З и юсупова – Юсупова, Зинаида Ивановна, странная женщина. — История в лицах — Хронология — Каталог статей

Юсупова, Зинаида Ивановна — Википедия

Княгиня Зинаида Ивановна Юсупова, урождённая Нарышкина (2 ноября 1809, Москва — 16 октября 1893, Париж) — фрейлина, русская аристократка, «светская львица», кавалерственная дама баварского Ордена Терезы (1856)[1]. Любительница необарокко, она оформила в этом затейливом стиле интерьеры дворца на Мойке и инициировала постройку таких зданий, как Литейный дом в Петербурге и Юсуповская дача в Царском Селе.

Биография

Семья

Зинаида Ивановна происходила из младшей ветви Нарышкиных. Она родилась 2 ноября 1809[K 1] года в Москве. Её отцом был камергер Иван Дмитриевич Нарышкин, матерью — Варвара Николаевна Ладомирская, внебрачная дочь фаворита императрицы Екатерины II Ивана Римского-Корсакова и графини Екатерины Строгановой. Крестины состоялись 13 ноября.

Родители приложили все усилия, чтобы Зинаида и её брат Дмитрий получили хорошее домашнее образование. Впоследствии княгиня Юсупова отличалась познаниями в поэзии и искусстве, именно она продолжила коллекцию картин, которую начали собирать предки её мужа[2].

Первый брак

Со своим будущим мужем князем Борисом Юсуповым фрейлина Зинаида познакомилась в Москве во время коронационных торжеств 1826 года. Он был единственным сыном Николая Юсупова и Татьяны Энгельгардт. К этому времени ему уже исполнилось тридцать лет, и в течение шести лет он был вдовцом (в 1820 году скончалась при родах его первая жена Прасковья Павловна Щербатова). Пятнадцатилетняя Зинаида была одной из блистательных великосветских красавиц. Вспоминая о празднествах, граф В. А. Соллогуб писал:

… в устах всех были слышны имена графини Завадовской, Фикельмон, фрейлины княжны Урусовой и девицы Нарышкиной, впоследствии княгини Юсуповой. Все четыре были красавицы писаные, все четыре — звёзды первой величины тогдашнего петербургского большого света[2].

Молодые супруги Юсуповы

Князь Юсупов был вынужден приложить немало усилий, чтобы добиться расположения родителей Зинаиды. К этому времени он уже предпринял несколько попыток сватовства, но несмотря на богатство и титул, везде получал отказ[2]. 11 октября 1826 года состоялось обручение, А. Я. Булгаков писал брату

[3]:

Вчера развозили карточки, объявляющие о помолвке сахарчика Бориньки с фрейлиной Зинаидой Ивановной Нарышкиной. Надобно будет ехать поздравить старика и жениха. Невеста сидела вчера в «Отелло» в юсуповской ложе вся в бриллиантах, вероятно, женихом подаренных.

Но свадьба была отложена из-за вмешательства княгини Татьяны Васильевны.

Уезжая из Москвы, я надеялся вскоре быть счастлив, соединив свою жизнь с жизнью Зенеиды. Но маман, против воли которой я никогда не посмею пойти, просила отложить свадьбу. Огорчения мои были так велики из-за этой задержки, что я едва не заболел.

Пышное бракосочетание состоялось 19 января 1827 года в Москве, но не совсем благополучно. Юсупов поехал в церковь, забыв получить благословение отца, для чего ему пришлось вернуться домой. В церкви Зинаида Ивановна уронила кольцо, оно закатилось так далеко, что его не нашли и взяли другое. А. Я. Булгаков замечал, что у «необыкновенного жениха должны быть необыкновенные происшествия. В церкви невеста была очень весела, а жених задумчив и нахмурен

»[4]. Но уже вскоре молодая супруга разочаровалась в браке, сообщив отцу, что «ей очень скучно в Петербурге». В письме брату от 2 мая 1827 года А. Я. Булгаков писал: «Да с Боренькой где не соскучишься, хотел я ему сказать в ответ[2]». А. И. Тургенев, сравнивая её с «прикованным зефиром», отмечал, что «всё в ней ещё — поэзия. Только её муж напоминает презренную прозу[2]»

В октябре 1827 года у супругов родился сын, названный в честь деда Николаем. Вскоре Зинаида родила дочь, умершую при родах. После этого супруги фактически разорвали свои брачные отношения, позволив друг другу интриги на стороне. Согласно семейной легенде это произошло из-за родового проклятия Юсуповых, которого Зинаида Ивановна опасалась[K 2], но на самом деле, князь Юсупов просто не желал иметь других детей, о чем решительно объявил всем, чтобы сохранить своему сыну неприкосновенным и передать ему без ущерба все то состояние, которым сам пользовался[6].

