Великий алексей: Алексей Великий — Posts | Facebook – Великий Алексей Сергеевич, тренер MBS

Алексей I Великий Комнин — Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с именем Алексей I.

Алексе́й I Вели́кий Комни́н (греч. Αλέξιος Α΄ Μέγας Κομνηνός; 1181 (1181), Константинополь — 1222, Трапезунд) — первый император Трапезундской империи в 1204—1222 годах, основатель династии Великих Комнинов.

Происхождение

Алексей был старшим сыном севастократора Мануила Комнина и приходился внуком византийскому императору Андронику I. Имя матери Алексея и его младшего брата Давида не сохранилось в источниках. Историк Александр Васильев полагает, что их матерью была грузинская княжна Русудан[1]. После гибели своих деда и отца в результате переворота в 1185 году в Константинополе, малолетних Алексея и его брата Давида тайно вывезли в Грузию к их тетке, царице Тамаре.

По версии историка Джорджа Финлея, Алексей и Давид оставались в Константинополе, и каким-то образом были защищены от угрозы со стороны преемника Андроника, императора Исаака II Ангела[2]. Эдуард Гиббон предполагал, что братья были сделаны новым императором губернаторами Трапезунда, а когда Четвёртый крестовый поход завершился падением Константинополя, Алексей объявил себя там императором

[3].

Родственные связи Алексея с царицей Тамарой ныне подвергаются сомнению, несмотря на данные летописца Михаила Панарета, который называл Тамару теткой Алексея по материнской линии. Историк Кирилл Туманов утверждал, что его дед Андроник во время пребывания в изгнании в Грузии женился на сестре царя Георгия III[4]. Но современный историк Мишель Куршанскис не соглашается с Тумановым, приводя доказательства того, что мать и бабушка Алексея на самом деле происходили из Палеологов или Дук, но не может дать объяснение, почему Панарет называл Тамару теткой Алексея[5].

Чем занимался Алексей между 1185 годом, когда Андроник был свергнут и убит, и 1204 годом, когда он и Давид прибыли в Трапезунд, источники также не рассказывают. Общепринятой версией является то, что братья нашли убежище при дворе Тамары. Васильев даже предполагает, что грузинский стал их родным языком[6]. Однако Куршанскис отмечает, что роль грузинской элиты в окружении Алексея была не слишком значительной, и формировавшаяся вокруг него свита в политическом и культурном планах смотрела в сторону Константинополя[7].

Возвращение из Грузии

После захвата Константинополя крестоносцами в 1204 году у изгнанников появилась возможность попытаться вернуть себе императорскую власть. При военной поддержке Грузии Алексей и Давид утвердили свою власть в нескольких городах на южном побережье Чёрного моря, и вскоре после этого 22-летний Алексей был провозглашен императором[8].

Васильев был одним из первых историков, подозревавших, что Тамара помогала своим молодым родственникам не только из-за родственных связей. «Религиозно настроенная Тамара имела привычку даровать милостыню монастырям и церквям не только в своей стране, но и на всем Ближнем Востоке, — писал Васильев в 1936 году. — Одно из таких пожертвований она передала с группой монахов, следовавших в Иерусалим, но ценности были отобраны в Константинополе по приказу императора Алексея III Ангела»[9]. Алексей отказался их вернуть царице, и Тамара, очевидно, решила отомстить за оскорбление, поддержав своих племянников в их вторжении на византийские территории.

Алексей и Давид начали свой поход на Трапезунд ещё до известия о разграблении Константинополя 13 апреля 1204 года. По словам Васильева, их первоначальным намерением было не создание плацдарма для восстановления Византийской империи, а «отрезание» от Византийской империи буферной территории для защиты Грузии от турок-сельджуков

[10]. Куршанскис согласился с Васильевым, что Тамара была мотивирована местью за оскорбление со стороны Алексея Ангела. Он указывал, что Алексей изначально собирался свергнуть династию Ангелов. Однако вскоре после того как братья получили контроль над Трапезундом, пришла новость о падении Константинополя, и Комниным пришлось переключиться на соперничество с никейским императором Феодором Ласкарисом и эпирским деспотом Михаилом Комниным за лидерство среди правителей бывших имперских земель[11].

В течение следующих месяцев Давид двинулся на запад на покорение остальной части Понта и Пафлагонии. Он прошел вдоль побережья, захватив Гиресун, Сиде, Амасру и Гераклею Понтийскую. Между тем Алексей завладели Лимнией, Самсуном и Синопом[12]. Занятие Пафлагонии дало братьям важный плацдарм, тем более что семья Комниных была популярна в здесь.

В то время как Давид был в Пафлагонии, Алексей был вынужден оставаться в районе Трапезунда, защищая восточную часть своих владений от нападений турок-сельджуков. Их атаки завершились неудачной осадой Трапезунда султаном Кей-Хосровом I в 1205 году

[13].

Хотя Феодор Ласкарис отразил попытку Комниных захватить Никомидию[14] в 1207 году, внуки Андроника Комнина на тот момент уже правили крупнейшей из трех византийских государств-«осколков». Их владения простирались от Гераклеи Понтийской вдоль побережья до Сотериопулоса на грузинской границе. Алексей также присоединил часть Крыма с Херсонесом и Керчью[15]. Современники могли бы предположить, что возвращение Комниных на византийский престол, является лишь вопросом времени.

Кампании в Пафлагонии

Однако после нескольких поражений трапезундцев от войск никейского императора Феодора Ласкариса и сельджуков, Алексею пришлось отказаться от претензий на общевизантийский престол.

Ласкарис сначала обезвредил своих конкурентов в борьбе за никейскую корону — Мануила Мавросома и Феодора Мангафа, — и был коронован императором в марте или апреле 1206 года. Он также пресек попытки латинского короля Генриха Фландрского расширить латинские плацдармы в Анатолии[16]. А в 1208 году Феодор решил нанести удар по владениям брата Алексея, Давида, в Пафлагонии. Он пересек реку Сангария и осадил Гераклею Понтийскую. В ответ Давид послал депутацию к Генриху Фландрскому с просьбой о помощи

[17]. Генрих повел свои войска через Мраморное море и занял Никомидию, угрожая тылам Ласкариса и заставив его снять осаду и вернуться домой. Он также понес немалые потери — около 1000 человек погибли при пересечении разлившейся Сангарии[17].

Несмотря на эту неудачу, Феодор не отказался от своих претензий на Пафлагонию. После поражения сельджуков на Меандре он заключил договор с новым сельджукским султаном Кей-Кавусом I, и вместе они вторглись во владения Комниных[18]. В соответствии с панегириком Никиты Хониата, войска Феодора и сельджуков не встретили сопротивления и заняли Гераклею Понтийскую и Амастри[19].

В этот период Давид Комнин исчезает с исторической арены. Согласно рукописи, написанной на Афоне, он умер монахом Ватопедского монастыря 13 декабря 1212 года[20]. Как он прошел путь от главного соратника Алексея до монаха, источники не сообщают. Историк Шукуров считает, что это молчание источников было умышленным, и Давид каким-то образом опорочил себя и был отправлен в монастырь по приказу Алексея

[21]. Возможно, Давид, столкнувшись с очередной атакой Ласкариса, стал вассалом врага — Латинской империи, поскольку, как считает историк Уильям Миллер, «он мог предпочесть номинальный латинский сюзеренитет никейской аннексии»[22].

Куршанскис предполагает, что Алексей также интриговал против султана Кей-Кавуса, поддерживая претензии его брата Кей-Кубада на престол. Это могло стать дополнительным стимулом для сельджукского султана объединиться с Ласкарисом[18].

Кей-Кавус, реализуя положения альянса, решил захватить Синоп, самый важный порт на Чёрном море. Алексей Комнин был пленен, когда охотился за пределами города с эскортом из 500 всадников[23]. Султан распорядился показать Алексея защитникам города. Султан также послал доверенное лицо в город, чтобы договориться о капитуляции. Однако жители ответили: «Пусть Алексей взят в плен. Однако он вырастил сыновей в Трапезунде, которые способны править. Мы изберем одного из них в качестве нашего правителя и не отдадим страну туркам»[24].

Взбешенный султан приказал пытать Алексея на виду городских стен, и защитники дрогнули. Начались переговоры, и 1 ноября 1214 года жители сдали город сельджукам. Алексей был освобожден и признал вассальную зависимость от Конийского султаната. В большой степени благодаря этому, а также политическому союзу с Грузией, достаточно слабая в военном отношении Трапезундская империя была в состоянии в течение двух с половиной веков сохранять собственную государственность.

