Князь юсупов феликс википедия: Юсупов, Феликс Феликсович — Википедия. Что такое Юсупов, Феликс Феликсович – Юсупова, Зинаида Николаевна — Википедия

Юсупов, Феликс Феликсович — Википедия. Что такое Юсупов, Феликс Феликсович

Князь Фе́ликс Фе́ликсович Юсу́пов, граф Сумаро́ков-Эльстон (11 (23) марта 1887, Санкт-Петербург, Российская империя — 27 сентября 1967, Париж, Франция) — последний из князей Юсуповых, известен как участник убийства Г. Распутина и автор двух книг воспоминаний — «Конец Распутина» (1927) и «Мемуары» (1953).

В России

Младший сын княжны Зинаиды Николаевны Юсуповой и графа Феликса Феликсовича Сумарокова-Эльстона. В 1885 году его отец получил право именовать себя князем Юсуповым.

Окончил частную гимназию Гуревича. Стал единственным наследником фамильного состояния Юсуповых после гибели в 1908 году своего старшего брата Николая на дуэли с графом Арвидом Мантейфелем (чья жена имела роман с покойным).

B 1909—1912 годах учился в Оксфордском университете (Университетский колледж), где основал Русское общество Оксфордского университета. В 1910-е годы возглавлял Первый русский автомобильный клуб, размещавшийся в доме Первого Российского страхового общества.

В своих мемуарах Ф. Ф. Юсупов интересно и увлекательно рассказывает о том, что в свои юные годы он со своим старшим братом Николаем, как яркие почитатели театрального искусства, увлекались актерским мастерством в рамках игровой природы. Ф. Ф. Юсупов имел незаурядные актерские способности перевоплощения в разнообразные театральные образы, от классического исполнения женской роли мужчинами до кардинала Ришелье и роли нищего «Вяземской лавры»[1]. Наряду с этим, впоследствии данные события и эпатажное поведение подросткового возраста[2], стали поводом для возникновения у ряда авторов[3][4] соображений насчет гомосексуальности князя.

«Высокий, худой, стройный, с иконописным лицом византийского письма» (характеристика А. Вертинского[5]), князь Феликс Юсупов-младший с согласия императора 22 февраля 1914 года сочетался браком с княжной императорской крови Ириной Александровной, дочерью великого князя Александра Михайловича и великой княгини Ксении Александровны, сестры Николая II.

Из «Мемуаров» Феликса Юсупова[6]:

«Великий князь Александр Михайлович приехал однажды к матушке обсудить предполагаемый брак между дочерью своей Ириной и мной. Я был счастлив, ибо это отвечало тайным моим чаяньям. Я забыть не мог юную незнакомку, встреченную на прогулке на крымской дороге. С того дня я знал, что это судьба моя. Совсем еще девочка превратилась в ослепительно красивую барышню. От застенчивости она была сдержанна, но сдержанность добавляла ей шарму, окружая загадкой. В сравненье с новым переживанием все прежние мои увлеченья оказались убоги. Понял я гармонию истинного чувства.»
»
Ирина и Феликс с дочерью «Bebe», 1916

Первая мировая война застала молодожёнов в свадебном путешествии. По приезде из Лондона к родным в Киссинген, где они проходили лечение, Феликс и Ирина были задержаны в Германии в качестве военнопленных до окончания войны по приказу Кайзера Вильгельма II. Ирина безуспешно ходатайствовала о разрешении вернуться в Россию у своей кузины — невестки кайзера. В силу сложившихся чрезвычайных обстоятельств князем Феликсом Юсуповым-старшим был привлечен в качестве дипломатического посредника испанский посол. В ходе дипломатических переговоров с министром иностранных дел Готтлибом фон Яговом было достигнуто соглашение предоставить в распоряжение русского посла специальный поезд для членов посольства и прочих русских граждан, желающих выехать из Германии. Когда императору Вильгельму доложили о бегстве Юсуповых, он поспешно приказал арестовать их на границе, но приказ опоздал. Юсуповым удалось пересечь границу нейтральной Дании. В Копенгагене Юсуповых посетила императрица Мария Фёдоровна, король и королева Дании со всеми родственниками, оказавшиеся там проездом. Все были потрясены случившимся. Императрица просила и добилась нескольких поездов для многочисленных русских бежавших из Германии и не имевших возможности вернуться на родину своим ходом. Вскоре вместе с императрицей Марией Фёдоровной, проехав через Финляндию, они оказались дома в Петербурге. Во время Первой мировой войны князь Феликс Юсупов-младший от призыва в армию был освобожден, поскольку являлся единственным сыном в семье. Однако он занялся устройством госпиталей. Первый госпиталь для тяжелораненых был размещен в доме на Литейном. Работая там, он решил поступить на годичные офицерские курсы в Пажеский корпус и выполнить военный ценз на звание офицера в 1915—1916 годах.

В 1915 году у Феликса и Ирины родилась дочь Ирина (в замужестве Шереметьева). Крестили младенца в домашней часовне в присутствии царской семьи и нескольких близких друзей. Крестными были государь и императрица Мария Федоровна.

Распутин

Вместе с депутатом государственной думы В. М. Пуришкевичем и своим шурином великим князем Дмитрием Павловичем князь Феликс Юсупов-младший был участником организации убийства Распутина Г. Е. Субъективную сторону преступных действий Ф. Ф. Юсупов мотивирует так: «Не сговариваясь ещё, каждый в одиночку, пришли мы к единому заключению: Распутина необходимо убрать, пусть даже ценой убийства

[7].»; «После всех моих встреч с Распутиным, всего виденного и слышанного мною, я окончательно убедился, что в нём скрыто все зло и главная причина всех несчастий России: не будет Распутина, не будет и той сатанинской силы, в руки которой попали Государь и Императрица[8].»

В эмиграции

» Феликс Юсупов и его жена Ирина, 1930

После Октябрьской революции Юсуповы уехали в Крым, откуда на борту линкора «Мальборо» они выехали на Мальту и позднее перебрались в Лондон. На средства, вырученные от продажи фамильных драгоценностей и двух полотен Рембрандта (это было все, что семья успела вывезти из России в 1917 году), Юсуповы купили дом в Булонском лесу. Юсуповы продолжали заниматься благотворительностью, помогая русским эмигрантам. Неудачное ведение бизнеса привело к финансовым проблемам и в 1939 году дом был продан. Юсуповы переехали в небольшую квартиру в 16 округе Парижа, на улице Pierre Guerin, где Князь Феликс жил до самой смерти.

В 1920-е годы супруги Юсуповы открывают дом моды Irfé, однако начинание не принесло в их дом финансовой стабильности. Семейный бюджет удалось пополнить за счёт выигранного в Англии (25 000 фунтов) иска против голливудской студии MGM: в 1932 г. на экраны вышел фильм «Распутин и императрица», где утверждалось, что жена князя Юсупова была любовницей Распутина; Юсупову удалось доказать в суде, что подобные инсинуации — клевета. Именно после этого инцидента в Голливуде стало принято в начале фильмов печатать уведомление о том, что все события, показанные на экране, — это вымысел, а всякое сходство с реальными лицами не является предумышленным[9][10].

Во время Второй мировой войны князь отказался поддержать нацистов и отверг предложение вернуться в Россию[11].

В 1967 году семья Юсуповых усыновила 18-летнего мексиканца Виктора Мануэля Контрераса[12], который позже стал известным скульптором и живописцем, чьи монументальные работы из бронзы украшают центральные площади городов Мексики, США и многих европейских государств[13].

Смерть

Русское кладбище Сент-Женевьев-де-Буа, в одной могиле Юсупова, её сын Юсупов, невестка и внучка, близ Парижа

В 1967 году в возрасте восьмидесяти лет последний из рода Юсуповых скончался в Париже. Похоронен на русском кладбище в Сент-Женевьев-де-Буа. Супруга Ирина Юсупова скончалась в 1970 году и была похоронена рядом с ним.

Потомки

» В. В. Путин, митрополит Кирилл и Ксения Николаевна Сфирис (Юсупова—Шереметева)

Сегодня потомками рода Юсуповых являются Ксения Николаевна Сфирис, дочь княжны Ирины Феликсовны Юсуповой (1915—1983) и графа Николая Дмитриевича Шереметева (1904—1979), и её дочь Татьяна (р. 1968, Афины; замужем с 1996 года за Алексисом Яннакопулосом (р. 1963)), а также две их дочери — Марилия (р. 2004) и Жасмин-Ксения (р. 2006)[14].

Киновоплощения

  • Конвей Тёрл (Падение Романовых, США, 1917)
  • Ирвинг Каммингс («Распутин, чёрный монах» / Rasputin, the Black Monk. США, 1917)
  • Питер МакИнери ( Я убил Распутина / J'ai tué Raspoutine, 1967)
  • Мартин Поттер ( Николай и Александра /
    Nicholas and Alexandra
    , 1971)
  • Александр Романцов («Агония», 1974)
  • Джеймс Фрейн («Распутин», 1996)
  • Филипп Янковский («Распутин», 2011)
  • Владимир Кошевой («Григорий Р.», 2014; «Заговор», 2007)
  • Евгений Миллер («Алхимик», 2015).

Примечания

  1. Юсупов Ф. Ф. (князь) «Мемуары (1887—1953)» Directmedia, 2016. — С. 121, 155
  2. ↑ В мемуарах князь Феликс вспоминает прогулку по Невскому с кузеном: «Как-то вечером, когда отца с матерью не было, решили мы прогуляться, переодевшись в женское платье. В матушкином шкафу нашли мы все необходимое. Мы разрядились, нарумянились, нацепили украшенья, закутались в бархатные шубы, нам не по росту, сошли по дальней лестнице и, разбудив матушкиного парикмахера, потребовали парики, дескать, для маскарада. В таком виде вышли мы в город. На Невском, пристанище проституток, нас тотчас заметили. Чтоб отделаться от кавалеров, мы отвечали по французски: „Мы заняты“ — и важно шли дальше. Отстали они, когда мы вошли в шикарный ресторан „Медведь“. Прямо в шубах мы прошли в зал, сели за столик и заказали ужин. Было жарко, мы задыхались в этих бархатах. На нас смотрели с любопытством. Офицеры прислали записку — приглашали нас поужинать с ними в кабинете. Шампанское ударило мне в голову. Я снял с себя жемчужные бусы и стал закидывать их, как аркан, на головы соседей. Бусы, понятно, лопнули и раскатились по полу под хохот публики. Теперь на нас смотрел весь зал. Мы благоразумно решили дать деру, подобрали впопыхах жемчуг и направились к выходу, но нас нагнал метрдотель со счетом. Денег у нас не было. Пришлось идти объясняться к директору. Тот оказался молодцом. Посмеялся нашей выдумке и даже дал денег на извозчика… Наутро стало не до смеха. Директор „Медведя“ прислал отцу остаток жемчуга, собранного на полу в ресторане, и… счет за ужин!» —
    Юсупов Ф. Ф. (князь)
    Мемуары: в двух книгах — М.: Захаров и Вагриус, 1998. — C. 63. — 426 с.
  3. Боханов А. Н. Распутин: анатомия мифа — М.: АСТ пресс, 2000. — С. 350.
  4. Greg King, Penny Wilson. The Fate of the Romanovs — John Wiley & Sons, 2003. — p. 56. — ISBN 978-0-471-20768-9.
  5. ↑ А. А. Вертинский. Записки русского Пьеро. Нью-Йорк: Серебряный век, 1982. Стр. 54.
  6. Юсупов Ф. Ф. (князь) «Мемуары (1887—1953)» Directmedia, 2016. — С. 223—224
  7. ↑ Князь Юсупов Ф. Ф. — „Мемуары: в двух книгах“(1953)
  8. Князь Юсупов Ф. Ф. — „Конец Распутина (воспоминания)“ (1927)
  9. NZ Davis. «Any Resemblance to Persons Living or Dead»: Film and the Challenge of Authenticity. // The Yale Review, 86 (1986-87): 457-82.
  10. ↑ Распутин и его убийца: Не только о загадочном старце, но и о судьбе князя Феликса Юсупова // «Поверх барьеров» на Радио «Свобода», 28 декабря 1996
  11. John Curtis Perry, Constantine V. Pleshakov. The flight of the Romanovs: a family saga — p. 323. — ISBN 978-0-465-02463-6.
  12. ↑ Victor Manuel Contreras
  13. ↑ Contreras Contreras, Víctor Manuel
  14. ↑ История рода Юсуповых // Юсуповский Дворец на Мойке (yusupov-palace.ru)  (Проверено 28 марта 2012) Архивировано 25 июня 2014 года.

Ссылки

Юсупов, Феликс Феликсович - это... Что такое Юсупов, Феликс Феликсович?

Запрос «Юсупов, Феликс Феликсович» перенаправляется сюда; см. также другие значения. В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Юсупов.

Князь Фе́ликс Фе́ликсович Юсу́пов

, граф Сумаро́ков-Эльстон (11 марта 1887 — 27 сентября 1967) — последний из князей Юсуповых, известен как участник убийства Г. Распутина и автор двух книг воспоминаний — «Конец Распутина» (1927) и «Мемуары» (1953).

В России

Младший сын княжны Зинаиды Николаевны Юсуповой и графа Феликса Феликсовича Сумарокова-Эльстона. В 1891 году его отец получил право именовать себя князем Юсуповым.

Окончил частную гимназию Гуревича. Стал единственным наследником фамильного состояния Юсуповых после гибели в 1908 году своего старшего брата Николая на дуэли с графом Арвидом Мантейфелем, жена которого — Мария Мантейфель, урожденная Гейден, была любовницей Николая.

B 1909—12 годах учился в Оксфордском университете (Университетский колледж), где основал Русское общество Оксфордского университета (англ.)русск.. В 1910-е годы возглавлял Первый русский автомобильный клуб, размещавшийся в доме Первого Российского страхового общества.

В юности «прославился своими переодеваниями в женские наряды, в которых аристократ-трансвестит не только посещал публичные места[1], но и выступал на подмостках кабаре и в России, и за границей»[2]. Даже после брака с племянницей императора слухи о его гомосексуальности не утихали[3].

22 февраля 1914 года с согласия императора Феликс вступил в брак с княжной императорской крови Ириной Александровной, дочерью великого князя Александра Михайловича и великой княгини Ксении Александровны, сестры Николая II.

Первая мировая война застала молодожёнов в свадебном путешествии. Кайзер Вильгельм II распорядился до окончания войны задержать их в Германии. Ирина ходатайствовала о разрешении вернуться в Россию у своей кузины — невестки кайзера. В результате заступничества испанского посла Юсуповым было разрешено выехать из Берлина в нейтральную Данию.

По возвращении на родину Юсупов записался на офицерские курсы при Пажеском корпусе, но в действующую армию отправиться не пожелал[4]. В 1915 году у Феликса и Ирины родилась дочь Ирина («Бебе»). До девяти лет её воспитывали родители Феликса.

Вместе с Пуришкевичем и своим приятелем великим князем Дмитрием Павловичем Юсупов был одним из организаторов заговора с целью убийства Г. Е. Распутина. После того как в ночь на 17 декабря 1916 года в Юсуповском дворце на Мойке Распутин был убит заговорщиками, Юсупова выслали в имение отца Ракитное в Курской губернии под негласный надзор полиции.

Согласно некоторым авторам, Юсупов обратился к Распутину с тем, чтобы тот излечил его от «содомского греха», однако во время сеанса лечения гипнозом «старец» попытался соблазнить его. Тогда Юсупов с великими князьями нетрадиционной сексуальной ориентации и организовал его убийство[5].

В эмиграции

После Октябрьской революции уехал с семьёй в Крым, откуда на борту линкора «Мальборо» выехал на Мальту; позднее перебрался в Лондон. На средства, вырученные от продажи фамильных драгоценностей и двух полотен Рембрандта, Юсуповы купили дом в Булонском лесу. Князь Феликс до самой смерти проживал в Париже, на улице Pierre Guerin.

В 1920-е годы супруги Юсуповы открывают дом моды Irfé, однако начинание не принесло в их дом финансовой стабильности. Семейный бюджет удалось пополнить за счёт выигранного (£25,000) иска против голливудской студии MGM. В 1932 г. на экраны вышел фильм «Распутин и императрица», где утверждалось, что жена князя Юсупова была любовницей Распутина. Юсупову удалось доказать в суде, что подобные инсинуации — клевета. Именно тогда воротилы американского кинобизнеса впервые распорядились помещать в начале фильмов уведомление о том, что все события, показанные на экране, — это вымысел, а всякое сходство с реальными лицами не является предумышленным[6].

Во время Второй мировой войны князь отказался поддержать нацистов и отверг предложение вернуться в Россию[7]. После войны супруги жили в стеснённых финансовых условиях. Незадолго до смерти Феликс Юсупов усыновил 18-летнего мексиканца Виктора Контрераса[8]. Похоронен на русском кладбище в Сент-Женевьев-де-Буа.

Ирина Юсупова всего лишь на три года пережила своего мужа. Она скончалась в 1970 году и была похоронена рядом с ним. Сегодня прямыми потомками рода Юсуповых являются внучка Юсупова — Ксения Сфири (урождённая Шереметева) и её дочь Татьяна Сфири(р. 28.08.1968, Афины), замужем с 1996 за Алексисом Джианнокопулосом (р. 1963), а также две их дочери — Марилия (р. 2004) и Жасмин-Ксения (р. 2006)[9].

Примечания

  1. В мемуарах князь Феликс вспоминает прогулку по Невскому с кузеном: «Как-то вечером, когда отца с матерью не было, решили мы прогуляться, переодевшись в женское платье. В матушкином шкафу нашли мы все необходимое. Мы разрядились, нарумянились, нацепили украшенья, закутались в бархатные шубы, нам не по росту, сошли по дальней лестнице и, разбудив матушкиного парикмахера, потребовали парики, дескать, для маскарада. В таком виде вышли мы в город. На Невском, пристанище проституток, нас тотчас заметили. Чтоб отделаться от кавалеров, мы отвечали по французски: „Мы заняты“ — и важно шли дальше. Отстали они, когда мы вошли в шикарный ресторан „Медведь“. Прямо в шубах мы прошли в зал, сели за столик и заказали ужин. Было жарко, мы задыхались в этих бархатах. На нас смотрели с любопытством. Офицеры прислали записку — приглашали нас поужинать с ними в кабинете. Шампанское ударило мне в голову…» — Юсупов Ф. Ф. (князь) Мемуары: в двух книгах — М.: Захаров и Вагриус, 1998. — C. 63. — 426 с.
  2. Боханов А. Н. Распутин: анатомия мифа — М.: АСТ пресс, 2000. — С. 350.
  3. Greg King, Penny Wilson. The Fate of the Romanovs — John Wiley & Sons, 2003. — p. 56. — ISBN 978-0-471-20768-9.
  4. Глинка Я. В. Одиннадцать лет в Государственной Думе. 1906—1917. Дневник и воспоминания — М., 2001.
  5. Orlando Figes. A People’s Tragedy: the Russian Revolution, 1891—1924. — Penguin Books, 1998. — p. 229.
  6. NZ Davis. «Any Resemblance to Persons Living or Dead»: Film and the Challenge of Authenticity. // The Yale Review, 86 (1986-87): 457-82.
  7. John Curtis Perry, Constantine V. Pleshakov. The flight of the Romanovs: a family saga — p. 323. — ISBN 978-0-465-02463-6.
  8. Alissa de Carbonnel Secrets of an Exiled Prince // The Moscow Times, 25.05.2007.
  9. История рода Юсуповых // Юсуповский Дворец на Мойке (yusupov-palace.ru)  (Проверено 28 марта 2012)

Ссылки

Князь Феликс Феликсович Юсупов Википедия

Князь Фе́ликс Фе́ликсович Юсу́пов, граф Сумаро́ков-Эльстон (11 (23) марта 1887, Санкт-Петербург, Российская империя — 27 сентября 1967, Париж, Франция) — последний из князей Юсуповых, первый богач в Российской империи, известен как участник убийства Г. Распутина и автор двух книг воспоминаний — «Конец Распутина» (1927) и «Мемуары» (1953).

В России

Младший сын княжны Зинаиды Николаевны Юсуповой и графа Феликса Феликсовича Сумарокова-Эльстона. В 1885 году его отец получил право именовать себя князем Юсуповым.

Окончил частную гимназию Гуревича. Стал единственным наследником фамильного состояния Юсуповых после гибели в 1908 году своего старшего брата Николая на дуэли с графом Арвидом Мантейфелем (чья жена имела роман с покойным).

B 1909—1912 годах учился в Оксфордском университете (Университетский колледж), где основал Русское общество Оксфордского университета. В 1910-е годы возглавлял Первый русский автомобильный клуб, размещавшийся в доме Первого Российского страхового общества.

В своих мемуарах Ф. Ф. Юсупов интересно и увлекательно рассказывает о том, что в свои юные годы он со своим старшим братом Николаем, как яркие почитатели театрального искусства, увлекались актерским мастерством в рамках игровой природы. Ф. Ф. Юсупов имел незаурядные актерские способности перевоплощения в разнообразные театральные образы, от классического исполнения женской роли мужчинами до кардинала Ришелье и роли нищего «Вяземской лавры»[2]. Наряду с этим, впоследствии данные события и эпатажное поведение подросткового возраста[3], стали поводом для возникновения у ряда авторов[4][5] соображений насчет гомосексуальности князя.

В 1908 году гибель старшего брата на дуэли делает его наследником всего колоссального состояния.

«Высокий, худой, стройный, с иконописным лицом византийского письма» (характеристика А. Вертинского[6]), князь Феликс Юсупов-младший с согласия императора 22 февраля 1914 года сочетался браком с княжной императорской крови Ириной Александровной, дочерью великого князя Александра Михайловича и великой княгини Ксении Александровны, сестры Николая II.

Из «Мемуаров» Феликса Юсупова[7]:

Великий князь Александр Михайлович приехал однажды к матушке обсудить предполагаемый брак между дочерью своей Ириной и мной. Я был счастлив, ибо это отвечало тайным моим чаяньям. Я забыть не мог юную незнакомку, встреченную на прогулке на крымской дороге. С того дня я знал, что это судьба моя. Совсем ещё девочка превратилась в ослепительно красивую барышню. От застенчивости она была сдержанна, но сдержанность добавляла ей шарму, окружая загадкой. В сравненье с новым переживанием все прежние мои увлеченья оказались убоги. Понял я гармонию истинного чувства.
Ирина и Феликс с дочерью «Bebe», 1916

Первая мировая война застала молодожёнов в свадебном путешествии. По приезде из Лондона к родным в Киссинген, где они проходили лечение, Феликс и Ирина были задержаны в Германии в качестве военнопленных до окончания войны по приказу Кайзера Вильгельма II. Ирина безуспешно ходатайствовала о разрешении вернуться в Россию у своей кузины — невестки кайзера. В силу сложившихся чрезвычайных обстоятельств князем Феликсом Юсуповым-старшим был привлечён в качестве дипломатического посредника испанский посол. В ходе дипломатических переговоров с министром иностранных дел Готтлибом фон Яговом было достигнуто соглашение предоставить в распоряжение русского посла специальный поезд для членов посольства и прочих русских граждан, желающих выехать из Германии. Когда императору Вильгельму доложили о бегстве Юсуповых, он поспешно приказал арестовать их на границе, но приказ опоздал. Юсуповым удалось пересечь границу нейтральной Дании. В Копенгагене Юсуповых посетила императрица Мария Фёдоровна, король и королева Дании со всеми родственниками, оказавшиеся там проездом. Все были потрясены случившимся. Императрица просила и добилась нескольких поездов для многочисленных русских бежавших из Германии и не имевших возможности вернуться на родину своим ходом. Вскоре вместе с императрицей Марией Фёдоровной, проехав через Финляндию, они оказались дома в Петербурге. Во время Первой мировой войны князь Феликс Юсупов-младший от призыва в армию был освобождён, поскольку являлся единственным сыном в семье. Однако он занялся устройством госпиталей. Первый госпиталь для тяжелораненых был размещен в доме на Литейном. Работая там, он решил поступить на годичные офицерские курсы в Пажеский корпус и выполнить военный ценз на звание офицера в 1915—1916 годах.

В 1915 году у Феликса и Ирины родилась дочь Ирина (в замужестве гр. Шереметева). Крестили младенца в домашней часовне в присутствии царской семьи и нескольких близких друзей. Крёстными были государь и императрица Мария Федоровна.

Распутин

Вместе с депутатом государственной думы В. М. Пуришкевичем, поручиком Сергеем Сухотиным и своим шурином великим князем Дмитрием Павловичем князь Феликс Юсупов-младший был участником организации убийства Распутина Г. Е. Субъективную сторону преступных действий Ф. Ф. Юсупов мотивирует так: «Не сговариваясь ещё, каждый в одиночку, пришли мы к единому заключению: Распутина необходимо убрать, пусть даже ценой убийства[8].»; «После всех моих встреч с Распутиным, всего виденного и слышанного мною, я окончательно убедился, что в нём скрыто все зло и главная причина всех несчастий России: не будет Распутина, не будет и той сатанинской силы, в руки которой попали Государь и Императрица[9].»

В эмиграции

Феликс Юсупов и его жена Ирина, 1930

После Октябрьской революции Юсуповы уехали в Крым, откуда на борту линкора «Мальборо» они выехали на Мальту и позднее перебрались в Лондон. На средства, вырученные от продажи фамильных драгоценностей и двух полотен Рембрандта (это было все, что семья успела вывезти из России в 1917 году), Юсуповы купили дом в Булонском лесу. Юсуповы продолжали заниматься благотворительностью, помогая русским эмигрантам. Неудачное ведение бизнеса привело к финансовым проблемам и в 1939 году дом был продан. Юсуповы переехали в небольшую квартиру в 16 округе Парижа, на улице Pierre Guerin, где Князь Феликс жил до самой смерти.

В 1920-е годы супруги Юсуповы открывают дом моды Irfé, однако начинание не принесло в их дом финансовой стабильности. Семейный бюджет удалось пополнить за счёт выигранного в Англии (25 000 фунтов) иска против голливудской студии MGM: в 1932 г. на экраны вышел фильм «Распутин и императрица», где утверждалось, что жена князя Юсупова была любовницей Распутина; Юсупову удалось доказать в суде, что подобные инсинуации — клевета. Именно после этого инцидента в Голливуде стало принято в начале фильмов печатать уведомление о том, что все события, показанные на экране, — это вымысел, а всякое сходство с реальными лицами не является предумышленным[10][11].

Во время Второй мировой войны князь отказался поддержать нацистов и отверг предложение вернуться в Россию[12].

В 1967 году семья Юсуповых усыновила 18-летнего мексиканца Виктора Мануэля Контрераса[13], который позже стал известным скульптором и живописцем, чьи монументальные работы из бронзы украшают центральные площади городов Мексики, США и многих европейских государств[14].

Смерть

Русское кладбище Сент-Женевьев-де-Буа, в одной могиле Юсупова, её сын Юсупов, невестка и внучка, близ Парижа

В 1967 году в возрасте восьмидесяти лет последний из рода Юсуповых скончался в Париже. Похоронен на русском кладбище в Сент-Женевьев-де-Буа. Супруга Ирина Юсупова скончалась в 1970 году и была похоронена рядом с ним.

Потомки

В. В. Путин, митрополит Кирилл и Ксения Николаевна Сфирис (Юсупова—Шереметева)

Сегодня потомками рода Юсуповых являются Ксения Николаевна Сфирис, дочь княжны Ирины Феликсовны Юсуповой (1915—1983) и графа Николая Дмитриевича Шереметева (1904—1979), и её дочь Татьяна (р. 1968, Афины; замужем с 1996 года за Алексисом Яннакопулосом (р. 1963)), а также две их дочери — Марилия (р. 2004) и Жасмин-Ксения (р. 2006)[15].

Киновоплощения

  • Конвей Тёрл (Падение Романовых, США, 1917)
  • Ирвинг Каммингс («Распутин, чёрный монах» / Rasputin, the Black Monk. США, 1917)
  • Питер МакИнери ( Я убил Распутина / J'ai tué Raspoutine, 1967)
  • Мартин Поттер ( Николай и Александра / Nicholas and Alexandra, 1971)
  • Александр Романцов («Агония», 1974)
  • Джеймс Фрейн («Распутин», 1996)
  • Филипп Янковский («Распутин», 2011)
  • Владимир Кошевой («Григорий Р.», 2014; «Заговор», 2007)
  • Евгений Миллер («Алхимик», 2015).

Примечания

  1. 1 2 Lundy D. R. The Peerage — 717826 экз.
  2. Юсупов Ф. Ф. (князь) «Мемуары (1887—1953)», Directmedia, 2016. — С. 121, 155.
  3. ↑ В мемуарах князь Феликс вспоминает прогулку по Невскому с кузеном: «Как-то вечером, когда отца с матерью не было, решили мы прогуляться, переодевшись в женское платье. В матушкином шкафу нашли мы всё необходимое. Мы разрядились, нарумянились, нацепили украшенья, закутались в бархатные шубы, нам не по росту, сошли по дальней лестнице и, разбудив матушкиного парикмахера, потребовали парики, дескать, для маскарада. В таком виде вышли мы в город. На Невском, пристанище проституток, нас тотчас заметили. Чтоб отделаться от кавалеров, мы отвечали по-французски: „Мы заняты“ — и важно шли дальше. Отстали они, когда мы вошли в шикарный ресторан „Медведь“. Прямо в шубах мы прошли в зал, сели за столик и заказали ужин. Было жарко, мы задыхались в этих бархатах. На нас смотрели с любопытством. Офицеры прислали записку — приглашали нас поужинать с ними в кабинете. Шампанское ударило мне в голову. Я снял с себя жемчужные бусы и стал закидывать их, как аркан, на головы соседей. Бусы, понятно, лопнули и раскатились по полу под хохот публики. Теперь на нас смотрел весь зал. Мы благоразумно решили дать дёру, подобрали впопыхах жемчуг и направились к выходу, но нас нагнал метрдотель со счётом. Денег у нас не было. Пришлось идти объясняться к директору. Тот оказался молодцом. Посмеялся нашей выдумке и даже дал денег на извозчика… Наутро стало не до смеха. Директор „Медведя“ прислал отцу остаток жемчуга, собранного на полу в ресторане, и… счёт за ужин!» — Юсупов Ф. Ф. (князь) Мемуары: в двух книгах — М.: Захаров и Вагриус, 1998. — С. 63. — 426 с.
  4. Боханов А. Н. Распутин: анатомия мифа — М.: АСТ пресс, 2000. — С. 350.
  5. Greg King, Penny Wilson. The Fate of the Romanovs — John Wiley & Sons, 2003. — p. 56. — ISBN 978-0-471-20768-9.
  6. ↑ А. А. Вертинский. Записки русского Пьеро. Нью-Йорк: Серебряный век, 1982. С. 54.
  7. Юсупов Ф. Ф. (князь) «Мемуары (1887—1953)», Directmedia, 2016. — С. 223—224.
  8. ↑ Князь Юсупов Ф. Ф. — „Мемуары: в двух книгах“(1953)
  9. Князь Юсупов Ф. Ф. — „Конец Распутина (воспоминания)“ (1927)
  10. NZ Davis. «Any Resemblance to Persons Living or Dead»: Film and the Challenge of Authenticity. // The Yale Review, 86 (1986-87): 457-82.
  11. ↑ Распутин и его убийца: Не только о загадочном старце, но и о судьбе князя Феликса Юсупова // «Поверх барьеров» на Радио «Свобода», 28 декабря 1996
  12. John Curtis Perry, Constantine V. Pleshakov. The flight of the Romanovs: a family saga — p. 323. — ISBN 978-0-465-02463-6.
  13. ↑ Victor Manuel Contreras
  14. ↑ Contreras Contreras, Víctor Manuel
  15. ↑ История рода Юсуповых // Юсуповский Дворец на Мойке (yusupov-palace.ru)  (Проверено 28 марта 2012) Архивировано 25 июня 2014 года.

Ссылки

Яйцо-часы Юсуповых — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

«Яйцо́-часы́ Юсу́повых» (также известное как «Яйцо́ Юсу́пова») — ювелирное пасхальное яйцо, изготовленное фирмой Карла Фаберже для семьи Юсуповых. Яйцо было создано в 1907 году по заказу князя Феликса Юсупова, который подарил его своей жене Зинаиде Николаевне в качестве подарка на Пасху 1907 года и в честь двадцать пятой годовщины свадьбы. Хранится фондом Эдуарда и Мориса Сандоз, Швейцария[1][2].

Ювелирное пасхальное яйцо изготовлено в виде настольных часов, в стиле Людовика XVI, из жёлтого и красного золота, алмазов, изумрудов, жемчуга, рубинов, белого оникса, прозрачной малиновой, розовой и непрозрачной белой эмали. Вращающийся циферблат покрыт белой эмалью, римские цифры украшены алмазами. Ювелирное яйцо покоится на трёх пилястрах, основания которых выполнены в виде львиных лап. Золотая гирлянда опоясывает пасхальное яйцо и содержит три овальных медальона. Считается, что ранее на медальонах были миниатюры, изображающие князя Феликса Юсупова и его сыновей: Николая и Феликса. Ныне на медальонах вместо миниатюр можно обнаружить золотые литеры М, Y и S в обрамлении мелких алмазов — инициалы последнего владельца, Мориса Сандоза[2][3].

Поскольку данное яйцо представляет собой работающий часовой механизм, оно не содержит сюрприза.

Подарено князем Феликсом Юсуповым жене Зинаиде в честь двадцать пятой годовщины свадьбы. Вероятно продано российскими чиновниками в Париже или Берлине. С 1949 года принадлежало дилерам в Лондоне. В 1953 году яйцо-часы приобрёл швейцарский магнат доктор Морис Сандоз. С 1958 года — собрание Эдуарда и Мориса Сандоза, Лозанна (Швейцария), где и хранится в настоящее время[2][3].

В коллекцию фонда Эдуарда и Мориса Сандоз, кроме ювелирного яйца-часов Юсуповых, вошли два пасхальных императорских яйца «Лебедь» (1906) — с сюрпризом в виде механического лебедя и «Павлин» (1908) — с сюрпризом в виде механического павлина.

Юсупов, Феликс Феликсович — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Запрос «Юсупов, Феликс Феликсович» перенаправляется сюда; см. также другие значения. В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Юсупов.

Князь Фе́ликс Фе́ликсович Юсу́пов, граф Сумаро́ков-Эльстон (11 (23) марта 1887, Санкт-Петербург, Российская империя — 27 сентября 1967, Париж, Франция) — последний из князей Юсуповых, известен как участник убийства Г. Распутина и автор двух книг воспоминаний — «Конец Распутина» (1927) и «Мемуары» (1953).

В России

Младший сын княжны Зинаиды Николаевны Юсуповой и графа Феликса Феликсовича Сумарокова-Эльстона. В 1885 году с согласия императора его отец получил право именовать себя князем Юсуповым.

Окончил частную гимназию Гуревича. Стал единственным наследником фамильного состояния Юсуповых после гибели в 1908 году своего старшего брата Николая на дуэли с графом Арвидом Мантейфелем (чья жена имела роман с покойным).

B 1909—1912 годах учился в Оксфордском университете (Университетский колледж), где основал Русское общество Оксфордского университета. В 1910-е годы возглавлял Первый русский автомобильный клуб, размещавшийся в доме Первого Российского страхового общества.

В своих мемуарах Ф. Ф. Юсупов интересно и увлекательно рассказывает о том, что в свои юные годы он со своим старшим братом Николаем, как яркие почитатели театрального искусства, увлекались актерским мастерством в рамках игровой природы. Ф. Ф. Юсупов имел незаурядные актерские способности перевоплощения в разнообразные театральные образы, от классического исполнения женской роли мужчинами до кардинала Ришелье и роли нищего «Вяземской лавры»[1].

Князь Феликс — «высокий, худой, стройный, с иконописным лицом византийского письма» (характеристика А. Вертинского[2]).

22 февраля 1914 года князь Феликс Юсупов-младший сочетался браком с княжной императорской крови Ириной Александровной, дочерью великого князя Александра Михайловича и великой княгини Ксении Александровны, сестры Николая II.

Первая мировая война застала молодожёнов в свадебном путешествии. По приезде из Лондона к родным в Киссинген, где они проходили лечение, Кайзер Вильгельм II распорядился до окончания войны задержать их в Германии в качестве интернированных. Ирина безуспешно ходатайствовала о разрешении вернуться в Россию у своей кузины — невестки кайзера. В силу сложившихся чрезвычайных обстоятельств князем Феликсом Юсуповым-старшим был привлечен в качестве дипломатического посредника испанский посол. В ходе дипломатических переговоров с министром иностранных дел Готтлибом фон Яговом было достигнуто соглашение удовлетворения требования предоставить в распоряжение русского посла специальный поезд для членов посольства и прочих русских граждан, желающих выехать из Германии. Вскоре императору Вильгельму доложили о бегстве Юсуповых, он поспешно приказал арестовать их на границе, но приказ опоздал. Юсуповым удалось пересечь границу нейтральной Дании. В Копенгагене Юсуповых посетила императрица Мария Федоровна, король и королева Дании со всеми родственниками, оказавшиеся там проездом. Все были потрясены случившимся. Императрица просила и добилась нескольких поездов для многочисленных русских бежавших из Германии, не имевших возможности вернуться на родину своим ходом. Вскоре вместе с императрицей Марией Федоровной через Финляндию они оказались дома в Петербурге.

Во время Первой мировой войны князь Феликс Юсупов-младший от призыва в армию был освобожден, поскольку являлся единственным сыном в семье. Однако он занялся устройством госпиталей. Первый госпиталь для тяжелораненых был размещен в доме на Литейном, там он работал до решения поступить на годичные офицерские курсы в Пажеский корпус и выполнить военный ценз на звание офицера в 1915—1916 годах.

В 1915 году у Феликса и Ирины родилась дочь Ирина Юсупова (в замужестве Шереметьева). Крестили младенца в домашней часовне в присутствии царской семьи и нескольких близких друзей. Крестными были государь и императрица Мария Фёдоровна.

В вместе с депутатом государственной думы В. М. Пуришкевичем и своим шурином великим князем Дмитрием Павловичем князь Феликс Юсупов организовал заговор, направленный на убийство Распутина Г. Е.. Субъективную сторону своих действий Ф. Ф. Юсупов мотивирует так: «Не сговариваясь еще, каждый в одиночку, пришли мы к единому заключению: Распутина необходимо убрать, пусть даже ценой убийства[3].»; «После всех моих встреч с Распутиным, всего виденного и слышанного мною, я окончательно убедился, что в нем скрыто все зло и главная причина всех несчастий России: не будет Распутина, не будет и той сатанинской силы, в руки которой попали Государь и Императрица[4].»

В эмиграции

После Октябрьской революции уехал с семьёй в Крым, откуда на борту линкора «Мальборо» выехал на Мальту; позднее перебрался в Лондон. На средства, вырученные от продажи фамильных драгоценностей и двух полотен Рембрандта, Юсуповы купили дом в Булонском лесу. Князь Феликс до самой смерти проживал в Париже, на улице Pierre Guerin.

В 1920-е годы супруги Юсуповы открывают дом моды Irfé, однако начинание не принесло в их дом финансовой стабильности. Семейный бюджет удалось пополнить за счёт выигранного (£25,000) иска против голливудской студии MGM. В 1932 г. на экраны вышел фильм «Распутин и императрица</span>ruen», где утверждалось, что жена князя Юсупова была любовницей Распутина. Юсупову удалось доказать в суде, что подобные инсинуации — клевета. Именно после этого инцидента в Голливуде стало принято в начале фильмов печатать уведомление о том, что все события, показанные на экране, — это вымысел, а всякое сходство с реальными лицами не является предумышленным[5].

Во время Второй мировой войны князь отказался поддержать нацистов и отверг предложение вернуться в Россию[6].

В 1967 году семья Юсуповых усыновила 18-летнего мексиканца Виктора Мануэля Контрераса[7], который позже стал известным скульптором и живописцем, чьи монументальные работы из бронзы украшают центральные площади городов Мексики, США и многих европейских государств.

В 1967 году в возрасте восьмидесяти лет последний из рода Юсуповых скончался в Париже. Похоронен на русском кладбище в Сент-Женевьев-де-Буа.

Супруга Ирина Юсупова скончалась в 1970 году и была похоронена рядом с ним.

Сегодня прямыми потомками рода Юсуповых являются внучка Юсупова — Ксения Сфири (урождённая Шереметева) и её дочь Татьяна Сфири (р. 28.08.1968, Афины), замужем в первом браке за Алексисом Яннакопулосом (р. 1963), во втором — за Антони Вамвакидисом, а также две их дочери — Марилия (р. 2004) и Жасмин-Ксения (р. 2006)[8].

Киновоплощения

  • Конвей Тёрл (Падение Романовых, США, 1917)
  • Ирвинг Каммингс («Распутин, черный монах» / Rasputin, the Black Monk. США, 1917)
  • Мартин Поттер «Николай и Александра» Nicholas and Alexandra, 1971)
  • Александр Романцов («Агония», 1974)
  • Джеймс Фрейн («Распутин», 1996)
  • Филипп Янковский («Распутин», 2011)
  • Владимир Кошевой («Григорий Р.», 2014; «Заговор», 2007)

Напишите отзыв о статье "Юсупов, Феликс Феликсович"

Примечания

  1. Князь Юсупов Ф. Ф. — «Мемуары: в двух книгах»(1953)
  2. А. А. Вертинский. Записки русского Пьеро. Нью-Йорк: Серебряный век, 1982. Стр. 54.
  3. Князь Юсупов Ф. Ф. — «Мемуары: в двух книгах»(1953)
  4. Князь Юсупов Ф. Ф. — «Конец Распутина (воспоминания)» (1927)
  5. NZ Davis. «Any Resemblance to Persons Living or Dead»: Film and the Challenge of Authenticity. // The Yale Review, 86 (1986-87): 457-82.
  6. John Curtis Perry, Constantine V. Pleshakov. The flight of the Romanovs: a family saga — p. 323. — ISBN 978-0-465-02463-6.
  7. [vmcontreras.com/ Victor Manuel Contreras]
  8. [yusupov-palace.ru/ru/yusupovi История рода Юсуповых // Юсуповский Дворец на Мойке (yusupov-palace.ru)  (Проверено 28 марта 2012)]

Ссылки

  • [www.hrono.ru/dokum/191_dok/yusup_rasput.html Юсупов Ф. Ф. Конец Распутина — Париж, 1927.]
  • Юсупов Ф. Ф. Конец Распутина (в книге «Последние дни Распутина») — М.:"Захаров", 2005. — 288 c. — ISBN 5-8159-0543-7.[zakharov.ru/index.php?option=com_books&task=book_details&book_id=443&Itemid=56 (информация об издании)]
  • Юсупов Ф. Ф. Мемуары — М.:"Захаров", 2011. — 430 с. — ISBN 978-5-8159-1045-4 [zakharov.ru/index.php?option=com_books&task=book_details&book_id=98&Itemid=56 (информация об издании)]
  • Елизавета Красных. Князь Феликс Юсупов: «За все благодарю…». Биография.— М.:"Индрик", 2012. — 552 с. — ISBN 978-5-91674-235-0 [indrik.ru/krasnykh-e-knyaz-feliks-yusupov-za-vse-blagodaryu-biografiya (информация об издании)]
  • Аничкин, А. [www.kommersant.ru/doc/2608801 Юсуповы с молотка] // Коммерсантъ. — М., 2014. — 18 ноября.

Отрывок, характеризующий Юсупов, Феликс Феликсович

С пленными на этом привале конвойные обращались еще хуже, чем при выступлении. На этом привале в первый раз мясная пища пленных была выдана кониною.
От офицеров до последнего солдата было заметно в каждом как будто личное озлобление против каждого из пленных, так неожиданно заменившее прежде дружелюбные отношения.
Озлобление это еще более усилилось, когда при пересчитывании пленных оказалось, что во время суеты, выходя из Москвы, один русский солдат, притворявшийся больным от живота, – бежал. Пьер видел, как француз избил русского солдата за то, что тот отошел далеко от дороги, и слышал, как капитан, его приятель, выговаривал унтер офицеру за побег русского солдата и угрожал ему судом. На отговорку унтер офицера о том, что солдат был болен и не мог идти, офицер сказал, что велено пристреливать тех, кто будет отставать. Пьер чувствовал, что та роковая сила, которая смяла его во время казни и которая была незаметна во время плена, теперь опять овладела его существованием. Ему было страшно; но он чувствовал, как по мере усилий, которые делала роковая сила, чтобы раздавить его, в душе его вырастала и крепла независимая от нее сила жизни.
Пьер поужинал похлебкою из ржаной муки с лошадиным мясом и поговорил с товарищами.
Ни Пьер и никто из товарищей его не говорили ни о том, что они видели в Москве, ни о грубости обращения французов, ни о том распоряжении пристреливать, которое было объявлено им: все были, как бы в отпор ухудшающемуся положению, особенно оживлены и веселы. Говорили о личных воспоминаниях, о смешных сценах, виденных во время похода, и заминали разговоры о настоящем положении.
Солнце давно село. Яркие звезды зажглись кое где по небу; красное, подобное пожару, зарево встающего полного месяца разлилось по краю неба, и огромный красный шар удивительно колебался в сероватой мгле. Становилось светло. Вечер уже кончился, но ночь еще не начиналась. Пьер встал от своих новых товарищей и пошел между костров на другую сторону дороги, где, ему сказали, стояли пленные солдаты. Ему хотелось поговорить с ними. На дороге французский часовой остановил его и велел воротиться.
Пьер вернулся, но не к костру, к товарищам, а к отпряженной повозке, у которой никого не было. Он, поджав ноги и опустив голову, сел на холодную землю у колеса повозки и долго неподвижно сидел, думая. Прошло более часа. Никто не тревожил Пьера. Вдруг он захохотал своим толстым, добродушным смехом так громко, что с разных сторон с удивлением оглянулись люди на этот странный, очевидно, одинокий смех.
– Ха, ха, ха! – смеялся Пьер. И он проговорил вслух сам с собою: – Не пустил меня солдат. Поймали меня, заперли меня. В плену держат меня. Кого меня? Меня! Меня – мою бессмертную душу! Ха, ха, ха!.. Ха, ха, ха!.. – смеялся он с выступившими на глаза слезами.
Какой то человек встал и подошел посмотреть, о чем один смеется этот странный большой человек. Пьер перестал смеяться, встал, отошел подальше от любопытного и оглянулся вокруг себя.
Прежде громко шумевший треском костров и говором людей, огромный, нескончаемый бивак затихал; красные огни костров потухали и бледнели. Высоко в светлом небе стоял полный месяц. Леса и поля, невидные прежде вне расположения лагеря, открывались теперь вдали. И еще дальше этих лесов и полей виднелась светлая, колеблющаяся, зовущая в себя бесконечная даль. Пьер взглянул в небо, в глубь уходящих, играющих звезд. «И все это мое, и все это во мне, и все это я! – думал Пьер. – И все это они поймали и посадили в балаган, загороженный досками!» Он улыбнулся и пошел укладываться спать к своим товарищам.

В первых числах октября к Кутузову приезжал еще парламентер с письмом от Наполеона и предложением мира, обманчиво означенным из Москвы, тогда как Наполеон уже был недалеко впереди Кутузова, на старой Калужской дороге. Кутузов отвечал на это письмо так же, как на первое, присланное с Лористоном: он сказал, что о мире речи быть не может.
Вскоре после этого из партизанского отряда Дорохова, ходившего налево от Тарутина, получено донесение о том, что в Фоминском показались войска, что войска эти состоят из дивизии Брусье и что дивизия эта, отделенная от других войск, легко может быть истреблена. Солдаты и офицеры опять требовали деятельности. Штабные генералы, возбужденные воспоминанием о легкости победы под Тарутиным, настаивали у Кутузова об исполнении предложения Дорохова. Кутузов не считал нужным никакого наступления. Вышло среднее, то, что должно было совершиться; послан был в Фоминское небольшой отряд, который должен был атаковать Брусье.
По странной случайности это назначение – самое трудное и самое важное, как оказалось впоследствии, – получил Дохтуров; тот самый скромный, маленький Дохтуров, которого никто не описывал нам составляющим планы сражений, летающим перед полками, кидающим кресты на батареи, и т. п., которого считали и называли нерешительным и непроницательным, но тот самый Дохтуров, которого во время всех войн русских с французами, с Аустерлица и до тринадцатого года, мы находим начальствующим везде, где только положение трудно. В Аустерлице он остается последним у плотины Аугеста, собирая полки, спасая, что можно, когда все бежит и гибнет и ни одного генерала нет в ариергарде. Он, больной в лихорадке, идет в Смоленск с двадцатью тысячами защищать город против всей наполеоновской армии. В Смоленске, едва задремал он на Молоховских воротах, в пароксизме лихорадки, его будит канонада по Смоленску, и Смоленск держится целый день. В Бородинский день, когда убит Багратион и войска нашего левого фланга перебиты в пропорции 9 к 1 и вся сила французской артиллерии направлена туда, – посылается никто другой, а именно нерешительный и непроницательный Дохтуров, и Кутузов торопится поправить свою ошибку, когда он послал было туда другого. И маленький, тихенький Дохтуров едет туда, и Бородино – лучшая слава русского войска. И много героев описано нам в стихах и прозе, но о Дохтурове почти ни слова.
Опять Дохтурова посылают туда в Фоминское и оттуда в Малый Ярославец, в то место, где было последнее сражение с французами, и в то место, с которого, очевидно, уже начинается погибель французов, и опять много гениев и героев описывают нам в этот период кампании, но о Дохтурове ни слова, или очень мало, или сомнительно. Это то умолчание о Дохтурове очевиднее всего доказывает его достоинства.
Естественно, что для человека, не понимающего хода машины, при виде ее действия кажется, что важнейшая часть этой машины есть та щепка, которая случайно попала в нее и, мешая ее ходу, треплется в ней. Человек, не знающий устройства машины, не может понять того, что не эта портящая и мешающая делу щепка, а та маленькая передаточная шестерня, которая неслышно вертится, есть одна из существеннейших частей машины.
10 го октября, в тот самый день, как Дохтуров прошел половину дороги до Фоминского и остановился в деревне Аристове, приготавливаясь в точности исполнить отданное приказание, все французское войско, в своем судорожном движении дойдя до позиции Мюрата, как казалось, для того, чтобы дать сражение, вдруг без причины повернуло влево на новую Калужскую дорогу и стало входить в Фоминское, в котором прежде стоял один Брусье. У Дохтурова под командою в это время были, кроме Дорохова, два небольших отряда Фигнера и Сеславина.
Вечером 11 го октября Сеславин приехал в Аристово к начальству с пойманным пленным французским гвардейцем. Пленный говорил, что войска, вошедшие нынче в Фоминское, составляли авангард всей большой армии, что Наполеон был тут же, что армия вся уже пятый день вышла из Москвы. В тот же вечер дворовый человек, пришедший из Боровска, рассказал, как он видел вступление огромного войска в город. Казаки из отряда Дорохова доносили, что они видели французскую гвардию, шедшую по дороге к Боровску. Из всех этих известий стало очевидно, что там, где думали найти одну дивизию, теперь была вся армия французов, шедшая из Москвы по неожиданному направлению – по старой Калужской дороге. Дохтуров ничего не хотел предпринимать, так как ему не ясно было теперь, в чем состоит его обязанность. Ему велено было атаковать Фоминское. Но в Фоминском прежде был один Брусье, теперь была вся французская армия. Ермолов хотел поступить по своему усмотрению, но Дохтуров настаивал на том, что ему нужно иметь приказание от светлейшего. Решено было послать донесение в штаб.
Для этого избран толковый офицер, Болховитинов, который, кроме письменного донесения, должен был на словах рассказать все дело. В двенадцатом часу ночи Болховитинов, получив конверт и словесное приказание, поскакал, сопутствуемый казаком, с запасными лошадьми в главный штаб.

Ночь была темная, теплая, осенняя. Шел дождик уже четвертый день. Два раза переменив лошадей и в полтора часа проскакав тридцать верст по грязной вязкой дороге, Болховитинов во втором часу ночи был в Леташевке. Слезши у избы, на плетневом заборе которой была вывеска: «Главный штаб», и бросив лошадь, он вошел в темные сени.
– Дежурного генерала скорее! Очень важное! – проговорил он кому то, поднимавшемуся и сопевшему в темноте сеней.
– С вечера нездоровы очень были, третью ночь не спят, – заступнически прошептал денщицкий голос. – Уж вы капитана разбудите сначала.
– Очень важное, от генерала Дохтурова, – сказал Болховитинов, входя в ощупанную им растворенную дверь. Денщик прошел вперед его и стал будить кого то:
– Ваше благородие, ваше благородие – кульер.
– Что, что? от кого? – проговорил чей то сонный голос.
– От Дохтурова и от Алексея Петровича. Наполеон в Фоминском, – сказал Болховитинов, не видя в темноте того, кто спрашивал его, но по звуку голоса предполагая, что это был не Коновницын.
Разбуженный человек зевал и тянулся.
– Будить то мне его не хочется, – сказал он, ощупывая что то. – Больнёшенек! Может, так, слухи.
– Вот донесение, – сказал Болховитинов, – велено сейчас же передать дежурному генералу.
– Постойте, огня зажгу. Куда ты, проклятый, всегда засунешь? – обращаясь к денщику, сказал тянувшийся человек. Это был Щербинин, адъютант Коновницына. – Нашел, нашел, – прибавил он.
Денщик рубил огонь, Щербинин ощупывал подсвечник.
– Ах, мерзкие, – с отвращением сказал он.
При свете искр Болховитинов увидел молодое лицо Щербинина со свечой и в переднем углу еще спящего человека. Это был Коновницын.
Когда сначала синим и потом красным пламенем загорелись серники о трут, Щербинин зажег сальную свечку, с подсвечника которой побежали обгладывавшие ее прусаки, и осмотрел вестника. Болховитинов был весь в грязи и, рукавом обтираясь, размазывал себе лицо.

Юсупов, Феликс Феликсович Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Юсупов; Юсупов, Феликс; Юсупов, Феликс Феликсович.
Феликс Феликсович Юсупов
Felix Yusupov.jpg
Дата рождения 23 марта 1887(1887-03-23)
Место рождения Санкт-Петербург, Российская империя
Дата смерти 27 сентября 1967(1967-09-27) (80 лет)
Место смерти Париж, Франция
Гражданство Felix Yusupov.jpg Российская империя Felix Yusupov.jpg Франция
Род деятельности офицер, общественно-политический и церковный деятель, меценат, публицист, предприниматель
Образование
  • Университетский колледж
  • Оксфордский университет
  • Пажеский корпус
Отец Сумароков-Эльстон, Феликс Феликсович[1]
Мать Юсупова, Зинаида Николаевна
Дети Ирина Юсупова[1]
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

Князь Фе́ликс Фе́ликсович Юсу́пов, граф Сумаро́ков-Эльстон (11 (23) марта 1887, Санкт-Петербург, Российская империя — 27 сентября 1967, Париж, Франция) — последний из князей

Князь Феликс Феликсович Юсупов Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Юсупов; Юсупов, Феликс; Юсупов, Феликс Феликсович.
Феликс Феликсович Юсупов
Felix Yusupov.jpg
Дата рождения 23 марта 1887(1887-03-23)
Место рождения Санкт-Петербург, Российская империя
Дата смерти 27 сентября 1967(1967-09-27) (80 лет)
Место смерти Париж, Франция
Гражданство Felix Yusupov.jpg Российская империя Felix Yusupov.jpg Франция
Род деятельности офицер, общественно-политический и церковный деятель, меценат, публицист, предприниматель
Образование
  • Университетский колледж
  • Оксфордский университет
  • Пажеский корпус
Отец Сумароков-Эльстон, Феликс Феликсович[1]
Мать Юсупова, Зинаида Николаевна
Дети Ирина Юсупова[1]
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

Князь Фе́ликс Фе́ликсович Юсу́пов, граф Сумаро́ков-Эльстон (11 (23) марта 1887, Санкт-Петербург, Российская империя — 27 сентября 1967, Париж, Франция) — последний из князей Юсуповых, первый богач в Российской империи, известен как участник убийства Г. Распутина и автор двух книг воспоминаний — «Конец Распутина» (1927) и «Мемуары» (1953).

Содержание

  • 1 В России
  • 2 Распутин
  • 3 В эмиграции
  • 4 Смерть
  • 5 Потомки
  • 6 Киновоплощения
  • 7 Примечания
  • 8 Ссылки

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *