Прасковья ивановна ковалева жемчугова – ЖЕМЧУГОВА ПРАСКОВЬЯ ИВАНОВНА — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

Содержание

Жемчугова, Прасковья Ивановна - это... Что такое Жемчугова, Прасковья Ивановна?

Праско́вья (Пара́ша) Ива́новна Ковалёва-Жемчуго́ва, графиня Шереме́тева[1] (31 июля 1768, деревня Березники Ярославской губернии — 23 февраля 1803, Санкт-Петербург) — русская актриса и певица, крепостная графов Шереметевых.

Биография

Родилась 31 июля 1768 года в деревне Березники Юхотской волости Ярославской губернии (ныне Большесельского района Ярославской области) в семье Ивана Степановича Горбунова (впоследствии Кузнецова или Ковалёва), крепостного кузнеца Шереметевых. В семь лет взята на воспитание княгиней Марфой Михайловной Долгорукой в Кусково, в подмосковную усадьбу Шереметевых, — у девочки были хорошие музыкальные способности, и её готовили для Кусковского крепостного театра, где она дебютировала в июне 1779 года в роли служанки в опере Гретри «Опыт дружбы», а уже со следующего сезона ей доверяют и главные роли.

Согласно традиции, по которой актёрам шереметевского театра давали имена по названиям драгоценных камней, Прасковья Ковалёва получила псевдоним Жемчугова. Она обладала красивым лирико-драматическим сопрано, хорошо играла на клавесине и арфе, была выучена итальянскому и французскому языкам. Спектакль «Браки Самнитян», где она сыграла свою лучшую роль, посещали Екатерина II и Станислав Понятовский. В 1797 году Павел I, пожаловав хозяину театра графу Николаю Петровичу Шереметеву звание обер-гофмаршала, потребовал его присутствия в Петербурге. Шереметев забирает с собой и лучшую часть своей труппы, в том числе и Жемчугову. В сыром климате Петербурга у неё обострился туберкулёз, пропал голос, и она вынуждена была оставить сцену.

В 1798 году Николай Шереметев даёт вольную всей семье Ковалёвых и Прасковье Ивановне, а 6 ноября 1801 года венчается с ней тайным браком в Москве в церкви Николая Чудотворца близь Старого Каменного моста. По приказу Шереметева создается легенда о происхождении Прасковьи из польского дворянского рода Ковалевских. В метрической записи о венчании невеста графа указана как "девица Прасковия Ивановна дочь Ковалевская", без уточнения сословного статуса. 3 февраля 1803 года она родила сына Дмитрия, но беременность и роды подорвали её здоровье — Прасковья Жемчугова умерла спустя три недели, 23 февраля 1803 года. Погребена в Лазаревской усыпальнице Александро-Невской лавры в Петербурге.

В память о жене Николай Петрович построил в Москве Странноприимный дом, где в наши дни размещается Институт скорой помощи имени Н. В. Склифосовского.

«Вечор поздно из лесочку»

Прасковье Жемчуговой традиционно приписывается авторство песни «Вечор поздно из лесочку/ Я коров домой гнала…», сюжет которой автобиографичен и в романтизированной форме повествует о первой встрече героини с будущим мужем, графом Н. П. Шереметевым[2]. Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона даже называет Прасковью Ивановну «первой русской поэтессой из крестьянства». Песня, впервые опубликованная спустя 15 лет после смерти Прасковьи Жемчуговой (в сборнике «Новейший российский песенник», СПб., 1818), была чрезвычайно популярна в XIX веке[3], включалась во многие песенники и сборники фольклора на протяжении двух веков. До настоящего времени входит в репертуар популярных исполнителей как народная.

Роли в театре

Прасковья Жемчугова в роли Элианы
  • Юбер, «Опыт дружбы» Андре Гретри
  • Белинда, «Колония, или Новое селение» Антонио Саккини
  • Луиза, «Дезертир, или Беглый солдат» Монсиньи
  • Лоретта, «Лоретта» Демеро-Де-Малзевилля
  • Розетта, «Добрая дочка» Никколо Пиччини
  • Анюта, «Тщетная предосторожность, или Перевозчик Кусковский» Колычёва
  • Миловида, «Разлука, или Отъезд псовой охоты из Кускова»
  • Роза, «Роза и Кола» Монсиньи
  • Нина, «Нина, или Безумная от любви» Паизиелло
  • Блондино, «Инфанта Дзаморы» Паизиелло
  • Люсиль, «Ричард — Львиное Сердце» Гретри
  • Колетта, «Деревенский колдун» Руссо
  • Элиана, «Браки Самнитян» Гретри
  • Алина, «Царица Голкондская» Монсиньи
  • Зельмира, «Зельмира и Смелон, или Взятие Измаила» О. А. Козловского

Память о Жемчуговой

Топонимика

В честь П. И. Жемчуговой названа улица на востоке Москвы, в районе Вешняки Восточного административного округа — Аллея Жемчуговой.

Литература

  • Безсонов П. Прасковья Ивановна графиня Шереметева, ее народная песня и родное село Кусково. — М., 1872. 92 с.
  • Языков Д. Графиня Прасковья Ивановна Шереметева. — М., 1903. — 28 с.
  • Елизарова Н. Крепостная актриса П. И. Ковалева-Жемчугова — М., 1952. — 32 с. (2-е изд. — 1969).
  • Маринчик П. Недопетая песня: Необычайная жизнь П. И. Жемчуговой. — Л.; М., 1965. — 148 с.
  • Жемчугова (Ковалева) Прасковья Ивановна// Театральная энциклопедия. Том 2. — М., 1963. — С. 671—672.
  • Жемчугова (Ковалева) Прасковья Ивановна// Музыкальная энциклопедия. Том 2. — М., 1974. — С. 390—391.
  • Исторический лексикон. Том 8. XVIII век. — М., 1996. — С. 301—307.
  • Douglas Smith. The Pearl. A True Tale of Forbidden Love in Catherine the Great’s Russia. — New Haven: Yale University Press, 2008.

Примечания

  1. «Кузнецова-Горбунова Прасковья Ивановна (по выправленным документам — Ковалевская, по сцене — Жемчугова, в замужестве — Шереметева)» (Песни русских поэтов: В двух томах. Том первый/ Вступ. ст., сост., подг. текста, биогр. справки и примеч. В. Е. Гусева. — Л.: Сов. писатель, 1988. — (Библиотека поэта. Большая серия.) — С. 590.).
  2. Вечор поздно из лесочка (текст, ноты, варианты)
  3. «Не было русского уголка, где бы её не знали», — свидетельствовал П. А. Бессонов (Песни, собранные П. В. Киреевским. Вып. 9, отд. 9. — М., 1873. — С. 49).

Ссылки

Прасковья Ивановна Жемчугова и Николай Петрович Шереметев


Графский род Шереметевых — один из самых знатных и богатых в России XVIII века. Шереметевы были известны как государственные деятели, строители храмов, богатые меценаты, помогавшие бедным и больным, поощрявшие развитие национальных архитектуры, искусства, музыки. Их домашний театр считался лучшим частным театром империи, владельцы его не жалели ни денег, ни труда на постановку спектаклей и создание декораций. Шереметевский театр отличался не только профессиональными, образованными и талантливыми актёрами и певцами, но и до мелочей просчитанной планировкой зала, роскошными декорациями и прекрасной акустикой. Многие, кто в те времена побывал в Кусково, отмечали, что размах представлений и профессиональность актёров ничуть не уступали самому известному дворцовому театру в Эрмитаже.


Кусково

Шереметевы считали, что настоящих актёров надо растить, терпеливо обучая их с самого детства. Так, Параша Ковалёва (1768–1803), дочь крепостного кузнеца, попала вместе с другими детьми в графское поместье, когда ей едва исполнилось восемь лет. Её сразу же отдали на воспитание одинокой княгине Марфе Михайловне Долгорукой. У княгини девочка получила образование, была обучена вокалу, актёрскому мастерству, игре на арфе и клавесине, французскому и итальянскому языкам, литературе, грамоте и некоторым наукам. Для подготовки детей к театральной жизни в усадьбу приезжали известные мастера-актёры, певцы и учителя. Всё чаще они отмечали прекрасные способности маленькой Параши, прочили ей большое будущее.