Последние годы

Потеря Синопа сократила Трапезундские владения — теперь их границы проходили всего в 250 км от столицы. Потеря Гераклеи также изолировала Трапезунд от контактов с Никейской империей и другими греческими землями[25]. Отрезанные от остальной части византийского мира, правители Трапезунда на ближайшие два поколения обратили своё непосредственное внимание на Восток.

Ничего определенного о дальнейшей жизни Алексея неизвестно. Он умер в возрасте сорока лет 1 февраля 1222 года после 18-летнего царствования. Его старший сын Иоанн был передан под опеку его зятя, Андроника I Гида.

Брак и дети

  • Жена: Феодора Аксухина (?), дочь Иоанна Комнина, представителя знатного византийского рода

Родословная

Родословная Алексея I Комнина

Примечания

  1. ↑ A. A. Vasiliev, «The Foundation of the Empire of Trebizond (1204—1222)», Speculum, 11 (1936), pp. 5-8
  2. ↑ George Finlay, The History of Greece and the Empire of Trebizond, (1204—1461) (Edinburgh: William Blackwood, 1877), p. 317
  3. ↑ Vasiliev, «Foundation», pp. 9-12
  4. ↑ Toumanoff, «On the Relationship between the Founder of the Empire of Trebizond and the Georgian Queen Thamar», Speculum, 15 (1940), pp. 299—312
  5. ↑ Kuršanskis, «L’Empire de Trébizonde et la Géorgie», Revue des études byzantines, 35 (1977). pp. 237—256
  6. ↑ Vasiliev, «Foundation», p. 18
  7. ↑ Kuršanskis, «Trébizonde et la Géorgie», p. 238
  8. ↑ Michael Panaretos, Chronicle, ch. 1. Greek text in Original-Fragmente, Chroniken, Inschiften und anderes Materiale zur Geschichte des Kaiserthums Trapezunt, part 2; in Abhandlungen der historischen Classe der königlich bayerischen Akademie 4 (1844), abth. 1, pp. 11; German translation, p. 41
  9. ↑ Vasiliev, «Foundation», pp. 18-20
  10. ↑ Vasiliev, «Foundation», p. 19
  11. ↑ Kuršanskis, «Trébizonde et la Géorgie», pp. 243—245
  12. ↑ Bryer, «David Komnenos and Saint Eleutherios», Archeion Pontou, 42 (1988—1989), p. 179
  13. ↑ Kuršanskis, «Trébizonde et les Turcs», pp. 109—111
  14. ↑ Vasiliev, «Foundation», p. 24; Bryer, «David Komnenos», p. 181
  15. ↑ Vasiliev, «Foundation», pp. 26-29
  16. ↑ Alice Gardiner, The Lascarids of Nicaea: The Story of an Empire in Exile, 1912, (Amsterdam: Adolf M. Hakkert, 1964), pp. 75-78
  17. 1 2 Bryer, «David Komnenos», p. 183
  18. 1 2 Kuršanskis, «Trébizonde et les Turcs», p. 112
  19. ↑ Shukurov, «The Enigma of David Grand Komnenos», Mesogeios, 12 (2001), p. 131; Bryer, «David Komnenos», p. 185
  20. ↑ Bryer, «David Komnenos», p. 184
  21. ↑ Shukurov «The Enigma», pp. 129f
  22. ↑ Miller, Trebizond, p. 17
  23. ↑ Kuršanskis, «Trébizonde et les Turcs», p. 113
  24. ↑ Vasiliev, «Foundation», p. 27
  25. ↑ Vasiliev, «Foundation», p. 26

Ссылки

Алексей I Великий Комнин — Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с именем Алексей I.

Алексе́й I Вели́кий Комни́н (греч. Αλέξιος Α΄ Μέγας Κομνηνός; 1181 (1181), Константинополь — 1222, Трапезунд) — первый император Трапезундской империи в 1204—1222 годах, основатель династии Великих Комнинов.

Происхождение

Алексей был старшим сыном севастократора Мануила Комнина и приходился внуком византийскому императору Андронику I. Имя матери Алексея и его младшего брата Давида не сохранилось в источниках. Историк Александр Васильев полагает, что их матерью была грузинская княжна Русудан[1]. После гибели своих деда и отца в результате переворота в 1185 году в Константинополе, малолетних Алексея и его брата Давида тайно вывезли в Грузию к их тетке, царице Тамаре.

По версии историка Джорджа Финлея, Алексей и Давид оставались в Константинополе, и каким-то образом были защищены от угрозы со стороны преемника Андроника, императора Исаака II Ангела[2]. Эдуард Гиббон предполагал, что братья были сделаны новым императором губернаторами Трапезунда, а когда Четвёртый крестовый поход завершился падением Константинополя, Алексей объявил себя там императором[3].

Родственные связи Алексея с царицей Тамарой ныне подвергаются сомнению, несмотря на данные летописца Михаила Панарета, который называл Тамару теткой Алексея по материнской линии. Историк Кирилл Туманов утверждал, что его дед Андроник во время пребывания в изгнании в Грузии женился на сестре царя Георгия III

[4]. Но современный историк Мишель Куршанскис не соглашается с Тумановым, приводя доказательства того, что мать и бабушка Алексея на самом деле происходили из Палеологов или Дук, но не может дать объяснение, почему Панарет называл Тамару теткой Алексея[5].

Чем занимался Алексей между 1185 годом, когда Андроник был свергнут и убит, и 1204 годом, когда он и Давид прибыли в Трапезунд, источники также не рассказывают. Общепринятой версией является то, что братья нашли убежище при дворе Тамары. Васильев даже предполагает, что грузинский стал их родным языком[6]. Однако Куршанскис отмечает, что роль грузинской элиты в окружении Алексея была не слишком значительной, и формировавшаяся вокруг него свита в политическом и культурном планах смотрела в сторону Константинополя[7].

Возвращение из Грузии

После захвата Константинополя крестоносцами в 1204 году у изгнанников появилась возможность попытаться вернуть себе императорскую власть. При военной поддержке Грузии Алексей и Давид утвердили свою власть в нескольких городах на южном побережье Чёрного моря, и вскоре после этого 22-летний Алексей был провозглашен императором[8].

Васильев был одним из первых историков, подозревавших, что Тамара помогала своим молодым родственникам не только из-за родственных связей. «Религиозно настроенная Тамара имела привычку даровать милостыню монастырям и церквям не только в своей стране, но и на всем Ближнем Востоке, — писал Васильев в 1936 году. — Одно из таких пожертвований она передала с группой монахов, следовавших в Иерусалим, но ценности были отобраны в Константинополе по приказу императора Алексея III Ангела»[9]. Алексей отказался их вернуть царице, и Тамара, очевидно, решила отомстить за оскорбление, поддержав своих племянников в их вторжении на византийские территории.

Алексей и Давид начали свой поход на Трапезунд ещё до известия о разграблении Константинополя 13 апреля 1204 года. По словам Васильева, их первоначальным намерением было не создание плацдарма для восстановления Византийской империи, а «отрезание» от Византийской империи буферной территории для защиты Грузии от турок-сельджуков[10]. Куршанскис согласился с Васильевым, что Тамара была мотивирована местью за оскорбление со стороны Алексея Ангела. Он указывал, что Алексей изначально собирался свергнуть династию Ангелов. Однако вскоре после того как братья получили контроль над Трапезундом, пришла новость о падении Константинополя достигли, и Комниным пришлось переключиться на соперничество с никейским императором Феодором Ласкарисом и эпирским деспотом Михаилом Комниным за лидерство среди правителей бывших имперских земель[11].

В течение следующих месяцев Давид двинулся на запад на покорение остальной части Понта и Пафлагонии. Он прошел вдоль побережья, захватив Гиресун, Сиде, Амасру и Гераклею Понтийскую. Между тем Алексей завладели Лимнией, Самсуном и Синопом[12]. Занятие Пафлагонии дало братьям важный плацдарм, тем более что семья Комниных была популярна в здесь.

В то время как Давид был в Пафлагонии, Алексей был вынужден оставаться в районе Трапезунда, защищая восточную часть своих владений от нападений турок-сельджуков. Их атаки завершились неудачной осадой Трапезунда султаном Кей-Хосровом I в 1205 году[13].

Хотя Феодор Ласкарис отразил попытку Комниных захватить Никомидию[14] в 1207 году, внуки Андроника Комнина на тот момент уже правили крупнейшей из трех византийских государств-«осколков». Их владения простирались от Гераклеи Понтийской вдоль побережья до Сотериопулоса на грузинской границе. Алексей также присоединил часть Крыма с Херсонесом и Керчью[15]. Современники могли бы предположить, что возвращение Комниных на византийский престол, является лишь вопросом времени.

Кампании в Пафлагонии

Однако после нескольких поражений трапезундцев от войск никейского императора Феодора Ласкариса и сельджуков, Алексею пришлось отказаться от претензий на общевизантийский престол.

Ласкарис сначала обезвредил своих конкурентов в борьбе за никейскую корону — Мануила Мавросома и Феодора Мангафа, — и был коронован императором в марте или апреле 1206 года. Он также пресек попытки латинского короля Генриха Фландрского расширить латинские плацдармы в Анатолии[16]. А в 1208 году Феодор решил нанести удар по владениям брата Алексея, Давида, в Пафлагонии. Он пересек реку Сангария и осадил Гераклею Понтийскую. В ответ Давид послал депутацию к Генриху Фландрскому с просьбой о помощи[17]. Генрих повел свои войска через Мраморное море и занял Никомидию, угрожая тылам Ласкариса и заставив его снять осаду и вернуться домой. Он также понес немалые потери — около 1000 человек погибли при пересечении разлившейся Сангарии[17].

Несмотря на эту неудачу, Феодор не отказался от своих претензий на Пафлагонию. После поражения сельджуков на Меандре он заключил договор с новым сельджукским султаном Кей-Кавусом I, и вместе они вторглись во владения Комниных[18]. В соответствии с панегириком Никиты Хониата, войска Феодора и сельджуков не встретили сопротивления и заняли Гераклею Понтийскую и Амастри[19].

В этот период Давид Комнин исчезает с исторической арены. Согласно рукописи, написанной на Афоне, он умер монахом Ватопедского монастыря 13 декабря 1212 года[20]. Как он прошел путь от главного соратника Алексея до монаха, источники не сообщают. Историк Шукуров считает, что это молчание источников было умышленным, и Давид каким-то образом опорочил себя и был отправлен в монастырь по приказу Алексея[21]. Возможно, Давид, столкнувшись с очередной атакой Ласкариса, стал вассалом врага — Латинской империи, поскольку, как считает историк Уильям Миллер, «он мог предпочесть номинальный латинский сюзеренитет никейской аннексии»[22].

Куршанскис предполагает, что Алексей также интриговал против султана Кей-Кавуса, поддерживая претензии его брата Кей-Кубада на престол. Это могло стать дополнительным стимулом для сельджукского султана объединиться с Ласкарисом[18].

Кей-Кавус, реализуя положения альянса, решил захватить Синоп, самый важный порт на Чёрном море. Алексей Комнин был пленен, когда охотился за пределами города с эскортом из 500 всадников[23]. Султан распорядился показать Алексея защитникам города. Султан также послал доверенное лицо в город, чтобы договориться о капитуляции. Однако жители ответили: «Пусть Алексей взят в плен. Однако он вырастил сыновей в Трапезунде, которые способны править. Мы изберем одного из них в качестве нашего правителя и не отдадим страну туркам»[24].

Взбешенный султан приказал пытать Алексея на виду городских стен, и защитники дрогнули. Начались переговоры, и 1 ноября 1214 года жители сдали город сельджукам. Алексей был освобожден и признал вассальную зависимость от Конийского султаната. В большой степени благодаря этому, а также политическому союзу с Грузией, достаточно слабая в военном отношении Трапезундская империя была в состоянии в течение двух с половиной веков сохранять собственную государственность.

Последние годы

Потеря Синопа сократила Трапезундские владения — теперь их границы проходили всего в 250 км от столицы. Потеря Гераклеи также изолировала Трапезунд от контактов с Никейской империей и другими греческими землями[25]. Отрезанные от остальной части византийского мира, правители Трапезунда на ближайшие два поколения обратили своё непосредственное внимание на Восток.

Ничего определенного о дальнейшей жизни Алексея неизвестно. Он умер в возрасте сорока лет 1 февраля 1222 года после 18-летнего царствования. Его старший сын Иоанн был передан под опеку его зятя, Андроника I Гида.

Брак и дети

  • Жена: Феодора Аксухина (?), дочь Иоанна Комнина, представителя знатного византийского рода

Родословная

Родословная Алексея I Комнина

Примечания

  1. ↑ A. A. Vasiliev, «The Foundation of the Empire of Trebizond (1204—1222)», Speculum, 11 (1936), pp. 5-8
  2. ↑ George Finlay, The History of Greece and the Empire of Trebizond, (1204—1461) (Edinburgh: William Blackwood, 1877), p. 317
  3. ↑ Vasiliev, «Foundation», pp. 9-12
  4. ↑ Toumanoff, «On the Relationship between the Founder of the Empire of Trebizond and the Georgian Queen Thamar», Speculum, 15 (1940), pp. 299—312
  5. ↑ Kuršanskis, «L’Empire de Trébizonde et la Géorgie», Revue des études byzantines, 35 (1977). pp. 237—256
  6. ↑ Vasiliev, «Foundation», p. 18
  7. ↑ Kuršanskis, «Trébizonde et la Géorgie», p. 238
  8. ↑ Michael Panaretos, Chronicle, ch. 1. Greek text in Original-Fragmente, Chroniken, Inschiften und anderes Materiale zur Geschichte des Kaiserthums Trapezunt, part 2; in Abhandlungen der historischen Classe der königlich bayerischen Akademie 4 (1844), abth. 1, pp. 11; German translation, p. 41
  9. ↑ Vasiliev, «Foundation», pp. 18-20
  10. ↑ Vasiliev, «Foundation», p. 19
  11. ↑ Kuršanskis, «Trébizonde et la Géorgie», pp. 243—245
  12. ↑ Bryer, «David Komnenos and Saint Eleutherios», Archeion Pontou, 42 (1988—1989), p. 179
  13. ↑ Kuršanskis, «Trébizonde et les Turcs», pp. 109—111
  14. ↑ Vasiliev, «Foundation», p. 24; Bryer, «David Komnenos», p. 181
  15. ↑ Vasiliev, «Foundation», pp. 26-29
  16. ↑ Alice Gardiner, The Lascarids of Nicaea: The Story of an Empire in Exile, 1912, (Amsterdam: Adolf M. Hakkert, 1964), pp. 75-78
  17. 1 2 Bryer, «David Komnenos», p. 183
  18. 1 2 Kuršanskis, «Trébizonde et les Turcs», p. 112
  19. ↑ Shukurov, «The Enigma of David Grand Komnenos», Mesogeios, 12 (2001), p. 131; Bryer, «David Komnenos», p. 185
  20. ↑ Bryer, «David Komnenos», p. 184
  21. ↑ Shukurov «The Enigma», pp. 129f
  22. ↑ Miller, Trebizond, p. 17
  23. ↑ Kuršanskis, «Trébizonde et les Turcs», p. 113
  24. ↑ Vasiliev, «Foundation», p. 27
  25. ↑ Vasiliev, «Foundation», p. 26

Ссылки

Алексей Александрович - "американский князь" : lenarudenko — LiveJournal

Великий князь Алексей Александрович (дядюшка Николая II), любил путешествия, развлечения и миленьких актрис, его обвиняли в растрате казны и аморальном поведении.

В 20 лет князь Алексей тайно женился по любви на фрейлине - Сашеньке Жуковской. Семья брак не признала и добилась аннулирования. Фрейлину спешно выдали замуж за другого, а князь с горя пустился во все тяжкие и больше не женился. От краткого брака у него был сын Алексей Алексеевич.


Дворец великого князя Алексея Александровича (Алексеевский дворец). Гуляла, обошла дворец кругом и вспомнила историю князя. Он очень любил театр и музыку, и так сложилось, что теперь в его дворце "Санкт-Петербургский Дом музыки" - как по воле владельца.

Князь-путешественник побывал не только в традиционном путешествии по Европе, он путешествовал по Америке, Китаю, Японии, Бразилии, Кубе. Особенно князю Алексею понравилось на Диком Западе, где он охотился вместе с индейцами.


Молодой князь Алексей

Развод с супругой родственники князя организовали во время его отъезда. Узнав об этом, он писал матери письма: «Я чувствую, что не принадлежу себе, что я не могу оставить их (жену и ребенка). Есть чувство в этом мире, которое ничего не может преодолеть – это чувство любовь… Мама, ради Бога не губи меня, не жертвуй своим сыном, прости меня, люби меня, не бросай в ту пропасть, откуда мне не выйти…»

«Я не хочу быть срамом и стыдом семейства… Не губи меня ради Бога. Не жертвуй мной ради каких-нибудь предубеждений, которые через несколько лет сами распадутся… Любить больше всего на свете эту женщину и знать, что она забытая, брошенная всеми, она страдает, ждет с минуты на минуту родов… А я должен оставаться какой-то тварью, которого называют великим князем и который поэтому должен, и может быть по своему положению подлым и гадким человеком и никто не смеет ему это сказать… Помогите мне, возвратите мне честь и жизнь, она в ваших руках»


Сашенька Жуковская

Владимир Александрович – брат князя Алексея, написал Жуковской прямолинейное письмо, прося отступить: «Любезная Александра Васильевна! Я часто и много говорил с императрицей о всем случившемся… Ни она, ни государь не согласны на свадьбу, это их неизменное решение, ни время, ни обстоятельства не изменят его, верьте мне.

Теперь, дорогая Александра Васильевна, позвольте мне, опираясь на нашу старую дружбу и на давнишнее Ваше расположение ко мне, обратиться непосредственно к Вашему сердцу… Помните ли Вы, когда я, проводив родного брата, заехал к Вам. Прощаясь с Вами, я взял Ваши обе руки и, смотря Вам прямо в глаза, я спросил – точно ли Вы любите брата? Вы отвечали, что искренне любите его. Я поверил Вам, да и мог ли я не верить? Теперь вы знаете, в каком он положении. Вы знаете также решительную волю моих родителей. Все это побуждает меня, если Вы точно любите брата, умолять Вас на коленях, не губите его, а добровольно, искренне, откажитесь от него…»


Дворец в 19 веке

Интересно, что Александр II – отец князя Алексея, второй раз потом сам женился на даме некоролевских кровей, а вот сыну не позволил.

Чтобы отвлечь князя Алексея от грустных раздумий, царственные родственники отправили его в большое экзотическое путешествие по Америке. Князь понравился американцам, демократичный уклад жизни оказался ему очень близок, местные называли его «другом американцев». Дамы, узнав, что князь недавно пережил любовную драму, проявляли к нему романтический интерес. Молодому князю во время американского путешествия 1871 года исполнился 21 год.

Вот такой шикарный банкет на 2000 персон устроили в Нью-Йорке в честь приезда князя на фрегате «Светлана»:

«Огромная зала в 250 футов длины и 60 ширины, украшенная флагами обеих держав, была роскошно убрана, в простенках стояли модели разных американских судов; на стенах висели щиты из оружия; вокруг трех люстр, по темно-синему фону виднелись белые звезды; потолок был обтянут красными и белыми полосами материи, употребляемой для шитья флагов, которой на убранство всех комнат пошло до 1 000 000 ярдов. Над местом, назначенным для Великого Князя, стояло древко с кормовым флагом фрегата, на котором адмирал Фаррагут вошел на рейд Мобиль.
Его Высочество прибыл в 10 часов 30 минут и оставался на балу до ужина, то есть до 2 часов.
На столах стояли вазы с цветами, якоря из живых цветов и модели «Светланы», «Богатыря» и «Абрека», сделанные из сахара. Против прибора Великого Князя был поставлен желтый Императорский штандарт из сахара, с черным орлом в венке из иммортелей.
Еще более блестящий бал дан был в честь Великого князя 29 ноября, в залах музыкальной академии. Число приглашенных доходило до 4000 человек.

Убранство зала отличалось роскошью и изяществом. Крытый подъезд был драпирован русскими и американскими флагами; вход освещался огромной газовой люстрой; против дверей танцевальной залы висели три эмблематических картины, на одной из них был изображена молодая, красивая женщина во фригийской шапке, драпированная в американский флаг и протягивающая руку через море красивому юноше в императорской короне и пурпуровой мантии, опушенной горностаем; внизу картины изображен херувим, держащий оливковую ветвь.


Князь на Диком Западе

На картине, висевшей справа, были представлены: кавказец, великоросс и финляндец; а слева — три американца: один с плугом, другой с тюком хлопчатой бумаги, а третий — ударяющий молотом по наковальне. На двух других стенах висели 2 картины, изображающие освобождение крестьян Государем Императором и негров — Линкольном. В углу залы помещался широкий розовый шелковый турецкий диван, с гирляндой из искусственных цветов; в углублении залы находилась балюстрада из белого мрамора, на которой были расставлены живые цветы и зелень; по середине бил фонтан, окруженный цветами, а вдали виднелся грот. На дверях в биллиардную, была светлая шелковая драпировка, с двуглавым и одноглавым орлами.

Его Высочество со свитой прибыл в 10 часов и занял место в особой, приготовленной для него, ложе, в глубине которой висели портреты Государя Императора и Государыни Императрицы. При входе Великого Князя музыка заиграла "Боже Царя Храни" и публика встала, почтительно кланяясь высокому гостю.

Ужин начался в исходе первого часа. Столовая была убрана щитами, с американским и русским оружием и национальными флагами. Стол для Великого Князя был накрыт на возвышении; посредине был поставлен в великолепной серебряной вазе букет из роз и камелий. Тут же стояли из сахара и шоколада русские дворцы и памятники Вашингтона… Бал окончился весьма поздно».

Князь объездил и повидал во всей красе «Дикий Запад». Особенно ему понравилась охота на бизонов, местные охотники уважали князя. Путешествие продлилось 134 дня.


Князь остался в истории Америки. В комедии о картежниках дикого запада «Маверик» («Козырной туз») в эпизоде появляется русский князь, который приехал поохотиться на бизонов, прототип персонажа – князь Алексей Александрович. Фильм забавный, но меня там раздражает «бесячая» героиня Джоди Фостер.

Вернувшись в Россию, князь продолжил холостяцкую жизнь. В свете вызвал бурное обсуждение его роман с графиней Зинаидой Богарне, супругой герцога Лейхтенбергского. В честь любовницы князь Алексей даже назвал свою яхту "Зина". Герцог Лейхтенбергский не вмешивался в отношения жены и даже поддерживал с соперником товарищеские отношения, в свете шутили, что у них "любовь втроем".


Фаворитка князя

По воспоминаниям великого князя Александра Михайловича, графиня обладала магическим обаянием, которое очаровывало каждого:
"Когда я упоминаю ее имя, я отдаю себе отчет в полной невозможности описать физические качества этой удивительной женщины.

Я никогда не видел подобной ей во время всех моих путешествий по Европе, Азии, Америки и Австралии, что является большим счастьем, так как такие женщины не должны попадаться часто на глаза. Когда она входила, я не мог оставаться с нею в одной комнате. Я знал ее манеру подходить в разговоре очень близко к людям, и я сознавал, что в ее обществе я становлюсь не ответственным за свои поступки. Все молодые Beликиe Князья мне в этом отношении вполне сочувствовали, так как каждый страдал при виде ее так же, как и я. Находясь в обществе очаровательной Зины, единственное, что оставалось сделать — это ее обнять, предоставив церемонимейстеру делать, что угодно, но мы, молодежь, никогда не могли собраться с духом, чтобы решиться на этот единственно логический поступок.

Дело осложнялось тем, что наш «Beau Brummell» Великий Князь Алексей Александрович был неразлучным спутником четы Лейхтенбергских, и его любовь к герцогине уже давно была предметом скандала. В обществе эту троицу называли «ménage royal à trois», и все усилия Императора Николая II воздействовать на своего темпераментного дядю не имели никакого успеха. Я полагаю, что Великий Князь Алексей пожертвовал бы всем русским флотом, только бы его не разлучали с Зиной".

Герцогиня скончалась в возрасте 43 лет в 1889 году. Ее любовный роман с князем продлился 9 лет до ее смерти.

Великий князь Кирилл Владимирович вспоминал о веселом нраве дядюшки: «Я всегда был заядлым тенниссистом, и в зимние месяцы 1893-96 гг. часто играл на закрытых кортах дяди Николаши (великого князя Николая Николаевича) и графа Шувалова, которого мы звали Бобби. Кроме того, в нашем распоряжении был корт, который устроили в помещении одного из больших складов военно-морской верфи.
Отец и дядя Алексей, равно как и многие иностранные дипломаты, часто присоединялись к нашим полным беззаботного веселья играм.

Дядя Алексей облачался в странное одеяние собственного изобретения — что-то вроде мефистофелевского костюма в красную полоску — которое делало его похожим на настоящего шпрехшталмейстера. Он очень гордился тем, что был единственным обладателем такого фантастического наряда, и любил демонстрировать его окружающим. «Я одет лучше любого из вас», — не раз говорил он нам.

Когда в перерывах между сетами мы пили чай — а его нам подавали из находившегося неподалеку дома дяди Алексея, — мальчишки из мореходного училища, которые подносили нам мячи, начинали дурачиться и поднимали такой шум и гам, что дядя Алексей своим зычным командным голосом призывал их к порядку».

В государственной службе князь Алексей выбрал морскую карьеру. Участвовал в русско-турецкой войне 1877-1878 годах, был назначен начальником морских команд на Дунае. Задачей князя было "не допускать неприятеля нанести вред нашим переправам, чем обеспечивалось довольствие армии и доставлялась возможность вести военные действия спокойно и безостановочно".

Алексей Александрович занимал пост адмирала флота в годы русско-японской войны. Он отговаривал Николая II отправлять флот на Дальний Восток, но его доводы оказались для племянника неубедительны.


Зрелые годы

Великий князь Александр Михайлович подтверждает, что Николая II отговаривали от непродуманного шага: «Мы сидели в Царском с Никки, дядей Алексеем и Авеланом и обсуждали новый важный вопрос. Нам предстояло решить, должны ли мы утвердить план адмирала Рожественского, который предлагал отправить наши военные суда на Дальний Восток, на верную гибель. Сам адмирал не питал каких-либо надежд на победу. Он просто думал о том, что надо "чем-нибудь удовлетворить общественное мнение…"

Никки объяснил нам причину нашего совещания и просил нас всех искренно высказать свое мнение по этому вопросу.

Дядя Алексей ничего не мог сказать и имел гражданское мужество в этом признаться… было решено… наш Балтийский флот на верную гибель в Тихий океан не посылать».


Колоритные служебные помещения

«В Цусимском поражении он не мог винить никого, кроме себя» — писал великий князь Александр Михайлович о решении Николая II.

После поражения в русско-японской войне князь взял вину на себя, чтобы спасти царскую репутацию. В 1905 году он подал в отставку и покинул Россию. Былые друзья и сторонники отвернулись отнеслись к нему как к предателю. Репутация о распутстве и растратах князя сыграла дополнительную роль. Говорили, что на деньги, предназначенные для строительства судов, он покупал бриллианты своим фавориткам. Однажды, когда певица-фаворитка князя вышла на сцену, из зрительного зала раздались крики «вот где наши корабли - в ее бриллиантах!».
Князь умер спустя три года после отставки в 1908 году в Париже в возрасте 58 лет.

Оглавление блога
Мой паблик вконтакте
Мой facebook, Мой instagram
e_be8aef90-1Моя группа в Одноклассниках

И еще - Мои мистико-приключенческие детективы


Алексей Кулаков - Великий князь

Yakov 07.04.2019 10:31
Толи у злотникова содрал Толи злотноков у него. Нов целом
понравилось Снеженика 06.07.2016 17:08
Прочла обе книги и третью прочту)Но хочется сказать автору-уважаемый Алексей Иванович,не нужно Г.Г.наделять божественными функциями,какая то имба получается)Пусть он будет ближе к народу,тогда и книга выиграет. Servolf 29.06.2016 01:20
Прочел обе. Как прогрессорская АИ еще ничего. Кто ищет динамичный боевичок, вам не сюда. Но вот сочетание лекарско-экстрансенсорных способностей ГГ, его исторических знаний и производства это главный рояль. А потом рояли на него так и валяться. И это превращает текст в совершенно не читаемый. А главное автор не прописал никакого противодействия ГГ. А то что прописал, лучше и не пытался. В итоге минусы и рояли празднуют уверенную победу с решающим перевесом. Tartar1 25.06.2016 22:29
Еле-еле прочитал 1 книгу и сейчас начал вторую. Нет не идёт, уже хватило первой. Там не ГГ, а целый оркестр из роялей. Легче сказать, что не может герой. Это не альтернативная история, а фэнтази, где ГГ супермаг 10-летнего возраста (в 1 книге). Читать не советую. фавцуке 25.06.2016 03:57
"Московской Руси"...

Рукалицо. Там случайно в книге Казанской и Сахалинской Руси не встречается?

Трамп 24.06.2016 20:25
Нормалек, но первая лучше была. Третьей не быть - хорошая вряд ли получится. чтец 24.06.2016 18:33
+Ьшлд Ьшлд 24.06.2016 14:51
Добротная АИ в стиле Кулакова. Первая часть серии была более динамичной, во второй ГГ, подобно "Оружейнику" постоянно съезжает в прогрессорство и промпроизводство, хотя его таланты лежат в другой, в духовной области. Книга читается легко, не не очень увлекательно - слишком мало динамики, события разворачиваются о-о-чень медленно. Оценка - твердая "4". Frol 24.06.2016 11:02
Вот очень полезные коментарии.... Зил 23.06.2016 18:51
бабама ничего у них не решает..он даже квоты на продажу оружия не может понизить)решают люди,которых никто не знает,а абамка-так, исполнитель.. Arc 23.06.2016 18:38
хотюнчик, с тобой многие не согласятся - для них самый-самый Черный Абизьян... хотюнчик 23.06.2016 17:47
Великий Князь В.В. самый лучший в Мире!Царь!)

Алексей Живой - Империя: Великий царь » Книги читать онлайн бесплатно без регистрации

Тысячи воинов со всех концов своей необъятной империи собрал персидский царь Ксеркс и бросил их на покорение Греции. Однако у фермопильского ущелья его победоносное шествие остановили спартанцы. Горстка смелых воинов во главе с царем Леонидом, не испугавшихся несметных полчищ и не пожелавших сдаться на милость богоподобного властителя Персии.Много дней идет жестокий бой и все спартанцы готовы умереть за свою родину, не сделав и шагу назад. Но, среди них есть один воин, – Гисандр, – а вернее Тарас Черный, боец спецназа «Тайфун», пару лет назад перенесшийся в эту эпоху. Только он один знает, что у Фермопил можно не просто умереть героем, прославив свое имя в веках. Только он один знает, что многотысячную армию персов можно победить. И только он один знает, как это сделать.

Алексей Живой

Империя: Великий царь

Часть первая

Бог из машины[1]

Глава первая

Мидяне

– Спартанцы! – выкрикнул бородатый всадник в чешуйчатом панцире, на боках которого играли солнечные блики, приблизившись к фаланге гоплитов. – Богоподобный царь персидской империи милостиво подарил вам четыре дня жизни, для того чтобы одуматься и сложить оружие. Но это время прошло. Каков будет ваш ответ?

Леониду не нужно было поворачиваться и осматривать пристальным взглядом лица своих бойцов, чтобы ощутить их решимость сражаться. Эта решимость жила в каждом из воинов, составлявших фалангу спартанцев, что перегородила узкий фермопильский проход от края до края с самого рассвета. Все они монолитной стеной, подняв щиты и копья, встали на пути персидской армии. Был среди них и Тарас, принявший в этой жизни имя Гисандра. Он стоял во второй шеренге рядом с Эгором и Архелоном, рассматривая сквозь прорези шлема персидских солдат.

– Передай богоподобному Ксерксу, – медленно проговорил царь Спарты, прищурившись на солнце и осматривая конное воинство за спиной своего собеседника, – чтобы он отправлялся назад за море. И хотя здесь стоят не боги, а всего лишь свободные люди, Ксеркс не сможет здесь пройти, пока жив хотя бы один из нас.

– Тогда я, Тигран, из рода Ахменидов, – прорычал всадник, лицо которого исказила гримаса ярости, – предводитель войска Мидян[2], обещаю тебе, Леонид, что еще не успеет солнце пройти зенит, как твои кости будут глодать птицы-падальщики.

– К чему тратить драгоценное время, – ответил Леонид. Усмехнувшись и сжав копье, он добавил, спокойно взирая на всадника, гарцевавшего в двадцати шагах от строя спартанцев: – Веди сюда своих воинов и приготовь побольше могил, – немногие из них вернутся сегодня назад.

Раздавшийся вслед за этим хохот спартанских гоплитов окончательно вывел из себя Тиграна. Знатный перс хлестнул своего породистого скакуна и устремился назад, изрыгая проклятия на голову упрямых спартанцев.

А Леонид, уловив движение в строю персидских всадников, вооруженных луками, вскинул руку и крикнул, мгновенно заставив всех замолчать.

– Стрелы! Поднять щиты!

Не успел Тигран еще достигнуть строя своих всадников, как тысячи стрел взлетели в воздух и, затмив солнце, устремились на горстку спартиатов, словно разящие молнии.

Услышав команду царя, все спартанцы давно заученным движением мгновенно повалились на одно колено, прикрыв щитом голову и тело. Это случилось вовремя. Едва Тарас и стоявшие рядом с ним гоплиты выполнили приказ, как тысячи стрел забарабанили по медным щитам с изображением «Лямбды». Стрелы падали на них сверху, отскакивая от щитов, вонзаясь в расщелины каменистого плато, пригвождая к земле концы алых плащей, накинутых на плечи. Но спартанцы замерли, сгруппировавшись и не давая себя поразить.

И все же стрел было очень много, их зловещий свист не прекращался несколько минут подряд. Вскоре Тарас услышал позади себя приглушенный крик одного из бойцов. Осторожно оглянувшись, не опуская щита, он увидел, что персидская стрела поразила того в бедро. Раненый спартанец со злостью сломал оперение стрелы, оставив наконечник в своей плоти. Тарас понимал, каково тому было: получить ранение, еще даже не выступив в бой! По опыту он знал, – этот парень ни за что не признает себя раненым и не попытается избежать драки. Даже наоборот, рана прибавит ему ярости. И горе тому персу, что окажется у него на пути.

– Атака! – скомандовал Леоднид, едва стрелы перестали свистеть над головами спартанцев.

Все гоплиты поднялись, образовав плотный строй. Никто не погиб, а раненых пока «не было». Конница отошла назад, и снизу приближались пешие воины персов с копьями наперевес.

Подняв щит повыше, и сжав покрепче древко копья, Тарас вглядывался в персов. Если не обращать внимания на численность наступавших, увиденное его не слишком испугало. На головах бородатых персов, точнее мидян, если верить их предводителю, были мягкие войлочные шапки. «Кажется, это называется тиара, – припомнил Тарас, – но от хорошего удара в голову она не спасет».

Тело укрывали пестрые хитоны, поверх которых блестели медные чешуйки – панцири с короткими рукавами. На ногах штаны, без всяких признаков поножей и кожаные сандалии. Вместо медных щитов персы легко несли плетеные, из-под которых виднелись колчаны с небольшим луком и стрелами. Каждый персидский пехотинец был вооружен копьем, которое показалось Тарасу гораздо короче собственного, а с правого боку у них виднелись не то короткие мечи, не то кинжалы.

«Шлемов нет, – констатировал Тарас, чуть выставляя левую ногу вперед, прикрываясь щитом и поднимая острие копья, как сделали все, кто стоял с ним рядом в шеренге, – ноги тоже не защищены. Это хорошо. Коли куда угодно. А мы-то вооружены гораздо лучше. Да и бегут они вперед, словно стадо баранов, значит, шанс есть».

– Держать строй, спартанцы! – рявкнул Леонид, поднимая копье вверх, когда до персов оставалось не больше тридцати метров, – беречь силы и помнить о ложном отступлении. Это только начало.

Тарас знал все маневры, которые они отрабатывали столько раз в строю, наизусть. Но все они выполнялись по команде. А до тех пор – бей и коли!

Он уже видел разъяренные лица и слышал крики мидян, подбадривавших себя гневными воплями. Авангард войска, пришедшего сейчас к Фермопилам, насчитывал никак не меньше тысячи человек. Почти половина из тех, что выстроились сейчас далеко внизу, там, где проход огибал выступавшую в море гору, бросилась в атаку на три сотни спартанцев, которых вывел Леонид на первый бой, чтобы показать союзникам, как надо биться.

Дальше за горой проход расширялся и появлялось небольшое плато, уходившее вниз вдоль скалы. На нем ожидала исхода схватки оставшаяся часть персов вместе с Тиграном. Справа от спартанцев плато обрывалось в море, слева было ограничено почти отвесными скалами. При всем желании атаковать персы могли фронтом не больше, чем из тридцати-сорока человек. А судя по размашистым движениям мидян, которые на бегу далеко отставляли руки с легким щитом и копьем, они больше привыкли воевать на широких пространствах.

– Мне говорили, что варвары[3] бьются толпой, – усмехнулся стоявший рядом Архелон, бросая быстрый взгляд на Тараса, – но я не верил. А зря.

– Да, – кивнул Тарас, – держа строй, мы выстоим. А сели дойдет до драки руками, вспомни, чему я тебя учил.

– Я не забыл, Гисандр, – кивнул Архелон.

А в мозгу командира эномотии промелькнуло несколько уроков рукопашного боя, что дал-таки бывший спецназовец и десантник своему другу в минуты отдыха. Архелон оказался способным учеником и вскоре освоил несколько хороших ударов ногами и руками без всякого оружия. Не отставал от него и Эгор. Устраивая между ними спарринги, Тарас от души веселился. Но греки все делали всерьез.

Достигнув, наконец, строя неподвижно стоявших спартанцев, ощетинившихся копьями, персы обрушились на них лавиной тел, стремясь задавить количеством. Но не вышло. Короткие копья персов в ближнем бою не давали им возможности достать закованного в доспехи противника. И лавина быстро растеклась на отдельные ручейки, после того как первая шеренга спартиатов несколько раз одновременно вонзила копья в персидских воинов. Те пытались отбивать молниеносные удары разящих спартанских копий, но плетеные щиты были им плохой защитой. Много персов нашло свою смерть в первой же атаке. Проход огласился воплями и стонами раненых врагов.

Тарас с завистью смотрел, как мастерски колол мидян пентекостер Креонт, стоявший позади царя в первой шеренге. Отводя удары персидских копий большим медным щитом и методично работая своим длинным копьем, он убил двоих бородатых воинов точным ударом в шею. Еще двоих ранил ударом в бедро, а последнего, что подобрался слишком близко, поразил резким ударом отточенного острия в глаз. Мидянин вскрикнул, схватившись за окровавленное лицо, и рухнул на камни.

Рядом с пентекостером билось несколько неизвестных Тарасу воинов, а дальше он разглядел Алкмена, который тоже отважно сражался. В каждом движении опытного спартанца сквозило мастерство тренированного бойца. Стоя всего в нескольких метрах за его спиной, Тарас даже залюбовался, с каким изяществом копье Алкмена вспарывает пестрые хитоны мидян, проникая в плоть.

Чуть поодаль дрались два брата, Алфей и Марон, а рядом с ними сверкал медью отполированного шлема храбрец Диенек. Не раз и не два мидяне пытались поразить его, но он был словно выточен из камня и двигался расчетливо, почти одновременно со стоявшими рядом бойцами. Диенек удивил Тараса тем, что дважды убил своих врагов, прошив насквозь их плетеные щиты.

Тарас заметил, что почти никто из спартанцев не стремится лишний раз попробовать на прочность персидский панцирь. «А зачем тупить копье? – поймал он себя на мысли, отбивая прилетевшую издалека стрелу. – Ведь у них столько незащищенных мест, что можно убивать, даже не касаясь доспехов. Похоже, этот Ксеркс металл экономит больше, чем своих людей».

биография, семья, награды, военная служба

Великий князь Алексей Александрович - известный отечественный государственный и военный деятель. Он был четвертым сыном в семье Александра II и Марии Александровны. Являлся членом Государственного совета, руководил Морским ведомством и флотом, Адмиралтейств-советом. Неоднократно принимал участие в войнах и сражениях, был награжден большим количеством российских и зарубежных наград.

Ранние годы

Великий князь Алексей Александрович родился в 1850 году. Он появился на свет в Санкт-Петербурге. Как было принято в те времена, фактически при рождении был записан на службу в армию, чтобы к зрелому возрасту уже иметь офицерские звания за выслугу лет. Первоначально его определили в Преображенский, Московский и Егерский полки. В 1853 году зачислили в Уланский полк.

Фото Алексея Александровича

Уже с 1855 года великий князь Алексей Александрович был в составе только что созданного Стрелкового императорского полка. В семь лет герой нашей статьи уже получил свои первые обер-офицерские чины, взял шефство над Екатеринбургским пехотным полком. В 1860-м отправился на морскую практику, которую проходил на различных кораблях. Море всегда привлекало его, поэтому своей стезей он выбрал службу на флоте. Его непосредственным наставником и воспитателем на этом поприще был контр-адмирал Константин Николаевич Посьета.

В 1866 году великий князь Алексей Александрович был произведен в поручики гвардии и лейтенанты флота.

Крушение на корабле

В 1868 году юный князь оказывается на грани гибели, когда отправляется в плавание на фрегате "Александр Невский" в Балтику из Поти. Кораблем командует Посьета, но в ночь на 13 сентября он терпит крушение, наскочив на мель в Ютландском проливе. Экстренно была организована спасательная операция, в ходе которой погиб один офицер и три матроса. По воспоминаниям капитана первого ранга Оскара Карловича Кремера, герой нашей статьи повел себя достойно, когда отказался в числе первых отправляться на берег с тонущего судна. Это была первая проверка на прочность в биографии великого князя Алексея Александровича.

Плавание по миру

Уже через четыре дня после этого события героя нашей статьи произвели в штабс-капитаны, он получил назначение флигель-адъютантом. В том же году взял шефство над Тенгинским полком. В 1870 году совершил первое самостоятельное плавание в должности вахтенного начальника. На корвете "Варяг" он по водной системе добрался из Санкт-Петербурга в Архангельск, а оттуда уже морем вернулся в Кронштадт.

В плавание по миру великий князь Алексей Александрович Романов отправился в 1871 году. Его назначили старшим офицером на фрегате "Светлана". Именно на нем он отправился в Северную Америку, обогнув мыс Доброй Надежды, посетил Японию и Китай с официальным визитом. Во Владивосток вернулся в декабре 1872 года. Оттуда поехал в столицу уже по суше через всю Россию, останавливаясь во многих сибирских городах. В Томске в честь его посещения переименовали реальное училище и одну из улиц города.

Биография Алексея Александровича

Известно, что во время своего визита в США принимал участие в охоте на бизонов вместе с известным американским шоуменом и военным Буффало Биллом и генералом Филиппом Генри Шериданом. В этой поездке он посмотрел почти весь мир, проверил себя на прочность, многое узнал и понял.

В 1873 году герой нашей статьи получает назначение командующим Гвардейским флотским экипажем. Будучи членом артиллерийского и кораблестроительного отделений Морского технического комитета, принимает непосредственное участие в работе морского ведомства. С 1876 года - шеф Восточно-Сибирского линейного батальона.

Русско-турецкая война

Первым военным конфликтом, в котором принимает участие Алексей Александрович, становится русско-турецкая война 1877-1878 годов. В ходе боевых действий его назначают руководителем морских команд на Дунае.

Он сам принимает непосредственное участие в сражениях, осуществляет успешную операцию по организации переправы через Дунай. За успехи, проявленные на службе, награжден орденом Святого Георгия четвертой степени. Великий князь Николай Николаевич-старший, который в то время является главнокомандующим армией, отмечает успешную распорядительность и неутомимость молодого офицера. Подчеркивает успешное принятие всех необходимых мер для недопущения нанесения вреда неприятелем нашим переправам. Это позволило основным силам спокойно и безостановочно вести военные действия.

Алексей Александрович с семьей

В 1877 году Алексея Александровича производят в контр-адмиралы, еще через пять лет он становится вице-адмиралом. Незадолго до этого входит в состав Государственного совета, становится руководителем Морского ведомства и флота, сменив на этих постах своего дядю Константина Николаевича.

В 1883 году получает звание генерал-адмирала. В то время Алексей Александрович, конечно, даже не мог подозревать, что окажется последним генерал-адмиралом в истории отечественного флота, вскоре эту должность упразднят, изменив саму армию, да и всю страну.

1 января 1888 года получает звание адмирала.

Во главе Морского ведомства и флота

С 1890 года Алексей Александрович состоит в берлинском православном Свято-Князь-Владимирском братстве. Через несколько лет получает очередные назначения, повышающие его по службе. Он становится шефом Морского кадетского корпуса и Пятого флотского экипажа.

Стоит отметить, что за то время, в которое он возглавлял флот и Морское ведомство, полагался в большинстве решений и принципиальных вопросах на своих непосредственных помощников, то есть руководителей морских министерств. В разные времена это были Алексей Алексеевич Пещуров, Иван Алексеевич Шестаков, Николай Матвеевич Чихачев, Павел Петрович Тыртов и Федор Карлович Авелан. Последний ушел в отставку в 1905 году. Многие современники высоко ценили умение Алексея Александровича прислушиваться к мнению и позиции высшего офицерского командного состава.

При нем на русском флоте был введен морской ценз, появилось положение о вознаграждении и поощрении на командование судами первого и второго ранга на протяжении длительного времени, корпуса инженеров-механиков и корабельных инженеров были преобразованы и усовершенствованы. Увеличилось число экипажей на русском флоте, было построено большое количество крейсеров и броненосцев, обустроены порты Александра III в Либаве, Порт-Артур, Севастополь. Выросло число эллингов, были значительно расширены доки во Владивостоке, Кронштадте, Севастопольском морском порту.

Судьба Алексея Александровича

На развитие этих городов оказал непосредственное влияние Алексей Александрович. Именно при нем появился морской рыбный и торговый порт в Крыму. Севастопольский морской порт и сегодня остается одним из самых значимых и влиятельных на черноморском побережье. В этом необходимо признать заслугу героя нашей статьи.

Русско-японская война

Сильным ударом по его репутации стало сокрушительное поражение, которое русский флот потерпел во время Русско-японской войны. В глазах общественности именно он превратился в главного виновника и ответственного за случившееся.

Русско-японская война началась в январе 1904 года. Борьба велась за право установить контроль в Корее, Маньчжурии и на Желтом море. Это был самый крупный конфликт в мире за последние несколько десятилетий, в котором активно применялись броненосцы, дальнобойная артиллерия и миноносцы.

Уже в начале XX века в политике императора Николая II вопросы, связанные с Дальним Востоком, стали одними из основных. Его привлекала так называемая "большая азиатская программа". В частности, во время своей встречи с германским императором Вильгельмом II он однозначно заявил, что Россия планирует в самое ближайшее время не только укрепить, но и усилить свое влияние в Восточной Азии.

Основным препятствием для решения этой задачи стала Япония. Считается, что Николай II предвидел это столкновение, готовясь к нему на всех фронтах - и дипломатическом, и военном. Однако многие в правительственных кругах рассчитывали, что Япония вовсе не решится на вооруженный конфликт с таким сильным противником. Русско-японские отношения обострились в 1903 году из-за спора о лесных концессиях в Корее. Для России это был принципиальный вопрос, так как она могла обеспечить себе выход к незамерзающим морям, завладеть огромной незаселенной территорией Маньчжурии. Япония стремилась установить полный контроль над Кореей, требуя, чтобы Россия отступила.

Алексей Романов

Уже в декабре 1903 года, благодаря агентурным данным, Николай II знал о том, что Япония завершила подготовку к войне, ждет удобного случая, чтобы нанести удар. Но никаких экстренных ответных мер не последовало. Нерешительность высших чиновников привела к тому, что план подготовки кампании против агрессивного соседа так и не сумели воплотить в жизнь.

Японский флот напал на русскую эскадру внезапно и без объявления войны на внешнем рейде Порт-Артура в ночь на 27 января 1904 года. Это привело к выводу из строя нескольких мощных кораблей, позволив японцам беспрепятственно высадиться в Корее. В мае японцы воспользовались пассивностью русского командования, чтобы высадиться на Квантунский полуостров, фактически отрезав по суше Порт-Артур от России. К декабрю оказавшийся без поддержки гарнизон был вынужден капитулировать. Остатки мощной русской эскадры, которая стояла на его обороне, были потоплены самими экипажами или взорваны японской артиллерией.

Генеральное сражение состоялось в феврале 1905 года при Мукдене. В нем русская армия была вынуждена отступить. Одним из самых известных стало сражение возле острова Цусима, в котором еще одна отечественная эскадра, переброшенная на Дальний Восток, была разгромлена.

Второй эскадрой Тихоокеанского флота командовал вице-адмирал Зиновий Петрович Рожественский. Императорский флот Японии под предводительством адмирала Того нанес России последнее сокрушительное поражение в этой войне. В сражении при острове Цусима рухнули последние надежды российского руководства на благоприятный исход. Провал был обусловлен многими факторами. Среди них отмечали удаленность театра военных действий от главных центров страны, незаконченную военно-стратегическую подготовку, ограниченность коммуникаций, а также значительное технологическое отставание русского флота от армии противника. Великий князь Алексей Александрович и его флот, лицом которого он фактически и был, стали главными ответственными за этот провал.

После поражения в Цусимском сражении он подал в отставку, был уволен со всех морских постов.

Личная жизнь

О личной жизни Алексея Александровича ходит много предположений. По некоторым сведениям, он состоял в морганастическом браке с фрейлиной Александрой Васильевной Жуковской, которая была дочерью знаменитого русского поэта. Нельзя сказать достоверно, существовал ли этот брак, но даже если так, то он не был признан официально.

Считается, что 19-летний герой нашей статьи тайно обвенчался с 27-летней Александрой Васильевной Жуковской то ли где-то в Италии, то ли в Женеве. Император брак не одобрил, и тот был расторгнут Синодом. По другим данным, влюбленные поддерживали только внебрачные отношения.

Карьера Алексея Александровича

В 1871 году Жуковская родила князю сына Алексея. Он вырос в Германии, получил титул барона в Сан-Марино и фамилию Седжиано. Служил в драгунском полку, до 1914 года оставался на своей вилле в Баден-Бадене, но с началом Первой мировой войны вернулся в Россию.

После Октябрьской революции трудился ученым-биологом. Его дети эмигрировали, а сам он решил остаться в России. В 1932 году расстрелян в Тбилиси.

После отношений с Жуковской Алексей Александрович был близок с Зинаидой Скобелевой. Хоть она и была замужем, их связь продолжалась с 1880 по 1899 год, до самой ее кончины. После ее смерти от рака горла герой нашей статьи увлекся французской балериной Элизой Балетта, которая танцевала в труппе Михайловского театра. Дворец великого князя Алексея Александровича был расположен в Санкт-Петербурге на Дворцовой набережной, 30.

Награды

Великий князь имел огромное количество наград. Он имел все основные ордена Российской империи, именное оружие. В 1874 году получил орден Почетного легиона во Франции. Это национальная награда, которая считается самой престижной и значимой для Франции. Сам Алексей Александрович считал орден Почетного легиона своей главной зарубежной наградой.

Смерть

В ноябре 1908 года высочайшим манифестом было объявлено о его смерти. Он скончался в Париже, тело великого князя Алексея Александровича (1850-1908) доставили в Россию на поезде. Погребение состоялось в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга.

Похороны Алексея Александровича

На церемонии прощания присутствовали: император Николай II с супругой, вдовствующая императрица Мария Федоровна. Причиной его такой скоропостижной смерти в возрасте 58 лет стало воспаление легких, которое он подхватил в зарубежной поездке. При этом его ближайшее окружение отмечало, что князь был удручен своей отставкой, сокрушительным поражением в русско-японской войне, из-за которого сильно переживал.

Упоминания в массовой культуре

Личность Алексея Александровича чрезвычайно популярна в массовой культуре. Например, он является главным героем цикла романов "Генерал-адмирал" Злотникова. Это классические примеры книг по альтернативной истории. Романы Злотникова "Генерал-адмирал", в которых также много от фэнтези, давно обрели своих поклонников.

Важное место герой нашей статьи занимает в творчестве Андрея Величко, в частности в его серии книг "Кавказский принц". Упоминание о великом князе встречается в рассказе Василия Шукшина "Чужие", покушение на его жизнь описывается у Конан Дойля в сборнике "Подвиги Шерлока Холмса".

АЛЕКСЕЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ (ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ) — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

Алексей Александрович Романов.

Великий князь Алексей Александрович был четвёртым сыном императора Александра II (1818–1881) и императрицы Марии Александровны (1824–1880). Со дня рождения он был зачислен дедом, Николаем I, в списки Гвардейского экипажа и предназначался к военно-морской службе. При крещении он получил ордена Св. апостола Андрея Первозванного, Св. Александра Невского, Белого орла и Св. Анны 1-й ст. Великий князь состоял шефом лейб-гвардии Московского, 37-го пехотного Екатеринбургского, 77-го пехотного Тенгинского полков, 1-го Восточно-Сибирского линейного батальона и 5-го флотского экипажа.

Четвёртый сын императора получил домашнее образование. В 1858–1874 годах он воспитывался под руководством известного учёного-мореплавателя К. Н. Посьета, осваивая теоретический курс обучения морским наукам и принимая участие в плаваниях российских кораблей. В 1857 году великому князю был присвоен чин мичмана, в 1866 году – лейтенанта, а в 1868 году он был пожалован во флигель-адъютанты к Е. И. В. В том же году Алексей Александрович попал в кораблекрушение в проливе Скагеррак. В 1870 году он совершил плавание по внутренним водным системам из Санкт-Петербурга в Архангельск, а затем на корвете «Варяг» вернулся морем в Кронштадт. В 1871–1873 годах на военном фрегате «Светлана» великий князь плавал в Северную Америку, Японию и Китай, после чего вернулся в столицу сухопутным путём через всю страну. В 1873 году он получил чин капитана 1-го ранга, затем несколько лет командовал Гвардейским экипажем и одновременно фрегатом «Светлана». В 1874 году Алексей Александрович стал членом кораблестроительного и артиллерийского отделений Морского технического комитета, в 1875 году – почётным членом Общества для содействия русскому торговому мореходству, а в 1877 году – почётным членом Николаевской Морской академии. В июне 1877 года его произвели в контр-адмиралы с зачислением в Свиту Е. И. В.

Во время Русско-турецкой войны 1877–1878 годов Алексей Александрович состоял начальником всех морских команд на Дунае. За успешную проводку понтонов из Никополя в Систово мимо вражеских позиций и охрану переправы русских войск он был награждён золотой саблей с надписью «За храбрость» и орденом Св. Георгия 4-й ст. В 1880 году великий князь был пожалован в генерал-адъютанты, а в 1881 году – назначен членом Государственного совета. В том же году он стал управляющим флотом и морским ведомством, а затем был назначен главным начальником флота и морского ведомства с правами, предоставленными генерал-адмиралу. Параллельно Алексей Александрович возглавлял Особое совещание по усилению русского военного флота. При его участии разрабатывалась двадцатилетняя судостроительная программа (1881) и последующие планы военно-морского строительства. В 1882 году великий князь получил чин вице-адмирала, в следующем году – чин генерал-адмирала, а в 1888 году – адмирала. В 1892 году его назначили членом Комитета министров и шефом Морского кадетского корпуса.

За годы управления Алексея Александровича морским ведомством и флотом были преобразованы корпуса инженер-механиков и корабельных инженеров, увеличено число флотских экипажей, построены новые броненосцы и крейсеры, обустроены или усовершенствованы порты в Севастополе, Порт-Артуре, Кронштадте, Владивостоке. Негативными сторонами руководства великого князя были рост уровня казнокрадства в его ведомстве, замедление темпов технического перевооружения флота и снижение его боеспособности. 2 июня 1905 года, в разгар Русско-японской войны, Алексей Александрович был снят с занимаемых постов с сохранением звания генерал-адмирала.

Последние годы жизни великий князь провёл во Франции. По словам великого князя Александра Михайловича, его родственник не представлял, как можно «провести год вдали от Парижа». В 1908 году Алексей Александрович умер в столице Франции от воспаления лёгких. Его похоронили в великокняжеской усыпальнице Петропавловского собора в Санкт-Петербурге.

Алексей Александрович не был женат, но имел от связи с фрейлиной императрицы Александрой Васильевной Жуковской (1842–1899), дочерью знаменитого поэта, сына Алексея (1871–1832). В 1884 году указом Александра III тот был возведён в графское Российской империи достоинство.

Многие современники характеризовали личность Алексея Александровича очень положительно. С. Ю. Витте отмечал доброту и благородство великого князя, называл его «во всех отношениях достойным и прекрасным» человеком. А. А. Мосолов писал, что Алексей Александрович «обладал большой жизненной энергией». Вместе с тем, оба эти современника великого князя, а также его родственник, великий князь Александр Михайлович, отмечали, что светская жизнь, путешествия и внимание женщин интересовали Алексея Александровича гораздо больше, чем государственные дела, в которых он был малокомпетентен.

Награды
  • Орден Св. Анны 1-й ст. (1850)
  • Орден Белого орла (1850)
  • Орден Св. Александра Невского (1850)
  • Орден Св. апостола Андрея Первозванного (1850)
  • Орден Св. Георгия 4-й ст. (1878)
Литература
  • Федорченко В. И. Свита Российских императоров. В 2 кн. Кн. 1. А–Л. М., 2005. С. 36 – 38.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *