашел на западе смерть». «Тола установил этот камень по Гайеру, своему сыну, уважаемому молодому воину, нашедшему смерть на западном пути викингов». — Прим. автора

[7] Огромный гобелен длиной 70 м, шириной 0,5 м содержит более 70 сцен. — Прим. переводчика

[8] В XI в. норманны помимо Англии захватили Сицилию и Южную Италию, основав здесь в начале XII в. «Королевство обеих Сицилий». Автор упоминает исключительно захватнические и военные походы данов и норвежцев и ничего не говорит о шведах, экспансия которых была направлена главным образом на Восточную Европу, в том числе и на Русь. — Подробнее см. «Всемирная история». В 12-ти томах. М., Госполитиздат. Т. 1, 1957; А. Я. Гуревич. Походы викингов. М., Наука, 1966. — Прим. переводчика

[9] Решающая битва между Харальдом и его противниками в Хафрсфиорде произошла незадолго до 900 г., и, следовательно не существовало прямой связи между переселениями в Исландию и политическими событиями в Норвегии. — Прим. переводчика

[10] В настоящее время существует около сорока гипотез о местоположении Винланда. В равной мере не бесспорна гипотеза норвежского этнолога X. Ингстада, который в 1964 г. открыл на Ньюфаундленде руины поселения, определенного им как Винланд норманнов. Ряд ученых полагает, что это поселение принадлежит эскимосской дорсетской культуре. R тому же в сагах климат Винланда оценен как мягкий, что не соответствует суровому субарктическому климату Ньюфаундленда. — Прим. рецензента

[11] Во время археологических раскопок в Гренландии в 1951 г. был найден обломок прибора, который считают пеленгационной картушкой (деревянным компасом) викингов. Деревянный диск, как полагают, с 32 делениями, расположенными по краю, вращался на ручке, продетой через отверстие в центре и, будучи ориентирован относительно стран света (по восходу или заходу Солнца, по тени в полдень, по восходам и заходам определенных звезд), показывал курс. — Прим. переводчика

[12] Интересные сведения об Одди приводит Р. Хенниг: «История исландской культуры знает некоего странного «Звездного» Одди, жившего около 1000 г. Этот исландец был бедным простолюдином, батраком крестьянина Торда, поселившегося в пустынной северной части Исландии у Фельсмули. Одди Хельгфассон ловил рыбу для Торда на о. Флатей и, находясь в полном одиночестве среди безграничного простора, использовал свой досуг для наблюдений, благодаря которым стал одним из величайших астрономов, каких знает история. Занимаясь неустанными наблюдениями за небесными явлениями и точками солнцестояния, Одди изобразил движение небесных тел в цифровых таблицах. Точностью своих расчетов он значительно превосходил современных ему средневековых ученых. Одди был замечательным наблюдателем и математиком, поразительные достижения которого оценили только в наши дни». — Р. Хенниг. Неведомые земли. М., Изд-во иностр. лит-ры, 1962, т. III, с. 82. — Прим. переводчика

[13] Это мог быть и кристалл исландского шпата, в котором при пеленге на Солнце появилось два изображения вследствие поляризации света. — Прим. переводчика

[14] Автор, говоря о навигационных знаниях викингов, ошибается. Вряд ли викинги определяли координаты для нахождения своего места. Вероятно, они имели лишь грубые карты, похожие на будущие портоланы, с сеткой из одних направлений. Сами же портоланы, или компасные карты, как известно, появились в Италии в конце XII – начале XIII в.; использование морских карт с сеткой широт и долгот относится лишь к XVI в. Тогда, чтобы добраться из одного пункта до другого, требовалось знать лишь направление и приблизительное расстояние. Направление (без компаса) днем викинги могли определять по Солнцу, используя гномон (особенно зная точки восхода и захода Солнца в течение года), а ночью по Полярной звезде, проходимое же расстояние — из опыта плавания.

Впервые определил широту по Полярной звезде португалец Диего Гомиш во время плавания к побережью Гвинеи в 1462 г. Наблюдения для этой цели наибольшей высоты Солнца начали выполнять на десять или двадцать лет позднее, так как оно требовало знания ежедневного склонения Солнца.

Независимое определение долготы в море (без счисления) моряки начали выполнять лишь в конце XVIII в.

Сказанное, однако, не означает, что викинги не контролировали свое местоположение в открытом море. О. С. Рейтер (О. S. Renter. Oddi Helgson und die Bestiminung der Sonnwenden in alten Island. Mannus, 1928, S. 324), занимавшийся этим вопросом, считает, что применявшаяся для этой цели «солнечная доска» представляла собой стержень, устанавливавшийся на борту судна в вертикальном положении, и по длине полуденной тени от него, падавшей на банку, викинги могли судить, придерживаются ли они нужной параллели.

Нетрудно представить, как это могло происходить. Викинги плавали летом, склонение же Солнца в день летнего солнцестояния (сейчас 22 июня) 23,5°N, а например, за месяц до и после этого дня — 20,5°N. Берген находится приблизительно на 60° с. ш. Поэтому, чтобы придерживаться этой широты, высота Солнца в полдень в день летнего солнцестояния H=90°-60°+23,5°=53,5°.

Следовательно, при длине солнечной доски 100 см (по Рейтеру) длина тени должна составлять 0,74 м и соответственно, за месяц до и после дня солнцестояния — 82,5 см. Таким образом, достаточно было на банке иметь эти отметки, чтобы викинги в полдень проконтролировали свое положение. — Прим. переводчика

Источник: Издательство «Судостроение». Ленинград, 1982. Перевод с немецкого А. А. Чебана, рецензент доктор исторических наук М. А. Коган.

OCR: Shel

Copyright © Tim Stridmann

Феномен викингов – кто они и откуда?

В один из летних дней 789 года на побережье англосаксонского королевства Уэссекс произошло событие, на которое обратили внимание исключительно местные летописцы. К берегу острова Портленд, в эпоху Римской империи именуемого по-латыни Винделисом, пристали три длинных ладьи, способных идти как на веслах, так и под парусами. С кораблей высадились бородатые светловолосые незнакомцы, говорившие на языке, отдалённо сходном с древнеанглийским – по крайней мере, корни большинства слов были понятны обитателям Уэссекса. Навстречу корабельщикам вышел тан Беохтрик со своими людьми. О чём велась беседа, нам неведомо, но закончилась она ссорой: чужеземцы убили Беохтрика, вырезали его невеликий отряд, забрали трофейное оружие, погрузились на ладьи и исчезли в океане.

В целом, эта история по тем временам не была чем-то из ряда вон выходящим – дело насквозь житейское. Англосаксонские королевства Британии прилежно враждовали между собой, а когда близкородственные свары надоедали, принимались шпынять кельтов в Уэльсе или Шотландии, получали сдачи и вновь возвращались к привычным междоусобицам. Война была делом самым обыденным, а уж если обращать внимание в летописях на каждую мелкую стычку – никакого пергамента не напасёшься. Так почему же столь незначительный инцидент на Винделисе привлёк внимание хрониста, а в наши времена считается едва ли не ключевым событием VIII века в Европе, давшим старт новой эпохе?

​Схема Скандинавской экспансии в VIII–XI веках. Зелёным обозначены области, подвергавшиеся нападениям викингов, но ими не колонизированные - Феномен викингов – кто они и откуда? Схема Скандинавской экспансии в VIIIXI веках. Зелёным обозначены области, подвергавшиеся нападениям викингов, но ими не колонизированные

Тут необходимо отметить, что англосаксы уже больше двухсот лет были христианами – равно как и все без исключения их соседи: франки и бретонцы за Ла-Маншем, ирландцы, шотландцы и валлийцы. Реликты многобожия если и сохранялись, то на бытовом уровне или в совсем уж отдалённых и труднодоступных горных районах. Высадившиеся же в Уэссексе невоспитанные бородачи оказались самыми настоящими язычниками – что само по себе было крайне необычно.

История с таном Беохтриком – первое документальное свидетельство появления викингов. Разграбление Линдисфарна и Ярроу, набеги на Ирландию, высадка на Оркнейских и Шетландских островах – всё это произойдет потом. В 789 году никто из британцев или франков даже предположить не мог, что христианская Европа столкнулась с силой, которая за три последующих столетия изменит не только границы, но и демографическую ситуацию, культуру и даже станет причиной появления новой молитвы: «A furore Normannorum libera nos, Domine!» – «От ярости норманнов спаси нас, Господи!»

Так давайте попробуем разобраться, откуда взялись викинги, кто они такие и почему вообще состоялось их нашествие.

Скандинавия в Тёмные века

Люди на Скандинавском полуострове появились задолго до Рождества Христова. Самые ранние культуры (Конгемозе, культура Нёствет-Лихулт, культура Эртебёлле и т.д.) относятся к мезолиту и периоду около шестого тысячелетия до н.э. За две-три тысячи лет до н.э. в южной Скандинавии появляются носители «Культуры боевых топоров и шнуровой керамики», которые, предположительно, становятся ядром зарождения германских народов – они мигрируют на север от Ютландского полуострова и начинают заселять территории нынешних Швеции и Норвегии.

Впрочем, это дела совсем давние, а нас интересует период после падения Римской империи, когда группа северогерманских племён начала обособляться от остальной Европы. Великое переселение народов, крушение Рима, принятие христианства готами, франками и прочими германцами – словом, все грандиозные изменения середины первого тысячелетия нашей эры Скандинавию практически не затронули: слишком уж далеко. В Тёмные века интереса к Скандинавии никто не проявлял: франкам было чем заняться на континенте, внедрение христианства шло пускай и уверенно, но медлительно: церкви сначала следовало утвердиться в новых варварских государствах. Обитатели расположенного за Северным и Балтийским морями полуострова «варились в своём котле» много веков, практически ничего не зная о бурных событиях в Европе. Христианские миссионеры там если и появлялись, то были единичными и не способными добиться серьёзных успехов: старые германские боги почитались, как и столетия назад, и их культу ничего не угрожало.

​Шлем Вендельского стиля, VIII век (из коллекции Стокгольмского музея древностей) - Феномен викингов – кто они и откуда? Шлем Вендельского стиля, VIII век (из коллекции Стокгольмского музея древностей)

Тут следует сделать пространное отступление и рассказать о климатических особенностях тех времён – иначе будет непонятно, с чего вдруг, начиная с VIII века, скандинавы бросились искать новые земли для поселения. С течением столетий климат не раз менялся, оптимумы (потепления) и пессимумы (похолодания) чередовались – так называемый Римский климатический оптимум, продолжавшийся со времён Юлия Цезаря примерно до 400 года нашей эры, немало способствовал процветанию Римской империи. Средняя температура тогда была выше в среднем на 1–2 градуса, римские авторы сообщают нам, что в Британии и Германии даже начали выращивать виноград – ориентировочно с 280 года н.э.

В свою очередь, климатический пессимум раннего Средневековья, наступивший во время Великого переселения, усугубил и так не самую благополучную военно-политическую и демографическую обстановку в Европе – начавшееся около V века похолодание сокращает посевные площади, особенно достаётся северным регионам вообще и, разумеется, Скандинавии в частности. Святой Григорий Турский в обширном труде VI века «История франков» отмечает: «В то время шли обильные дожди, было очень много воды, стоял невыносимый холод, дороги раскисли от грязи и реки вышли из берегов». В 535–536 годах происходит и вовсе невиданная климатическая аномалия. Дадим слово византийскому историку Прокопию Кесарийскому («Война», IV, 14. 5–6):

«…И в этом году случилось величайшее чудо: весь год солнце испускало свет как луна, без лучей, как будто оно теряло свою силу, перестав, как прежде, чисто и ярко сиять. С того времени, как это началось, не прекращались среди людей ни война, ни моровая язва, ни какое-либо иное бедствие, несущее смерть. Тогда шёл десятый год правления Юстиниана».

Другие авторы утверждают, что даже в полдень солнце выглядело «голубоватым» и предметы не отбрасывали тени – это означает, что в течение почти полутора лет в атмосфере присутствовала пылевая взвесь, вызванная извержением супервулкана или падением крупного метеорита, а, скорее всего, обоими факторами. Немецкий учёный Вольфганг Бехрингер в книге «Kulturgeschichte des Klimas» приводит археологические данные – в Норвегии VI века около сорока процентов ферм оказались заброшены, то есть их владельцы или вымерли, или мигрировали южнее. Вообще, в древнескандинавской мифологии холод, мороз и лёд имеют свойства эсхатологические, являясь символом смерти и хаоса – вспомним ледяных великанов…

Тем не менее, к VIII веку климат начинает стабилизироваться – наступает потепление, вновь расширяются посевные площади, урожаи зерновых можно снимать на широтах, прилегающих к Полярному кругу, качество жизни резко повышается. Итог вполне закономерен – взрывообразный рост населения.