Романы

Зинаида Ивановна была одной из самых модных дам столицы, современники отмечали её природную красоту и ум. Граф Соллогуб вспоминал, что она «была хороша собой, добра и приветлива». Князь А. В. Мещерский называл Юсупову одной из «львиц» петербургского общества, отдавая ей пальму первенства

[8], отмечая, что она «отличалась большою благосклонностью ко всем и вообще замечательною кротостью». Княгиня Юсупова пользовалась вниманием императора Николая I. Описывая её в 1829 году, Долли Фикельмон, отдавала дань её красоте

Высокая, тонка, с очаровательной талией, с совершенно изваянной головой, у неё красивые чёрные глаза, очень живое лицо с весёлым выражением, которое так чудесно ей подходит[2]

при этом она ревниво замечала, что «неизменная доброта императора и удовольствие, которое он испытывает, останавливая свой взор на красивом и изысканном лице, — вот единственная причина, которая заставляет его продолжать выказывать ей своё почтение». В 1830 году у Зинаиды Ивановны начался роман с кавалергардом Николаем Андреевичем Жерве (1808—1841). Графиня Фикельмон писала:

Не менее заметен и чересчур затянувшийся и всепоглощающий флирт очаровательной княгини Юсуповой с Жерве, офицером Кавалергардского полка. Она вызывает всеобщий интерес, ибо молода духом, как впрочем, и годами, веселая, наивная, невинная. С удивительным простодушием отдалась она во власть своего чувства. Она словно не видит расставленной перед ней западни и на балах ведет себя так, будто на всем белом свете только они вдвоем с Жерве. Он очень молод, с малопривлекательным лицом, во всяком случае, незначительным, но очень сильно влюблен, постоянен в своем чувстве и, может, более ловкий, чем его считают.
[9]

Вскоре о романе становится известно и супругу, Долли пишет в своём дневнике: «Ореол весёлости, окружавший его красивое и столь молодое лицо, вдруг разом исчез. Боюсь, что причина этому — Жерве[2]». Спасая Зинаиду от сплетен, Жерве покидает Петербург. В 1841 году князь Михаил Лобанов-Ростовский поведал о «меланхоличном Жерве»: «У него такой вид, как будто он погибнет в первом же деле». Вскоре во время экспедиции в Большую и Малую Чечню Жерве был ранен и скончался после двухмесячной болезни. 7 августа 1841 года императрица Александра Фёдоровна писала своей подруге графине С. А. Бобринской:

Вздох о Лермонтове, об его разбитой лире, которая обещала русской литературе стать её выдающейся звездой. Два вздоха о Жерве, о его слишком верном сердце, этом мужественном сердце, которое только с его смертью перестало биться для этой ветреной Зинаиды.
[2]

Правнук Зинаиды, князь Феликс, писал в своих «Мемуарах»: «Прабабка моя была писаная красавица, жила весело, имела не одно приключение». Её очень любили и баловали при дворе и императрица и император Николай I, особенно до её несчастного падения из кареты (осенью 1834 года), которое сделало её навеки хромой и лишило главного занятия и главной прелести — танцев.

Второй брак

Зинаида Ивановна Юсупова

В октябре 1849 года скончался князь Борис Николаевич, и вдова покинула Россию. По мнению Феликса Юсупова, это произошло из-за ссоры с императором. В конце 1850-х во Франции княгиня познакомилась с капитаном Генерального штаба национальной гвардии департамента Сена Луи Шарлем Оноре Шово (1829—1889), который был младше её на 20 лет[K 3]. 7 мая 1861 года состоялось их венчание в домовой церкви особняка на Литейном. В свадебное путешествие молодожёны отправились в Швейцарию. Российский двор был недоволен этим мезальянсом. И Юсупова решила проблему, приобретя для мужа титул графа Шово и маркиза де Серр. С 1860 года он занимал пост генерального советника департамента Финистер округа Конкарно в провинции Бретань.

В 1889 году граф Шово скончался, завещав замок Кериоле, купленный в 1862 году Зинаидой Ивановной, своей сестре[K 4], и ей пришлось выкупать его за полтора миллиона франков.

Последние годы

Последние годы Зинаида Ивановна проживала в основном в Париже. Феликс Юсупов оставил воспоминания о своих визитах к ней:

она жила одна с компаньонкой на Парк-де Прэнс… Так и вижу прабабку, как на троне, в глубоком кресле, и на спинке кресла над ней три короны: княгини, графини, маркизы. Даром, что старуха, оставалась она красавицей и сохраняла царственность манер и осанки. Сидела нарумяненная, надушенная, в рыжем парике и снизке жемчужных бус.

В 1893 году Зинаида Юсупова мечтала посетить родину, даже получила высочайшее соизволение, но скончалась в том же году. По её завещанию тело было перевезено в Россию и погребено в Троице-Сергиевой Пустыни на Петергофской дороге, в нижнем пределе храма Св. Сергия Радонежского, который был построен архитектором А.Горностаевым на средства княгини Юсуповой.

Дворцы

Усадьба Кериоле на морском побережье Бретани, которую Зинаида Ивановна приобрела для второго мужа
  • В 1830 году Юсуповы приобрели особняк на Мойке. Перестройка шла семь лет: были созданы великолепные гостиные, пристроен восточный корпус с залами для картинной галереи и домашним театром. Сюда была перевезена большая часть коллекции Юсуповых, увеличением которой активно занималась Зинаида Ивановна. По случаю окончания ремонта был дан грандиозный бал[2].
  • После смерти князя Бориса дом на Мойке стал собственностью сына. Для себя же княгиня решила строить новый дом на Литейном проспекте, в котором «самые прихотливые фантазии женского вкуса не могли быть выполнены более удачно и более удовлетворительно». Дом был унаследован Феликсом Юсуповым[2].
  • В 1862 году маркиза Серр приобрела имение Кериоле (фр.)русск. (Château de Keriolet). Суровый замок благодаря вкусу Зинаиды Ивановны был превращён в роскошный дворец, наполненный прекрасной мебелью и произведениями искусства. В 1891 году она завещала усадьбу жителям департамента Финистер с условием открытия в нём музея. С 1902 года замок начал разрушаться, и в 1924 году её внучка Зинаида смогла заявить права на наследство (в завещании было условие о сохранении дома в том виде, как он существует). В 1960 году Феликс Феликсович продал замок
    [2]
    .