Николай Иванович Аргунов

В это же время сын хозяина дома — Петра Борисовича Шереметева — Николай Петрович Шереметев (1751–1809) путешествовал по Европе в целях повышения образования. Набравшись царивших там революционных идей, он сразу же решил изменить жизнь Кусково и организовать её по европейским канонам. Первое, за что взялся молодой человек — это помещения отцовского театра, которые показались ему старыми и слишком тесными.

Именно тогда, наблюдая за ходом строительных работ, Николай Петрович увидел застенчивую десятилетнюю девочку с огромными глазами на бледном личике, а когда познакомится с ней ближе — почувствовал и необычайный талант маленькой крепостной.

В новом театре девочка дебютировала в роли служанки из оперы Гретри «Опыт дружбы». Восхитительным сопрано Параша покорила всех зрителей, не оставив равнодушным и сына хозяина. Николай был настолько доволен дебютом маленькой актрисы, что в следующей опере отдал ей главную роль и ни на миг не сомневался в успехе. Именно тогда на афишах впервые появился театральный псевдоним девочки — Жемчугова. С тех пор самые лучшие роли в шереметевском театре доставались только юной Параше.


Прасковья Ковалёва-Жемчугова в роли Элианы
Ш. де Шамиссо

К актёрам Шереметевы относились почтительно и с уважением. Их называли по имени и отчеству, граф Шереметев-младший давал своим актёрам новые фамилии по названиям драгоценных камней. Легенда гласит, что Жемчуговой Параша была названа в тот день, когда в пруду усадьбы была найдена маленькая жемчужина. Всем актёрам и музыкантам театра выплачивалось жалование, им запрещался любой физический труд, они питались тем же, что и хозяева усадьбы, а к заболевшим приглашались лучшие местные доктора. Всё это удивляло знатных посетителей Кусково, и долгое время порядки в «странной» семье являлись одной из самых интересных тем на светских вечерах столицы.


Кусково

Слухи о шереметевском театре расходились по всем поместьям, на каждое представление в Кусково съезжались знатные особы, а не попавшие на спектакль потом долго сокрушались и слушали яркие рассказы посмотревших очередную постановку.


Кусково

Старый граф решил построить новое здание театра, открытие которого должно было состояться 30 июня 1787 года, в тот день, когда поместье Шереметевых намеревалась посетить сама Екатерина II. Известный театр, а особенно игра и голос молодой актрисы Прасковьи Жемчуговой, настолько поразили царицу, что та решила преподнести девушке бриллиантовый перстень. Отныне юная крепостная Параша стала одной из самых известных актрис в России.


Дарья Юрская в роли Прасковьи Жемчуговой

30 октября 1788 года умер Пётр Борисович Шереметев. Все поместья с крепостными в двести тысяч душ достались его сыну — Николаю Петровичу. Тот после смерти отца забыл о театре, пил и бесчинствовал, пытаясь отвлечься от горя. Лишь Параша смогла утешить молодого графа и сочувствием и бесконечной добротой вывела его из загула. После этого Николай Петрович уже по-другому смотрел на девушку: в его сердце зародилось огромное, сильное чувство. Жемчугова же стала в театре вторым человеком, актёры теперь обращались к ней не иначе, как Прасковья Ивановна.

Вскоре влюблённые и вся труппа театра перебрались в новое имение графа — Останкино. Внезапно у Параши открылся туберкулёз, и врачи навсегда запретили ей петь. Нежная забота графа, его терпение и любовь помогли женщине пережить это горе, а 15 декабря 1798 года граф Шереметев дал вольную своей самой любимой крепостной актрисе. Этот смелый шаг вызвал недоумение и пересуды в знатных кругах, но граф не обращал внимания на наговоры. Он решил венчаться с любимой. Утром 6 ноября 1801 года в церкви св. Симеона Столпника, которая сейчас расположена в Москве на Новом Арбате, состоялось скандальное бракосочетание. Таинство совершалось в строжайшем секрете, на него были приглашены только четверо самых близких и верных друзей молодой пары.


Церковь Симеона Столпника

Два года длился этот брак в уважении, взаимопонимании и любви. Здоровье Параши ухудшалось с каждым днём. 3 февраля 1803 года Прасковья Ивановна родила сына. Роды были тяжёлыми и мучительными, а ослабленный чахоткой организм не давал женщине даже подняться с кровати. Смертельно больная, она умоляла показать ребёнка, но его сразу же отнесли от матери из опасения, что младенец заразится и умрёт. Около месяца угасала графиня. В бреду она умоляла, чтобы ей позволили услышать голос младенца, и когда его подносили к дверям спальни, Параша успокаивалась и забывалась тяжким сном.

Понимая, что кончина жены неизбежна, Николай Петрович решился открыть свою тайну и рассказать о браке с бывшей крепостной. Он обратился с письмом к императору Александру I, где умолял простить его и признать новорождённого наследником семьи Шереметевых. Император дал на это своё высочайшее согласие.


Александр I
Владимир Лукич Боровиковский

Любимая жена графа Шереметева скончалась в петербургском Фонтанном доме 23 февраля 1803 года, на двадцатый день от рождения её сына. Ей было всего тридцать четыре года. Из знати на похороны никто не пришёл — господа не пожелали признать покойную крепостную графиней. В последний путь Парашу провожали актёры, музыканты театра, слуги поместья, крепостные и поседевший от горя мужчина с младенцем на руках.


Николай Петрович Шереметев
Владимир Лукич Боровиковский

Ныне Прасковья Ивановна Жемчугова-Шереметева покоится в Александро-Невской лавре в фамильном склепе графов Шереметевых.

Все свои личные средства и драгоценности она завещала осиротевшим детям и бедным невестам на покупку приданого. Николай Петрович строго следил за выполнением завещания и сам до конца жизни постоянно помогал калекам и обездоленным. В своём московском дворце он основал знаменитую Шереметевскую больницу, которая в настоящее время больше известна, как Институт скорой помощи им. Склифосовского. Николай Петрович Шереметев скончался через шесть лет после супруги.

В «Завещательном письме» сыну граф написал о Прасковье Ивановне: «…Я питал к ней чувствования самые нежные… наблюдал я украшенный добродетелью разум, искренность, человеколюбие, постоянство, верность. Сии качества… заставили меня попрать светское предубеждение в рассуждении знатности рода и избрать её моею супругою…»


Дмитрий Николаевич Шереметев
Орест Адамович Кипренский

Текст Анны Сардарян

По московским местам Прасковьи Жемчуговой - Одно, что имеет смысл записывать

245 лет назад 31 июля (1768 г.) в Ярославской губернии родилась русская актриса и певица, обладающая красивым лирико-драматическим сопрано, Прасковья Ивановна Ковалёва-Жемчугова.

Praskovya Zhemchugova-Sheremeteva. Argunov. 1803
Портрет Прасковьи Ковалёвой-Жемчуговой. Николай Аргунов. 1803 год.
Фото из Википедии.

Девочка родилась в семье кузнеца. Когда Параше исполнилось семь лет её взяла на воспитание княгиня Марфа Михайловна Долгорукая. Так будущая актриса и певица Прасковья Ивановна Ковалёва-Жемчугова попала в Кусково, в подмосковную усадьбу Шереметевых. Будучи девочкой П.И. Ковалёва проявила способности к музыке, и её готовили для труппы крепостного театра. Обучалась иностранным языкам, пению и музыке.

Кусково
Кусково известно с конца XVI века как владение Шереметевых.

Кусково известно с конца XVI века как владение Шереметевых, а как "летняя загородная увеселительная резиденция" прославилось в XVIII веке. В усадьбе был домашний театр, в котором играли крепостные артисты. Расцвет театра в Кусково пришелся на время Николая Петровича Шереметева.

Портрет графа Н.П. Шереметева. Аргунов
Портрет графа Н.П. Шереметева. Н.И. Аргунов. 1800-е гг. Эрмитаж, Санкт-Петербург

П.И. Ковалёва-Жемчугова исполнила многие ведущие партии в спектаклях крепостного театра. В 1785 году стала первой среди фавориток графа Н.П. Шереметева.

Ещё одна подмосковная усадьба, которая принадлежала Шереметевым – Останкино, где граф Николай Петрович начинает строительство Дворца-театра.

Останкино

Дворец строился с 1791 по 1799 года. Его первоначальный проект принадлежал московскому архитектору, итальянцу Франческо Кампорези. В дальнейшем в строительстве принимали участие известные петербургские архитекторы - И.Е. Старов, В. Бренна, Дж. Кваренги.
В отделке внутренних помещений использовалось дерево: лиственница, дуб и другие породы. Так как дерево считалось наиболее приспособленным с точки зрения акустических свойств.

Став ведущей актрисой театра в Останкине, Прасковья Ивановна Ковалёва получила артистический псевдоним – Жемчугова. В то время многие крепостные актрисы получали фамилии по названию драгоценного камня.

Портрет П. И. Ковалёвой-Жемчуговой. Останкино
Портрет П.И. Ковалёвой-Жемчуговой. Н.И. Аргунов. 1802. Останкинский дворец-музей творчества крепостных.
Фото отсюда.

Прасковья Жемчугова выступала на сцене до 1797 года. В последний год – на сцене Останкинского театра. Граф Шереметев был влюблен в актрису, и в 1798 году подписал ей вольную.

6 ноября 1801 года Прасковья Ивановна обвенчалась с Николаем Петровичем Шереметевым и стала графиней. Венчание было тайным и в приходской церкви Симеона Столпника.

Ц. Симеона Столпника
Церковь Симеона Столпника
Поварская улица, 5 / Улица Новый Арбат, 4

Деревянный храм известен с 1625 года.
Каменная церковь построена в 1676-1679 годах по указу царя Фёдора Алексеевича. По одной из версий, была освящена ко дню венчания на царство Бориса Годунова, так как этот день пришелся на праздник Симеона Столпника.
От прежнего убранства уцелела храмовая икона преподобного Симеона Столпника, сохранявшаяся у прихожан.

В 1792 году на средства графа Н.П. Шереметева начинается строительство Странноприимного дома.

Странноприимный дом – приют и больница для калек и нищих. Строительство длилось пятнадцать лет. Первоначально строилось крепостными архитекторами под руководством Е.С. Назаровым.

После смерти Прасковьи Жемчуговой, в 1803 году, граф Шереметев решил превратить Странноприимный дом в памятник любимой жене. В связи с новой задачей в проект были внесены изменения для осуществления которых был приглашен архитектор Дж. Кваренги.

Странноприимный дом

В настоящее время здесь находится Московский городской научно-исследовательский институт скорой помощи имени Н. В. Склифосовского.

Прасковья Жемчугова и граф Н.П. Шереметев жили в доме на Воздвиженке. В этом доме праздновалась их свадьба, которая оставалась в тайне, несмотря на одобрение брака Александром I.

Дом Шереметева
Дом Шереметева. Воздвиженка, 8.

После рождения сына Дмитрия в 1803 году было объявлено о браке. Спустя три недели после родов Прасковья Жемчугова умерла. Ей было всего 35 лет.

Дм. Шереметев. Орест Кипренский
Дмитрий Николаевич Шереметев
Фото из Википедии.

Прасковья Ивановна была похоронена в фамильной усыпальнице Шереметевых в Александро-Невской лавре в Санкт-Петербурге.

***
В честь актрисы крепостного театра Прасковьи Ивановны Ковалёвой-Жемчуговой / Шереметевой в Москве названы:

- Прасковьина улица, в Останкинском районе;
- Аллея Жемчуговой, в районе Вешняки.

ЛЮБОВЬ И ТАЙНА ПРАСКОВЬИ ЖЕМЧУГОВОЙ

9. Любовь и тайна Прасковьи Жемчуговой

Незабываемый след в отечествен­ной культуре оставила выдающа0яся русская актриса и наша землячка Прасковья Иванов­на Жемчугова. Вот что писали о ней ярославские исследователи М.Г.Ваняшова и С.В.Лапшина:

«Жемчугова-Ковалева Прасковья Ивановна (3.07.1768 г., село Уславцево Ростовского уезда Ярославской губернии – 23.02.1803 г., г. Санкт-Петербург, похоронена в Александро-Невской Лавре). Родилась в семье крепостного крестьянина. В 1779 году была отослана ко двору графа П.Б. Шереметева, решившего создать крепостной театр, для обучения «театральному мастерству и галантным манерам». Воспитывалась в барском доме, в числе других детей, «определенных к театру». С начала 80-х годов XVIII века занимает положение первой актрисы шереметевской труппы, в театре, расположенном в подмосковной усадьбе графа Кусково. Вскоре Жемчугова-Ковалева становится фавориткой графа Н.П.Шереметева. Несмотря на большое чувство, любовь и привязанность к Жемчуговой-Ковалевой, граф Н.П.Шереметев не сразу решился оформить брак с крепостной актрисой. В 1798 году Жемчугова-Ковалева была освобождена от крепостной зависимости. Спустя еще три года, в 1801 году, граф Н.П.Шереметев решился вступить с нею в брак. Венчание проходило в церкви Симеона Столпника в Москве и было тайным. Тогда же через архив Министерства иностранных дел он разыскивает бумаги, говорившие о том, что некие польские шляхтичи еще в XVII веке были взяты русским войском в плен и после войны остались жить в России, это дало возможность сфабриковать документы, доказывающие польское происхождение Жемчуговой-Ковалевой. К этому времени здоровье Жемчуговой-Ковалевой было подорвано. 3 февраля 1803 года Жемчугова-Ковалева родила сына Дмитрия, но, будучи больной чахоткою, она так и не оправилась после родов и умерла».

В настоящее время существуют три версии, где родилась Прасковья Жемчугова. По первой версии – это деревня Николо-Березники нынешнего Борисоглебского района. Во второй версии фигурирует деревня Березина в 15 километрах от Большого Села. Наконец, по третье версии, упомянутой в приведенной выше информации, Прасковья Жемчугова родом из села Уславцево Ростовского уезда неподалеку от поселка Борисоглебского.

В том, что Параша Жемчугова родилась в деревне Николо-Березники, был уверен известный ярославский краевед А.К.Салтыков, в 1980 году изложивший эту версию в Борисоглебской районной газете «Новое время». А в селе Уславцево стояла часовня, якобы построенная графом Шереметевым на месте своей первой встречи с Парашей Жемчуговой.

В Большом Селе стоит церковь Параскевы Пятницы, в которой, по легенде, в 1768 году крестили Парашу – дочь деревенского кузнеца Ивана Степановича Ковалева. В деревне Березина сохранились нижние венцы фундамента дома, в котором, по убеждению местных жителей, жила многочисленная се­мья Ковалевых – у Параши были братья Афанасий, Николай, Михаил, Иван и сестра Матрена.

Сейчас трудно сказать, которая из версий места рождения Параши Жемчуговой ближе к истине, но точно известно, что уже в восемь лет она оказалась в Кусково – подмосковном имении графа Шувалова, где воспитывалась под руководством одной из графских приживалок – княгини Марьи Михайловны Долгорукой.

«Ярославская Золушка» – так назывался очерк журналиста Юрия Белякова, посвященный Прасковье Жемчуговой и опубликованный в № 1 журнала «Русь» за 1996 год. Автор очерка подробно излагает, в каких операх пела Параша Жемчугова, как ее пением наслаждались Екатерина Вторая, Павел Первый, польский король Станислав Август, как для женитьбы на своей крепостной граф нанял ловкого стряпчего, который сфабриковал документы, по которым она являлась потомком «некоего поляка шляхтича Якуба Ковалевского, будто бы плененного русскими в битве под Полтавой. Более того, сметливый стряпчий на деньги графа съездил в Белоруссию и разыскал там одного обедневшего дворянина, «потомка» Якуба Ковалевского, который (надо полагать, за немалую мзду) не только подтвердил всё вышеизложенное, но и – явный перебор со стороны графа – согласился сыграть во время венчания роль отца Прасковьи Ивановны. Подлинный отец, как всегда, работал в кусковской кузнице».

Почему здесь названа «кусковская кузница» – непонятно. Вряд ли граф Шереметев перевел в Кусково настоящего отца Параши, который, скорее всего, в день свадьбы своей дочери продолжал работать в деревенской кузнице на родной ярославской земле.

Прасковья Жемчугова умерла 23 февраля 1803 года в Санкт-Петербурге, когда ей было всего 35 лет. За 20 дней до этого она родила сына, которого назвали Дмитрием. На территории Спасо-Яковлевского монастыря в Ростове стоит Дмитриевский собор, который построил граф Н.П.Шереметев, поэтому собор часто называют Шереметевским. Сюда просвещенный граф намеревался перенести обретенные мощи Дмитрия Ростовского, но этому воспротивились монахи. Существует предположение, что в проектировании собора участвовал известный скульптор Джакомо Кваренги, провожавший Парашу Жемчугову в последний путь.

Среди провожавших великую актрису был и художник Николай Артынов, из крепостных выбившийся в академики живописи. Им были сделаны два портрета Прасковьи Жемчуговой, в том числе «Портрет П.И.Ковалевой в полосатом халате», который стал ее последним прижизненным портретом. «Вглядываешься в потухшие, как бы перегоревшие глаза певицы – и вдруг понимаешь, что они глядят уже… оттуда. Художник хотел изобразить молодую женщину, собирающуюся стать матерью, а изобразил то, что ему подспудно открылось при общении с моделью – Смерть, неизбежную и скорую», – писал об этом портрете автор очерка «Ярославская Золушка».

И невольно сравниваешь этот портрет с другим портретом, на котором Прасковья Жемчугова изображена в роли девушки-героини Элианы из оперы французского композитора Гретри «Самнитские браки». Впервые актриса выступила в этой роли в 1783 году, и этой же ролью закончила свою артистическую карьеру в 1797 году.

«Элиана появлялась на поле брани в трудную минуту и, вдохновив войска, обеспечивала победу самнитянам. Этим она приобретала право на брак с любым юношей. К храму Дианы в Риме она подъезжала на боевой ко­леснице в атласном костюме с накинутой на плечи оранжевой мантией с написанными по ткани тигровыми полосами, в великолепном головном уборе с большим сердоликовым камнем, украшенном белыми и голубыми страусовыми перьями, со щитом в руках, горящим от блеска драгоценных камней», – писала Н.А.Елизарова в книге «Крепостная актриса П.И. Жемчугова-Ковалева». Имя художника, написавшего этот портрет, хра­нящийся ныне в музее «Усадьба Кусково», осталось неизвестным.

Но более интересным представляется другая загадка – где на самом деле родилась Прасковья Жемчугова? То, что это была ярославская земля, не вызывает сомнений. Но где конкретно – в деревне Березина под Большим Селом, в деревне Николо-Березники нынешнего Борисоглебского района или в селе Уславцево неподалеку от Борисоглебского?

Читаем информацию о селе Уславцево в ярославском краеведческом сборнике:

«Уславцево – село на территории Борисоглебского района, прежде входило в состав Ростовского уезда, расположено в 8 км к северо-западу.от поселка Борисоглебского на реке Мозге. По сведениям конца XIX века в селе Уславцево «42 двора и 102 ревизских души, при 100 наделах… Село известно как родина выдающейся крепостной актрисы Прасковьи Ивановны Ковалевой-Жемчуговой, получившей в 1798 году вольную и ставшей в 1800 году женой князя Н.П. Шереметева. Здесь на месте их первой встречи князь выстроил часовню».

Кажется, всё ясно, где родилась Прасковья Жемчугова. Однако это мнение разделяют не все. В журнале «Русь», где был опубликован очерк Ю.Белякова «Ярославская Золушка», в № 2 за 1996 год был напечатан его же очерк «На родине Параши Жемчуговой», в котором утверждалось, что актриса родилась в деревне Березина, а в Большом Селе, в церкви Параскевы Пятницы, ее крестили. Журналисту показали место, где стоял дом кузнеца Ковалева, пересказали несколько воспоминаний местных старожилов, доказывающих, что Прасковья Ковалева родилась именно в деревне Березина.

Никаких документальных свидетельств в пользу этой версии в очерке не приводится, поэтому еще раз вернемся к информации М.Г. Ваняшовой и СВ. Лапшиной:

«Истинное происхождение Жемчуговой-Ковалевой долго было за «семью печатями», пока друг Сергея Дмитриевича Шереметева, внука Жемчуговой-Ковалевой, известный ростовский краевед А.А.Титов в своем историко-статистическом описании Ростовского уезда не рассказал, ссылаясь на краеведа A . M .Ошанина, вкратце эту историю, не называя конкретных имен и времени. Титов писал: «В конце прошлого столетия владелец села Вощажниково, приехавши летом в село, увидел проходившею за водой крестьянскую девушку, дочь местного кузнеца, на которой он вскоре и женился, впоследствии времени он представил ее ко Двору, и никто не мог предполагать, что это была крестьянка». На родине своей жены Н.П.Шереметев выстроил церковь Богоявления с двумя приделами (1805 г.), а у дороги к селу, где по преданию граф впервые встретил юную Парашу, была поставлена часовня (сейчас в полуразрушенном состоянии). Именно об этой встрече была создана песня «Вечор поздно из лесочка...», приписываемая легендой самой Жемчуговой-Ковалевой».

Как видим, здесь приводятся более весомые сведения, чем воспоминания старожилов, даже самые древние из которых, естественно, не могли точно знать историю семьи Ковалевых. Таким образом, приходится только догадываться, как появились большесельские версии происхождения великой актрисы. Впрочем, в пользу этой версии существует текст этой самой песни «Вечор поздно из лесочка...», где упоминается «село Большое, что на Юхоти». Но вариантов этой песни, приведенных П.В.Киреевским в сборнике народных песен, больше десятка. Так что и это «доказательство» никак нельзя назвать весомым. Оно явно проигрывает доказательству, приведенному ростовским краеведом А.А.Титовым, основанному на воспоминании потомка Прасковьи Жемчуговой. Бережно сохраняемые семейные предания, на мой взгляд, – более надежный источник, чем деревенские слухи. Возможно, и возведенный Н.П.Шереметевым в Ростове Дмитриевский собор также можно рассматривать как еще одно доказательство того, что Прасковья Жемчугова родом из-под Ростова, что на ростовской земле состоялась встреча, положившая начало трогательной и трагической любви.

Прасковья Жемчугова - биография и творчество

ЗА КУЛИСАМИ ТЕАТРА. ПРАСКОВЬЯ ЖЕМЧУГОВА

 

певица Прасковья ЖемчуговаВ «Завещательном письме» сыну граф Шереметьев написал о Прасковье Ивановне Жемчуговой: «…Я питал к ней чувствования самые нежные… наблюдая украшенный добродетелью разум, искренность, человеколюбие, постоянство, верность. Сии качества… заставили меня попрать светское предубеждение в рассуждении знатности рода и избрать ее моею супругою…» Случается, ищешь свою любовь, бродишь по свету, заглядываешь каждому прохожему в глаза, надеясь увидеть в них ту жизненно необходимую искру, но… Возвращаешься домой ни с чем, опустошенный. И вот в такой момент случайно сталкиваешься взглядом с той самой незнакомкой, которой отчаянно не хватало для счастья.

Прасковья Жемчугова – слишком хороша

Николай Шереметьев учился в Лейденском университете, был знаком с театральной жизнью Европы. И получив крепостной театр в наследство от отца, он решил организовать в Кусково обучение крепостных актеров сценическому искусству.

Возможно, он не искал ласк женщины, когда колесил по другим странам, перенимая новшества, обучаясь, не жаждал упиться трепетным чувством, дарованным свыше. Но когда отпрыск знаменитого рода граф Николай Шереметьев вернулся в родную усадьбупевица Прасковья Жемчугова в Кусково с намерением изменить если не все, то многое, и первым делом взялся за знаменитый театр отца, – увидел на сцене совсем юную актрису и… Голос, игра, внешность, огромные глаза на бледном лице оставили след в его душе. Отпечаток этот носил сначала исключительно корыстный характер: еще толком не оформившийся подросток блистал в театре, словно не ограненный драгоценный камень.

Николай, как и все из рода Шереметьевых, питал слабость к артистам и сразу же приметил в Прасковье Ковалевой будущую звезду. По его настоянию она стала играть только главные роли во всех постановках, а на афишах красовалось ее новое имя – Жемчугова (такой псевдоним подарил ей покровитель).

Из слез рождается…

Насладиться представлением, где в главной роли выступала Прасковья, приезжали в Кусково очень влиятельные люди, среди которых была сама царица Екатерина. Она презентовала молодой актрисе бриллиантовый перстень. Девушка пользовалась популярностью у богатых мужчин. Но смотрела она только на одного – своего покровителя. И в 1788 году Прасковья стала для него опорой в жизни. Ведь 30 октября скончался отец Николая. Сын так горевал, что единственное утешение видел в алкоголе. Его розовая туманная дымка обволокла весь мир, не пропуская сквозь возведенные преграды никого. Никого, кроме хрупкой девушки. Перед ней горечь отступала, ее теплые руки исцеляли головную боль, а мягкий голос вселял сладкое чувство покоя. Теперь граф глядел на свою крепостную с четким пониманием, что других женщин ему не надо. «Я ни на ком не женюсь кроме нее!» – твердо решил он.

Тайное и явное

Романы между владельцами и их подневольными не были в новинку для общества, поэтому особого осуждения влюбленные не удостоились. Светские дамы по-прежнему певица Прасковья Жемчуговане отказывались завладеть сердцем завидного жениха Шереметьева, а кавалеры – украсть толику внимания его драгоценной актрисы. Однако эти двое крепко держались друг за дружку. А когда Николай получил звание обергофмаршала императорского двора, то переехал в Петербург, конечно, не забыв забрать любимую актрису. Но по-настоящему быть счастливыми людям всегда что-то мешает. К примеру, болезни. Сырой климат столицы обрушился на Прасковью, пробудив до сего момента дремавший в ней туберкулез (который она унаследовала от своего отца-кузнеца). Девушка, гордившаяся красивым голосом, осипла и больше не могла петь. Она боялась, что, потеряв талант, утратит и любовь графа. Однако он считал это глупостью. Лично заботился о здоровье актрисы и даже сделал ее вольной. Мало того – повел свою любимую под венец.

6 ноября 1801 года к церкви Симеона Столпника подъехала карета с женихом и певица Прасковья Жемчугованевестой. Они быстро поднялись по ступеням, обвенчались и отправились обратно в имение праздновать. Свадьба прошла в узком кругу знакомых, оставшись тайной для остального мира. Просто влюбленные понимали, каково пришлось бы Прасковье, явись она в свет как графиня Шереметьева. Ведь в те времена актеров считали ничтожеством и хоронили за кладбищем, несмотря на то, как они сияли на сценах при дворе. Какой бы знаменитой ни была Жемчугова, ее не приняли бы. Даже несмотря на специальный эдикт императора Александра I, лично давшего согласие на брак графа и его крепостной.

Сколько счастья отмерено?

Они жили, любили, уважали друг друга и наслаждались каждым днем. А глупые и завистливые люди шептались за их спинами. Николая называли сумасшедшим. Ему же было плевать на чужие домыслы и пересуды, потому что его жена ждала ребенка. Что еще способно окрылить мужчину, если не новость о рождении наследника от любимой женщины? Шереметьев видел все в розовом цвете и не догадывался, какое несчастье ждет его впереди. С певица Прасковья Жемчуговакаждым месяцем его ненаглядная Прасковья угасала. Врачи не давали надежд. После затяжных и мучительных родов, ослабленная еще и чахоткой, она все же подарила супругу долгожданного сына. Больше подняться с кровати графиня не смогла. Чувствуя близкую смерть, она просила показать ей ребенка. Хотела взять его на руки. Но повитухи унесли его подальше от матери, опасаясь заражения. Прасковья осталась одна с сиделками, запертая в комнате от окружающих. Она бредила, страдала, молила позволить хотя бы услышать голос новорожденного. Ее верные стражи оставались глухи к просьбам.

Вместе с женой мучился и Николай. Он видел ее отчаяние, наблюдал со стороны, как с каждым днем из нее по крупице уходить жизнь… И ничего не мог поделать: ни спасти, ни помочь. Единственное, чем попытался умерить ее боль Шереметьев, – приказал поднести малыша к дверям спальни жены. Услышав его плач, женщина успокаивалась и погружалась в мятежный сон.

Отягощенный горем, Николай больше не мог нести этот груз на своих плечах и молчать. Он открыл свою тайну всем, рассказав, кто его жена.

Прошел месяц. 23 февраля 1803 года муки несчастной графини кончились. Она покинула супруга и сына.

А дальше, без Прасковьи Жемчуговой…

В последний путь Прасковью Шереметьеву провожали актеры,музыканты, слуги поместья, крепостные. Шествие замыкал совсем седой, хоть и молодой певица Прасковья Жемчугова еще мужчина с маленьким ребенком на руках. Восхищавшиеся голосом актрисы господа из высшего общества проститься с ней не пришли: посчитали ниже своего достоинства признать бывшую крепостную графиней.

Потеряв смысл существования, граф Шереметьев предпочел сбежать из шумной столицы, забыть о пирах, светских вечерах. Он посвятил себя служению людям: занимался благотворительностью, построил больницу, создал фонд помощи нищим. А еще сам воспитывал маленького сына, который знал о матери только из рассказов отца. «…Я питал к ней чувствования самые нежные… наблюдал я украшенный добродетелью разум, искренность, человеколюбие, постоянство, верность. Сии качества… заставили меня попрать светское предубеждение в рассуждении знатности рода и избрать ее моею супругою…» – признавался Николай, описывая любимую женщину, чтобы прекрасный образ сложился в памяти ребенка. Через шесть лет после смерти обожаемой актрисы граф Николай Петрович Шереметьев отправился на ее поиски… в другой мир.

ФАКТЫ

«Если бы ангел сошел с небес, если бы гром и молния ударили разом, я был бы менее поражен», – написал в одном из писем друзьям Николай после знакомства с Прасковьей.

***

Крепостной художник Шереметьевых, Николай Аргунов, в день свадьбы своего господина нарисовал портрет Прасковьи Ивановны: красная шаль, белая подвенечная фата, на шее драгоценный медальон. Такой она осталась навсегда в памяти мужа.

***

Графиня-крестьянка, зная о тяжелой жизни нищих, сирот и больных, постоянно им помогала, а муж по еепевица Прасковья Жемчугова завещанию построил в Москве странноприимный дом с больницей (ныне больница им. Склифосовского) и положил капитал на выдачу приданого бедным невестам, что, несомненно, свидетельствовало о нежной привязанности графа к своей избраннице.

***

О паре Шереметьев – Жемчугова ходили разные истории. К примеру, кто-то выдумал очень романтичную легенду знакомства влюбленных, согласно которой Николай увидел Прасковью, когда та гнала с пастбища стадо коров. Молодая крестьянка так приглянулась графу, что он подъехал к ней на своем скакуне и сказал: «Не пара тебе крестьянин!». После чего забрал Прасковью Жемчугову к себе в усадьбу.

 

Жемчугова, Прасковья Ивановна — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Жемчугова.

Праско́вья (Пара́ша) Ива́новна Ковалёва-Жемчуго́ва, графиня Шереме́тева[* 1] (20 [31] июля 1768, Ярославская губерния — 23 февраля [7 марта] 1803, Санкт-Петербург) — русская актриса и певица, крепостная графов Шереметевых.

Биография

Родилась 20 (31) июля 1768 года в Ярославской губернии[* 2], в семье кузнеца Ивана Степановича Горбунова (известен также как Кузнецов, Ковалёв), перешедшей в собственность к Петру Шереметеву с приданым его супруги, Варвары Алексеевны Черкасской.

В возрасте семи лет была взята на воспитание княгиней Марфой Михайловной Долгорукой в Кусково, подмосковную усадьбу Шереметевых. У девочки рано обнаружились способности к музыке, и её начали готовить для труппы крепостного театра. Дебютировала 22 июня 1779 года в роли служанки в опере Андре Гретри «Опыт дружбы». На следующий год вышла на сцену в роли Белинды в опере Антонио Саккини «Колония, или Новое поселение» уже под именем Жемчуговой[* 3].

Обладала красивым лирико-драматическим сопрано, хорошо играла на клавесине и арфе, была выучена итальянскому и французскому языкам. Училась у Елизаветы Сандуновой и Ивана Дмитриевского, которые обучали пению и драматическому искусству крепостных актёров шереметевского театра.

Успех пришёл к Жемчуговой в 1781 году, после исполнения партии Лизы в комической опере Пьера Монсиньи «Дезертир, или Беглый солдат». В 1785 году она триумфально дебютировала в роли Элианы в опере Гретри «Самнитские браки[en]»[* 4]. Эту же роль Прасковья Жемчугова исполнила 30 июня 1787 года в новом, перестроенном здании театра в Кусково, открытие которого было приурочено к визиту в усадьбу Екатерины II.
Императрица была поражена великолепием спектакля и игрой крепостных актёров, особенно исполнительницы главной партии П. И. Жемчуговой, которую и наградила алмазным перстнем[2].

Спектакль «Самнитские браки» с Жемчуговой в роли Элианы давался и 7 мая 1797 года в Останкине во время визита Станислава Августа Понятовского.

В 1797 году император Павел I, пожаловав графу Николаю Петровичу Шереметеву звание обер-гофмаршала, потребовал его присутствия в Петербурге. Шереметев взял с собой в столицу лучшую часть своей труппы, в том числе и Жемчугову. Однако в сыром климате Петербурга у неё обострился туберкулёз, пропал голос, и она была вынуждена оставить сцену.

В следующем году Николай Шереметев дал вольную Прасковье Ивановне и всей семье Ковалёвых. 6 ноября 1801 года, получив разрешение императора Александра I (согласно другим сведениям, Н. П. Шереметев, так и не дождавшись императорского разрешения на неравный брак, получил благословение митрополита Платона[3]), обвенчался с ней в московской церкви Симеона Столпника на Поварской. Во время церемонии присутствовали лишь два необходимых свидетеля — архитектор Джакомо Кваренги (согласно другому источнику — Малиновский[3]) и подруга невесты Татьяна Шлыкова-Гранатова. В метрической записи о венчании невеста графа указана как «девица Прасковия Ивановна дочь Ковалевская» (без уточнения сословного статуса) — Шереметев, дабы оправдать свою женитьбу на крепостной, создал легенду о происхождении Прасковьи из рода польских шляхтичей Ковалевских.

3 февраля 1803 года Прасковья Жемчугова родила сына Дмитрия. Беременность и роды подорвали её здоровье — она умерла спустя три недели, 23 февраля 1803 года. «Жития ей было 34 года, 7 месяцев, 2 дня». Погребена в Лазаревской усыпальнице[4]Александро-Невской лавры в Петербурге. В числе других в последний путь её провожал и архитектор Кваренги[5].

Странноприимный дом

Благодаря желанию Прасковьи Ивановны в Москве, на Сухаревке, был построен Странноприимный дом. 28 июня 1792 года состоялась закладка будущего здания больницы. Автором проекта был ученик Баженова Елизвой Назаров. После смерти жены Николай Петрович решил перестроить наполовину законченное строение, чтобы сделать его более величественным и достойным памяти графини. Переработать проект было поручено Джакомо Кваренги. Архитектор работал над проектом не выезжая из Петербурга[3]: его планы и чертежи, отсылаемые по почте, воплощали в жизнь крепостные архитекторы Шереметева Алексей Миронов, Григорий Дикушин и Павел Аргунов[6].

«Вечор поздно из лесочку»

Прасковье Жемчуговой традиционно приписывается авторство песни «Вечор поздно из лесочку/ Я коров домой гнала…», сюжет которой автобиографичен и в романтизированной форме повествует о первой встрече героини с будущим мужем, графом Н. П. Шереметевым[7]. Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона даже называет Прасковью Ивановну «первой русской поэтессой из крестьянства». Песня, впервые опубликованная спустя 15 лет после смерти Прасковьи Жемчуговой (в сборнике «Новейший российский песенник», СПб., 1818), была чрезвычайно популярна в XIX веке[8][9], включалась во многие песенники и сборники фольклора на протяжении двух веков. До настоящего времени входит в репертуар популярных исполнителей как народная.

Роли в театре

  • Юбер, «Опыт дружбы» Андре Гретри
  • Белинда, «Колония, или Новое селение» Антонио Саккини
  • Луиза, «Дезертир» Пьера Монсиньи
  • Лоретта, «Лоретта» Демеро-Де-Малзевилля
  • Розетта, «Добрая дочка» Никколо Пиччини
  • Анюта, «Тщетная предосторожность, или Перевозчик Кусковский» Колычёва
  • Миловида, «Разлука, или Отъезд псовой охоты из Кускова»
  • Роза, «Роза и Кола» Пьера Монсиньи
  • Нина, «Нина, или Безумная от любви» Джованни Паизиелло
  • Блондино, «Инфанта Дзаморы» Джованни Паизиелло
  • Люсиль, «Ричард — Львиное Сердце» Андре Гретри
  • Колетта, «Деревенский колдун» Жан-Жака Руссо
  • Элиана, «Самнитские браки» Андре Гретри
  • Алина, «Царица Голкондская» Пьера Монсиньи
  • Зельмира, «Зельмира и Смелон, или Взятие Измаила» Осипа Козловского

Память о Жемчуговой

Напишите отзыв о статье "Жемчугова, Прасковья Ивановна"

Литература

  • Безсонов П. Прасковья Ивановна графиня Шереметева, её народная песня и родное село Кусково. — М., 1872. 92 с.
  • Языков Д. Графиня Прасковья Ивановна Шереметева. — М., 1903. — 28 с.
  • Елизарова Н. Крепостная актриса П. И. Ковалева-Жемчугова — М., 1956 г.. — 32 с. (2-е изд. — 1969).
  • Маринчик П. Недопетая песня: Необычайная жизнь П. И. Жемчуговой. — Л.; М., 1965. — 148 с.
  • Жемчугова (Ковалева) Прасковья Ивановна// Театральная энциклопедия. Том 2. — М., 1963. — С. 671—672.
  • Жемчугова (Ковалева) Прасковья Ивановна// Музыкальная энциклопедия. Том 2. — М., 1974. — С. 390—391.
  • Исторический лексикон. Том 8. XVIII век. — М., 1996. — С. 301—307.
  • Douglas Smith. The Pearl. A True Tale of Forbidden Love in Catherine the Great’s Russia. — New Haven: Yale University Press, 2008.
  • Рогов А. Шереметев и Жемчугова. — Вагриус, 2007.

Примечания

Источники
  1. Песни русских поэтов. В двух томах. Том первый/ / Вступ. ст., сост., подг. текста, биогр. справки и примеч. В. Е. Гусева. — Л.: Сов. писатель, 1988. — 590 с. — (Библиотека поэта. Большая серия.).
  2. А. Н. Греч. Венок усадьбам. — М.: АСТ-ПРЕСС КНИГА, 2006. — 304 с.
  3. 1 2 3 [www.pravoslavie.ru/put/4290.htm Елена Лебедева. Храм Живоначальной Троицы в Странноприимном доме / Православие.Ru]. [www.webcitation.org/6GtKk5SIR Архивировано из первоисточника 26 мая 2013].
  4. [www.m-necropol.ru/jemchugova-p.html] Гробница княгини Шереметевой
  5. [ecology-mef.narod.ru/arch/kvarengi.htm Московская Социально-Экологическая Федерация.Зодчие Москвы. Джакомо Кваренги]. [www.webcitation.org/6GtKn7sr7 Архивировано из первоисточника 26 мая 2013].
  6. [culture.ru/atlas/object/707 Странноприимный дом графа Шереметева — Портал культурного наследия России Культура.рф]. [www.webcitation.org/6GtKpWBaw Архивировано из первоисточника 26 мая 2013].
  7. [a-pesni.org/popular20/vetchorpozd.htm Вечор поздно из лесочка (текст, ноты, варианты)]
  8. «Не было русского уголка, где бы её не знали», — свидетельствовал П. А. Бессонов (Песни, собранные П. В. Киреевским. Вып. 9, отд. 9. — М., 1873. — С. 49).
  9. [dlib.rsl.ru/viewer/01003701165#?page=5 П. И. Кузнецова-Горбунова] // Поэты из народа: Избр. стихотворения рус. нар. поэтов, с прил. сведений о жизни их и 7 портр.: Для школы и народа / Сост. К. А. Хренов. — М.: типо-лит. т-ва И. Н. Кушнерев и К°, 1901. — 141 с.
Комментарии
  1. Кузнецова-Горбунова Прасковья Ивановна (по выправленным документам — Ковалевская, по сцене — Жемчугова, в замужестве — Шереметева)[1].
  2. Точное место рождения неизвестно. Существует три версии: село Уславцево, село Николо-Березники и деревня Березина.
  3. Актёрам шереметевского театра по традиции давались псевдонимы по названиям драгоценных камней: Гранатова, Бирюзова, Яхонтова, Алмазова, Изумрудова и т. п.
  4. Российская премьера состоялась в «зимнем театре» Шереметева на Никольской улице; на русский язык оперу перевёл В. Г. Вороблевский (1730-1797), крепостной Шереметевых, ведавший подготовкой актёров.

Ссылки

Отрывок, характеризующий Жемчугова, Прасковья Ивановна

Офицер чувствовал, что, входя в эту минуту с важным приказанием, он делается вдвойне виноват, и он хотел подождать; но один из генералов увидал его и, узнав, зачем он, сказал Ермолову. Ермолов с нахмуренным лицом вышел к офицеру и, выслушав, взял от него бумагу, ничего не сказав ему.
– Ты думаешь, это нечаянно он уехал? – сказал в этот вечер штабный товарищ кавалергардскому офицеру про Ермолова. – Это штуки, это все нарочно. Коновницына подкатить. Посмотри, завтра каша какая будет!

На другой день, рано утром, дряхлый Кутузов встал, помолился богу, оделся и с неприятным сознанием того, что он должен руководить сражением, которого он не одобрял, сел в коляску и выехал из Леташевки, в пяти верстах позади Тарутина, к тому месту, где должны были быть собраны наступающие колонны. Кутузов ехал, засыпая и просыпаясь и прислушиваясь, нет ли справа выстрелов, не начиналось ли дело? Но все еще было тихо. Только начинался рассвет сырого и пасмурного осеннего дня. Подъезжая к Тарутину, Кутузов заметил кавалеристов, ведших на водопой лошадей через дорогу, по которой ехала коляска. Кутузов присмотрелся к ним, остановил коляску и спросил, какого полка? Кавалеристы были из той колонны, которая должна была быть уже далеко впереди в засаде. «Ошибка, может быть», – подумал старый главнокомандующий. Но, проехав еще дальше, Кутузов увидал пехотные полки, ружья в козлах, солдат за кашей и с дровами, в подштанниках. Позвали офицера. Офицер доложил, что никакого приказания о выступлении не было.
– Как не бы… – начал Кутузов, но тотчас же замолчал и приказал позвать к себе старшего офицера. Вылезши из коляски, опустив голову и тяжело дыша, молча ожидая, ходил он взад и вперед. Когда явился потребованный офицер генерального штаба Эйхен, Кутузов побагровел не оттого, что этот офицер был виною ошибки, но оттого, что он был достойный предмет для выражения гнева. И, трясясь, задыхаясь, старый человек, придя в то состояние бешенства, в которое он в состоянии был приходить, когда валялся по земле от гнева, он напустился на Эйхена, угрожая руками, крича и ругаясь площадными словами. Другой подвернувшийся, капитан Брозин, ни в чем не виноватый, потерпел ту же участь.
– Это что за каналья еще? Расстрелять мерзавцев! – хрипло кричал он, махая руками и шатаясь. Он испытывал физическое страдание. Он, главнокомандующий, светлейший, которого все уверяют, что никто никогда не имел в России такой власти, как он, он поставлен в это положение – поднят на смех перед всей армией. «Напрасно так хлопотал молиться об нынешнем дне, напрасно не спал ночь и все обдумывал! – думал он о самом себе. – Когда был мальчишкой офицером, никто бы не смел так надсмеяться надо мной… А теперь!» Он испытывал физическое страдание, как от телесного наказания, и не мог не выражать его гневными и страдальческими криками; но скоро силы его ослабели, и он, оглядываясь, чувствуя, что он много наговорил нехорошего, сел в коляску и молча уехал назад.
Излившийся гнев уже не возвращался более, и Кутузов, слабо мигая глазами, выслушивал оправдания и слова защиты (Ермолов сам не являлся к нему до другого дня) и настояния Бенигсена, Коновницына и Толя о том, чтобы то же неудавшееся движение сделать на другой день. И Кутузов должен был опять согласиться.

На другой день войска с вечера собрались в назначенных местах и ночью выступили. Была осенняя ночь с черно лиловатыми тучами, но без дождя. Земля была влажна, но грязи не было, и войска шли без шума, только слабо слышно было изредка бренчанье артиллерии. Запретили разговаривать громко, курить трубки, высекать огонь; лошадей удерживали от ржания. Таинственность предприятия увеличивала его привлекательность. Люди шли весело. Некоторые колонны остановились, поставили ружья в козлы и улеглись на холодной земле, полагая, что они пришли туда, куда надо было; некоторые (большинство) колонны шли целую ночь и, очевидно, зашли не туда, куда им надо было.
Граф Орлов Денисов с казаками (самый незначительный отряд из всех других) один попал на свое место и в свое время. Отряд этот остановился у крайней опушки леса, на тропинке из деревни Стромиловой в Дмитровское.
Перед зарею задремавшего графа Орлова разбудили. Привели перебежчика из французского лагеря. Это был польский унтер офицер корпуса Понятовского. Унтер офицер этот по польски объяснил, что он перебежал потому, что его обидели по службе, что ему давно бы пора быть офицером, что он храбрее всех и потому бросил их и хочет их наказать. Он говорил, что Мюрат ночует в версте от них и что, ежели ему дадут сто человек конвою, он живьем возьмет его. Граф Орлов Денисов посоветовался с своими товарищами. Предложение было слишком лестно, чтобы отказаться. Все вызывались ехать, все советовали попытаться. После многих споров и соображений генерал майор Греков с двумя казачьими полками решился ехать с унтер офицером.
– Ну помни же, – сказал граф Орлов Денисов унтер офицеру, отпуская его, – в случае ты соврал, я тебя велю повесить, как собаку, а правда – сто червонцев.
Унтер офицер с решительным видом не отвечал на эти слова, сел верхом и поехал с быстро собравшимся Грековым. Они скрылись в лесу. Граф Орлов, пожимаясь от свежести начинавшего брезжить утра, взволнованный тем, что им затеяно на свою ответственность, проводив Грекова, вышел из леса и стал оглядывать неприятельский лагерь, видневшийся теперь обманчиво в свете начинавшегося утра и догоравших костров. Справа от графа Орлова Денисова, по открытому склону, должны были показаться наши колонны. Граф Орлов глядел туда; но несмотря на то, что издалека они были бы заметны, колонн этих не было видно. Во французском лагере, как показалось графу Орлову Денисову, и в особенности по словам его очень зоркого адъютанта, начинали шевелиться.
– Ах, право, поздно, – сказал граф Орлов, поглядев на лагерь. Ему вдруг, как это часто бывает, после того как человека, которому мы поверим, нет больше перед глазами, ему вдруг совершенно ясно и очевидно стало, что унтер офицер этот обманщик, что он наврал и только испортит все дело атаки отсутствием этих двух полков, которых он заведет бог знает куда. Можно ли из такой массы войск выхватить главнокомандующего?
– Право, он врет, этот шельма, – сказал граф.
– Можно воротить, – сказал один из свиты, который почувствовал так же, как и граф Орлов Денисов, недоверие к предприятию, когда посмотрел на лагерь.
– А? Право?.. как вы думаете, или оставить? Или нет?
– Прикажете воротить?
– Воротить, воротить! – вдруг решительно сказал граф Орлов, глядя на часы, – поздно будет, совсем светло.
И адъютант поскакал лесом за Грековым. Когда Греков вернулся, граф Орлов Денисов, взволнованный и этой отмененной попыткой, и тщетным ожиданием пехотных колонн, которые все не показывались, и близостью неприятеля (все люди его отряда испытывали то же), решил наступать.
Шепотом прокомандовал он: «Садись!» Распределились, перекрестились…
– С богом!
«Урааааа!» – зашумело по лесу, и, одна сотня за другой, как из мешка высыпаясь, полетели весело казаки с своими дротиками наперевес, через ручей к лагерю.
Один отчаянный, испуганный крик первого увидавшего казаков француза – и все, что было в лагере, неодетое, спросонков бросило пушки, ружья, лошадей и побежало куда попало.
Ежели бы казаки преследовали французов, не обращая внимания на то, что было позади и вокруг них, они взяли бы и Мюрата, и все, что тут было. Начальники и хотели этого. Но нельзя было сдвинуть с места казаков, когда они добрались до добычи и пленных. Команды никто не слушал. Взято было тут же тысяча пятьсот человек пленных, тридцать восемь орудий, знамена и, что важнее всего для казаков, лошади, седла, одеяла и различные предметы. Со всем этим надо было обойтись, прибрать к рукам пленных, пушки, поделить добычу, покричать, даже подраться между собой: всем этим занялись казаки.
Французы, не преследуемые более, стали понемногу опоминаться, собрались командами и принялись стрелять. Орлов Денисов ожидал все колонны и не наступал дальше.
Между тем по диспозиции: «die erste Colonne marschiert» [первая колонна идет (нем.) ] и т. д., пехотные войска опоздавших колонн, которыми командовал Бенигсен и управлял Толь, выступили как следует и, как всегда бывает, пришли куда то, но только не туда, куда им было назначено. Как и всегда бывает, люди, вышедшие весело, стали останавливаться; послышалось неудовольствие, сознание путаницы, двинулись куда то назад. Проскакавшие адъютанты и генералы кричали, сердились, ссорились, говорили, что совсем не туда и опоздали, кого то бранили и т. д., и наконец, все махнули рукой и пошли только с тем, чтобы идти куда нибудь. «Куда нибудь да придем!» И действительно, пришли, но не туда, а некоторые туда, но опоздали так, что пришли без всякой пользы, только для того, чтобы в них стреляли. Толь, который в этом сражении играл роль Вейротера в Аустерлицком, старательно скакал из места в место и везде находил все навыворот. Так он наскакал на корпус Багговута в лесу, когда уже было совсем светло, а корпус этот давно уже должен был быть там, с Орловым Денисовым. Взволнованный, огорченный неудачей и полагая, что кто нибудь виноват в этом, Толь подскакал к корпусному командиру и строго стал упрекать его, говоря, что за это расстрелять следует. Багговут, старый, боевой, спокойный генерал, тоже измученный всеми остановками, путаницами, противоречиями, к удивлению всех, совершенно противно своему характеру, пришел в бешенство и наговорил неприятных вещей Толю.
– Я уроков принимать ни от кого не хочу, а умирать с своими солдатами умею не хуже другого, – сказал он и с одной дивизией пошел вперед.
Выйдя на поле под французские выстрелы, взволнованный и храбрый Багговут, не соображая того, полезно или бесполезно его вступление в дело теперь, и с одной дивизией, пошел прямо и повел свои войска под выстрелы. Опасность, ядра, пули были то самое, что нужно ему было в его гневном настроении. Одна из первых пуль убила его, следующие пули убили многих солдат. И дивизия его постояла несколько времени без пользы под огнем.

Жемчугова, Прасковья Ивановна - это... Что такое Жемчугова, Прасковья Ивановна?

Праско́вья (Пара́ша) Ива́новна Ковалёва-Жемчуго́ва, графиня Шереме́тева[1] (31 июля 1768, деревня Березники Ярославской губернии — 23 февраля 1803, Санкт-Петербург) — русская актриса и певица, крепостная графов Шереметевых.

Биография

Родилась 31 июля 1768 года в деревне Березники Юхотской волости Ярославской губернии (ныне Большесельского района Ярославской области) в семье Ивана Степановича Горбунова (впоследствии Кузнецова или Ковалёва), крепостного кузнеца Шереметевых. В семь лет взята на воспитание княгиней Марфой Михайловной Долгорукой в Кусково, в подмосковную усадьбу Шереметевых, — у девочки были хорошие музыкальные способности, и её готовили для Кусковского крепостного театра, где она дебютировала в июне 1779 года в роли служанки в опере Гретри «Опыт дружбы», а уже со следующего сезона ей доверяют и главные роли.

Согласно традиции, по которой актёрам шереметевского театра давали имена по названиям драгоценных камней, Прасковья Ковалёва получила псевдоним Жемчугова. Она обладала красивым лирико-драматическим сопрано, хорошо играла на клавесине и арфе, была выучена итальянскому и французскому языкам. Спектакль «Браки Самнитян», где она сыграла свою лучшую роль, посещали Екатерина II и Станислав Понятовский. В 1797 году Павел I, пожаловав хозяину театра графу Николаю Петровичу Шереметеву звание обер-гофмаршала, потребовал его присутствия в Петербурге. Шереметев забирает с собой и лучшую часть своей труппы, в том числе и Жемчугову. В сыром климате Петербурга у неё обострился туберкулёз, пропал голос, и она вынуждена была оставить сцену.

В 1798 году Николай Шереметев даёт вольную всей семье Ковалёвых и Прасковье Ивановне, а 6 ноября 1801 года венчается с ней тайным браком в Москве в церкви Николая Чудотворца близь Старого Каменного моста. По приказу Шереметева создается легенда о происхождении Прасковьи из польского дворянского рода Ковалевских. В метрической записи о венчании невеста графа указана как "девица Прасковия Ивановна дочь Ковалевская", без уточнения сословного статуса. 3 февраля 1803 года она родила сына Дмитрия, но беременность и роды подорвали её здоровье — Прасковья Жемчугова умерла спустя три недели, 23 февраля 1803 года. Погребена в Лазаревской усыпальнице Александро-Невской лавры в Петербурге.

В память о жене Николай Петрович построил в Москве Странноприимный дом, где в наши дни размещается Институт скорой помощи имени Н. В. Склифосовского.

«Вечор поздно из лесочку»

Прасковье Жемчуговой традиционно приписывается авторство песни «Вечор поздно из лесочку/ Я коров домой гнала…», сюжет которой автобиографичен и в романтизированной форме повествует о первой встрече героини с будущим мужем, графом Н. П. Шереметевым[2]. Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона даже называет Прасковью Ивановну «первой русской поэтессой из крестьянства». Песня, впервые опубликованная спустя 15 лет после смерти Прасковьи Жемчуговой (в сборнике «Новейший российский песенник», СПб., 1818), была чрезвычайно популярна в XIX веке[3], включалась во многие песенники и сборники фольклора на протяжении двух веков. До настоящего времени входит в репертуар популярных исполнителей как народная.

Роли в театре

Прасковья Жемчугова в роли Элианы
  • Юбер, «Опыт дружбы» Андре Гретри
  • Белинда, «Колония, или Новое селение» Антонио Саккини
  • Луиза, «Дезертир, или Беглый солдат» Монсиньи
  • Лоретта, «Лоретта» Демеро-Де-Малзевилля
  • Розетта, «Добрая дочка» Никколо Пиччини
  • Анюта, «Тщетная предосторожность, или Перевозчик Кусковский» Колычёва
  • Миловида, «Разлука, или Отъезд псовой охоты из Кускова»
  • Роза, «Роза и Кола» Монсиньи
  • Нина, «Нина, или Безумная от любви» Паизиелло
  • Блондино, «Инфанта Дзаморы» Паизиелло
  • Люсиль, «Ричард — Львиное Сердце» Гретри
  • Колетта, «Деревенский колдун» Руссо
  • Элиана, «Браки Самнитян» Гретри
  • Алина, «Царица Голкондская» Монсиньи
  • Зельмира, «Зельмира и Смелон, или Взятие Измаила» О. А. Козловского

Память о Жемчуговой

Топонимика

В честь П. И. Жемчуговой названа улица на востоке Москвы, в районе Вешняки Восточного административного округа — Аллея Жемчуговой.

Литература

  • Безсонов П. Прасковья Ивановна графиня Шереметева, ее народная песня и родное село Кусково. — М., 1872. 92 с.
  • Языков Д. Графиня Прасковья Ивановна Шереметева. — М., 1903. — 28 с.
  • Елизарова Н. Крепостная актриса П. И. Ковалева-Жемчугова — М., 1952. — 32 с. (2-е изд. — 1969).
  • Маринчик П. Недопетая песня: Необычайная жизнь П. И. Жемчуговой. — Л.; М., 1965. — 148 с.
  • Жемчугова (Ковалева) Прасковья Ивановна// Театральная энциклопедия. Том 2. — М., 1963. — С. 671—672.
  • Жемчугова (Ковалева) Прасковья Ивановна// Музыкальная энциклопедия. Том 2. — М., 1974. — С. 390—391.
  • Исторический лексикон. Том 8. XVIII век. — М., 1996. — С. 301—307.
  • Douglas Smith. The Pearl. A True Tale of Forbidden Love in Catherine the Great’s Russia. — New Haven: Yale University Press, 2008.

Примечания

  1. «Кузнецова-Горбунова Прасковья Ивановна (по выправленным документам — Ковалевская, по сцене — Жемчугова, в замужестве — Шереметева)» (Песни русских поэтов: В двух томах. Том первый/ Вступ. ст., сост., подг. текста, биогр. справки и примеч. В. Е. Гусева. — Л.: Сов. писатель, 1988. — (Библиотека поэта. Большая серия.) — С. 590.).
  2. Вечор поздно из лесочка (текст, ноты, варианты)
  3. «Не было русского уголка, где бы её не знали», — свидетельствовал П. А. Бессонов (Песни, собранные П. В. Киреевским. Вып. 9, отд. 9. — М., 1873. — С. 49).

Ссылки

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *