Виды сводов: Свод — Википедия – А. В. Кузнецов. Своды, их конструкция и декор. 1936

4.9.5 Основные типы сводов, их применения.

Свод (от «сводить» — соединять, смыкать) — в архитектуре тип перекрытия или покрытия пространства (помещения), ограниченного стенами, балками или столбами — конструкция, которая образуется наклонными поверхностями (прямолинейными или криволинейными).

Своды позволяют перекрывать значительные пространства без дополнительных промежуточных опор, используются преимущественно в круглых, многоугольных или эллиптических в плане помещениях.

Сводчатые перекрытия на протяжении веков использовались, в первую очередь, для религиозных и общественных помещений, поскольку при правильном расчете свода он может покрыть огромное пространство — в то время как балка, вне зависимости от материала, имеет предел длины. (Именно поэтому в частном строительстве, даже в тех же панельных домах, до сих пор преобладает балочно-стоечная система, так как там нет нужды в большом метраже и высоких потолках). Наибольшее разнообразие типов сводов демонстрирует сакральная архитектура, которая обязана была совмещать вместительность и красоту, а в сталинской архитектуре этим параметрам должно было соответствовать метро, поэтому в настоящий момент станции московского метрополитена демонстрируют большую вариабельность в типах сводов.

4.9.6 Конструктивные решения сводчатых покрытий. Примеры покрытий в виде оболочек

а – шедовое с диафрагмами в виде железобетонных арок; б – то же, в виде стальных ферм криволинейного очертания

Оболочки, которые могут перекрывать большие пролеты, имеют незначительную толщину 30... 100 мм, так как бетон в этом случае работает в основном на сжатие.

Оболочки могут быть цилиндрические купольные, параболоидные и др. Хорошие показатели имеет покрытие из длинных цилиндрических оболочек, применяемых при сетке колонн 12×24 м и более.

Важным аспектом устройства покрытия является возможность принятия тако­го конструктивного решения, которое позволило бы добиться оптимальной ме­таллоемкости и массы здания, а также сократить трудозатраты на его возведе­ние.

В настоящее время успешно используют возводимые из унифицированных трубчатых элементов структурные конструкции покрытия типа «Модуль» и «Берлин». Покрытие типа «Модуль» компонуют из структур размером 36×36, 30×30, 24×24 м. Пространственное стальное покрытие типа «Берлин» представляет собой стержневую складчатую конструкцию, состоящую из наклонно расположенных основных ферм с общими верхними и нижними поясами. Сетка колонн при таком покрытии имеет размеры 12×18 и 12×24м. Для изготовления ферм используют трубы диаметром от 45 до 108 мм.

Устраивают также висячие покрытия, которые работают на растяжение. Висячие конструкции делятся на вантовые и собственно висячие.

а – висячее покрытие однопоясное пролетом 12+78+12 м; б – то же, двупоясное пролетом 9+50+9 м

Несущими элементами в вантовых покрытиях являются тросы и вантовые прямолинейные элементы. В качестве настилов используют алюминиево-пластмассовые панели, коробчатые настилы из стеклопластиков и сотовые панели. Вантовые покрытия могут быть пролетом 100 м и более.

В собственно висячих покрытиях несущими конструкциями являются мембраны и гибкие нити, криволинейно очерченные под действием приложенной к ним нагрузки. Так, в здании гаража с сеткой осей 12×(12 + 78 + 12) м несущими элементами служат канаты диаметром 40 мм с шагом 1,5 м, которые при­креплены к железобетонным бортовым балкам двутаврового сечения. По канатам уложены железобетонные плиты размером 1,5×1,5 м. Бортовые балки опираются на колонны, усиленные заанкеренными в грунт оттяжками.

В промышленном строительстве широко используют и пневматические конструкции. Принцип возведения их основан на том, что во внутреннее замкнутое пространство мягких оболочек нагнетают атмосферный воздух, который растягивает оболочку, придавая ей заданную форму, устойчивость и несущую способность. Материал оболочек этих зданий должен быть воздухонепроницаемым, эластичным, прочным, легким, долговечным и надежным в эксплуатации. Избыточное давление составляет 50...500 Па и для человека не представляет никакой опасности.

Сводчатые покрытия пролетом 24, 36, 48 и 60 м для большепролетных промышленных зданий запроектированы ЛенЗНИИЭП. Своды образованы из прямолинейных элементов (рис. 55) складчатого сечения шириной 3 м, толщиной стенок 25 мм, а полок — от 80 до 100 мм (в зависимости от пролета здания). Элементы армированы двумя ткаными сетками, в горизонтальных полках — стержневой арматурой. Монтаж элементов ведут на кондукторе; стыки болтовые с последующей их сваркой. После завершения монтажа все швы омоноличиваются. Свод жестко связан с железобетонными балками пролетом 3 м, опорами для которых служат фундаменты.

Такое покрытие имеет главный корпус пролетом 36 м деревообрабатывающего завода в Ленинграде. Приведенная толщина бетона 6,57 см, расход стали — 14,06 кг/м2.

В Свердловске здание пролетом 24 м покрыто армоцементный сводом (рис. 56). Приведенная толщина бетона 4,71 см, расход стали — 11, 1 кг/м2.

Положительным у сводов складчатого поперечного сечения, собираемых из отдельных элементов, являются сравнительно небольшие размеры элементов, простота армирования, на 30—35% меньший расход бетона и на 5—10% стали по сравнению с другими большепролетными пространственными покрытиями.

Армоцементные покрытия для массового строительства операционных залов вокзалов разработаны СибЗНИИЭП совместно с Сибгипротрансом. Зал на 700 пассажиров пролетом 24 м и длиной 18 м покрыт сводом, который собирают из двух элементов полной заводской готовности. Поперечное сечение волнообразное шириной 2 м и толщиной 30 мм. Армируют элементы двумя ткаными сетками № 10 и стержнями диаметром Ю мм, расположенными по два в верхних гребнях волн и по четыре внизу. Распор от горизонтальной реакции свода может восприниматься двумя способами: наклонными контрфорсами, расположенными через каждые 3 м, либо горизонтальной затяжкой. Тогда наклонные растяжки отсутствуют При пролете 24 м и первому конструктивному решению опор приведенная толщина бетона равна 3,5 см, а расход стали — 5 кг/м2, а с учетом контрфорсов, балок, стоек и фундаментов соответственно 14 см и 13,8 кг/м2. Во втором варианте опор с учетом всех конструкций приведенная толщина бетона — 10 см, расход стали — 9,6 кг/м2.

Следует также отметить примеры подобных покрытий из зарубежной практики. Например, покрытие центрального зала выставки в Турине (рис. 3). Свод зала пролетом 98 м состоит из сборных армоцементных элементов, соединенных монолитными железобетонными ребрами. Вес элемента 1,5 т. Опалубка армоцементная. В гребнях и ендовах элементы замоноличивали на месте. Освещается помещение через световые проемы в наклонных стенках армоцементных элементов.

В проекте покрытия ангара пролетом 180 м в аэропорту Буэнос-Aйpeca свод образован аналогичными сборными армоцементными элементами, замоноличиваемыми на месте.

Площадь Св. Петра в Риме запроектировано перекрыть сводом пролетом 300 м, собранным из отдельных армоцементных скорлуп.

Архитектура - застывшая музыка: Своды

31, 32 — варианты светового пятиглавия бесстолпного храма
 (собор Введенского монастыря в Сольвычегодске, 1689—1693 гг. и Рождественская церковь в Нижнем Новгороде, конец XVII — начало XVIII в.)


С одной стороны, стили вещь простая и понятная, с другой стороны, как их связать с конкретным зданием, ясно далеко не всегда. Попробуем в этом разобраться.

Для начала общие представления о стилях.

Чтобы не путаться в терминах, определимся с европейской классификацией архитектурных стилей. В подробности вдаваться не будем, отметим только основное, итак:

  • Архитектура древнего мира
    • Египет
    • Месопотамия и др.
  • Античная архитектура
    • Греческая
    • Римская
  • Средневековая архитектура
    • Византийская
    • Романская
    • Готика
  • Архитектура Нового времени
    • Ренессанс
    • Барокко и Рококо
    • Классицизм и Ампир
    • Эклектика или Историзм
    • Модерн, он же Арт-нуво, Югендстиль, Сецессион и другие разновидности
  • Архитектура Новейшего времени
    • Конструктивизм
    • Арт-деко
    • Модернизм или Интернациональный стиль
    • Хай-тек
    • Постмодернизм
    • Разнообразные современные стили

Система стилей сформировалась в эпоху Просвещения, когда возник интерес к искусству, и появилась необходимость его как-то классифицировать. Возникла абстрактная хронологическая классификация стилей, весьма далёкая от реальности.

На самом деле, чистых стилей в архитектуре практически нет, все они существуют одновременно, дополняя и обогащая друг друга. Стили не сменяются механически один другим, они не устаревают, не возникают ниоткуда и не исчезают бесследно. В любом архитектурном стиле есть что-то от предшествующего и будущего стиля. Мы даже не задумываемся, что какие-то элементы привычных для нас стилей, возникли в древнем Египте или Месопотамии. В своё время интерес к античности определил переход от средневековой архитектуры к архитектуре Нового времени.

Относя здание к определённому архитектурному стилю, мы должны понимать, что это условная характеристика, так как каждое произведение архитектуры по-своему уникально и неповторимо.

Для того чтобы отнести здание к конкретному стилю, нам надо выбрать главный, по нашему мнению, признак. Ясно, что такая классификация всегда будет приблизительной и неточной. Поэтому, чтобы примирить абстрактный стиль с реальным зданием, искусствоведы и другие умные люди придумали много дополнительных уточняющих стилей. Сейчас мы в эти дебри вникать не будем, а перейдём к 

русской храмовой архитектуре.

Как уже понятно, средневековая русская архитектура в европейскую классификацию не вписывается ни коим образом. Это не говорит о том, что в древнерусской архитектуре нет стилевого разнообразия, просто европейцам она тогда была плохо известна. Мы, в общем, тоже плохо представляем дохристианскую русскую архитектуру, хотя она, несомненно, была. Поэтому начнём с эпохи принятия христианства.

Русь приняла от Византии сложившуюся православную религию, в которой уже были разнообразные типы храмов. Отсутствие на Руси традиции каменного строительства не позволило взять за основу сложную столичную систему купольной византийской базилики. Образцом для русских храмов стал четырёх- и шестистолпный крестово-купольный тип провинциальноговизантийского храма. Почему так получилось, мы можем только гадать.

Первой каменной церковью на Руси считается церковь Пресвятой Богородицы (Десятинная), построенная в Киеве в 991-996 гг. греческими мастерами. Однако до неё уже были построены большие рубленые деревянные церкви в Киеве, Новгороде и Ростове. Какие это были церкви мы не знаем, но то, что они отличались от византийских, несомненно. Характерным признаком первых деревянных русских храмов является
многоглавие
, например, первая Киевская София "имущее верхов 13" или построенная в 992 году дубовая Новгородская София "13 верхы имуще". Позднее строятся и многоглавые каменные храмы в Киеве, Новгороде, Полоцке.

Византия дала мощный первоначальный импульс каменной русской архитектуре. Однако это не привело к копированию форм и внешнего облика византийских храмов, а стало фундаментом, на котором очень быстро развился самобытный древнерусский архитектурный стиль. С Византией сохранилась преемственность религиозно-символическая, которая в дальнейшем выразилась в идее третьего Рима.

В русской архитектуре начинают формироваться разные школы: Владимиро-СуздальскаяНовгородскаяПсковскаяКиевскаяЧерниговская,

Галицко-ВолынскаяСмоленско-Полоцкая и другие. Приглашаются греческие и европейские мастера. Новые приёмы в объёмных и декоративных формах древнерусского зодчества говорят о неразрывной связи с архитектурой христианской Европы, при этом сохраняется русская уникальность.

Развитие древнерусского зодчества, было прервано монголо-татарским нашествием. На некоторое время связь русской и общеевропейской архитектуры прекратилась. Однако, после освобождения от ордынского ига, отношения с европейской архитектурой вновь возродились. Пример этому, главные кремлёвские соборы Москвы. То, что русская архитектура продолжилась в формах домонгольского зодчества, имеет много причин, мы просто примем это как данность.

В этот период возникает "раннемосковский" стиль русского зодчества, который развиваясь, постепенно становится общерусским. Для простоты назовём его "московским стилем". В этом стиле построено большинство храмов в 16 веке. При этом своеобразие местных региональных школ сохраняется.

Следующий этап развития русской архитектуры, назовём его "годуновский", снова обозначил связь с европейской традицией, но вновь был прерван, на этот раз Смутой.

После смутного времени Европа воспринималась как враг, поэтому "годуновский" стиль развился в "узорочье", наверное, самый русский стиль. Он очень светлый и радостный, в нём всего с избытком, в Москве кокошников, а в Ярославле изразцов.

Сближение с европейской культурой было неизбежно, в архитектуре это выразилось в пришедшем на смену "узорочью" Нарышкинском стиле, его ещё называют "нарышкинским или московским барокко". Лучшим образцом этого стиля была, разрушенная в 1936 году, Успенская церковь на Покровке в Москве.

Нарышкинский стиль дал массу прекрасных провинциальных вариантов храмовой архитектуры по всей России. Они получили названияСтрогановскогоТотемскогоУстюжскогоВятскогоУральского,Сибирского и т.д барокко. Этот самобытный стиль имеет мало общего с европейским барокко и мог бы называться иначе, но так исторически сложилось. В 18 веке именно "нарышкинский стиль" и его вариации был основным на всей территории России, кроме Санкт-Петербурга и Москвы.

В Малороссии развивается самобытное "украинское барокко", в Белоруссии "виленское барокко".

Нарышкинский стиль стал последним национальным русским стилем в архитектуре, наступало новое время, а с ним приходила новая стилистика.

При Петре I происходит резкий поворот к европейской архитектуре, возникает "петровское барокко". Это уже типичный североевропейский стиль, который, однако, в России не прижился, слишком сухим и рациональным он оказался.

Уникальным явлением стали храмы в "голицинском стиле". Это, наверное самое европейское направление в русском барокко. Храмов в этом стиле было построено очень мало, но достаточно и одного шедевра - церкви Знамения в Дубровицах. После "аннинского" барокко, основным стилем в Петербурге и Москве становится "елизаветинское" барокко. Это уже стиль молодой Российской империи. В Петербурге Растрелли, а в Москве Ухтомский создают, на мой взгляд, самый радостный стиль послепетровской эпохи. ПрекрасныйНикольский морской собор построил С. И. Чевакинский.

Некоторое время в архитектуре продолжается более строгое"екатерининское" барокко, но вскоре главным стилем в столицах, а позже в провинции, становится классицизм, сдержанный и гармоничный. Замечательными, хотя и очень разными, мастерами этого стиля были Василий Баженов и Матвей Казаков. Очень интересны и самобытны храмы, построенные Николаем Львовым.

В конце екатерининского периода, строится несколько храмов впсевдоготическом стиле.

Эпоха классицизма, после победы над Наполеоном, завершается русским ампиром. Крупнейшими мастерами этого стиля были Карл Росси и Василий Стасов, создавший замечательный Измайловский собор в Петербурге.

Храмы в этих европейских стилях, в основном, связаны со столичной архитектурой. В провинции строятся храмы, в которых одновременно присутствуют черты барокко и классицизманарышкинского стиля и псевдоготики. Это придаёт провинциальным и усадебным храмам неповторимое очарование.

В эпоху Николая I происходит возврат к формам древнерусской архитектуры. Однако провозглашенная триада "Православие, Самодержавие, Народность" привела в архитектуре не к творческому переосмыслению древнерусской архитектуры, а к механическому перенесению её внешних форм и декоративных элементов на классические композиционные схемы. В русской архитектуре началась эпоха эклектики, или как её сейчас называют,историзма. Этот стиль изначально не был единым и дал внутри себя массу направлений.

Государственным, официально одобренным стилем, стал, так называемый,"русско-византийский" стиль. По большому счёту, ни к византийскому, ни к древнерусскому стилю, он отношения не имеет. Его ещё называют"псевдорусским стилем". Основным выразителем этого направления стал Константин Тон. На основе его "образцовых проектов" в российских городах было построено много однообразных церквей и соборов. Главное отличие "псевдорусских" храмов, их тяжеловесность, механистичность и сухость, что абсолютно не свойственно русской архитектуре. Самой интересной "русско-византийской" постройкой, так и остался родоначальник этого стиля, храм Христа Спасителя в Москве.

Для провинции Священный Синод издавал "Атласы планов и фасадов церквей для построек в селениях", к счастью на местах эти проекты перерабатывали иногда до неузнаваемости. Тем не менее, в провинции появилось достаточно много неинтересных и, в общем-то, однотипных храмов. Иногда их называют постройками в "синодальном" стиле.

Во второй половине 19 века, под влиянием фабричной архитектуры, возник рациональной, так называемый, "кирпичный" стиль. Однако, к концу века, в этом стиле было построено много, довольно изящных, псевдорусских храмов.

На основе средневековых европейских стилей появилась романтичная "неоготика", но большого распространения она, естественно, не получила.

Наиболее оригинальные образцы эклектики были построены в"псевдовизантийском" стиле. В этом стиле работал петербургский архитектор В. А. Косяков.

В 1890-е годы "псевдорусский" стиль стал отходить от аляповатых форм и приобрёл вид близкий к "узорочью".

Стиль эклектики, за малым исключением, не дал ярких образцов в храмовой архитектуре, но он пробудил интерес к настоящему, а не суррогатному, древнерусскому зодчеству.

В конце 19 века в Европе возник стиль, который во Франции назывался "арт-нуво", в Австрии "сецессион", в Германии "югендстиль". В России этот стиль получил название "модерн". В русском храмостроении в этом стиле были созданы блестящие образцы архитектуры. Модерн творчески переосмыслил древнерусское наследие. В этом стиле работали В.А. Покровский, И. Е. Бондаренко, А.В.Щусев и другие. Было создано два основных направления:"неорусский" стиль, разрабатывающий в новых формах приёмы домонгольской архитектуры и "романтизм" с его стилизациями на тему древнерусской архитектуры, такие церкви часто строили старообрядцы.

В последние годы перед революцией возник "неоклассицизм", но времени на развитие у него не оказалось.

После 1917 года Россия обогатила мировую архитектуру "Русским авангардом", но развитие храмовой архитектуры, в очередной раз, было насильственно прервано.

Сейчас идут поиски современного стиля русской храмовой архитектуры, но интересных решений практически нет, как нет пока и заинтересованности в них.

Подводя итог, нужно заметить следующее:

Получив от Византии сложившуюся систему христианского храма, Русь очень быстро переосмыслила его и создала свой стиль храмовой архитектуры. При этом древнерусская архитектура, несомненно, являясь частью европейской христианской архитектуры, всегда сохраняла свою стилевую уникальность.

Даже в новое время, используя непривычные для себя, но общие с европейскими странами пространственные и декоративные приёмы, русская храмовая архитектура создала именно русское барокко, русский классицизм, русский ампир и русский модерн. Это были европейские стили, но в русской культурной традиции.

Кроме этого, в русской архитектуре параллельно с каменным, существовало и не имеющее аналогов в мире, деревянное храмовое зодчество. Именно оно на протяжении столетий определяло образ Русской земли. К сожалению, сегодня это бесценное наследие, по сути, оказалось ненужным ни государству, ни церкви.

Про отдельные стили русской каменной и деревянной архитектуры стоит поговорить более подробно. Но об этом позже.

Вместе с христианской верой, Русь приняла от Византии и образ храма с уже весьма развитой богословской символикой. Сейчас мы не будем касаться этой сложной темы и поговорим собственно об архитектуре.

Надо сразу сказать, что какого-то чёткого хронологического периода строительства храмов в византийском стиле нет. Традиционно к этому стилю относят архитектуру Киевской Руси, однако подобные храмы строились и значительно позже. Все древнерусские храмы имеют в своей основе византийскую архитектурно-художественную модель, но на Руси эта модель быстро стала приобретать собственные национальные черты.

Поэтому, для начала попробуем разобраться, как был устроен византийский крестово-купольный храм в Х веке. Мы рассмотрим только основные элементы пространственной организации и конструкции такого храма.

Центральное пространство византийского храма называется наос, с запада к нему примыкает нартекс (притвор), а с востока полукруглые или гранёные апсиды, в которых находится алтарь. Алтарь отделяется от центрального пространства храма невысокой алтарной преградой. Дополнительное пространство между апсидами и наосом называется вима, в основном это характерно для больших храмов.

Византийский крестово-купольный храм имел прямоугольный или квадратный в плане наос. Внутри наоса размещалось четыре свободно стоящих колонны. Колонны связаны между собой и с наружными стенами храма арками, на которые опирались своды, образующие в плане крест. На пересечении ветвей креста, в центральной части (средокрестии), храм имел главу в виде сферического купола, поднятого на круглом световом барабане. Барабан опирался на четыре подпружные арки, переход от центрального подкупольного квадрата к круглому барабану достигался за счёт дополнительных угловых сводов (парусов).

В крупных храмах к четырём центральным опорам могла добавляться дополнительная пара колонн, позволяющая увеличить размеры храма. Если дополнительные колонны ставили в восточной части, перед апсидами, то получался храм с вимой. Чаще дополнительные колонны ставили с западной стороны, увеличивая пространство перед нартексом.

Колонны разделяли храм на три нефа, центральный и два боковых. С восточной стороны нефы заканчивались полукруглыми апсидами. Поперечный неф, образующий вместе с центральным нефом крест, называется трансепт. Центральный неф и трансепт были шире и выше боковых нефов. Апсида могла быть одна центральная, но чаще устраивали три апсиды.

Крылья креста перекрывали цилиндрическим сводом, который выходил на фасады в форме полукруглой закомары. Угловые ячейки (компартименты) более низкие и могли перекрываться различными типами сводов. На фасаде форма свода угловых ячеек обычно не выражена, эти части стен имеют горизонтальное завершение. В пятиглавых храмах в угловых ячейках ставили малые световые барабаны. Полукруглые апсиды перекрывались конхой (полукуполом).

К западной части храма добавлялся нартекс, отделённый от основного помещения стеной с проёмами. Над нартексом делали хоры, в виде второго яруса, открытого в пространство храма, в больших храмах они могли продолжаться и в боковые нефы. На хоры попадали по лестнице, которую в небольших храмах делали в стене, а в крупных пристраивали в виде башни.

Обычно византийский храм одноглавый, реже пятиглавый. Иногда в одноглавых храмах ставили две дополнительные главы для освещения хоров. Покрытие глав храма имеет простейшую посводную форму, то есть покрытие укладывается непосредственно на кирпичную поверхность купола. Покрытие глав делали из черепицы или применяли свинцовые листы. На всех главах устанавливался греческий равноконечный крест.

Строились храмы из кирпича особого размера (приблизительно 40x30x3), который называется плинфой. В Византии была узнаваемая кладка стен со скрытым рядом, когда каждый второй ряд плинфы утапливался в кладку и не был виден на фасаде. Для кладки использовалась цемянка - известковый раствор с добавлением керамической крошки. Стены храма приобретали декоративный полосатый вид.

Византийские храмы имели характерную форму окна - два или три арочных проема, объединенных общей аркой.

Такова в общих чертах структура византийского крестово-купольного храма. Это была вполне законченная конструктивно-художественная система.

Именно её и получила Русь после крещения. Опыта каменного строительства в Древней Руси не было, однако существовала достаточно развитая дохристианская деревянная архитектура. К сожалению, нам о ней известно очень мало. Новая религия потребовала быстрого строительства храмов и поэтому первые церкви были построены из дерева, практически сразу после принятия христианства. В "Повести временных лет" сказано, что после крещения киевлян в Днепре, Владимир "повелъ рубити церькви и поставляти по мъстомъ, идеже стояше кумиры.". Греки вряд ли могли научить русских строить из дерева, но проблем с постройкой рубленых церквей не возникло. Как выглядели эти церкви сказать трудно, но характерной их чертой являлось многоглавие, которое позже было перенесено и на каменные церкви.

Свод - Архитектурная азбука - История архитектуры

В обыденном употреблении слов свод иногда путают с куполом – недаром наряду с “куполом неба” говорят и о “небосводе”. Простейший из известных свод, называемый цилиндрическим, получится сам собой, если полуциркульные арки пристроить одну за другой вплотную. В геометрическом смысле -это всего лишь арка, растянутая вдоль прямой, восстановленной к ее плоскости под прямым углом. Конечно же, именно шумеры должны были изобрести простой свод, который стал настоящим спасением для чрезвычайно быстро разраставшихся городов Двуречья. Однако не исключено, что первым по времени был “ложный” свод.

Ложный свод возник из необходимости надежным образом перекрыть внутреннее пространство, если оно превышало размерами несущую способность каменной плиты, а дерева было мало и его экономили. Ложный свод образуется в том случае, если каждый последующий из рядов каменной клади параллельных стен несколько выдвигается внутрь над нижележащим рядом – до тех пор, пока стены не сомкнутся. Поскольку все вместе накрывается еще множеством рядов камня, их тяжесть защемляет консольные выступы, придавая целому изрядную устойчивость. Самым древним ложным сводом, дошедшим до нашего времени, является Большая галерея в толще пирамиды Хеопса – наклонный коридор, ведущий к погребальной камере фараона. Каждый из слоев огромных каменных блоков выступает вовнутрь лишь на 10 см, так что узкая галерея достигает десятиметровой высоты. Ложными сводами были перекрыты узки галереи внутри циклопических стен Микен Тиринфа, построенных в XIII-XIV вв. до н.э. По аналогии с куполами, есть основания считать, что и в шумерском царстве поначалу возводили лишь ложные своды, которые, из-за чрезмерной высоты и расхода материала, было бы невозможно применять в жилой застройке.

Изобретение истинного свода произвело революцию. Если ранее можно было строить лишь одноэтажные дома, перекрывая их ненадежными в силу хрупкости пальмовыми стволами, то, по крайней мере с II тыс. до н.э., истинный свод позволил даже из кирпича-сырца возводить трех- и четырехэтажные сооружения. Естественно при этом, что стены, поддерживавшие своды, должны были в этом случае по толщине приближаться к пролету самих сводов, что и обнажили раскопки Ура, Вавилона, Ниневии. С одной стороны, это было не слишком удобно, так как все помещения оказывались узкими и вытянутыми в длину.

С другой – это позволяло использовать плоские крыши-террасы, поднимая своды ступенями. Было и третье достоинство. Вырубая узкие коридоры между соседними сводчатыми помещениями или, напротив, заделывая их кирпичом, обитатели домов Двуречья 6ез особого труда меняли размеры своих домов, практически не трогая основной конструкци.

По клинописным табличкам мы знаем о несчетном количестве квартирных сделок такого рода и можем прочесть, к примеру: “3/4 cap жилого строения возле дома Иддин-Амурру, дом Нур-Сина и Нур-Шамаша, у Нур-Сина и Нур-Шамаша Иддин-Амурру купил. 17 сиклей серебра, полную его цену, он отвесил. В будущем, когда бы то ни было, Нур-Син и Нур-Шамаш “мой дом” не скажут”. Один cap – это примерно 35 кв. м, так что Иддин-Амурру купил комнату площадью 27 кв. м. При ширине порядка 3 м (больший пролет перекрыть было трудно) она должна была иметь длину 9 м.

В Месопотамии, где орошаемой земли при всей ее плодородности было мало, и каждый ее клочок обладал высочайшей ценностью, возможность сэкономить площадь городской застройки, оставив внутри городской черты пальмовые плантации и сады и частью перенеся их на плоские кровли, была в полном смысле слова бесценной. Не будет каким-то преувеличением сказать, что весьма долгое благополучие Ура и Вавилона покоилось не только на мечах их воинов, но и на солидности их цилиндрических сводов.3 Использование массивной плоской кровли в хозяйственных целях словно возвращало в дело отобранную постройками драгоценную землю. В Библии, где содержится множество необычайно точных исторических свидетельств о долгой эпохе завоевания Палестины иудеями, можно прочесть (в книге Иисуса Навина) о том, как некая добрая жительница Иерихона спрятала разведчиков: “А сама отвела их на кровлю и скрыла их в снопах льна, разложенных у ней на кровле”.

Мы уже говорили, что греки не применяли арку, так что нет ничего удивительного, что они обычно не использовали и сводчатую конструкцию. Она, впрочем, была им нужна нечасто, так как обрабатываемые земли находились на склонах гор, застройка городов была хотя и плотной, но не настолько, чтобы отказываться от внутренних двориков двухэтажных домов, для строительства которых дерева в лесах хватало. Было одно значимое исключение – правда, уже в ту эпоху, что называют эллинизмом. Речь идет о сводчатых перекрытиях городских сточных туннелей -клоак, что строили явно не без учета опыта соседей на острове Сицилия, финикийцев, к тому времени основавших на африканском берегу Карфаген. Вообще, можно резонно предположить, что греки, невысоко ценившие всякий ручной труд и считавшие его делом низменным, пригодным для рабов, видели в своде исключительно техническое устройство для клоак и потому им брезговали.

Римляне иначе смотрели на жизнь. Они длительное время скептически посматривали на ученые занятия греков, прославляли труд вольных землепашцев, да и ко всем прочим проявлениям здоровой жизни относились без предрассудков – недаром вошел в историю остроумный ответ императора Веспасиана на неудовольствие его сына по поводу введения налога на городские уборные. Пахнут ли эти деньги? – якобы спросил Веспасиан своего наследника, вертя у того перед носом монету.

Действительно, у этрусков, старых союзников карфагенян, римляне научились тому, как предотвратить заболачивание низин между холмами Рима. Именно в эпоху этрусских царей будущего Всемирного города был построен огромный туннель, под сводом которого можно и сегодня проплыть в лодке -Клоака Максима собирала ливневые воды, стекавшие с холмов, и направляла их в Тибр. Затем, оценив достоинства конструкции, римляне начали применять ее шире. Сначала для того, чтобы надежно перекрывать склады и мастерские. Затем – чтобы нести любую нагрузку. Арки наружной стены Колизея открываются в поперечные своды, на которых расположились ярусами трибуны для десятков тысяч зрителей. Под этими широкими трибунами, но уже концентрическими овалами, повторяющими очертания наружной стены и арены внизу, проходят иные своды, соединяющие между собой поперечные проходы и лестницы. Наконец, уже в эпоху империи возникла потребность в иных невиданно огромных постройках, способных одновременно вместить тысячи людей. Это -термы, сложно устроенные бани, где жители римских городов не только мылись, но занимались телесными упражнениями, читали, беседовали и вообще приятно проводили время. Именно для терм архитектор догадался сделать еще одно изобретение. Если до того ограничивались возведением нескольких цилиндрических сводов обок, соединяя образовавшиеся длинные залы проемами в разделительных стенах, то теперь увидели возможность составить своды так, чтобы они пересекались под прямым углом.

Возник простой крестовый свод, ребра которого пересекаются под тем же прямым углом, но только развернутым на четверть круга. Отсюда был уже только шаг до осознания того, что довольно и самого пересечения сводов. Если нижние углы сводов будут поддержаны достаточно мощными опорами, возникнет зал. Отсюда оставался только шаг и до нового творческого решения. Несколько крестовых сводов, приставленных один к другому, вместе образовали действительно обширный зал. Этой замечательной находке предстояла необычайно долгая жизнь, лишь немногим короче исторической карьеры классической колонны.

Сводчатая конструкция получила широчайшее распространение в Византии, а значит и на Руси, на всем Ближнем Востоке. Сводами перекрыты боковые пространства большинства церквей, огромные подземные водохранилища Константинополя, арсеналы и военные погреба, трапезные монастырей, залы собраний рыцарских орденов и купеческих гильдий, и ратуш в богатых городах. На этом долгом пути в пространстве и во времени свод не остался в стороне от смены пристрастий к той или иной форме арки. Мы уже отметили. что снизу, из-под отрезков крестового свода, пересечение его ребер кажется в перспективе стрельчатым. Тем легче было перейти от цилиндрического свода к стрельчатому, что стало, пожалуй, главной отличительной чертой архитектурного стиля, позднее названному готическим (то есть варварским), хотя по-своему он не менее изыскан, чем греческая классика.

Мы еще вернемся к готическому своду, ограничившись здесь лишь указанием на то, что он таил в себе практтчески безграничные возможности художественного варьирования по сравнению с цилиндрическим и крестовым. Все – за счет умножения числа ребер и их скульптурной обработки. Пределом развития стали в этой гамме т.н. веерные своды, изобретенные во Франции, но наибольшее распространение получившие в Англии, где их сохранилось наибольшее количество до наших дней. Простой стрельчатый свод, накрепко соединившийся в представлениях тогдашних обитателей Московии с латинской “ересью”, как тут именовали католицизм, проник на Русь только однажды. Приезжие мастера возвели его в палатах новгородского посадника, что дало московским великим князьям добавочный повод для расправы с непокорной боярской республикой, связанной с Западом давними торговыми контактами.

Ренессанс отрекся от стрельчатой арки, следовательно его архитекторы с проклятиями отвернулись и от стрельчатого свода, вернув моду на цилиндрический. Как и в случае арки, форма свода со временем отъединилась от конструкции, и уже с XVII в. в гражданских постройках, включая сюда и дворцы, она часто лишь изображалась. Здание ставилось в простой системе несущих стен и столбов и мощных главных балок, толщиной с корабельную мачту. Поверх этих балок -прогонов укладывали “чистые” полы, а снизу их подшивали досками, после чего между верхом стены и потолком с помощью деревянных кронштейнов в четверть круга устраивали подобие четвертного же свода. Ппоперек набивали на кронштейны тонкие рейки, а уже по рейкам – штукатурили и приклеивали гипсовые лепные детали. Плоскую же часть потолка, т. н. зеркало обычно затягивали загрунтованным холстом, по которому множество живописцев расписывали сцены на античный манер, среди иллюзорных облаков. Такой свод называют коробчатым.

С начала XIX в. гигантские своды железнодорожных вокзалов, банков, библиотек стали изготовлять уже из тонких железных конструкций, что позволило перейти к возведению сводов из стекла в металлических рамах. Наконец, с начала XX в. большинство сводов для выставочных павильонов, ангаров, складов, гаражей стали выполнять в виде тонкостенных оболочек – по сравнению с их пролетом тонких, как скорлупка.

“Музей” сводов, сформированный историей архитектуры, столь обширен, что внимание сосредоточивается на трех основных характеристиках: пропорции сечения, характер членения на отсеки и выстройка декора. Стилистические характеристики сводчатых покрытий уходят на второй план. 
 
С середины Х/Хв. архитектор начинает артистическую игру с самой сущностью свода. Если в интерьерах парижской библиотеки Св. Женевьевы (след, crp.j переосмысленный декор еще играет значительную роль, то Антонио Гауди (справа и внизу), обычно наслаждавшийся активным декором, обходится без него, акцентируя лишь саму активность параболического сечения. 

Читайте далее:

Свод (право) — Википедия

Сво́д — процессуальная форма досудебной подготовки дела в русском праве. В Древней Руси досудебное производство носило лишь состязательный характер, при котором стороны были равноправны и сами двигали все процессуальные действия, поэтому обе стороны в процессе именовались истцами. В частности, потерпевший сам инициировал и производил расследование совершенного против него правонарушения. В процессе свода лицо, у которого была обнаружена пропавшая вещь, указывало другое лицо, у кого оно эту вещь приобрело, а то в свою очередь указывало третье лицо и так далее. В этой цепочке находился человек, не способный объяснить, откуда он взял похищенное. Он и признавался ответчиком. Если свод приводил за пределы своей общины, он продолжался до третьего лица, которое уплачивало собственнику стоимость украденного и могло продолжить свод[1].

Краткая редакция[2]:

  • 14. Аще познаеть кто, не емлеть его, то не рци ему: «Мое», нъ рци ему тако: «Поиди на сводъ, гдѣ еси взялъ»; или не поидеть, то поручника за пять днии.
  • 16. Аще кто челядинъ пояти хощеть, познавъ свои, то къ оному вести, у кого то будеть купилъ, а тои ся ведеть ко другому, даже доидеть до третьего, то рци третьему: вдаи ты мнѣ свои челядинъ, а ты своего скота ищи при видоцѣ.

Пространная редакция[3]:

  • 35. Аже кто познаеть своё, что будеть погубилъ или украдено у него что, или конь, или портъ, или скотина, то не рци и: «Се мое», но поиди на сводъ, кдѣ есть взялъ, сведитеся, кто будеть виноватъ, на того татба снидеть; тогда онъ своё возметь, а что погибло будеть с нимь, то же ему начнеть платити; аще будеть коневыи тать, выдати князю на потокъ; паки ли будеть клѣтныи тать, то 3 гривны платити ему.
  • 36. О сводѣ. Аже будеть во одиномь городѣ, то ити истьцю до конця того свода; будеть ли сводъ по землямъ, то ити ему до третьяго свода; а что будеть лице, то тому платити третьему кунами за лице, а с лицемь ити до конця своду, а истьцю ждати прока, а кдѣ снидеть на конечняго, то тому все платити и продажю.
  • 38. Аже познаеть кто челядь. Аще познаеть кто челядинъ свои украденъ, а поиметь и, то оному вести и по кунамъ до 3-го свода; пояти же челядинъ в челядина мѣсто, а оному дати лице, ать идеть до конечняго свода, а то есть не скотъ, нѣ лзѣ рчи: «Не веде, у кого есмь купилъ», но по языку ити до конця; а кдѣ будеть конечнии тать, то опять воротить челядина, а свои поиметь, и проторъ тому же платити, а князю продажѣ 12 гривенъ в челядинѣ или украдше.
  • 39. О сводѣ же. А ис своего города в чюжю землю свода нѣтуть, но тако же вывести ему послухи любо мытника, передъ кимь же купивше, то истьцю лице взяти, а прока ему желѣти, что с нимь погибло, а оному своихъ кунъ желѣти.

В. И. Курдиновский отмечал наличие в историографии четырех различных взглядов на свод. По мнению И. Эверса, Ф. Я. Морошкина, Н. В. Калачова, И. Дювернуа и К. А. Неволина, свод представлял собой порядок производства по делам о восстановлении права собственности (rei vindicatio). Согласно другой точки зрения, которой придерживался М. Ф. Владимирский-Буданов, свод — начальная стадия процесса. Согласно третьей точке зрения, С. П. Пахмана, Н. И. Ланге и В. И. Сергеевича, речь идет об очной ставке. Согласно четвертой точке зрения, Ф. И. Леонтовича, свод — особый порядок уголовного производства, «процесс по татьбе». Курдиновский указывал на наличие института свода у других славян, в частности, у сербов. Леонтович отмечал, что в качестве института русского права свод сохранялся и в Литовском государстве[4].

А. Е. Пресняков отмечал, что в Древней Руси не было специальных органов, осуществлявших розыск преступников, и розыском занималась сама заинтересованная сторона. Потерпевший искал преступника путем гонения следа и свода, в том числе заклича на торгу, то есть объявления об утрате. Если для розыска заинтересованному лицу требовалась помощь, ее оказывали соседи, те, кого можно было собрать криком на гонение следа. Другими словами, разыскивать преступников обязана была община[5].

Согласно С. В. Юшкову, свод означал различные правовые явления. Свод был средством защиты человека, которого обвиняли в краже или присвоении чужого имущества, то есть отводом. В то же время для потерпевшего свод был способом отыскать вора. Ученый рассматривал свод одновременно как виндикационный процесс, начальную стадию судебного процесса, очную ставку и особый порядок производства. Свод представляет собой sui generis и не может быть разложен на составные части. В ранний период (период «дофеодального варварского государства» в терминологии, применяемой Юшковым) свод был частью процесса. В эпоху Русской Правды процесс уже мог начаться и без свода, лишь в некоторый случаях он являлся чем-то средним между предварительным следствием и начальной стадией процесса. В дальнейшем элементы свода стали растворяться в процессуальных формах суда. Свод времен Русской Правды Юшков определяет как розыск истцом ответчика посредством заклича, свод в узком смысле слова и присягу (роту). К закличу на торгу, согласно статьям 32 и 34 Пространной Правды, прибегали при пропаже холопа, коня, оружия и одежды, то есть собственности, имеющей индивидуальные признаки. Если через три дня после заклича вещь обнаруживалась, лицо, у которого она была найдена, считалось ответчиком и уплачивало 3 гривны продажи (штрафа). Если заклича не было, если вещь была найдена ранее, чем по истечении трех дней или если она была найдена в чужой общине (миру), а человек, у которого она находилась, не сознавался в похищении, тогда приступали собственно к своду. Человек, у которого находилась вещь, указывал на другое лицо, от которого получил ее. Если он не мог этого сделать, то считался ответчиком. Свод вне общины мог продолжаться не далее третьего лица. Это лицо уплачивало истцу стоимость вещи, а само имело право продолжить свод. Если свод оканчивался отысканием вора, последний уплачивал продажу и вознаграждение лицу, которому он продал похищенное. Если свод оканчивался тем, что приобретатель похищенного не мог доказать добросовестность его приобретения, либо свод приводил к границам государства, в этих двух случаях приобретатель мог очистить себя от обвинения, если два свидетеля покупки или мытник приносили за него присягу[4].

Появление процедуры свода в Русской Правде Л. К. Гётц объяснял влиянием Салической Правды и связывал с появлением на Руси варягов. А. А. Зимин высказывал сомнения во влиянии Салической Правды на Русскую Правду, и считал, что данная процедура существовала не только у германцев, но и у славян. Таким образом, источником норм о своде в Русской Правде является обычное право. Ученый считал, что институт свода следует рассматривать в числе нововведений, связанных с деятельностью первых Рюриковичей и направленных на ограничение кровной мести. Первоначально свод осуществлялся судом старейшин. Вначале свод включал в себя не только расследование, но также и третейское разбирательство. Постепенно он стал обозначать исключительно розыск. Так, статья 14 Краткой Правды, по мнению Зимина, уже касается «междумирских дел» (судебных инцидентов между разными общинами), для решения которых применялся свод[6].

М. А. Чельцов-Бебутов характеризовал свод и гонение следа как способы коллективной самопомощи соседских общин, поскольку эти мероприятия требовали участия большого числа лиц, близких к потерпевшему[7].

По мнению М. Б. Свердлова, свод — это судебно-следственная процедура, цель которой выявить участников сделок, связанных с украденным имуществом, и установить похитителя[2].

О.И. Чистяков считал, что свод существовал и позднее — в средневековых Новгороде и Пскове, хотя в Псковской судной грамоте он не регламентировался, поскольку в данном случае, по мнению ученого, действовали нормы Русской Правды[1].

Близким по содержанию понятием является изво́д.

Краткая Правда[2]:

  • 15. Аже гдѣ възыщеть на друзѣ проче, а он ся запирати почнеть, то ити ему на изводъ пред 12 человѣка; да аще будеть обидя не вдалъ будеть, достоино ему свои скотъ, а за обиду 3 гривнѣ.

По мнению С. В. Юшкова, Русская Правда фиксирует окончание процесса вытеснения общинного суда княжеским судом. Только статья 15 Краткой Правды упоминает «12 человек», занимавших в данный период среднее положение между прежними общинными судьями и послухами. В аналогичной статье Пространной Правде 12 человек заменяются послухами[4]. А. А. Зимин полагал, что извод является более ранней формой свода. В случае, если украденной вещи не будет налицо, суд старейшин решал, как поступить. 12 человек составляли общинный суд[6]. По определению М. Б. Свердлова, извод представлял собой судебное расследование, включавшее показания свидетелей[2].

  1. 1 2 История отечественного государства и права / Под ред. О. И. Чистякова; Издание 3-е, переработанное и дополненное. М. : МГУ имени М. В. Ломоносова, 2005. Часть 1. 430 с.
  2. 1 2 3 4 Русская Правда (Краткая редакция) / Подготовка текста, перевод и комментарии М. Б. Свердлова // Библиотека литературы Древней Руси. [Электронное издание] / Институт русской литературы (Пушкинский Дом) РАН. — Т. 4: XII век.
  3. ↑ Русская Правда (Пространная редакция) / Подготовка текста, перевод и комментарии М. Б. Свердлова // Библиотека литературы Древней Руси. [Электронное издание] / Институт русской литературы (Пушкинский Дом) РАН. — Т. 4: XII век.
  4. 1 2 3 Юшков С. В. Курс истории государства и права СССР. М. : Юриздат, 1949. Т. I: Общественно-политический строй и право Киевского государства. С. 513, 515—518.
  5. Пресняков А. Е. Княжое право в Древней Руси: Лекции по русской истории. Киевская Русь. М., 1993. С. 430—431.
  6. 1 2 Зимин А. А. Правда Русская. М. : Древлехранилище, 1999. Глава вторая. Древнейшая правда и ее источники.
  7. Чельцов-Бебутов М. А. Курс уголовно-процессуального права. Очерки по истории суда и уголовного процесса в рабовладельческих, феодальных и буржуазных государствах. 2-е изд. СПб., 1995. С. 636.

СВОД - это... Что такое СВОД?

  • свод — свод, а …   Русский орфографический словарь

  • СВОД — СВОД, свода, муж. 1. только ед. Действие по гл. свести в 1, 3, 9, 10, 11, 15, 16 и 17 знач. сводить2. Свод коровы со двора. Приступить к своду поступивших данных. 2. Сведенные в одно целое и расположенные в известном порядке тексты, факты, данные …   Толковый словарь Ушакова

  • Свод —         пространственная конструкция, перекрытие или покрытие сооружений, имеющие геометрическую форму, образованную выпуклой криволинейной поверхностью. Под нагрузкой свод, подобно арке, работает преимущественно на сжатие, передавая на опоры… …   Художественная энциклопедия

  • свод — свод, взвод Криволинейное перекрытие, передающее на основание не только нагрузку, но и распор. Ист.: Плужников, 1995 • • • Перекрытие с криволинейными очертаниями. Ист.: Юсупов, 1994 См. также : ступенчатый свод, бочарный свод, коробовый свод …   Словарь храмового зодчества

  • Свод — строительная конструкция криволинейной формы, служащая для перекрытия помещения. Различают части свода: ПЯТА опорная часть свода. ЗАМОК верхняя часть свода. ШЕЛЫГА линия, проходящая в замковой части свода и соединяющая его верхние точки. ПРОЛЕТ… …   Строительный словарь

  • свод — сущ., м., употр. сравн. часто Морфология: (нет) чего? свода, чему? своду, (вижу) что? свод, чем? сводом, о чём? о своде; мн. что? своды, (нет) чего? сводов, чему? сводам, (вижу) что? своды, чем? сводами, о чём? о сводах   собрание правил, законов …   Толковый словарь Дмитриева

  • свод — а; м. 1. к Свести сводить (7 9, 16 зн.). С. леса. С. полков в дивизию. С. косяков в табуны. 2. Сведённые в одно целое и расположенные в определённом порядке сведения, материалы, тексты, документы. С. законов. Международный с. морских сигналов. С …   Энциклопедический словарь

  • СВОД — СВОД, а, муж. 1. см. свести. 2. Сведённые в одно целое и расположенные в известном порядке сведения, материалы, тексты. С. законов. Летописный с. 3. Дугообразное перекрытие, соединяющее стены, опоры какого н. сооружения, а также внутренняя… …   Толковый словарь Ожегова

  • СВОД — Открытые двери в Силиконовую долину (англ. Silicon Valley Open Doors (SVOD)) ежегодная инвестиционно технологическая конференция, проходящая в Силиконовой долине (Калифорния, США). Цели конференции [1, 2]: 1. Продемонстрировать американским и… …   Википедия

  • свод — гражданский брак, невенчанный (Даль, сводить) См …   Словарь синонимов

  • Свод — архит. пространств. конструкция, перекрытие или покрытие сооружений, имеющее геом. форму выпуклой криволинейной поверхности. Осн. виды С.: цилиндрич. (1), крестовый (2), сомкнутый (3), зеркальный (4), купольный (парусный) (5). Известен с глубокой …   Российский гуманитарный энциклопедический словарь

  • Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *