Организация городского пространства – 3.3. Город как система пространственно-средовых комплексов: уровни организации городских пространств (образ города – градостроительная форма

Содержание

Общественные пространства – Варламов.ру – ЖЖ

Сегодня поговорим про общественные пространства в городе. С этим в наших городах большие проблемы. Среднестатистический горожанин в глазах чиновника - это такой тупой пьяный гопник, который бродит по городу в поисках чего бы ему сломать, украть и где бы пьяным заснуть. Развивая эту мысль, чиновник убирает лавочки - на них же будут спать пьяные и бомжи! Убирает урны - в них же террорист бомбу заложет! Не делает нормальные места для отдыха - все сломают и украдут! Не делает милых уютных мест - там будут наркоманы тусоваться. Ставит везде заборы - а то не дай бог газон вытопчут, гадкие неблагодарные жители! Нормальные туалеты - а зачем? В итоге все общественные пространства в городе превращаются в парковки с хаотичной торговлей и рекламой. В лучшем случае остаются какие-то парки, доставшиеся городу от советстких архитекторов, которые вашему мэру по какой-то причине стыдно снести. Конечно, если в городе всего одна лавочка, то с большой вероятностью ее займет бомж и группа подростков с пивом. Но если сделать 100 лавочек, то вы этого бомжа даже не заметите. Ведь если лавочки убрать, бомжи не исчезнут. Зато если создать хорошие условия для нормальных людей, то они выйдут и останутся на улицах.

Это очень легко проверить. Вот куда вы ходите гулять в вашем городе? Где проводите выходные? Куда приятно возвращаться? Есть хоть одно место в вашем городе, построенное за последние 20 лет, куда вы ходите гулять и отдыхать? Здесь большинство представляет себе торговый центр. Торговые центры стали главной достопримечательностью наших городов. Они подменили для людей общественные пространства, ведь там есть все, чего людям не хватает на улицах - лавочки, деревья, музыка, еда, развлечения, детские площадки, чистота и безопасность. Только вот почему созданием нормальных мест для рекреации не занимаются городские власти?

Бывший мэр Боготы Энрике Пеньялоса: "В рабочее время люди с низким и высоким достатком находятся в равных условиях. Различия между ними ощущаются в свободное время. Богатые могут позволить себе жить в больших домах с собственными садами, спортивными площадками, могут позволить себе различные развлечения, рестораны. Люди с низким достатком и их дети живут в маленьких домах. Единственная альтернатива телевидению, которая им по карману, — прогулка по городу. Поэтому качественная пешеходная зона — наименьшее, что может дать своим гражданам демократическое общество. Качественные тротуары, парки, спортивные площадки и площади.

Разница между прогрессивным и отсталым городом заключается не в качестве автодорог или метро. Она заключается в качестве пешеходной зоны. Я видел большущие шоссе в африканских городах, где у многих людей нет воды. И метро — тоже не признак благополучного города. В ужасных городах тоже есть метро."

01. Вот, к примеру, знаменитый Хай-Лайн Парк на Манхэттене. Его разбили на высоте порядка 10 метров от поверхности земли на месте бывшей ветки надземной железной дороги.

02. Теперь это одно из самый крутых мест в Нью-Йорке для прогулок.

03. Или знаменитая улица Бродвей в том же Нью-Йорке. Недавно часть ее отдали пешеходам, поставили столики, стулья, вазы с цветами. Получилось очень круто.

04. Уличные музыканты очень оживляют улицы. Вообще любая активность на улице - это хорошо. Власти должны поощрять такие начинания, а не запрещать.

05. То же самое относится к уличным представлениям. Власти должны развивать и поощрять любые активности, которые способны удержать людей на улице.

06. Торговля. Здесь, конечно, надо быть очень осторожным, чтобы улицы не превратились в Черкизон. Но если торговля легальная - то я только за.

07. Всякие необычные фонтанчики и малые архитектурные формы...

08. Фонтанчики для питья куда-то исчезли с наших улиц, а зря. Сделать такой фонтанчик не составит труда, а людям радость.

09. Очень важным элементом нормального общественного пространства являются уличные кафе. С ними не надо бороться. Конечно, если кафе или ресторан используют улицу для своих столиков, они должны быть этой улице открыты. А то у нас некоторые начинают строить какие-то заборы и пристройки.

10. Смотрите, как мило.

11. Место сразу оживляется. Обратите внимание, что это место, которое обычно в вашем городе занимает одна припаркованная машина.

12. На такой улице чувствуешь себя в безопасности. Здесь хочется гулять и проводить время.

13.

14.

15. Круто же!

16. Теперь что касается детей. У нас забота о детях ограничивается детскими площадками во дворах. А что мешает делать какие-то элементы для детей просто на улицах? На площадях и в парках? Вот, к примеру, просто горка в парке. Просто и красиво.

17. Или офигенная песочница в центре города.

18. Можно просто сетку сделать.

19. Или уличные шахматы.

20. Лестница для родителей и горка для детей. Сложно? Нет. Зато представьте, как это оживит улицу.

21. Столы, лавочки и зонтики. Вообще место вдоль рек - самое ценное, что есть в городе.

22. Уличный пляж в Париже.

23. Фонтан.

24. Очень важно, чтобы людям было где сидеть. Как удержать людей на улице, если не сделать много разнообразных мест для сидения? Никак. Надо делать лавочки, стулья, шезлонги.

25.

26.

27. Зелень в городе.

28. Идешь по тротуару, а тут тебе огород!

29.

30. Городской пустырь можно отдать под городские огороды для офисного планктона.

31. Зелень на автобусной остановке.

32.

33. Вот отличный пример, как можно оживить богом забытое место в городе. Здесь сразу хочется остаться.

34. Газоны нужны для того, чтобы там устраивать пикники, лежать там и отдыхать.

35. Если в вашем городе не разрешают ходить по газонам, знайте, что вашему мэру плевать на жителей. Конечно, газоны надо делать такими, чтобы по ним можно было ходить. В России вообще газоны делать не умеют. В лучшем случае - раскидают семена травы.

36. Вот таким должен быть городской газон. У вас в городе есть такой?

37. Или вот.

38. Отличный способ вывести людей на улицу.

39. Или вот, Вена.

40. Газон.

41. Если нельзя сделать газон - ставьте больше стульчиков. "Их же украдут", - скажете вы. Ну хорошо, украдут какую-то часть, какую-то часть сломают, это необходимые издержки. Если в вашем городе живут люди, у которых есть необходимость воровать с улиц стулья - это проблема городских властей, а не людей. Это же ненормально, когда в городе людям нужно воровать стулья!

42. А вот пример общественной зоны в Омске. Это самое лучшее место в городе - река, старый парк. Что еще нужно, чтобы здесь создать нормальную зону для жителей? Желание. Когда я здесь гулял с представителем горадминистрации Омска, он мне рассказывал, что не стоит ничего делать, так как все сломают, украдут, будут бомжи пиво пить и т.д. В общем, народ у нас плохой.

Или вот, самое лучшее место в Москве. Здесь могла бы быть отличная зона для прогулок с лавочками, кустами, деревьями, велодорожкой и т.д. Самое лучшее место в Москве просто никак не используется. Ни один нормальный человек не пойдет сюда гулять.

Общественные пространства очень важны для любого города. Если в вашем городе единственное нормальное место, где можно хорошо провести время - это торговый центр, попросите директора торгового центра стать мэром. Он знает что делать.

Мы в Городских проектах немного подумали и нарисовали, как могли бы выглядеть общественные пространства у метро Щукинская:

Как вам? Будем делать.

--------------------------------------------------

Я также публикую некоторые посты на

Google+. Все самое интересное по-прежнему в Твиттере!


Я на других сервисах -

Реклама в этом блоге
Чем я занимаюсь
За что я баню

Нажмите, чтобы опубликовать этот пост в своем журнале:

Лучшие в мире общественные пространства 2017 года – Варламов.ру – ЖЖ

Новые общественные пространства 2017-го года, продолжая существовать на стыке социальных интересов и культурных ценностей, всё чаще становятся музеями и лабораториями под открытым небом. Девелоперы, развивающие публичные пространства, чаще обращаются к историческим местам, чем обустраивают новые, а большинство их проектов сразу задумываются как идеальная панорама для инстаграм-аккаунтов туристов. Большинство из появившихся за последний год пространств становятся и городом, и природой одновременно: концепция «природного урбанизма» с лаконичным примером — парком Хай-Лайн, остается главной тенденцией и способом существования природы в городской среде.

Итак, сегодня ещё один рейтинг лучших общественных пространств 2017 года, но на этот раз не России, а всего мира. Составила его Дарья Алексеенко, руководитель проектов Strelka Architects.

1.Таймс сквер в Нью-Йорке

В 2017 году завершилась реконструкция самой популярной площади мира – Таймс-сквер в Нью-Йорке. Автор проекта – норвежское архитектурное бюро Snøhetta.

Работы длились 7 лет. За это время на площади реконструировали инженерные сети, заменили покрытия, установили уличную мебель. Архитекторы использовали крупные бетонные плиты со стальными вставками, отражающие огни города. Авторские индивидуальные скамьи из гранита разделяют пешеходные потоки, а также скрывают выводы электричества, которые так нужны для проведения мероприятий. Фасады привели в порядок, оптимизировали количество вывесок и улучшили качество медиаэкранов.

На примере Таймс-сквер можно проследить настоящий эффект от благоустройства: когда пешеходам выделили в 2 раза больше места, заметно снизилась криминальная активность, число аварий с участием пешеходов и загазованность воздуха.


Фото: snohetta

2. Музей риса под открытым небом в Китае

Задачей проекта было пробудить интерес общества к теме археологии и привлечь туристов в бедный сельскохозяйственный район провинции Хунань.

Территория поселения периода неолита в Чэнтусяне имеет статус археологического объекта с более чем 6500-летней историей. Местные крестьяне продолжают использовать поля для выращивания риса, параллельно археологи ведут раскопки.

Китайские ландшафтные архитекторы студии Turenscape спроектировали деликатный ландшафтный парк, который аккуратно вписывается в окружающую природу. Деревянные террасы с местами для отдыха пересекают рисовые плантации. Мост из стекла и стали будто сам вырос из этого же рисового поля. Он поднимает туристов на четыре метра над площадкой для раскопок и служит идеальным местом, чтобы сделать фотографии. Конструкции сооружений не вредят полям и почти не затеняют посевы. Туристы могут наблюдать как за археологами, так и за крестьянами во время работы.

Музей риса получил главную ландшафтную награду 2017 года на Всемирном фестивале архитектуры как проект, которому удалось объединить архитектуру, археологическую историю, сельское хозяйство и туризм.


Фото: dezeen

3. Приключенческий ботанический сад для детей в Австралии

Children’s WILD PLAY Garden создан для детей до 12 лет архитекторами студии ASPECT в Сиднее. Площадь парка – более 6500 квадратных метров. Дети могут пробираться через толстый бамбук, перемещаться по мостикам, прокладывать путь через артезианский бассейн с ручейками и фонтанами, изучать, радоваться и восхищаться. В ботаническом саду есть всё для приключений, при этом там предельно безопасно. Архитекторы подчеркивают, что на такой проект их вдохновили сами дети. Думая одновременно и как родители, и как проектировщики, архитекторы подмечали особенности детских игр на природе, чтобы сконструировать пространство ботанического сада.


Фото: aspect

4. Транзитный сад в Сан-Франциско

Проект The Dogpatch Ropewalk напоминает корабельную палубу, возникшую среди застройки. Местные архитекторы Fletcher Studio спроектировали транзитный сад, связку двух улиц с уютным двором.

Вдохновение они черпали в индустриальном прошлом района. Когда-то там был дом компании Tubbs Cordage, чей деревянный пирс уходил далеко в воды залива Сан-Франциско. Отсюда морская тема. В оформлении использовали красный цвет как символ красной нити в настоящем канате, и мачты, которые формируют пространство и делают его привлекательным.


Фото: fletcherstudio

5. Скульптурный пейзаж для игр в Швейцарии

Жиль Брюссет проделал сложную ландшафтную работу и создал, наверное, самую брутальную детскую площадку в мире. Его бюро Paysarchitectures с помощью своих проектов постоянно задает обществу вопрос: "Является ли ландшафтный архитектор художником?".

Площадка расположена между парком и художественной школой, соединяя их физически и символически. Для работ использовали битумную смесь, торф и алюминиевую краску. Из этих же материалов выполнен прилегающий парк Мейрин. Заранее придумать сценарий игры на такой площадке невозможно, это помогает детям по-новому раскрывать свои навыки и умения. Масштаб площадки позволяет им ощутить себя великанами на теле Земли. Поэтичная идея топографической игры, скульптуры, новый художественный смысл в городе и первобытная смелость делают проект уникальным открытием 2017 года.


Фото: paysarchitectures

6. Амфитеатр у Белого города

Осенью 2017 года открылось совершенно уникальное для Москвы пространство – Хохловская площадь. Проект был разработан французским архитектором Ирен Джао-Ракитин совместно с КБ "Стрелка" в рамках реконструкции Бульварного кольца.

Проект построен на контрастных сочетаниях: археологическая находка и новый амфитеатр, белый камень стены старого города и чёрный бетон, резкий перепад рельефа. Стена Белого города – центр композиции – была восстановлена специалистами и даже получила премию "Московская реставрация". Архитекторы старались привлечь внимание к культурному наследию и создать доступную среду для всех горожан. Покрытия, которые использовались в проекте, – новое решение для центра города. Раньше пропускающие воду покрытия, бетон и вертикальное озеленение можно было встретить только в парках.


Фото: Марк Серый, Strelka Magazine

7. Парк на месте леса в Тулузе

Новый парк в Тулузе связывает между собой несколько районов. Архитекторы мечтают, что в будущем он станет зелёной артерией города. Парк пролегает вдоль холма и демонстрирует географическое, архитектурное наследие места. В будущем там восстановят исторический рельеф и лес, который когда-то рос на месте парка.

Природные источники, сохранившиеся акведуки – сооружения для подачи воды из римских времён – подчеркнуты лаконичным дизайном террас, расположенных вдоль линии воды.

Архитекторы компании URBICUS Ltd. спроектировали там современные детские и спортивные площадки, сухой фонтан, террасы, зоны отдыха и внимательно отнеслись к деталям.


Фото: landezine

8. Возвращение реки Чикаго

Бюро Sasaki and Ross Barney Architects завершили реконструкцию набережной в Чикаго. Архитекторы предусмотрели в проекте новые функциональные связи, которые должны наполнить жизнь горожан новыми событиями и оживить прибрежные зоны.

Когда-то река Чикаго служила только промышленным нуждам, потом её течение развернули, после чего запустилась программа Chicago Riverwalk – инициатива по возвращению реки горожанам. Главные задачи программы – очистить воду в реке, сформировать шесть прибрежных зон и обеспечить пешеходную связь вдоль реки и озера неподалеку.

Реализовать техническую сторону проекта было сложно: архитекторы должны были учитывать ежегодную динамику паводков. В итоге получился линейный парк вдоль воды, который буквально оживил экономику Чикаго. Сейчас там открываются новые рестораны с террасами и отличным видом. У жителей появилась возможность заниматься водными видами спорта и рыбалкой прямо в центре города. Новые деревья позволяют сидеть у воды в тени, а водный амфитеатр соединяет верхнюю улицу и реку скульптурной лестницей.


Фото: worldlandscapearchitect

9. Бывшая парковка у стен средневековой крепости в Италии

В 2011 году прошёл конкурс на реконструкцию площади крепостного города Пескьера-дель-Гарда, расположенного недалеко от Вероны. В 2017-м площадь была перестроена по проекту победителей – бюро CLAB Architettura.

Недавно стены крепости были включены в список всемирного наследия ЮНЕСКО. До реконструкции территория вмещала 200 автомобилей, ещё раньше её использовали как площадку для подготовки военных, в связи с этим площади хотят дать новое название – "Armory Plaza".

Перед архитекторами стояла задача интегрировать военное наследие в ткань современного города и сохранить строгое настроение площади. Для этого при мощении пешеходной зоны использовали белый камень, бетонный гравий и булыжники, а частично сохранившуюся парковку выделили разноцветным тротуарным покрытием. Там появились организованные места для отдыха, освещение, озеленение и фонтан.


Фото: clabstudio

10. "Моя Улица" в Гуанчжоу

Квартал Юнцингфанг находится в самом сердце старого города Гуанчжоу. Раньше это был экономический центр южного Китая. В последние годы город пережил урбанистический бум. Многие улицы реконструировали. Концепция трансформации старого города заключалась в том, чтобы сохранить уклад жизни горожан и поддержать уже существующие социальных связи.

Проектом преобразования трёх заброшенных переулков занимались архитекторы студии Lab D + H из Лос-Анжелеса. Чтобы сохранить и продемонстрировать историческое наследие района, авторы оставили оригинальные строительные материалы: плитку, кирпич, природный камень, дерево – и превратили их в элементы ландшафта. Например, старая черепица процитирована в мощении улиц, а малые архитектурные формы, выполненные из обработанной, специально соржавленной стали, сочетаются с красным кирпичом фасадов и китайскими фонариками. Поскольку улицы довольно узкие, освещение встроили в фасады зданий и мощёные дороги.

Благоустройства квартала Юнцингфанг – совершенно новый пример восстановления старого города. Успех ландшафтной стратегии доказывает, что предприниматели, туристы и местные жители могут гармонично сосуществовать.


Фото: dhscape

Лучшие общественные пространства России 2017 года

Лучшие общественные пространства России 2017 года – Варламов.ру – ЖЖ

Продолжаем подводить итоги года!

Хочу представить вам обзор лучших общественных пространств, созданных в России в 2017 году, от Strelka Magazine.

Да, Зарядье там есть. И парк у стадиона "Краснодар" тоже. Но есть и места, о которых вы никогда не слышали!

1. Парк "Краснодар"

Место: Краснодар
Авторы проекта: Проектное бюро gmp International, Architekten von Gerkan, Marg und Partner

Один из самых масштабных проектов прошедшего года – парк возле стадиона ФК "Краснодар". По проекту немецкого бюро gmp International, известного строительством Олимпийского стадиона в Берлине, парк разделен на 30 зон. Среди них летний амфитеатр, который может служить кинотеатром и концертным залом; фонтан, зимой трансформирующийся в каток; водные и музыкальные лабиринты. На территории парка есть верёвочный парк и скалодром, баскетбольные площадки и скейтпарк.

У всего парка сложный, многоуровневый рельеф, который пересекает множество дорожек, и широких аллей, обеспечивающих безопасность болельщиков на выходе со стадиона. Растения занимают чуть больше половины всей территории: в парке высажено больше двух тысяч деревьев, среди которых встречаются редкие сосны бонсай, дикие сливы, японские клёны и дубы.

Предполагается, что зимой новое пространство не будет пустовать, как большинство российских парков: фонтан с водопадом в зимнее время трансформируется в каток с искусственным льдом. Летом на площадке амфитеатра будут проходить кинопоказы. Технически парк работает с 29 сентября, к лету 2018-го там запланировано открытие кафе с террасой на крыше.

2. Хохловская площадь

Место: Москва
Авторы проекта: архитектурная студия Ирен Джао-Ракитин и КБ Стрелка

Целью проекта было создать новый для Москвы тип общественного пространства: придать ему музейные функции. Так Хохловская площадь превратилась в небольшой археологический парк: новый амфитеатр там обрамляет старую, сохранившуюся до наших дней часть стены Белого города.

На площади высадили деревья, установили информационные стенды, светильники и скамейки. Участники круглого стола, где обсуждалось будущее Хохловской площади, отмечали, что сейчас там по-хорошему ничего не происходит: нет палаток с едой, спортивных площадок и розовых пингвинов. Там можно просто отдыхать и ничего не делать, поэтому экспаты называют Хохловскую площадь маленькой Вероной, а Юрий Сапрыкин – "неместом" в городе.


Фото: Марк Серый, Strelka Magazine


Фото: Марк Серый, Strelka Magazine

3. Набережная и спуск к реке Урал

Место: Оренбург
Автор проекта: ПМ Архитек

Главной задачей архитекторов было вернуть спуску к реке исторический вид и превратить набережную в полноценный променад с беговыми и велодорожками.

Специалисты восстановили историческую лестницу, построенную ещё в 50-е в стиле сталинского ампира, отреставрировали ограждения и смонтировали 64 фонаря, некоторые из которых – точная копия исторических.

Вместе с отреставрированными ступенями у лестницы появились пандусы. К весне на съезде с пандусов должны установить декинги – деревянные настилы – чтобы колёса велосипедов не застревали в песке. Весной рядом откроется площадка со спортивными тренажёрами. На самой набережной появились лавочки и урны, а склон возле неё почистили, высадив новые деревья.

4. Набережная реки Везёлки

Место: Белгород
Автор проекта: КБ Стрелка

Набережная Везёлки раньше была похожа скорее на природную зону, части которой были отрезаны друг от друга. К реке не было оформленных спусков, где-то было темно и опасно ходить. Архитекторы объединили эти территории, а берега реки связали сетью пешеходных и веломаршрутов. На набережной появились деревянные террасы, по которым можно спуститься к воде.

Вся набережная поделена на три части: центральный участок у парка Победы и детского парка "Котофей" предназначен для детского отдыха, там у воды построили амфитеатр. Участок у Белгородского государственного университета ориентирован на студентов, а территория у музея-диорамы, где сохранили деревья и добавили террасы, приспособлена для тихого отдыха.

По трёхкилометровой набережной проложили велодорожки, уложили гравий и плитку, установили бордюры, светильники, скамейки и урны. Чтобы набережная весь год была зелёной, там высадили хвойные деревья и травы, которые цветут ранней весной, а чтобы не пустовала зимой – по плану установка катков, ледяных горок и отапливаемых павильонов.

5. Парк "Горка"

Место: Москва
Авторы проекта: Magley

Парк "Горка" в Большом Спасоглинищевском переулке – хороший пример того, как могут развиваться практически заброшенные территории в центре города благодаря местным жителям.

Резиденты района вынашивали идею создать парк на месте стихийной парковки с конца 90-х. Когда в 2013 году они получили поддержку местных депутатов, на участок площадью 2,7 гектара вдруг обратили внимание и другие заинтересованные стороны. Это место могли отдать, например, Российскому военно-историческому обществу, и тогда в Большом Спасоглинищевском переулке появился бы не парк, а плац. К счастью, инициативной группе удалось отстоять свою идею.

Парк открылся летом 2017 года. Пространство разнесено на три уровня и поделено на семь зон, всех их связывают сквозные проходы и лестницы, которые ведут в соседние дворы.

В средней части парка – зелёная зона с деревьями и дорожками. Доминанта этой части – детская веревочная лазалка в виде космической тарелки. Слева – смотровая площадка с деревянным настилом, предназначенная для танцев. Там же находится игровая площадка. Правее – насыпной холм и чугунная ротонда. Рядом находится баскетбольная площадка. На уровень ниже ведёт лестница-амфитеатр, там установили фонтан (как в Музеоне), а стены рядом обросли виноградом.


Фото: Ольга Алексеенко, "Афиша Daily"


Фото: Ольга Алексеенко, "Афиша Daily"


Фото: Ольга Алексеенко, "Афиша Daily"

6. Бульвар Строителей

Место: Кемерово
Авторы проекта: КБ Стрелка

На бульваре установили новую сцену и светодиодный экран, а на месте старой, окружённой фонтаном, организовали место для кафе на 30 посадочных мест. По проекту предполагается, что в скором времени туда должен прийти малый бизнес: на бульваре организовали около пяти мест для павильонов и зону для фудкорта. Там заасфальтировали площадки, подвели электричество.

На бульваре появились места для занятий спортом: зона с турниками и кольцами и площадка с тренажерами. Уже сейчас там есть памп-трек и замкнутая велодорожка, весной должен открыться скейт-парк.

На бульваре заменили фонари и высадили 80 деревьев: ивы, берёзы, сосны, ели и рябины, и вдобавок 600 кустарников. Там же установили новые скамейки и урны и преобразили пункт полиции.

7. Парк Зарядье

Место: Москва
Авторы проекта: Diller Scofidio + Renfro (США), Hargreaves Associates, Citymakers, Transsolar Klima Engineering, Buro Happold

Проект одного из самых громких открытий 2017 года – парка "Зарядье" – строился вокруг словосочетания "природный урбанизм". "Зарядье", выполненное по плану создателей Хай-Лайна Diller Scofidio + Renfro, – одновременно и парк, и городское пространство, где дикая природа перетекает в постройки, а сквозь непривычное для России мощение без бордюров пробивается зелень.

Одна из отличительных черт парка – сам ландшафт. Он представляет все природные зоны России, каждая из которых присутствует в "Зарядье" так же, как арт-объекты экспонируются в выставочном зале. В каждой зоне свой микроклимат: так, в ледяной пещере, накрытой стеклянной корой-куполом, летом холоднее, зимой жарче, и всегда более влажно, чем на улице.

Филармония, крыша которой рифмуется с таким же изогнутым навесом "стеклянной коры", откроется к весне 2018-го. На территории парка есть ресторан, смотровая площадка, музей и парящий мост, вид с которого стал новой открыткой и героем всех туристических инстаграмов. По словам автора интерьеров общественных зон парка "Зарядье" Тимура Башкаева, по изначальному проекту в конструкции парящего моста был стеклянный лифт для инвалидов. Однако он создавал ощущение опоры, и весь "вау-эффект", важный для концепции парка, пропадал. Тогда лифт решили убрать, чтобы не портить ощущения. По мнению архитектора, ради этих эффектов сейчас и живёт город.

8. Бульвар на улице Рахова

Место: Саратов
Авторы проекта: SNOU Project и институт "Саратовграждапроект"

Задачей архитекторов было обустроить городской бульвар: озеленить и осветить его, вписав в его устройство инфраструктурные объекты (то есть игровые и спортивные площадки, места для выгула домашних животных), проложить дорожки для велосипедистов и заменить пешеходные.

За первый этап благоустройства на бульваре появились четыре детских площадки, столы для настольного тенниса и шахмат. На бульваре высадили 195 лип и около 1500 кустов сирени, ирги и спиреи. Там же смонтировали трубы для автополива. Вдоль бульвара поставили новые светильники и скамейки. Сейчас готова только часть улицы Рахова, но администрация Саратова планирует благоустроить улицу полностью.

9. Общественное пространство фабрики "Заря"

Место: Владивосток
Авторы проекта: ConcreteJungle + Skameyka architects

В 2014 году у фабрики сменился собственник, и было принято решение создать там единое общественное пространство с кафе, мастерскими, офисами и магазинами, ориентированными на дизайн и ремесло. Для этого привлекли проектные мастерские ConcreteJungle + Skameyka architects.

Они же переустраивали территорию возле фабрики. В этом году там установили деревянные помосты, реечные фасады и удобные скамейки. В проекте использовали "ржавый" металл, бетон, натуральную древесину. На входе появилась огромная швейная машинка из фанеры – привлекающий внимание элемент может стать символом нового городского пространства.


Фото: Concrete Jungle

10. Общественное пространство перед Ельцин-центром

Место: Екатеринбург
Авторы проекта: Ашот Карапетян и Петр Любавин

Новое пространство возле Ельцин-центра по сути представляет собой большую клумбу, полностью засыпанную песком. Однако песок окружен бордюром из сосны на металлическом каркасе со скамейками, лежаками и пандусами, поэтому внутри "песочницы" можно ходить: дети могут лепить там замки из песка, взрослые – отдыхать неподалеку. По проекту объект можно будет использовать как сцену.


Фото: Ashot Karapetian

11. Горкинско-Ометьевский лес (2016-2017, 2017 – вторая очередь)

Место: Казань
Авторы проекта: мастерская "Архитектурный десант"

В конце 2016 года в Казани начался первый этап благоустройства Горкинско-Ометьевского лесопарка. Тогда в парк провели водопровод и электричество, построили мосты через овраг и парковку на 100 машин, украсили парк светящимися шарами. Вход оформили семиметровыми арками, cправа от которых расположена фестивальная площадка со сценой. Напротив, взамен старой лыжной базы, построили многофункциональный павильон. От здания базы спускаются трибуны: место для болельщиков лыжных соревнований зимой и кинотеатр с лекторием – летом.

К 2017-му в парке появилась большая экологическая игровая площадка (авторы проекта – бюро "Чехарда"), приближенная по своей стилистике и функциям к лесному окружению. Здесь есть два уровня: воздушный, проходящий через кроны деревьев, и базовый, расположенный на земле. Он разделён на подзоны: центральное игровое "ядро", поляны исследований и сенсорный лабиринт. Над глубоким оврагом построили пешеходный мост, который сейчас связывает территорию леса с улицей Братьев Касимовых. Через лес ведут прогулочные эко-дорожки из лиственницы и освещённые лыжные трассы.


Фото: @kazanles

Городская среда — система взаимосвязанных открытых пространств -

Пространство городской среды должно быть организовано таким образом, чтобы удовлетворить фундаментальным потребностям человека в ориентации и разнообразии. Для выполнения таких функций каждое конкретное пространство несет определенную смысловую нагрузку. В зависимости от характера смысловой нагрузки городские пространства делятся на ориентирующие, поведенческие, промежуточные и предваряющие.

Ориентирующие пространства — это пространства улиц, площадей, набережных и т.п., обладающие видовым разнообразием и направленной динамикой. Ориентирующее свойство состоит в постоянном восприятии и ощущении человеком знакомого пространства улиц, осознании своего нахождения не в анонимном районе, а в зоне определенного узнаваемого «места» в городе.

При перемещении по городу и изменении визуальных точек зрения у человека остается ощущение узнавания окружающего пространства. Лучшими по ориентирующему качеству можно считать не прямые улицы, а кривые, а еще лучше ориентироваться в кольцевой или «веретенообразной» сети лучевых улиц. При этом наиболее впечатляющим фактором ориентации является изгиб пространства кривой улицы, обещающей за поворотом новый вид, новые знакомые впечатления. Высотные доминанты, появляющиеся в перспективах улиц, служат дальними ориентирами.

В современном крупном городе чувство полной потери ориентации, пожалуй, редкость. Человека поддерживает присутствие других людей, для отыскания дороги ему помогают специальные устройства: схемы, названия улиц, дорожные знаки, надписи автобусных маршрутов. Но стоит хоть раз потерять ориентацию, и ощущение беспокойства и страха немедленно показывает, как тесно связано это чувство с чувством душевного равновесия и благополучия. В противовес беспокойству, вызываемому потерей ориентации, добротный образ знакомого окружения дает важное чувство эмоционального комфорта и помогает установить гармоничные отношения между личностью и внешним миром.

В общей системе ориентации человека в городе активно «работают» три группы пространств: видовые точки, панорама района и закрепленные в памяти маршруты.

Видовые точки, иначе называемые фиксированными точками зрения, представляют собой наиболее благоприятную зону восприятия архитектурной среды. Разумеется, невозможно при проектировании архитектурной среды учесть все возможные фиксированные точки зрения с тем, чтобы сделать каждый видовой кадр композиционно полноценным. Однако необходимо организовать видовые кадры по основным направлениям трасс движения, а также видовые кадры с основных фиксированных точек зрения. Такими фиксированными точками являются точки перехода из одной пространственной среды в Другую (из внутреннего интерьера во внешнее пространство, из пространства замкнутого двора на трассу пешеходного или транспортного движения и т.д.). В наше время распространенными фиксированными точками зрения стали выходы из подземных переходов, вестибюлей метро. При этом особенно важна узнаваемость картины, возникающей перед человеком после специфического пространства подземной архитектурной среды.

Ориентация в городе через видовые точки в конечном итоге создает в памяти человека целый калейдоскоп видовых кадров, включающих отдельные архитектурные объекты: разрозненные исторические и ландшафтные уголки и даже вторичные градостроительные формы — оборудование, рекламу и т.д. Возникает устойчивый образ этих уголков города, своего рода эталон законченности облика городской среды. Такой привычный архитектурный образ сопутствует обычно стабильным интерьерам в городе.

Панорама районов города, как ориентирующее пространство, вызывает более общее эмоциональное воздействие. Визуальный образ района содержит в себе обобщенное, цельное представление о совокупности элементов, формирующих панораму именно этого района.

Принимая во внимание оптические возможности человеческого глаза, можно условно представить панораму города в виде нескольких визуальных планов или пространственных зон различной удаленности от наблюдателя, характеризуемых различной интенсивностью цвета, градациями светотени, ясностью очертаний зданий, сооружений и их деталей. Как показали исследования ЦНИИП градостроительства, можно выделить четыре такие точки:

1) в пределах 300—300 м. На этом расстоянии четко воспринимаются детали, размеры, насыщенность цвета, перспективное сокращение объекта;

2) в пределах от 300—500 до 1500— 2000 м. Объект воспринимается как часть общего пейзажа. Ведущую роль в плане играют не детали, а игра архитектурных масс. Цвета начинают сливаться. Смягчены переходы от света к тени;

3) в пределах от 1500—2000 до 3000— 4000 м. Воспринимается только силуэт объекта, ослабевает сила цвета, полностью исчезают градации светотени. Общая картина плана характеризуется четко «читаемым» силуэтом застройки, воздушностью и цветом неба;

4) за пределами 3000—4000 м. Объект воспринимается без архитектурной и тональной точности. Все цвета покрываются дымкой. Силуэты застройки скорее чувствуются, чем «читаются».

Три первых визуальных плана составляют активную часть панорамы, обзор и выразительность которой зависят от прозрачности и освещенности воздушной среды. Взаимосвязи света, тени, полутени, рефлекса и цвета создают тональные отношения между визуальными планами панорамы, благодаря которым она становится красочной.

Поскольку панорамы в большинстве случаев воспринимаются как чередующиеся низко развернутые горизонтальные формы визуальных планов, их вертикальные элементы приобретают особый смысл. Высотные доминанты направляют внимание наблюдателя на главный структурный элемент города, иллюзорно увеличивают или уменьшают глубинность городского пространства, а также служат зрительными ориентирами. Поэтому каждый высотный акцент в панораме должен быть индивидуален и вызывать ассоциацию с определенным местом в плане города. Высотный объект должен господствовать над общим горизонтальным фоном; наиболее четко он вырисовывается на фоне неба. Именно на этом фоне очень трудно оценить его подлинные размеры, так как он всегда кажется больше.

Картины восприятия панорамы города в зависимости от удаленности наблюдателя

В некоторых случаях роль высотных доминант могут играть высокие деревья (кипарисы, сосны и т.п.), резко контрастирующие с горизонтальной застройкой и формой, и цветом. Наиболее эффективны количественный контраст (большого и малого) и контраст по характеру (простого и сложного) [41].

Кроме того, нельзя забывать, что раскрытие панорамы на природный пейзаж внутри самого города или за его границами повышает ее художественный эффект; теплые тона цвета зрительно приближают, а холодные, наоборот, удаляют предметы в пространстве; светлая окраска создает впечатление большего простора.

Люди, пользующиеся панорамой района в качестве ориентирующего пространства, явно предпочитают опираться на систему ориентиров, т.е. воспринимать скорее уникальное и специфическое, чем протяженное и обобщенное. Ориентиры легче опознаются, быстрее осознаются как значимые, если у них ясная форма, если они остро контрастны фону и если пространственная локализация чем-то выделяет их положение. Такое выдающееся положение объекта в пространстве панорамы может быть только в двух случаях: 1) объект виден с множества направлений; 2) объект резко контрастирует с соседствующими объектами за счет размещения или высоты.

И, наконец, учитывая мобильность человека в городской среде, можно утверждать, что наиболее важную роль в системе ориентации играет образ города в связи с привычными маршрутами движения. Гакие маршруты всегда носят индивидуальный характер, поэтому способы ориентировки в среде имеют личностный момент. Различные наблюдатели найдут в городе достаточно материала, чтобы упорядочить его сообразно своему собственному мировосприятию: один опознает улицу по типу мощения, другой запомнит ее широкую дугу, третий выстроит основные ориентиры по ее длине. В любом случае воспринимаемое окружение должно непременно обладать известной пластичностью.

Если к цели ведет только один путь, если город имеет только несколько фокусирующих внимание объектов или он образован сверх- четкой однообразной системой дорог, то практически невозможно вообразить себе его иначе как однотемным.

На пути следования человека должны возникать многочисленные ключевые ориентиры. Они группируются, как бы образуя узорчатый рисунок, делающий маршрут удобно опознаваемым благодаря знакомой последовательности деталей. Пластическое разнообразие архитектурной среды позволяет каждому человеку конструировать свой собственный образ: понятный, удобный и, главное, без особого труда ориентирующий его в пространстве города.

Поведенческие пространства вырабатывают социально-психологическую установку человека в городской среде. Эти пространства являются своего рода накопителями общегородских функций — культурных, управленческих, торговых и т.д. Они являются носителями местной (городской ) и общей (региональной) информации, а также выразителями архитектурно-художественных символов и идеалов времени — и все это кроме своих прямых функций (театральная или привокзальная площадь, магистральная или жилая улица и т.п.).

Поведенческие пространства можно сгруппировать в две совокупности: первая вызывает у человека эмоциальное поведение, адекватное социально-эстетическому содержанию пространства; вторая воздействует на форму поведения человека при помощи физических параметров и форм, а также пространственных знаков.

Первую совокупность можно разбить на три разновидности (по В. Шимко):

тождественные, парадные пространства, рассчитанные на впечатление величия, гордости, мощи, на коллективные массовые общественные действия;

интимные, уютные пространства, символизирующие защищенность, индивидуальность интересов, удобства, спокойное и доброжелательное общение или личное уединение;

деловые, целеустремленные «рабочие» пространства, обеспечивающие максимальную скорость, эффективность, четкость протекающих здесь процессов.

Примерами парадных пространств являются главные площади городского центра, мемориальные комплексы; интимными уголками являются дворы, парки, пешеходные улицы; целеустремленными пространствами можно считать торговые и деловые улицы, вокзальные, торговые и транспортные площади.

Каждое из этих пространств участвует в развитии адекватного чувства пространства у горожанина, что служит основой его поведения в сложной городской иерархии пространств: начиная с центра личной жизни (квартира) и кончая крупными центрами общественной жизни.

Все эти типы пространств активно проявляются также в становлении городского сознания у человека, т.е. в усвоении личностью того, что ее деятельность невозможна без отношений с другими людьми, составляющими городское общество. Таким образом, поведение человека формируется одновременно под действием двух сил: социальной установки и эмоционально-функционального характера пространства.

Вторую совокупность поведенческих пространств составляют физическая структура пространства и пространственные знаки, которые разрабатываются с целью предопределения всей широты поведенческих ситуаций. Так, разнообразием градостроительных решений архитекторы создавали пространства негласных «команд» для поведения горожан [7].

Хотя поведение в городской среде многовариантно и переменчиво, общие действия человека в стандартных ситуациях (подъем по лестнице, проход в дверь, пересечение улицы, приобретение покупки и т.п.) можно легко определить. Еще издревле были отработаны приемы пространственного построения, соответствующие предпочитаемым стереотипам поведения человека.

Кроме того, существует масса вторичных форм, делающих пространство благоустроенным и ухоженным, благодаря чему создается комфорт для пребывания человека в городской среде. К ним относятся скамейки для отдыха, навесы, перголы, создающие тень от солнца и защиту от дождя и ветра, допустимая яркость и подвижность изображений на рекламных щитах, замощение поверхности земли, отвод дождевой воды, ровность и чистота тротуаров, доступность объектов питьевой воды и питания, наличие общественных туалетов и многое другое, что, безусловно, повышает стандарт городской среды.

Таким образом, поведенческие пространства несут как бы двойную смысловую нагрузку: обеспечение комфортной среды обитания для человека и создание соответствующего месту эмоционального настроя.

В пространственном опыте человека помимо ориентирующих и поведенческих пространств существуют также промежуточные и предваряющие пространства, располагающиеся между пройденным и предстоящим. Они вызывают у человека чувство подготовленности, установку к восприятию предстоящего пространства: не только визуальным впечатлением, которое иногда исключается, но и всем комплексом ощущений.

Промежуточные пространства расположены на стыке внешних и внутренних городских пространств. К ним относятся внутренние пространства жилой группы, дворы квартальной застройки, предзаводские площади, площадки перед административными и торговыми зданиями и вообще любое небольшое пространство для отдыха, вкрапленное в ориентирующее или поведенческое пространство.

Излом улицы, зигзагообразные фасады зданий на ней, башня-ориентир и сужение улицы, двухпролетная арка над ней, наконец, площадь с церковью — рядом с этими архитектурными акцентами, как правило, и располагаются промежуточные пространства — места отдыха и развлечений. Воспринимая по ходу движения архитектурный акцент, человек подходит к зоне, где его внимание переключается на пространство отдыха, любое другое место времяпрепровождения, которое как бы прерывает и в то же время поддерживает установку человека на восприятие следующего видимого отсюда акцента.

В последние годы в современных загазованных, запыленных и шумных городах стали возникать новые типы промежуточных пространств: «оазисы», «камины», маленькие площадки с фонтанами, с предметами прикладного искусства, а иногда и с цветовыми и акустическими эффектами, которые приятно смягчают раздражающий шум внешнего мира. Человек расслабляется, отдыхает в этом типичном городском интерьере и в то же время четко воспринимает островной характер этого комфорта среди большого шумного города: вот почему промежуточные пространства названы пространствами установки.

Такими же являются и предваряющие пространства. Они создаются для усиления эффекта восприятия главных городских площадей, крупных архитектурных объектов, для их пространственно-временного акцентирования. Их можно называть аван-площадями.

Классическими примерами предваряющего пространства можно назвать привокзальные, предрыночные площади, площади перед театрами и другими крупными общественными зданиями. Движение по таким площадям подчеркивается кинестезическим ощущением (пандус, лестница и т.п.), слуховым и тактильным ощущениями (цветы, фонтан и т.п.).

Использование предваряющих пространств с целью увеличения эффекта от восприятия главного архитектурного акцента имеет многовековую традицию.

Лабиринты узких кривых улочек средневековых городов Европы, паутина затененных улочек городов Ближнего и Среднего Востока заканчивались вдруг раскрывающимся пространством площади с главным зданием церкви, ратуши, мечети и т.п. Лабиринт улиц как пространство активизации у человека установки к восприятию главного объекта был распространен также в Японии. Здесь многие храмы как бы «обернуты» в лабиринто-образную сеть подходящих улиц для защиты, а также для ощущения величия пространства самого храма.

Ощущения от воздействия предваряющих пространств сохраняются некоторое время после перехода в главное пространство, обостряя восприятие. Такой эффект воздействия пространства психологи называют «следом раздражения, последовательным образом». Пространственные средства создания последовательного образа — наиболее сильные для формирования установки человека к восприятию пространства. Особенно впечатляют затененные предваряющие пространства, активно используемые в южных городах и рассчитанные на эффект чередования света и тени.

Городские интерьеры, перемежаясь друг с другом, образуют единую систему взаимосвязанных пространств. Выходя из дома, человек попадает в мозаично организованную территорию города, где чередование этих пространств происходит неназойливо, естественным путем. Именно такой ритм пространственного восприятия вызывает у человека устойчивый образ города как некоего сложного и многообразного, но цельного организма. Практически, это — жизненное пространство человека, специально для него структурированное и варьируемое от «пузырька персонального пространства» (по К. Аинчу) до пространственной сферы крупных социальных групп.

Психология городского пространства :: Город :: Статьи

Почему одни города или районы кажутся удобнее и безопаснее, а другие вызывают тревогу и отчуждение? Как современная урбанистика помогает снизить психологические риски от пребывания человека в мегаполисе? Мы предложили прокомментировать эту тему доценту Кафедры акмеологии и психологии профессиональной деятельности ИОН РАНХиГС и гендиректору Psy.lab.FOCUS Кристине Иваненко.

— Когда человек ощущает город «своим» — когда «чужим»?

— Интересно, что субъективно ощущаемая грань между «своим», частным пространством и публичным, общественным далеко не всегда совпадает с юридической границей собственности. Грамотные архитектурные решения могут раздвинуть личное пространство (родное, безопасное, уютное — иначе говоря, зону комфорта) далеко за пределы квартирной двери и даже подъезда. Хороший критерий того, что архитектурный фокус расширения пространства удался — когда у жильцов многоквартирного дома создается ощущение, что их владения простираются далеко за пределы собственного жилья.

«Это вот наш пруд, там наш парк, тут наша любимая библиотека» и прочее. Как мне однажды сказал сосед: «Мне кажется, я могу ходить в нашу булочную в домашних тапочках» — при том, что она находится в 300 метрах от дома и никак не связана с ЖК юридически. Если этого эффекта удается достичь, у жильцов возникает не только чувство психологического комфорта, безопасности, но и ощущение личной ответственности за «свои» пространства, желание заниматься ими, обустраивать, улучшать.

— Как архитектурные и планировочные решения могут способствовать преодолению отчуждения?

— Ответом будет персонализация: индивидуализированные фасады и колористика домов, которые создают чувство своего, уникального, неповторимого жилища. Во-вторых, формирование застройки по квартальному типу, которое позволяет создавать внутренние дворы, органично отгороженные от «внешнего» мира не заборами, а самой формой постройки. К слову, двор — ценнейший социальный феномен, почти канувший в лету — является важным институтом социализации. Озеленённый двор без машин, с лавочками и качелями, детскими площадками и клумбами, где могут безопасно играть дети и общаться взрослые — важное условие психологического комфорта жителя мегаполиса.

Другой результативный шаг — организация на первых этажах домов функциональных пространств с витринными окнами: булочные, кафе, магазины, салоны красоты, пункты проката спортивного инвентаря, пространства коворкингов. Все эти вещи выполняют не только эстетическую и утилитарную функцию, но и коммуникативную: это места, где вас знают по имени, где вы ежедневно встречаете соседей, с которыми можно перекинуться парой слов. В созданных по таким принципам публичных пространствах возможно конструирование общественной жизни, наполненной эмоциональными связями и теплыми человеческими отношениями.

Жилой комплекс на Пресненском валу, 14. Проектировщик ГК "Терра Аури"

Комплекс жилья эконом-класса в Голландии

В таких пространствах можно почувствовать себя частью микро сообщества, объединенной группы людей, а не крупицей в потоке транзитной обезличенной толпы

Толпа общества не создает. И долгосрочных эмоциональных связей тем более.

— Может ли архитектура снизить уровень тревожности человека в городе?

— К сожалению, тревожность давно стала неотъемлемым спутником жителя мегаполиса. Она стала нормой. Фоновая тревога почти незаметна, когда здоровье, силы, настроение человека на высоте. Но как только ресурсов организма и психики для подавления тревоги начинает не хватать, на свободу вырывается негатив — беспричинные всплески агрессии, фобии, апатия, депрессия. Грамотно продуманная городская среда может дать жителям недостающую энергию, снизить тревогу и агрессию.

Типовая серая высотная застройка, обезличенные прямоугольные формы, неотличимые друг от друга контуры и текстуры создают атмосферу скуки, уныния, беспомощности. Мы не всегда фиксируем это на сознательном уровне, потому что привыкли к окружающему контексту. Но даже на подпороговом уровне осознания визуальный ряд сильно влияет на нашу психику, задает образ мысли, транслирует установки. Что предпочтительнее для благополучия психики? Во-первых, разнообразие форм и цветовой палитры пространства, не разрушающее архитектурной и визуальной целостности города. В однородной, однотипной среде, которая в психологических исследованиях называется «обедненной», даже детеныши шимпанзе развивают свое мышление только наполовину возможностей, а крысы теряют мотивацию бегать по лабиринту. Что говорить o человеке!

Жилой комплекс на Варшавском шоссе, 141. ГК "ПИК"

Во-вторых, важен разноуровневый городской силуэт, который не заставляет человека чувствовать себя ничтожно маленьким. Ощущению безопасности способствует и прозрачность, транспарентность среды. Высокие, неприступные и не пропускающие свет заборы, массивные решетки на окнах первых этажей одним своим видом создают видимую агрессивность, недружелюбность среды. Прозрачные входные группы, уютная инфраструктура на первых этажах домов, легкие конструкции заборов и частичная их замена на «зеленые изгороди», хорошая освещенность улиц — путь к снижению уровня тревожности.

— Как на горожанина влияет переизбыток и хаотичность информации — рекламных конструкций, вывесок, такая «замусоренность» пространства?

— Наполненность, уют, целостность осмысленность пространства влияют хорошо. Информационный переизбыток, хаос и засоренность, с точки зрения психологии восприятия, — плохо. В современное digital время, когда мы, не отрываясь, смотрим на экраны гаджетов, не останавливаясь поглощаем информацию в теле, радио формате, в печатном виде — перегруженность настолько велика, что мозг едва может справиться с обработкой потока всей поступающей информации. Информационная картина становится все более расщепленной, разнородной, твиттеризированной — миллионы фактов, мнений, идей и оценок противостоят друг другу, найти истину в этих потоках информации всё труднее. Когда мозг пытается употребить больше, чем способен, это приводит к пагубным когнитивным последствиям. Поэтому необходимо регулярно устраивать себе digital дэтокс — информационную диету.

Для жителя мегаполиса короткая прогулка или несколько минут разглядывания пейзажа за окном — хорошая возможность разгрузить психику

Но только при условии, если город представляет собой гармоничную визуальную среду, если он говорит со своим жителем эмоциональным языком образов, а не агрессивным навязчивым языком хаотичной информации — рекламы, слоганов и цифр.

Пешеходные зоны Москвы

— А вот такое понятие как «экологичность», что оно обозначает в психологии применительно к городу?

— По сути, экологичность — это проверка на отсутствие негативных последствий в результате каких-либо действий, изменений. Экологично — значит бережно в отношении существующего, не нарушая гармонии. Экологичны те действия, которые не вызовут фатальных, негативных последствий, не порвут существующих связей, не нарушают баланса. Этот термин корректен в отношении изменений как в человеке, так и в городе. Например, можно учить ребёнка плавать, неожиданно бросив его в бассейн — но это не экологично. Бороться с проблемой трафика неожиданно, закрыв, например, въезд в центр города для автомобилей, не экологично.

И мегаполис, и человеческая личность — это сложные целостные системы, у которых есть своя внутренняя экология

Необдуманные изменения одной части системы могут вызвать конфликты в другой. Так что, планируя любые глобальные изменения городской среды, необходимо проводить экологическую проверку: Каковы будут последствия? Как это отразится на функционировании всей системы и ее отдельных элементов? Улучшит ли это жизнь горожан? Движет ли это развитие города в сторону желаемых целей?

Социальное жилье, Англия

— Есть ли у психологов ответ на вопрос, какой цвет должен быть у жилья? Должен ли он соответствовать классу жилья или предполагаемому контингенту жителей?

— Конечно, стиль жилого комплекса и, в частности, цвет его фасада, является важным фактором, привлекающим определенную целевую аудиторию — контингент того или иного возраста, образа жизни, вкусовых предпочтений.

Жилые объекты одной ценовой категории, но разных стилей привлекут разных покупателей и тем самым создадут разные субкультуры

Обилие декора, лепнины, теплых тонов и золотых акцентов привлекают состоявшихся людей, для которых, тем не менее, остается важным подчеркнуть свой статус. Жильцы таких домов весьма консервативны и разделяют классические ценности. Радикальные и, возможно, вызывающие архитектурные ансамбли соберут под своей крышей нонконформистов, которым нравится выражать свою независимость от мнения большинства. Большие окна и необработанный кирпич лофтов выберут горожане, которым важна творческая, богемная ипостась себя и окружающего мира. Хорошая спортивная инфраструктура, наличие стадионов и спортзалов в непосредственной близости от дома, удобные варианты хранения велосипедов и сноубордов станут магнитом для людей, которым важен спорт.

Жилой комплекс "Нанодом". Нижегородская ул., вл. 11Б-11В. Проектировщик "Терра Аури"

Это факт — нам нравится те архитектурные решения, которые выражают наши ценности и убеждения, соответствуют нашему образу жизни

— А как насчет колористики объектов инфраструктуры — садиков, школ, больниц, а также гаражей, техстанций, автосервисов?

— Мы же говорим не o городах-радугах, как Сан-Франциско, Рио-де-Жанейро или Чинкве-Терре, а более спокойных в цветовом отношении центрах урбанизации, да? Если так, то цвет здания может привлечь к нему внимание, обозначить функцию объекта, выделить его целевое назначение. Постройки, предназначенные для детей, есть смысл выполнять в ярких, жизнерадостных цветах (что, конечно, не отменяет необходимости соблюдения эстетических канонов, вкуса и чувства меры). Для ребенка очень важна индивидуальность и эмоциональная привлекательность здания, в которое он приходит каждое утро — школы или детского сада — в психологии это называется «положительная валентность». Здание должно нравиться. Кроме этого, оно должно быть «интересным», чтобы не надоесть. С этим хорошо справляются стеклянные и зеркальные поверхности, которые отражая окружающий мир, меняют здание в зависимости от погоды, времени суток и сезона.

Жилой комплекс на Ярцевской ул. ГК "ПИК"

Вестибюли Жилого комплекса на Варшавском шоссе, 141. ГК "ПИК"

Медицинские учреждения одним своим видом должны создавать ощущение чистоты, надежности и оптимизма. Что касается последнего, отличный пример — Московский Центр детской гематологии, онкологии и иммунологии, выполненный в ярких, сочных цветах. Одним своим фасадом это здание транслирует установку «все будет хорошо».

Что касается вспомогательных функциональных объектов — техстанций, автосервисов — цвет таких построек стоит выбирать с учетом их назначения. Лучше, если они заметны, привлекают к себе внимание, но не выпадают из окружающего контекста. Здесь полезно единообразие. Горожанин чувствует себя увереннее, если знает, что места с тем или иным функционалом по всему городу обозначены одним цветом.

ФНКЦ «Центр детской гематологии, онкологии и иммунологии» на Ленинском проспекте. Проектировщик бюро Асадова.

— «Полезно» ли городу быть ярким?

Городу полезно быть гармоничным, целостным, сбалансированным, представлять собой гештальт, в котором разные элементы не входят в диссонанс. А с помощью какой палитры красок это достигнуто — серьезных, сдержанных или ярких, насыщенных цветов — думаю, не имеет значения. Это зависит от истории и темперамента города.

— Каким должно быть освещение в ночное время?

Освещение — это очень важный момент. Высокий уровень горизонтальной освещенности должен сопровождаться хорошей вертикальной освещенностью. Многочисленные исследования показывают, что улучшение уличного освещения приводит к резкому снижению числа ДТП и ночной преступности. Хороший уровень уличного освещения придает жителям города большее ощущение безопасности, создает дружелюбную атмосферу в городе и повышает качество жизни в нем. Уличные фонари и светильники создают особую городскую атмосферу, по хорошо освещенным пешеходным зонам хочется гулять.

Благодарим за помощь в подготовке интервью Кафедру акмеологии и психологии профессиональной деятельности ИОН РАНХиГС при Президенте РФ 

https://vk.com/akmeology

https://www.facebook.com/AkmeologyKafedra

www.psylabfocus.com

1. Типы открытых городских пространств (огп) в классификациях различных авторов. Основа классификаций.

С точки зрения архитектурного формирования среды обитания человека, под открытым городским пространством понимается специальное организованное непокрытое пространство городской структуры, обладающее определёнными функциональными и художественными характеристиками. Основываясь на этом принципе и исходя из специальной и нормативной литературы, можно условно составить несколько классификаций ОГП.

Одна из классификаций предполагает следующее ранжирование: двор - улица - площадь. Двор - это элементарная частица городского пространства, отнесённого к определённому дому или группе домов.

Улица - протяжённое, ориентированное на городское движение пространство, контрастирующее с замкнутым интимным двором.

Площадь - пространство, имеющее специфический характер, отвечающее своей функции (площадь перед общественным зданием, привокзальная площадь, транспортная площадь и т.д.)

Классификация Шимко:

1) Пространства при плоскостных сооружениях, где открытое пространство выполняет функциональную задачу (стадионы, пляжи, автостоянки и др.)

2) Пространства, сопутствующие самостоятельным объёмным сооружениям. Такие пространства работают на сооружение (внутренние дворы, площадка перед зданием администрации и др.)

3) Многоцелевые объёмно-пространственные образования, где нельзя точно определить, что главное, ОП или сопутствующие объёмы, настолько тесно переплетены функции тех и других (скверы, бульвары, городские площади)

Классификация Адамчевской-Вейхерт, с выделением зон:

1) Интимная зона (квартира, дом)

2) Полуинтимная (балкон, лоджия, терраса)

3) Полуобщественная (для общего пользования соседей, напр. - жилой двор)

4) Общественное пространство (улицы, скверы, площади)

Классификация Корреа:

1) Пространство, необходимое семье для личных целей (приготовление пищи, сон и т.д.)

2) Пространство для контактов со знакомыми (при входе в дом)

3) Пространство встречи соседей

4) Общественные пространства (используются населением всего города)

2. Ориентирующие открытые городские пространства (огп).

Это пространства улиц, площадей обладающие видовым разнообразием и направляющей динамикой. Ориентирующее свойство состоит в постоянном восприятии и ощущении человеком знакомого пространства улиц, осознании своего нахождения не в анонимном районе, а в зоне определенного узнаваемого «места» в городе. При перемещении по городу и изменении визуальных точек зрения у человека остается ощущение узнавания окружающего пространства. Лучшими по ориентирующему качеству можно считать не прямые улицы, а кривые, а еще лучше ориентироваться в кольцевой или «веретенообразной» сети лучевых улиц. При этом наиболее впечатляющим фактором ориентации является изгиб пространства кривой улицы, обещающей за поворотом новый вид, новые знакомые впечатления. Высотные доминанты, появляющиеся в перспективах улиц, служат дальними ориентирами.

В общей системе ориентации человека в городе активно «работают» три группы пространств: видовые точки, панорама района и закрепленные в памяти маршруты.

Видовые точки – это фиксированные точки, благоприятно воздействующие на восприятие среды. Такими фиксированными точками являются точки перехода из одной пространственной среды в Другую (из внутреннего интерьера во внешнее пространство, из пространства замкнутого двора на трассу пешеходного или транспортного движения и т.д.). В наше время распространенными фиксированными точками зрения стали выходы из подземных переходов, вестибюлей метро. При этом особенно важна узнаваемость картины, возникающей перед человеком после специфического пространства подземной архитектурной среды. Ориентация в городе через видовые точки в конечном итоге создает в памяти человека целый калейдоскоп видовых кадров, включающих отдельные архитектурные объекты: разрозненные исторические и ландшафтные уголки и даже вторичные градостроительные формы — оборудование, рекламу и т.д. Возникает устойчивый образ этих уголков города, своего рода эталон законченности облика городской среды. Такой привычный архитектурный образ сопутствует обычно стабильным интерьерам в городе.

Пространственные панорамы- Визуальный образ района содержит в себе обобщенное, цельное представление о совокупности элементов, формирующих панораму именно этого района.(соотношение объемов, абрис застройки, ближе-дальше). Принимая во внимание оптические возможности человеческого глаза, можно условно представить панораму города в виде нескольких визуальных планов или пространственных зон различной удаленности от наблюдателя, характеризуемых различной интенсивностью цвета, градациями светотени, ясностью очертаний зданий, сооружений и их деталей. Люди, пользующиеся панорамой района в качестве ориентирующего пространства, явно предпочитают опираться на систему ориентиров, т.е. воспринимать скорее уникальное и специфическое, чем протяженное и обобщенное. Ориентиры легче опознаются, быстрее осознаются как значимые, если у них ясная форма, если они остро контрастны фону и если пространственная локализация чем-то выделяет их положение. Такое выдающееся положение объекта в пространстве панорамы может быть только в двух случаях: 1) объект виден с множества направлений; 2) объект резко контрастирует с соседствующими объектами за счет размещения или высоты.

Маршруты движения - Такие маршруты всегда носят индивидуальный характер, поэтому способы ориентировки в среде имеют личностный момент. На пути следования человека должны возникать многочисленные ключевые ориентиры. Они группируются, как бы образуя узорчатый рисунок, делающий маршрут удобно опознаваемым благодаря знакомой последовательности деталей. Пластическое разнообразие архитектурной среды позволяет каждому человеку конструировать свой собственный образ: понятный, удобный и, главное, без особого труда ориентирующий его в пространстве города.

Городское пространство

Наиболее общими характеристиками понятия «городское пространство» являются форма города и его размеры. Типология форм города многообразна: компактные, многоядерные, вытянутые (линейные, полосовые), расчлененные (узловые, ядерные).

В зависимости от численности населения города в России считаются: малыми — с населением до 50 тыс. человек, средними — 50—100 тыс. чел.; крупными — 250—500 тыс.чел.; крупнейшими — более 500 тыс. чел.; городами-миллионерами — более 1 млн чел.

По народохозяйственному профилю (преобладающая народохозяйственная функция) города разделяют на промышленные, транспортные, курортные, исторические, многофункциональные (без выраженной специализации).

По природным условиям выделяют города средней полосы, северной и южной зон, а также расположенные в экстремальных условиях.

Используется классификация городов по типам роста: быстрорастущие, ограниченного развития, стабилизировавшиеся или с оттоком населения.

Кроме этого, широко применяются исторические классификации городов по времени возникновения и истории развития, а также классификации, отражающие ценности историко-архитек-турного и культурного наследия, и др.

Экономика рассматривает город как элемент системы народного хозяйства, одну из форм размещения производственных сил, элемент системы расселения, сети населенных мест. Промышленность вместе с учреждениями, обслуживающими тяготеющее к городу население окружающей территории, составляет экономическую базу города.

Урбанизированная территория — это центральный город и городское окаймление, а также самоуправляющиеся городские населенные пункты, имеющие плотное центральное ядро (не менее 100 жилых единиц) или не являющиеся городом территории с плотностью более 1 тыс. чел. на км2.

Город, городок, местечко, поселок, пригородная зона — все это урбанизированные территории в отличие от сельской местности.

Территориально город ограничивает условная линия, которая отделяет земли, находящиеся в пользовании городских властей, от территории других землепользователей, — городская черта.

В развитой рыночной экономике первичным для развития городской территории является проект планировки, основная цель создания которого — законодательно защитить социальный заказ горожан, выразить общественный интерес к приоритетам развития городских территорий, направлениям развития градообразующих видов деятельности в городе. В этой системе город — единое целое, в нем все вопросы решаются многими субъектами отношений на компенсационной основе. В такой системе можно говорить о саморазвитии города как объективной закономерности, возможности самостоятельной деятельности инвестора, которая стимулируется налоговой политикой.

Городская среда — конкретная пространственная форма городских процессов, обеспечивающих нормальное функционирование территориальной общности и позволяющая городу осуществлять свою роль в системе высшего и низшего уровня.

Сегодня растет плотность населения в периферийных районах при недоиспользовании земли центральной части городов, неэффективном расположении промышленных зон, существенном дефиците жилья и недвижимости коммерческого назначения и других проблемах. Чтобы исправить ситуацию, необходимо развивать рынок недвижимости, стимулируя конкретную среду за лучшее освоение и использование участков земли конкретного города. В качестве регуляторов рынка недвижимости (особенно на начальных этапах) выступают социально-градостроительные и экологические программы, учитывающие культурно-историчес-кие особенности городов.

Городское планирование. При переходе России к рыночной экономике, так же как и на Западе, перед городским планированием встали две основные проблемы. Первая заключается в том, что новая система планирования должна не только ограничивать, контролировать и направлять спрос и использование городского пространства, но также стимулировать, привлекать и способствовать строительству и развитию. В то же время — и это вторая проблема — необходимо защитить социальные права населения городов при изменении форм собственности на землю (недвижимость) и механизма расчета за коммунальные услуги и пользование элементами городской инфраструктуры.

Развитие градостроительства в России основано на Конституции Российской Федерации, гарантирующей права граждан на благоприятную среду обитания, жилище и все формы социального обслуживания, что и составляет предмет планировки и застройки городов и населенных мест. Формирование городской среды обеспечивается нормативно-правовой базой градостроительства.

Сегодня уже можно говорить о содержании и путях становления нормативно-правовой базы градостроительства, обеспечивающей правовое поле взаимодействия всех участников формирования городской среды. Первым был Закон РФ «Об основах градостроительства в РФ» (1993 г.). В 1998 г. утвержден Градостроительный кодекс РФ, более детально раскрывающий полномочия и механизмы, которые связаны с управлением в градостроительстве на федеральном, региональном (субъектно-федеральном) и местном уровнях. Этот закон является фундаментом, на котором можно строить новые правовые отношения в области градостроительства, развивать региональное законодательство.

Наименее разработанным сейчас является местный уровень — муниципальный. В некоторых городах разрабатываются местные акты — градостроительные уставы, правила землепользования и застройки и другие документы, регулирующие взаимоотношения всех субъектов градостроительной деятельности, определяющие требования к городской среде. Однако какой-либо общепринятой методики разработки или каких-то общих, уже установившихся положений нет, хотя идет активная работа по линии Госстроя России, РААСН, Союза архитекторов РФ, Союза российских городов, Союза малых городов и др.

Разработка градостроительных норм и стандартов также приобретает децентрализованный характер с выделением трех уровней — федерального, регионального и местного (муниципального). Основным принципом является установление на федеральном уровне минимальных или максимальных допустимых параметров в зависимости от характера нормативов. На региональных и местных уровнях эти параметры могут уточняться только в том случае, если это будет способствовать улучшению качества городской среды, повышению безопасности, надежности функционирования городских систем.

Сейчас в нашей стране изменилось традиционное понимание генеральных планов городов как всеобъемлющих проектов на 25—30 лет. Главным становится принцип зонирования территории города по преимущественно «разрешенному» функциональному использованию территории с установлением регламентов для отдельных территориальных зон в условиях конкретной градостроительной ситуации.

Это важно в связи с развитием частной собственности на объекты недвижимости и необходимостью рационально использовать городскую территорию. Генплан — это структурный документ, определяющий перспективное территориальное развитие города и его основных структурообразующих элементов. В составе генплана предусматривается укрупненное зонирование территории — как правило, функциональное.

Градостроительный и Земельный Кодексы РФ устанавливают порядок осуществления градостроительной деятельности на конкретной территории — правила землепользования и застройки. Эти правила состоят из двух основных частей — собственно правил, или регламентов использования каждого участка территории (зоны), и схем зонирования, на которых вся территория города разделена границами на зоны. В каждой такой зоне упомянутыми правилами устанавливается определенный режим градостроительной деятельности.

Правила землепользования и застройки — документ для всех участников градостроительного процесса, который определяет, что и как можно строить в той или иной зоне, а чего — нельзя.

Действенным инструментом развития городского пространства является городское зонирование.

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о