Ш ле корбюзье: Ле Корбюзье — Википедия – Ле Корбюзье — Википедия

Великие архитекторы. Ле Корбюзье - Мы родом ... — LiveJournal

Ещё известные люди архитектуры и дизайна

Пост почитания Ле Корбюзье
6 октября 1887 года родился Ле Корбюзье – архитектор, художник, автор градостроительных теорий, символ модернизма в архитектуре XX века

Ле Корбюзье создал свой первый архитектурный проект в 17 лет под началом опытного учителя. Это был жилой дом для Луи Фалле, члена совета Школы искусств, в которой тогда еще Шарль-Эдуард Жаннере (настоящее имя Ле Корбюзье) обучался декоративно-прикладному искусству. ©


Далее в серии: Гауди и ещё о Ле Корбюзье
Ле Корбюзье (Шарль-Эдуар Жаннере-Гри) и его творения
В 1914 году архитектор открывает собственную мастерскую в родном швейцарском городе Ла-Шо-де-Фон, а уже в 1922 году создает свое бюро в Париже и обосновывается там.
Особое место в жизни Ле Корбюзье занимала живопись. С его приятелем, художником Амеде Озанфаном, они утвердили в художественном мире термин «пуризм», принципы которого Ле Корбюзье переносил и в свои архитектурные проекты. Пуризм отвергает декоративность, присущую своему предшественнику – кубизму, и провозглашает изображение «очищенной» действительности. В 1920 году они создали журнал «Эспри Нуво» (L`Esprit Nouveau – «Новый дух»), который просуществовал до 1925 года. Издание стало площадкой для дискуссий об искусстве и архитектуре, и именно там Шарль-Эдуард Жаннере под псевдонимом Ле Корбюзье публиковал самые важные для своего творчества статьи, объединенные затем в сборники «К архитектуре», «Планировка города» и другие.
Ле Корбюзье, как и многие его коллеги, стал широко известен благодаря проектам частных вилл. В 20-е годы он построил несколько зданий в модернистском стиле, новом и вызывающем для своего времени – виллу Ла Роша/Жаннере, виллу Штейн в Гарше, виллу Савой в Пуасси. О Ле Корбюзье стали говорить как о представителе архитектурного авангарда, потому как он использовал принципиально новые приемы в проектировании. Отличительными чертами его проектов были белые гладкие фасады, простые геометрические формы, парящие в воздухе объемы, горизонтальное остекление, конструкции из железобетона.

В 1925 году Ле Корбюзье построил на Международной выставке в Париже павильон под знакомым названием «Эспри нуво» как своего рода манифест архитектурного авангарда. Французский павильон был во многом похож на павильон СССР, выполненный нашим соотечественником Константином Мельниковым.

К крупным заказам Ле Корбюзье приступает в начале 30-х годов. В это же время он участвует в конкурсе на постройку здания Центросоюза в Москве и посещает СССР. После Второй мировой войны архитектор проявляет себя как градостроитель и создает планы реконструкции французских городов Сан-Дье и Рошаль. Именно здесь Ле Корбюзье последовательно проводит свою знаменитую идею «Лучезарного города», которая по сей день обсуждается урбанистами и частично находит свое применение в мегаполисах. В его Лучезарном городе все идеально: симметрия в планировке, множество парков и зеленых зон, развитая транспортная система и удобное зонирование. Жилые районы архитектор предлагал застроить многоквартирными домами не выше 50 метров и расселить в них до 2000 людей. Эти идеи частично воплотились в знаменитой Марсельской единице, а затем и в самом крупном проекте архитектора – планировании города Чандигарх в Индии.

1. Вилла Ла Роша/Жаннере в Париже

В 1923 году архитектор строит сдвоенный дом для банкира Рауля Ла Роша и своего старшего брата Альбера Жаннере. В этом проекте впервые проявились основные черты авторского стиля архитектора, по которым мы узнаем его работы: белый цвет, большие вертикальные плоскости, призматические формы. Сейчас в здании виллы Ла Роша функционирует Фонд Ле Корбюзье.


2. Вилла Савой в Пуасси

Совсем недавно вилла Савой и московский Дом Мельникова стали памятниками-побратимами в рамках Российско-французского года культурного туризма 2016–2017. Они оба заслуженно являются символами модернизма в архитектуре. В проекте виллы Савой Ле Корбюзье воплотил все свои новаторские идеи, которые называют также «пять отправных точек архитектуры»: сваи вместо привычного фундамента, белые гладкие фасады, горизонтальное ленточное остекление, плоская крыша, на которой может быть устроен сад, свободная планировка помещений.


3. Здание Центросоюза в Москве

К счастью для нас, по проекту Ле Корбюзье построили здание и в Москве. Центросоюз строился с 1928 года по 1935-й, и за это время архитектор не раз приезжал в Москву, где познакомился с основными фигурами советского авангарда – братьями Весниными, Константином Мельниковым, Моисеем Гинзбургом. Центросоюз является совершенно не типичным офисным зданием и образцом архитектурного модерна. Для российской строительной практики использование железобетонных конструкций было абсолютно новым опытом. С помощью передовых строительных технологий Ле Корбюзье смог применить свой любимый принцип свободной планировки, а также обеспечить внутреннюю систему кондиционирования для создания комфортной рабочей среды. Бесконечные лестницы-пандусы формируют уникальный внутренний облик здания. 15 октября 2015 года перед фасадом здания на Мясницкой улице был открыт памятник Ле Корбюзье.


4. Капелла в Роншане

Заказ на постройку капеллы в Роншане архитектор получил в 1950 году. Здесь он создает удивительную архитектурную форму здания, не похожую на его прежние геометрически правильные объемы. Ле Корбюзье, вдохновляясь природными образами, сделал крышу похожей на панцирь краба или морскую раковину. Внутренне пространство капеллы освещается разноцветными бликами от витражей в южной стене здания.


5. Жилая единица в Марселе

В этом проекте архитектор воплотил свою мечту о «городе-саде». Послевоенный Марсель остро нуждался в жилой площади, и Ле Корбюзье смог вместить в каркас из железобетона 337 квартир, при этом создав комфортные условия для жизни. Дом был вознесен на мощные опоры, внутри которых были размещены трубы коммуникаций. Жилое пространство разделялось на несколько уровней, соединенных «воздушными улицами». На одной из улиц были организованы общие службы снабжения и гостиница, а верхний этаж обзавелся спортивным залом и детским садом.


В облицовке здания Ле Корбюзье впервые использовал «необработанный» бетон (béton brut), который затем применил в строительстве Дворца Ассамблеи в Чандигархе.

6. Монастырь Ла Туретт в Лионе

Уединенный монастырь выполнен полностью в характерном для Ле Корбюзье стиле. Здание построено в форме прямоугольника с внутренним двором, разделенным крытыми галереями. Аскетичный внешний вид монастыря сочетается с удивительной функциональностью, позаимствованной архитектором у проектов многоквартирных домов.


Пространство монастыря вмещает в себя кельи для 100 монахов, церковь, общественную зону с трапезными, библиотекой и залами для собраний. Как и в других своих проектах, архитектор непременно разбавляет серый цвет цветными пятнами. Здесь он раскрашивает капеллу, пристроенную к церкви в синий, красный и желтый цвета.

7. Проект индийского города Чандигарх

Для Ле Корбюзье Чандигарх был первой исключительной возможностью построить полностью новый город. В итоге получилось так, что ему достались разбивка плана ансамбля и сооружение зданий Капитолия – политического центра города. Строительство остальных объектов было поручено британским и индийским архитекторам. Один из самых важных проектов, созданных Ле Корбюзье в Чандигархе, – Дворец Ассамблеи. Он признан наиболее оригинальным и целостным в функциональном плане. В огромный внутренний холл архитектор вместил несколько объемов – зал Верхней палаты с остекленным верхом в виде пирамиды и зал заседаний в форме гиперболоида. Внешне здание выделяется своим причудливым фасадом с изогнутым портиком, обращенным к Капитолию.

Текст: Софья Карпенко
«AD Magazine», 1 сентября 2013

Ле Корбюзье - это... Что такое Ле Корбюзье?

Ле Корбюзье́

(le corbusier) Шарль Эдуар (настоящая фамилия Жаннере) (1887, Ла-Шо-де-Фон, Швейцария – 1965, Рокбрюн-Кап-Мартен, Франция), французский архитектор, художник, дизайнер, теоретик и публицист; один из создателей современных течений в архитектуре (рационализма, функционализма). Родился в семье владельца эмальерной мастерской. Учился у крупнейших зодчих своего времени – Й. Хофмана в Вене (1907), О. Перре в Париже (1908—10) и П. Беренса в Берлине (1910—11). С 1917 г. обосновался в Париже, в 1922 г. основал архитектурную мастерскую совместно с двоюродным братом Пьером Жаннере (своим постоянным соавтором до 1940 г.). Разработав теорию пуризма (рационалистически-функциональной чистоты форм), излагал свою концепцию современного зодчества в основанном им совместно с поэтом П. Дермэ журнале «Эспри нуво» (1920—25), написал ок. 50 статей и книг («К архитектуре», 1923; «Урбанизм», 1925; «Когда соборы были белыми», 1937, и др.). Идеи, изложенные в книгах «Лучезарный город» (1935) и «Три человеческих измерения» (1945), легли в основу «Афинской хартии», принятой IV Международным конгрессом современной архитектуры (1945).

Развитие новых железобетонных конструкций дало возможность архитектору применять сплошные стеклянные поверхности, а также создавать разнообразные архитектурные формы на основе комбинаций стандартных строительных элементов. Он отвергал декор, применение ордеров, уделяя особое внимание каркасным системам. Плоские покрытия, ленточные окна, открытые опоры в нижних этажах зданий, свободную планировку Ле Корбюзье применил в аскетически-геометричных по формам постройках (комплекс особняков Р. Ла Роша и А. Жаннере в Париже, 1923—34; вилла Савой в Пуасси близ Парижа, 1929—31; павильон «Эспри нуво» на Всемирной выставке декоративного искусства в Париже, 1925; дом Центросоюза в Москве, 1928—35; при участии Н. Д. Колли, ныне Центральное статистическое управление). В годы Второй мировой войны Ле Корбюзье создал «модулёр» – систему пропорциональных отношений в архитектуре, в основу которой положены размеры человеческого тела (был применён при строительстве жилого дома в Марселе, 1947—52).
В области градостроительства Ле Корбюзье выдвигал утопически-радикальные идеи «вертикального города-сада» или «лучезарного города» с башнеобразными вместительными зданиями и большими парковыми пространствами между ними, с чётким разделением транспортных, жилых и промышленно-деловых зон (план «современного города на 3 миллиона жителей», 1922; проекты для Буэнос-Айреса, Алжира, Антверпена и др.) В рекордно короткие сроки был построен посёлок для рабочих в Пессаке под Бордо (город-сад из 51 дома), задуманный в 1925 г. Свои градостроительные замыслы архитектор реализовал в Чандигархе в Индии (1950—57). В поздних постройках Ле Корбюзье усилилось образное начало, функциональное решение сочеталось с мощной драматической экспрессией форм (капелла Нотр-Дам-дю-О в Роншане, 1950—53; здание Верховного суда в Чандигархе, 1950—55; павильон фирмы «Филипс» на Всемирной выставке в Брюсселе, 1958; доминиканский монастырь Ла-Турет близ Лиона, 1959).
Ле Корбюзье предвосхитил в своём творчестве наиболее рациональные формы архитектуры будущего.

(Источник: «Искусство. Современная иллюстрированная энциклопедия.» Под ред. проф. Горкина А.П.; М.: Росмэн; 2007.)

.

Лучезарный город — Википедия

План города Бразилиа основан на принципах Лучезарного города

Лучезарный город (фр. Ville Radieuse) — нереализованный градостроительный проект, разработанный французским архитектором Ле Корбюзье в 1930 году.

Хотя Ле Корбюзье выразил свои идеи относительно идеального города ещё в 1920-х годах в проекте Современный город, во время общения с международными градостроителями он начал работу над Лучезарным городом. В 1930 году он стал активным участником синдикалистского движения и предложил этот проект в качестве социальной реформы.

Принципы Лучезарного города были включены в его более поздний манифест, Афинскую хартию, опубликованную в 1933 году.

Этот утопический идеал лег в основу ряда реальных городских планов в 1930-х и 1940-х годах, кульминацией которых стал проект и строительство первой жилой единицы в Марселе в 1952 году.

В конце 1920-х годов Ле Корбюзье потерял уверенность в большом бизнесе, чтобы реализовать свои мечты об утопии, такие как «Современый город» и План Вуазен (1925). Под влиянием идей линейных городов Артуро Сориа-и-Маты и теорий синдикалистского движения он сформулировал новое видение идеального города. Это была утопическая мечта воссоединить человека в упорядоченной среде. В отличие от радиального дизайна Современного города, Лучезарный город был линейным городом, основанным на абстрактной форме человеческого тела с головой, позвоночником, руками и ногами. Проект содержал идею высотных жилых блоков, свободного перемещения и обильных зеленых насаждений, предложенных в его более ранних работах. Блоки жилья были выложены в длинные очереди, входящие и выходящие. С соответствии с пятью отправными точками современной архитектуры, они имеют ленточное остекление и приподняты на столбах-опорах, имеют плоские крыши-террасы и беговые дорожки на них.

Лучезарный город также отсылается к работе Корбюзье в СССР. В 1930 году он написал 59-страничный «Ответ в Москву», комментируя конкурс в Москве. Отчет содержал рисунки с альтернативной моделью для городского плана. Впервые он продемонстрировал свои идеи на третьем совещании МКСА в Брюсселе в 1930 году (но без московских предложений). Кроме того, он разработал проекты Лучезарной Фермы и Лучезарной Деревни.

На протяжении тридцатых годов Ле Корбюзье распространял свою идею о новом идеальном городе. Обсуждения на четвертом совещании МКСА на борту корабля «Патрис», направлявшегося в Афины, были включены в книгу Корбюзье «Лучезарный город» (опубликованную в 1933 году). [5] Это, в свою очередь, повлияло на Афинскую хартию.

Между 1931 и 1940 годами Корбюзье выдвинул ряд предложений по градостроительству Алжира. В тот период Алжир был административной столицей французской Северной Африки . Хотя Корбюзье не был официально приглашен разрабатывать план города, он знал, что мэр был заинтересован в нём, поэтому решил попытать счастья. План должен был включать существующую касбу, в то же время учитывать линейный рост растущего населения. Финальный проект, получивший название «Obus Plan», был вариацией Лучезарного города, адаптированной для очень специфической культуры и ландшафта. Он состоял из четырех основных элементов: административной зоны у воды в двух плиточных бассейнах, выпуклых и вогнутых многоквартирных жилых домов для средних классов на склонах над городом, возвышенной проезжей части на оси север-юг над Касбой и извилистого виадука с дорогой сверху, извивающего вниз к побережью.

В 1933 году в Немурсе (Северная Африка) он предложил восемнадцать жилых блоков Unité, ориентированных с севера на юг на фоне гор.

Во время своей поездки в США в 1935 году Корбюзье раскритиковал небоскребы Манхэттена за то, что они слишком маленькие и расположены слишком близко друг к другу. Он предложил заменить все существующие здания одним огромным картезианским небоскребом, оборудованным жилыми и рабочими единицами. Это расчистило бы путь для большего количества парковых насаждений, таким образом соответствуя идеалам Лучезарного города.

Даже в 1940-х годах он пытался привлечь Муссолини и правительство Виши к принятию идеальных городских планов. Лучшей возможностью Корбюзье для реализации своих планов был проект города Чандигарх, который он разработал в 1949 году. [5]

С 1945 по 1952 год он занимался проектированием и строительством Unité d'Habitation в Марселе. Unité воплотил в себе конкретные идеи Лучезарного города, разработанные им в Немуре и Алжире.

При разработке плана Бразилиа, архитекторы Лусио Коста и Оскар Нимейер вдохновлялись идеей Лучезарного города. [5]

Новые урбанисты, такие как Джеймс Говард Канстлер, критикуют концепцию Лучезарного города за отсутствие человеческого масштаба и связи с окружающей средой. Это, по словам Льюиса Мамфорда, «здания на стоянке»[8]: «Пространство между высотными зданиями, объединёнными в суперблоки, становятся пустошими, избегаемыми людьми».

Empire State Plaza, Олбани, Нью-Йорк

Комплекс государственных офисных зданий «Empire State Plaza» в Олбани подвергся критике за приверженность данной концепции. Критик архитектуры Мартин Филлер, цитируемый в «Создании Empire State Plaza», говорит:

Между зданиями и площадкой вообще нет никакой связи, ни на уровне, ни на подиуме, поскольку все остатки существующей площадки были полностью уничтожены. Таким образом, когда вы стоите на самой Площади, возникает жуткое чувство отрешенности. Здания торгового центра угрожающе выглядят, как пришельцы из другой галактики, расположенные на этой мраморной посадочной полосе[9]

  • Broadbent, Geoffrey. Emerging Concepts in Urban Space Design. — Taylor & Francis, 1995. — ISBN 978-0419161509.

Модулор — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 1 декабря 2017; проверки требуют 14 правок. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 1 декабря 2017; проверки требуют 14 правок.

Модуло́р — система пропорционирования, разработанная французским архитектором Шарлем-Эдуаром Жаннере (псевдоним Ле Корбюзье; 1887—1965), одним из основоположников искусства модернизма. Ле Корбюзье был инициатором многих архитектурных течений. В 1920—1930-х гг. заинтересовался «принципом прямого угла» в классической архитектуре. В 1945 г. начал работу над собственной теорией гармонии в архитектуре. В 1948 г. в Париже вышла книга Ле Корбюзье «Mod-1»(«Модулор-1»), или «Опыт соразмерной масштабу человека всеобщей гармоничной системы мер, применимой как в архитектуре, так и в механике». В 1955 г. опубликована книга «Mod-2», или «Слово за теми, кто пользовался модулором».

Ле Корбюзье подчеркивал, что в связи с переходом в 1795 г. от античной системы антропоморфных мер к искусственной метрической системе был утрачен эффект гармонического резонанса пропорций человека и окружающей среды. Современная архитектура стала чуждой человеку прежде всего пропорционально, а затем, как неизбежное следствие, эмоционально и духовно. Убедившись на собственном опыте в изъянах индустриального метода изготовления элементов крупноблочного строительства, Ле Корбюзье разработал инструмент пропорционирования, «настроенный» на шкалу «золотых отрезков». Исходя из античной идеи парных мер, французский архитектор предложил две шкалы гармонично возрастающих величин в пропорции «золотого сечения». Основой «красного ряда» послужила величина 108 см (условное расстояние от уровня земли до пуповины взрослого человека), а основой второго, «синего ряда» — удвоенная величина: рост человека с поднятой рукой — 216 см. Оба ряда стремятся к нулю (вниз) и к бесконечности (вверх). Графическая схема Модулора представляет собой стилизованную фигуру человека с поднятой рукой (со временем этот рисунок приобрел значение эмблемы модернистской архитектуры и "подписи" знаменитого архитектора) и двумя пропорциональными шкалами, красной и синей.

Существенно, что условность исходных размеров не влияет на гармонию пропорций. Согласно «Канону» Поликлета, идеальная высота фигуры равна 261,8 см (квадрат «золотого числа»), в древнерусском вавилоне — 176,4 см. Когда во время лекции в Англии Ле Корбюзье возразили, что взятая им за основу мера роста человека 175 см типична только для малорослых французов, он пересчитал свои ряды для среднего роста английского полисмена (в шлеме!) в шесть футов, или 182,88 см (с поднятой рукой в 226 см). Гармонические отношения частей обеих шкал от этого не изменились [1].

По замыслу архитектора с помощью его пропорциональной системы можно устанавливать множество размеров строительных деталей, соблюдая многообразие сопрягаемых элементов. Их взаимные размеры будут антропоморфными и, следовательно, способными вызывать ощущения гармонического резонанса. Ле Корбюзье ездил по миру с лекциями, выступал на съездах архитекторов, конференциях и семинарах, убеждая промышленников, банкиров и строителей в преимуществах «Модулора». Однако изобретение не оправдало возложенных на него надежд. В индустриальном мире удобнее и выгоднее пользоваться универсальной метрической системой кратных отношений, чем возиться с множеством иррациональных чисел.

Ле Корбюзье использовал масштабирование модулора в проектировании многих зданий, в том числе «Нотр-Дам-дю-О» и зданий в Чандигархе, при строительстве первого многоквартирного дома «Жилая единица» (фр. Unité d’habitation) в Марселе.

Критики модулора выражают обеспокоенность системой, потому что высота фигуры является произвольной, возможно, выбранной для математического удобства. Кроме того, по словам Робин Эванс, женское тело «запоздало к рассмотрению и было отброшено как источник пропорциональной гармонии» [2].

Изображение модулора находилось на швейцарской банкноте в 10 франков образца 1997 года, посвященной Ле Корбюзье.

  1. ↑ Власов В. Г.. Модулор // Власов В. Г. Новый энциклопедический словарь изобразительного искусства. В 10 т. — СПб.: Азбука-Классика. — Т. V, 2006. — С. 580-581
  2. ↑ (1995 Эванс, 2001 Оствальда, 146)
  • Ле Корбюзье. Модулор: Mod-1. Mod-2. — М. : Стройиздат, 1976.- 239 c., ил.
  • Evans, Robin. 1995. The Projective Cast: Architecture and Its Three Geometries. Cambridge, MA: MIT Press. ISBN 0262050498
  • Ostwald, Michael. 2001. «The Modulor and Modulor 2 by Le Corbusier (Charles Edouard Jeanneret), 2 volumes. Basel: Birkhäuser, 2000» [book review]. Nexus Network Journal 3, no. 1:145-48.
  • https://web.archive.org/web/20050404050128/http://www.iespana.es/legislaciones/modulor.htmThe Modulor Vol. 1 y 2
  • Грант Аракелян. Модулор Ле Корбюзье. Гл. 8 в его кн. «Математика и история золотого сечения», с. 320-325. Логос, 2014, 404 с. ISBN 978-5-98704-663-0
  • Статья: "Модулор: в поисках эталона."

Здание Центросоюза — Википедия

Зда́ние Центросою́за (также известно как Здание Наркомлегпрома, Здание ЦСУ) — офисное здание на Мясницкой улице в Москве. Построено в 1928—1936 годах в интернациональном стиле по проекту французского архитектора Ле Корбюзье при участии Пьера Жаннере и Николая Колли[1]. Фасады строения обращены одновременно на две параллельные улицы — Мясницкую и проспект Академика Сахарова[2]. В разное время в здании размещались различные административные учреждения, с 1991 года в нём располагаются Федеральная служба государственной статистики (Росстат) и Федеральная служба по финансовому мониторингу[3]. Объект культурного наследия народов России регионального значения[4].

Вид на здание со стороны Мясницкой улицы, 2012 год Вид на здание с проспекта Академика Сахарова, 2012 год Стеклянный фасад здания после реставрации, 2017 год

Территория[править | править код]

Идея строительства офисного здания Центросоюза возникла во времена НЭПа[5][6]. В 1925 году по предложению архитектора Бориса Великовского для корпоративного офиса было выбрано место между двумя параллельными улицами — Мясницкой и планируемым к прокладке Новокировским проспектом (современным проспектом Академика Сахарова). Дом планировалось возвести в точке их пересечения с проектируемым бульваром, идущим от переулка Огородная Слобода[1]. На выбранном для строительства месте располагалась церковь Николая Чудотворца, выполненная в духе раннего московского барокко[7]. Постановлением от 24 февраля 1928 года её было решено снести и выделить земли под новое здание[8].

Конкурс проектов[править | править код]

Открытый и закрытый[править | править код]

В 1928 году Всероссийское общество гражданских инженеров объявило открытый международный конкурс на лучший проект дома Центросоюза, который предусматривал наличие просторного офиса на две тысячи рабочих мест, способного вместить различные группы помещений согласно их функциональности[9]. К первой группе относились административные помещения Центросоюза общей площадью 2255 м². Вторая группа включала в себя все торговые помещения и вспомогательные помещения площадью 8990 м². В третью группу входил клуб с залом на 600 мест со сценой и фойе, гимнастическим залом, столовой и библиотекой, занимавших площадь в 3170 м². К последней функциональной группе относились хозяйственные помещения — ремонтные мастерские, склады, котельная и несколько квартир для обсуживающего персонала[10].

Срок подачи заявок был установлен на 20 июня 1928 года. В отборочную комиссию входили представители Общества гражданских инженеров, Московского архитектурного общества, Центросоюза и Моссовета: инженеры Г. Красин и Лео Серк, архитекторы Михаил Крюков, Иван Машков, Виктор Веснин, Яков Корнфельд и Иван Кондаков[11].

Из 32 проектов, участвовавших в открытом отборе, первую премию получили Борис Великовский и В. Воинов, вторую — Анна Капустина и Леонид Савельев, третью — Александр Вегнер, Борис Ефимович и Иван Звёздин. Четвёртое место разделили Ной Троцкий, С. Козак и Т. Зеликман, пятое — Фаня Белостоцкая и 3иновий Розенфельд. Однако конкурсная комиссия посчитала, что представленные проекты не могут служить материалами для разработки плана строительства[9].

До 10 августа того же года проводился закрытый заказной конкурс, в котором приняли участие иностранные архитекторы лондонского бюро «Вернет и Тейт», Макс Таут из Берлина, французы Ле Корбюзье и Пьер Жаннере, а также группа архитекторов Управления по постройке складов Центросоюза. В число последних входили братья Александр и Виктор Веснины, Сергей Чернышёв, Иван Леонидов, Андрей Крячков и другие[11]. Всех участников отбирал лично председатель Центросоюза Исидор Любимов[6]. Из проектов закрытого конкурса комиссия исключила работу английской конторы: жюри её архитектурные решения показались слабыми, примитивными и консервативными[12]. Не нашёл поддержки у Моссовета тяжеловесный и монументальный план Макса Таута[13]. Лучшими комиссия признала два проекта: совместную работу Ле Корбюзье и Жаннере и разработку группы советских архитекторов. Первый был назван изящным и лёгким, второй комиссия сочла наиболее продуманным и функциональным[14].

Второй закрытый[править | править код]

По итогам открытого и закрытого отборов до 20 октября 1928 года было решено принять заявки на третий конкурс. Проекты были заказаны немецкому архитектору Петеру Беренсу, братьям Весниным, П. Нахману вместе с Анатолием Самойловым, Александру Никольскому, Андрею Олю и Ивану Жолтовскому. Объединение современных архитекторов выдвинуло на рассмотрение жюри работу Ивана Леонидова. По совету знакомых советских архитекторов Ле Корбюзье также представил свой проект, доработанный в соответствии с требованиями комиссии[5]. Финальный отбор проводился между двумя вариантами — Леонидова и Ле Корбюзье[15].

Леонидов разработал проект дома Центросоюза по трём координатным осям для предельного обобщения форм. План 12-этажного корпоративного дома был выполнен в духе господствовавшего в 1920—1930-е годы функционализма. Сквозной вестибюль связывал Мясницкую улицу и проектируемый Новокировский проспект, на Мясницкую выходили широкие окна выставочного корпуса. Культурно-просветительные помещения были размещены архитектором на верхних этажах с учётом максимальной звукоизоляции. В протяжённом параллелепипеде строения располагались основные офисные зоны, обращённые к двум стеклянным фасадам. Торцы были представлены как глухие плоскости. На втором этаже находился горизонтальный выставочный корпус. Пространство проекту также придавал отдельный круглый вестибюль с лифтовыми шахтами[16].

Новаторский в плане организации офисного пространства ппроект Леонидова оказал влияние на американских архитекторов, включая Людвига Мис ван дер Роэ — ведущего представителя интернационального стиля[17]. Ле Корбюзье также высоко ценил архитектурные замыслы Леонидова и заимствовал некоторые из них для своего финального проекта дома Центросоюза[6].

Проект-победитель[править | править код]

Памятник Ле Корбюзье во дворе здания Центросоюза, 2016 год

По итогам трёх этапов конкурса победу одержал проект Ле Корбюзье. По одной из неофициальных версий, на его победу могла повлиять дружба с советскими архитекторами, входившими в отборочную комиссию[5].

Разработанный французским архитектором проект корпоративного дома Центросоюза был инновационным по своему архитектурному облику и техническому исполнению как для Советского Союза, где в 1920—1930-е годы господствовали идеи конструктивизма, так и для европейских стран. Ле Корбюзье предложил использовать железобетонный каркас, объяснив свой выбор возможностью применения продольного окна: при подобной планировке полы этажей выступают за края колонн. Такой приём освобождает окна от точек опор, что было принципиально новым для советской строительной практики. Архитектор использовал систему двойного остекления с открыванием окон при помощи боковых шарниров. Схемы устройства центральной системы отопления, охлаждения и вентиляции Ле Корбюзье выполнил по примеру своей предыдущей работы — конкурсного проекта Дворца Наций в Женеве. С целью теплоизоляции внутренних помещений он также использовал навесные стены-экраны, в здании предусматривалась внутренняя система кондиционирования для обеспечения комфортных условий для работников при любых погодных условиях. Из-за недостатка бюджета часть предложений Ле Корбюзье не была в дальнейшем реализована[18].

Как и при разработке проекта виллы Савой, Ле Корбюзье дополнил г-образную форму строения полуциркульными объёмами главного входа для создания эффекта динамичности[19]. Первый этаж дома архитектор оставил незастеклённым: свободное пространство между несущими балками планировалось использовать в качестве автостоянки[20].

Строительство и доработки[править | править код]

В 1929 году состоялась закладка фундамента здания. Курировать возведение комплекса должен был сам Ле Корбюзье. Для знакомства с городом, посещения художественных мастерских, выставок и самой стройки дома Центросоюза он приезжал Москву два раза — в июне 1929 и мае 1930 года[21]. В ходе этих визитов он внёс в план некоторые изменения: архитектор расширил корпуса в сторону Новокировского проспекта, изменил их сопряжение. Однако в 1931-м после поражения в конкурсе на лучший проект Дворца Советов Ле Корбюзье отказался сотрудничать с СССР, в том числе руководить возведением дома Центросоюза[22].

До 1933 года строительство комплекса велось под контролем Николая Колли. С 1928 года он работал в Париже, корректируя проект в соответствии с советскими стандартами. Вступив в должность начальника строительства, в письмах он обсуждал с Ле Корбюзье все изменения первоначального замысла. Вместе с Колли за возведение здания также отвечал чехословацкий архитектор Франтишек Заммер[23]. Неофициально стройку курировал народный комиссар финансов и теоретик градостроительства Николай Милютин[6]. Завершалось возведение здания в 1933—1936-х годах[19].

Советские специалисты широко критиковали здание Центросоюза в 1930-е годы. Архитектор Иван Фомин отзывался о нём следующим образом:

«Корбюзье — архитектор капиталистической страны. Он хочет строить красиво, дёшево, удобно, в формах, конструктивно оправданных — и этим его задача исчерпывается. Наш архитектор своей архитектурой вносит в наш новый быт дух бодрости, мужества и жизнерадостности. Таких слов в лексиконе Корбюзье нет[24].»

Положительно о здании отзывался Александр Веснин:

«Здание Наркомлегпрома в Москве на Мясницкой улице, строящееся по проекту архитектора Корбюзье, будет несомненно лучшим зданием, построенным в Москве за последнее столетие. Исключительная ясность архитектурной мысли, четкость в построении масс и объемов, чистота пропорций, ясность соотношений всех элементов, сопоставленных по контрасту и по нюансу, масштабность всего сооружения в целом и отдельных его частей, лёгкость и вместе с тем монументальность, архитектурное единство, строгая простота характерны для этого сооружения[24].»

Реновацию дома Центросоюза провели в 1970-е годы: переостеклили фасады здания и застроили первый этаж, заблокировав проход под домом. Пространство офисных этажей разделили на отдельные кабинеты, лифты непрерывного действия демонтировали. Интерьеры актового зала, фойе, лестниц и пандусов были отреставрированы[6].

В 2014 году на средства Росстата здание реконструировали[25]. Работы велись под руководством главного архитектора Ларисы Савинкиной. Рабочие компании «Специальная научно-реставрационная производственная мастерская» заменили в здании окна. В 2015-м дом Центросоюза попал в номинацию конкурса «Реставрация года»[26]. Осенью того же года во дворе здания был установлен памятник Ле Корбюзье работы скульптора Андрея Тыртышников и архитектора Антона Воскресенского[27].

По сообщению министра экономического развития Максима Орешникова, Росстат и некоторые ведомства Минэкономразвития, занимавшие дом Центросоюза, должны переехать в комплекс «Москва-Сити» в 2018 году. В историческом здании останутся работники Росреестра[28].

Здание Центросоюза — первый пример совместной работы советских и европейских архитекторов в духе интернационального стиля, повсеместно вошедшего в моду с начала 1950-х годов[29].

«Огромные застеклённые стены дома сообщают ему холодный, однообразный и неприветливый характер. Кажется, что за этими стенами люди должны работать напряженно, автоматически, уныло, безрадостно. Это американизм, чуждый нам и неприемлемый в советских условиях[24].График Сергей Кожин»

Здание является ярким примером творческого стиля Ле Корбюзье «Пяти отправных точек современной архитектуры», которые в процессе работы он дополнил «принципом свободной циркуляции людей и воздуха». Здание стало одним из первых в Европе больших офисных комплексов, особенностями которого являются огромная площадь фасадного остекления, открытые стойки-опоры, поддерживающие блоки офисов, свободные пространства первого этажа, горизонтальная крыша[6]. Привлекающая внимание облицовка стен дома выполнена из розового артикского туфа[30].

По своей планировке дом Центросоюза схож со зданием Министерства здравоохранения и образования в Рио-де-Жанейро, построенным по проекту Лусио Косты и Оскара Нимейера при участии Ле Корбюзье. Другие похожие работы Ле Корбюзье — Швейцарский павильон (фр.)русск. в Париже и Штаб-квартира ООН в Нью-Йорке. Оба здания представляют собой крупные застеклённые прямоугольники[31][32].

О внутренних помещениях дома Центросоюза вспоминал один из работников ЦСУ:

«Когда я сюда пришел впервые, то сразу заблудился. Поначалу все было очень непривычным. Самым интересным в этом здании для молодых людей и девчонок был лифт, который назывался патерностер. Лифт был немецкого производства и действительно работал по принципу чёток, которые перебирают при молитве. Кабинка идет вслед за кабинкой непрерывно, цепочка приезжает в крайнюю верхнюю точку, а потом начинает спускаться и появляется в другом окне. Мы очень любили заскакивать и выскакивать из кабинок. К сожалению, сейчас этот лифт закрыт. Здесь всегда обращалось огромное количество бумаги. Мы возили её на тележках по пандусам — они были сделаны именно для того, чтобы обеспечить министерства нормальной системой документооборота. Конечно, как всякие сумасшедшие молодые люди, мы катались по пандусам на креслах с колёсиками. И ничего, никто вроде шею не свернул[18].»
  1. 1 2 Броновицкая, 2012, с. 256.
  2. ↑ Бусева-Давыдова, Длугач, Нащокина, 1997, с. 391—392.
  3. ↑ Жукова, 2018, с. 120.
  4. ↑ Решение Мосгорисполкома Совета народных депутатов № 647 от 23.03.1987 г.
  5. 1 2 3 Иван Плотников. Троянский конь большевизма (неопр.). Газета.ru (10 июня 2017). Дата обращения 6 июля 2018.
  6. 1 2 3 4 5 6 Ольга Мамаева. Дом без лестниц: история единственного здания Ле Корбюзье в России (неопр.). РБК (6 октября 2017). Дата обращения 6 июля 2018.
  7. ↑ Бусева-Давыдова, Нащокина, 1996, с. 179.
  8. ↑ Архитектура и строительство Москвы, 1990, с. 25.
  9. 1 2 Хан-Магомедов, 2001, с. 490.
  10. ↑ Строительство Москвы, №5, 1928, с. 24.
  11. 1 2 Рогачёв, 2015, с. 393.
  12. ↑ Хан-Магомедов, 2001, с. 491.
  13. ↑ Казусь, 2009, с. 204—205.
  14. ↑ Строительство Москвы, №11, 1928, с. 5—6.
  15. ↑ Хан-Магомедов, 2001, с. 493.
  16. ↑ Александров, Хан-Магомедов, 1971, с. 93—95.
  17. ↑ Матюшин, 1987, с. 109.
  18. 1 2 3 Лена Верещагина. Я работаю в здании Ле Корбюзье (неопр.). The Village (17 июля 2017). Дата обращения 6 июля 2018.
  19. 1 2 Авдеева, 2017, с. 54.
  20. ↑ Длугач, Земцов, Яралов, 1981, с. 239.
  21. ↑ Данилова, Кантор, Смирнова, 1988, с. 111.
  22. ↑ Броновицкая, 2012, с. 257—258.
  23. Вирджиния Варгольская. Чешские штрихи в архитектуре советского авангарда (неопр.). Radio Praha (7 октября 2016). Дата обращения 6 июля 2018.
  24. 1 2 3 Хан-Магомедов, 2001, с. 496.
  25. ↑ КоммерсантЪ Weekend, 2014, с. 34—35.
  26. ↑ Премия года: лучшие книги, выставки, музеи и меценаты. Шорт-лист (неопр.). The Art Newspaper Russia (март 2015). Дата обращения 6 июля 2018.
  27. ↑ Жукова, 2018, с. 119.
  28. ↑ Росстат переедет из здания Ле Корбюзье в "Москву-Сити" вместе с Минэкономразвития (неопр.). Интерфакс (7 декабря 2017). Дата обращения 6 июля 2018.
  29. ↑ Пожар в «Космосе»: из здания московской гостиницы идёт эвакуация (неопр.). Regnum (18 февраля 2018). Дата обращения 6 июля 2018.
  30. Рипсиме Галстян. Армянский туф на улицах Москвы. Здание Центросоюза, спроектированное Ле Корбюзье (неопр.). Армянский музей Москвы и культуры наций (7 мая 2018). Дата обращения 6 июля 2018.
  31. Анна Шевченко. Радостный, как рай (неопр.). Русский журнал (11 октября 2012). Дата обращения 6 июля 2018.
  32. ↑ Оскар Нимейер будет проектировать здание Фонда Принца Астурийского (неопр.). РИА новости (6 декабря 2005). Дата обращения 6 июля 2018.
  • Авдеева В. История зарубежного искусства. Архитектура ХХ века.. — М.: Юрайт, 2017. — 110 с. — ISBN 978-5-7996-1891-9.
  • Архитектура и строительство Москвы. — М.: Исполком Московского городского совета народных депутатов, 1990.
  • Броновицкая Н. Архитектура Москвы 1910-1935 гг.. — М.: Искусство - XXI век, 2012. — 356 с. — ISBN 978-5-98051-101-2.
  • Бусева-Давыдова И., Нащокина М. Архитектурные прогулки по Москве. — М.: Ворон, 1996. — 319 с. — ISBN 5-901024-01-X.
  • Бусева-Давыдова И., Длугач М., Нащокина М. Москва. Архитектурный путеводитель. — М.: Стройиздат, 1997. — 512 с. — ISBN 5-274-01154-3.
  • Данилова И. Е., Кантор Е. А., Смирнова Л. М. Россия, Франция: проблемы культуры первых десятилетий XX века. — М.: Музей изобразительных искусств им. А. С. Пушкина, 1988. — 315 с.
  • Длугач М., Земцов М., Яралов Ю. Зодчие Москвы: XX век. — М.: Московский рабочий, 1981. — Т. 1. — 304 с. — ISBN 5-239-00057-3.
  • Жукова А. Александра Жукова: Как читать и понимать Москву. — М.: АСТ, 2018. — 192 с. — ISBN 978-5-17-099870-8.
  • Казусь И. А. Советская архитектура 1920-х годов: организация проектирования. — М.: Прогресс-Традиция, 2009. — 464 с. — ISBN 5-89826-291-1.
  • КоммерсантЪ Weekend. — М.: Журнал «Комменрсант», 2014. — Т. 10. — 64 с.
  • Матюшин Г. Н. Историческое краеведение. — М.: Просвещение, 1987. — 205 с.
  • Рогачев А. В. Проспекты советской Москвы. История реконструкции главных улиц города. 1935—1990 гг.. — М.: Центрполиграф, 2015. — 448 с. — ISBN 978-5-227-05721-1.
  • Строительство Москвы. — М.: Издание Московского Совета Рабочих, Крестьянских и Красноармейских депутатов, 1928. — Т. 5.
  • Строительство Москвы. — М.: Издание Московского Совета Рабочих, Крестьянских и Красноармейских депутатов, 1928. — Т. 11.
  • Хан-Магомедов С. Архитектура советского авангарда: Социальные проблемы. — М.: Стройиздат, 2001. — 712 с. — ISBN 5-274-02046-1.
  • Александров П., Хан-Магомедов С. Иван Леонидов. — М.: Стройиздат, 1971. — 128 с. — ISBN 978-5-91566-050-1.

Нотр-Дам-дю-О — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 16 декабря 2015; проверки требуют 24 правки. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 16 декабря 2015; проверки требуют 24 правки.

Нотр-Дам-дю-О (фр. Notre Dame du Haut «Дева Мария на высотах») или капелла Роншан — бетонная паломническая церковь, построенная в 1950—1955 гг. во французском местечке Роншан на Вогезской возвышенности, над Бельфором. Архитектор — Ле Корбюзье.

Христианская часовня на этом месте существовала с XIII века. Она была основана на месте разрушенного языческого храма. Её здание неоднократно строилось заново. Так, часовня сгорела в 1913 году от удара молнии, а в следующеем здании, предшествующем постройке Корбюзье, были разрушены крыша и шатёр во время артиллерийского обстрела в 1944 году. К 1950 году эти части здания были восстановлены. Но тем не менее церковные власти решили снести старую капеллу, тем самым освободив участок для осуществления проекта Корбюзье.[1].

Нотр-Дам-дю-О называют самым значительным с художественной точки зрения культовым зданием XX века. Инициатива его постройки принадлежала священнику Пьеру-Алену Кутюрье, который прежде работал с такими титанами современного искусства, как Матисс и Шагал. Ле Корбюзье, не будучи религиозен, поначалу отнёсся к предложению скептически, однако поездка в Роншан убедила его взяться за проект при условии, что католическая церковь предоставит ему полную свободу творческого самовыражения.

Роншаннская часовня идеально вписана в окружающий сложный ландшафт. Криволинейная крыша была навеяна формой раковины, которую Ле Корбюзье подобрал на пляже в Лонг-Айленде. Разглядев в форме раковины естественное воплощение идеи крова и защищённости, Ле Корбюзье там же вылепил из песка несколько «скульптур», которые стали прообразами часовни. Башни по сторонам храма сходны с теми эскизами, которые Ле Корбюзье выполнил в 1911 г. во время студенческой поездки на виллу Адриана.

Южная стена храма пронизана нерегулярно расположенными отверстиями с витражами, через которые внутрь проникает свет. Открытое пространство храма с каменным алтарём и статуей Девы Марии воспроизводит минимализм, свойственный дороманским храмам Северной Европы. При большом скоплении паломников в большие праздники служба проводится на свежем воздухе, для чего с внешней стороны оборудован особый алтарь.

Первоначально нестандартное здание вызывало бурные протесты местных жителей, которые отказывались подавать в храм воду и электричество, однако к настоящему времени туристы, приезжающие посмотреть на него, стали одним из основных источников дохода роншанцев.

Русский академик архитектуры И. Г. Лежава, посетивший капеллу, сформировал её архитектурный анализ в статье о творчестве Ле Корбюзье.[2] Истоком необычной формы капеллы Лежава считает мегалитический дольмен, «древнейший акт человеческой воли, подходящий образец для «вечного» творения амбициознейшего зодчего двадцатого века». Лежава подробно исследует пространственные особенности капеллы, которые создают необыкновенное впечатление:

«Интерьер капеллы – гимн перетекающим пространствам. Свет и тень, в сравнительно небольшом помещении порождают сотни пространственных ощущений. Каждый шаг в сторону открывает новую форму. Формы эти создают удивительный мистический эффект. И, хотя это не традиционный собор, тут хочется молиться.»
  • Предшественница постройки Корбюзье.

  • Вид капеллы в окружающем ландшафте.

Советский писатель и архитектор Виктор Некрасов так отзывался об этом строении[3]:

«Но, пожалуй, больше всех озадачил меня кумир моих юных лет - Ле Корбюзье. В маленьком французском местечке Роншан, недалеко от швейцарской границы, неугомонный семидесятилетний архитектор соорудил церковь. О ней много сейчас пишут и спорят на страницах архитектурных журналов. Скажу прямо, ничего подобного ни сам Ле Корбюзье, ни кто-либо из существовавших до сих пор архитекторов не создавал. Мы как-то привыкли к тому, что все созданное Ле Корбюзье, как правило, зиждется на определенных законах архитектурной и конструктивной логики. В этом его сила. Здания его могут нравиться или не нравиться - это другой вопрос, но мысль автора, цель, к которой он стремится, всегда была ясна и понятна. В церкви же Роншан понять что-либо без специальных комментариев просто невозможно. К сожалению, я не видел этой церкви в натуре; но, разглядывая фотографии ни на что не похожего строения, состоящего из столбов, башен, балконов, навесов и изогнутых, извивающихся стен, испещренных какими-то прямоугольными отверстиями, становишься просто в тупик. И невольно, глядя на это здание самого передового из западных архитекторов, на эту церковь (и почему это церковь? Ах да, там крест наверху...), задаешь себе вопрос: а не зашла ли и архитектура в тупик?»
  • Stoller, Ezra. The Chapel at Ronchamp. Princeton Architectural Press, 1999.

Жилая единица — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 17 ноября 2019; проверки требует 1 правка. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 17 ноября 2019; проверки требует 1 правка.

Марсельская жилая единица (фр. Unité d'Habitation) — семнадцатиэтажный жилой комплекс из 337 квартир 23 типов в Марселе, расположенный на бульваре Мишле. Строился с 1945 по 1952 год. Здание поднято на мощных опорах[1].

В здании всего 23 типа квартир: для холостяков, мало- и многосемейных и др.[1]

В доме расположено пять коридоров — «внутренних улиц». Средняя «улица» — торговая, связывает квартиры с учреждениями торговли и обслуживания. Сами квартиры располагаются в два уровня в коридоре[1].

Проект был экспериментом Ле Корбюзье с серией идей в областях стандартизации и методов строительства[1].

В сердце проекта находится концепция: свободная постановка в пространстве многоэтажных зданий[1].

Проект стал опытом организации образа жизни средствами архитектуры. Архитектура задавала соотношение индивидуального и коллективного[1].

Марсельский дом стал прототипом для «жилых единиц» Ле Корбюзье в Нант-Резе, Берлине, Брие-ан-Форе и Фирмини[1].

Проект оказал влияние на множество построек по всему миру.

Академик архитектуры И. Г. Лежава, не раз посетивший жилую единицу, сформировал её архитектурный анализ в статье о творчестве Ле Корбюзье. Фрагмент:[2]

«Это не просто дом. Пространственных впечатлений может хватить на целый город.
Часами я не мог покинуть здание, телесно ощущая скульптуры его пространств. Это был удивительный учебник «реальной» архитектуры.
»

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о