Однако, тут следует учитывать не только климатические особенности, но и географическую специфику Скандинавского полуострова. Если на территории восточной Швеции имеются обширные равнины, пригодные для сельского хозяйства, то в гористой Норвегии выращивать хлеб и пасти стада можно исключительно на узких полосках земли вдоль побережья и в долинах рек. Бесконечно дробить наделы между сыновьями невозможно – земля всё равно их не прокормит. В сухом остатке: избыточное (и пассионарное) население, недостаток продовольствия. Скандинавия – не резиновая. Что делать?

Выход был найден довольно быстро – раз нет плодородной земли, значит, таковую надо искать за морем. С учётом того, что древние скандинавы давным-давно умели строить отличные корабли, решение вопроса лежало на ладони. Первый «прототип» драккара, «Хьортспрингская ладья», найденная археологами в Дании, на острове Альс, относится к IV веку до н.э. – лодка могла вместить до 20 гребцов. Больше того, скандинавские ладьи, имеющие минимальную осадку, могли ходить по любому мелководью и проникать в узкие реки.

​Хьортспрингская ладья – судно древних германцев, ок. IV века до н.э. Национальный музей Дании - Феномен викингов – кто они и откуда? Хьортспрингская ладья – судно древних германцев, ок. IV века до н.э. Национальный музей Дании

Вот тогда-то и начинаются первые вылазки древних скандинавов в сторону континента и Британских островов – для начала в целях больше разведывательных, чем завоевательных. Необходимо было ознакомиться с обстановкой, а таковая ясно свидетельствовала: земли там много, плотность местного населения крайне невелика, таковое население к молниеносным налётам со стороны моря непривычно, да и вообще не в курсе, что они возможны. Существуют и документальные свидетельства – процитируем учёного, богослова и поэта VIII века Флакка Альбина (Алкуина):

«Триста пятьдесят лет мы и наши отцы жили в этой прекрасной земле, и никогда прежде Британия не ведала такого ужаса, какой познала теперь, после появления язычников. Никто не подозревал, что грабители могут приходить из-за моря».

Никто не подозревал. И Европа заплатила огромную цену за своё неведение.

Они пришли!

В свете вышеизложенного остаётся открытым вопрос – а как же европейские короли и игравшие всё большую политическую роль епископы прохлопали столь невероятную опасность? Куда смотрели великие исторические деятели той эпохи? В конце концов, императора Карла Великого никак нельзя назвать некомпетентным бездельником, а столь важный для государства инструмент, как разведка, бывшие варвары вполне успешно переняли у ушедшего в небытие Рима! Совершенно очевидно, что хоть какие-то связи между империей франков и Скандинавией существовали – северные границы Саксонии и Фризии примыкали к территории нынешней Дании, обитатели которой также примут живейшее участие в грядущих бесчинствах викингов.

Ответа нет. Возможно, сыграли свою роль нараставшие культурно-цивилизационные различия – вспомним слова Алкуина, в которых ключевым является понятие «язычник», которое противопоставляется «христианам». Европейцы тогда были объединены не по этническому, а по религиозному признаку: чужаком являлся любой не-христианин, будь то испанский мавр-мусульманин или почитающий богов Асгарда скандинав. До поры до времени франки и королевства Британии относились к неумытым язычникам из далёких северных фьордов пренебрежительно, искренне полагая, что Господь на стороне христиан (тогда – кто против них?!).

​Викинги. Древнеанглийские миниатюры - Феномен викингов – кто они и откуда? Викинги. Древнеанглийские миниатюры

Теперь надо объяснить, что же мы вообще подразумеваем под термином «викинг». Само слово образуется из двух частей: «vik», то есть, «залив, бухта», и окончания «ing», обозначающего общность людей, чаще всего родовую – сравним: Каролинг, Капетинг и т.д. Получаем «человек из залива»! Исходно дружины викингов составлялись из тех самых излишков населения – младшие сыновья, не наследующие надел, люди, покинувшие род сами или изгнанные из него, а то и просто искатели приключений, богатства и славы. То есть, не оседлые скандинавы-землевладельцы. Впрочем, почему только скандинавы? В составе экипажа корабля мог оказаться кто угодно – норвежец, венед, руянин, приладожский кривич. После того как скандинавы начали осваивать «Путь из варяг в греки» через Неву, Ладогу, Волхов и далее в бассейн Волги, в составе дружин начало появляться немало славян, тем более что политеистические пантеоны Скандинавии и Древней Руси были очень близки, и на этой основе можно было весьма быстро найти общий язык.

Итак, викинг – это не профессия, не национальность и не род занятий. Это – социальный статус, маргинальная социальная группа, нечто среднее между солдатом удачи, лицом без определённого места жительства и бандитом в составе организованной группы лиц скандинавской (и не только) национальности. Такие добры молодцы безо всякой ненужной рефлексии могли запросто ограбить соседний фьорд, своих же сородичей-норвежцев или свеев – прецеденты известны. В большинстве они не были ограничены обязательной для оседлых скандинавов системой моральных табу и постепенно стали полагать, что стоят выше скучных земледельцев хотя бы потому, что в религиозной сфере началась сакрализация войны – достаточно вспомнить о культе богов-воинов, Одина, Тора и других.

​Тор с молотом Мьёллнир. Статуэтка, датируемая примерно 1000 годом н.э. - Феномен викингов – кто они и откуда? Тор с молотом Мьёллнир. Статуэтка, датируемая примерно 1000 годом н.э.

Если появилась социальная группа, то в таковой непременно зарождаются своя субкультура, своя этика и свои религиозные воззрения – особенно в условиях господствующего вокруг родоплеменного строя. За примерами далеко ходить не нужно – функции жречества, годи, постепенно переходят к военным вождям: если ты удачливый конунг, значит, приближен к богам, они тебе благоволят – следовательно, ты и отправляешь необходимые ритуалы и приносишь жертвы. Гарантированно попасть в Вальхаллу после смерти можно лишь одним способом – героически погибнуть в бою. На одно из первых мест ставится личная доблесть и слава, разумеется, добытая в честной битве.

Наконец, именно викинги «изобретают» морскую пехоту в том виде, в каком мы её знаем – противопоставить их невиданной прежде тактике европейцам-христианам было нечего. Выработанная древними скандинавами схема была простой, но невероятно эффективной: внезапный налёт практически в любой точке морского или речного побережья (снова вспомним о способности драккаров ходить по мелководью), а после успешной атаки столь же молниеносное отступление, пока противник не успел подтянуть сколь-нибудь значительные силы – ищи-свищи потом этих разбойников в открытом море. Это уже потом викинги займутся респектабельной торговлей, ради любопытства откроют Исландию, Гренландию и Америку и пойдут служить в «варяжскую дружину» к византийским императорам, а в конце VIII – начале IX веков они занимались исключительно самыми вопиющими грабежами, захватом земель в Англии, Ирландии и на материке, работорговлей и прочими не менее интересными вещами…

​Древнескандинавские корабли, современная реконструкция. На переднем плане драккар Islendingur («Исландец»), совершивший в 2000 году переход под парусом через Атлантический океан. В настоящий момент находится в музее г. Ньярдвик, Исландия - Феномен викингов – кто они и откуда? Древнескандинавские корабли, современная реконструкция. На переднем плане драккар Islendingur («Исландец»), совершивший в 2000 году переход под парусом через Атлантический океан. В настоящий момент находится в музее г. Ньярдвик, Исландия

Рассказывать здесь о первом крупном налёте викингов – атаке на монастырь святого Кутберта на острове Линдисфарн 8 июня 793 года – не имеет смысла, данная история общеизвестна. Достаточно сказать, что это неприятное событие произошло всего через четыре года после первого появления викингов у берегов Уэссекса; скандинавы очень быстро осознали, что христианские монастыри и города хранят немало богатств, которым следовало бы найти более разумное применение. С Линдисфарна викинги утащили даже гроб основателя монастыря, святого Кутберта, и его нашли только спустя триста лет, в 1104 году, по счастью, мало повреждённым. С той поры Европа более не знала покоя – они появлялись практически каждый год, то здесь, то там. Предугадать направление следующего удара было абсолютно невозможно, равно как и всерьёз противостоять скандинавам военной силой – они выскальзывали из рук, будто капли ртути; армии наследников Карла Великого или британских королей просто не успевали подойти к месту очередного нападения.

Впрочем, о дальнейшей истории походов викингов мы расскажем как-нибудь в другой раз – данный текст был призван объяснить, как климатические и географические особенности раннего Средневековья предопределили начало эпохи норманнских завоеваний, продолжавшейся триста с лишним лет.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *