Сэр кристофер рен построил: Человек, который перестроил Лондон. Как Кристофер Рен изменил британскую столицу

Содержание

Человек, который перестроил Лондон. Как Кристофер Рен изменил британскую столицу

В день, когда в Лондоне вспыхнул Великий пожар, английский чиновник Сэмюэль Пипс, наблюдая за тем, как пламя постепенно поглощает средневековый город, написал в своем «Дневнике»: «Над колокольнями и крышами домов рвутся в небо зловещие кровавые языки, ничего общего с покойной красотой пылающего в камине огня. Гигантская огневая дуга с милю длиной перекинулась с одного конца моста на другой, вбежала на холм и выгнулась, точно лук. Зрелище это повергло меня в глубочайшее уныние; я не мог сдержать слез, глядя на объятые пламенем церкви и дома, слыша неумолчный шум всепожирающего огня и жалобный треск рушащихся домов». 

Однако не все оплакивали утраченный облик средневекового города также, как Пипс. Когда пожар закончился, лондонская элита почти не сомневалась, что вскоре столица будет выглядеть совершенно иначе. Королевский двор мгновенно увидел в катастрофе долгожданную возможность преобразить город — очистить его от узких мощеных улиц и старых деревянных зданий.

К тому же, пять шестых площади Лондона, обнесенного каменной стеной, уже были полностью уничтожены пламенем. 

Архитектор Кристофер Рен

Для того, чтобы преобразовать столицу после пожара, королю Карлу II было необходимо утвердить новый градостроительный план. Объявив начало работы, монарх собрал экспертный совет, куда вошли известные ученые, инженеры, физики и математики. Одним из членов совета по восстановлению Лондона стал сэр Кристофер Рен — оксфордский профессор математики, ученый и архитектор, который ранее уже принимал участие в реставрации деревянного Собора Святого Павла. 

Широкие бульвары вместо темных переулков

Всего через неделю после того, как пожар потушили, Карл II издал указ, в котором сообщил, что в будущем «столица станет гораздо красивее, чем в настоящее время». Тогда же архитектор Кристофер Рен представил монарху свое амбициозное видение нового Лондона, который мог бы соперничать по великолепию с Парижем — городом широких бульваров и величественных зданий.

По замыслу Рена, Лондон должен был состоять из нескольких больших площадей, геометрически связанных между собой длинными бульварами. Для этого ему требовалось полностью перестроить территорию вокруг Флит-стрит и Королевской биржи, а также облагородить землю вдоль Темзы, чтобы превратить ее в общественную набережную. Кроме того, Рен определил и распланировал пространство для некоторых важнейших учреждений того времени. Золотая кузница, Королевский монетный двор и Главное почтовое отделение были сосредоточены вокруг одной площади, а Таможенный дом располагался рядом с Тауэром, недалеко от того места, где его здание расположено сегодня.

План Кристофера Рена по преобразованию лондонского Сити. Источник: RIBA

Карл II восхищался идеями Рена и назначил его одним из шести комиссаров по надзору за восстановительными работами. Но несмотря на явное желание короля изменить Лондон, возможности предоставить архитектору полную свободу действий у него не было. Вскоре после пожара владельцы недвижимости вспомнили о своих правах и начали перестраивать дома на участках в соответствии с прежней средневековой схемой улиц.

В надежде избежать судебных тяжб с купцами, Карл лишь настаивал на том, чтобы старые дороги были расширены, а строительные стандарты улучшены. Из-за этого многие идеи Рена сохранились лишь в виде проектов, тщательно проработанных на бумаге. 

Церковные площади и магистрали: каким мог стать Лондон

Другие проекты по преобразованию британской столицы были представлены картографом Ричардом Ньюкортом, писателем Джоном Ивлином, ученым Робертом Гуком, офицером Валентином Найтом и другими членами экспертного совета. Практически все эти планы были разными вариациями на тему устройства городской системы, которая позже стала использоваться при строительстве городов в США. Например, в плане Ньюкорта присутствовали строгие ряды церковных площадей на прямоугольных участках. Именно такая схема была взята за основу строительства Филадельфии в 1680-х годах.

План Валентина Найта по преобразованию лондонского Сити. Источник: RIBA

Джон Ивлин предлагал превратить Лондон в столицу барочной архитектуры, но на реализацию его идей в казне не хватало средств. А Валентин Найт со своим проектом потерпел полное фиаско. Офицер предложил создать две главные магистрали и построить длинные ряды домов между ними, заявив, что в таком случае королю удастся собрать неплохую сумму за счет арендной платы и сборов за пользование каналом. Карла его идея очень оскорбила. Монарх мгновенно заявил, что не пытается «извлечь выгоду для себя из столь публичного бедствия своего народа», и приговорил Найта к тюремному заключению.

Ни один из планов, в том числе предоставленный Кристофером Реном, не был осуществлен полностью. Однако некоторые кардинальные изменения в строительных стандартах того времени все же произошли: в 1667 году суд принял закон, согласно которому в городе не разрешалось строить высотные жилые здания, а также запрещалось использовать в отделке деревянные материалы. Кроме того, некоторые улицы Лондона действительно стали шире, а открытые причалы и набережная у Темзы облегчили доступ к реке на случай возможных пожаров в будущем. 

Что Кристофер Рен оставил после себя

Со временем в руки Кристофера Рена был передан еще один важный проект, на этот раз — по восстановлению пятидесяти одной приходской церкви Лондона после пожара.

По его чертежам были построены St Benet Paul’s Wharf, St Margaret Lothbury, St Mary Abchurch, St Bride’s Church, St Michael’s Church. В процессе работы над церквями Рен создал и свой главный шедевр — новый Собор Святого Павла, строительство которого было завершено в 1711 году. Собор сохранился на протяжении веков и смог пережить немецкие бомбежки времен Второй мировой войны.

Другим проектом Рена (в сотрудничестве с Робертом Гуком), который был успешно реализован, стал «Монумент» — 62-метровая дорическая колонна с золотыми языками пламени на вершине, установленная по приказу короля. Высота памятника была выбрана не случайно: расстояние между ним и домом пекаря на Пудинг-лейн, где начался Великий пожар, составляет ровно 62 метра. Сегодня на колонну можно подняться (правда, для этого нужно преодолеть больше трехсот ступеней). С нее открывается потрясающий вид на лондонский Сити, который, к слову, спустя 355 лет после пожара выглядит совершенно не таким, каким его когда-то задумывал сэр Кристофер Рен.

 

Кристофер Рен — Строительство собора Святого Павла

Пока строились церкви, Рен медленно и мучительно разрабатывал дизайн церкви Святого Павла. Начальный этап — Первый образец 1670 года, ныне находящийся в трофейной комнате собора. Этот план был одобрен королем, и начался снос старого собора. Однако к 1673 году дизайн казался слишком скромным, и Рен встретил своих критиков, создав дизайн впечатляющего величия. Из него была изготовлена ​​деревянная модель, и Великая модель, как ее называют, до сих пор хранится в соборе Святого Павла. Однако это не соответствовало канонам апостола Павла и мнению клерикалов в целом, и Рен был вынужден отойти от идеала и пойти на компромисс с традиционным. В 1675 году он предложил довольно скудную классическую готику.Проект ордера, который был сразу принят королем, и в течение нескольких месяцев началось строительство.

То, что произошло потом, остается загадкой. Собор, который начал строить Рен, лишь немного напоминает проект ордера. Начала расти зрелая и великолепно детализированная структура. В 1694 кладка из хора была закончена , и остальная часть ткани хорошо в руке. В 1697 году в соборе прошла первая служба. Однако купола все еще не было.. Строительство велось 22 года, и некоторые беспокойные элементы в правительстве, казалось, думали, что это слишком долго. В качестве стимула для более быстрого прогресса половина жалованья Рена была приостановлена ​​до завершения строительства собора. Рену было 65 лет. Строительство было завершено в 1710 году, а в 1711 году собор был официально объявлен завершенным. 79-летний Рен подал прошение о удержании части его зарплаты, которая была должным образом выплачена. Собор строился за 35 лет одним архитектором. (

См. Также Собор Святого Павла и связанные с ним классические статьи из 2-го (1777–84) и 3-го (1788–97) изданий Британской энциклопедии .)

Параллельные проекты

Все эти годы Рен был не только главным архитектором церквей Святого Павла и города, но и руководителем Королевских заводов и, следовательно, ответственным должностным лицом по всем расходам на строительство, исходящим из королевской казны. У него был квалифицированный персонал, который следил за текущим техническим обслуживанием, но многие дела проходили через его руки, в том числе контроль за строительством зданий в Вестминстере и его окрестностях. Около 1674 г.Кембриджский университет рассматривал возможность строительства Сенатского дома для целей, аналогичных тем, для которых был построен Шелдонский театр. Рен делал проекты, но проект был заброшен. Мастер Тринити-колледжа , который продвигал эту схему, был разочарован, но он убедил свой колледж возвести новую библиотеку (1676–1684 гг.) И нанять Рена для ее проектирования. Классицизм Рена здесь впечатляет. Нет намека на стиль барокко, преобладавший в Европе в то время, и здание вполне можно было принять за неоклассическое произведение века спустя.

В В Оксфорде в 1681 году декан Крайст-Черч пригласил Рена завершить строительство главного входа в колледж. Нижняя частьБашня Тома, как называли ворота, была построена Кардиналом Томасом Вулси в богато орнаментальном готическом стиле. Восьмиугольная башня, которую установил Рен, демонстрирует как его уважение к готике, так и его сомнения по поводу нее. Его отношение к готическому дизайну было последовательным и влияло на готическое строительство в Англии вплоть до 18 века. В 1682 году Карл II основалКоролевский госпиталь в Челси для приема ветеранов, вышедших из постоянной армии. Идея , несомненно , происходит от Луи XIV «s Hotel Des Invalides (1671-76) в Париже , но здание Рена, завершено около 1690, сильно отличается от своего прототипа. Карл II умер в 1685 году. Во время недолгого правления его брата Якова II внимание Рена было сосредоточено в основном на Уайтхолле . Новому королю, католику, требовалась новая часовня; он также заказал новую тайную галерею, зал заседаний и квартиру на берегу реки для королевы. Все они были построены Реном, но были уничтожены во время пожара в Уайтхолле в 1698 году.

Информации о личной жизни Рена после 1669 года немного. Он был посвящен в рыцари в год Великой Модели, 1673. Его первая жена умерла от оспы в 1675 году, оставив его с одним маленьким сыном Кристофером (другой умер в младенчестве). Его вторая жена, Джейн Фицуильям (Фитц Уильям), от которой у него были дочь Джейн и сын Уильям, умерла в 1679 году. В эти годы он никогда полностью не отказывался от своих научных занятий. Он все еще был в центре Королевского общества и был его президентом с 1680 по 1682 год. Он был достаточно активен в государственных делах, чтобы быть возвращенным в качестве члена парламента Старого Виндзора в 1680 году и, хотя он снова не занял свое место, в 1689 и 1690 гг.

После Славной революции 1688 года, которая свергнула Якова II с престола, Рен стал главным архитектором Вильгельма Оранского. Вильгельм III и Мария II оказались самыми активными строителями из них. Им не нравился дворец Уайтхолл , и в 1689 году Рен работал над реконструкцией двух дворцов: один в Кенсингтоне на окраине Лондона, а другой вХэмптон-Корт , в 15 милях (24 км) вверх по Темзе.Кенсингтонский дворец был частичной перестройкой старого дома с добавлением новых дворов и галерей. Это не совсем удачная композиция, но южный фасад представляет собой благородный кусок кирпичной кладки. Дворец Хэмптон-Корт , с другой стороны, начинался как проект огромных размеров — фактически не что иное, как перестройка всего дворца, начатая Вулси. Первые проекты Рена сохранились, и в них он впервые показан расправляющим крылья в качестве дворцового архитектора. Однако было решено снести только половину старого дворца, и дизайн Рена был значительно уменьшен. Тем не менее, он привнес в нее много новшеств и уникальное использование английских строительных материалов. Хэмптон-Корт представляет собой смесь красного и коричневого кирпича и портлендского камня, соединенных в виртуозном равновесии.

Королева Мария умерла в 1694 году. Король упал духом, и строительство Хэмптон-Корта было приостановлено; дворец не был завершен до 1699 года. За два года до своей смерти королева инициировала план строительства королевского госпиталя для моряков в Гринвиче. Для этого Рен сделал свои первые планы в 1694 году. Работы начались в 1696 году, но вся группа зданий была завершена только через несколько лет после его смерти. Гринвичский госпиталь (позже Королевский военно-морской колледж) был последней большой работой Рена и единственной, которая все еще продолжалась после завершения строительства собора Святого Павла в 1710 году.

Королева Анна подарила ему дом в Хэмптон-Корт. Кроме того, у него был лондонский дом на Сент-Джеймс-стрит, и именно там слуга, заметив, что он однажды вечером необычно долго спал после обеда, нашел его мертвым в своем кресле. Рена похоронили с большой церемонией в соборе Святого Павла, гробница покрыта простой надписью на плите из черного мрамора. Позже на соседней стене его сын поместил посвящение, в том числе фразу, которая должна была стать одной из самых известных из всех монументальных надписей: «Lector, simondum Requiris, Circumspice» («Читатель, если ты ищешь памятник, оглянись вокруг» »).

Собор рена — Zonare.ru

Биография Кристофера Рена (Christopher Wren)

Для перестройки собора св. Павла, продолжавшейся с 1675 по 1711 год, Рен сделал несколько проектов; один из них лег в основу большого деревянного макета. Окончательный план очень напоминает структуру стоявшего прежде на этом месте средневекового собора, однако в решении интерьера архитектору удалось достичь пространственного единства главного нефа с обширным средокрестьем. Вознесенный на высоту 111 м купол остроумной конструкции, состоящий из трех оболочек, имеет ясную, гармоничную форму и превосходно согласуется в пропорциях с остальными частями здания.

Помимо сооружения церквей Рен выполнял частные заказы, одним из которых стало создание новой библиотеки Тринити-колледжа (1676-1684) в Кембридже. В 1669 году он был назначен главным смотрителем королевских зданий. В этой должности он получил ряд важных государственных заказов, таких, как строительство госпиталей в районах Челси и Гринвич и нескольких зданий, вошедших в комплексы Кенсингтонского дворца и дворца Хэмптон-Корт.

Кристофер Рен (Wren) (20.10.1632, Ист-Нойл, Уилтшир, — 25.2.1723, Хэмптон-корт), английский архитектор и учёный. Между 1649 и 1653 годами изучал математику в Оксфордском университете. С 1657 года профессор астрономии в Лондоне, с 1661 года в Оксфорде. В 1681-1683 годах президент Лондонского королевского общества. Обратившись с 1660-х годов к архитектуре, стал крупнейшим представителем английского классицизма. План реконструкции Лондона, составленный Реном после пожара 1666 года, не был осуществлен, но зодчий построил в Сити многочисленные жилые дома, а также церкви, отличающиеся необычайным разнообразием конструктивных и пространственных решений (церковь Сент-Мэри-ле-Боу). Главные произведение Рена — собор святого Павла в Лондоне (1675-1710), являющийся самым большим протестантским храмом в мире и гармонично объединяющий в своей композиции осевую систему с центральнокупольной. Среди других лондонских построек Рена — величественные ансамбли госпиталей в Челси и Гринвиче. Много строил также в университетских городах (библиотека Тринити-колледжа в Кембридже).

Великое творение Рена

Великое творение Рена

Пока в Лондоне менялись правители, а затем династии, строительство шло своим чередом. 2 декабря 1697 года прошло первое богослужение, хотя на святыне еще не было купола. Его закончили в 1708 году, когда 26 октября сын Рена, тоже Кристофер, вместе с главным каменщиком строительства положил последний камень в венчающий купол фонарь. Работы (в частности, при западном фасаде) продолжались еще три года — моментом их завершения считается торжественный акт 25 декабря 1711 года, изданный английским парламентом. Тогда же решился вопрос с выплатой проектировщику вознаграждения, задержанного четырнадцать лет назад властями, которым показалось, что строительство идет слишком медленно. Однако это было несправедливо по отношению к Рену, который постоянно, по крайней мере раз в неделю, приходил на строительную площадку. Это неуважение с лихвой компенсировал архитектору тот факт, что он единственный из известных проектировщиков великих святынь Европы увидел свое творение завершенным. Кафедральный собор стал и местом вечного упокоения Рена: на скромном надгробии в крипте[1] церкви видна простая — составленная сыном — латинская фраза: Lector, si monumentum requires, circumspice (Читатель, если ищешь его надгробный памятник, оглянись вокруг).

А тут есть чем восхититься! Новый Святой Павел — настоящий шедевр барочной архитектуры не только на Британских островах. Огромное здание, возведенное из портландского камня, выделяется своей кремовой белизной среди окружения, над которым до сих пор доминирует, несмотря на постоянное расширение Сити. Своими размерами святыня сравнима со своим предшественником: длина 158 м, ширина трансепта[2] 75 м, а высота пика купола 111 м. Посетителя встречает эффектный широкий западный фасад с двухэтажным портиком с колоннадой, замкнутым между двумя башнями — внизу приземистыми, выше переходящими в стройные фонари, украшенные золотыми шишками пинии. Но доминантой строения является великолепный купол, окруженный колоннадой. Его элегантная форма отчасти подражает купольным святыням Парижа, которые увидел Рен во время своей учебной поездки, но отсылает нас прежде всего к шедевру Микеланджело — куполу собора Святого Петра в Риме. Лондонский купол — это также истинный шедевр строительной инженерии, выдающей математическую образованность своего автора. Рен запланировал его… тройным! Первый внешний слой виден изнутри собора, он вознесен на высоту 68 м и приведен в соответствие с пропорциями всего интерьера церкви. Второй слой виден снаружи, он значительно выше (до основания фонаря — 85 м), этот купол должен был доминировать в панораме города. Между ними находится третий слой в виде обложенного кирпичом конуса, который является опорой для тяжелого каменного фонаря, оптически венчающего внешний купол. Правда, вопреки планам Рена, внутренняя сторона купола была декорирована не мозаикой, а фантастическими монохромными фресками (написанными в 1715–1716 гг.), но и сегодня многое в оформлении святыни отражает намерения архитектора. По его рисункам знаменитые английские ремесленники изготовили существующий до наших дней Большой орган, установленный в 1695 году, а также великолепные хоры. В этих деталях наряду с архитектурой, похоже, до сих пор, после трех столетий обогащения собора произведениями искусства, ярко читается замысел концепции Кристофера Рена. Лондонский кафедральный собор Святого Павла — несомненно, его opus magnum, это одновременно памятник набирающей силу Англии и лебединая песня династии Стюартов, по воле которых он был воздвигнут.

Западный фасад — это двухъярусный колонный портик, ограниченный двумя башнями с ажурными шатрами

СОБОР СВЯТОГО ПАВЛА В ЛОНДОНЕ МНОГОКРАТНО ПЕРЕСТРАИВАЛСЯ. ПОСЛЕДНИЙ ВАРИАНТ — ТВОРЕНИЕ КРИСТОФЕРА РЕНА, АРХИТЕКТОРА, КОТОРОМУ КОРОЛЬ КАРЛ II ПОРУЧИЛ ВОССТАНОВЛЕНИЕ СТОЛИЦЫ ПОСЛЕ ВЕЛИКОГО ПОЖАРА. РАБОТЫ, ДЛИВШИЕСЯ 35 ЛЕТ, НАЧАЛИСЬ ПОСЛЕ РАЗБОРКИ СТАРЫХ СТЕН В 1675 ГОДУ.

Интерьер собора на гравюре, опубликованной в «Magasin Pittoresque», 1840 г.

В КРИПТАХ СОБОРА ХОРОНЯТ ВЕЛИЧАЙШИХ СЫНОВ И ДОЧЕРЕЙ БРИТАНИИ. В ЧАСТНОСТИ, ТАМ ПОХОРОНЕН АДМИРАЛ НЕЛЬСОН, ПРИНЦ ВЕЛЛИНГТОН, УИЛЬЯМ БЛЭЙК, АЛЕКСАНДР ФЛЕМИНГ, ГЕНРИ МУР, ФЛОРЕНС НАЙТИПГЕЙЛ И САМ СТРОИТЕЛЬ СОБОРА.

Лондонский собор на почтовой марке Новой Зеландии

Биография Кристофера Рена (Christopher Wren)

Кристофер Рен (Christopher Wren) (1632-1723), крупнейший английский архитектор и математик, автор проекта нового собора св. Павла в Лондоне и многих других церквей. Родился 20 октября 1632 года в городке Ист-Нойл, в Уилтшире, в семье священника. Учился в школе св. Павла в Лондоне, а затем в Уодем-колледже в Оксфорде. В 1657 году Рен стал профессором астрономии в лондонском Грешэм-колледже, а четырьмя годами позже — в Оксфорде. С 1660 года — член, а в 1680-1682 годах — президент Лондонского королевского общества.

В 1665 году, желая пополнить знания, Рен совершил путешествие во Францию и познакомился в Париже с итальянским архитектором Дж. Бернини. Впечатления от этой поездки стали одним из важнейших источников его творчества. Он также многое почерпнул из рисунков, гравюр и архитектурных трактатов Иниго Джонса. Некоторые принципы, которыми Рен руководствовался при создании своих проектов, были описаны им и могут быть восстановлены по сохранившимся записям.

Первые заказы Рен получил благодаря своим связям в университетских и церковных кругах; это были театр Шелдона в Оксфорде, капелла Пемброк-колледжа в Кембридже (1663-1665) и несколько построек для Эмманюэл-колледжа. Затем его пригласили в Лондон в качестве консультанта в связи с перестройкой собора св. Павла. Огромный простор для строительной деятельности открылся после лондонского пожара 1666 года. Архитектор представил свой план реконструкции города и получил заказ на восстановление 52 приходских церквей. Рен предложил различные пространственные решения; некоторые здания построены поистине с барочной пышностью (например, церковь Сент-Стефан в Уолбруке). Их шпили вместе с башнями собора св. Павла образуют эффектную панораму города. Среди них следует упомянуть церкви Христа на Ньюгейт-стрит, Сент-Брайд на Флит-стрит, Сент-Джеймс на Гарлик-Хилл и Сент-Ведаст на Фостер-лейн. Если того требовали особые обстоятельства, как при строительстве церкви Сент-Мэри Олдермэри или Крайст-Черч-колледжа в Оксфорде (Башня Тома), Рен мог воспользоваться позднеготическми элементами, хотя, по его собственным словам, совсем не любил «отклоняться от лучшего стиля».

За свою долгую жизнь Рен находился на службе у пяти сменивших друг друга на английском престоле королей и оставил свою должность лишь в 1718 году. Рен умер в Хэмптон-Корте 26 февраля 1723 года и был похоронен в соборе св. Павла. Его идеи были подхвачены и развиты архитекторами следующего поколения, в частности Н. Хоксмором и Дж. Гиббсом. Он оказал заметное влияние на развитие церковной архитектуры в странах Европы и в США.

Кристофер Рен (Wren) (20.10.1632, Ист-Нойл, Уилтшир, — 25.2.1723, Хэмптон-корт), английский архитектор и учёный. Между 1649 и 1653 годами изучал математику в Оксфордском университете. С 1657 года профессор астрономии в Лондоне, с 1661 года в Оксфорде. В 1681-1683 годах президент Лондонского королевского общества. Обратившись с 1660-х годов к архитектуре, стал крупнейшим представителем английского классицизма. План реконструкции Лондона, составленный Реном после пожара 1666 года, не был осуществлен, но зодчий построил в Сити многочисленные жилые дома, а также церкви, отличающиеся необычайным разнообразием конструктивных и пространственных решений (церковь Сент-Мэри-ле-Боу). Главные произведение Рена — собор святого Павла в Лондоне (1675-1710), являющийся самым большим протестантским храмом в мире и гармонично объединяющий в своей композиции осевую систему с центральнокупольной. Среди других лондонских построек Рена — величественные ансамбли госпиталей в Челси и Гринвиче. Много строил также в университетских городах (библиотека Тринити-колледжа в Кембридже).

Собор Святого Павла в Лондоне

Собор Святого Павла в Лондоне

Кафедральный собор Святого Павла (Сент-Пол) в Лондоне построен там, где в римские времена находился языческий храм богини Дианы. На его месте, по преданию, была основана первая христианская церковь Лондона. Но достоверные исторические сведения о существовании в Лондоне храма во имя Святого апостола Павла, считавшегося святым покровителем и заступником Сити, относятся только к началу VII века.

Старый собор Сент-Пол, сгоревший в 1666 году, сохранился только в многочисленных средневековых изображениях. Он являлся сложным сочетанием норманнского, романского и готического стилей, так как многократно перестраивался после частых пожаров с XI по XVI столетие. Этот храм имел самую высокую в средневековой Европе колокольню высотой 520 футов (около 156 м).

Собор Святого Павла

Существующее здание собора построено в 1675–1710 годах архитектором Кристофером Реном. Чтобы изыскать средства, необходимые для постройки собора, в Англии был введен дополнительный налог на уголь, ввозимый в страну. Перед Реном стояла трудная задача: требовалось не просто восстановить сгоревшую постройку, но создать новое грандиозное сооружение, крупнейший в Европе англиканский храм, который призван был соперничать с самым большим католическим храмом – собором Святого Петра в Риме. Первоначальный проект собора задумывался Реном несравнимо проще и грандиознее, но эти планы были испорчены вмешательством духовенства и королей Карла II и Якова II. Тем не менее Рену удалось добиться разрешения вносить в ходе строительства отдельные изменения в утвержденный проект, чем он сполна сумел воспользоваться: исследователи с удивлением отмечают, что собор, построенный Реном, имеет мало общего с проектом.

Колоссальное здание собора, построенное Кристофером Реном, стоит на холме и до недавнего времени являлось самым высоким сооружением в Лондоне – его высота составляет 111 м. Собор не теряется даже среди современной многоэтажной городской застройки. Можно представить, какое впечатление он производил в те годы, когда самое высокое здание Лондона не превышало четырех этажей!

В своем нынешнем виде собор выделяется строгой продуманностью пропорций и гармонией архитектурных деталей. Купол Сент-Пола относится к числу самых совершенных и знаменитых купольных конструкций в Европе (наряду со Святой Софией в Константинополе, собором Святого Петра в Риме и Флорентийским собором). А сам собор Святого Павла уже давно вошел в историю английского и мирового искусства.

На небольшой площади перед входом в собор установлен памятник королеве Анне, в правление которой строительство собора было завершено. Существующий памятник – копия, сменившая первоначальное сооружение в 1886 году. Главный, западный фасад собора украшает огромный портик почти 30-метровой высоты. Портик двухъярусный и имеет шесть пар колонн в верхнем и четыре пары в нижнем ряду. Его увенчивает фронтон со скульптурной композицией «Обращение Савла» работы скульптора Френсиса Берда. Это довольно редкое для Англии начала XVIII века монументальное произведение.

По обеим сторонам портика поднимаются две башни-колокольни. Они возведены в 1706–1708 годах. В правой, южной башне находится самый большой колокол Англии – «Большой Пол», весящий 16 тонн.

Длина всего здания составляет 175,5 м. Внутри собор, ренессансный по отделке и готический в плане, производит впечатление некоторой холодности и пустоты. Эта сухость внутреннего убранства даже вынудила лондонцев в конце концов учредить в 1860 году специальный денежный фонд для украшения интерьера собора Святого Павла. На эти средства были сооружены скульптуры над «Галереей шепота» и созданы мозаики, украшающие алтарную часть и подкупольное пространство.

Достоинством собора Святого Павла являются совершенство всех архитектурных форм, мастерски исполненные детали. Здесь можно видеть прекрасную резьбу по камню, великолепные ажурные решетки из кованого железа. Произведением искусства являются деревянные скамьи, выполненные в конце XVII века английским мастером Гринлингом Гиббонсом. Их отличает тончайшая резьба и высокое художественное совершенство. Орган собора – один из лучших в Англии, изготовлен в 1694 году.

Находящиеся в соборе многочисленные памятники на надгробиях знаменитых людей малохудожественны, самый интересный из них – конная статуя лорда Веллингтона, победителя Наполеона при Ватерлоо. По лестнице, берущей начало в восточном углу южного крыла собора, можно подняться в находящуюся ярусом выше библиотеку и на расположенную на следующем ярусе «Галерею шепота» – здесь слова, произносимые шепотом у одной стены, отчетливо слышны у противоположной стены галереи, на расстоянии 32 м. Еще выше, вокруг основания купола, проходит Каменная галерея, а над ней – Золотая галерея у вершины купола, откуда открывается потрясающий вид на Лондон.

Купол собора Святого Павла возвышается на высоком барабане, окруженном колоннами. Купол имеет сложную конструкцию – он выполнен тройным. Снаружи можно видеть только его внешнюю свинцовую оболочку, которая покоится на деревянной конструкции. Эта конструкция опирается на кирпичный конус, который полностью скрыт от глаз зрителя, так как под ним находится еще одна оболочка – внутренний купол, играющий роль потолка. Такая сложная конструкция обеспечила куполу большую устойчивость, проверенную веками. Даже в годы Второй мировой войны, когда немецкие авиабомбы рвались вокруг собора и повредили его восточную часть, купол устоял. Росписи купола выполнены в 1716–1719 годах художником Торнхиллом и посвящены деяниям апостола Павла.

Крипта собора служила местом захоронения многих выдающихся деятелей Англии. Здесь погребены адмирал Нельсон, лорд Веллингтон, живописец-пейзажист Тернер, первый президент Королевской Академии художеств Рейнольдс, а также строитель собора – архитектор Кристофер Рен. Над могилой последнего нет надгробного памятника. Вместо него высеченная на стене эпитафия сообщает, что памятником архитектору является «то, что вы видите вокруг» – то есть сам собор Святого Павла…

Собор Святого Павла, главный кафедральный собор Лондона
Собор Святого Павла, бессмертное творение великого архитектора Сэра Кристофера Рена, является кафедральным собором Лондона, то есть главной городской церковью города.

Нынешний собор — пятый собор на этом месте. Первый собор был освящён ещё в 604 году, хотя есть предположения о существовании ещё более раннего храма.

В 1981 году этот собор свидетельствовал венчание Леди Дианы Спенсер и Принца Чарльза. Здесь в 1965 году проходила церемония прощания с Уинстоном Черчиллем, а в 2013 году здесь прощались с Маргарет Тэтчер.

Элегантные интерьеры собора, полные воздуха, света, впечатляют помимо этого цветовой гаммой изящного мозаичного декора плафонов, сверкающих подобно драгоценным камням.

Усевшись удобно под сводами огромного купола, я вам поведаю историю христианства в Англии. Расскажу о главных отличиях между тремя основными деноминациями христианства: католичеством, православием и протестантством.

Если пожелаете, детально развенчаю ошибочное мнение о том, что протестантизм обязан своему появлению в Англии Генриху VIII из династии Тюдоров. Мол, такова была его реакция на нежелание Папы Римского пожаловать ему развод от Екатерины Арагонской, не способной подарить ему мальчика наследника. Нет, причины возникновения протестантства появились в Европе в целом, и в Англии в частности задолго до XVI века.

Разногласия по поводу развода были событием, ускорившим разрыв с Римской Католической Церковью, но ни в коем случае не причиной появления АНГЛИКАНИЗМА.

Попытаемся с вами осилить 530 ступеней, ведущих к обзорной площадке ЗОЛОТОЙ ГАЛЕРЕИ, построенной над внешним куполом собора. Ваши пот и слезы будут награждены великолепной панорамой Лондона.

Проверим акустику ГАЛЕРЕИ ШЕПОТА, которая обязана своим названием акустической особенности: слово, даже сказанное шепотом, в одном конце галереи, многократно отражается её стенами, в результате чего этот шепот вполне может слышать человек, находящийся на другом конце галереи.

В склепе поклонимся захоронению великого зодчего этого собора Сэра Кристофера Рена, а также подойдем к местам захоронений адмирала Нельсона, герцога Веллингтона, многих британских художников, а также Сэра Александра Флеминга, случайно открывшего в 1928 году первый антибиотик — пенициллин.

Герцог Веллингтон в 1815 году в битве при Ватерлоо окончательно разбил войска Наполеона, сбежавшего из плена с острова Эльба в 1814 году и собравшего под свои знамёна огромную армию; позднее пленённый при Ватерлоо Наполеон скончался в 1821 году в изгнании на британском острове Святой Елены.

В крипте увидим древнюю часовню, отведённую для церемоний рыцарей Ордена Британской империи, в списках которого среди многих числятся Сэр Пол Маккартни, Сэр Алекс Фергюсон, изобретатель WWW («интернета» по-народному) Сэр Тим Бернерс-Ли, а также, пожалуй, самый великий математик всех времён Сэр Эндрю Уайлс, нашедший в 1994 году доказательство к самой сложной загвоздке в математике: с 1637 года самые превосходные математические умы отступали в поражении перед разрешением Последней теоремы Ферма (считается, что теорема Ферма стоит на первом месте в мире по количеству некорректных «доказательств»).

Среди женщин рыцарей ордена Британской империи числятся Дама Агата Кристи, Дама Элизабет Тейлор, Дама Анджелина Джоли.

Почему слова Сэр/Дама/Лорд/Леди с последующим за ним именем пишутся с заглавной буквы, а не с маленькой: Сэр Пол (Маккартни), Лорд Байрон, Леди Диана Спенсер?

Потому что слово с заглавной буквы обозначает титул. «Сэр» с маленькой буквы — это просто обращение. Например, «Yes, sir!» — говорит ученик учителю или рядовой офицеру. «Не подскажите, где находится ladies (то есть женский туалет)?»

Супруга же или дочь герцога/маркиза/графа, а также супруга виконта, рыцарша Ордена Подвязки или супруга рыцаря будет иметь перед именем «Леди»: Леди Маргарет Тэтчер, например, принадлежала к Ордену Подвязки или Леди Линда Маккартни.

За заслуги перед Родиной в Великобритании не дают орден Ленина или Красной Звезды, а даруют рыцарский титул. «Сэр» и «Дама» перед именем должны вас пристальнее вглядеться в этих незаурядных личностей, которые явно преуспели в какой-то области человеческой деятельности.

Собор Святого Павла

Собор Святого Павла – лучшее творение гениального английского архитектора эпохи Возрождения Кристофера Рена. Грандиозный собор, увенчанный огромным куполом, украшает улицы Сити уже несколько веков и нисколько не теряется на фоне небоскребов и высотных зданий делового центра города. А столетие назад, когда сердце города было застроено четырехэтажными домами, он представлял собой еще более грандиозное зрелище. 

Собор Святого Павла находится в районе Ладгейт Хилл на холмах, которые являются высочайшей точкой Лондона. Это отличное место для такого внушительного здания — благодаря небольшому возвышению купол хорошо виден издалека. Возможно, поэтому древние жители Лондона выбрали эти холмы в качестве площадки для строительства священных зданий.

Первой церковью, построенной на этом месте, была деревянная церковь Святого Павла, покровителя Сити, построенная в 609 году. Существуют доказательства того, что до христианской церкви это место у язычников тоже было священным. Несколько веков спустя деревянная постройка сгорела, на ее руинах был построен новый собор, который был разрушен во время набега викингов. Следующую церковь Святого Павла построили из камня, но и ей не удалось избежать пожара в 1087 году. Четвертый храм, ставший известным как Старый Сент-Пол, просуществовал несколько веков до Великого лондонского пожара 1666 года, уничтожившего большую часть города. 

После лондонского пожара Старый Сент-Пол был в плачевном состоянии, но его руины можно было использовать для реконструкции. Тем не менее, власти решили построить на этом месте новый, более великолепный, прочный и внушительный собор. Это ответственное дело было поручено талантливому английскому архитектору сэру Кристоферу Рену, уже проявившему свое мастерство в Лондоне. Мастеру на тот момент было около тридцати лет, и строительство собора оказалось практически делом всей его жизни. Рен предоставил несколько проектов, пока правительство и духовенство не были удовлетворены пышностью и красотой архитектуры. В основу окончательного проекта был положен латинский крест, здание должны были украшать купол и две живописные башни с часами. Для строительства использовался прочный портлендский известняк. 

Своему современному облику собор Святого Павла обязан королю Карлу II, который уже после начала постройки решил внести изменения во внешний облик здания. Ему показалось, что утвержденный проект недостаточно внушителен, поэтому по его требованию он был дополнен огромным куполом, похожим на купол римской базилики Святого Петра. Возведение такого купола в те времена было сложной архитектурной задачей, и Кристофер Рен справился с ней отлично – так, что даже современные архитекторы восхищаются простой и прочной конструкцией храма, которая защитила эту великолепную достопримечательность во время Второй мировой войны. 

Строительство собора было завершено, когда Рену было уже около восьмидесяти лет. Официальной датой основания церкви считается 1710 год, но по сути собор был открыт раньше, уже в конце XVII века в нем проводились богослужения. Это было грандиозное сооружение в Лондоне эпохи Возрождения: собор еще долгие века был высочайшим зданием города.

И сейчас размеры здания поражают воображение: длина его составляет около 180 метров, высота – 120 метров. На западном фасаде красуется огромный портик 30-метровой высоты, разделенный на два яруса и увенчанный фронтоном с барельефом. Башни-колокольни собора придают ему завершенный облик, в них висят главный английский колокол «Большой Пол», крупный колокол «Большой Том» и еще несколько выдающихся колоколов, которые слышны на многие километры. 

И все же главная достопримечательность, основная архитектурная жемчужина храма – это его купол. Его конструкция имеет две части: внутреннюю, которую можно увидеть в помещении собора, и внешнюю, цель которой – украшать облик здания. Купол изготовлен из дерева, покрыт свинцом и увенчан шаром и крестом. Он лежит на двухъярусном тамбуре и восьми огромных столбах, в основании которых диаметр составляет около 12 метров.

Купол имеет три галереи. Особый интерес представляет внутренняя «шепчущая» галерея, названная так благодаря уникальному акустическому эффекту, незапланированному архитекторами: шепот в одной части галереи прекрасно слышен в других ее концах. Снаружи расположены Каменная и Золотая галереи, с который открываются замечательные виды на город. Чтобы подняться на Золотую галерею и оказаться на высоте 85 метров, нужно преодолеть ровно 528 ступеней. 

Интерьеры собора Святого Павла изначально были довольно аскетичными, что отражало воззрения англиканской церкви. Но позже из казны были выделены средства на внутреннее убранство собора: купола и стены были расписаны фресками, в помещениях были установлены ажурные железные решетки Тижу, скромные скамьи были заменены на резные, в соборе был установлен лучший английский орган 1694 года, третий по размерам в стране. 

Собор Святого Павла – официальная резиденция епископа Лондона. Здесь регулярно проходят богослужения, в пятничную службу могут присутствовать все желающие, а на воскресную службу туристы не допускаются. Каждый год здесь проводятся торжественные богослужения, на которых присутствуют известные оперные певцы. Кроме того, помещения собора используются и для концертов, причем не только духовной, но и светской музыки. А в 1981 году здесь состоялось венчание принца Чарльза с Дианой Спенсер. 

Собор Святого Павла также используется в качестве усыпальницы для многих знаменитых деятелей Великобритании. Первым здесь был захоронен Кристофер Рен, скончавшийся через 13 лет после завершения работ по строительству, в 1723 году. Его имени на памятнике нет, только надпись «Если ты ищешь памятник, посмотри вокруг». В соборе захоронены адмирал Нельсон, Александр Флеминг, герцог Веллингтон, Генри Мур и другие выдающиеся англичане. 

Ближайшая станция метро – St Paul’s. Помните о том, что внутри нельзя фотографировать и снимать видео. Чтобы осмотреть помещения храма, включая главный зал и крипту, подняться и осмотреть все галереи, понадобится около двух часов. При соборе работает сувенирный магазин. 

Входные билеты: 16,5 фунтов для взрослых; 7,5 фунтов для детей с 6 лет.   
График работы: понедельник-суббота 08:30-16:00.
Адрес: St. Paul’s Churchyard, London EC4M 8AD UK
Сайт Собора Св. Павла в Лондоне.

Глава четвертая От собора Святого Павла до Вестминстера

Глава четвертая

От собора Святого Павла до Вестминстера

Собор Святого Павла и великий человек по имени сэр Кристофер Рен, который построил этот собор. Я поднимаюсь на Галерею шепота и Золотую галерею, а затем спускаюсь в склеп, чтобы взглянуть на гробницы Нельсона и Веллингтона. Я совершаю прогулку по Флит-стрит, посещаю дом доктора Джонсона, Дом правосудия, Государственный архив и Темпл, затем на трамвае отправляюсь в Вестминстер.

1

У западного входа в собор Святого Павла мне повстречалась группа сияющих от радости школьниц. Учительница отвела их в уголок, подальше от других таких же групп. В этот момент она была очень похожа на утку-мать, которая мечется по пруду, собирая крошек-утят.

— Все слышали о Большой войне, не так ли? — спросила она, обращаясь к окружившим ее сияющим лицам.

— Да-а-а, — подтвердил хор голосов.

Сейчас эти девочки смотрят на свою учительницу снизу вверх, размышлял я, потому что они ниже ее на целую голову, но пройдет всего несколько лет и у них появятся собственные семьи. Я вдруг почувствовал себя невероятно старым. Почему я все еще живу? Для этих детишек война 1914–1918 годов — всего лишь глава из учебника истории. Впрочем, быть может, учительница имела в виду Крымскую войну. Так или иначе, судя по вежливо-равнодушному выражению лиц, девочки уже давно отправили в музей и войну, и всех тех, кто принимал в ней участие.

— Так вот, — продолжала учительница, — в той войне прославился полководец, которого звали лорд Китченер. Все о нем слышали?

И вновь последовал утвердительный ответ, но на сей раз искренность девичьего «да» внушала сомнения.

— Лорд Китченер погиб вместе с линейным кораблем, на котором он плыл и который был потоплен неприятелем. Сейчас мы осмотрим памятник этому полководцу. Держитесь левой стороны, дети…

Девочки вошли в часовню Китченера. Я последовал за ними. В полной тишине стояли они, окружив высеченный из белого мрамора памятник погибшему лорду. Я обвел взглядом их лица. Китченер для них ровным счетом ничего не значил. Да и могло ли быть иначе? Ведь он принадлежал истории, стоял в одном ряду со всякими скучными дядьками вроде Альфреда Великого или Вильгельма Завоевателя, которые что-то там совершали в незапамятные времена. (Впрочем, Альфред Великий, как гласит легенда, собственноручно испек несколько лепешек — вот здорово! — а Вильгельм Завоеватель командовал войсками при Гастингсе, уж дату этой битвы все знают наизусть.) А этот Китченер всего-навсего утонул! Я видел, что даже самым серьезным из девочек на ум приходят именно такие мысли. Одна пухленькая маленькая девочка, лицо которой покрывали веснушки, засунула руку в карман, а потом быстро поднесла ко рту — и продолжала с набитым едой ртом флегматично разглядывать памятник Китченеру.

Мне вдруг вспомнился плакат, изображавший человека с густыми (сержантскими, как сказали бы раньше) усами и направленным на прохожих указательным пальцем. Надпись на плакате гласила: «Ты нужен Китченеру». Насколько же я, оказывается, стар! За стремительно промелькнувшие годы моей жизни успело вырасти целое поколение, вырасти и произвести на свет потомство, представители которого стояли сейчас передо мной, в синих школьных платьях и соломенных шляпках. Им Китченер казался чуть ли не современником Нельсона и Веллингтона.

— Боюсь, для них это мало что значит, — шепнул я учительнице. — Вот для нас…

Голубые глаза заставили меня запнуться. С чувством полной безнадежности я внезапно осознал, что учительнице самой не больше двадцати. Мне оставалось одно — поспешно ретироваться, радуясь тому, что я все еще передвигаюсь на собственных ногах, не прибегая к помощи костылей или инвалидного кресла.

В мраморном полу нефа в соборе Св. Петра в Риме есть одна плита, которую замечают лишь немногие посетители. На этой плите нанесены метки, показывающие соотношение высоты самых крупных соборов мира к высоте собора Святого Петра. Вторым по высоте после Святого Петра является лондонский собор Святого Павла, далее следуют соборы Флоренции, Реймса и Кельна.

Собор Святого Павла отличается от многих знаменитых соборов мира тем, что он — творение одного человека, а именно сэра Кристофера Рена, который по воле Провидения оказался в Лондоне во времена правления Карла II. Ему предстояло восполнить ущерб, нанесенный Большим пожаром. В конечном счете это бедствие оказало Лондону неоценимую услугу, поскольку восстановление города было поручено ожидавшему своего звездного часа Кристоферу Рену.

Даже если его гению принадлежит всего половина приписываемых ему зданий, то и в этом случае можно утверждать — Рен был чрезвычайно талантливым и плодовитым архитектором. Не важно, откуда вы любуетесь панорамой Сити — с Хангерфордского моста, с южной оконечности моста Ватерлоо, с Лондонского моста или со стороны Монумента, — все равно представшее вашим глазам зрелище будет отмечено печатью таланта Кристофера Рена.

Дед Рена торговал в Лондоне тканями, а сам Рен родился в местечке Ист-Нойл неподалеку от Тисбери, в графстве Уилтшир. Как и многие другие великие люди, он был сыном пастора.

Гениальность Рена проявилась уже в детстве. Оказавшись в Вестминстере, он под руководством знаменитого доктора Басби проявил выдающиеся способности к изучению латинского языка. Позже, в Уодэм-колледже Оксфордского университета, он собрал вокруг себя ведущих интеллектуалов того времени. Считается, что, посвяти Рен свою жизнь математике и астрономии (по всей вероятности, он сделал окончательный выбор в тридцатилетнем возрасте), он мог бы соперничать с самим Исааком Ньютоном. В Оксфорде он еще не догадывался о том, что ждет его впереди, и ставил эксперименты на животных по переливанию крови. Одновременно он разрабатывал систему дезинфекции зараженных помещений. Рену принадлежит целый ряд изобретений, однако он отличался удивительно небрежным отношением к плодам своего интеллектуального труда: доведя какую-либо работу до конца, он сразу же о ней забывал. Исторический анекдот гласит, что один из восторгавшихся талантом Рена друзей завел привычку сообщать о его открытиях немецким изобретателям, которые потом выдавали эти открытия за свои.

Когда в Лондоне случился Большой пожар, Рену исполнилось тридцать четыре года. Поскольку к тому времени он уже несколько лет занимал должность главного инспектора Его Величества по строительным работам, проблема восстановления разрушенного пожаром города пробудила в нем профессиональный интерес. Спустя всего четыре дня после того, как пожар был потушен, Рен представил на рассмотрение подробный план восстановления Сити. Этот план принято считать лучшим из всех составленных в то время планов; будь он одобрен, нынешний Лондон выглядел бы намного привлекательнее. Но у разработанного Реном плана оказалось слишком много противников. Этот план противоречил их личным интересам, поэтому его аккуратно положили под сукно.

Кристоферу Рену пришлось довольствоваться восстановлением собора Святого Павла, пятидесяти с небольшим церквей, тридцати шести гильдий, таможни, Темпл-Бара, множества частных и казенных зданий, а также строительством Монумента. Столь грандиозные здания, как Гринвичский госпиталь, он явно проектировал в свободное от основной работы время. Вне всяких сомнений, Рен — образец плодовитого архитектора, карьера которого являет собой пример воплощения старого принципа: талант — это работа, работа и еще раз работа. Ему были чужды алчность и корыстолюбие. Единственным вознаграждением, которого он попросил за восстановление собора Святого Павла и приходских церквей Лондона, стали жалкие две сотни фунтов ежегодной пенсии. Он с благоговением принял порученную ему задачу, совершенно не помышляя о личной выгоде. Широко известна история о том, как герцогиня Мальборо, раздраженная счетами за строительство Бленхеймского дворца, напомнила своему архитектору, что великий Кристофер Рен, которого по три-четыре раза в неделю с риском для жизни поднимали в корзине на вершину купола собора Святого Павла, довольствовался двумястами фунтами в год!

Когда началось строительство собора, архитектору было сорок три года; когда открылись хоры, ему минуло шестьдесят пять, а к моменту завершения строительства Рен превратился в семидесятисемилетнего старца. Всю свою зрелую жизнь, с сорока лет и до преклонного возраста, он наблюдал за тем, как его могучее творение поднимается все выше в лондонское небо. На суррейском берегу Темзы стоит небольшой, затерявшийся среди складских строений домик. Считается, что именно в этом домике жил Рен и что именно отсюда он наблюдал за тем, как растет его детище.

Собор Святого Петра в Риме явно произвел на Рена огромное впечатление и вдохновил на проект собора Святого Павла. Рен спроектировал окружающие собор здания, архитектура которых во многом повторяла стиль Бернини, в особенности великолепные колоннады. Однако земля в этом районе Лондона стоила слишком дорого, вследствие чего эти проекты так и не были реализованы. Рен настолько высоко ценил Бернини, что за год до Большого пожара поехал в Париж, чтобы побеседовать с итальянским зодчим об архитектуре. Но каждый человек, независимо от того, насколько он талантлив и насколько опережает свое время, все равно остается продуктом своей эпохи. Недавно я читал лаконичные записи из дневника Роберта Гука — этот замечательный человек был другом Кристофера Рена. Гук пишет, что талантливый ученый и гениальный математик, создавший собор Святого Павла и множество других величественных зданий, лечил тонзиллит своей супруги, «подвешивая ей на шею мешок с лобковыми вшами».

Этот великий гений тихо скончался в преклонном возрасте. Войдя в его комнату, слуга обнаружил, что хозяин умер, сидя в своем кресле. В момент смерти Рену был девяносто один год. Свидетелем скольких удивительных событий ему довелось стать за свою долгую жизнь! Когда он родился, еще встречались люди, знававшие Шекспира и беседовавшие с королевой Елизаветой; когда он умер, уже появились на свет младенцы, которым суждено было увидеть начало века, подарившего человечеству паровую машину. Всего спустя тринадцать лет после кончины Рена родился Джеймс Уатт; доживи Рен до рождения Уатта, старец и младенец связали бы воедино эпоху Елизаветы и эпоху Виктории.

2

Поднимаясь на Галерею шепота, я обнаружил, что восхождение не столь утомительно, как принято считать. Чтобы подняться на Каменную галерею, нужно преодолеть триста семьдесят пять ступенек. Еще двести пятьдесят две ступеньки ведут к расположенному под крестом шару, куда удается проникнуть лишь немногим посетителям. И все же подняться наверх совсем нетрудно, потому что винтовая лестница довольно широка, а ступеньки пологие.

Когда я добрался до Галереи шепота, дежурный служитель вежливо попросил меня пройти по узкому, огороженному поручнями кольцу на противоположную сторону. Там мне полагалось сесть и слушать. Голос служителя был таким монотонным, таким бесстрастным, что я невольно задался вопросом: сколько раз в день ему приходится повторять эту фразу? Добравшись до указанного места, я снова услышал служителя, который теперь находился примерно в ярде от меня. Казалось, его голос исходит прямо из камня. Он рассказывал о соборе, приводя даты и цифры. Этот необычный звуковой трюк, пожалуй, был бы настоящей находкой для дельфийского оракула. Далеко внизу лежало внутреннее пространство собора, в котором медленно и бесшумно двигались маленькие фигурки. С такой высоты люди казались муравьями. Столь же замечательная картина открывается и наверху, где находятся фрески Джеймса Торнхилла, посвященные эпизодам из жизни апостола Павла. Несколько лет назад эти фрески почистили, и наши современники впервые получили возможность как следует их рассмотреть. Хотя с галереи у основания купола открывается дивная панорама Лондона, она все же уступает той, которую можно наблюдать с Золотой галереи. Чтобы туда подняться, надо преодолеть еще сто семьдесят пять ступеней, но вид, который откроется вашему взору, вполне того заслуживает. По пути наверх я осмотрел замечательный кирпичный конус и внешний купол, построенный Реном для того, чтобы поддерживать каменный фонарь с крестом и шаром. Кстати, купол изнутри собора и купол снаружи — как будто два совершенно разных купола.

С Золотой галереи — маленького и узкого, продуваемого ветрами пространства — открывается незабываемый вид на Лондон. Отсюда видно, что город лежит в широкой и неглубокой долине, ограниченной с юга и севера зелеными возвышенностями Сайденхэма и Хэмпстеда. Видны узкие извилистые улицы старого Сити, а на западе — башни Вестминстерского аббатства над серебристой лентой Темзы. Внизу медленно ползут похожие на жуков омнибусы — они движутся в направлении темного ущелья Ладгейт-Хилл.

Какое чудо, что собор Святого Павла не сгорел во время последней войны! При взгляде на развалины соседних домов понимаешь, что ни одно здание во всем Лондоне не подвергалось такой опасности, как этот собор, который во время разрушительных бомбардировок оказался буквально в огненном кольце. Я восхищаюсь отвагой духовенства и служителей собора, которые на протяжении нескольких лет охраняли его каждую ночь. Они хватали клещами зажигательные бомбы, бросали их в ведра с песком и заливали водой из насосов. Только благодаря самоотверженности своих защитников уцелела эта знаменитая церковь, купол которой является символом Лондона и узнаваем в любом уголке земного шара. Если бы не их усилия, собор, несомненно, постигла бы участь его предшественника, сгоревшего во время Большого пожара.

Помню одно военное Рождество, когда Ладгейт-Хилл и близлежащие маленькие улочки превратились в настоящий кошмар. Я двигался в направлении собора Святого Павла, перешагивая через пожарные шланги, пробираясь сквозь груды разбитых оконных стекол. В воздухе стоял отвратительный запах гари — все еще продолжался пожар на Патерностер-роу, в результате которого погибло четыре миллиона книг. Я испытал большое облегчение, когда, переведя взгляд на Ладгейт-Хилл, увидел совершенно не пострадавший собор Святого Павла. На глаза навернулись слезы, когда на фоне темного фасада я увидел украшенную цветными лампочками рождественскую елку. Я вошел внутрь собора, где стояла еще одна елка, усыпанная подарками для лондонских детей и для экипажей минных тральщиков. В дальнем конце церкви священнослужитель читал молитву, а рядом с ним стояли на коленях несколько человек. Я присоединился к ним, радуясь тому, что Господь, похоже, не оставил своей милостью этот собор. Слова молитв эхом отражались от купола храма и смешивались со звуками, доносившимися снаружи: настойчивым звоном пожарного колокола, криками измученных пожарников, перетаскивающих свои похожие на питонов шланги, треском лопавшихся от жары оконных стекол. Интересно, сколько еще продержится эта самая заметная в городе цель? — подумал я тогда. Неужели я вижу собор Святого Павла в последний раз?

Наверное, только те, кто постоянно дежурил, защищая собор от бомбардировок, знают, сколь малы были его шансы уцелеть. Однажды ночью рядом с часовой башней упала бомба замедленного действия, пробившая дыру глубиной в двадцать семь футов. Ее выкопали и отвезли в Хэкни-Марш, где и подорвали. После взрыва осталась воронка диаметром около ста футов. В другой раз на парашюте опустился фугас, который упал всего в нескольких футах от восточной стены. Но ужасающий взрыв так и не прогремел, поскольку вышел из строя взрыватель. Неразорвавшийся фугас тоже увезли подальше от собора. Было и два прямых попадания. В октябре 1940 года одна бомба пробила крышу хоров и разрушила верхний алтарь. В апреле 1941 года бомба пробила северный поперечный неф и взорвалась внутри собора, вдребезги разбив витражные стекла, покорежив металлические детали интерьера и разрушив внутренний портик северного входа.

Рассматривая с высоты Золотой галереи оставшиеся после воздушных налетов руины, я не переставал изумляться тому, что собор Святого Павла уцелел во время войны.

3

Из-под купола я направился в безмолвную тьму склепа, который всегда считал самой интересной частью этого храма. Здесь, под массивными сводами, находятся могилы тех великих людей, памятники которым можно увидеть наверху.

— Я ночевал здесь целых четыре года, — сказал пожилой служитель. — Четыре года большой срок, не так ли, сэр? Но я не жалею, ведь нам удалось спасти Святого Павла. Все это похоже на сон…

Я посмотрел на него с восхищением. До последнего времени история церковного служения не была отмечена военными подвигами. И в художественной литературе, и в действительности церковный служитель — чаще всего тихий, исполнительный человек, который либо почтительно сопровождает настоятеля церкви, либо стоит у входа в храм с таким выражением лица, что трудно понять, то ли это епископ, то ли дворецкий. Глядя на него, зарубежные туристы понимают, что в данный момент он размышляет о чем-то возвышенном, духовном. Терзаемые сомнениями, они гадают, можно ли ему дать на чай. Однако в годы последней войны служители, всегда тихие и незаметные, вдруг уподобились грозным львам. Каждый, кто оставался на своем посту во время воздушных налетов, достоин медали «За выдающиеся заслуги». Надеюсь, грядущие поколения, любуясь, подобно нам, собором Святого Павла и Вестминстерским аббатством, с благодарностью вспомнят скромных, неведомых широкому кругу людей, которые во время воздушных налетов на Лондон спасали эти величественные здания.

В склепе есть три замечательных надгробия. Первое, самое строгое из трех, — надгробие на могиле Кристофера Рена. Над ним замечательная эпитафия: «Lector, si monumentum requiris, circumspice» — «Читатель, если хочешь найти памятник, оглянись вокруг».

Памятник Нельсону работы Флаксмана вполне типичен для своего времени и выглядит так, словно по какому-то недоразумению его перевезли сюда из Вестминстерского аббатства. Нельсон стоит подле якоря и сложенного в бухту каната, а Британия в шлеме, но без трезубца, указывает на адмирала и, обращаясь, очевидно, к двум совсем еще молодым морякам, говорит: «Идите и поступайте так же». Великий адмирал лежит в прекрасном мраморном саркофаге, который первоначально предназначался для останков кардинала Уолси. Такова необычная судьба этого когда-то забытого всеми саркофага, несколько столетий пролежавшего в часовне виндзорского собора Святого Георгия.

В недрах саркофага покоится гроб с телом Нельсона. Корабельный плотник выстругал его из грот-мачты французского фрегата «Ориент», который в битве на Ниле ходил под флагом адмирала де Брюэ. За несколько лет до своей кончины Нельсон получил этот зловещий дар от капитана Бена Халлоуэлла. Впрочем, адмирал вовсе не считал гроб-подарок зловещим предзнаменованием. Он брал его с собой в море и перевозил с одного корабля на другой. Во время одного из таких переездов гроб оставили прямо на квартердеке очередного корабля. Выйдя из своей каюты, Нельсон подошел к группе офицеров, которые удивленно рассматривали гроб.

— Господа, вы можете сколько угодно его разглядывать, — бодрым тоном заметил адмирал, — но будьте уверены, никто из вас его не получит.

Один из офицеров, имевших честь обедать с Нельсоном в море, впоследствии рассказывал, что этот гроб стоял в каюте адмирала, за его резным деревянным креслом. К явному облегчению большинства офицеров, Нельсон в конце концов стал хранить эту мрачную реликвию в Лондоне. Говорят, во время своего последнего отпуска, накануне Трафальгарской битвы, Нельсон приехал взглянуть на свой гроб и пророчески заметил, обращаясь к сторожу, что, возможно, эта вещь понадобится ему по возвращении.

Наверное, в истории Англии не найти других похорон, вызвавших в народе столь глубокое и искреннее сопереживание, как похороны Нельсона, состоявшиеся 9 января 1806 года, спустя одиннадцать недель и несколько дней после гибели адмирала при Трафальгаре. Словно античный герой, он испустил дух в мгновение победы. Благодарные соотечественники в память о Нельсоне возвели такое количество монументов, какого не удостоился ни один другой англичанин. Ему посвящены Трафальгарская площадь в Лондоне, памятник в Эдинбурге, колонна Нельсона в Дублине и многие другие памятники в различных частях страны.

Тело Нельсона уберегли от разложения, поместив в ванну с ромом, и в целости и сохранности доставили на родину. В те времена этот способ часто применялся для транспортировки тел погибших в морских сражениях. Чтобы встать на якорь в Гринвиче, кораблю «Виктори» пришлось пройти от Спитхеда до юго-восточной оконечности Англии. Главный врач флагманского корабля сэр Уильям Битти провел вскрытие и извлек из тела Нельсона роковую мушкетную пулю. Битти пришел к выводу, что, даже несмотря на слабое здоровье адмирала, он мог бы дожить до преклонного возраста, поскольку его внутренние органы скорее напоминали органы юноши, нежели сорокавосьмилетнего мужчины.

В то утро, когда должны были состояться похороны, яркое зимнее солнце растопило ночную изморозь. Когда большой колокол пробил половину девятого, в соборе Святого Павла уже яблоку некуда было упасть. Улицы города заполнили толпы хранивших скорбное молчание людей. Грохот пушечного салюта возвестил о том, что из Адмиралтейства выехал катафалк. Этому колесному транспортному средству постарались придать максимально возможное сходство с боевым кораблем. На нем тоже был установлен фонарь, а сзади имелись окна, весьма похожие на кормовые окна фрегата. Когда процессия двинулась в путь, барабанщики и флейтисты заиграли похоронный марш из «Саула»[11].

«Процессия была настолько длинной, — пишет Кэрола Оуман в своей книге «Нельсон», — что когда возглавлявшие ее драгуны Шотландского грейского полка уже приблизились к собору, замыкавшие процессию офицеры обоих родов войск еще только выходили из Адмиралтейства. Единственный звук, исходивший от непривычно умиротворенной толпы, напоминал шум моря и был вызван спонтанным движением массы людей, желавших разглядеть появившийся катафалк».

В два часа дня, перед тем как процессия подошла к собору Святого Павла, двенадцать матросов «Виктори» подняли гроб, а шесть адмиралов двинулись навстречу, неся балдахин. Некоторые, предвидя, что служба будет неимоверно длинной, захватили фонари, и, когда свет январского дня померк, паства увидела желтые огоньки фонарей, осветившие мерцающим светом центральную часть собора, где под куполом покоился гроб Нельсона. Его окружали моряки, стоявшие в центре кольца из шотландских горцев в килтах.

Прежде чем опустить гроб адмирала в склеп, матросы «Виктори» должны были положить сверху флаг корабля; вместо этого они разорвали полотнище на куски, и каждый сунул клочок материи под ворот своей формы. Они твердо решили оставить себе на память хоть что-то, связанное со своим командиром. Это проявление недисциплинированности, наверное, вызвало бы неодобрение Нельсона, но все, кто видел этот эпизод, запомнили его на всю жизнь. Проявление человеческих чувств нарушило порядок торжественной церемонии, но оно вполне соответствовало характеру Нельсона, который не чуждался проявления эмоций. Только в десятом часу вечера последние прихожане, спустившись по ступеням собора Святого Павла, исчезли в сгустившейся тьме.

Не менее искренние чувства в народе вызвала смерть дожившего до глубокой старости и покрытого славой герцога Веллингтона, тело которого доставили к последнему пристанищу в склепе собора Святого Павла. Сорок шесть лет прошло с тех пор, как был похоронен великий современник Веллингтона Нельсон. Под сводами склепа установили сделанный из пушечного металла знаменитый катафалк, на котором доставили в собор гроб с телом герцога. Филип Гведалла назвал этот гроб «двадцатью семью футами первосортной аллегории». Помимо выгравированных на его стенках различных видов оружия, он украшен и настоящими ружьями, штыками и саблями. Ныне гроб покрыт пылью и паутиной и выглядит так же мрачно, как и в то сырое ноябрьское утро, когда его тащили к собору двенадцать украшенных траурными плюмажами лошадей-тяжеловозов. Карлейль считал этот катафалк самым уродливым предметом из всех, которые он когда-либо видел: «Множество роскошных мантий, флагов, полотнищ, позолоченных эмблем и прочей мишуры придают ему сходство с телегой, с которой распродают половики, а не с похоронными дрогами великого героя». В ожидании процессии, которая должна была доставить тело Железного герцога к месту погребения, толпа простояла всю ночь под проливным дождем. Улицы Лондона настолько были забиты людьми, что утром фонарщики не смогли подобраться к фонарям, чтобы их потушить, и те горели весь день.

В соборе Святого Павла находили свое последнее пристанище солдаты и, как это ни странно, художники. Здесь упокоились Рейнольдс, Лоуренс, Опи, Холман Хант, Лэндсир, Миллес, Альма Тадема и многие другие. В этом же соборе погребена, среди немногих женщин, и Флоренс Найтингейл.

Уже покинув собор Святого Павла, я вдруг вспомнил одно весьма известное предание. Стоя среди развалин собора, Рен попросил одного из рабочих принести камень, с помощью которого он хотел отметить центр нового храма. Ему принесли кусок могильного камня, на котором можно было различить слово «Resurgam» — «Я восстану».

4

Однажды днем я шел по Ладгейт-Хилл, пытаясь вспомнить, как выглядели магазины, от которых теперь остались одни фундаменты. В каком из них продавали часы? В каком книги? В каком ковры? Как легко все это забывается. На фоне руин Ладгейт-Хилл резко выделяется парк, в котором можно купить грубо сколоченные стулья и садовые украшения. Такой же парк расположен неподалеку от Лондонского моста.

И вот я вышел на Флит-стрит, причем как раз в то время, когда все вечерние газеты заняты поиском материала для главной статьи очередного номера. Правда ли, что Флит-стрит ныне совсем не та, какой когда-то была, или это только мои домыслы? На этот вопрос трудно ответить, особенно тому, кто уже не принадлежит Лондону.

Флит-стрит всегда казалась мне похожей на деревню, и она действительно славится деревенской водяной колонкой у ограды кладбища церкви Святой Бриды. И как все деревни, она переполнена сплетнями, скандалами и слухами. Вполне закономерно, что по мере роста Лондона эта улица превращалась в своего рода сверхдеревню, население которой занималось распространением сплетен и новостей, поступавших со всех уголков земного шара. И по сей день Флит-стрит продолжает оставаться деревней — в том смысле, что все ее обитатели хорошо знакомы друг с другом и каждый из них знает, где искать соседа в то или иное время суток. Что касается еды и в особенности выпивки, то вкусы обитателей Флит-стрит отличаются необыкновенным постоянством.

Как и средневековый Стрэнд, где вольные бароны и прочие аристократы имели собственные городские дома с челядью, Флит-стрит заполнена слугами газетных магнатов, которые хоть и не носят ливрей, но отличают друг друга, как если бы они ходили с гербами Норфолка или Джона Гонта на груди. Я всегда утверждал, что человека из «Ньюс Кроникл» можно узнать по внешнему виду. Сотрудники «Кроникл» уверяли меня, что могут опознать сотрудника «Экспресс» или «Мэйл» еще до того, как он откроет дверь. Такое случается в маленьком сообществе, члены которого находятся в состоянии жесткой конкуренции.

Это короткая, но весьма насыщенная офисами знаменитых газет улица. Сотрудник вечерней газеты воспринимает Флит-стрит несколько иначе, чем сотрудник утреннего издания. Первый видит ее, когда солнце висит над Бувери-стрит и когда Грифон[12] и купол собора Святого Павла покрыты позолотой утреннего света, тогда как второй прибывает на Флит-стрит гораздо позже, когда солнце ползет к закату над Шу-лейн и день уже клонится к вечеру. Оба они в огромной степени зависят друг от друга. Придя на работу, сотрудники вечерних газет первым делом читают утренние, а сотрудники утренних газет читают вечерние. Флит-стрит напоминает змею, которая всегда старается проглотить собственный хвост.

Будучи давним и постоянным читателем как вечерних, так и утренних газет, могу с уверенностью утверждать, что Флит-стрит полностью раскрывает себя только в тот короткий, но патетический миг, когда жизнь на ней замирает и иссякает транспортный поток, текущий в дневные часы в направлении Ладгейт-Серкус. В это время выходит на промысел огромная популяция котов, а тротуары сотрясает шум ротационных прессов — своеобразный пульс Флит-стрит. В эти короткие часы улица вызывает такое же умиление, как лицо спящего человека. Еще в пору романтической юности я догадывался о том, насколько жестокой может оказаться Флит-стрит, и всегда ее немного побаивался, особенно в моменты очевидного триумфа. Знал я и о ее весьма опасной привлекательности. К ней невозможно относиться равнодушно: либо вы ее любите, либо ненавидите. Впрочем, порой едва успеваешь заметить, как одно из этих чувств переходит в другое. Эта улица может щедро вас наградить, а в следующий момент (пусть по отношению не к вам, а к кому-то другому) она поведет себя грубо, жестоко и бессердечно. Иногда я уходил с Флит-стрит только на рассвете, и тогда мне казалось, что ее сточные канавки заполнены надеждами и устремлениями многих, гораздо более достойных, чем я, людей.

Посмотрев на сегодняшнюю Флит-стрит, а потом на гравюры в печатных изданиях шестнадцатого и семнадцатого столетий, не веришь собственным глазам; а ведь когда-то это была улица высоких деревянных домов с нависающими друг над другом живописными террасами — именно такую Флит-стрит знал Исаак Уолтон. Но, заглянув в многочисленные переулки и дворики, вы с восхищением обнаружите, что колорит прежней эпохи сохранился хотя бы в названиях — Плам-Три-корт (Двор сливового дерева) или Хэнгинг-Сорд-элли (переулок Висячего меча). В Невилс-корт на Феттер-лейн (теперь, увы, полностью разрушенной бомбардировками) сохранилось несколько красивых домов с прилегающими к ним садами. Я часто думал, что следовало бы запретить порочную практику сдачи в аренду этих домов и отреставрировать их так, чтобы мы смогли наглядно представить, как выглядела эта часть Лондона во времена, когда окрестности Флит-стрит были жилыми. Один из этих домов уцелел до сих пор — дом доктора Джонсона на Гау-сквер. Как и все прочие районы Лондона, где бурлит жизнь, Флит-стрит постоянно меняется. Когда я впервые здесь побывал, на Ладгейт-Серкус практиковал френолог, объяснявший значение каждой неровности черепа. Неподалеку от Шу-лейн дворец из стекла и стали уничтожил несколько старых, весьма интересных магазинчиков, в том числе и маленькую столовую, где, прямо у выходившего на улицу окна, в шипящих сковородах жарили восхитительные сосиски. К полудню этот запах достигал печально известного Грифона. Там находился и отель «Андертон», в котором я однажды заночевал, зная, что это одна из средневековых лондонских гостиниц (когда-то она звалась «Хорн»), олицетворяющих собой давно минувшие времена. Да, многое изменилось, но, когда вы приближаетесь к этому району с севера, перед вами, как и прежде, открывается превосходный вид на собор Святого Павла в обрамлении Флит-стрит.

Было бы весьма утомительно перечислять имена всех знаменитостей, которые имели отношение к этой многолюдной улице; впрочем, одно из них затмевает все остальные. Это Сэмюел Джонсон — высшее божество Флит-стрит.

Когда все те, кто когда-либо работал на Флит-стрит, окажутся забыты, созданный Босуэллом величественный образ старого доктора будет осенять своим присутствием эту улицу. Его тень будет падать на почтовые ящики Флит-стрит и камни ее мостовой. Я пошел на Гау-сквер, где стоит построенный в эпоху королевы Анны симпатичный дом из красного кирпича. В этом доме Джонсон провел около десяти лет своей жизни. Я почти не сомневался в том, что дом закрыт, поскольку слышал, что он был практически полностью разрушен во время налетов.

Но, подойдя ближе, я не обнаружил и намека на разрушения, хотя все пространство в направлении Феттер-лейн огорчало взгляд полным запустением. Дом Джонсона уцелел. Справа от входа росло фиговое дерево, а в прилегающем к стене маленьком садике с выложенными камнями дорожками я увидел ноготки, фуксии и герани в зеленых кадках. Дверь мне открыла смотрительница миссис Роуэл. Она сообщила, что дом отремонтирован и снова открыт для посетителей.

— Вы жили здесь всю войну? — спросил я.

— О да, — сказала миссис Роуэл, — иначе бы здесь ничего не осталось.

Она поведала мне такой эпизод из истории Гау-сквер, который привел бы в изумление и Босуэлла, и самого доктора. Будучи смотрительницей музея, миссис Роуэл проживала в нем вместе со своей дочерью Бетти и матерью, пожилой дамой, которая после первого же авианалета скончалась от нервного потрясения. 29 декабря 1940 года одна из бомб угодила на территорию находившейся рядом с домом Джонсона фабрики по производству типографской краски. В результате взрыва бак с техническим маслом швырнуло прямо на крышу дома. В тот миг никому и в голову не пришло, насколько символичным или, если хотите, ироничным является этот случай. Ведь фабрика по производству типографской краски вполне могла стать причиной гибели дома доктора Джонсона. От удара балки крыши содрогнулись и почти мгновенно запылали, а черепица стала рушиться прямо в жилую комнату. Пожарники и смотрители все же потушили огонь, а утром увидели, что балки обуглились, но выглядят достаточно крепкими. Впоследствии дом еще пять раз подвергался смертельной опасности. Его, разумеется, закрыли для посетителей, а когда налеты на Лондон участились, в этом доме стали постоянно собираться сотрудники добровольной пожарной дружины. Это наверняка понравилось бы доктору Джонсону, который, как известно, был завсегдатаем клубов! Забавная история, не правда ли?

— У пожарных было много работы, и они очень уставали, — пояснила миссис Роуэл.  — Отдохнуть и некогда, и негде, а у нас всегда были наготове чай, кофе, какао и вообще все, что мы тогда могли раздобыть. Знаете, порой мы очень неплохо проводили время. Даже устраивали музыкальные вечера во время налетов!

Если уж призрак старого Сэма Джонсона когда-либо и возвращался в Лондон, это произошло именно в те времена. Впрочем, как ни странно, ни один пожарник не сообщал, что ему пришлось столкнуться на лестнице с дородным джентльменом или что кто-то предложил сменить его на посту и при этом назвал «сэром».

— Доктор Джонсон, несомненно, был мужественным человеком, — сказал я, — и его вряд ли напугали бы те испытания, которые вы выдержали.

— Напугали бы моего милого старика? — возмутилась миссис Роуэл. — Ну уж нет! Для того чтобы напугать доктора Сэмюела Джонсона, потребовалось бы нечто большее, чем какой-то там фугас.

Вот тогда я понял, что разговариваю с истинной поклонницей Джонсона.

Потом мы побродили с ней по симпатичному старинному дому. В комнате нижнего этажа стоит книжный шкаф-секретер из красного дерева, принадлежавший миссис Элизабет Картер и обезображенный следами шрапнели. В другой комнате хранится локон Джонсона — шелковистый и рыжеватый, слегка тронутый сединой.

— Мой милый старик, — повторила миссис Роуэл, не сводя взгляда с локона.

Затем мы увидели «чайный сервиз» миссис Трейлс — ее подарок Джонсону. В сервиз входят две чашки, заварочный чайник, сахарница и кувшинчик для молока. Думаю, что после смерти Джонсона в 1784 году им ни разу не пользовались.

Здесь есть одна интересная картина, которую приписывают Рейнольдсу. На ней изображен чернокожий слуга Джонсона по имени Фрэнк Барбер. Он был рабом на Ямайке, получил свободу в 1752 году и стал слугой Джонсона. Барбер верой и правдой служил Джонсону почти тридцать два года, вплоть до кончины своего хозяина.

Из окон гостиной доктора Джонсона открывается ужаснейший вид. Все старые дома Феттер-лейн исчезли, вместо них видны курганы щебня, покрытые сорняками и высокой бирючиной. Ступени ведут в подвалы, многие из которых впервые за несколько столетий оказались на свету. Прямо напротив дома Джонсона находится резервуар для питьевой воды, ныне превратившийся в гнездовье уток. По словам миссис Роуэл, эти утки ухитрились в самом центре Лондона выкормить не один выводок утят. Джонсон, частенько покупавший птичье мясо для кошки, наверняка распространил бы свою «монументальную доброту» и на этих птиц.

Люди со всего света приезжают посмотреть на дом Джонсона. Некоторые из них знают о Джонсоне больше, чем он сам о себе знал. Другие приходят сюда просто потому, что это одна из городских достопримечательностей.

Думаю, что из всех многочисленных лондонских домов Джонсона именно дому на Гау-сквер мы отдаем предпочтение, когда испытываем желание пройтись по джонсоновским местам. Ведь как раз тут обнищавший тридцатидевятилетний писака приступил к своему знаменитому «Словарю», который и принес ему славу.

На верхнем этаже шестеро подручных многие годы занимались пополнением лексикона и подбором ссылок, а внизу располагались жилые помещения, где обитали Джонсон и его жена Люси, вдова мануфактурщика из Мидленда. Внешне этот союз выглядел нелепо: огромный импульсивный доктор, резкий в движениях, вечно мучимый сомнениями и что-то бормочущий себе под нос — и его пожилая, на двадцать лет старше мужа супруга, о которой Гаррик довольно резко сообщает: «Она отличалась общей дородностью и необыкновенно пышной грудью, а ее пухлые ярко-красные щеки свидетельствовали о злоупотреблении косметикой и чрезмерном пристрастии к сердечным каплям». Анна Сьюард характеризовала ее как обладательницу «совершенно неподобающего девичьего легкомыслия и отвратительного жеманства». От миссис Трейл мы узнаем, что Люси была блондинкой, волосы которой «напоминали волосы ребенка». Она хотела перекрасить их в черный цвет, но воздержалась, поддавшись уговорам своего обожаемого Сэмюела. Разорившийся друг Джонсона доктор Роберт Леветт говаривал, что миссис Джонсон была пьяницей и увлекалась опиумом, который в восемнадцатом веке употребляли для поднятия тонуса, точно так же, как в наши дни употребляют аспирин. Даже если это правда (есть подозрения, что Леветт сознательно оклеветал бедную женщину), Джонсон все равно души не чаял в своей Люси. Она умерла в шестьдесят три года; Джонсону тогда исполнилось сорок три. Ее кончина на какое-то время полностью выбила его из колеи, и он до конца жизни оплакивал свою «милую Тетти».

В этом доме он написал пьесу «Айрин», поставленную Гарриком в «Друри-Лейн». В повседневной жизни Джонсон был ужасно неопрятным человеком, его одежду покрывала пыль, чулки вечно сползали, пышный старомодный парик изобиловал подпалинами от прикроватных свечей. По случаю премьеры он, полагая, что драматург должен выглядеть модно, вырядился в алый жилет с золотым шнуром и сидел в ложе, положив перед собой шляпу с золотым шитьем. Это была единственная его уступка соображениям приличия; надо, конечно же, отдать должное Трейлам, которые следили за костюмами Джонсона и приводили их в порядок перед зваными обедами.

На Гау-сквер Джонсон начал работу над «Рамблером». Он садился за работу дважды в неделю и трудился в течение двух лет. Именно в этом доме он написал и свое знаменитое письмо лорду Честерфилду. Возможно, здесь и умерла его «милая Тетти», кончина которой привела доктора в отчаяние[13].

Джонсон покинул Гау-сквер за четыре года до того, как началась его весьма плодотворная дружба с Босуэллом. Когда они познакомились, Джонсону было пятьдесят четыре года, он уже был знаменит и носил прозвище Великого Хана Литературы. Что касается Босуэлла, тому едва исполнилось двадцать три года. Оба принадлежали к ярко выраженному невротическому типу. Босуэлл отличался пристрастием к алкоголю, а вот случай Джонсона — до сих пор непроясненная совокупность скрытых комплексов и неврозов. Некоторые убеждены в том, что Джонсон и Босуэлл никогда не расставались, однако на самом деле за все время многолетнего приятельства, то есть двадцать один год, они встречались крайне редко. Обычно Босуэлл находился в своем шотландском имении, а его выезды в Лондон были чем-то вроде каникул, или, как он их называл, «увеселительных прогулок». Крокер подсчитал, что, если исключить совместную поездку на Гебриды, Босуэлл провел рядом с Джонсоном всего сто восемьдесят дней. Он явно не тратил время понапрасну.

Джонсону и Босуэллу посвящена масса литературы, но одна книга о них до сих пор не написана. Думаю, ее автором мог бы стать врач соответствующего профиля. Эта книга могла бы пролить свет на любовь Джонсона к «милой Тетти» и последующую привязанность к хрупкой миссис Трейл. Босуэлл вне всяких сомнений написал лучшую биографию Джонсона, которая к тому же является одной из самых увлекательных на свете книг, но все же в Джонсоне было много такого, чего Босуэлл не сумел увидеть и постичь.

5

Выйдя на Чэнсери-лейн, я обнаружил, что Государственный архив вновь открылся после войны и что он, как и прежде, сущая находка для тех, кто изучает историю, собирает автографы и занимается каллиграфией. Первое, что я выяснил в архиве — что во время войны «Книга Судного дня»[14] находилась на хранении вовсе не в Соединенных Штатах, как считали многие, а в здании тюрьмы Шептон-Маллет.

Несмотря на все опасности военного времени, архивные материалы благополучно пережили войну и сегодня вновь хранятся в огнеупорных подвалах на Чэнсери-лейн. В 1232 году на том месте, где ныне стоит здание Государственного архива, располагалась Палата новообращенных, основанное Генрихом III «министерство» по делам обращенных в христианство евреев. Когда Эдуард I изгнал евреев из Англии, должность распорядителя Палаты новообращенных объединили с должностью секретаря Канцлерского суда, отвечавшего за пергаментные свитки и другие документы государственной важности. Эти документы хранились в множестве лондонских зданий, от Тауэра до Вестминстерского дворца, поэтому отыскать среди них необходимый зачастую представлялось почти невозможным. Лишь в прошлом столетии все архивные записи были собраны вместе, под крышей возведенного специально для этих целей неброского здания в стиле Тюдоров.

Архив открыт для посещения, в нем есть картотека — неоценимое подспорье для студентов и для всех тех, кто интересуется старинными документами. В каталоге работает вежливый молодой человек, которого невозможно чем-либо удивить. К нему можно обратиться едва ли не с любым вопросом относительно архивных документов; он либо сам пойдет в хранилище, либо пошлет туда одного из своих подручных — и выдаст вам, к примеру, письмо королевы Елизаветы I, счет за отрез материи, пошедшей на одно из платьев Нелл Гвин, или долговую расписку Карла II. Понятия не имею, есть ли у этого юноши свободное время, чтобы поразмышлять над странностями клиентов архива; впрочем, он попросту не может не придавать внимания этим странностям, поскольку Государственный архив посещают весьма колоритные личности.

Среди тех, кто исследует пергаментные реликвии английской истории, можно встретить рассеянных пожилых мужчин с отсутствующим взглядом, забывающих в транспорте свои портфели, шляпы и зонты, равно как и молодых и нередко очень симпатичных женщин, которые месяцами сосредоточенно изучают написанные на латыни тексты. Кроме того, на архив время от времени совершают коллективные набеги американцы, которые, подобно рою саранчи, набрасываются на старинные рукописи в надежде отыскать случайное упоминание о Шекспире. Все они получают немалое удовольствие от своих исследований и считают многолетние поиски ненапрасными, если им удается выяснить, что в момент, когда король Иоанн подписывал Великую хартию вольностей, шел дождь или что Мария Кровавая была левшой. Ни один изловивший преступника детектив не испытывает и доли того волнения, какое обуревает этих людей в те мгновения, когда они находят особо ценный (и пыльный) манускрипт с неразборчивыми каракулями.

Именно в Государственном архиве собираются материалы для солидных, но совершенно нечитабельных исторических трудов, которые большинство людей никогда не купит. Вот старичок в углу, читает с помощью часовой лупы средневековый манускрипт; он пишет книгу о феодальном землевладении. Эта книга проживет дольше тысячи бестселлеров, но мало кто ее прочтет. Автор не заработает на ней ни гроша, но это его ничуть не беспокоит. Девушка в роговых очках «охотится» за разысканиями знаменитого историка. Она составила длинный список и методично исследует по нему столетие за столетием. О, эти женщины, листающие пыльные страницы веков! Они аккуратны и неутомимы. Если вам понадобится раскопать под спудом столетий некую мелкую подробность — обратитесь к девушке с очками в роговой оправе на прелестном носике; уверяю вас, вы не разочаруетесь.

К моему разочарованию, что один тип посетителей архивов практически полностью исчез. Где вы, чудаковатые пожилые мужчины, жаждавшие доказать всем и каждому, что являются правомочными потомками графа Брикстона или пропавшего без вести маркиза Шепердс-Буша? Я еще застал этих вполне безобидных стариков; в последние же годы их становится все меньше. Все они походили друг на друга, все проживали в захудалых меблированных комнатах в Блумсбери, все приносили с собой маленькие пакеты с бутербродами. Обуянные бредовыми идеями, мнившие себя окруженными жизнерадостными поселянами и подобострастными арендаторами, они на протяжении многих лет подряд тщательно изучали побуревшие от времени пергаменты в поисках доказательств своего благородного происхождения. Сегодня количество потенциальных пэров резко пошло на убыль. Возможно, престарелые мечтатели осознали, что титул нынче не стоит таких усилий.

Церковь Сент-Мэри-ле-Боу | izi.TRAVEL

В самой середине улицы Чипсайд находится церковь Сент-Мэри-ле-Боу с изящной многоярусной колокольней в стиле барокко и большими часами с черным циферблатом и золотыми стрелками. Один из ярусов колокольни украшают колонны.

Первые документальные упоминания о церкви на месте нынешней Сент-Мэри-ле-Боу относятся к 11 веку – периоду, когда Англию завоевали нормандцы, жители северной Франции. Английским королём стал герцог Нормандский Вильгельм, – и его имя тогда обогатилось эпитетом Завоеватель. Поражение англичан в битве под Гастингсом в 1066 году стало одним из поворотных событий английской истории. Если раньше страна была тесно связана со Скандинавией, то теперь стала ориентироваться на континентальную Европу. Изменились и право, и культура, и язык. Недаром в названии этой церкви присутствует французский артикль «ле». И это не уникальный случай: на улице Стрэнд к западу отсюда есть церковь под названием Сент-Мэри-ле-Стрэнд.

В конце 11 века кровлю стоящей здесь церкви сорвал смерч. А почти через 200 лет колокольня обрушилась прямо на улицу. Ее отстроили заново, и полтора века Сент-Мэри-ле-Боу наслаждалась относительным покоем. Но великий пожар 1666 года уничтожил церковь целиком – за исключением крипты. Новую церковь построил сэр Кристофер Рен, отстроивший после пожара едва ли не половину Лондона. Она сильно пострадала от немецких бомбардировок в годы Второй мировой и затем восстанавливалась ещё два десятка лет. 

Под церковью находится сводчатая крипта, которой уже без малого тысяча лет. Именно этой усыпальнице, а не одноимённому лондонскому району церковь обязана последним словом в своём имени: Боу. По-английски это слово означает изгиб, дугу – и изогнутый свод крипты тоже. Так же – с сочетанием «арочный свод» в своём названии – звучит эта церковь и на латыни: Санкта Марие-де-Аркубус.

Коренным лондонцам Сент-Мэри-ле-Боу известна не только тем, что упоминается в детской песенке «Апельсины и лимоны», но и тем, что именно она определяла, кого можно называть коренным лондонцем, а кого нет. В те давние времена, когда лондонский Сити и был, собственно, Лондоном, когда даже Вестминстер считался далёкой окраиной, настоящим лондонцем был только тот, кто родился в пределах «прямой слышимости» колоколов Сент-Мэри-ле-Боу. Со временем этот географический критерий стали прилагать к избалованным, а порой и просто глупым лондонцам, которых прозвали кокни.

Сегодня словом «кокни» называют людей, культуру и даже своеобразный язык, относящиеся к низшим социальным слоям жителей лондонского Ист-энда. Кокни говорят с выраженным акцентом, самый заметный элемент которого – проглатывание некоторых согласных и придание английскому языку в целом не характерной для него гортанности. Скажем, число 38 (thirty eight) на кокни звучит примерно так: «’ё-‘и-‘эй». И чтобы считаться настоящим кокни, человек должен родиться там, где слышны колокола церкви Сент-Мэри-ле-Боу.

Иногда кокни употребляют рифмованный сленг, разобраться в котором непосвящённому совершенно невозможно. И если знакомый кокни, указывая на девушку, шепнёт вам по-английски, что заметил у неё крюк мясника, не спешите звать полицейского или психиатрическую помощь. Он всего лишь похвалил то, как она выглядит.

Внешность по-английски – это look. Но на рифмованном кокни look – это butcher’s hook, то есть крюк мясника… Разобраться в этом не помогают даже издающиеся всерьёз кокни-английские словари.

File:St Mary-le-Bow goo.gl
Автор: DncnH www.flickr.com
Лицензия: creativecommons.org

Собор Св, павла

Лондиниуму (латинское название Лондона) требовалась доминанта, величающая город и придающая христианству статус основной религии. Венчал королей епископ. Собор планировался как место коронации, а в конце пути — как роскошная усыпальница. Религиозным и национальным символом, местом отсчета правления монархов суждено было стать Собору святого Павла в Лондоне.

Блок: 1/13 | Кол-во символов: 369
Источник: https://GuruTurizma.ru/sobor-svyatogo-pavla-v-londone-arxitekturnoe-sovershenstvo/

Предыстория

Всего известно пять соборов святого Павла. Первый из них, деревянный, был построен в 604 году и сгорел в 675 году. В 685 году был возведён каменный собор, разрушенный викингами во время очередного набега на Лондон в 961 году. На следующий год был построен новый каменный собор, погибший во время лондонского пожара 1087 года. Четвёртый, также каменный (известный как Старый Сент-Пол или Сент-Пол до Великого Пожара), был заложен в 1086 году и освящён в 1240 году. Это был один из крупнейших соборов Европы того времени: его длина составляла около 180 метров, ширина — 30 метров, высота шпиля — почти 150 метров. Собор сгорел в 1666 году во время Великого лондонского пожара. Хотя после пожара восстановить собор было возможно, власти всё же приняли решение о строительстве на его месте нового здания. Пятый собор был построен по проекту архитектора Кристофера Рена. Работы были начаты в 1675 году и завершены в 1708 году.

Блок: 2/8 | Кол-во символов: 935
Источник: https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D0%BE%D0%B1%D0%BE%D1%80_%D0%A1%D0%B2%D1%8F%D1%82%D0%BE%D0%B3%D0%BE_%D0%9F%D0%B0%D0%B2%D0%BB%D0%B0

Строительство современного Собора святого Павла

В период Реформации (вторая четверть XVI века) в Старом соборе прекращаются службы. Имущество аббатства изымают в пользу королевской казны. Внутреннее убранство уничтожено, церковная утварь разграблена. Попадание молнии в шпиль (произошло в 1561 году) жители Лондона восприняли как знак свыше. Поэтому упадок Старого католического собора был неминуем, его ускорили, разобрав кирпичную кладку на строительство дворца лорда Кромвеля.
1630-тые.

Новой англиканской церкви требуется символ веры. К полуразрушенному нефу пристраивают западный фасад в классическом стиле. Привлеченный епископатом математик Кристофер Рен в июле 1668 подает первый проект, призванный «возвеличить славу города и нации», но предложение было отклонено. Одобрение получил только третий вариант 1675 года.

Введя королевский налог на уголь, власти призывают вольнонаемно осваивать каменоломни о. Портленд (север Ла-Манша).

Узкий перешеек между островом и Британией быстро превратили в насыпной мол. Рукотворный перешеек стал путем поставки самого прочного на островах известняка. Из портландского камня изготавливали капители, тела колонн, оконные проемы, ниши, массивные балки архитравов, блоки фундамента. Этот же камень использован для облицовки. Пригодился он и для резьбы большинства скульптур Нового Собора им. святого апостола Павла.

Через 19 лет после освящения начались службы. Последний фрагмент был положен в октябре 1708-го. Еще через 3 года — официальное объявление о полном завершении строительства. Последним этапом отделочных работ по экстерьеру считается установка скульптур парапета (1720-тые г.г.). Внутренняя отделка собора продолжась ещё два столетия.

Сохранились имена мастеров: Френсис Берд (вырезал барельеф фронтона, купель, скульптуры святых и ангелов), Гринлинг Гиббонс работал над деревянными изваяниями хоров, купол расписывал Джеймс Торнхилл, ковкой занимался Жан Тиху, мозаики «парусов» между арками спроектировал сэр Уильям Ричмонд, алтарь, люстры — работа Стивена Бауэра и Готфреда Аллена.

Блок: 3/13 | Кол-во символов: 2043
Источник: https://GuruTurizma.ru/sobor-svyatogo-pavla-v-londone-arxitekturnoe-sovershenstvo/

История

Кафедральная церковь расположена на священном месте, на котором во времена Римской империи находилась древняя языческая церковь богини Дианы. В VII веке храм Святого Павла уже существовал в Великобритании.

Предшественники

Существующая в настоящее время церковь является пятой. Первое строение, деревянное, было построено в 604 году, сгорев в 675 году. В 685 году возвели каменный собор, который был разрушен викингами при набеге на Лондон в 961 году. Через год был построен новый, сгоревший во время лондонского пожара 1087 году. Четвертый храм (известный как Старый Сент-Пол или Сент-Пол до Великого Пожара) был основан в 1086 году и освящен в 1240 году, он являлся одним из крупнейших в Европе в то время. Святыня сгорела в 1666 году во время Великого лондонского пожара. При этом руководство города приняло решение о строительстве нового храма, несмотря на возможности реконструкции.

Кто построил окончательный вариант

Пятый собор был построен по проекту архитектора Кристофера Рена. Строительство длилось с 1675 года, завершившись в 1708 году.

Открытие состоялось года в день рождения архитектора Рена (в тот день ему исполнилось 76 лет), но службы в нем начались года. Рен три раза менял свой проект. Первый он предполагал построить на фундаменте сгоревшего четвертого здания. Власти города отклонили проект.

Второй предполагал строительство церкви, имеющей в плане вид греческого креста. В настоящее время сохранился в масштабе 1:24 макет такого собора, который сегодня представлен в нем. Этот проект был отклонен из-за своей масштабности.

Третий проект Рена предполагал сооружение достаточно большого храма с куполом и двумя башнями-звонницами. Его утвердили, в связи с чем в июне 1675 года начались строительные работы. Впоследствии король Карл II отклонил его, приказав добавить большой купол, сделавший храм одной из самых крупных достопримечательностей Лондона.

Возведение и основание

Замыслы Рена воплощала многочисленная команда инспекторов, чертежников, строителей, каменщиков, мастеров и других рабочих. Архитектор самостоятельно посещал строительство каждую неделю. Он смотрел на свое творение из окон своего дома, стоявшего на берегу реки Темзы рядом с театром «Глобус».

Заключительные стадии работы были трудными. Рен вел переговоры с властями города по поводу финансирования проекта. Сложно было оставлять такой грандиозный замысел, но из-за возраста проектировщик смотрел, как Кристофер Рен Младший клал на место последний камень в 1708 году. Он также часто приходил полюбоваться своей работой. Это продолжалось до самой его смерти в 1723 году в возрасте 91 года.
Сын архитектора придумал эпитафию. Она представлена над могилой отца в крипте и повторена на полу под куполом.

Блок: 2/7 | Кол-во символов: 2694
Источник: https://proreligiu.club/hramy/drugie-zarubezhom/sobor-svyatogo-pavla-v-londone. html

Время работы Собора Святого Павла в Лондоне — лето 2019

Собор является действующим храмом. Его можно посетить для молитвы (вход свободный) или в рамках экскурсии (вход платный). Стоит иметь в виду, что во время молитвы вход хоть и бесплатный, но свободно ходить по храму и рассматривать интерьер, особенности убранства не принято.

  • Богослужения в Соборе Святого Павла
    • С понедельника по субботу
      • с 7:30 до 8:30
      • c 12:30 до 13:15
      • с 17:00 до 19:00 (окончания вечерней службы)
    • По воскресеньям весь день (с 8:00 до 19:00)
    • Расписание служб может быть изменено, проверяйте на официальном сайте.
  • Экскурсии в Соборе Святого Павла
    • С понедельника по субботу с 8:30 до 16:30. Кассы закрываются в 16:00
    • Галереи открыты с понедельника по субботу с 9:30 до 16:15
    • По воскресеньям экскурсии не проводятся

Блок: 4/11 | Кол-во символов: 822
Источник: https://TripGuide. ru/page_18425.htm

Место погребения известных личностей

Собор Святого Павла является усыпальницей почти двухсот известных граждан Великобритании. Эта традиция берёт своё начало ещё с предшествующих соборов — в первом и втором соборах были захоронены англо-саксонские короли. Первым удостоился чести быть захороненным в соборе Святого Павла его архитектор — Кристофер Рен. На его могиле не установлено памятника, и лишь приведена эпитафия на латыни Lector, si monumentum requiris, circumspice («Читатель, если ты ищешь памятник — просто оглянись вокруг»). Наиболее заметные персоны, покоящиеся в соборе:

Блок: 4/8 | Кол-во символов: 586
Источник: https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D0%BE%D0%B1%D0%BE%D1%80_%D0%A1%D0%B2%D1%8F%D1%82%D0%BE%D0%B3%D0%BE_%D0%9F%D0%B0%D0%B2%D0%BB%D0%B0

Интерьер Собора святого Павла

Просторный, прекрасно спланированный интерьер собора производит неизгладимое впечатление на посетителей. Центральный неф, трансепты и хоры образуют крест, как и было принято в средневековых храмах. Высота нефа составляет 28 метров, длина — 68, ширина — 37. Хоры собора, где размещается орган, епископский трон и места для священнослужителей и хора, имеют длину 51 метр.

Апсида

В 1958 году апсида была освящена как Капелла Иисуса в память об американских солдатах, павших в Европе во время Второй мировой войны. В Списке славы указаны имена более 20 тысяч американцев, погибших в годы войны. Три окна апсиды были созданы в 1960 году и изображают сцены службы и пожертвования, а эмблемы вокруг окон символизируют штаты США и американскую армию. На одной из деревянных панелей изображена ракета как знак признания достижений США в освоении космоса.

Монументы в Соборе святого Павла

Над украшением интерьера Собора святого Павла в Лондоне работали многие выдающиеся деятели искусства своего времени: Гринлинг Гиббонс изваял каменные и деревянные скульптуры, роспись купола выполнена Джеймсом Торнхиллом, декоративные металлические элементы (решётки, балюстрады) созданы Жаном Тижу, мозаики спроектированы сэром Уильямом Ричмондом, а люстры, светильники, алтарь и балдахин над ним являются работой Стивена Бауэра и Готфреда Аллена.

Вдоль стен собора установлено 67 монументов в честь известных личностей, чей вклад в развитие Великобритании признан наиболее важным. Крупнейшим является Монумент герцога Артура Веллингтона (1769–1852; полководец, главным военным достижением которого стала совместно с Блюхером победа над Наполеоном при Ватерлоо). Расположен в северной части нефа и изображает герцога верхом на его любимом коне по кличке Копенгаген. Из-за противодействия церкви, отказывавшейся давать разрешение на установление статуи коня внутри собора, монумент был установлен только в 1912 году. Сам герцог похоронен в крипте собора.

Не менее важным и почитаемым является и Монумент лорда Горацио Нельсона (1758–1805; выдающийся флотоводец, одержавший победу над франко-испанским флотом в Трафальгарском сражении в 1805 году). Его могила также находится в крипте. Также нужно упомянуть про Монумент Джона Донна (1572–1631; настоятель собора и поэт). Его уникальность в том, что поэт лично позировал скульптору Николасу Стоуну, надевая погребальный саван. Скульптура Джона Донна была установлена ещё в 1630-х годах, и является единственной статуей, уцелевшей после Великого пожара 1666 года.

Крипта и захоронения

Более двухсот известных деятелей культуры, просвещения, искусства, а также политики и военные покоятся в крипте собора (некоторым из них в самом соборе установлены монументы). Практически весь пол крипты покрыт могильными плитами. Волей-неволей, туристам приходится по ним ходить. Однако англичане полагают, что такое поведение посетителей никоим образом не тревожит усопших. Мало того, крипта используется в качестве банкетного зала, где разрешается проводить фуршеты, деловые обеды и ужины, приватные и корпоративные мероприятия. Для этого здесь функционирует небольшой конференц-зал, в наличии аудио и видео оборудование, в том числе ЖК проектор и высококачественная акустическая система.

Первым человеком, погребённым в крипте Собора святого Павла в Лондоне, стал его архитектор Кристофер Рен. Произошло это в 1723 году. Могилу украшает всего лишь скромная плита с надписью на латыни «Читатель, если ищешь памятник, оглянись вокруг» (Lector, si monumentum requiris, circumspice).

Наиболее известными личностями, которые похоронены в крипте, являются уже упоминавшиеся ранее герцог Артур Веллингтон и лорд Горацио Нельсон. Мраморный саркофаг Нельсона изначально был изготовлен для погребения кардинала Волси, но последний попал в опалу, и в такой чести ему было отказано. Также здесь похоронены Флоренс Найтингел (героиня Крымской войны), Джозеф Уильям Тёрнер, Хьюберт Пэрри, Сэмюэль Джонсон, Томас Эдвард Лоуренс, сэр Александр Флеминг и многие другие.

Также Собор святого Павла служит местом проведения похоронных процессий для национальных лидеров и выдающихся людей. Здесь проходили церемониальные похороны сэра Винстона Черчилля и леди Маргарет Тэтчер (могила Черчиля находится в родном графстве Оксфордшир, а Тэтчер — на кладбище Королевского госпиталя Челси в Лондоне).

В восточном крыле крипты находится Капелла Ордена Британской империи, основанного в 1917 году. Сокровищница  также расположена в крипте, однако у собора сохранилось крайне немного ценностей — в течение веков сокровища изымались на нужды государства, а в 1810 году грабители унесли практически все представляющие ценность предметы.

Часы и колокола

В юго-западной башне Собора святого Павла установлены часы, механизм которых был создан в 1893 году компанией Smith of Derby. Механизм имеет длину 5,8 метров; его завод — очень тяжелая работа, которую раньше приходилось выполнять вручную смотрителю часов, но с 1969 года это бремя взяла на себя автоматика.

Также в юго-западной башне расположены четыре колокола. Один из них, отлитый в 1881 году, носит имя Большой Павел и весит 16,5 тонн, являясь самым большим колоколом на Британских островах. Большой Павел традиционно звонит в 13:00. Другой колокол, Большой Том, был доставлен в собор из Капеллы святого Стефана Вестминстерского дворца. Он отбивает каждый час. Также в него звонят по случаям смерти представителей королевской семьи, епископов Лондонских и лорд-мэров Лондона (церемониальная должность, не путать с мэром города). Единственным иностранцем, смерть которого отметили звоном Большого Тома, был президент США Джеймс Гарфилд. В последний раз колокол звонил в 2002 году в день смерти королевы-матери Елизаветы.

Два меньших колокола, вес которых составляет 600 кг и 1500 кг соответственно, были отлиты в 1717 году. Именно их звон раздаётся каждую четверть часа. Ещё 12 колоколов расположено в северо-западной башне; они используются для перезвона и оповещения о начале утренней службы в 08:00.

Проект «Интерпретация»

В 2010 году с целью освещения жизни собора для посетителей и туристов начал функционировать долгосрочный проект «Интерпретация». Было открыто так называемое «Око собора» — 270-градусная мультимедийная панорама, подробно повествующая о 1400 годах истории Собора святого Павла в Лондоне. Расположено Око в бывшей сокровищнице в крипте. Также в рамках проекта были установлены мультимедийные экраны, которые позволяют рассмотреть архитектурные детали собора, увеличивать отдельные участки фресок и стен, слушать интервью настоятеля собора и команды реставраторов, или посмотреть архивные записи важнейших служб и мероприятий. Вся информация доступна на 12 языках, в том числе и на русском.

Художественный проект Собора святого Павла

В соборе действует долгосрочная программа, целью которой является демонстрация тесной связи искусства и религии. Например, здесь выставлялись инсталляции ведущих современных художников, таких как Энтони Громли, Ребекки Хорн, Йоко Оно, Мартина Фиррелла, а также проходила выставка религиозных картин выходца из СССР Сергея Чепика (родился в Киеве, учился в Ленинграде), уехавшего в Париж в 1988 году, где к нему пришли признание и известность.

В соборе находится копия известной картины Холмана Ханта «Свет мира» (оригинал — в Колледже Кебл, Оксфорд). Произведение наполнено образами, имеющими символистский смысл. Интересным предметом искусства является неоднозначная скульптура «Мадонна с ребёнком» (1982 год) работы Генри Мура.

В 2010 году собор отобрал две работы художника Марка Александра для размещения на стенах нефа. Обе работы называются «Красный Мангейм». Вдохновением для их написания послужил шедевр немецкого рококо — алтарь Мангеймского собора (середина XVIII века), уничтоженный во время Второй мировой войны.

Известный художник Билл Виола в 2012 году создал для собора два алтаря на темы Девы Марии и мучеников. Алтари представляют собой инсталляции из множества экранов, на которые выводятся различные изображение.

Собор во время Второй мировой войны

Собор святого Павла В Лондоне пережил массированные бомбардировки во время Битвы за Англию (1940-1941 годы). Дважды в него попадали бомбы, сброшенные с немецких самолётов. года мощнейшая бомба с часовым механизмом, упавшая на собор, была успешно обезврежена, вывезена за город и ликвидирована специальным подразделением королевской инженерной службы под командованием лейтенанта Роберта Дэвиса. Это спасло сооружение. Если бы бомба взорвалась на месте падения, она бы полностью уничтожила достопримечательность, оставив воронку диаметром 30 метров. Сапёры, участвовавшие в операции по спасению национальной святыни, были награждены Крестом Георга.

К периоду авианалётов относится и одна из известнейших фотографий собора. Снимок был сделан фотографом Гербертом Мейсоном года во время так называемого «Второго великого лондонского пожара». На фото виден купол собора в клубах дыма от пожаров, охвативших Лондон.

Прогулка по Лондону — групповая экскурсия (не более 15 человек) для первого знакомства с городом и главными достопримечательностями — 2 часа, 15 фунтов

Экскурсия по району Сити — увидеть историческое ядро Лондона и узнать о главных этапах его развития — 3 часа, 30 фунтов

История кофе и чая в Лондоне — узнать, где и как зарождалась культура чае- и кофепития, и окунуться в атмосферу тех славных времён — 3 часа, 30 фунтов

Блок: 3/3 | Кол-во символов: 9448
Источник: https://tisamsebegid.ru/london/sobor-svyatogo-pavla

Западный фасад

Проект не предполагал на западном фасада башен. Идея возникла уже в ходе строительства. Одна из башен украшена часами. Механизм часов до 1969 года запускался вручную. Здесь же находится лестница в библиотеку, названа архитектором Реном геометрической (она не витая). По этой лестнице поднимаются в Часовню всех Душ.

Классический портик Западного фасада не обычен своей двухъярусностью. Второе, не менее оригинальное решение для фасада — спаренные колонны. Утончение плюс множественность — прием, позволивший при соблюдении необходимых масс сделать фасад визуально легким, наполненным светом и с богатой игрой теней.

Пышным гирляндам над оконными проёмами вторит фигуративные изображения фронтона (торцевого треугольника крыши), а также ниш с барельефами. Статуи апостолов, чаши у башенок, карнизы с четким ритмом триглифов создают выразительный светотеневой рисунок и запоминающийся силуэт фасада.

Блок: 5/13 | Кол-во символов: 913
Источник: https://GuruTurizma.ru/sobor-svyatogo-pavla-v-londone-arxitekturnoe-sovershenstvo/

Собор Святого Павла – верхние галереи

Купол окружают три галереи – Шепота, Каменная и Золотая.

  • Галерея Шепота расположена с внутренней стороны на высоте 30,2 метра от пола, к ней ведут 257 ступеней. Свое название она получила из-за необычной акустики. Слово, сказанное в одной части галереи, слышно вокруг всего купола. Так, что не удивляйтесь, если увидите здесь туристов, шепчущих непонятные фразы
  • Каменная галерея находится у подножия купола, на его внешней стороне, на высоте 53,4 м от уровня пола. Чтобы подняться на нее, надо преодолеть 376 ступеней
  • Если Вы подниметесь от Каменной галереи еще на 150 ступеней, то есть всего преодолеете 526 ступеней, Вы попадете на Золотую галерею, расположенную на вершине купола под световым фонарем на высоте 85,4 метра. Отсюда, как и с Каменной галереи, открывается великолепный вид на Лондон.

Блок: 6/11 | Кол-во символов: 847
Источник: https://TripGuide.ru/page_18425.htm

Апсида

В апсиде лик Иисуса изображен трижды: на мозаичном панно среди архангелов, на стекле витража и на балдахине алтаря. Мессия не стоит, а идет навстречу прихожанам, двигается по серебряному куполу алтаря. Скульптурное изображение оригинально: Иисус — с Крестом распятия — в одной руке, а другой он осеняет Крестным Знамением.

На фреске Всевышний показан как Бог-сын и Бог-отец в одном лице. Скульптура Исуса с изображением мученической смерти на кресте отсутствует. Распятие можно увидеть только на одной из мозаик. Американская мемориальная часовня находится сразу за алтарем. Она посвящена героям США, погибшим за Англию в годы Второй мировой войны.

Блок: 7/13 | Кол-во символов: 656
Источник: https://GuruTurizma.ru/sobor-svyatogo-pavla-v-londone-arxitekturnoe-sovershenstvo/

Монументы

Памятники выдающимся деятелям Великобритании стоят по обеим сторонам от главного нефа — в нефах малых. Слева возвышается конная статуя герцогу Веллингтонскому лорду Артуру Уэсли (удостоен чести за победу под Ватерлоо), в северном трансепте находится часовня Миддленского полка британской армии. За ним, в глубине, у алтаря — изваяние «Мать и Дитя» абстракциониста Генри Мура (изготовлено в память о короле Георге IV).

Статуя виконта Нельсона начинает памятный ряд справа. У входа в южное крыло трансепта стоит Мемориал Тернера, рядом — монумент одному из первых настоятелей Собора св. Павла поэту Джону Донну; в одной из апсид покоится прах генерала Ч. Дж. Гордона.  Всего — 200 захоронений, видимая часть которых обозначена гранитными плитами с надписями. По плитам разрешено ходить. Монументов вдоль стен — 67.

Блок: 8/13 | Кол-во символов: 824
Источник: https://GuruTurizma.ru/sobor-svyatogo-pavla-v-londone-arxitekturnoe-sovershenstvo/

Хоры Собора Святого Павла

Хоры – это одна из жемчужин Собора Святого Павла, изящные и богато украшенные они являются свидетельством мастерства строителей XVII века.

Для их оформления архитектор пригласил лучшего резчика Англии Гринлинга Гиббонса. Поскольку следовать католическим традициям и изображать святых и персонажей из Нового Завета было нельзя, Рен и Гиббонс решили показать изобилие мира природы – прекрасные панели с изображением рога изобилия, стручков гороха и початков кукурузы. Также была создана серия херувимов, изображение каждого из которых было уникально.

Гринлинг Гиббонс выполнил всю удивительно красивую резьбу по дереву, а также деревянные скамьи, которые можно назвать произведением искусства.

Хоры были закончены в декабре 1697 года через 31 год после Великого пожара. Восточное крыло стало предметом национальной гордости.

В те дни весь Лондон праздновал окончание войны с Францией и все горожане хотели посетить службу и устремились к храму, чтобы увидеть построенную часть нового собора.

Блок: 9/11 | Кол-во символов: 1026
Источник: https://TripGuide.ru/page_18425.htm

Купол Собора Святого Павла в Лондоне

После завершения восточного крыла Рен приступил к самой грандиозной его части – возведению огромного купола. Но момент его триумфа превратился в кошмар — наполовину построенный храм стал уходить под землю. Фундамент, построенный 20 лет назад не выдержал даже веса массивных стен. Рен понял, что если поставить сверху тяжелый купол весом 65 тысяч тонн, то строение не выдержит и полностью развалится.

Необходимо было уменьшить вес купола, но как это сделать? Идею новой уникальной конструкции подсказал ученый физик и великий экспериментатор, изобретатель микроскопа, открывший многие явления физики и химии, Роберт Хук. Ученый предложил Рену использовать свойство нагруженной цепи, принимающей форму конуса.

Рен создает купол, сочетающий в себе невероятную прочность и легкость, его гениальность – в дерзости и радикальности. Он придумал тройной купол, не имеющий аналогов в мире. Две конструкции купола видны, а третья средняя – секретная, на ней и держится вся нагрузка.

  • Внутренний купол можно видеть изнутри храма, он подходит к внутренней части собора и создает полусферический потолок. Купол сам поддерживает себя, но не держит никакие другие части
  • Внешний купол создан только для вида, он формирует прекрасный потрясающий силуэт, но также почти ничего не весит. Это иллюзия огромного купола, а на самом деле, это просто система лесов
  • Только третий купол, спрятанный между внешним и внутренним куполами, является настоящим героем — он и служит секретной опорой 850 тонного каменного светового фонаря. Этот купол имеет совершенно другой вид — форму перевернутой нагруженной цепи, каменного конуса, поддерживающего фонарь наверху. Это огромная каменная конструкция, которая давит на него и одновременно выталкивает его.

Чтобы внутренний купол не был темным, Рен вытаскивает центральную часть купола и прорезает окна в среднем и внешнем куполе так, что свет льется из фонаря наверху.

Его последний штрих – это оптическая иллюзия. То, что выглядит как каменный внешний купол, на самом деле, – это рисунок на внутренней стороне кирпичного конуса.

Строительство Собора Святого Павла длилось 35 лет. Кристофер Рен в 1708 году, в возрасте 78 лет наблюдал, как его сын положил последний камень собора.

Высота Собора Святого Павла составляет более 111 метров, а длина – около 175 метров. Англиканский храм соперничал с величайшим католическим храмом – собором Святого Петра в Риме (его высота до верхушки креста составляет 138 метра, а протяженность — 211,5 метров).

Купол поддерживают восемь великолепных арок, его вес составляет 65 тысяч тонн, а вес большого светового фонаря, установленного над куполом, равен 850 тоннам.

Внутренняя поверхность купола расписана фресками с библейскими сюжетами работы живописца Джеймса Торнхилла.

Судьба пощадила храм во время бомбежек Лондона в 1940-1941 годах, пострадал лишь небольшой участок его восточной части. Зажигательные бомбы падали на собор, некоторые из них попали в купол, но когда Лондон вновь оказался объятым пламенем, Собор Святого Павла чудесным образом остался цел, как символ, который Рен выбрал для него – Феникс, мифическая птица, живущая вечно, постоянно возрождаясь из пепла.

Блок: 10/11 | Кол-во символов: 3187
Источник: https://TripGuide.ru/page_18425.htm

Часы и колокола

Часы разработаны и установлены компанией Smith of Derby (1893 г.). Диаметр циферблата — 5,3 м.
Башня с часами используется как колокольня. Первые колокола отлиты в 1717 г., вес самых массивных — 600 кг и 1500 кг. Они отбивают четверти часа. Противоположная башня-близнец вмещает 12 колоколов меньшего размера. Используются малые колокола для перезвона.

Но самый большой колокол (отлит в 1881 г.) весит 16,5 т, имя его — Большой Павел (он самый большой на Британских островах). Задача гиганта — отбивать первый час по полудню.

«Собрат Павла» Большой Том — чуть поменьше, в него бьют каждый час. Он же звучит в заупокойные молебны по членам королевской семьи или по ушедшему из жизни епископу. В большой Том били в день кончины президента США Джеймса Гарфилда. В 2002-м он оплакивал королеву-мать Елизавету. Последней воздвигнут памятник-колосс у Западного фасада.

Блок: 10/13 | Кол-во символов: 882
Источник: https://GuruTurizma.ru/sobor-svyatogo-pavla-v-londone-arxitekturnoe-sovershenstvo/

Кол-во блоков: 24 | Общее кол-во символов: 25232
Количество использованных доноров: 5
Информация по каждому донору:
  1. https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D0%BE%D0%B1%D0%BE%D1%80_%D0%A1%D0%B2%D1%8F%D1%82%D0%BE%D0%B3%D0%BE_%D0%9F%D0%B0%D0%B2%D0%BB%D0%B0: использовано 2 блоков из 8, кол-во символов 1521 (6%)
  2. https://proreligiu. club/hramy/drugie-zarubezhom/sobor-svyatogo-pavla-v-londone.html: использовано 1 блоков из 7, кол-во символов 2694 (11%)
  3. https://GuruTurizma.ru/sobor-svyatogo-pavla-v-londone-arxitekturnoe-sovershenstvo/: использовано 6 блоков из 13, кол-во символов 5687 (23%)
  4. https://tisamsebegid.ru/london/sobor-svyatogo-pavla: использовано 1 блоков из 3, кол-во символов 9448 (37%)
  5. https://TripGuide.ru/page_18425.htm: использовано 4 блоков из 11, кол-во символов 5882 (23%)

13 знаковых зданий Кристофера Рена, архитектора 17 века, который определил облик Лондона

Стефано Поззебон

Собор Святого Павла, пожалуй, самая известная работа Рена. Wikimedia Common

Сэр Кристофер Рен был выдающимся архитектором Великобритании 17 века.

Выступающий в неоклассическом стиле, он руководил восстановлением лондонского Сити после того, как Великий пожар наполовину разрушил столицу в 1666 году.

Выпускник Оксфорда, Рен родился в Ист-Ноул, Уилтшир, 20 октября 1632 года. Он также был одним из основателей Королевского общества в 1662 году. Он был назначен инспектором Королевских работ в 1669 году, через три года после Великого Пожар и разработал планы 52 церквей только в Лондоне.

Рожденный в семье приходского священника, Рен был посвящен в рыцари сэра за свои знаменитые труды. По слухам, он тоже был масоном.

Рен наиболее известен реконструкцией самой большой церкви Лондона, собора Святого Павла, который был реконструирован после пожара и открыт в 1711 году.Он также работал в Оксфорде и Кембридже.

В честь его дня рождения компания Google UK выпустила сегодня каракули с компасом и линейкой.

[слайд-шоу]
[слайд
постоянная ссылка = »фасад собора святого павла в неоклассическом стиле с двумя рядами колонн под треугольным тимпаном -два-башни-по-сторонам-напоминание-о-средневековом-происхождении-церкви-1 ″
title = »Фасад собора Святого Павла выполнен в неоклассическом стиле, с двумя ряды столбцов под треугольным барабаном. Две башни по бокам напоминают о средневековом происхождении церкви ».
content = ””
image = ”http://static.businessinsider.com/image/54453b5469bedd6f0e81f507 ″
caption =” ”
credit_href =” ”
]
[постоянная ссылка на слайд
=” the-Dome-of-st- pauls-is-one-of-the-large-in-the-world-and-used-to-be-londons-high-building-until-1953-2 ″
title = »Купол собора Святого Павла является одним из самое большое в мире и до 1953 года было самым высоким зданием Лондона ».
content = «»
image = «http: // static.businessinsider.com/image/54453b9feab8ea133b10fec8 ″
caption = ””
credit_href = ””
]
[слайд
постоянная ссылка = »памятник-памятник-памятник-великий-пожар-он-построен -в-точно-том же-месте-где-первое-пламя-вспыхнуло-в-пекарне-магазине-ночью-сентября-2-1666-3 ″
title = » Памятник в память о Великом пожаре. Он построен на том же самом месте, где в ночь на 2 сентября 1666 года первый огонь вспыхнул в пекарне ».
content = «»
image = «http: // static. businessinsider.com/image/54453c6beab8eaa53710fecb ”
caption =” ”
credit_href =” ”
]
[слайд
постоянная ссылка =” не-слишком-далеко-от-павла-и-памятник-это-храм-церковь одна из старейших церквей в Великобритании, восходящая к римским временам крапивника, была заказана на строительство нового входа на кладбище в результате -is-Temple-bar-4 ″
title = »Недалеко от Собора Святого Павла и монумента находится Храмовая церковь. Одна из старейших церквей Британии, восходящая к римским временам, Врену было поручено построить новый вход на кладбище.Результат — Темпл Бар ».
content = ””
image = ”http://static.businessinsider.com/image/5444e5ff6bb3f7cf5c7d5fb4 ″
caption =” ”
credit_href =” https://www.flickr.com/photos/eclectic-echoes/7058126969/ в / photolist-bKGKfi-8yYXpm-7p5vTB-9V4CM-8myEJ4-9CnHJ8-7p5wke-egGdf8-5HadUi-8fJF1x-8fJGaB-68yt5c-hLrFs-dmkLjP-5VxFVa-7bvJ1b-7p5xhZ-7brV6T-a6kET2-8QzGo-6R4Dmh-7mZ7dU-7pKbSj- 7pFj4V-7pKbB9-7pFiPV-3m7DoD-3m7uJF-3m7vkz-3mbS5u-4iRx54-bsJwJ6-4A4WaT-5mjzEP-5mjznZ-ntXb9-5mjzzt-aybBuN-ay8Ujt-54p52L-hLqvX-ay9ucn-63xjTi-7bvHmj-7bvG6N-dmkNTG-9Rm8kC-dmkPkb- 7zBMhD-oCZdv6 ″
]
[слайд
постоянная ссылка = ”st-vedast-church-in-Fleet-street-is-known-for-journal-in-london-the-high-spire-is-one-of-wrens -signatory-features-уравновешивая-неоклассический-стиль-готические-элементы-в-церковной-архитектуре-5 ″
title = »St. Ведастская церковь на Флит-стрит известна журналистам в Лондоне. Высокий шпиль — одна из отличительных черт Рена, сочетающая неоклассический стиль с готическими элементами в церковной архитектуре ».
content = ””
image = ”http://static.businessinsider.com/image/5444e748ecad0405287efb7b”
caption = ””
credit_href = ”http://en.wikipedia.org/wiki/File:St_Vedast_Church.jpg”
]
[слайд
постоянная ссылка = ”st-mary-le-bow-is-another-of-londons-old-building-full-сгоревший-in-the-great-fire-wren-rebuilt-it-with-a -taller-tower-6 ″
title = »Сент-Мэри-Ле-Боу — одно из старейших зданий Лондона.Полностью сгоревший в Великом пожаре, Рен перестроил его и построил более высокую башню ».
content = ””
image = ”http://static.businessinsider.com/image/54453dfceab8ea374310fec8 ″
caption =” ”
credit_href =” ”
]
[слайд
постоянная ссылка =” wren-was-also-Commissioned- спроектировать-несколько-гражданских-дворцов-этот-один-это-Хэмптон-корт-один-из-резиденций-британского-монарха-на-реке-Темзе-западе-от-Лондона- 7 ″
title = »Рену также было поручено спроектировать несколько гражданских дворцов: это Хэмптон-Корт, одна из резиденций британского монарха на Темзе к западу от Лондона.
content =” ”
image =” http://static.businessinsider.com/image/54453efe6bb3f7dc487d5fb3 ″
caption = ””
credit_href = ””
]
[постоянная ссылка на слайд
= ”marlborough-house-is-the -london-residence-of-the-same-duke-just-at-a-stone-throw-from-buckingham-palace-8 ″
title = »Мальборо-хаус — лондонская резиденция одноименного герцога, расположенная прямо у камня. бросок из Букингемского дворца ».
content = ””
image = ”http://static.businessinsider.com/image/5444e9146da811d77181f511 ″
caption =” ”
credit_href =” http: // en.wikipedia.org/wiki/File:Marlborough_House.jpg ”
]
[слайд
постоянная ссылка =” Кенсингтонский дворец-это еще одна-резиденция-британской-монархии-до недавнего времени-принц-уильям-и-Кейт -middleton-living-here-9 ″
title = »Кенсингтонский дворец — еще одна резиденция британской монархии. До недавнего времени здесь жили принц Уильям и Кейт Миддлтон ».
content = ””
image = ”http://static. businessinsider.com/image/5444e93769bedd922f81f507 ″
caption =” ”
credit_href =” http: //en.wikipedia.org / wiki / Файл: KensingtonPalace.JPG ”
]
[постоянная ссылка на слайд
=” больницы-крапивницы-также-разработанные-больницы-это-королевский-челси-все еще-используются-как-дома-пенсионеры-для -pensioners-of-the-British-Army-10 ″
title = »Рен также проектировал больницы. Это Королевский Челси, который до сих пор используется как дом престарелых для пенсионеров британской армии ».
content = ””
image = ”http://static.businessinsider.com/image/54453f21eab8ea2d4010fec5 ″
caption =” ”
credit_href =” http://en.wikipedia.org/wiki/File:Royal_Hospital_Chelsea_south_front.JPG ”
]
[постоянная ссылка на слайд
=” Гринвичская больница была построена в 1692 году для пенсионеров-военно-морского флота-здесь-сейчас-размещается-королевский-военно-морской-колледж-а-а также -as-Season-Exhibitions-11 ″
title = »Гринвичский госпиталь был построен в 1692 году для пенсионеров военно-морского флота. Сейчас здесь размещается Королевский военно-морской колледж, а также проводятся сезонные выставки ».
content = ””
image = ”http://static.businessinsider.com/image/5444e983ecad0488337efb7f”
caption = ””
credit_href = ”http://en.wikipedia.org/wiki/File:Greenwich_Hospital_from_Thames.jpg ”
]
[слайд
постоянная ссылка =” не слишком-далеко-от-гринвичской-больницы-это-гринвичская-обсерватория-где-знаменитый-меридиан-берет-имя-из-этого-здания-был- -also-built-by-wren-Хотя-in-a-something-different-style-12 ″
title = »Недалеко от Гринвичской больницы находится Гринвичская обсерватория, откуда и получил свое название знаменитый меридиан. Это здание тоже построил Рен, но в несколько ином стиле ».
content = ””
image = ”http://static.businessinsider.com/image/54453f3f6bb3f75f497d5fb3 ″
caption =” ”
credit_href =” http: // en.wikipedia.org/wiki/File:Greenwich-Royal_Observatory-016.jpg ”
]
[постоянная ссылка слайд
=” wren-изучал-в-вадхам-колледж-оксфорд-от-1650-до-1652-в-1664-он -было-заказано-построить-Шелдонский-театр-используемый-университетом-для-церемониальных-лекций-и-музыкальных-концертов-13 ″
title = »Рен учился в Wadham College, Оксфорд, с 1650–1652 гг. В 1664 г. ему было поручено построить Шелдонский театр, который использовался университетом для церемониальных лекций и музыкальных концертов ».
content = «»
image = «http: // static.businessinsider.com/image/54453fe7ecad044b0f7efb83 ″
caption = ””
credit_href = ””
]
[слайд
постоянная ссылка = »также-at-oxford-wren-built-the-tower-of-Christchurch-College-if-the-the-the-oxford-wren-built-the-tower-of-Christchurch-College-if-the -строение-выглядит-знакомо-это-потому что-это-использовалось-для-съемок-сериала-фильмов-Гарри-Поттера, а также-других-фильмов-14 ″
title = Также в Оксфорде Рен построил башню Крайстчерч-колледжа. Если здание выглядит знакомо, то это потому, что оно использовалось для съемок сериала о Гарри Поттере, а также других фильмов.”
content =” ”
image =” http://static.businessinsider.com/image/54453ffd69beddbb2481f506 ″
caption = ””
credit_href = ”https://www.flickr.com/photos/spigoo/394342784/in / Photolist-bYmsC-bYmub-ej4nSP-bYmoR-8Pc9RN-ctdGMJ-bYmoH-AR6UZ-AR9ku-AR8Mm-ARce2-AR7LM-ARaLK-AR8kd-AR7nw-8pzz3u-93HVUDAJ-4-A-8pzz3u-93HVUUUQr-4-4-A-8pzz3u-93HVU-JR-4-4GI-4GI-4GI-4GI-4GI-4GI-4GI-4GI-4GI-4H-4HU-J-J-4-4GI-4HU-J-J-4 -9A9nZ7-bYmnV-bYmt5-bYmkt-bYmpj-bYmqd-bYmoY-bYmsd-bYmpb-bYmrK-bYmqV-bYmtJ-bYmjm-bYmob-bYmqM-bYmnd-bYmm-bYmYmt-bYmnd-bYmM-bYmnd-bYmnd-bYmnd-bYmM-bYmnd-bYmM-bYmYmm-bYmYmnd-bYmMM-bYmYmm-bYmnd-bYmm-bYmYmm-bYmnd-bYmm-bYmYmm-bYmYmm-bYmnd-bYmM -bYmrh »
]
[постоянная ссылка на слайд
=» -кембриджский-университет-также-сданы-несколько-зданий-крапивником-одним-из-этих-библиотеки-троицы-колледжа- in-his-Characteristic-style-15 ″
title = »Кембриджский университет также заказал Рену несколько зданий: одно из них — библиотека Тринити-колледжа в его характерном стиле.
content =” ”
image =” http://static.businessinsider.com/image/54454012eab8ea354610fecf ”
caption =” ”
credit_href =” http://en.wikipedia.org/wiki/File:ISH_WC_Trinity4.jpg ”
]
[слайд
постоянная ссылка =” хочу-иметь-взглянуть-на-некоторые-более-современные-здания-16 ″
title = “Хотите взглянуть на более современные здания?”
содержание = ”


image =” http://static.businessinsider.com/image/54073257eab8ea7505fded30 ″
caption = ””
credit_href = ””
]
[/ слайд-шоу]

Об авторе

9 самых впечатляющих зданий Лондона, спроектированных сэром Кристофером Реном-Premier Club Rewards Blog

Лондон полон архитектурных шедевров исторической важности, и это главная причина, по которой посетители так любят его визуальную эстетику.Тем не менее, в этом изобилии стилей и дизайнов некоторые необычные работы выделяются своей неподвластной времени красотой. Многие такие здания несут узнаваемую подпись сэра Кристофера Рена (1632-1723), самого знаменитого британского архитектора и одного из самых уважаемых ученых своего времени. Несмотря на свой возраст, большинство зданий Рена все еще находятся в первозданном состоянии и являются одними из самых удивительных исторических памятников британской столицы.

Многие местные и иностранные посетители пользуются скидками Premier Club Rewards на недорогих номеров в Лондоне , откуда очень удобно провести экскурсию по наиболее выдающимся работам Рена.Вот краткий список достижений Рена, которые можно посетить во время пребывания в Лондоне:

Собор Святого Павла

Это здание, внесенное в список памятников архитектуры I степени, расположено таким образом, что вы будете смотреть на него из большей части центрального Лондона, что только усиливает его доминирующий и внушительный профиль. Построенный в стиле английского барокко, это активно используемый храм англиканской церкви и резиденция епископа Лондона. Он был построен при жизни Рена — значительное достижение, учитывая его огромные размеры (второе по величине церковное здание во всей Великобритании). Собор Святого Павла был местом королевской свадьбы принца Чарльза и леди Дианы в 1981 году и по сей день является одной из главных достопримечательностей Лондона.

Дворец Хэмптон-Корт

Эта королевская резиденция на самом деле возникла еще во времена сэра Рена, поскольку она была построена в стиле Тюдоров в начале 16 века. Рен получил задание его реконструировать и попытался придать ему вид, похожий на Версальский дворец, что было нормой для королевских дворцов в те времена. Некоторые из его самых важных дополнений включают Фонтанный двор, а также государственные и жилые комнаты, расположенные вокруг него.Дворец славится своими пышными садами, лабиринтом из живой изгороди и одним из крупнейших виноградных вин в мире.

Церковь Св. Ведаста

Эта небольшая церковь, расположенная на Фостер-лейн, была серьезно повреждена во время Великого лондонского пожара, но Кристофер Рен восстановил ее и придал ей новый облик, превратив ее в один из величайших образцов английского барокко. Основные работы проходили в период с 1695 по 1701 год, а культовый шпиль был добавлен несколькими годами позже. Требовалась еще одна реконструкция, чтобы отремонтировать обширный ущерб, нанесенный бомбой, нанесенный во время Второй мировой войны, с сохранением уникальной работы Рена в почти идентичной форме.

Мальборо Хаус

Расположенное в Сент-Джеймс во Внутреннем Лондоне, это здание I категории в настоящее время служит центральным офисом Содружества Наций. Сначала он был построен как частная резиденция герцогини Мальборо и использовался в качестве жилых помещений для королевской семьи в 19 веке. Его кирпичный фасад — самая узнаваемая особенность, которую очень любят туристы, поэтому Мальборо-Хаус — излюбленное место туристов.

Кенсингтонский дворец

В 1689 году Вильгельм III и его жена Мария II попросили Рена отремонтировать и расширить собственность, тогда известную под названием Nottingham House.Он переориентировал дом на запад и добавил к нему два целых крыла. Его усилия были продолжены при королеве Анне — вход королевы и апартаменты королевы датируются этой эпохой. Посетители, остановившиеся в отеле Hotel Kensington , находятся в нескольких минутах ходьбы от этого необычного дворца, поэтому им рекомендуется выделить некоторое время в своем расписании, чтобы познакомиться с ним поближе.

Гринвичская обсерватория

Королевская обсерватория в Гринвиче известна во всем мире, потому что она служит фиксированной точкой, от которой отсчитываются все географические долготы, но она является исключительной даже с чисто архитектурной точки зрения.Это место было выбрано сэром Реном в 1675 году, который построил главное здание (известное в то время как Дом Флемстида). Более двух столетий Королевская обсерватория была центром научных наблюдений, но в начале 20-го века она была преобразована в музей, и для этой функции она хорошо подходит и по сей день.

Госпиталь Челси

Госпиталь Челси, одно из первых крупных зданий, построенных Кристофером Реном, может не обладать некоторыми чертами, характерными для его зрелого стиля. Несмотря на слово «госпиталь», на самом деле это дом престарелых для солдат-ветеранов, который использовался с начала 18 века. В дополнение к самому зданию, его часовне и Большому залу (оба спроектированы лично Реном), некоторые из наиболее впечатляющих особенностей этого исторического поместья включают величественный сад и его Фигурный двор со знаменитой статуей короля Карла II. Эта достопримечательность расположена в районе Челси, всего в нескольких минутах езды на метро от Grand Royale London Hyde Park .

Виндзорская ратуша

Виндзорская ратуша, построенная недалеко от входа в знаменитый Виндзорский замок, представляет собой исторический памятник, заслуживающий внимания уже сам по себе. Сэр Рен не был первоначальным архитектором, которому было поручено его строительство — он вступил во владение только после того, как сэр Томас Фитц умер в 1689 году. Он быстро оставил свой след, добавив каменные колонны по периметру здания, создав таким образом крытое пространство, подходящее для размещения публики. рынки, в то время как главный дом сохранил административную функцию.С 2011 года в здании размещается Виндзорский и Королевский городской музей, демонстрирующий посетителям богатую историю этого места.

Памятник Великому Лондонскому пожару

Большинство работ Рена было завершено после Великого лондонского пожара, который почти сровнял с землей весь город, поэтому вполне уместно, что он также спроектировал памятник этому событию. Эта дорическая колонна, построенная в 1670-х годах, достигает высоты 202 фута и содержит смотровую площадку рядом с вершиной.Он расположен недалеко от конца Лондонского моста, прямо в центре района, представляющего большой интерес для туристов. Вот почему работа этого Рена будет одной из самых удобных, чтобы воздать должное во время вашего следующего визита в Лондон.

Поделиться публикацией «9 самых впечатляющих зданий Лондона, спроектированных сэром Кристофером Реном»

BBC — История — Сэр Кристофер Рен

Кристофер Рен — сэр Годфри Кнеллер © Рен был английским ученым и математиком и одним из самых выдающихся британских архитекторов, наиболее известным дизайном многих лондонских церквей, в том числе собора Святого Павла.

Кристофер Рен родился 20 октября 1632 года в Ист-Нойле, Уилтшир, где его отец был ректором. Его отец позже переехал в Виндзор, и Рен получил образование в Вестминстерской школе, а затем в Оксфордском университете. Он рано проявил талант к математике и любил изобретать разные вещи, в том числе инструмент для письма в темноте и пневматическую машину. В 1657 году Рен был назначен профессором астрономии в Грешем-колледже в Лондоне, а четыре года спустя — профессором астрономии в Оксфорде.В 1662 году он был одним из основателей Королевского общества вместе с другими математиками, учеными и учеными, многие из которых были его друзьями.

Интерес Рена к архитектуре возник из его изучения физики и инженерии. В 1664 и 1665 годах Рену было поручено спроектировать Шелдонский театр в Оксфорде и часовню для колледжа Пембрук в Кембридже, и с тех пор архитектура была его основным направлением. В 1665 году Рен посетил Париж, где на него сильно повлияли французские и итальянские стили барокко.

В 1666 году Великий лондонский пожар уничтожил большую часть средневекового города, предоставив Рену огромные возможности. Он представил амбициозные планы по восстановлению всего района, но они были отклонены, отчасти потому, что владельцы собственности настаивали на сохранении участков своих разрушенных зданий. Рен спроектировал 51 новую городскую церковь, а также новый собор Святого Павла. В 1669 году он был назначен инспектором королевских работ, что фактически дало ему контроль над всеми правительственными зданиями в стране.Он был посвящен в рыцари в 1673 году.

В 1675 году Рену было поручено спроектировать Королевскую обсерваторию в Гринвиче. В 1682 году он получил еще одно королевское поручение на проектирование госпиталя в Челси для отставных солдат и в 1696 году госпиталя для моряков в Гринвиче. Другие здания включают библиотеку Тринити-колледжа в Кембридже (1677–1692) и фасад дворца Хэмптон-Корт (1689–1694). Рен часто работал с одной и той же командой мастеров, в том числе с мастером-штукатуром Джоном Гроувсом и резчиком по дереву Гринлингом Гиббонсом

.

Рен умер 25 февраля 1723 года.На его надгробии в соборе Святого Павла есть латинская надпись, которая переводится как: «Если вы ищете его памятник, посмотрите вокруг».

Биография английского архитектора в стиле барокко

ТЕРМИНЫ
Краткое руководство по терминологии
см .: Глоссарий по архитектуре.

Кристофер Архитектура Рена

Наиболее известен как один из величайших архитекторов, сэр Кристофер Рен был также профессором астрономии в Оксфорде, ученый, которым очень восхищался сэр Исаак Ньютон, занимался биологией, механика и оптика, а также депутат и учредитель Королевского общества (президент в 1680–82).Получение интереса в архитектуре в возрасте 30 из исследования римского архитектора Витрувия (78-10 до н.э.) и работы Иниго Джонса (1573-1652), его шедевр — его дизайн собора Святого Павла (1674-1711) в Лондоне, который он спроектировал и построил после Великого пожара (1666 г. ), а также некоторые 50 других церквей в его роли Королевского инспектора работ. Другие примеры своего английского барокко архитектура включает: Кенсингтонский дворец (1689–1696 гг.) и юг фасад дворца Хэмптон-Корт — оба спроектированы для Вильгельма Оранского — Шелдонский театр в Оксфорде (1663 г.), Старый Королевский военно-морской колледж в Гринвич (1696-1712) и Королевская обсерватория в Гринвиче (1675).Рассматривается сегодня как величайшее из английского барокко архитекторов, он, тем не менее, зависел от других дизайнеров Королевского Работы, в частности Николас Хоксмур (1661-1736) и Джон Ванбру (1664-1726).

Биография

Получил образование по латыни и физике в университете. из Оксфорда, где он был членом прогрессивного кружка Уилкинса, математиков, художников и философов, он был избран членом Колледжа Всех Душ, после чего стал профессором астрономии в Грешэм-колледж, Лондон (1657), а затем Савилианский профессор астрономии в Оксфорде (1661 г. ).

Около 1665 г., вскоре после того, как он начал проявлять интерес к архитектуре, к нему обратились по поводу редизайна довольно ветхого собора Святого Павла. В том же году он посетил Париж. где он познакомился с Бернини (1598-1680) и увидел его проекты для нового Лувра. Хотя в следующем году Великий лондонский пожар (1666 г.) уничтожил собор и две трети города, дизайн Рена в конечном итоге был был принят, и в 1669 году он стал инспектором работ короля Карла II.В в этой роли он курировал огромную задачу по восстановлению большей части города, и взял на себя прямую ответственность за церковь Святого Павла и около 50 других церквей, все из которых финансировалась за счет нового налога на уголь. В 1673 году Рен был посвящен в рыцари. за его архитектурные услуги.

После 60 лет сэр Кристопер Рен значительно сократил свои архитектурные работы, продолжая играть влиятельную роль в нескольких королевских комиссиях. Он был назначен инспектором Гринвича. Военно-морской госпиталь (1696 г.) и инспектор Вестминстерского аббатства (1698 г.).Он умер в возрасте 90 лет и был похоронен в соборе Святого Павла.

Собор Святого Павла

Собор Святого Павла, который занимал почти всю архитектурной карьеры Рена (1674-1711) — это высшая точка недолговечное английское барокко, стиль протестантского Англия из-за ее ассоциации с католицизмом и барокко искусство Контрреформации. Поразительный парадокс этого в высшей степени гармоничное здание, которое Рен смог убедить протестантское духовенство принять такую ​​структуру в стиле барокко.При всей его атмосфере классической безмятежности, Собор Святого Павла — продукт компромисса — между надеждами Рена на строительство централизованная церковь, классическая во всех смыслах, и протестантская настойчивость на продольной церкви с нефом, проходами и хором в соответствии с потребностями протестантского ритуала. Но продольных церквей с такие безошибочные централизующие тенденции. Неф, например, только на одну бухту длиннее хора. Кроме того, огромный купол диаметром 112 футов. и установлен на восьми огромных опорах, доминирует над интерьером.Нет смысла этих конфликтов на удивительно ритмичной внешности, более двух этажей. Но верхнего этажа нефа и хора больше нет. чем ширма, чтобы замаскировать одноэтажные проходы. Купол — соперники, и во многих отношениях превосходит все, что построено в Риме, например, купол Базилика Святого Петра — сидит на высоком барабане, парит над зданием, как когда-то над ним Лондонский горизонт. Это была модель Пантеона в Париже, разработанная Жак-Жермен Суффло (1713-80).(Еще одно знаковое произведение неоклассической архитектуры см. величественные Бранденбургские ворота в Берлине, спроектированные Карлом Готтхард Лангханс (1732-1808).) В соборе Святого Павла и некоторых других дворцах. и церквей, Рен сотрудничал со знаменитым английским виртуозом по дереву резчик Гринлинг Гиббонс (1648-1721).

Прочие постройки Разработан Кристофером Реном

Первый дизайн-проект

Рена касался часовня Кембриджского колледжа Пембрук, которую он завершил в 1663 г. просьба его дяди, епископа Эли.Его вторым был Шелдониан Театр в Оксфорде (1663 г.), здание, подаренное университету архиепископом. Шелдон, который Рен спроектировал в виде классического римского храма, после Театра Марцелла в Риме. Подробнее о классическом дизайне см. также: Греческая архитектура (900-27 гг. до н.э.) и Римская архитектура (400 г. до н.э. — 400 г. н.э.).

другие крупные комиссии Рена 1670-х гг. и 1680-х гг .:

— Церковь Святого Джеймса, Лондон (1674-87)
— Королевская обсерватория, Гринвич (1675)
— Библиотека Рена, Тринити-колледж, Кембридж (1676–84)
— Церковь Святого Климента Дейна, Лондон (1680)
— Королевский госпиталь Челси, Лондон (1681)
— Кенсингтонский дворец (1689–96)
— Дворец Хэмптон-Корт (южный фасад, 1689–1702)
— Старый Королевский военно-морской колледж, Гринвич (1696-1712)

Наследие

Гений конца 17 века Рен жил слишком долго для собственного блага. К тому времени, когда он умер, его стиль уже был считается старомодным, как неоклассический архитектура постепенно вторглась в национальную эстетику. Святого Павла Собор, однако, остался культовым сооружением: его влияние может быть видели, например, в церкви Сент-Женевьев (ныне Пантеон) (1756-97) в Париже; в Исаакиевском соборе (1840–42) в Санкт-Петербурге; и в куполе Капитолия США (1855–1865 гг.) в Вашингтоне.

Другое в стиле барокко Архитекторы

Помимо упомянутых выше, среди самых известных архитекторов эпохи барокко:

Австрия / Германия
Иоганн Бернхард Фишер фон Эрлах (1656-1723)
Якоб Прандтауэр (1660-1726)
Андреас Шлютер (1664-1714)
Бальтазар Нойман (1687-1753)
См. Также немецкое барокко Искусство (1550-1750) и немецкое Художники барокко.

Франция
Луи ле Вау (1612-70)
Жюль Ардуэн Мансар (1646-1708)
См. Также: французский Художники барокко

Италия
Джакомо Бароцци да Виньола (1507-73)
Пьетро да Кортона (1596-1669)
Франческо Борромини (1599-1667)
Андреа Поццо (1642-1709).
См. Также: итальянский Художники барокко.

Испания
Алонсо Кано (1601-1667)
См. Также: Испанское барокко Искусство.

Россия
Бартоломео Растрелли (1700-1771)
См. Также: Петровское искусство (1686-1725).

Результаты поиска для «Кристофера Рена»

  • … Ист-Нойл, Уилтшир, 20 октября 1632 г., единственный выживший сын Кристофера Рена Д.Д. (1589-1658), в то время ректора Ист-Нойла и. ..

    28 КБ (4363 слова) — 17:48, 20 февраля 2017 г.

  • …. В течение десяти лет между смертью Иниго Джонса в 1652 году и визитом Кристофера Рена в Париж в 1665 году не было ни одного английского архитектора…

    44 КБ (6 658 слов) — 04:27, 28 июля 2019

  • . .. отношения с Николасом Хоксмуром. Хоксмур, бывший клерк сэра Кристофера Рена, должен был сотрудничать с Ванбру во многих из его самых …

    52 КБ (8043 слова) — 15:45, 23 мая 2018 г.

  • … 14 марта 1645 г. Сюзанне Глайд. Изображение: Кристофер Рен, Годфри Кнеллер 1711.jpg thumb Кристофер Рен, великий английский архитектор и Уоллис …

    17 КБ (2710 слов) — 20:50, 5 октября 2011 г.

  • … right 225px Купол собора Святого Павла, спроектированный сэром Кристофером Реном. Самые ранние остатки архитектуры в Соединенном Королевстве в основном …

    105 КБ (15 855 слов) — 23:10, 7 октября 2019 г.

  • … в Лондоне в 1666 году один из самых известных британских архитекторов, сэр Кристофер Рен, был нанят для проектирования и восстановления многих разрушенных зданий. древний …

    38 КБ (5630 слов) — 19:19, 10 мая 2019 г.

  • … Сэр Исаак Ньютон.Чарльз был личным покровителем Кристофера Рена сэра Кристофера Рена, архитектора, который помог восстановить Лондон после . ..

    35 КБ (5357 слов) — 23:46, 12 января 2020 г.

  • … thumb left 245px Собор Святого Павла был спроектирован сэром Кристофером Реном и построен между 1675 и 1708 годами. Изображение: Лондонский глаз, сумерки, апрель …

    126 КБ (18 668 слов) — 20:34, 8 апреля 2020 г.

  • …: Шелдонский театр Oxford.jpg Шелдонский театр, построенный сэром Кристофером Реном в период 1664–1668 годов, также принимает Конгрегацию Университета…

    35 КБ (5166 слов) — 22:09, 16 апреля 2020 г.

  • … слава в качестве инспектора лондонского Сити и главного помощника Кристофера Рена, помогавшего восстанавливать Лондон после Великого пожара в 1666 году. Он работал …

    10 КБ (1477 слов) — 16:22, 28 июля 2019 г.

  • … злонамеренно внесены в него, и все они находятся в тюрьме ». Британский архитектор Кристофер Рен был назначен ответственным за восстановление города после …

    13 КБ (2123 слова) — 23:15, 12 июля 2017 г.

  • … Башня, Крайст-Черч 2004-01-21.jpg thumb left 200px Башня Тома сэра Кристофера Рена, Крайст-Черч, Оксфорд Готическая архитектура — это …

    32 КБ (4 439 слов) — 20:15, 11 сентября 2021 г.

  • … дизайн для его эссе о городских церквях сэра Кристофера Рена, опубликованного в 1883 году. Кое-что из кованого железа 1880-х годов. ..

    15 КБ (2025 слов) — 12:06, 7 ноября 2021 г.

  • … В итоге у Давенанта были очень похожие театры, оба спроектированные Кристофером Реном.Оба театра оптимально обеспечены музыкой и танцами, и оба …

    31 КБ (4684 слова) — 15:12, 28 июля 2019 г.

  • … в Лондоне, с двумя роскошными игровыми домиками, построенными по проекту Кристофера Рена и оснащенными подвижными декорациями, громом и молнией …

    55 КБ (8 486 слов) — 17:23, 9 июля 2015

  • … до 1981 года, когда был выпущен проект серии D с изображением архитектора Кристофера Рена и плана собора Святого Павла на реверсе. ..

    16 КБ (2525 слов) — 14:36, 11 мая 2016 г.

  • … Комиссия, назначенная королем Карлом II и возглавляемая сэром Кристофером Реном, следовала плану улиц старого города. Многие аристократические …

    41 КБ (5 958 слов) — 23:28, 10 марта 2018 г.

  • … долина Луары во Франции. В Великобритании Иниго Джонс и Кристофер Рен приняли палладианский стиль. Еще одним поклонником был архитектор …

    30 КБ (4521 слово) — 07:24, 19 июня 2021 г.

  • … Кульминация архитектуры барокко была воплощена в творчестве сэра Кристофера Рена, сэра Джона Ванбру и Николаса Хоксмура, ок. 1660 …

    30 КБ (4643 слова) — 20:44, 13 мая 2016 г.

  • … все еще видно внутри. Под руководством архитекторов сэра Кристофера Рена и Николаса Хоксмура две западные башни аббатства были построены …

    17 КБ (2499 слов) — 13:07, 21 августа 2020 г.

  • … потому что он контролировался правительством апартеида. Кристофер С. Рен, «http://query.nytimes.com/gst/fullpage.html?res …

    29 КБ (4149 слов) — 00:23, 6 ноября 2018 г.

  • Top Ten London: Top 10 London Buildings of Sir Christopher Wren

    Кристофер Рен, возможно, самое известное имя в британской архитектуре. Спроектированные им сооружения по всей Великобритании являются одними из самых знаменитых и красивых мест страны. Рен жил в интересное время, увидев Гражданскую войну в Англии, Реставрацию и Великий лондонский пожар.Последнее из этих событий действительно подняло его карьеру до легендарного статуса, поскольку пожар сжег 436 акров лондонского Сити, в том числе 13 200 домов и 87 церквей, таких как Старый собор Святого Павла. Рен был лицом восстановления Лондона после пожара, и многие из его построек в городе до сих пор стоят. Ниже мы определили десять наших любимых зданий, спроектированных Кристофером Реном, и вы можете сообщить нам свои любимые в комментариях.

    Темпл Бар

    Главный церемониальный вход в лондонский Сити со стороны Вестминстера, ворота Темпл-Бар, были одним из многих сооружений, поврежденных Великим пожаром и впоследствии восстановленных Реном. Король Карл II заказал новые ворота у Рена, и они были построены между 1669 и 1672 годами. В 2003 году они были снесены и кропотливо реконструированы на площади Патерностер.

    Санкт-Ведаст Фостер переулок

    Многие церкви, разрушенные Великим пожаром, были восстановлены Кристофером Реном, и хотя Святой Ведаст не был полностью разрушен, он потребовал существенной реконструкции между 1695 и 1701 годами. Шпиль является символом работы Рена и похож на многие другие, которые он спроектировал при восстановлении церквей лондонского Сити, сочетая неоклассические и готические элементы.После лондонской молниеносной войны церковь пришлось заново отстроить, но в ней сохранились многие изменения, сделанные Реном.

    Мальборо Хаус

    Когда-то дом герцога Мальборо, а теперь штаб-квартира Содружества Наций, Мальборо-Хаус был построен Реном и его сыном в 1711 году. Их дизайн был весьма выдающимся: в основном из кирпича и краеугольных камней рустованного типа, которые создают поразительный контраст. Большая часть дизайна была сделана младшим Реном, но оба получили увольнение, когда герцогиня была недовольна их прогрессом и сама наблюдала за остальной частью строительства.

    Памятник Великому Лондонскому пожару

    Возможно, самое простое сооружение, спроектированное Кристофером Реном, также является одной из его самых известных работ в городе. Конструкция представляла собой простую дорическую колонну со смотровой площадкой с каннелюрами и увенчанной медным шаром, из которого выходило пламя. Памятник был настоящим сотрудничеством Рена и его коллеги-архитектора Роберта Гука. Высота памятника равна его высоте, равной расстоянию от пекарни Томаса Фарринера, где начался пожар.

    Королевский госпиталь Челси

    Королевский госпиталь Челси, дом престарелых и престарелых для ветеранов британской армии, был основан королем Карлом II, который поручил Рену спроектировать здание. Рен планировал построить достаточно зданий, чтобы покрыть жилые дома и офисы, и ему пришлось расширить свои планы, включив в них два четырехугольника, которые теперь известны как Light House Court и College Court. Он также отвечает за дизайн Большого зала, который является великолепной частью больницы.

    Кенсингтонский дворец

    Кенсингтонский дворец был построен в 1605 году и стал известен как Ноттингемский дом в 1619 году после того, как его купил первый граф Ноттингем. Когда он перешел во владение короля Вильгельма III и королевы Марии II, они попросили Кристофера Рена расширить дом, чтобы он стал их новым Кенсингтонским дворцом. Рен пристроил по углам трехэтажные павильоны, чтобы было больше места для гостей монархов. Он также спроектировал оранжерею, которая служила дворцовой оранжереей.

    Королевская обсерватория, Гринвич

    Интерес короля Карла II к астрономии привел к тому, что в 1675 году он ввел в эксплуатацию Королевскую обсерваторию в Гринвиче. В качестве инспектора Королевских работ Кристофер Рен выбрал место для обсерватории, а также спроектировал здание. Снова работая вместе с Робертом Хуки, они разработали первое здание, специально построенное для научных открытий в Соединенном Королевстве. Обсерватория была частично построена из останков башни герцога Хамфри и остается прекрасным и важным с научной точки зрения местом.

    Дворец Хэмптон-Корт

    Значительная часть дворца Хэмптон-Корт была построена задолго до того, как был жив Кристофер Рен, но у него все еще был шанс оставить свой след после прихода к власти Уильяма и Мэри. Как и в случае с Кенсингтоном, они хотели, чтобы Рен модернизировал части дворца, и в итоге он разрушил половину тюдоровских построек, и он сделал бы больше, если бы позволили деньги. Вместо того, чтобы полностью восстановить разрушенные части, ему пришлось довольствоваться постройкой новых квартир для короля и королевы, а также резиденций в южной и восточной частях дворца.

    Старый Королевский военно-морской колледж

    Построив Королевский госпиталь Челси для ветеранов британской армии, Рен также спроектировал фантастически великолепные здания Старого Королевского военно-морского колледжа, который первоначально служил «Королевским госпиталем для моряков в Гринвиче». Работая с Николасом Хоксмуром, который часто сотрудничал с ним, Рен опирался на свои проекты для RHC и сочетал их с вдохновением от отеля Des Invalides в Париже. Его первоначальный план предусматривал создание единого купола, но когда королева Мария заявила о своем намерении сохранить нетронутым вид на реку из Дома королевы, Рен создал двухглавую раздельную структуру, известную нам сегодня.

    Собор Святого Павла

    Собор Святого Павла, занимающий первое место в этом списке, является, пожалуй, величайшим вкладом Кристофера Рена в Лондон. В 1665 году Рен уже успел восстановить старый собор Святого Павла, прежде чем он сгорел в следующем году. Его дизайн прошел пять этапов, и окончательный дизайн напоминал более барочную версию базилики Святого Петра, включая купол с двойным корпусом, который был таким же высоким, как башня Старого Святого Петра.Пол при этом выглядит потрясающе. Даже несмотря на то, что в последние десятилетия вокруг него росли небоскребы, Сент-Пол все еще умудряется стать яркой фигурой на горизонте Лондона и, как правило, первым зданием, которое кто-то ассоциирует с сэром Кристофером Реном.

    Сэр Кристофер Рен: биография и здания

    Сэр Кристофер Рен

    Биография

    Кристофер Рен родился 20 октября 1632 года в Уилтшире, Англия.Отец Рена был ректором в Уилтшире, но семья переехала, когда Кристофер был молод, поэтому он получил образование в Вестминстере. Он получил образование в Оксфордском университете, где получил признание за свои навыки в области математики, естественных наук и инженерии. Рену нравилось строить вещи, и ему приписывают изобретение нескольких инструментов в Оксфорде, в том числе одного, который помогает человеку писать в темноте. Окончив обучение в Оксфорде, Рен получил должность профессора астрономии в Грешем-колледже.В 1661 году он стал профессором астрономии в Оксфордском университете. В следующем году он помог основать одну из старейших и наиболее влиятельных профессиональных академических ассоциаций Англии, Королевское общество .

    Как уважаемый математик и ученый, благодаря своим контактам в Королевском обществе, Рен стал узнаваемой фигурой. В середине 1660-х годов ему были заказаны первые архитектурные проекты. В то время архитектура была не постоянной профессией, а побочным интересом джентльменов-ученых.Рен обнаружил любовь к своему делу, и с этого момента архитектура стала его основным направлением. Это было особенно верно после того, как во время поездки в 1665 году он познакомился с стилями барокко, Франции и Италии. Врену часто приписывают помощь в привнесении элементов архитектуры барокко в Англию.

    У сэра Кристофера Рена будет достаточно возможностей практиковаться в архитектуре. В 1666 году Великий лондонский пожар уничтожил огромные массивы исторического города, и возникла потребность в архитекторах.Рен фактически предложил план обновления города, чтобы восстановить всю территорию, пострадавшую от пожара, но владельцы частной собственности хотели сохранить права на свои здания. Тем не менее, Рен построил или перестроил более 50 церквей в Лондоне. К 1669 году он был назначен инспектором Королевских работ, что дало ему право контролировать все правительственные проекты в Англии. Рен работал на нескольких королевских заказах, продолжал проектировать и для частных заказов и оказал большее влияние на английскую архитектуру, чем любой другой человек.Он умер в 1723 году и был похоронен в соборе Святого Павла, сооружении, которое он спроектировал и построил.

    Гринвичская больница

    Чтобы лучше понять его, давайте рассмотрим несколько основных работ сэра Кристофера Рена. Госпиталь Гринвич в Лондоне (также называемый Королевским военно-морским колледжем) был заказан королевой Марией II в качестве госпиталя для раненых моряков в королевском флоте. Здания строились с конца 17 до середины 18 века. Рен не дожил до завершения всех своих проектов.Дизайн Рена и других архитекторов был образцом архитектуры английского барокко . Он был симметричным, рациональным и геометрически сбалансированным, но в то же время драматичным и богато украшенным. Основные здания отражают друг друга через открытый двор, расположенный таким образом, чтобы не загораживать вид на Темзу из Дома Королевы на заднем плане.

    Королевский военно-морской колледж

    ул.Павла

    Бесспорным шедевром Рена, однако, является Собор Святого Павла . Этот англиканский собор был построен в рамках восстановления Лондона после Великого пожара и полностью завершен в 1708 году. Отмеченный впечатляющими башнями, высокими шпилями и массивным куполом, собор Святого Павла был фактически самым высоким зданием в Лондоне вплоть до середины. -20 век.

    Собор Святого Павла
    Дизайн

    Рена прошел несколько версий, прежде чем был принят королем и англиканской церковью.Последняя церковь была вдохновлена ​​базиликой Святого Петра в Ватикане, а также церквями, которые Рен видел во Франции. Однако он хотел, чтобы его купол имел больший вертикальный акцент. Чтобы построить это, ему пришлось создать внутренний купол и внешний купол, разделенные кирпичным конусом, который обеспечивал структурную поддержку. Хотя изначально предполагалось, что собор будет построен в основном в соответствии с классическими стилями Древней Греции и Рима, Рену удалось изменить дизайн, сделав его более смелым и драматичным, а также сильно украсив его скульптурами.Сочетание драматических декоративных стилей барокко и рациональной и классической основы является образцом английского барокко. Этот собор впоследствии стал одним из главных символов нации. Здесь состоялась свадьба принцессы Дианы и принца Чарльза, похороны Уинстона Черчилля и празднование юбилея королевы Виктории. С таким пониманием эпитафия Рена приобретает новый уровень значимости. «Если вы ищете его памятник, оглянитесь вокруг».

    Краткое содержание урока

    Сэр Кристофер Рен (1632-1723) был английским архитектором, в значительной степени связанным с архитектурным стилем English Baroque .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.