Теория конструктивизма: Конструктивизм (этничность) — Википедия – Национальный исследовательский университет Высшая школа экономики

Содержание

Конструктивизм (этничность) — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Конструктиви́зм — научное направление в изучении этничности и национализма, представляющее этническую общность или нацию как конструкт, создаваемый при помощи интеллектуального воздействия отдельных личностей (культурных и властных элит). Аргументация конструктивистов основана на широком спектре фактов искусственного создания и внедрения этнических традиций. Среди разработчиков данного направления выделяют Б. Андерсона, П. Бурдьё, Э. Геллнера, Э. Хобсбаума. В России главным последователем конструктивизма является В. А. Тишков[1].

Конструктивистское понимание этничности[править | править код]

Б. Андерсон понимал воображаемость этнических категорий в том смысле, что они представляют собой символические ресурсы, позволяющие сообществу существовать, в то время как «члены даже самой маленькой нации никогда не будут знать большинства своих собратьев по нации, встречаться с ними или даже слышать о них, в то время как в умах каждого из них живет образ их общности»[2]. Нация по Андерсону — продукт творчества, воображения людей. Э. Геллнер и вовсе говорил о искусственности, фальшивости наций, не имеющих ничего общего с реальностью повседневного опыта. Критику классического конструктивизма осуществлял П. Бурдьё, а также его последователь Р. Брубейкер, оба отрицали необходимость рассматривать этнические группы как предмет исследования, говоря о качественно иных проявлениях этничности. По мнению последнего, этничность в принципе проявляет себя не столько через группу, сколько через категории, схемы, идентификации, языки, истории, институты, организации, связи и действия

[3]. В. А. Тишков определяет этнос как «группу людей, члены которой разделяют общее название и элементы культуры, имеют общее происхождение и историческую память, обладают чувством солидарности, и все эти признаки — результат особых усилий, особенно процесса нациостроительства»[1].

В качестве недостатков конструктивистской концепции современные исследователи[4] указывают на повышенную идеологизированность, излишнюю приверженность функциональным (телеологичным) объяснениям, преувеличение роли этнических элит, неспособность объяснить системную устойчивость этноидентичностей и пр.

на русском языке
на других языках

Конструктивизм (философия) — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Конструктиви́зм (от лат. constructio — построение) — одно из течений современной философии науки, возникшее в конце 70-х — начале 80-х гг. XX в. По сути это эпистемологические подходы, в которых познание воспринимается как активное построение субъектом интерпретации (модели) мира, а не как простое его отражение[1].

Таким образом, конструктивизм в философии представляет собой теорию, согласно которой всякая познавательная деятельность является конструированием, то есть, созданием некой конструкции. При этом различают узкий и широкий смысл термина «конструкция». В узком смысле, это построения и представления понятий в восприятии, геометрии и логике. В широком смысле, термин относится к особым аспектам миропонимания и самосознания — организующим, структурирующим, формирующим и образным[1].

Сторонники конструктивизма полагают, что не существует никакой иной реальности, кроме создаваемой человеком. А радикальные конструктивисты вообще утверждают, что вся реальность и суждения о ней — антропогенны, антропоморфны и аксиологичны. То есть, не существует одинаковой для всех объективной и независимой от людей реальности. Также как не существует независимой от людей, одинаковой для всех объективной, «божественной» по своему статусу, истины. Согласно конструктивистам, принципиальное отличие человека от других существ в том, что это не созерцательное, и даже не просто активное или деятельное, а именно конструктивное, творческое и постоянно «самотворящее» себя существо

[2].

Основы конструктивизма в философии заложены работами таких учёных, как Ф. Варела, П. Вацлавик, Э. Глазерсфельд, Н. Луман, У. Матурана, Хейнц фон Ферстер, А. Шмидт и др[2].

Теория, согласно которой знание принципиально не может соответствовать объективной реальности или «отражать» её, поскольку единственный доступный индивиду «реальный мир» представляет собой конструкцию, порождаемую самим индивидом в процессе познания на основе своего сенсорного опыта.

Ключевым вопросом радикального конструктивизма является отношение знания реальности (действительности) и самой действительности. Поэтому проблемой философского исследования становится не сама действительность, а способы её конструкции, что требует обращения к конкретным, эмпирически фиксируемым операциям наблюдения тех или иных агентов или наблюдающих систем

[3].

Основными представителями радикального конструктивизма считаются Эрнст фон Глазерсфельд, Пауль Вацлавик, Умберто Матурана, Хайнц фон Фёрстер и др.

Социологическая и психологическая теория, изучающая процессы социо-психологического конструирования социальной реальности в человеческой активности. Социальная реальность и социальное взаимодействие индивидов рассматриваются как совокупность мыслей, идей и ценностей и не могут быть сведены к материальным, в философском понимании, условиям. Возникновение социального конструктивизма связано с именем советского психолога Л. С. Выготского.

Социальный конструктивизм — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Социальный конструктивизм — социологическая и психологическая теория, изучающая процессы социо-психологического конструирования социальной реальности в человеческой активности. Социальная реальность и социальное взаимодействие индивидов рассматриваются как совокупность мыслей, идей и ценностей и не сводятся к материальным условиям. Возникновение социального конструктивизма связано с именем советского психолога Л. С. Выготского.

Социальная реальность не предзадана социальной активности индивидов, вовлечение в социальные отношения проходит одновременно с созданием социальным агентом качеств и характеристик действительности. Знание является продуктом социального и культурного конструирования. В процессе взаимодействия индивидов, общения и иных форм социальных отношений происходит полагание значений и смыслов элементов действительности. Процесс обучения и воспитания являются по своему характеру социальной активностью личности, социальные нормы, значения элементов социальной действительности не постигаются в пассивном восприятии, но конструируются в процессе социальной интеракции. Социальный конструктивизм отрицает существование естественных законов у социальной, экономической и политической сфер. Социальные факторы конституируются в ситуации и природе их взаимоотношений.

Социальный конструктивизм акцентирует внимание на образовании социальных конструкций в процессе индивидуально-личностного обучения, сопутствующего межличностному взаимодействию, тогда как социальный конструкционизм рассматривает формирование социальных конструкций в коллективных и групповых социальных процессах.

Социальный конструктивизм широко распространен в психологии образования, педагогике и применяется в теориях обучения. Социальный конструктивизм наряду с бихевиоризмом, социальной педагогикой и конструктивизмом является одной из основных теорий детского развития, возникшей на основе концепции когнитивного развития Жана Пиаже.

Конструктивизм и социальный конструктивизм[править | править код]

В современном конструктивизме социальные аспекты социального конструктивизма рассматриваются в различных течениях конструктивизма — социальном конструкционизме (отождествляемом с социальным конструктивизмом) и других видах теорий конструктивизма. Кьяри (Chiari) и Нуззо (Нуццо) выделяют два типа конструктивистских теорий: эпистемологический и герменевтический конструктивизмы.[1] Раскин (Jonathan D. Raskin) выделяет три теории конструктивизма: личностный конструктивизм (personal constructivism), называемый также теорией личностного конструкта[2], радикальный конструктивизм и социальный конструкционизм.[3]

  1. ↑ Chiari, G., & Nuzzo, M. L., Psychological constructivisms: A metatheoretical differentiation. Journal of Constructivist Psychology, 1996., 9, 163—184
  2. ↑ Келли Дж. Теория личности. Психология личных конструктов. СПб., Речь, 2000
  3. ↑ Raskin, J. D. (2006). Constructivist theories. In J. C. Thomas & D. L. Segal (Eds.), Comprehensive handbook of personality and psychopathology. Vol. 1: Personality and everyday functioning (pp. 212—229). New York, NY: John Wiley.

Конструктивизм (теория этноса) - это... Что такое Конструктивизм (теория этноса)?

Конструктиви́зм — научное направление в изучении этноса, представляющее этнос как конструкт, создаваемый при помощи интеллектуального воздействия отдельных личностей (культурных и властных элит). Аргументация конструктивистов основана на широком спектре фактов искусственного создания и внедрения этнических традиций. Среди разработчиков данного направления выделяют Б. Андерсона, П. Бурдье, Э. Геллнера, Э. Хобсбаума. В России главным последователем конструктивизма является В. А. Тишков[1].

Конструктивистское понимание этноса и этничности

Б. Андерсон понимал воображаемость этнических категорий в том смысле, что они представляют собой символические ресурсы, позволяющие сообществу существовать, в то время как «члены даже самой маленькой нации никогда не будут знать большинства своих собратьев по нации, встречаться с ними или даже слышать о них, в то время как в умах каждого из них живет образ их общности»

[2]. Нация по Андерсону — продукт творчества, воображения людей. Э. Геллнер и вовсе говорил о искусственности, фальшивости наций, не имеющих ничего общего с реальностью повседневного опыта. Критику классического конструктивизма осуществлял П. Бурдье, а также его последователь Р. Брубейкер, оба отрицали необходимость рассматривать этнические группы как предмет исследования, говоря о качественно иных проявлениях этничности. По мнению последнего, этничность в принципе проявляет себя не столько через группу, сколько через категории, схемы, идентификации, языки, истории, институты, организации, связи и действия[3]. В. А. Тишков определяет этнос как «группу людей, члены которой разделяют общее название и элементы культуры, имеют общее происхождение и историческую память, обладают чувством солидарности, и все эти признаки — результат особых усилий, особенно процесса нациостроительства»
[1]
.

См. также

Примечания

Библиография

  • Андерсон Б. Воображаемые сообщества. Размышления об истоках и распространении национализма / Пер. с англ. В. Николаева; Вступ. ст. С. Баньковской. — М.: «КАНОН-пресс-Ц», «Кучково поле», 2001. — 288с.
  • Тишков В.А. Забыть о нации (постнационалистическое понимание национализма) // Вопросы философии. 1998. № 9.
  • Тишков В.А. Реквием по этносу. Сайт В.А. Тишкова.
  • Геллнер Э. Нации и национализм. М.: Прогресс, 1991. 320 с.
  • Brubaker R. Ethnicity without groups. Mass. Harvard University Press, 2004. 283 p.

Конструктивизм (в международных отношениях) — Циклопедия

Конструктивизм в международных отношениях (Александр Дугин) // Познавательное ТВ

Конструктивизм (в международных отношениях) — (от англ. constructivism) направление в теории международных отношений, которое в качестве основных участников рассматривает государства, обладающие собственной идентичностью, и социальное пространство, которое формируют государства.

Конструктивизм часто рассматривается как альтернатива двум главных противоборствующим теориям - реализму и либерализму. Конструктивизм анализирует многие переменные международных отношений, такие как «сила», «анархия», «интересы» с точки зрения социальных конструкций. Известными конструктивистами являются: А. Вендт, Н. Онюф, Э. Хаас.

[править] Основные положения

Центральным и определяющим элементом в межгосударственных отношениях является идентичность. Внимание к идентичности объясняется тем, что конструктивизм, используя социологический подход к изучению международных отношений, воспринимает государства с антропологической точки зрения. Так, А. Вендт утверждает о необходимости «антропоморфизации государства, развивая и уточняя свой тезис «государства – тоже люди» в полемике с другими исследователями». [1] Ведь идентичность выполняет три важнейшие роли в обществе: именно идентичность говорит игроку и другим игрокам, кто он есть; с помощью идентичности другие могут сообщить ему, кто есть они; раскрывая сущность государства, идентичность подразумевает определенный набор интересов и преференций в выборе того или иного политического курса или в отношении того или иного международного игрока. Идентичность предполагает деление «мы-они» . «Наше » понимание «они» определяет и «наши» действия по отношению к «ним». (еретик – обратить, террорист-уничтожить).

А. Вендт выделяет 4 уровня идентичности:
1) корпоративная идентичность: государство как организационный актор, связанный с обществом, которым он управляет посредством структуры политической власти.
2) типовая идентичность: политический режим и экономическая система, а также частично социальные особенности.
3) ролевая идентичность: свойства государств в отношениях с другими государствами (выделение пар гегемон/сателлит, государство, выступающее за статус-кво/государство, неудовлетворенное своим положением в сложившейся международной среде — концепт «неудовлетворенного могущества»).
4) коллективная идентичность: идентификация двух и более государств как принадлежащих к единому «эго», как часть целого.

[править] Понятие "интерес" в конструктивизме

Конструктивизм связывает идентичность и интересы, а впоследствии и действия государств. Однако наряду с тем, что интересы исходят из специфики идентичности игрока, стоит учитывать также то, что идентичность, по мнению конструктивистов, не определяется самим индивидуумом (государством), а является продуктом влияния социальной структуры, возникающей в результате практического взаимодействия игроков.[2] Данная идея созвучна с социологическим тезисом о том, что личность человека формируется обществом. Под социальной структурой понимаются социальные институты, принципы социальной дифференциации, принцип организации системы, принцип распределения социальных ролей в системе. То есть идентичности и интересы государства считаются в значительной степени сконструированными социальными структурами, а не результатом экзогенного воздействия человеческой природой или внутренней политики государства.

[править] Понятие "интерсубъективность" в конструктивизме

Говоря о формировании социальной структуры нужно отметить, что они рассматриваются конструктивистами не столько как материальные, сколько как интерсубъективные.[3] Понятие интерсубъективность, подразумевает, что смысл материальных явлений напрямую зависит от отношения государств к этим явлением, то есть от идейного восприятия материальных явлений. Интерсубъективность – свойство опыта о мире различных субъектов , связанное с объективностью , независимостью этого опыта от личностных особенностей и ситуаций. Вследствие этого при изменении идей, меняется и смысл материальных явлений. Иными словами, характерной чертой конструктивизма является идеализм, который и проявляется в том, что идентичность и интересы государств определяются социальными структурами, которые в свою очередь формируются на основе разделяемых идей, а не материальных сил. Вследствие этого, идентичность и интересы акторов не являются существующими и не даются от природы, а создаются и меняются на основе идей – в этом проявляется холизм конструктивистов.

[править] Дуальность социальной структуры

Поскольку значение социальных структур определяется интерсубъектвностью, то есть идеями акторов , а сами социальные структуры в свою очередь формируют идентичность и интересы, можно говорить о дуальности социальной структуры - взаимозависимости агентов и построенных социальных структур. Акторы могут менять социальные структуры эволюционно либо революционно. Конструктивисты утверждают конституитивную связь между структурами и акторами – ни акторов, ни структуры невозможно отделить друг от друга. Конструктивисты настаивают на взаимообусловленности мирового общества и его составных частей (прежде всего государств) и на зависимости картины международных отношений не только от происходящих здесь процессов и взаимодействий, но и от концептуализации этой картины, от взгляда на нее. Основные проблемы международных отношений определяются не интересами, не силой и властью государств, а нормами и верованиями, которыми руководствуются представляющие их политические лидеры. Поэтому суверенитет, безопасность, оборона и т.п. зависят от культуры, понимаемой в широком смысле.

[править] Критика теории

Начиная с 1990х годов конструктивизм получил широкое признание в научных кругах и утвердился как полноценная теория международных отношений. Конструктивизм вернул в международные дебаты понятие «исторического» и «культурного», призвал переосмыслить систему ценностей и парадигмы, через которые традиционно рассматривались феномены международные отношений. "Однако конструктивизм также подвергается критике со стороны отдельных исследователей и направлений. В то время как большинство ученых признает за конструктивизмом новизну и самостоятельность как отдельной парадигмы, некоторые, например, Маклеод видят в нем лишь новую версию американского либерализма. Другие критики считают конструктивизм смесью реалистского и либерального подходов и из этого выводят его непоследовательность". [4]

  1. ↑ A. Wendt. Social theory of international politics. - p. 215.
  2. ↑ В. Морозов. Понятие государственной идентичности в современной теоретическом дискурсе.Журнал "международные процессы"
  3. ↑ И. Киселев. Проблема образа государства в международных отношениях: конструктивисткая парадигма. Журнал "Политэкс".
  4. ↑ Д. Полулях. Теории международных отношений: критические теории и конструктивизм // Международные отношения и мировая политика: учебник для бакалавриата и магистратуры / под ред. П.А. Цыганкова. - М.: Издательство Юрайт, 2015

Социальный конструкционизм — Википедия

Социальный конструкционизм — социологическая теория познания, развитая Питером Бергером и Томасом Лукманом в их книге «Социальное конструирование реальности» (The Social Construction of Reality, 1966). По мнению ряда исследователей социальный конструкционизм является одним из направлений конструктивизма [1][2] (См. социальный конструктивизм). Целью социального конструкционизма является выявление путей, с помощью которых индивидуумы и группы людей принимают участие в создании воспринимаемой ими социальной реальности.

Конструкционистский анализ социальной реальности[править | править код]

Социальный конструкционизм рассматривает процессы формирования людьми социальных феноменов. Одним из продуктов институализации социальных феноменов являются традиции. Конструируемая социальная реальность — перманентный, динамический процесс; реальность воспроизводится людьми в процессах её интерпретации ими и формулировки знаний о ней. Бергер и Лукман обосновывают идею о том, что любое знание, включая самые основополагающие представления о социальной реальности, образующие так называемый здравый смысл, происходит и поддерживается за счёт социальных интеракций.

В социальном взаимодействии люди исходят из предпосылки о схожести восприятий реальности, из «здравого смысла». Основывая свою активность на данном убеждении их общие представления и понимание реальности повседневной жизни воспроизводятся и закрепляются. Так как повседневные знания являются продуктом договорённости людей — социальной конвенции, то любые человеческие типологии и системы ценностей, социальные образования воспринимаются людьми как объективная реальность. Таким образом социальная реальность конструируется самими акторами.

Одной из задач социального конструкционизма является исследование тех процессов, посредством которых человек формирует, институализирует, постигает и интегрирует в традицию и социальные ценности социальные феномены. Поскольку социальные конструкты, как интерпретации реальности и объекты знания, не предзаданы от «природы», они должны постоянно поддерживаться и подтверждаться, чтобы существовать.

Согласно социальному конструкционизму, социальный конструкт является идеей, которая воспринимается как естественная и очевидная теми, кто принимает её. С точки зрения теории социальный конструкт и лежащая в его основе идея остаются изобретением или искусственно созданным культурным артефактом, принадлежащим определённой культуре или сообществу. Человек избирателен по отношению к социальным конструктам, принимая одни и отвергая другие. Существование социальных конструктов не определяется трансцендентной сущностью или природой. В то же время такое понимание социального контрукта не следует трактовать как радикальный антидетерминизм.

Социальный конструкционизм противопоставляется эссенциализму — представлению о том, что социальная реальность определяется внеисторическими и независящими от сознания человека сущностями.

Социальный конструкционизм и социальный конструктивизм[править | править код]

Следует различать социальный конструкционизм и социальный конструктивизм. Социальный конструкционизм рассматривает динамику феномена относительно социального контекста, тогда как социальный конструктивизм изучает личностные процессы смыслополагания знания и опыта в социальном контексте[3]. Поэтому социальный конструкционизм обычно рассматривается преимущественно как социологическая теория, тогда как социальный конструктивизм относят также и к психологическим концепциям. Как социологическая теория социальный контрукционизм склонен анализировать в качестве социальных конструкций прежде всего социальное действие и социальную активность как таковые. Социальный конструктивизм, основываясь на конструктивистской эпистемологии, акцентирует внимание на конструировании знания, языка и т.п. Несмотря на отличия, и социальный конструкционизм, и социальный конструктивизм являются комплементарными аспектами одного и того же процесса, посредством которого люди в обществе создают собственный культурный мир, а следовательно и самих себя.

Социальный конструкционизм Бергера и Лукмана восходит к философской феноменологии Мартина Хайдеггера и Эдмунда Гуссерля. С социологическими аспектами феноменологического учения Бергер ознакомился во время докторского исследования, научным руководителем которого был основоположник феноменологической социологии Альфред Шюц. На протяжении 1970-х и 1980-х годов происходит трансформация социального конструкционизма под влиянием Мишеля Фуко. Фуко и его последователи осуществили «нарративный поворот» в общественных науках. Это, в частности, оказало влияние на формирующуюся социологию научного знания и растущую сферу науковедения и изучения технологии (в английской терминологии — Science and Technology Studies, STS). Внутри самого социального конструкционизма есть разные течения, отклоняющиеся либо в сторону либерального конструкционизма (в духе Ю. Хабермаса полагающих, что в «идеальной речевой ситуации» сила вообще может быть исключена из взаимодействий в мировой политике), либо в направлении реалистского конструкционизма, который исходит из тезиса Мишеля Фуко, что некая форма силы всегда присутствует в любых условиях, включая и анархическую международную систему. Социальный конструкционизм всё же скорее склоняется в сторону либерального идеализма Канта и Хабермаса.[4].

Карина Кнорр-Цетина (Karin Knorr Cetina), Бруно Латур, Барри Барнс (S. Barry Barnes), Стив Вулгар (Stephen Woolgar) использовали принципы и методологию социального конструкционизма для установления связи между тем, что в науках обычно называют объективными фактами, с процессами социального конструирования.

Умеренный и радикальный конструкционизмы[править | править код]

Умеренный конструкционизм в отличие от радикального (строгого) конструкционизма предполагает в качестве основы социальных конструкций "грубые факты" (brute facts). Сёрль настаивает, «невозможно такое, как утверждают некоторые антиреалисты, что все факты являются институциональными, что не существует грубых фактов, невозможно постольку, поскольку анализ структуры институциональных фактов свидетельствует об их логической зависимости от грубых фактов. Предполагая, что все факты являются институциональными, мы оказываемся в бесконечном регрессе или замкнутом цикле при рассмотрении институциональных фактов. Чтобы какие-либо факты были институциональными, должны существовать какие-то грубые факты.»[5]

Теория социального конструирования технологии (SCOT)[править | править код]

Одним из направлений социального конструкционизма является теория социального конструирования технологии (Social construction of technology — SCOT). Идеи социального конструирования технологии нашли наиболее полное воплощение в работах голландского ученого Вибе Байкера (Wiebe Bijker) и британского социолога Тревора Пинча (Trevor Pinch).[6] Теория социального конструирования технологии противопоставляет себя технологическому детерминизму.

Основатели теории социального конструирования технологии испытали влияние концепции строгой теории. Принцип симметрии, по их мнению, должен применяться и к социологическому и историческому исследованию развития технологий.

  • Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности: Трактат по социологии знания / Пер. с англ. Е. Руткевич; Моск. филос. фонд. — М.: Academia-Центр; Медиум, 1995. — 323 с. — (Первые публикации в России).
  • Якимова, Е. В. Социальное конструирование реальности: социально-психологические подходы: науч.-аналит. обзор / РАН. ИНИОН. Центр социал. науч.-информ. исслед. Отд. социологии и социал. психологии. — М.: ИНИОН, 1999. — 115 с. — (Социал. психология). — Библиогр.: с. 112—115 ISBN 5-248-00144-7
  • Социальная психология: саморефлексия маргинальности: Хрестоматия / РАН. ИНИОН. Лаб. социологии; Отв. ред. М. П. Гапочка; Ред.-сост. Е. В. Якимова. — М.: ИНИОН, 1995. — 252 с. — (Социал. психология).
  1. ↑ Chiari, G., & Nuzzo, M. L. (1996b). Psychological constructivisms: A metatheoretical differentiation. Journal of Constructivist Psychology, 9, 163-184
  2. ↑ Raskin, J. D. (2006). Constructivist theories. In J. C. Thomas & D. L. Segal (Eds.), Comprehensive handbook of personality and psychopathology. Vol. 1: Personality and everyday functioning (pp. 212-229). New York, NY: John Wiley.
  3. ↑ См. напр. Выготский Л. С. История развития высших психических функций, 1931
  4. ↑ Т. А. Алексеева. Мыслить конструктивистски: открывая многоголосый мир.
  5. John Searle. The Construction of Social Reality. — New York: Free Press, 1995. — P. 56. — 256 p. — ISBN 9780684831794.

    It could not be the case, as some antirealists have maintained, that all facts are institutional facts, that there are no brute facts, because the analysis of the structure of institutional facts reveals that they are logically dependent on brute facts. To suppose that all facts are institutional would produce an infinite regress or circularity in the account of institutional facts. In order that some facts be institutional, there must be some other facts that are brute.

  6. ↑ Pinch, Trevor J. and Wiebe E. Bijker. "The Social Construction of Facts and Artefacts: Or How the Sociology of Science and the Sociology of Technology Might Benefit Each Other." Social Studies of Science 14 (August 1984): 399-441.
  • «Constructivist Foundations» — независимый рецензируемый электронный журнал на некоммерческой основе  (англ.)

Радикальный конструктивизм — Википедия

Радика́льный конструктиви́зм — эпистемологический подход, согласно которому знание принципиально не может соответствовать объективной реальности или «отражать» её, поскольку единственный доступный индивиду «реальный мир» представляет собой конструкцию (систему конструктов), порождаемую самим индивидом в процессе познания на основе своего сенсорного опыта. Основными представителями радикального конструктивизма считаются Эрнст фон Глазерсфельд, Пауль Вацлавик, Умберто Матурана и Хайнц фон Фёрстер.

Человек рассматривается как закрытая система, аналогично солипсизму.[1][2]

Центральную парадигму радикального конструктивизма Глазерсфельд формулирует следующим образом[3]:

  • знание не обретается пассивным образом, оно активно конструируется познающим субъектом;
  • функция познания носит адаптивный характер и служит для организации опытного мира, а не для открытия онтологической реальности.

Радикальность конструктивизма состоит в его резком отмежевании от всех форм традиционной эпистемологии, допускающей в той или иной мере соответствие знания объективной реальности.[4] В радикальном конструктивизме происходит «сдвиг проблематики» в сравнении с предшествующими конструктивистскими подходами. В центре внимания радикального конструктивизма находится не проблема обоснования знания, а исследование самого процесса (биологического, нейрофизиологического, психологического) создания конструкций (конструктов), которые оказываются «последней реальностью», с которой может иметь дело человеческое познание. Центральное место занимает вопрос о том, как возникает знание наблюдателя о мире, который он воспринимает как свой собственный мир.[5]

Согласно А. В. Кезину[5], основные философские утверждения радикального конструктивизма можно сформулировать в виде следующих тезисов:

  • Познание — активный процесс конструктивной деятельности субъекта.
  • Познание имеет адаптивное значение и нацелено на приспособление и выживание.
  • Познание служит организации внутреннего мира субъекта, а не задачам описания объективной онтологической реальности.
  • Научное познание в конечном счете должно служить практическим целям.

Методологическая позиция радикального конструктивизма применима к психотерапии и психиатрии, ряду областей гуманитарнонаучных и социологических исследований, нейронауке и физике, а также другим дисциплинам.

По всей видимости, термин «радикальный конструктивизм» впервые был использован Эрнстом фон Глазерсфельдом в работе «Радикальный конструктивизм и концепция познания Пиаже» (1978).[6] Официальной датой рождения философии радикального конструктивизма считается 1981 год, когда под редакцией американского психолога П. Вацлавика на немецком языке был опубликован сборник «Изобретённая действительность». В предисловии Вацлавик разъясняет, что такое конструктивизм, а в главе «Введение в радикальный конструктивизм» фон Глазерсфельд дает исчерпывающее обоснование радикальному конструктивизму как «нетрадиционному направлению в эпистемологии».[3]

Философскими предшественниками радикального конструктивизма можно назвать Джамбаттиста Вико, Ханса Файхингера, Фердинанда де Соссюра, Грегори Бейтсона и Жана Пиаже.[5] Само понятие «радикальный конструктивизм» впервые было использовано именно применительно к теории генетической эпистемологии Пиаже[7], считавшего, что приспосабливаться значит находить возможности и средства, чтобы обходить сопротивления и препятствия переживаемого окружающего мира. Это можно назвать выстраиванием, конструированием подходящих и содействующих выживанию способов действия и поведения. Исходя из этого понимания знания Пиаже отказался от традиционной теории познания и начал формировать собственную теорию «генетической эпистемологии».[5]

Основным естественно-научным источником радикального конструктивизма является парадигма самоорганизации. В биологии парадигма самоорганизации нашла своё воплощение в концепции аутопоэзиса Умберто Матураны и Франсиско Варелы.

Автопоэтические системы — это системы, которые сами себя воссоздают, единственным продуктом их организации являются они же сами. В автопоэтической системе в виду её информационной замкнутости представления о внешнем окружении всегда формируются на основе «внутренних» состояний системы. Любой наблюдатель также может оказываться в роли наблюдаемого субъекта с аналогичными ограничениями. Согласно концепции автопоэзиса, учитывая, что этот процесс смены наблюдателей может быть фактически бесконечным, можно утверждать, что «последнего наблюдателя» не существует, как не существует и привилегированной системы наблюдения, или абсолютного, объективного знания о мире как таковом. Конструктивистская проблема познания ограничивается взглядом наблюдателя, наблюдаемого другими наблюдателями. Наблюдения рассматриваются как когнитивные операции, осуществляющиеся не людьми, а системами. Поэтому конструктивизм определяют как теорию систем наблюдения.[5]

Один из основателей радикальноконструктивистского подхода, психотерапевт Пауль Вацлавик работал под руководством Грегори Бейтсона в Институте психических исследований в Пало-Альто. Бейтсон считал, что люди сами создают воспринимаемый мир, поскольку подвергают селекции воспринимаемую реальность, чтобы привести её в соответствие со своими представлениями о мире.[8]

Вацлавик сформулировал понятие коммуникативной реальности, описывая его следующим образом[8]:

  • Реальность — продукт человеческого общения.
  • Реальность принципиально множественна (существуют различные её версии и варианты).
  • Множественную реальность нельзя рассматривать как отражение или репрезентацию какой-либо объективной реальности.

Критика радикального конструктивизма[править | править код]

По мнению Н. Грёбена, радикально-конструктивистская модель аутопоэзиса как объектная теория полностью легитимна, в высшей степени интересна и в принципе непротиворечива. Тем не менее, он критикует радикальность радикального конструктивизма, проявляющуюся в превышении «полномочий» объектно-теоретического уровня и, главное, в смешении объектного уровня и метауровня.[5][9]

Герхард Фоллмер указывает на то, что в истории науки потерпевших крушение теорий было значительно больше, чем признанных успешными. С позиции реалиста это объясняется тем, что такие теории рассматриваются как ложные, потому что мир не таков, как предполагается в теории. Он рассуждает, что чтобы быть другим, мир должен не только существовать; он должен иметь специфическую структуру, которой можно соответствовать или не соответствовать. Антиреалисты (идеалисты, позитивисты, конвенционалисты, прагматисты и особенно радикальные конструктивисты), по его мнению, не могут ответить на вопрос об основаниях крушения теорий.[5][10]

  1. ↑ Maturana, H. R.. Reality: The search for objectivity or the quest for a compelling argument. The Irish Journal of Psychology, 1988, 9, 25-82.
  2. ↑ von Glaserfeld, E.. Radical constructivism: A way of knowing and learning. London: Falmer Press., 1995.
  3. 1 2 Цоколов С. Дискурс радикального конструктивизма. Традиции скептицизма в современной философии и теории познания. — Muhchen, 2000. (lib/13/005-015Introd.doc Введение: Рождение дискурса Архивная копия от 6 ноября 2006 на Wayback Machine  (недоступная ссылка с 26-05-2013 [2431 день] — историякопия).)
  4. Цоколов С. Дискурс радикального конструктивизма. Традиции скептицизма в современной философии и теории познания. — Muhchen, 2000. (lib/13/049-073Glas.doc Глава 2: Философия радикального конструктивизма Эрнста фон Глазерсфельда Архивная копия от 6 ноября 2006 на Wayback Machine  (недоступная ссылка с 26-05-2013 [2431 день] — историякопия).)
  5. 1 2 3 4 5 6 7 Кезин А. В. Радикальный конструктивизм: познание в «пещере» Архивная копия от 19 декабря 2005 на Wayback Machine // Вестник Московского университета. Серия 7. Философия. № 4. 2004. С. 3—24.
  6. Glasersfeld, E. von. Radical constructivism and Piaget’s concept of knowledge. 1978. (англ.)
  7. Smock CD., Glasersfeld E. von. Epistemology and Education: The Implication of Radical Constructivism for Knowledge Acquisition (Report N 14) Athens (Georgia), 1974. (англ.)
  8. 1 2 Баксанский О. Е., Кучер Е. Н. Когнитивные науки: от познания к действию. — М.: КомКнига, 2005.
  9. Groeben N. Zur Kritik einer unnotigen, widersinnigen und destruktiven Radikalitat // Fischer H. R. (Hrsg.). Die Wirklichkeit des Konstruktivismus: zur Auseinandersetzung um ein neues Paradigma. Heidelberg, 1995. S. 150. (нем.)
  10. Vollmer G. Woran scheitern Theorien? // Vollmer G. Wie so konnen wir die Welt erkennen? Stuttgart; Leipzig, 2003. S. 89—120. (нем.)
  • Варела Ф. Х., Матурана У. Р. Древо познания: Биологические корни человеческого понимания. — М.: Прогресс-Традиция, 2001. — С. 224. ISBN 5-89826-103-6
  • Баксанский О. Е., Кучер Е. Н. Когнитивные науки: от познания к действию. — М.: КомКнига, 2005. ISBN 5-484-00003-3
  • Глазерсфельд, Э. фон. Введение в радикальный конструктивизм // Вестник Московского ун-та. Сер. 7, Философия. — 2001. — № 4. — С. 59—81.
  • Глазерсфельд, Э. фон. Радикальный конструктивизм и обучение // Перспективы. — М.; Париж, 2001. — Т. 31, № 3. — С. 81—93.
  • Цоколов C. А. Философия радикального конструктивизма Эрнста фон Глазерсфельда // Вестник Московского ун-та. Сер. 7, Философия. — 2001. — № 4.
  • Цоколов С. А. Дискурс радикального конструктивизма. Традиции скептицизма в современной философии и теории познания. — Muhchen, 2000. — Режим доступа: Библиотека сайта «Методология в России»  (недоступная ссылка с 26-05-2013 [2431 день] — историякопия).
  • Цоколов C. А. Радикальный конструктивизм: эпистемология без онтологии? // Вестник Московского ун-та. Сер. 7, Философия. — 1999. — № 2. — С. 105—117; № 3 — С. 71—83.
  • Кезин А. В. Радикальный конструктивизм: познание в «пещере» // Вестник Московского университета. Серия 7. Философия. № 4. 2004. С. 3—24.
  • Режабек, Е. А. Радикальный конструктивизм: критический взгляд // Вопросы философии. — 2006. — № 8. — С. 67—77.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *