Сугерий аббат: Аббат Сугерий • Архитектура, дизайн, жилище

Аббат Сугерий • Архитектура, дизайн, жилище

Цветовая среда города

Для аббата не было сомнений в том, что обычный свет — это данный нам в ощущениях символ умопостигаемого (то есть чувственно не ощутимого) света Божественного, что, попадая под лучи солнца, мы получаем и шанс оказаться в струях Небесного блага. Однако храм не пляж, просто солнечных лучей здесь мало. Энергию светила, чтобы воздействовать на прихожан, надо преобразовать и концентрировать. Прежде всего, для этого как нельзя лучше подходят золото и драгоценные камни, не зря же из них выложены стены Небесного Иерусалима. Сугерий упорно защищал право храма на роскошь, столь яростно оспариваемое святым Бернаром, сторонником идеи обязательного отказа от богатства в монастырях. При аббате Сугерии в Сен-Дени ювелирам всегда находилась работа. Алтарь, распятие на алтаре — все, по мысли настоятеля, должно было сверкать, отражать и излучать, заполнять пространство радостным светом, давая знать о присутствии тут же иных, незримых излучений.

И вовсе не о личном богатстве думал этот монах, когда, пригласив к совместной молитве очередного аристократа, с показным благочестием снимал с руки и жертвовал на украшение храма драгоценный перстень, побуждая состоятельного гостя поступить также: учение Дионисия о Божественном свете, в том числе отражаемом блеском ювелирных изделий, явно не давало ему покоя еще со времен службы в монастырской библиотеке.

Однако даже всей площади золота и драгоценных камней алтаря было недостаточно, чтобы храм по-настоящему купался в свете, и у амбициозного аббата родился фантастический замысел: заменить каменные стены панелями из света. Технологии уже существовали. Где-то умели варить цветные стекла, где-то применялись стрельчатые арки, а в романских соборах использовались нервюрные своды. Оставалось найти мастеров, способных соединить все это вместе. Так в перестроенной алтарной части собора Сен-Дени появились конструкции, где вместо стен разместились грандиозные картины из стекла — витражи.

Впрочем, называть их картинами не совсем справедливо. Главное было не в том, что изображено, а в обильных потоках света, льющихся сквозь прозрачные преграды, принимающих формы священных сюжетов и свидетельствующих о вечно присутствующем здесь же Божественном благе, Истинном свете, к которому можно прийти, воспарив душой, мистически поднявшись по спущенному с Небес лучу.

Стало быть, благодаря тому, что тексты неизвестного христианинанео платоника, так красиво и убедительно рассказавшего о незримом Божественном свете, подписали именем святого Дионисия, а настоятель аббатства Святого Дионисия, оказавшись человеком очень образованным и обладающим незаурядной энергией и выдающимися организаторскими способностями, увлекся этой теологической доктриной, новый стиль обрел столь узнаваемые ныне черты.

Как и искусство античной Греции, готика легко делится на раннюю, высокую и позднюю. Эта последняя подарила нам еще несколько специальных терминов. Например, есть «интернациональная готика». О ней, как правило, говорят только применительно к живописи. Зато словосочетание «перпендикулярная готика» относится исключительно к архитектуре. Речь идет об английских постройках, планы, фасады и — особенно — оконные переплеты которых избегали, насколько это возможно в изысканную эпоху позднего Средневековья, сложных кривых линий и более или менее точно укладывались в прямоугольные «матрицы» (что вовсе не мешало существованию в тех же помещениях веерных сводов с феерическим переплетением уже ничего не поддерживающих нервюр). Французы же через несколько столетий после аббата Сугерия создали готику «пламенеющую». Название пошло от характерных деталей декора в окнах-розах, напоминающих колеблемое ветром пламя свечи.

Сугерий

Сугерий

Сугерий (1081-1151 гг.). Настоятель аббатства Сен-Дени с 1122 г., Сугерий входил в самый тесный круг лиц, близких Людовику VI. После смерти короля с 1137 по 1140 годы становится регентом Французского королевства, но политический опыт разочаровал Сугерия, и он уединился в своем аббатстве, которое перестроил в новом готическом стиле. Здесь он написал «Деяния Людовика VI», отчет об освящении новой монастырской церкви и «Жизнеописания Людовика VI (Толстого)». На время участия Людовика VII в крестовом походе вторично назначается регентом государства (с 1147 по 1149 г.). После возвращения короля он продолжал руководить управлением государства и церковью, ведая назначением епископов. Провал Второго крестового похода подтолкнул его к мысли совершить «военное путешествие» в Святую землю, но его замыслам было не суждено сбыться: он умер 13 января 1151 г.

Поло де Бонье, М.-А. Средневековая Франция / Мари-Анри Поло де Болье. – М., 2014, с. 360.


Сугерий (Sugerus, Suger) (около 1081 — 13.I.1151) — французский государственный и церковный деятель. Настоятель аббатства Сен-Дени (с 1122 года). Советник Людовика VI (1108-1137) и Людовика VII (1137-1180), Сугерий активно участвовал в управлении государством. Регент Франции в 1147-1149 (во время участия Людовика VII в крестовом походе). Проводил политику усиления центральной власти путем подчинения королю светских и духовных феодалов. Сугерий — автор ряда сочинений, являющихся ценным источником по истории Франции.

Советская историческая энциклопедия. В 16 томах. — М.: Советская энциклопедия. 1973—1982. Том 13. СЛАВЯНОВЕДЕНИЕ — СЯ ЧЕН. 1971.


Далее читайте:

Исторические лица Франции (правители).

Сочинения:

Oeuvres complètes, P., 1867; Vie de Louis VIIe Gros, P., 1964;

Книга о делах управления, «Уч. зап. Ленингр. пед. ин-та им. Герцена», 1941, т. 45, с. 260-76.

Литература:

Грановский Т., Аббат Сугерий, М., 1849;

Aubert M., Suger, Saint Wandrille, 1954;

Racaut M., Louis VII et son royaume, P., 1964.

 

 

 

Немного о Сен-Дени и аббате Сугерии. Всемирная история в сплетнях

Немного о Сен-Дени и аббате Сугерии

По преданию, Дионисий проповедовал христианство в Риме, в германских землях и в Испании, затем он перешел в Галлию и стал первым епископом Лютеции, то есть Парижа. Во время преследования христиан языческими властями Дионисий и еще два проповедника были схвачены и обезглавлены на вершине горы Монмартр. Именно в связи с их казнью эта гора и получила свое современное имя: по-французски Montmartre — гора мучеников. Затем якобы святой Дионисий взял свою главу, прошествовал с ней до храма и только там пал мертвый. Благочестивая женщина Катулла погребла его останки. Позднее на этом месте выросло аббатство Сен-Дени.

Наибольшего расцвета оно достигло в XII веке при управлении аббата Сугерия — так принято по-латински транскрибировать его имя, хотя во французском варианте имя произносилось как Сюжер.

Хороший политик и хороший человек — может ли такое быть? Сюжер или Сугерий — один из редчайших примеров, когда эти два качества совмещались.

Начать надо с того, что этот знаменитый аббат был незнатного происхождения. К тому же его родители были вовсе не богаты. Но мальчик с детства отличался столь хорошими способностями, что его приняли в знаменитую школу при Сен-Дени, где в это же время получал образование будущий Людовик ле Гро — Людовик Толстый, король Франции.

Помимо хороших способностей и отличной памяти, молодой Сугерий обладал редким даром общения. Окруженный отпрысками знатнейших родов, он умудрился не стать парией, не замкнуться в себе. Напротив, он сумел подружиться с самим наследником престола! И судя по тому, что их дружба продлилась вплоть до самой смерти Людовика, это чувство не было ни лестью, ни низкопоклонством. Мало того, Сугерий сумел стать другом и наставником его сыну — Людовику Молодому. Именно Сугерий был назначен регентом Франции на время отъезда Людовика в Крестовый поход. И именно этот аббат долгие годы мирил Людовика и Алиенору, не допуская их развода.

Сугерий был великолепным хозяйственником и умел любить: он любил деньги, очень любил свою страну, обожал своего короля и был страстно привязан к аббатству Сен-Дени. И вся его жизнь была посвящена благоустройству того, что он любил. При нем Сен-Дени стало богатейшим и красивейшим святилищем Франции.

Внутренность церкви святого Дионисия, тоже полностью перестроенной при Сугерии в новом для того времени модном готическом стиле, напоминала драгоценную шкатулку. Стены покрывали росписи и мозаики. Алтарь был весь изукрашен золотом и самоцветами. Большой крест, сделанный из чистого золота, — сплошь выложен жемчугом и драгоценными камнями. В отличие от многих настоятелей, желавших закрывать церкви своих аббатств от публики, Сугерий, напротив, заботился о том, чтобы храм мог вместить всех желающих и все могли полюбоваться его красотой. «Сияет благородный храм, пронизанный светом», — восхищался аббат своим детищем.

Сугерий заботился не только о внешней красоте, но и об удобстве: по его распоряжению старые холодные мраморные скамьи были заменены на деревянные. Он гордился тем, как хорошо питаются его монахи и какой обильный стол накрывают для нищих, даже порой навлекая на себя обвинения в стяжательстве и чревоугодии со стороны фанатичного Бернара Клервосского. Надо заметить, что собственная келья Сугерия была чуть ли не самым скромным помещением в аббатстве, единственное, что ее украшало, — так это цветное покрывало на кровати.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Morelli

Историческая архитектура. Готика.

С 12 века в Европе, прежде всего во Франции, растет сила королевской власти, очень вырастают города. Большой опыт, который накопили архитекторы романики, позволяет создать новый стиль с уникальными конструкциями и эстетикой.

Аббат Сугерий был священником 12 века, настоятелем монастыря, другом одного французского короля и воспитателем другого, дипломатом и полководцем. Но больше всего он известен как создатель первого готического здания в мире — церкви Сен-Дени, точнее, ее фасада и хора, то есть части за алтарем.

Сугерий писал про божественный свет, который всегда присутствует рядом с нами. В темных романских интерьерах света не очень много, и поэтому Сугерий создает новую архитектуру, впервые объединяя цветной витраж, стрельчатую арку и каркасную конструкцию вместо стены.

Нижний ярус стены на фото строился при жизни Сугерия, верх — достраивался в следующем веке. Уже в нижнем ярусе наблюдатель по сути не видит каменной массы, только прозрачные светлые витражи. Для мира романики такая архитектура смотрелась как что-то невозможное. Наверху — продолжение идей Сугерия, по сути сплошная светлая мембрана.

В интерьере готика продолжает эстетику, которую мы видели на фасадах. Стрельчатые арки и вертикали доминируют, устремляя взгляд вверх. Вертикальные опоры на самом деле довольно мощные и толстые, но они рисуются как пучок тонких легких колонн, чтобы казаться гораздо легче. Свод в готике тоже каркасный, как и стена. В нем выделяются нервюры — более толстые “струны”, которые держат на себе основную нагрузку. Пространство между ними заполняется более тонкой каменной кладкой. Такой свод гораздо легче, чем толстый и мощный романский свод, поэтому он меньше давит на стены.

К 15-16 векам готика достигает своей кульминации. Украшения на фасадах, рисунки нервюрных сводов становятся даже слишком сложными, до излишества. В более ранней готике все украшения неразрывно связаны с конструкцией здания. Например, сложные рамы могли существовать только вокруг дверей или окон, а декоративные башенки обязательно были продолжением несущих каркасных элементов. В поздней готике декор может существовать и сам по себе, в отрыве от конструкции.

Церковь Марии в Любеке — представитель кирпичной готики Германии. На севере страны нет гор, чтобы добывать камень, поэтому там часто строили готику из кирпича.

f. Галерея — позднеготический свод

Позднеготический свод во дворике собора в Солсбери. Рисунок нервюр очень сложный, многие нервюры нужны уже играют не конструктивную, а только декоративную роль.

Конечно, не все здания в каком-то стиле будут идеально воплощать все его принципы. Есть много более скромных, спокойных примеров. Вот, например, образец готики в Румынии — церковь в Брашове. Окна не такие широкие, но все же высокие и стрельчатые. Есть полноценная каркасная система контрфорсов.

Церковь святого Леонарда в Онфлере, Франция. 

Декор фасадов в пламенеющей готике становится тоньше, чем когда-либо.

Дверь из дамка Тратцберг, Германия. 

Очень характерные для зрелой и поздней готики крепления петель с растительным орнаментом, расходящимся по полотну двери.

Витая ручка, легкие растительные готические орнаменты.

Сугерий (Сюжер) (Suger), аббат — Мировая Биограпедия известных личностей

  • Базилика Сен-Дени (Saint-Denis), фасад

Сугерий (Сюжер) (Suger), аббат (ок. 1081 – 1151) – французский государственный деятель XII века, с 1122 г. – настоятель аббатства Сен-Дени, советник французских королей Людовика VI и Людовика VII, активно участвовавший в управлении государством, регент Франции в 1147–1149 гг., когда король Людовик VII находился в Крестовом походе. Самый великий человек Франции во времена Людовика VII. Хлипкий на вид, слабого здоровья, но наделённый здравомыслием и какой-то особой трезвостью взглядов, феноменальной памятью и удивительной в столь тщедушном теле энергией и работоспособностью, Сугерий стал первым в ряду министров, глубоко преданных общественному благу. Он был одним из первых из тех, чья власть дополняла королевскую в тех многочисленных случаях, когда государство находилось в руках бездарного или недееспособного короля. Ещё совсем молодым Сугерий проявил себя как способный администратор и как смелый военачальник, готовый защищать имущество монастыря и королевские законы с оружием в руках, он продемонстрировал при этом такие незаурядные способности, что король Людовик VI Толстый, сделав монаха членом королевского совета, поручил ему управление всеми церковными делами. Это был чрезвычайно высокий пост, потому что в то время церковь, морально и материально, участвовала во всей общественной жизни страны. Получив в наследство от отца объединённое королевство, послушную армию, здоровую финансовую систему, Людовик Младший VII получил вдобавок ещё и этого выдающегося служителя государства. Аббат упорно стремился полностью подчинить королевской власти светских и духовных феодалов, он улучшил в стране юстицию, покровительствовал городам, поддерживал их против феодалов, он стремился «роялизовть», т. е. передать под непосредственную власть короля как можно больше сфер жизни французов, создавая для этого юридическую и административную базу. Аббат был одним из самых образованных людей своего времени, он был человек прогрессивных взглядов, опередивший своё время, при этом очень мудрый, терпимый и склонный к мирному разрешению всех проблем. Когда бездарный король, творец всех своих несчастий, после череды неудач и поражений вернулся из крестового похода (в который он имел глупость взять свою жену Алиенору Аквитанскую) и оказался на родной земле – Сугерий, как это делает всякий хороший управляющий после возвращения хозяина, передаёт ему королевство в целости и сохранности. «Ваши доходы по судам, пошлины, собранные с ваших вассалов, оброк натурой – всё сохранено к вашему возвращению. Нашими заботами ваши дома и ваши дворцы в отличном состоянии, те, что разрушились, были отремонтированы. Ваши подданные и ваши земли, слава Господу, наслаждаются миром».

Сугерий умер два года спустя с титулом «отец отечества» от благодарного ему народа. Реконструированное его трудами знаменитое каменное творение – базилика Сен-Дени – королевская усыпальница и место паломничества. Реконструкция Сен-Дени помогла родиться французской готике! Помимо философских трудов, биографии короля Людовика Толстого и истории своего правления, он написал трактат по эстетике христианской архитектуры, в котором обосновал символическое значение многих элементов архитектурной композиции, в том числе витражей и стрельчатой арки, и возродил монастырь Сен-Дени, заложив во французской архитектуре основы готики. Последний совет, который мудрый аббат дал Людовику VII, был таким: не разводиться с Алиенорой и ставить интересы королевства выше, чем все обиды обманутого супруга, взятые вместе. Людовик VII поторопился забыть этот совет и попросил папу расторгнуть брак, что и было сделано. Последствия известны и изложены в тысячах книг – это Столетняя война. Королева не медлила – едва минуло шесть недель после развода, она отдала свое сердце и унаследованные ею владения Генриху Плантагенету, герцогу Нормандии и графу Анжуйскому, а тот – все так же торопливо – захотел получить Аквитанию. В разгоревшейся между двумя мужьями войне (Генрих Плантагенет станет в 1154 г. королём Генрихом II Английским) тот, что был обманут, оказался ещё и побеждённым.

► «Сугерий — фигура живая и безумно интересная. В этом сыне слуги, наперснике королей, политике, незаурядном организаторе и строителе крылись под сутаной священнослужителя могучие страсти. Многих современников он раздражал своей любовью к роскоши. Когда он пишет о золоте, хрустале, аметистах, рубинах и изумрудах, неожиданно принесённых ему тремя аббатами для инкрустирования креста, просто чувствуешь, как в глазах у него вспыхивает вполне мирской блеск. Да и скромность тоже была не самой сильной его чертой. В расходах по аббатству он предусматривает суммы, которые пойдут на устройство после его кончины тризны по нему, что до той поры было привилегией только королей. В соборе он приказал поместить тринадцать надписей, оповещающих о его личных заслугах. На одном из витражей мы видим его у ног Девы Марии. Он благоговейно преклонил колени, но руки его полны движения. Вдобавок имя его написано такими же большими буквами, что и имя Пресвятой Девы. Сугерий был утончённым писателем и обладал живым умом; его связь с учением неоплатоников несомненна. Он безмерно возмущал святого Бернарда Клервоского, представителя суровой цистерцианской ветви ордена бенедектинцев, и спор этих двух столпов Церкви исполнен такой же страстности, как спор классицистов и романтиков. Впрочем, перестройка аббатства Сен-Дени производилась не только по причине амбиций и эстетических вкусов Сугерия, но и по необходимости. Вот как с темпераментом писателя XIX века описывает он праздничный день в базилике: «Часто можно было видеть возмутительную вещь, когда плотная толпа людей, двигаясь к выходу, сталкивалась с теми, кто пытался войти в храм, чтобы почтить и поцеловать священные реликвии, Гвоздь и Венец Господа нашего, и при этом все оказывались так стиснутыми, что никто не мог и ногой шевельнуть. Людям не оставалось ничего другого, кроме как стоять на месте, подобно мраморным изваяниям, и единственной их возможностью было поднять крик. Огромен и нестерпим был страх женщин; у них, стиснутых, как в давильне, плотной массой сильных мужчин, лица казались обескровленными масками смерти; они пронзительно кричали, словно в родовых муках; некоторые из них оказывались затоптанными, иных на головах несли мужчины, из жалости оказывавшие им помощь; многие из последних сил выбирались в монастырский сад, где старались отдышаться, и больше уже ничего не хотели. Порой и братья, которые показывали верующим орудия Страстей Господних, выведенные из терпения злобностью и сварами людей и не имея иного выхода, убегали вместе с реликвиями через окно». Торжественное освящение новых хоров в Сен-Дени происходило во вторую неделю июня 1144 года. То был не только большой день для Сугерия, но и переломная дата в истории архитектуры» (З. Херберт, «Варвар в саду»).

Аббат Суггерий и Аббатство Сен-Дени (фр. Abbaye de Saint-Denis). Часть 1

Аббатство Сен-Дени (фр. Abbaye de Saint-Denis) — бенедиктинское аббатство в Сен-Дени, северном пригороде Парижа, главный монастырь средневековой Франции, а также первое готическое здание.

В I веке на этом месте существовало римское поселение под названием Каттуллиак. Согласно преданию, сюда, с отрубленной головой в руках, пришёл с Монмартра святой Дионисий Парижский (часто отождествляется с Дионисием Ареопагитом).

Небольшое отступление про Дионисиев от https://www.facebook.com/archividenie/ Диони́сий Ареопаги́т (греч. Διονύσιος ο Αρεοπαγίτης) — афинский мыслитель, христианский святой, жил в I веке. Под именем этого греческого философа другой Дионисий в IV веке создал корпус богословских текстов очень важных для церкви. И третий Диони́сий Пари́жский (фр. Saint Denis, лат. Dionysius) — христианский святой III века, первый епископ Парижа, священномученик, по преданию был обезглавлен на вершине горы Монмартр, взял свою голову, пришёл с ней на место сегодняшнего Аббатства Сен-Дени и завещал себя там похоронить. Позже, эти три фигуры, к друг другу никак не относящиеся, живущие в разные времена и в разных местах, парижане, как любили в раннем Средневековье, слили в одну, изобрели тем самым себе своего парижского небесного покровителя, который, мол, и богослов, и мученик, и «на дуде игрец»)), и ему посвятили само Аббатство Сен Дени.

Но вернёмся в I век. В 475 г., с благословения святой Женевьевы, над гробницей святого построили первую базилику. При короле Дагобере I здесь был основан монастырь бенедиктинцев, и в 630 г. базилика была перестроена и стала главным храмом монастыря.

Наибольшего расцвета аббатство достигло во времена аббата Сугерия, при участии которого в 1135—1144 гг. была построена монастырская церковь — первое сооружение в готическом стиле, оказавшее влияние на развитие готики во Франции. В начале XIII в. Людовик IX Святой приказал перенести в базилику прах своих предшественников и создать для них надгробия. С этого момента церковь служила усыпальницей французских королей. Аббатство, где захоронены почти все короли Франции, а также члены их семей, часто называют «королевский некрополь Франции».

Итак, в XII веке аббатом там был Суге́рий (лат. Sugerus) или Сюже́, также Сюже́р (фр. Suger; ок. 1081 — 13 января 1151) — аббат Сен-Дени, могущественный советник французских королей Людовика VI и Людовика VII.

Будущий аббат Сен-Дени и регент Франции родился около 1081 г. в землях между Сен-Дени и Аржантеем, к северо-востоку от Парижа, и из своего родного дома мог видеть вдали надменный донжон сеньоров де Монморанси. По всей видимости, он происходил из семьи то ли зажиточных крестьян, то ли мелких рыцарей, которые имели владения в деревне Шанневьер-ле-Лувр, расположенной в 18 километрах от Сен-Дени, – там, где ныне раскинулся парижский аэропорт Руасси.

Его отцом был Хелинанд, брат или дядя Сугерия Великого, сира де Шенневьер. Известны имена и двух его братьев – Рауля и Пьера, – из которых последний тоже стал клириком. А вот о матери будущего аббата Сен-Дени нет никаких упоминаний: Сугерий нигде и никогда не вспоминал о ней, – надо полагать, совершенно не знал ее. Тогда становится понятным, почему именно сироту, оставшегося без матери, Хелинанд посвятил Церкви, сделав его oblatus (т. е. «посвященным, отданным» Церкви) в Сен-Дени. Десятилетнего Сугерия отец привел в аббатство, тем самым предрешив его будущее: когда придет пора, он станет монахом и останется им до конца своих дней, ибо если на Востоке базилианская традиция позволяла облату по достижении возраста возмужания вернуть себе свободу, то на Западе устав св. Бенедикта, чтивший «patria potestas», то есть отцовскую власть, был в этом полностью противоположен. Разрыв с миром был для юного Сугерия полным и, по-видимому, не очень болезненным – в общине Сен-Дени он нашел свою приемную семью, а аббат Адам (1094-1122) стал для него «духовным отцом и отцом-кормильцем». Будучи уже взрослым Сугерий вспоминал о Сен-Дени с неизменной любовью и благодарностью.

Через некоторое время юный Сугерий был послан в приют Эстре, где мальчики из монастыря получали первоначальное образование. Эта школа была открыта и для других детей, которые не собирались становиться монахами: под именем «питомцев» аббатство принимало туда сыновей главных придворных служителей, окрестных шателенов и – исключительный случай! – сына короля Франции. Таким образом, поступивший в школу Эстре в течение 1091 г. Сугерий несколько месяцев был сотоварищем принца Людовика, будущего короля Франции Людовика VI. Но вопреки красивой традиции, повествующей о том, что в нежном возрасте, на школьной скамье родилась нерушимая дружба славного короля Франции и его верного слуги, которая была пронесена обоими через всю жизнь, Людовик вряд ли отличал в толпе мальчиков маленького и тщедушного Сугерия, хотя они были почти ровесниками. Сугерию же весьма импонировала физическая сила королевского сына, но ему оставалось лишь со стороны наблюдать, как Людовик дерется на палках с другими мальчиками, пока не пришло время сражаться на мечах. Их товарищество не было длительным, так как уже в 1092 г. Филипп I забрал своего сына из школы, поручив его дальнейшее воспитание грубому рыцарю Херлуину Парижскому и отправив под его присмотром на нормандскую границу. Новая, уже настоящая встреча Людовика VI с Сугерием произойдет лишь двадцать лет спустя, в 1111 г.

Сугерий оставался в школе Эстре десять лет. Уже тогда он выучился каким-то способом стенографии очень быстро писать, почти так же быстро, как говорил; он был прекрасным рассказчиком. В старости школьное обучение позволит ему цитировать по памяти подряд до 30 строф из Горация. Он хорошо знал и других римских поэтов – Виргилия, Ювенала, Лукана. Особенно вдохновляла его «Фарсалия», цитатами из которой он украсит текст «Жизни Людовика Толстого». Исследователи обнаруживают сильное подражание Лукану в витиеватых и темпераментных, наполненных героическим духом и деяниями строках самого Сугерия.

Около 1101 г. Сугерий был отозван из Эстре аббатом Адамом и допущен к монашеской проповеди. Время, которое не было посвящено молитвам и размышлениям над Священным писанием, Сугерий проводил в монастырской библиотеке, где под руководством ее хранителя-«армария» продолжал свое образование. По-видимому, тогда же аббат Адам поручил ему работать над приведением в порядок монастырских архивов. Эта работа обеспечила ему хорошее знание владений Сен-Дени, что позднее позволило успешно отстаивать права своего аббатства и возвратить ему некоторые утраченные домены и привилегии. А пока молодой монах мог только предполагать, что это послушание станет первой ступенью к административным должностям.

Летом 1104 г. Сугерий получил возможность продолжить свое образование в некотором отдалении от Сен-Дени. Одни исследователи называют аббатство Мармутье, другие – Фонтевро и даже Сен-Флоран-де-Сомюр. Наиболее убедительными представляются аргументы О. Молинье и М. Бюра в пользу аббатства Сен-Бенуа-сюр-Луар (Флёри) – в ту эпоху наиболее блестящего и наиболее ученого из всех королевских аббатств, со своей признанной школой. Там Сугерий пробыл около двух лет. В мае 1106 г. он отправился в Пуатье, чтобы участвовать в Синоде, проводившемся 26 мая легатом папы Пасхалия II. Это было первое поручение такого рода, данное Сугерию.

Первая половина 1107 г. была наполнена для него активной общественной жизнью. В конце февраля – самом начале марта Сугерий прибыл в приорию Шарите-сюр-Луар в Берри, где 3 марта присутствовал на освящении церкви папой Пасхалием II. А 9 марта перед лицом верховного понтифика он сумел отстоять некоторые важные права и привилегии Сен-Дени, которые оспаривал у аббатства епископ Парижский Галон. Этот первый успех пробудил в Сугерии блистательного судебного оратора, которого, по словам хрониста из Мориньи, никто не мог превзойти в королевской курии 16. Простой монах маленького роста, худой и неказистый, оказался обладателем сильного и страстного духа.

В конце марта – начале апреля Сугерий вместе с папой, совершавшим пастырскую поездку по Франции, пребывал в Туре; в конце апреля вместе с ним вернулся в родное аббатство Сен-Дени, где прошла встреча Филиппа I и Людовика VI с Пасхалием II. Уже в мае вместе с аббатом Адамом Сугерий сопровождал папу в Шалон-на-Марне на встречу с посланцами императора, а 23 мая присутствовал на Синоде в Труа.

Вскоре после этого Сугерий был назначен прево в монастырь Берневаль-ле-Гран-ан-Ко, расположенный в Нормандии, близ г. Дьепп. Там он пробыл около двух лет: в 1109 г. аббат Адам перевел его на должность прево в приорию Тури-ан-Бос – более значительную и более богатую, но находящуюся в окружении беспокойных баронов Шартрэна. Должность прево в «землях святых» подразумевала административные функции – приходилось заниматься по преимуществу светскими делами. Здесь Сугерий получил бесценную практику рачительного управления хозяйством, которая так пригодится ему позднее, когда он станет аббатом Сен-Дени, а потом и регентом Франции. Длительная война короля Людовика VI с сеньором дю Пюизе, в центре которой волей обстоятельств оказалась приория Тури, дала Сугерию военный опыт, хотя, конечно, он не скакал на коне во главе монастырского ополчения, как хотелось бы некоторым историкам. Также он извлек два очень важных урока: в Берневале он познакомился с нормандскими институтами и смог оценить ту организационную работу, которую проделал король Англии и герцог Нормандский Генрих I Боклерк (1100-1135) по борьбе с феодальной вольницей, а в Тури прямо на себе самом испытал то, что в «Жизни Людовика Толстого» назовет «мятежной тиранией» алчных баронов.

Благодаря событиям вокруг Пюизе произошла и первая – полноценная, очная – встреча короля Людовика с Сугерием: 12 марта 1111 г. последний прибыл в Мелён на заседание королевской курии на котором епископы и аббаты излагали королю свои жалобы на бесчинства Гуго III, сира дю Пюизе, и его вассалов, прося у Людовика помощи и защиты. Военные действия против замка Пюизе летом того же года позволили королю увидеть на деле искреннюю преданность и организаторские таланты своего бывшего однокашника.

В конце зимы 1112 г. Сугерий был вызван аббатом Адамом в Сен-Дени, чтобы весной того же года вместе отправиться в Рим для участия в Первом Латранском соборе, проходившем 18–23 марта. В конце мая Сугерий вернулся в Тури. Летом произошла вторая встреча с королем: по просьбе Гуго дю Пюизе Сугерий приехал в Корбей, чтобы ходатайствовать за него. Король тогда искренне посмеялся над простодушной наивностью Сугерия. Ответом на просьбы Гуго стала вторая осада замка Пюизе.

Сугерий по-прежнему оставался прево Тури, по крайней мере до 1115 г. Но, по-видимому, занимался уже не только делами приории, так как в конце 1113 г. ему в помощники на должность мэра Тури был прислан освобожденный королевский серв Гуго.

Летом 1115 г. Сугерий прибыл в Сен-Дени на свадьбу Людовика VI с Аделаидой Савойской. Тогда же он получил первое повышение – стал субдьяконом.

Примерно с этого времени Сугерий активно участвует в церковной политике, а в 1118 г. выполняет целый ряд официальных поручений по отношению к папе. Так, осенью 1118 г. Людовик VI послал его во главе делегации на самый юг Франции, в Магелонн, чтобы приветствовать папу Геласия II (1118–1119). Осенью 1119 г. он занимается в Сен-Дени подготовкой к визиту папы Каликста II (1119–1124), который состоялся 24 ноября. Спустя два года – в январе 1122 г. – Сугерий официально отправился в Италию «ради некоторых дел королевства» и с этой целью в конце января встретился с папой в Битонто.

На обратном пути во Францию Сугерия достигло печальное и одновременно радостное известие: 19 февраля умер аббат Адам, а уже в начале марта он сам был избран аббатом Сен-Дени.

Сюжеру (родился в 1088 г.; Аббат Сен-Дени с 1122 г. до своей смерти в 1151 г.) довелось быть главой и преобразователем аббатства, которое по своему политическому значению и своим земельным владениям превосходило большинство других епархий Франции; был он и Регентом Франции во время Второго Крестового Похода, верным советником и другом двух французских королей в то время, когда Королевская Власть начала снова укреплять свои позиции после продолжительного периода большой ослабленности. Не без причины его называли отцом Французской монархии, которая достигла своей кульминационной точки в государстве Людовика XIV. Сюжер сочетал в себе проницательность и практичность делового человека огромных возможностей с прирожденным чувством справедливости и высокой личной нравственностью (Fidelitas): эти его качества признавались даже теми, кто не питал к нему расположения; он всегда был готов содействовать примирению враждующих сторон, испытывал отвращение к насилию, но при этом никогда не отступал от намеченной цели и не испытывал недостатка в личной храбрости; он был непоседлив и одновременно являлся непревзойденным мастером выжидания; он превосходно видел детали и одновременно обладал способностью видеть обобщенно, в перспективе. Обладая всеми этими, казалось бы, противоречащими друг другу способностями и качествами, Сюжер поставил их на службу двум своим главным устремлениям: он хотел усилить Королевскую Власть и возвеличить Аббатство Сен-Дени.

Эти устремления Сюжера не только не противоречили друг другу, но представлялись ему разными аспектами единого идеала, который, как он полагал, соответствует как естественному праву, так и Воле Божьей. Ибо он был убежден в непоколебимости того, что он считал тремя основополагающими истинами. Первая — король, и в особенности король Франции, есть «наместник Бога», «несущий образ Божий в себе и проводящий этот образ в жизнь»; при этом такой взгляд вовсе не предполагал убеждения в том, что король не может поступать неправедно, а выдвигал постулат, согласно которому король не должен поступать неправедно («если король преступает закон, это бесчестит его, ибо король и закон — Rex et lex — являются вместилищем одной и той же верховной власти управления»). Вторая — законное право и святой долг короля Франции, и в особенности Людовика ле Гро (Толстого), возлюбленного владыки Сюжера, который на своей коронации в 1108 году совлек с себя мирской меч и был опоясан мечом духовным «для защиты Церкви и бедных», подавлять те силы, которые способствуют внутреннему разброду в стране и препятствуют проведению политики центральной власти. Третья — эта центральная власть и, тем самым, единство нации находили свое символическое воплощение в Аббатстве Сен-Дени, в котором хранились мощи «Апостола всей Галлии», «особого и следующего после Бога защитника французского королевства».

Основанное королем Дагобертом в честь Святого Дионисия и его легендарных Соратников, Святых Рустика и Элейтерия (которых Сюжер обычно называет «Святыми Мучениками» или «нашими Святыми Покровителями»), Аббатство Сен-Дени оставалось «королевским» аббатством в течение многих столетий. «Будто по естественному праву», в нем располагались гробницы французских королей; Карл Лысый и Гуго Капет, основатель правящей династии, были почетными аббатами; многие принцы крови получали здесь начальное образование (именно в школе Сен-Дени де-л’Эстрэ Сюжер, еще будучи мальчиком, подружился с будущим королем Людовиком ле Гро — и дружба эта продолжалась всю их жизнь). В 1127 г. св. Бернар весьма верно подсуммировал значение Сен-Дени, когда писал: «Это аббатство было выдающимся местом и имело поистине королевское достоинство с древних времен; там вели свои юридические дела Двор и рыцари короля; там без колебаний и обмана отдавали Цезарю цезарево, однако не всегда с той же готовностью отдавали Богу Богово».

Будучи сторонником мирного улаживания спорных вопросов, Сюжер для достижения поставленных целей стремился разрешать проблемы, когда это было возможно, с помощью переговоров и финансовыми способами, а не с помощью применения военной силы. С самого начала своей деятельности он неустанно трудился над улучшением отношений между Королевской Властью Франции и Папским престолом, которые при Филиппе I, отце и предшественнике Людвика ле Гро, были хуже, чем просто натянутые. Сюжеру поручались особые миссии в Рим задолго до его возвышения в сан настоятеля; собственно, именно во время одной из таких миссий он получил извещение об избрании его аббатом. Благодаря его искусной политике отношения между Короной и Курией развились в прочный союз, который укрепил положение короля не только внутри страны, но и нейтрализовали его наиболее опасного противника — Германского Императора Генриха V.

Но никакая дипломатия не могла предотвратить серию вооруженных конфликтов с другим мощным противником Людовика — гордым и одаренным Генрихом I Боклерком Английским. Генрих, сын Вильгельма Завоевателя, естественно, совсем не хотел отказываться от своих наследственных владений на континенте (т. е. в Европе) — герцогства Нормандия, а Людовик, точно так же естественно, стремился передать это Герцогство под власть своих менее могущественных, но более надежных вассалов — графов Фландрских. И все же Сюжеру (который испытывал искреннее восхищение перед военным и административным гением Генриха) чудом удалось добиться доверия короля Генриха и продолжительной личной дружбы. Во многих случаях Сюжер действовал как посредник между Генрихом и Людовиком. Очень удачно по этому поводу выразился протеже Сюжера и его биограф; монах Виллельм из Сен-Дени (переведенный в приорат Сен-Дени-ан-Во сразу после смерти его покровителя). Такие удачные формулировки чаще даются людям бесхитростным, но испытывающим большую привязанность к предмету своих описаний, чем тем, кто обладает критической проницательностью.

Источники:
Дмитрий Беззубцев https://www.facebook.com/archividenie/
Стукалова Т. Ю. Сугерий, аббат Сен-Дени. Жизнь Людовика VI Толстого, короля Франции (1108-1137). М. Старая Басманная, Plusquamperfectum. 2006
Эрвин Панофский АББАТ СЮЖЕР И АББАТСТВО СЕН-ДЕНИ /Перевод: Панасьев А.Н. С изд.: Erwin Panofsiky. Abbot Suger of St.-Denis. In: Meaning in the Visual Arts. N.Y., 1957/

Жизнь Людовика VI Толстого, короля Франции (1108-1137) читать онлайн бесплатно

Сугерий,

аббат Сен-Дени

Жизнь Людовика VI Толстого,

короля Франции

(1108-1137)

На рубеже XI–XII вв. Французское королевство находилось в непростом политическом положении. На территории современной Франции существовало множество как крупных, так и не очень земельных владений: герцогств, графств и других образований, феодалы которых чувствовали себя в них практически полноправными хозяевами. Королевский же домен представлял собой всего лишь небольшую территорию, объединявшую земли в среднем течении Сены и Луары, зажатую со всех сторон деятельными и своенравными соседями. Да к тому же и внутри самого домена более мелкие владетели, вассалы короля отнюдь не испытывали сыновней преданности к своему сюзерену, то и дело выходя из повиновения и пытаясь вмешиваться в королевскую политику.

Раздробленность и внутренние нестроения были обычной жизнью королевства наследников Карла Великого. Знать играла решающую роль даже в передаче короны тому или иному лицу. Только представителю могущественного феодального рода Гуго Капету, занявшему престол в 987 г., удалось основать новую династию – явление, значение которого стало ясным лишь спустя много лет: первые Капетинги ещё при жизни короновали своих сыновей наследниками, дабы сохранить престол в одной семье, и такая традиция продолжалась вплоть до конца XII в. – несколько первых поколений.

Но, к счастью, судьба хранила капетингскую династию. Её первые короли были большей частью весьма достойными людьми, более или менее успешно ведшими свой маленький парижский кораблик в океане феодальных распрей и внешних угроз. Постепенно, шаг за шагом они создавали и укрепляли своё королевство, повышали свой моральный авторитет и политический вес, усмиряли своенравных вассалов – иными словами, создавали то, что впоследствии стало одной из самых великих монархий мира. Личности далеко не всех из этих суверенов хорошо нам известны – к сожалению, источники донесли о них лишь скупые свидетельства. Людовику VI повезло. У него «нашёлся» свой биограф – один из выдающихся средневековых деятелей, аббат Сугерий, который оставил нам его жизнеописание.

Людовик VI, прозванный за свой внешний вид Толстым, был пятым французским королём в потомстве Гуго Капета. Его бабушкой, кстати, была небезызвестная Анна Ярославна, дочь Ярослава Мудрого, ставшая супругой короля Генриха I – брак, сведения о котором вошли во все учебники русской истории. Из приданого бабушки Людовику достался, в частности, драгоценный камень – гиацинт, пожертвованный им перед смертью в аббатство Сен-Дени. Сам Людовик стал главным героем повествования Сугерия, благодаря чему фигура этого монарха осталась не только в народной памяти, но и на страницах средневековых манускриптов. «Жизнь Людовика Толстого» – лишь вторая биография короля Капетингской династии: от более раннего времени сохранилось только небольшое жизнеописание короля Робера (прадеда Людовика), составленное монахом Хельгаудом.

В значительной степени именно сочинение Сугерия положило начало последующей французской историографии, центром которой стало аббатство Сен-Дени, а бессмертным памятником так называемые «Большие французские хроники» XIII в.

Аббатство Сен-Дени занимало особое положение в церковной жизни Франции. Располагавшееся близ Парижа, оно было основано в честь крестителя Галлии и небесного покровителя королевства Святого Дени (Дионисия), принявшего мученическую смерть во второй половине III в. н. э. Аббатство считалось своего рода духовным центром Французского королевства и было тесно связано с королевской фамилией: почётными настоятелями его считались и Карл Лысый и сам Гуго Капет, а в центральном соборе находилась королевская усыпальница.

Выдающееся духовное значение аббатства подчёркивалось его подчинённостью не местным духовным иерархам, а непосредственно папе Римскому. Поэтому аббатство и играло столь выдающуюся роль в истории средневековой Франции.

В начале XII в. монахом, а затем и настоятелем Сен-Дени являлся не менее выдающийся человек – Сугерий, политик и историк, чья государственная и церковная деятельность ознаменовалась официальным почётным титулом «Отец Отечества», а строительство (вернее перестройка) церкви Святого Дионисия заложило основы готической архитектуры. Среди его наследия «Жизнь Людовика Толстого» – примечательное явление. И не только потому, что это один из первых историографических памятников капетингской эпохи, но и потому, что именно в нём отразились те политические принципы и моральные ориентиры, которые были призваны стать образцами для последующих французских монархов. Тем самым это не просто памятник исторической мысли, но и мысли политической и этической как впрочем, и многие средневековые хроники и жизнеописания – однако в сочинении Сугерия эта сторона видна особенно выпукло.

К сожалению, до сих пор не было полного перевода этого произведения на русский язык. В этом отношении «Жизнь Людовика Толстого», увы, отнюдь не исключение. Памятники средневековой французской историографии переведены на русский язык лишь в единичных случаях. Это и не удивительно: ведь для их научного, комментированного издания требуются большие усилия, огромные знания, титанический труд; тем более, что в отечественной исторической науке долгие десятилетия история средневековой Франции (как и остальных стран) рассматривалась прежде всего через призму «посевных площадей» и «производственных отношений» – тем, бесспорно существенных, но не для всякого увлечённого историей читателя особенно интересных. Тем не менее время от времени издавались и издаются на русском языке важные нарративные источники по истории средневековой Франции, и вот, наконец, перед нами комментированный перевод труда Сугерия, выполненный одним из немногих уникальных специалистов в области французской медиевистики, Кандидатом исторических наук, ведущим научным сотрудником Исторического музея Татьяной Юрьевной Стукаловой.

Здесь нет необходимости подробно говорить о масштабе проделанной работы – она очевидна любому читателю книги. И действительно, как переводчик-комментатор, она всесторонне изучила публикуемый памятник: изданию предшествует подробная биография автора и характеристика его литературного наследия, археографический раздел рассказывает об истории произведения, его рукописей, публикаций и исследований, подробнейшие комментарии воссоздают полноценное представление об эпохе, а биографический словарь и географический указатель, по сути, являются ценнейшими справочниками, имеющими самостоятельное значение. Но некоторые особенности данного издания следует подчеркнуть.

Читать дальше

Abbot Suger: готическая архитектура и витражи

Кем был аббат Сугерий?

Аббат Сугерий
сплющенный

Сугерий наиболее известен своей работой в аббатстве Сен-Дени . Сен-Дени — коммуна, расположенная на окраине Парижа и служившая важным религиозным и торговым центром. Поскольку монахи разрешили торговать в Сен-Дени, путешественники со всей Европы приезжали туда по делам и поклонению.Это сделало это место одним из самых влиятельных во Франции того времени. Пока Сугерий был в аббатстве, он подружился с королем Людовиком VII. Сугерий руководил капитальным ремонтом аббатства около 1140 года. Ремонтные работы Сугерия включали классические готические элементы, в том числе стрельчатые арки, контрфорсы, сгруппированные колонны и, что наиболее важно, пространство для витражей.

Аббат Сугерий в витражах
ребристый свод Дерево Джесси
Витражи в Сен-Дени

Аббатство стало важным местом захоронения французских королей, и здесь были похоронены все монархи Франции, кроме трех. Это также было важным символическим местом во время войн во Франции. После Французской революции гробницы французских королей и королев были разграблены и разрушены. Во время Второй мировой войны аббатство подверглось дальнейшим разрушениям, но в конечном итоге уцелело. Сен-Дени даже служил местом для главного стадиона Франции на чемпионате мира 1998 года. Сегодня аббатство Сен-Дени все еще стоит, и вы можете посетить творения Сугерия по цене восьми евро.

Краткий обзор урока

Аббат Сюжер был французским облатом или членом церкви в государственном секторе, который считается одним из отцов готической архитектуры.Он известен своей реконструкцией аббатства Сен-Дени, которое было религиозным и торговым центром, связанным с французским королем. Король Людовик VII поручил Сугерию отремонтировать Сен-Дени. Сугерий использовал то, что впоследствии стало известно как готические приемы, в том числе ребристые своды, приподнятые контрфорсы и стрельчатые арки, чтобы открыть церковь. Проемы использовались для размещения великолепных произведений витражной архитектуры, в том числе Дерева Джесси. Готическая архитектура быстро распространилась по всей Европе и стала определяющим художественным стилем позднего средневековья, что привело к эпохе Возрождения.

Шугер | французский аббат | Britannica

Suger (род. 1081, близ Парижа — умер 13 января 1151), французский аббат и советник королей Людовика VI и VII, чье наблюдение за восстановлением церкви аббатства Сен-Дени сыграло важную роль в развитии готического стиля в архитектуре.

Сугерий родился в крестьянской семье. В детстве он проявлял необычайный ум, и в 1091 году его привезли в соседнее аббатство Сен-Дени (святой покровитель Франции) для обучения у монахов.Его ближайшим другом и одноклассником в аббатстве был Луи Капет, мальчик его возраста. Этот мальчик стал королем Людовиком VI в 1108 году. Сугерий стал секретарем аббата Адама Сен-Дени и близким советником короля.

Британская викторина

Мировые религии и традиции

Вы верите, что знаете все, что нужно знать о вере во всем мире? От храмов до фестивалей, эта викторина исследует вероисповедания и культуры.

В качестве секретаря аббата Адама Сугерий совершал различные дипломатические миссии к Генриху Боклерку из Нормандии, который также был королем Англии Генрихом I и сыном Вильгельма Завоевателя. На Сугерия большое впечатление произвела сильная и упорядоченная администрация нормандского правителя, которая контрастировала с хаотичным феодализмом во Франции.

Сен-Дени, усыпальница святого, который якобы принес христианство в Галлию, был объектом большого почитания. Сугерий считал его судьбу и судьбу французской короны неразрывно связанными.Он считал, что, подчеркивая и расширяя роль короля как вассала Сен-Дени, он мог бы объединить короля и его дворян под идеей, в которую они могли бы взаимно верить. Сугерий также видел, что король может и должен быть защитником крестьян и среднего звена. сорт.

В 1122 году Сугерий был избран аббатом Сен-Дени. Вскоре после этого у него появилась возможность проверить свою теорию цементирующей силы символической теории Сен-Дени. В 1124 году император Священной Римской империи Генрих V вторгся в земли, которыми правил король Людовик VI.Людовик ехал в бой, неся Oriflamme, знамя Сен-Дени, которое обычно покоилось в церкви вместе с мощами святого. В результате его (и Сугерия) призыва знати к почитанию святого за ним последовала большая армия знати, чем когда-либо прежде присягала на верность ему или его отцу. Армия Людовика и Орифламма была настолько грозной, что Генрих V отступил без боя.

Хотя Сугерий был не аскетом, а разумным и гуманным человеком во времена жестоких крайностей, он вернул монахов Сен-Дени к жизни более благочестивой и религиозной, чем та, которую они знали при аббате Адаме.При Адаме монахи прославились своим чрезмерно светским поведением. Сугерий исправил эту ситуацию по настоянию Бернара, аббата Клерво. В этом и многих других вопросах Сугерий сотрудничал с Бернардом, который был близким советником папы и величайшим духовным лидером Европы того времени. Он мог быть могущественным врагом или союзником, и Сугерий решил стать его союзником.

После смерти короля Людовика в 1137 году его преемник Людовик VII отказался от роли Сугерия как главного советника, и Сугерий сосредоточил все свои усилия в течение следующих пяти лет на завершении восстановления церкви Сен-Дени, которая попала в разлагаться.Считается, что он был вдохновителем многих архитектурных новшеств, использованных в проекте, который, как одно из самых ранних готических зданий, включал оригинальное использование стрельчатой ​​(а не круглой) арки и ребристого свода, а также широкое использование витражи, в том числе окно-роза на фасаде. Его записи об этой работе демонстрируют его веру в духовное качество света в трудах Иоанна Скотта и «Дионисия», позже известного как псевдо-Ареопагит.

В 1142 году Людовик захватил земли, принадлежащие его самому могущественному вассалу Тибо, графу Шампани.Результатом стала гражданская война. Поддержка могущественного Тибо всегда была жизненно важна для французской монархии, и молодой король вел войну яростно и иррационально. Сугерий выступил в качестве активного советника Людовика VII, как он всегда делал со своим отцом, и заключил мирный договор между Тибо и Людовиком. Договор был подписан на церемонии открытия церкви Сен-Дени, архитектурного чуда.

В качестве покаяния за множество жизней, которые он унес во время войны с Тибо, Бернар Клервоский призвал Людовика VII возглавить крестовый поход, чтобы освободить Святую Землю от мусульман.Сугерий был категорически против этого и безуспешно пытался изменить мнение короля. Впервые Сугерий выступил против желаний слабого молодого короля, а также Бернарда и папы.

11 июня 1147 года Людовик и королева Элеонора отправились во Второй крестовый поход. Людовик оставил свою корону аббату Сугерию, который был назначен регентом в его отсутствие. Крестовый поход был катастрофической потерей, но дома Сугерий правил хорошо, несмотря на большую финансовую трату средств, находившихся в его распоряжении.Он разработал новые и более справедливые средства налогообложения, принял законы, предотвращающие вырубку лесов, и подавил восстание группы дворян, которые планировали сделать Роберта, графа Дре и брата Людовика VII, королем в его отсутствие. Когда в 1149 году Людовик вернулся из крестового похода, многие считали, что Сугерий не вернет корону, но они ошиблись.

В 1150 году сам Сугерий вместе с Бернаром строили планы нового крестового похода. Но в 1150 году, еще до ее начала, Сугерий заболел малярией. Он умер в январе 1151 года.

Аббат Сугерий, ключевая фигура и основоположник готического искусства

Этот человек, который был «небольшого физического и социального роста, движимый своей двойной малостью, отказался в своей малости быть маленьким». Эта эпитафия передает железную волю аббата Сугерия (1081–1151), который родился недалеко от Сен-Дени и стал Облатом в возрасте десяти лет. Проректор, затем аббат Сен-Дени, он много путешествовал и имел особые отношения с папой, епископами и королями, служа советником Людовика VI и Людовика VII.

Начиная с 1135 года он посвятил себя реконструкции старого каролингского здания. С 1140 по 1144 год, «за три года, три месяца и три дня», как он выразился, он построил новый шевет, залитый светом. Это престижное сооружение было отражением быстро расширяющегося королевства Капетингов . Продукт синтеза европейских технических экспериментов, шевет был связан с теологической концепцией света, вдохновленной мистическими текстами псевдо-Дени, одной из основных ссылок, используемых в обучении того времени.Благодаря своему новаторскому архитектурному видению Сугерий санкционировал рождение в Ле-де-Франс того, что итальянские хулители эпохи Возрождения пренебрежительно называли готическим искусством.

Яркий новый шевет лучше подходил для демонстрации мощей святых, почитаемых паломниками, которых прибывало все больше и больше. Скудность каролингского склепа, где раньше хранились реликвии, действительно создавала большие проблемы во время паломничества. Толпа была такой густой, что, по словам Сугерия, некоторые женщины находили ее угнетающей и падали в обморок или умирали, издавая душераздирающие крики.

Кроме того, архитектурное своеобразие шевета, верхние части которого были перестроены в 13 веке, заключалось в использовании леса монолитных колонн, поддерживающих один из первых успешно построенных ребристых сводов.

Шевет был освящен 11 июня 1144 года во время процессии во главе с королем Людовиком VII и королевой Элеонорой Аквитанской. Около двадцати епископов, многочисленные аббаты и папский легат перенесли три серебряных мощи святых мучеников из темного узкого каролингского склепа в новый шевет.Установленные в великолепном сверкающем золоте и серебре алтаре, который с тех пор исчез, реликвии были залиты светом и видны всем из любой части церкви. Сегодня в алтаре XIX века до сих пор находятся три реликварии с костями.

Проект «Справочники по истории Интернета»

Средневековый справочник:
Аббат Сугерий: О ЧТО БЫЛО СДЕЛАНО В ЕГО АДМИНИСТРИРОВАНИИ

Сугерий родился в 1081 году в очень незнатной рыцарской семье Он был посвящен аббатству св.Денис в возрасте девяти или десяти лет и пришел видеть себя ее приемным ребенком. Назначенный аббатом в 1122 г., он держал эту должность до своей смерти в 1155 году.

Его должность была очень престижной. Аббатство было основан в VII веке франкским королем Дагобертом в честь Дени, покровителя Франции, и его легендарных сподвижников Рустик и Елевтерий. Ко времени Сугерия он уже давно был королевским аббатство Франции.Здесь воспитывались и хоронились короли.

Во времена Сугерия французская монархия медленно, но верно путь вверх. Король постепенно обретал власть над своим непокорным дворян и в конечном итоге использовал эту силу, чтобы выиграть важную роль в Европейские дела. Большая часть этого развития была еще в будущем, но к 1137 году маятник уже начал качаться. Как королевский аббатство, св.Денис был символом королевской власти, и что было сделано, чтобы это послужило славе как монарха, так и Франки. обновление было политическим, а также архитектурным и религиозным мероприятие.

Шугер был в состоянии признать этот факт. Его статус как аббат сделал его одним из самых влиятельных людей во Франции. Он был активно участвовал во французской политической жизни и практически управлял королевством пока король Людовик VI отсутствовал в крестовом походе.Пылкий патриот, Сугерий никогда не колебался, чтобы определить наилучшие интересы короля, Франции, церкви, аббатство и Бог.

Старая церковь аббатства Сен-Дени была завершена в 775 году. 1137 г. он был ветхим и, вероятно, смотрелся бы с крайнее подозрение со стороны современного строительного инспектора. Так Сугерий решил улучшение было в порядке, и в том же году он начал работу над западный конец церкви, строительство нового фасада с двумя башнями и три двери.В 1140 году он переехал из западного конца в другой. конец церкви и начал строить новый хор. Это было завершено в 1144 году. Результатом стало крупное событие в истории архитектуры. Готика родилась.

Влияние церкви аббатства на французскую архитектуру было несомненно, способствовала его роль политического символа. Когда новый хор был освящен в 1144 году пятью французскими архиепископами и тринадцатью в церемонии приняли участие епископы, впечатляющая дань уважения Сугерию и его король.Именно французские архиепископы и епископы взять на себя инициативу в дальнейшем развитии готической архитектуры.

Для Сугерия, конечно, главное значение его церкви было ни политический, ни архитектурный, но религиозный, насколько он мог отделить троих. Его главной целью было прославить Бога и святого Дени. То последний заслуживает внимания. Согласно легенде, он вошел в Галлию как миссионер в А.D. 250 и был казнен в Париже восемь лет позже. Все было не так просто. Римляне безуспешно пытались поджарить его на решетке, бросить зверям и запечь в печи, прежде чем им пришла в голову идея обезглавить его. Тот подействовало, но не сразу, ибо обезглавленный святой поднял головой и прошел две мили до будущего места аббатства перед отказаться от призрака.

Какой бы чудесной ни казалась его легенда, средневековые историки сделали ее еще лучше, если спутать его с двумя другими фигурами с таким же именем. «Денис» — французская версия латинского «Дионисий», имени Сугерия. фактически используется. Мы встречаем другого Дионисия в Деяниях 17:34. обратился во время краткого миссионерского визита Павла в Афины. Пять веков позже, в конце пятого или начале шестого века, анонимный сириец теолог, увлеченный религиозной символикой света, написал серия трактатов, приписываемых Дионисию из Деяний 17:34.В конце концов все элементы были объединены и, согласно легенда, Дионисий был обращен Павлом, стал епископом Афин, написал трактаты и, в конце концов, направил миссионерскую службу во Францию, где он замучен.

Идентификация важнее, чем может показаться на первый взгляд представлять себе. Фигура Сен-Дени объединила различные аспекты церковь своеобразным образом. Как покровитель Франции, его интересы были связаны с таковыми Франции в двояком смысле.Его прославление было ее очень прямым образом, потому что он символизировал Францию. Это было также ее более косвенно, потому что, не считая других святых, Денис не пренебрегал бы вознаградить за услугу, и, таким образом, можно было ожидать, что он вступится за короля и страна с большим энтузиазмом, если его церковь была щедро наделен.

Денис также объединил религиозные и архитектурные аспекты новая церковь.Едва ли случайно, что оба псевдодионисийских трактаты и зарождающаяся готическая архитектура интересуются светом. В виде увидим, сам Сугерий был очарован религиозным последствия света и построены соответственно

 


Книга Сугерия Аббата Сен-Дени о том, что было сделано во время его Администрация — одна из двух работ Сугерия, посвященных аббатству. церковь св.Денис. Вероятно, это началось вскоре после освящение хора в 1144 году и закончилось не ранее конца 1148 г. Здесь воспроизведены все сохранившиеся работы.

И.

На двадцать третьем году нашего правления, в определённый день когда мы сидели в общей капитуле, беседуя с нашими братьями о общие и личные дела, эти самые дорогие братья и сыновья стал умолять меня энергично и влюбленно, чтобы я не молчал о плодах наших прошлых трудов, а скорее пером и тушью следует сохранить на будущую память дополнения, которые щедрость Всемогущий Бог даровал этой церкви во времена нашего лидерство в приобретении новых вещей, восстановление утерянных, умножение отремонтированных владений, строительство зданий, а также накопление золота, серебра, драгоценных камней и качественный текстиль. Из этого одного нам обещали два взамен: Через этот мемориал мы должны заработать молитвы о преуспевании братья для спасения нашей души; и на этом примере мы должно пробудить в них ревностную приверженность надлежащему содержание Божьей церкви. Поэтому мы, искренне соглашаясь с их набожных и разумных просьб, не жаждущих пустых славы или требуя награды человеческой похвалы или непостоянной земную награду, чтобы после нашей кончины доходы церкви должно быть уменьшено чьим-то обманом, чтобы обильные прибавления дарованной церкви по милости Божией во времена нашего администрация должна быть тихо потеряна недостойными преемниками, мы счел правильным и полезным информировать нынешних и будущих читателей о увеличение доходов, строительство зданий и умножение сокровищ в храме блаженных мучеников Дениса, Рустика и Елевферия, церковь, нежно воспитавшая нас от матерей грудь до старости

XXIV. Об убранстве храма

Присвоив таким образом эти увеличения дохода, мы превратили вернуться к памятному строительству зданий, чтобы через это Мы и наши преемников, и энтузиазм для его продолжения и, в случае необходимости, для его завершение должно быть уволено хорошим примером. Ни для бедности не следует опасаться противодействия со стороны какой-либо силы, если безопасно использовать своими средствами через любовь к святым мученикам.

Поэтому, по божественному вдохновению, первая работа, которую мы сделали на церковь выглядела следующим образом. Потому что стены были старые и угрожали кое-где ослабнуть, созвав лучших маляров, какие смогли найти из разных мест, мы искренне отремонтировали стены и достойно расписаны золотом и дорогими красками. Я выполнил эту задачу все тем более охотно, что еще в студенческие годы я хотел сделать это, если когда-либо у меня была возможность.

ХХV. О первом прибавлении к церкви

Несмотря на то, что это проводилось с большими затратами, однако из-за неадекватности мы часто чувствовали себя в особые дни такие как праздник блаженного Дениса, ярмарка и многие другие времена, когда теснота заставляла женщин бежать к алтарю на головы людей, как на мостовую, с великой мукой и путаница; по этой причине, движимый божественным вдохновением и поощряемый советом мудрецов, а также молитвами многих монахов, во избежание неудовольствия святых мучеников I взялся расширить и усилить благородную монастырскую церковь освященный божьей рукой, благоговейно молящийся как в нашей главе а в церкви тот, кто есть начало и конец, альфа и омега, должен соединить хороший конец с хорошим началом посредством звука посередине, и чтобы не исключить из строительства храма чертов человек, который всем сердцем желал этого больше, чем сокровища Константинополя. Таким образом, мы начали с бывшего главного входа, демонтировав некую пристройку, которая, как говорят, была построена Карлу Великому по очень достойному случаю, потому что его отец, Император Пипин приказал похоронить его вне этого входа, лицом вниз за грехи своего отца Чарльза Мартеля. Как видно, мы прилагали усилия, яростно увеличивая тело церкви, утроить вход и двери и возвести высокие, достойные башни.

ХХVI. О посвящении

Нам удалось освятить часовню св. Романа в честь служение Богу и святым ангелам его тем преподобным архиепископом Хью Руанским и многими другими епископами. Те, кто служит Богу там как будто, даже принося жертвы, они хотя бы частично обитают на небе, уметь уединенно, свято и удобно для празднования божественные обряды это место.На той же церемонии посвящения два часовни в нижнем нефе церкви — одна для св. Ипполита и его спутники с одной стороны и один для святого Николая с другой — были посвящены достопочтенными мужами Манассасом, епископом Мо, и Петр, епископ Санлисский. Единое славное шествие этих трое мужчин вышли через дверь Святого Евстафия; затем прошел в перед главными дверями с толпой поющих священнослужителей и толпой ликующие миряне, архиереи, идущие впереди и совершающие святое освящение; затем, в-третьих, они вошли через единственную дверь кладбища, перенесенного из старого здания в новый.И когда эта праздничная работа была завершена в честь Всемогущего Бога, и мы, немного уставшие, готовились к исполнению верхнюю часть, они оживили нас, очень милостиво ободрив нас не быть подавлены рассмотрением проблем с трудом и финансированием, которые лежали перед нами.

ХХVII. Касательно литых и позолоченных дверей

Призвав бронзовщиков и избранных скульпторов, мы воздвиг парадные двери, на которых изображены страсть и воскресение или вознесение Христа, с большими затратами и тяжелым расходы на их позолоту, как и подобает такому благородному портику. Мы также настроили новые справа и старые слева под мозаикой который, вопреки современному обычаю, мы поместили в барабанную перепонку. Мы также договорились, чтобы башни и верхние зубцы передняя часть переделана с прицелом на красоту и, если обстоятельства требовать, полезности. Мы также распорядились, чтобы, чтобы не забылось, год освящения должны быть вписаны медно-позолоченными буквами в этом путь:

 

Во славу церкви, воспитавшей и воспитавшей его,
Сугерий стремился к славе церкви, Делясь с
тебе что твое, о мученик Денис.Он молится, чтобы ваш
молитв он должен стать соучастником в раю. Год
когда он был освящен, был тысяча один
сто сороковой год Слова.

Кроме того, стихи на дверях такие:

 

Все, кто стремится почтить эти двери,
Удивляться не золоту и расходам, а
мастерство работы.
Благородная работа светла, но, будучи благородно яркой, работа
Должен прояснить умы, позволяя им путешествовать по
фары
К истинному свету, где Христос есть истинная дверь.
Золотая дверь определяет, насколько она неотвратима в этих вещах.
Тупой ум поднимается к истине через материальные вещи,
И возрождается из своего бывшего погружения, когда
Виден свет
.

А на притолоке было написано

 

Прими, суровый Судья, молитвы твоего Сугерия,
Позвольте мне быть милостиво причисленным к вашим овцам.

ХХIII. Об увеличении верхнего хора

В том же году, воодушевленные таким святым и благоприятным делом, мы поспешил приступить к верхней части зала божественного искупления, в котором вечная и частая жертва нашего искупление должно быть принесено в жертву тайно, без вмешательства со стороны толпы. И как можно найти в трактате о посвящении эту верхнюю часть, мы, вместе с нашими братьями и товарищами по рабству, милостиво позволили донести такое славное и знаменитое произведение до благоприятный исход, Бог помог нам и дал нам успех и наши усилия. Тем более мы были в долгу перед Богом и святой мучеников, поскольку он, долго откладывая, оставил задачу для нашего возраста и труда.«Ибо кто я и что такое дом отца моего» (3 Царств 18:18), что я должен был начать или надеялся начать завершить такое благородное, приятное здание, если, полагаясь на помощь милости Божией и святых мучеников, я приложился полностью, разум и тело, на предприятие? Но тот, кто дал волю, также давала власть, а поскольку хорошая работа присутствовала в воля, с божьей помощью дошло до совершенства.

Что божественная рука, совершившая такие дела, защитила об этой славной работе свидетельствует тот факт, что она позволила всему великолепное здание, от склепа внизу до вершины сводов выше, разнообразный разделением многочисленных арок и колонн, и даже крыша, которая должна быть завершена через три года и три месяца. Таким образом надпись о более раннем освящении, с добавлением всего одного слова, будет включать год завершения этого здания: Год, когда оно освящен был тысяча сто сорок четвертый год Слова.

К этим стихам надписи мы решили добавить следующее:

 

При соединении новой задней части с передней,
Церковь сияет, просветлела в середине.
Ярким является то, что ярко сочетается с ярким
И который пронизывает новый свет,
Яркое благородное дело Увеличено в наше время
Я, который был Сугером, был лидером
Пока свершилось.

Стремясь, таким образом, продолжить мои успехи, так как я хотел ничего под небом, кроме как преследовать честь матери-церкви — которая с материнской нежностью вскормила младенца, поддержала спотыкающегося юношу, сильно укрепил зрелого человека, и торжественно поместили его в число лидеров церкви и королевства — мы приложился к завершению работы и погрузился в задачу поднятия крыльев трансепта церкви, чтобы они соответствовали более ранние и более поздние части, которые будут соединены ими вместе.

XXIX. О продолжении обеих работ

Это делается, когда, по убеждению некоторых людей, мы приложили усилия для работы над передней башней (другая уже завершено), божественная воля, как мы верим, увлекла нас к другой проект: Мы постараемся отремонтировать среднюю часть церковь, которую они называют нефом, сообразуя и уравнивая его с двумя реконструированными частями.Тем не менее, мы бы сэкономили столько же возможно старых стен, на которых, по свидетельству древних писателей, первосвященник Господь Иисус Христос положил свою руку. Мы стремились сохранить как почтение к древнему освящению и гармоничное сочетание с современной работой в соответствии с шаблон уже установлен.

Основная причина такого изменения расписания заключалась в том, что если в нашем время или время наших преемников, работа над нефом церкви продолжалось только с перерывами, когда это позволяли башни, затем неф, как и планировалось, будет завершен только намного позже или, если таковой будет несчастье должно случиться, ни в коем случае. Для тех, кто отвечает не беспокоила никакая трудность, которая не привела бы к длительной задержке в соединение старой и новой частей. Но с самого начала было сделано с расширением проходов, все дело будет закончено нами или теми, кого Бог может избрать, Он Сам помогает. За память о прошлом есть предвидение будущего. Более того, самый щедрый господин, который, среди прочего, более великие вещи предоставил создатели наших чудесных окон с роскошным сапфиром и наличными в размере около семисот фунтов или более, не позволит проект останется незавершенным из-за нехватки средств.Он, действительно, «начало и конец» (Откр. 21:6).

ХХХ. О церковных украшениях

Чтобы забвение, соперница истины, не проскользнуло и не похитило хороший пример для будущего поведения, мы подумали, что это стоит дать описание орнаментов, которыми рука Божья украсила церковь, свою избранную невесту. Мы признаем нашу владыко триблаженному Денису столь великодушен и благожелателен, что, как мы верим, он заступился за нас перед Богом так сильно и так часто, получая так много и столь великих благ, что мы могли бы иметь сделали в сто раз больше, чем мы на самом деле сделали для его церкви, если человеческая слабость, меняющиеся обстоятельства и меняющиеся обычаи не помешал.Тем не менее то, что мы, по дару Божию, имеем собранные для него настоящим перечислены.

XXXI. О золотом лобном жертвеннике на верхнем хоре

В эту панель, которая стоит перед его самым священным телом, мы подсчитали, что мы вложили около сорока двух марок золота, богатая обилие драгоценных камней — гиацинты, рубины, сапфиры, изумруды и топазов — и разнообразных жемчужин, больше, чем мы когда-либо надеялись найти.Вы бы увидели королей, принцев и многих выдающихся людей, подражая нам, снять кольца с пальцев и приказать золото, драгоценные камни и драгоценный жемчуг колец будут установлены в панели. в таким же образом архиепископы и епископы, сдавшие на хранение кольца своих вложил туда на хранение, благочестиво принес их в жертву Богу и его святые. На нас нахлынула такая большая толпа торговцев драгоценными камнями. из разных королевств и народов, которые мы стремились больше не покупать чем они поспешили продать, деньги были обеспечены всеми.Стихи о эта панель выглядит следующим образом:

 

Великий Денис, открой двери Рая,
И защити Сугерия своей святой защитой.
Пусть ты, построивший себе через нас новую палату,
Приведи нас в небесную обитель
И насытиться за райским столом
Вместо настоящего.
То, что обозначается, нравится больше, чем то, что означает.

Потому что нам надлежало поместить самые священные тела наши господа в верхнем своде как можно благороднее, а один из боковых- панели их самого священного саркофага были сорваны на каком-то по неизвестному поводу, мы отложили пятнадцать марок золотом и постарались иметь заднюю сторону и весь внешний контейнер, сверху и ниже, позолоченный около сорока унций. Более того, у нас была сосуды, содержащие святые тела, покрытые позолоченной медью панелями и полированным камнем, прикрепленным к каменным сводам, с сплошные ворота, которые еще держали бы на расстоянии непокорные толпы позволять уважаемым лицам рассматривать эти сосуды с большим преданность и поток слез. Вот стихи об этих священных могилы:

 

Где небесное воинство стоит на страже,
Народ умоляет и оплакивает прах святых,
Пока священнослужители поют десятиголосным ладом.
Молитвы благочестивых обращены к их духу
И если они угодны им, их грехи прощаются.
Здесь покоятся тела святых. Пусть увлекут за собой нас, умоляющих их многими молитвами.
Это место — прекрасное убежище для тех, кто приходит.
Вот безопасное бегство обвиняемого,
Мститель подчиняется ему.

XXXII. О Золотом Кресте

Если бы мы могли, то настояли бы на священном, животворящем крест, исцеляющее знамя вечной победы нашего Спасителя, из коих Апостол говорит: «Не дай мне Бог хвалиться, разве только крестом Христа» (Гал. 6:14), тем славнее украсься, чем «знамение Сына Человеческого, Который явится на небесах» (Мф.24:30) в конце концов, не только к людям, но и к ангелам, и у нас было бы приветствовал его непрестанно, как и апостол Андрей: «Радуйся, крест, посвященный телу Христа и украшенный его членами, как жемчуг». Тем не менее, поскольку мы не могли делать то, что хотели, мы хотели сделать так, как хотели. как могли, так и, по повелению Божию, работали над исполнением задуманного. Таким образом, поиск по всему (лично и через наших агентов) для большой запас драгоценного жемчуга и драгоценных камней, готовящийся как дорогостоящий запас золота и драгоценных камней, которые мы могли найти для такого украшения, мы называли вместе самые опытные мастера из разных мест. Работающий осторожно и аккуратно они должны были воздвигнуть честный крест на свою обратную сторону добавлением этих дивных драгоценных камней, в то время как на спереди, в виду жреца, приносящего жертву, они выставляли священное образ нашего владыки и спасителя в память о его страданиях и как все еще страдает на кресте. Конечно, блаженный Денис лежал в то же самое место в течение пятисот лет и более, со времен Дагоберта к нашему.

Мы не хотим умалчивать об одном забавном, но благородном чудо, которое Господь явил нам в связи с этим. Просто когда я нуждался в драгоценных камнях и не мог купить достаточное количество (поскольку редкость делает их дороже), монахи из трех аббатств, принадлежащих двум разных орденов — то есть из Сито, из другого аббатства том же приказе и из Фонтевро — вошли в нашу комнатку, примыкающую к церкви и предложили на продажу больше драгоценных камней, чем мы надеялся найти через десять лет. Они получили их как милостыня от графа Теобольда, который получил их через своего брата Король Англии Стефан из сокровищницы своего дяди покойного короля Генри. Теобольд хранил их всю свою жизнь в чудесных сосуды. Мы, однако, освободились от бремени поиска драгоценных камней, поблагодарил Бога и заплатил четыреста фунтов за всю коллекцию, хотя стоили они намного больше.

Чтобы усовершенствовать такое священное украшение, мы добавили не только эти, но большое количество других дорогих драгоценных камней. Если память не изменяет правильно, мы помним, что применили около восьмидесяти марок изысканного золото. Благодаря работе нескольких лотарингских ювелиров -иногда пять,иногда семь — мы смогли выполнить, всего за два года пьедестал украсили четыре евангелиста, столп, на котором стоит священный образ, рассказ о спасителе с указанными на нем свидетельствами аллегорий из Ветхого Завета, и столица над которой чудесным образом изображает смерть нашего Господин.

Спеша возвысить украшение такого прекрасного и святого инструмента, милость нашего спасителя привела нас к папе Евгению праздновать святую Пасху, как это принято у пап, посещающих Галлию, почитая святое апостольство блаженного Дениса, как мы видели его предшественники Каликст и Иннокентий сделали это до него. Он торжественно в этот день освятил распятие. Из заглавия «Истинного Креста, которая превосходит каждую и всякую жемчужину», он отвел ей часть от его собственная часовня.Всенародно, в присутствии всех, мечом блаженного Петра и мечом Святого Духа он предал анафеме кто бы ни украл что-нибудь из этого места или опрометчиво поднял его рука против него; и у нас была эта анафема, начертанная у подножия Пересекать.

Спешили украсить главный алтарь блаженного Дениса, у которого была только красивая и роскошная лобовая панель того времени Карла Лысого, третьего императора; ибо у этого самого алтаря мы имели был посвящен монашеской жизни. У нас это было полностью покрыто, добавление золотых панелей с каждой стороны. И четвертый, еще более ценный один, чтобы весь жертвенник казался золотым на всем протяжении вокруг. По бокам разместили два подсвечника короля Людовика, сына Филиппа, чтобы их не украли когда-нибудь. Мы добавлены гиацинты, изумруды и другие драгоценные камни, заказав тщательный поиск других, которые можно было бы добавить.Эти стихи на панелях: На правой стороне,

 

Аббат Сугерий установил эти алтарные панели
В дополнение к тому, что уже дал король Чарльз.
Сделай недостойного достойным своим прощением, Дева
Мэри.
Пусть фонтан милосердия смывает грехи короля и настоятеля.

С левой стороны,

 

Если нечестивый человек ограбит этот великолепный жертвенник,
Пусть он погибнет вместе с Иудой, равно проклятый.

Задняя панель, продукт великолепного мастерства и щедрой расходы — ибо варварские художники были более щедры, чем наши собственные — воскликнули мы с изумительным по форме и форме облегчением. материала, чтобы некоторые люди могли сказать: «Мастерство изготовления превосходил материал». Многое из того, что мы приобрели, и даже большее количество бывших в употреблении украшений, которые мы бояться потерять — например, золотую чашу с изуродованной ногой и еще несколько вещей — мы там пристегнулись.А так как разнообразие материалы — золото, драгоценные камни и жемчуг — нелегко понять посредством визуального осмотра, лишенного словесного описания, мы короновали это произведение, раскрывающее свой смысл лишь грамотному и сияющее сиянием восхитительных аллегорий, с письменным объяснением. Чтобы эти аллегории могли быть ясно поняты, мы добавили стихи, объясняющие их.

 

Воскликнув громким голосом, народ восклицает «Осанна» Христу.
Истинная жертва, отданная в трапезе, покрывает все.
Спасающий всех на кресте спешит нести крест.
Плоть Христа запечатлевает обещание потомству Авраама.
Мелхизадех делает подношение, потому что Авраам побеждает врага.
Ищущие Христа на кресте несут гроздь винограда
на посохе.

Когда из любви к Церкви мы созерцаем эти новые и старые украшения, видя этот восхитительный крест св. Элоя, малые кресты и то несравненное украшение, которое обычно называют герб» все возложили на золотой алтарь, говорю я, вздыхая до самого сердце: «Всякий драгоценный камень был твоим покровом: сердолик, топаз, и яшму, и хризолиту, и ониксу, и бериллу, сапфир, карбункул и изумруд» (Иез. 28:13). Те знакомые со свойствами драгоценных камней отмечают к своему удивлению, что здесь нет недостатка ни в каком типе, кроме карбункула, а скорее всего в изобилии большое число.

Так иногда, когда из-за моего восторга в красоте дом Божий, разноцветная прелесть драгоценных камней призвала меня прочь от внешних забот и достойных размышлений, уносящих меня от материальных к нематериальным вещам, убедил меня исследовать разнообразия святых добродетелей, то я как бы вижу себя существующим на некоторых уровне как бы выше нашего земного, ни вполне в слизи земли, ни полностью в чистоте неба.По дару Боже, я могу анагогически перенестись из этого низшего уровень выше.

Раньше я совещался с иерусалимцами, и мне не терпелось узнать у них те, кто видел сокровища Константинополя и украшения собора Святой Софии, стоили ли они чего-нибудь в сравнение. Когда некоторые считали, что здесь они больше, нам казалось, что из страха перед франками эти дивные предметы, о которых мы когда-то слышали, были благоразумно убраны, чтобы безудержной жадностью нескольких глупых людей дружба взращенный между греческим и латинским, должен внезапно превратиться в мятеж и война; ибо хитрость — исключительно греческая черта.Таким образом может быть, здесь выставлено больше, где безопасно, чем там, где небезопасно из-за беспорядков. Из многих заслуживающими доверия людьми, и от архиепископа Гуго Лаонского мы слышали замечательные и почти невероятные сообщения о начальнике украшение собора Святой Софии и других церквей. Если эти отчеты верны, или, точнее, потому что мы считаем, что их показания действительно верно — то такие бесценные и ни с чем не сравнимые сокровища должно быть вынесено на суд многих людей. «Пусть каждый человек изобилует своим смыслом» (Рим. 14:5).

Мне, признаюсь, всегда казалось правильным, что самое дорогие вещи должны использоваться прежде всего для управления святая евхаристия. Если золотые сосуды, флаконы и ступки использовались для собирать «кровь коз, или телят, или рыжих телок, сколько больше» должны золотые вазы, драгоценные камни и все, что больше всего быть ценным среди сотворенных вещей с постоянным благоговением и полное посвящение «принять кровь Иисуса Христа» (Евр.9:1 ​​3е). Конечно, ни мы, ни наше имущество не годимся для этого. функция. Даже если новым творением наша сущность должна быть изменена в образ святых херувимов и серафимов он по-прежнему предлагал бы недостаточная и недостойная услуга столь великой и невыразимой жертве. Тем не менее, у нас есть такое великое умилостивление за наши грехи.

Конечно, те, кто критикует нас, утверждают, что святой разум, чистый сердца и верного намерения должно быть достаточно для этой задачи.Это, мы согласитесь, самое главное; но мы утверждаем, что должны также служат Богу внешними украшениями священных сосудов, во всех внутренней чистоты и во всем внешнем благородстве, и нигде этого не быть столько же, сколько и в служении святой жертве. Ибо это обязанность во всех случаях служить нашему Искупителю самым достойным образом, ибо во всем без исключения он не отказывался обеспечить нас, соединил нашу природу со своей в единое, замечательное личности, и «поставив нас одесную себя», он обещал, «что мы воистину овладеем Его царством» (Мф.25:33f.) Он наш господин, Который «живет и царствует во веки» (Товит 9:11; Откр. 1:18 и т. д.).

XXXIII.

Из-за нашего почтения к священным реликвиям мы также взялись за задачу по обновлению жертвенника, который, по свидетельству древних, назывался «Святым» (Ибо так король Людовик, сын Филиппа, выросший здесь, слышал, как его звали пожилые люди место из его раннего детства, как он говорил. ) Это было по-видимому, изнашивается из-за возраста, отсутствия верного ухода и частое движение, чтобы украсить его, так как он устроен по-разному для разных застолий, чем более знатные получают более утонченное украшение.

Святой порфировый камень на вершине алтаря, подходит как качественно по цвету и количественно по размеру, был поставлен в полая рама из дерева, покрытая золотом.Этот кадр был очень повреждены течением времени. Передняя часть рамы была считается, что благодаря хитрому мастерству он содержит руку св. апостола Иакова, и документ внутри говорил об этом через открытие чистейшего кристалла. Еще один документ в объявленном что в правой части была сокрыта рука первомученика Стефана, в то время как левая часть содержала руку св.Винсент Левит и мученик. Некоторое время желая укрепиться защиту таких великих и святых реликвий, я страстно желал увидеть их и целовать их, если бы я не боялся не угодить Богу. Следовательно, черпая мужество из моей преданности и веря в истину древних свидетельств, мы выбрали дату и выбрали способ, которым святые мощи должны были быть осмотрены.

Дата была датой мученичества господ наших блаженных мучеников, восьмой день перед Октябрьскими идами.архиепископы и там были епископы разных провинций. Они с нетерпением пришли к возносят благоговейные молитвы за это торжественное торжество, как бы расплачиваясь долг перед апостольством Галлии. Архиепископы Лиона, Реймса, Тура там были и Руан, и епископы Суассона, Бове, Санлис, Мо, Ренн, Сен-Мало и Ванн. Были также большие число настоятелей, монахов и священнослужителей, а также бесчисленное множество мирян, мужчин и женщин.

Таким образом, в этот торжественный день, после того как должность терции была спели, и огромная процессия собралась на виду у всех, затем, веря в истину, как будто мы все это видели сами (хотя мы зависели от простого свидетельства и записи наших предков), мы собрали архиепископов, епископов, аббатов и другим высокопоставленным чиновникам вынести алтарь, объяснив, что мы хотел открыть его и посмотреть на сокровищницу святых мощей, содержащуюся в нем. Некоторые из наших близких осторожно предположили, что это может было бы лучше для нашей репутации и репутации церкви, если бы мы решили исследовать правдивость надписей в частном порядке. Воодушевленный собственной верой, я ответил, что, если надписи верны, я предпочел бы, чтобы это было обнаружено публично, чем тайно проверено и вызвать скептицизм тех, кто не присутствовал. Таким образом, мы принес в нашу среду означенный жертвенник и созвал золотых дел мастеров, которые осторожно открыли маленькие отсеки, содержащие святое руки, на которых сидели маленькие кристаллы с их надписями.Бог как мы и надеялись, на глазах у всех мы нашли все там.

Мы также выяснили причину, по которой реликвии были депонировано там. Император Карл III, который славно похоронен под этим алтарем, устроенным императорским указом, чтобы они были удалены из императорского хранилища и помещенного при нем для охраны его душа и тело. Мы также нашли там улику, запечатанную его кольцом, что очень нас порадовало. Он бы не заказал эту семерку светильники в серебряных сосудах (с тех пор как мы их разбили и переделали) должны гори непрестанно, день и ночь, вечным огнем перед тем жертвенником назывался «Святым», если только он не возлагал на свое тело самые большие надежды и душа в присутствии этих святых мощей. Он подтвердил своим золотую печать, что его имущество Reuil, наряду с его зависимостями, должно использоваться для покрытия стоимости этих реликвий, празднования годовщина его смерти и праздник для его народа по этому поводу.Вот почему в почти шестидесяти различных празднованиях шесть великих и достойные восковые свечи, подобные которым редко или никогда не ставятся в церкви, зажигаются вокруг этого алтаря. Вот почему этот алтарь украшенный благородными украшениями так же часто, как и блаженный Денис.

Мы также воздвигли замечательный своими размерами крест, который между алтарем и могилой Карла.По традиции наиболее благородное ожерелье королевы Нантильды, жены короля Дагоберта, основателя церкви, был прикреплен к середине этого креста, а другой (меньший, но непревзойденный по свидетельству самых опытных ремесленников) была прикреплена ко лбу Сен-Дени. То последнее было сделано в основном через почитание железного ошейника св. Дениса, который, заключив шею блаженному Вертофу, находится в тюрьма Главцина, заслужила у нас поклонение и почитание от всего.

При этом в той же части храма преподобный игумен Корби, блаженной памяти Роберта, исповедовавшего и выросшего из детства в этой церкви, которого мы, дай Бог, предложили настоятелем Монастырь в Корби имел красивое позолоченное серебряное панно, установленное в признание его профессии и в благодарность за многочисленные льготы даровано церковью.

XXXIV.

Также, сочувствуя неудобствам тех братьев, которые постоянно участвовал в службах и чье здоровье было подорванные холодом мрамора и меди, мы изменили хор в его нынешнем виде и расширил его в соответствии с увеличением в размере, которым, с Божьей помощью, пользовалась наша община.

Что касается древней кафедры, которая славилась деликатностью и в наше время незаменимая скульптура его табличек из слоновой кости и которые превзошел человеческую оценку в представлении древних предметов, мы отремонтировали его после того, как мы восстановили панели, которые были слишком долго гнили в хранилище денег и под ним сундуки.Как только мы восстановили медных животных с правой стороны, чтобы предотвратить гибель стольких замечательных материалов, у нас была кафедра настроить таким образом, чтобы читать святые евангелия на более высоком месте. В в первые дни нашего пребывания в должности настоятеля мы убрали некоего преграда, разделявшая храм темной стеной, так что красота церкви не будет затемнена такими барьерами.

Мы также восстановили благородный трон славного короля Дагоберта, на котором, по преданию, восседали франкские короли, чтобы принять дань уважения своим дворянам после того, как они пришли к власти.Мы сделали это в признание его высокой функции и из-за ценности сама работа.

У нас также был позолоченный орел посреди хора, для него был стерт до золота частыми прикосновениями поклонников.

У нас тоже была роспись, руками многих мастеров искали в разных странах великолепное разнообразие новых окон внизу и выше, от первого в шевете, представляющем дерево Джесси, до тот, что над главной дверью подъезда.Один из них, призывающий нас вперед от материального к нематериальному, показывает апостол Павел крутит мельницу, а пророки несут на мельницу мешки. То сопровождающий стих говорит,

 

Работая на мельнице, Пол, ты берешь муку из отрубей.
Вы раскрываете внутренний смысл закона Моисея.
Из такого количества зерен делается настоящий хлеб без отрубей,
Вечная пища людей и ангелов.

В том же окне, где снята завеса с Моисея лицо, говорит,

 

То, что скрывает Моисей, открывает учение Христа.
Те, кто грабит Моисея, несут Закон.

В том же окне, под ковчегом завета,

 

Из ковчега завета установлен жертвенник Христа.
Там по великому завету жизнь хочет умереть.

Также в том же окне, где лев и ягненок распечатывают книга,

 

Тот, кто есть великий Бог, лев и ягненок, распечатывает книгу.
Ягненок или лев становятся плотью, соединенной с Богом.

В другом окне, где дочь фараона находит Моисея в корзине,

Моисей в корзине — это ребенок
Кого церковь, царственная дева, вскормила святым умом.

В том же окне, где Господь явился Моисею в горящий куст,

 

Так же, как куст горит, но не сгорает,
Так и тот, кто полон божественного огня, горит, но не сгорает.

Тоже в том же окне, где фараон и его всадники погружены в море,

 

Что крещение делает на благо,
Похожая форма, но другая причина для армии фараона.

Также в том же окне, где Моисей поднимает бронзу змей,

 

Так же, как бронзовый змей убивает всех змей,
Так Христос, поднятый на крест, уничтожает своих врагов.

В том же окне, где Моисей получает Закон о гора,

 

Закон был дан Моисею,
На помощь приходит благодать Христова.
Благодать дает жизнь, буква убивает.

Из-за их чудесного мастерства и стоимости сапфира и окрашенное стекло делает эти окна очень ценными, мы назначили мастером по их защите и обслуживанию, так же, как мы также назначили искусного ювелира для золотых и серебряных украшений. Они получат свои пособия и все, что было распределено к ним вдобавок, такие как монеты с жертвенника и мука с общее хранилище братьев, и они никогда не должны были пренебрегать их обязанности.

У нас также было семь подсвечников эмалированных и превосходно позолоченные металлоконструкции, начиная с тех, что были сделаны императором Карлом ибо блаженный Денис казался погубленным возрастом.

XXXIVА.

Более того, с благоговением перед блаженным Денисом, мы приобрел сосуды из золота и драгоценных камней для службы стол Господень, в дополнение к уже пожертвованным для этой цели королями франков и преданными церкви.Чтобы быть конкретным, мы заказали большую золотую чашу, содержащую сто сорок унций золота и украшены драгоценными камнями (гиацинтами и топазами) как заменить другой, который был заложен во времена нашего предшественник.

Мы тоже преподнесли блаженному Денису вместе с цветами из короны императрицы, другой очень драгоценный сосуд похвалы, вырезанный в виде лодки, которую король Людовик, сын Филиппа, оставил в залоге почти десять лет.Когда его предложили для нашего осмотра, мы купили его с разрешения короля за шестьдесят марок Серебряный. Этот сосуд, изумительный как по качеству, так и по количеству его драгоценные камни, украшенные перегородчатой ​​​​перегородкой работу св. Элоя и считается всеми ювелирами очень драгоценный.

 


Перевод Дэвида Берра [[email protected]вт.эду]. Смотрите его домашнюю страницу. Он указал, что переводы доступны для использования в образовательных целях. Он намерен расширить количество переводов, так что запомните его домашнюю страницу.

Пол Халсолл, январь 1996 г. [обновлено 23.11.96]
[email protected]


Проект «Справочники по истории Интернета» находится на историческом факультете Фордхэмского университета в Нью-Йорке. Интернет Medieval Sourcebook и другие средневековые компоненты проекта находятся по адресу Университетский центр Фордхэма по средневековым исследованиям.IHSP признает вклад Фордхэмского университета, Факультет истории Фордхэмского университета и Фордхэмский центр средневековых исследований в предоставление веб-пространства и серверной поддержки для проекта. IHSP — это проект, независимый от Фордхэмского университета. Хотя IHSP стремится соблюдать все применимые законы об авторском праве, Университет Фордхэма не институционального владельца и не несет ответственности в результате каких-либо юридических действий.

© Концепция и дизайн сайта: Пол Халсолл создан 26 января 1996 г.: последняя редакция от 20 января 2021 г. [CV]

 

Свет за светом: аббат Сугерий и изобретение готики

Несколько недель назад мне посчастливилось присутствовать на однодневном саммите по инновациям на северо-западе Тихого океана (где я живу), в том числе о том, как поощрять инновации и кому они приносят пользу. вписывается в изучение средневековой истории.Конечно, несмотря на свою отсталую и статичную репутацию, в Средние века было внесено немало новшеств, будь то сельскохозяйственные или коммерческие методы. Однако, на мой взгляд, самые вдохновляющие нововведения средневековья произошли в художественной и архитектурной сферах, достигнув кульминации в разработке нового стиля — готики, — который охватил ремесла и резко изменил расцветающие городские пейзажи Европы.

Как до, так и в течение 11 века церкви строились в стиле, называемом романским , для которого характерно использование тяжелых каменных колонн и закругленных арок, которые были необходимы, чтобы выдерживать огромный вес построек.Однако в начале следующего века появились новые, более совершенные методы, и они впервые объединились во Франции.

Портрет Сугерия-покровителя искусства в одном из окон Сен-Дени. (Викисклад).

Нашим основным источником этих событий являются удивительно подробные записи аббата Сугерия из Сен-Дени, покровителя первого архитектурного проекта (о котором мы знаем), в котором последовательно использовались готические черты. Сен-Дени был значительным аббатством, долгое время являвшимся местом захоронения французской королевской семьи, и как его аббат Сугерий занимал важное место на политической сцене.Поэтому неудивительно, что, когда Сюгерий решил отремонтировать Сен-Дени в 1137 году, он сделал это в стиле, который провозгласил центральное значение его фонда для еще неоперившегося французского королевства. (Династия того времени, Капетинги, не имела практической власти за пределами Иль-де-Франс — факт, подтвержденный собственной биографией короля Людовика Толстого, написанной Сугерием). под его руководством.

Книга Сугерия Аббата св.Денис о том, что было сделано во время его правления — это одна из двух работ, оставленных аббатом о его строительных проектах, и в ней представлены изменения как ответ на трудности, с которыми столкнулись верующие в старой структуре. Так как паломники были неудобно переполнены в праздничные дни, например, Сугерий «взялся расширять и усиливать» церковь, точно так же, как он улучшал то, что было холодным и сквозняком для монахов, чтобы они могли совершать свои религиозные обряды. Хотя эти оправдания, несомненно, были основаны на ловушках в первоначальном аббатстве, однако их главная цель, по-видимому, заключалась в том, чтобы предотвратить критику — намек на то, что Сугерий предпринял нечто большее, чем простой ремонт.

На самом деле, он презирал нынешний стиль строгой церковной архитектуры, популяризированный цистерцианцами, используя только самые дорогие материалы и украшая все мыслимые поверхности. Согласно его собственному отчету, его собственный спрос на драгоценные камни был настолько велик, что купцы стекались со всех уголков Европы, чтобы удовлетворить его. Согласно Сугерию, золото, серебро, сапфиры и рубины использовались во славу Божью. Эти роскошные украшения были размещены над церковным сооружением, которое благодаря недавно разработанной стрельчатой ​​арке имело окна гораздо большего размера, чем это было возможно ранее.

Сугерий одобрил бы Сент-Шапель, тонкая каменная кладка и стекло 13-го века, олицетворяющие готический стиль, который он поддерживал. (Викисклад)

Эта триада — орнамент, техническое совершенство и, прежде всего, свет — определяла готику по мере ее распространения и развития. Более высокие и яркие, чем их романские предшественники, новые готические церкви представляли собой совершенно иное место для богослужений. Осознание Сугерием взаимосвязи между его новой архитектурой и его верой можно увидеть в стихах, которые он поместил повсюду, и особенно на кованых дверях:

‘Все вы, кто стремится почтить эти двери,
Удивляйтесь не золоту и расходам, а мастерству работы.
Благородная работа светла, но, будучи благородно яркой, работа
Должна освещать умы, позволяя им путешествовать по
светам.
К истинному свету, где Христос есть истинная дверь.
Золотая дверь определяет, насколько она неотвратима в этих вещах.
Тупой ум поднимается к истине через материальные вещи,
И воскресает из своего прежнего погружения, когда
виден свет.’

Здесь Сугерий выражает соответствие между физическим пространством церкви и ее духовной целью — вести душу к созерцанию божественного.В других местах, однако, он не гнушался отмечать свою высокую роль покровителя — его сочинения разбросаны со ссылками на его собственное имя (написанное на окнах и перемычках) — и многие королевские особы, чьи пожертвования Сен-Дени сделали его главным среди церкви Франции.

Современная статуя Сугерия стоит рядом с руинами Сен-Омер (ранее Сен-Бертен), которые демонстрируют влияние готического строительства. (Викисклад)

Любопытно, однако, что, несмотря на стремление Сугерия записывать ход перестройки, он ни разу не упомянул имя архитектора, чей технический опыт способствовал его смелым нововведениям. Хотя он, несомненно, заслуживает похвалы за новаторское сочетание ремесла и богословия, которое создало готический стиль, поэтому его окончательное происхождение остается неясным. Как видно из множества изысканных соборов и часовен Средневековья, работа этого неизвестного человека оказала влияние на лицо Европы, значение которого трудно недооценить.

Подробнее:

Интернет-Справочник по средневековью перевел отрывки из произведений Сугерия, в том числе Книгу Сугерия, аббата церкви Св.Денис о том, что было сделано во время его правления, и является источником приведенных выше цитат.

Эрланд-Бранденбург, Ален, Соборы и замки: строительство в средние века (Нью-Йорк, 1993) — прекрасное карманное издание на эту тему с фантастическими иллюстрациями.

Нравится:

Нравится Загрузка…

Родственные

Аббат Сугерий — ученый дня

Аббат Сугерий, средневековый французский священнослужитель, умер в январе. 13 лет 1151 г., около 69 лет; дата его рождения неизвестна. Сугерий был аббатом Сен-Дени в Париже. В 1135 году он начал перестраивать средневековую церковь при аббатстве. На Сугерия оказали влияние мистические сочинения Дионисия Ареопагита, которого мы теперь называем Псевдо-Дионисием, но который вовсе не был «псевдо» во времена Сугерия. Динойсий считался Дионисием, которого Павел обратил в Афины, и, таким образом, важной ранней фигурой в церкви. В своих трудах Дионисий утверждал, что можно достичь духовного присутствия через свет.Соответственно, Сугерий задался целью построить церковь, пропускающую как можно больше света.

Фасад церкви Сен-Дени в Париже, большая часть которой построена аббатом Сугерием к 1140 году. Две башни были построены позже; более высокий пришлось снести в 1846 году, но теперь он подлежит реконструкции, которая начнется этим летом (Wikimedia commons)

Его первой задачей было заменить тяжелый западный фасад более легким, сочлененным, чтобы показать расположение нефа и проходов внутри, с тремя дверями вместо одной и дополненным окном-розеткой, чтобы пропускать больше света. Это не было огромным окном, но это было начало.

Хор Сен-Дени, возведенный под руководством аббата Сугерия к 1144 г., современное фото. Большинство стекол не оригинальные (Wikimedia commons)

Затем Сугерий занялся восточным концом церкви. Он построил хор, для которого использовал ребристые своды в потолке, ребра которых расходились к опорным колоннам; его архитекторы использовали остроконечные арки вместо круглых, чтобы лучше распределить вес, и добавили контрфорсы снаружи для поддержки стен.Благодаря этим новым архитектурным элементам вес крыши полностью ложится на столбы и колонны, что позволяет сделать стены из стекла — витража — и превратить их в стены из света (, третье изображение ). Эти нововведения стали важными элементами того, что в конечном итоге будет названо готическим стилем.

Вид на контрфорсы в Сен-Дени, литография, 1861 г. (Wikimedia commons)

Мы часто говорим, что Сугерий изобрел готическую архитектуру, и это правильно, но Сугерий не был архитектором. На него работали два архитектора/мастера-каменщика, которые превратили видение Сугерия в камень и стекло, но их имена так и не были известны. Таким образом, Suger получает признание в отсутствие кого-либо, с кем можно было бы поделиться им.

Неф Сен-Дени, перестроенный в 13 веке в готическом стиле, определенном аббатом Сугерием, с западным фасадом и хором (Wikimedia commons)

Интересно, что в то же время аналогичный переход претерпела и натурфилософия (наука). Схоластика (как мы называем средневековую натурфилософию) строилась на тех же принципах, что и готический стиль: акцент на порядке и четкой структуре (но с небольшим интересом к гармонии), со стремлением к свету и ясности.Это было замечено много лет назад Эрвином Панофски в его книге «Готическая архитектура и схоластика » (1951), и его тезис о том, что готика и схоластика имеют много общих основных элементов, сохранялся со временем. Заманчиво рассматривать возможность того, что философия Фомы Аквинского и Альберта Великого в конечном счете была порождена видением аббата Сен-Дени.

Нет современных портретов аббата Сугерия; у нас есть только исполнение в стекле в одном из витражей собора Сен-Дени ( первое изображение ).

Доктор Уильям Б. Эшворт-младший, консультант по истории науки библиотеки Линды Холл и почетный доцент кафедры истории Университета Миссури-Канзас-Сити. Комментарии или исправления приветствуются; пожалуйста, направляйте по адресу [email protected]

Избранные произведения аббата Сугерия из Сен-Дени в JSTOR

Описание книги:

Перевод с введением и примечаниями Ричарда Кузимано и Эрика Уитмора Сугера, аббата Сен-Дени XII века, не получил того уважения и внимания, которое он заслуживает.Бернар Клервосский и Петр Достопочтенный привлекли к себе больше внимания, и изучающие средневековую историю хорошо знают их имена. Однако в одном отношении Сугерий заслужил должную похвалу, поскольку его архитектурные инновации в церкви Сен-Дени сделали ее поистине одной из самых красивых церквей в Европе. Студенты, изучающие историю и архитектуру, лучше всего знают Сугерия по его работе над Сен-Дени , место захоронения средневековых французских королей, королев и знати. Аббат расширил, украсил, улучшил и переделал здание так красиво, что можно с уверенностью сказать, что он стал выдающимся церковным архитектором Франции двенадцатого века.Однако этот человек был гораздо больше, чем просто архитектор. Он служил советником и членом двора королей Людовика VI и VII, которые посылали его по Европе с дипломатическими миссиями. Он представлял этих королей в папской курии и императорских сеймах. Он также был близким другом и доверенным лицом короля Англии Генриха I, которого он часто посещал от имени французских королевских интересов. Никогда не стесняясь, Сугерий, кажется, почти одержим тем, чтобы его работы и дела не были забыты. Он приобрел множество владений и поместий для своего аббатства, а также улучшил те, которые оно уже имело.Он построил новые здания, амбары, стены для деревень и увеличил возврат зерна со всех земель аббатства.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.