В искусстве

Костыль — Вам дар небес: любите Ваш костыль!
Он был для Вас судьбы полезною указкой,
И в школе жизни он Вам указал на быль,
Когда Вам жизнь была одной волшебной сказкой…

В топонимике

Примечания

Комментарии

  1. ↑ Этот год указывает и «Петербургский некрополь», и князь А.Б.Лобанов-Ростовский в своём труде «Русская родословная книга». Однако Иван Дмитриевич в своём альбоме записал, что дочь родилась 2 ноября 1810 года[2]
  2. ↑ По одной из версий, после принятия сыновьями бия Юсуфа христианства, одна ногайская колдунья наложила на них и их потомков проклятие. Согласно ему, из всех рождённых в одном поколении Юсуповых двадцатишестилетний рубеж переживёт лишь один.[5]
  3. ↑ В метрической книге указано: жениху 32 года,а невесте 46. Зинаида Ивановна убавила себе 5 лет.
  4. ↑ По версии Феликса Юсупова, любовнице или второй супруге Луи Шарля
  5. ↑ В «Историческом вестнике» (1894, № 10) были опубликованы воспоминания М. Каменской, где есть описание бала у Юсуповых, состоявшегося 1836 года: «Хозяйка дома, красавица Зинаида Ивановна Юсупова, совсем не танцевала на своём бале, потому что в начале зимы этого года, катаясь с кем-то с ледяной горы, сильно зашибла себе ногу, прихрамывала и, не опираясь на костыль, даже ходить не могла. … У неё в руке был костыль какой-то дедовский, старозаветный, чёрного дерева и по всей рукоятке сплошь усыпанный крупными бриллиантами. В одном уж этом костыле было что-то сказочное, волшебное».

Источники

  1. ↑ Königlich-bayerischer adeliger Damen-Kalender auf das Jahr 1873. — München. 1873. — S. 38.
  2. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 Яковлева М. «Причудница большого света…». Жизнь и любовь княгини Зинаиды Юсуповой // Родина : журнал. — М, 2006. — № 12. — С. 130-135.
  3. ↑ Братья Булгаковы. Переписка. Т. 2. — М.: Захаров, 2010.- C. 643.
  4. ↑ Братья Булгаковы. Переписка. Т. 3. — М.: Захаров, 2010.- C. 10.
  5. Лялин В.Е. Родовое проклятие // Князья Юсуповы. Кто они?. — Ростов-на-Дону: Феникс, 2011. — С. 104. — 278 с. — (Наша история). — 2500 экз. — ISBN 978-5-222-17853-9.
  6. ↑ М. А. Корф. Дневники 1838 и 1839 года. — М.: Рубежи XXI. — С. 331.
  7. ↑ Особняк-дача княгини З. И. Юсуповой г. Пушкин. Проверено 18 февраля 2013. Архивировано 15 марта 2013 года.
  8. Лялин В.Е. Княгиня Зинаида Ивановна Юсупова // Князья Юсуповы. Кто они?. — Ростов-на-Дону: Феникс, 2011. — С. 84—89. — 278 с. — (Наша история). — 2500 экз. — ISBN 978-5-222-17853-9.
  9. ↑ Дневник Д. Фикельмон

Ссылки

Юсупова, Зинаида Ивановна, странная женщина. - История в лицах - Хронология - Каталог статей

Семья князей Юсуповых, графов Сумароковых-Эльстонов с Н.Ф. Сумароковым-Эльстоном (крайний слева) и его супругой (вторая слева), анфас.

Николай II Эльстон-Сумароков Романов и его жена: Софья Михайловна Коскуль, переименованная и переписанная в Александру Фёдоровну (Аликс Гессенскую).

http://vm1.culture.ru/arkhangelskoye/catalog/0002400252

Типа: Зинаида Ивановна Юсупова и её второй муж. А по мне, так те же самые Софья Михайловна Коскуль и её муж Николай II Эльстон-Сумароков Романов - Император Священной Римской Империи Чарторыйских-Конде, Белых Генералов Ангелов Карусов, "Армии".

Княгиня Зинаида Ивановна Юсупова, урождённая Нарышкина (2 ноября 1809, Москва — 16 октября 1893, Париж) — фрейлина, русская аристократка, «светская львица».

Вранья много, но ход мысли интересный. Просто, иногда интересно послушать, как взрослые люди врут в глаза, понимая, что они обманывают детей, последующие поколения с переписанной интеллигенцией Историей Мира.

Два портрета Зинаиды Ивановны Юсуповой работы Кристины Робертсон.

Удивительная женщина, про нее столько можно рассказывать, кстати она одна из немногих прожила долгую и, похоже, счастливую жизнь.

Из мемуаров Феликса Юсупова о прабабушке Зинаиде Ивановне Юсуповой.

"В детстве посчастливилось мне знать прабабку мою, Зинаиду Ивановну Нарышкину, вторым браком графиню де Шово. Она умерла, когда было мне десять лет, но помню я ее очень ясно. Прабабка моя была писаная красавица, жила весело и имела не одно приключенье. Пережила она бурный роман с молодым революционером и поехала за ним, когда того посадили в Свеаборгскую крепость в Финляндии. Купила дом на горе напротив крепости, чтобы видеть окошко его каземата.

Когда сын ее женился, она отдала молодым дом на Мойке, а сама поселилась на Литейном. Этот новый ее дом был точь-в-точь как прежний, только меньше.

Впоследствии, разбирая прабабкин архив, среди посланий от разных знаменитых современников нашел я письма к ней императора Николая. Характер писем сомнений не оставлял. В одной записке Николай говорит, что дарит ей царскосельский домик «Эрмитаж» и просит прожить в нем лето, чтобы им было где видеться. К записке приколота копия ответа. Княгиня Юсупова благодарит Его Величество, но отказывается принять подарок, ибо привыкла жить у себя дома и вполне достаточна собственным именьем! А все ж купила землицы близ дворца и построила домик – в точности государев подарок. И живала там, и принимала царских особ.

Двумя тремя годами позже, поссорившись с императором, она уехала за границу.

Обосновалась в Париже, в купленном ею особняке в районе Булонь сюр Сен, на Парк де Прэнс. Весь парижский бомонд Второй Империи бывал у нее. Наполеон III увлекся ею и делал авансы, но ответа не получил. На балу в Тюильри представили ей юного француза офицера, миловидного и бедного, по фамилии Шово. Он ей понравился, и она вышла за него. Купила она ему замок Кериолет в Бретани и титул графа, а себе самой – маркизы де Серр. Граф де Шово вскоре умер, завещав замок своей любовнице.

Графиня в бешенстве выкупила у соперницы замок втридорога и подарила его тамошнему департаменту при условии, что замок будет музеем.

Каждый год мы ездили к прабабушке в Париж. Она жила одна с компаньонкой в своем доме на Парк де Прэнс. Поселялись мы во флигеле, соединенном с домом переходом, и в дом ходили по вечерам. Так и вижу прабабку, как на троне, в глубоком кресле, и на спинке кресла над ней три короны: княгини, графини, маркизы. Даром что старуха, оставалась она красавицей и сохраняла царственность манер и осанки. Сидела нарумяненная, надушенная, в рыжем парике и снизке жемчужных бус.

В иных вещах проявляла она странную скупость. К примеру, угощала нас заплесневелыми шоколадными конфетами, какие хранила в бонбоньерке из горного хрусталя с инкрустацией. Я один их и ел. Думаю, потому она и любила меня особенно. Когда тянулся я к шоколадкам, которые никто не хотел, старушка гладила меня по голове и говорила: «Какое чудное дитя».

Умерла она, когда ей было сто лет, в Париже, в 1897 году, оставив моей матери все свои драгоценности, брату моему булонский особняк на Парк де Прэнс, а мне – дома в Москве и Санкт Петербурге.

 Учитывая, что это невестка Эльстона, то ей было, что оставлять? Происхождение драгоценностей у Зинаиды Николаевны было по линии Эльстона, а не по линии родни её матери. 

В 1925 году, живя в Париже в эмиграции, прочел я в газете, что при обыске наших петербургских домов большевики нашли в прабабкиной спальне потайную дверь, а за дверью – мужской скелет в саване… Потом гадал и гадал я о нем. Может, принадлежал он тому юному революционеру, прабабкиному возлюбленному, и она, устроив ему побег, так и прятала его у себя, пока не помер? Помню, когда, очень давно, разбирался я в той спальне в прадедовых бумагах, то было мне очень не по себе, и звал я лакея, чтобы не сидеть в комнате одному. В прабабкином булонском доме долго никто не жил, потом его сдали, потом продали великому князю Павлу Александровичу, а после его смерти продали еще раз. Заняла его женская школа Дюпанлу, где позже училась моя дочь."

Выделила спорные и важные места в воспоминаниях Феликса о своей бабушке. О которых надо рассказать.

В одной записке Николай говорит, что дарит ей царскосельский домик «Эрмитаж» и просит прожить в нем лето, чтобы им было где видеться. К записке приколота копия ответа. Княгиня Юсупова благодарит Его Величество, но отказывается принять подарок, ибо привыкла жить у себя дома и вполне достаточна собственным именьем! А все ж купила землицы близ дворца и построила домик – в точности государев подарок. И живала там, и принимала царских особ.

Начну с самого простого с дачи в Царском селе, так как рассуждать про человеческие отношения дело неблагодарное, тем более, что все это было почти два столетия назад.

Вообще-то, специалисты утверждают, что Николай I, предложил З.И. Юсуповой лишь провести лето в Царском селе. Ответ был таким как пишет Феликс. Она отказалась, и я бы сказала отказалась резко).

А вот дачу строить Зинаида Ивановна, начинает лишь только после смерти Николая I, получив в Царском Селе участок земли, где и приказала возвести дом по типу павильона Эрмитаж. Осуществить данный проект было поручено архитектору Монигетти.

Павильон Эрмитаж - Франческо Бартоломео Растрелли.

А вот дача, построенная по заказу Зинаиды Ивановны. И.М. Монигетти.

Вот еще одно архивное изображение.

Правда постройки очень похожи?

Как считают специалисты: "Монигетти блестяще «пересказал» великого Растрелли".

Здесь история строительства дачи.

http://pinme.ru/pin/54033b6add62fc3c32a29804

http://pushkin.ru/encycl/town/dacha-knyagini-yusupovoy.html

А вот характер отношений между Николаем I и Зинаидой Ивановной Феликс, похоже, трактует не верно)))

Но об этом завтра, надо воспоминания современников поискать.

Зинаида Ивановна все делала с царским размахом, могла себе позволить.)

Дачу, так такую как императорский Дворец. Дом, так один из лучших дворцов в Петербурге (кстати всего в нашем городе 4 Дворца Юсуповых). Конюшни, так, непременно, тоже, как царские.

Вот конюшни Зинаиды Ивановны Юсуповой, которые сегодня находятся в Хельсинки на острове Сеурасаари, где расположен музей финского быта, музей под открытым небом, замечательный уголок, с чудными ручными белками, чайками и другой живностью и интересными финскими постройками. (фоток как вы понимаете, увы не сохранилось)

Вот конюшни Юсуповой на 4 лошади, размеры стойла для каждой лошади 22 метра, императорские каноны))). Конюшни деревянные расписаны под кирпич.

Эти конюшни находились на финской вилле З.Юсуповой. в местечке Кайвопуйсто, там активно начинают строить дачи во время Крымской войны, когда представители высшего света не могут выезжать за границу. Сегодня это один из самых популярных парков в Хельсинки, на территории этого парка находятся многие посольства (одно из самых шикарных посольство Ирака),

По моим меркам до Свеаборга как-то далековато. Но все гиды, которых мне приходилось слышать в Хельсинки с удовольствием рассказывают эту легенду. правда. некоторые оговариваются и говорят, что существует легенда...

Что касается скелета в стене в одном из Дворцов, то сотрудники и Юсуповского Дворца на Мойке и Дворца на Литейном в один голос утверждают, что никаких скелетов не было, лишь во Дворце на Мойке в тайниках были найдены рукописи и письма А.С. Пушкина, рукописи Шиллера и произведения искусства, которыми так славились коллекции Юсуповых.

Так может быть под псевдонимом: «Пушкин» тот роман про Петра Обманова –Юсупова и сочинял кто-то из Юсуповых? Чем платить бешеные деньги кому-то и втягивать посторонних в такие щекотливые вопросы, как родословная Юсуповых-Романовых, проще сочинить всё самому, внутри Семьи?

Феликс слишком хорошо осведомлен с ТИ, для простого-то военного. Тем более, что в Петербурге знали цену «Романовым» и книг никто не покупал. Их не читали даже в Петербурге. А тут такие тонкости, как сам сочинял. 

О романах.

Зинаида Ивановна Юсупова была одной из самых красивейших женщин Петербурга и как писали своременники, ее восхищадись и император Николай I и Наполеон III, была известной "светской львицей" и возмутительницей спокойствия в Петербурге, да и во Франции тоже.

Ее мать была внебрачной дочерью Екатерины Строгановой.

Беттик, обрати внимание, она внучка матери Павла Строгонова, т.е. получается, что Павел Строганов её дядя по матери, а твоя Ольга Ферзен ее двоюродная сестра. Как тесен мир)))

Это вызвало осложнения при браке с Борисом Юсуповым, который так увлекся юной красавицей Зинаидой, что собирался пойти против воли своей матери, так как она была против этого брака.

Как известно над родом Юсуповых было проклятие, что в семье всегда в живых будет оставаться лишь один ребенок. а остальные родившиеся дети не переживут возраста 26 лет. Зинаида Юсупова после смерти при родах дочери заявила, что "рожать мертвецов не намерена" и фактически прекратила отношения с мужем договорившись о свободных отношениях, что дало возможность заводить романы и ему, и ей. (Ложь. В среде казаков такие вещи были невозможны. А Эльстоны и Юсуповы - казаки. Здесь написано в стиле эпатажа, как тогда было модно в Петербурге и по всей Европе, типа: прогрессивно).

Кстати, именно Борис и Зинаида Юсуповы, начинают перестройку особняка на Мойке, который был приобретен еще родителями Бориса. Сегодня мы видим Дворец почти таким каким он был построен архитектором Михайловым.

Петербург был захвачен красными только в декабре 1853 года. И до 1869 года, согласно тому же Толстому, шли ожесточенные бои за Петербург и внутри самого Петербурга. Так что, что строить там Юсуповы ничего не могли. Тем более, в Старом Городе. Все свои дворцы они захватили готовыми.

По случаю окончания ремонта был дан грандиозный бал, но Зинаиде Юсуповой не повезло, она накануне каталась с гор и повредила ногу. Об этом бале оставила свои воспоминания М. Каменская.: «Хозяйка дома, красавица Зинаида Ивановна Юсупова, совсем не танцевала на своём бале, потому что в начале зимы этого года, катаясь с кем-то с ледяной горы, сильно зашибла себе ногу, прихрамывала и, не опираясь на костыль, даже ходить не могла. … У неё в руке был костыль какой-то дедовский, старозаветный, чёрного дерева, до половины палки и по всей рукоятке сплошь усыпанный крупными бриллиантами. В одном этом костыле было что-то сказочное, волшебное». (в современных цитатах почему-то опускают про бриллианты вообще или про то, что еще половина костыля была в бриллиантах))).).

П. Вяземский посвятил этому костылю поэтические строки:

"Костыль — Вам дар небес: любите Ваш костыль!

Он был для Вас судьбы полезною указкой,

И в школе жизни он Вам указал на быль,

Когда Вам жизнь была одной волшебной сказкой".

Далее Каменская продолжает: " Должно быть, к нему же княгиня подобрала и весь свой наряд: платье на ней было не лёгкое, не бальное, а тяжёлого голубого штофа; на голове у неё около лба горела одна только большая бриллиантовая звезда, в заднюю причёску волос были как-то впутаны два газовые шарфа; один голубой с серебряными звёздами, а другой белый с золотыми, и оба они упадали до самого пола. Удивительно хороша была она в этом наряде!" Сама хозяйка бала извлекла из своего положения пользу и весь бал прогуливалсь под руку с императором Николаем I, часто уединяясь с ним от посторонних глаз в анфиладах и галереях Дворца. Что не осталось незамеченным ни гостями, ни самой императрицей Александрой Федоровной.

С 1830 года Зинаида Ивановна переживает бурный роман Николаем Андреевичем Жерве, приятелем М.Ю, Лермонтова. Зинаида Ивановна счастлива необыкновенно, но этот роман перестает быть тайной, о нем судачат во всех салонах, а по понятиям того времени это моветон, все жалеют Бориса Николаевича Юсупова и осуждают Зинаиду Ивановну. Чтобы спасти честь любимой женщины Жевре уезжает на Кавказ, где он был ранен в одном из боев и ранение оказалась смертельным.

Горю Зинаиды Ивановны нет предела.

Кстати, я дам ссылку потом, там цитаты, обратите внимание как пишет о Юсуповой императрица Александра Федоровна, называя Зинаиду Ивановну "ветреной". Современники считали, что ухаживания Николая I за Зинаидой Ивановной вызывали ссоры в императорской чете и доставили Александре Федоровне немало неприятных минут.

После смерти мужа Зинаида Ивановна, строит для себя особняк на Литейном, оставив Дворец на Мойке сыну, но там почти не живет, а уезжает во Францию, где выходит замуж за Сена Луи Шарлем Оноре Шово, который младше ее на 20 лет. При венчании Зинаида Ивановна списывает себе 5 лет, (как это по-женски.) Этот брак вызвал недовольство так был мезальянсом, но Зинаида Ивановна легко устраняет все преграды, решив вопрос о положении мужа очень просто. Она покупает ему титул графа Шово и маркиза де Серр.

Зинаида Ивановна счастлива, да и многим казалось, что брак был счастливым, но после смерти Шарля, выясняется, что у него была вторая семья, которой он и завешал замок Кериоле в Бретани. Собрав все мужество Юсупова выкупает замок, а в 1891 году завещает его жителям департамента Финистер с условием открытия в нём музея. (какое мудрое решение, потому что потом оно помогло Юсуповым заявить права на наследство и обеспечить себе лишний доход!!!).

Итак, в 1902 года замок начал разрушаться, и в 1924 году. ее внучка, Зинаида Николаевна Юсупова заявляет права на наследство (в завещании было условие о сохранении дома в том виде, как он существует, а это условие было нарушено) Юсуповы выигрывают суд, получают замок в собственность, а затем в 1960 году Феликс Юсупов продает замок, чем обеспечивает будущее своих детей.

Вот такой удивительной, необыкновенной и очень красивой женщиной была Зинаида Ивановна Юсупова, которая оставила нам два великолепных Дворца, собрала вместе с мужем уникальную коллекцию произведений искусства, пополнившию фонды многих музеев страны и унесла вместе с собой множество тайн и загадок, которые до сих пор покрыты ореолом тайны.

Юсуповский Дворец на Литейном пр.

здесь Зинаида Ивановна в центре группы на картине Г. Чернецова "Парад на Царицыном лугу", где художник изобразил около трехсот самых известных персон того времени.

Кого заинтересовала жизнь З.И. Юсуповой, то можно почитать книгу Светланы Мрочковской-Балашовой "Она друг Пушкина была", там дневники Долли Фикельмон и в них много замечаний про З.И.Юсупову. Особенно интересно читать оценки одной красивой женщины другой).

И последнее ... Зинаида Ивановна Юсупова годы жизни (1810 - 1893), эх Феликс. Феликс).

Подробности здесь https://ru.wikipedia.org/wiki/Юсупова,_Зинаида_Ивановна

Ох, такая яркая женщина. такая яркая судьба, а получилось у меня как-то занудно, простите.

Мне дворец на Литейном больше нравится)

Беттик, трудно судить об этом Дворце, так как внутреннее убранство особняка до наших дней почти не сохранилось, но Зинаида Ивановна, кстати, многое сделала в нем, как во Дворце на Мойке. Это и обивка стен, это и драпировки на окнах, она полностью увезла с Мойки свою спальню и многие произведения искусства. Но ничего этого мы сегодня там не увидим, увы/ Зато Дворец на Мойке до сегодняшнего дня поражает нас своим великолепием и изысканным вкусом, хозяев Дворца.

Ищу в инете одну презентацию этого Дворца, она дает возможность полюбоваться великолепными интерьерами и не могу найти.

Дзисин сказал:

С открытой части холма в парке Кайвопуйсто острова, на которых расположен Свеаборг (Суоменлинна), видны хорошо, и ближняя часть крепости - тоже. Так что все может быть.

Да может быть все. Кстати, история очень романтическая и в духе Зинаиды Ивановны, но вот как то Феликсу, все-таки я не очень доверяю, уж очень много эпатажа в его воспоминаниях.

Еще из воспоминаний Феликса Юсупова.

Цитата

Говорят, отец его был прусский король Фридрих Вильгельм IV, а мать — фрейлина сестры его, императрицы Александры Фёдоровны. Та, поехав навестить брата, взяла с собой фрейлину. Прусский король так влюбился в сию девицу, что даже хотел жениться. Тогдашние злые языки уверяли, что фамилия Эльстон — от французского «эль с’этон» [elle s’etonne — «она в изумлении»], что, дескать, выразило чувство юной матери.

Здесь Феликс, опять напуская тумана, пишет о своем дедушке Феликсе Николаевиче Сумарокове-Эльстон, а фрейлиной о которой идет речь была Екатерина Фёдоровна Тизенгаузен. И следующая моя история будет про нее.

http://ournota.ru/forums/index.php?/topic/255

Похоже, что всю эту родословную Эльстонов-Сумаровых Юсуповых Петровых-Романовых сочинял сам Феликс. Слишком уж хорошо осведомлен обо всех подробностях ТИ. Цитирует как писатель свой собственный текст. Да и с теми историческими романами Пушкина тоже большие проблемы. Вряд ли они были авторства Пушкина.

Там много несостыковок с биографией Пушкина (Кларка Кеннеди) и романов о Петре и Пугачевском бунте. Они писались в более позднее время и там есть детали, которых Пушкин (Кеннеди), если это писал он, просто не мог знать. Значит, за Пушкина писал Феликс. А потом выдал за найденные им рукописи Пушкина. Тогда в моде были литературные мистификации. Сочинил сам себе родословную какую надо, втихаря, и чтобы меньше было свидетелей. Потом сочинил легенду об убитом поэте Пушкине А.С. И под эту лавочку легализировал свои собственные литературные сочинения. Кто в том Петербурге стал бы судиться с Юсуповыми и доказывать их ложь? Никто бы не рискнул. А вот если за тем мифическим Пушкиным стоял реальный Феликс Юсупов со своей маменькой? Тогда ажиотаж с Пушкиным понятен.

Тогда сходятся и концы с концами. Возможно, и был такой литератор Пушкин А. С., не слишком удачливый как писатель. И Феликс просто использовал его имя, точнее псевдоним, а может быть и сам его выдумал. Но в любом случае тот роман: «История Петра Великого» не мог быть написан тем Пушкиным, про которого нам твердили в школе.

И есть ещё одно указание на то, что под именем Пушкина писал Юсупов: памятник Пушкину в Архангельском. Пушкина раскрутили уже в СССР и после 1950-х годов, когда переписывали Историю. А до революции Пушкин как литератор ничего не значил. И памятник Пушкину в Архангельском просто не мог быть, разные весовые категории: выскочки Юсуповы, которые были на вершине власти и еврей-журналист. А вот если за псевдонимом: «Пушкин А.С.» скрывался Феликс Юсупов, то памятник Пушкину в Архангельском мог быть. Этот памятник Феликс поставил сам себе или его маменька.

Родословная – это вещь такая. Может быть деньги Юсуповы и не пожалели бы на свои пальцы веером, самолюбие потешить. Но в таком случае вставал вопрос с оглаской. Если бы они наняли какого-нибудь литератора, то о том, сколько стоят предки Юсуповых-Романовых знала бы вся Россия. Поэтому проще было сочинить самому и втихаря, чтобы свидетелей не было. А потом выдать за найденные рукописи трагически погибшего Пушкина А.С., из не изданного. Официально, тот роман Пушкина: «История Петра Великого» не был дописан. И квартиру-музей на Мойке тоже можно было устроить за деньги, и могилку поэта и свидетелей. Биография Пушкина вообще не бьётся, никак. Концы с концами не сходятся, слишком много противоречий.

Да и Нада Торби, правнучка Пушкина, вышедшая замуж за правнука Николая I Эльстона-Сумарокова, тоже была из той же самой архангельской тусовки Юсуповых. Там весь 19-й век с российским дворянством на службе у Романовых – одна сплошная литературная мистификация.

 

Александра Римская 21.05.2016 г., 664, Anno Domini. Xikrik to river Novogor

Список статей Сандры Римской

http://sandra-rimskaya.livejournal.com/1515415.html

Группа ВК «История»

Юсупова, Зинаида Ивановна — Википедия. Что такое Юсупова, Зинаида Ивановна

Княгиня Зинаида Ивановна Юсупова, урождённая Нарышкина (2 ноября 1809, Москва — 16 октября 1893, Париж) — фрейлина, русская аристократка, «светская львица», кавалерственная дама баварского Ордена Терезы (1856)[1]. Любительница необарокко, она оформила в этом затейливом стиле интерьеры дворца на Мойке и инициировала постройку таких зданий, как Литейный дом в Петербурге и Юсуповская дача в Царском Селе.

Биография

Семья

Зинаида Ивановна происходила из младшей ветви Нарышкиных. Она родилась 2 ноября 1809[K 1] года в Москве. Её отцом был камергер Иван Дмитриевич Нарышкин, матерью — Варвара Николаевна Ладомирская, внебрачная дочь фаворита императрицы Екатерины II Ивана Римского-Корсакова и графини Екатерины Строгановой. Крестины состоялись 13 ноября.

Родители приложили все усилия, чтобы Зинаида и её брат Дмитрий получили хорошее домашнее образование. Впоследствии княгиня Юсупова отличалась познаниями в поэзии и искусстве, именно она продолжила коллекцию картин, которую начали собирать предки её мужа[2].

Первый брак

Со своим будущим мужем князем Борисом Юсуповым фрейлина Зинаида познакомилась в Москве во время коронационных торжеств 1826 года. Он был единственным сыном Николая Юсупова и Татьяны Энгельгардт. К этому времени ему уже исполнилось тридцать лет, и в течение шести лет он был вдовцом (в 1820 году скончалась при родах его первая жена Прасковья Павловна Щербатова). Пятнадцатилетняя Зинаида была одной из блистательных великосветских красавиц. Вспоминая о празднествах, граф В. А. Соллогуб писал:

«… в устах всех были слышны имена графини Завадовской, Фикельмон, фрейлины княжны Урусовой и девицы Нарышкиной, впоследствии княгини Юсуповой. Все четыре были красавицы писаные, все четыре — звёзды первой величины тогдашнего петербургского большого света[2].»
»

Молодые супруги Юсуповы

Князь Юсупов был вынужден приложить немало усилий, чтобы добиться расположения родителей Зинаиды. К этому времени он уже предпринял несколько попыток сватовства, но несмотря на богатство и титул, везде получал отказ[2]. 11 октября 1826 года состоялось обручение, А. Я. Булгаков писал брату[3]:

«Вчера развозили карточки, объявляющие о помолвке сахарчика Бориньки с фрейлиной Зинаидой Ивановной Нарышкиной. Надобно будет ехать поздравить старика и жениха. Невеста сидела вчера в «Отелло» в юсуповской ложе вся в бриллиантах, вероятно, женихом подаренных.»

Но свадьба была отложена из-за вмешательства княгини Татьяны Васильевны.

«Уезжая из Москвы, я надеялся вскоре быть счастлив, соединив свою жизнь с жизнью Зенеиды. Но маман, против воли которой я никогда не посмею пойти, просила отложить свадьбу. Огорчения мои были так велики из-за этой задержки, что я едва не заболел.»

Пышное бракосочетание состоялось 19 января 1827 года в Москве, но не совсем благополучно. Юсупов поехал в церковь, забыв получить благословение отца, для чего ему пришлось вернуться домой. В церкви Зинаида Ивановна уронила кольцо, оно закатилось так далеко, что его не нашли и взяли другое. А. Я. Булгаков замечал, что у «необыкновенного жениха должны быть необыкновенные происшествия. В церкви невеста была очень весела, а жених задумчив и нахмурен»[4]. Но уже вскоре молодая супруга разочаровалась в браке, сообщив отцу, что «ей очень скучно в Петербурге». В письме брату от 2 мая 1827 года А. Я. Булгаков писал: «Да с Боренькой где не соскучишься, хотел я ему сказать в ответ[2]». А. И. Тургенев, сравнивая её с «прикованным зефиром», отмечал, что «всё в ней ещё — поэзия. Только её муж напоминает презренную прозу[2]»

В октябре 1827 года у супругов родился сын, названный в честь деда Николаем. Вскоре Зинаида родила дочь, умершую при родах. После этого супруги фактически разорвали свои брачные отношения, позволив друг другу интриги на стороне. Согласно семейной легенде это произошло из-за родового проклятия Юсуповых, которого Зинаида Ивановна опасалась[K 2], но на самом деле, князь Юсупов просто не желал иметь других детей, о чем решительно объявил всем, чтобы сохранить своему сыну неприкосновенным и передать ему без ущерба все то состояние, которым сам пользовался[6].

Романы

»

Зинаида Ивановна была одной из самых модных дам столицы, современники отмечали её природную красоту и ум. Граф Соллогуб вспоминал, что она «была хороша собой, добра и приветлива». Князь А. В. Мещерский называл Юсупову одной из «львиц» петербургского общества, отдавая ей пальму первенства[8], отмечая, что она «отличалась большою благосклонностью ко всем и вообще замечательною кротостью». Княгиня Юсупова пользовалась вниманием императора Николая I. Описывая её в 1829 году, Долли Фикельмон, отдавала дань её красоте

«Высокая, тонка, с очаровательной талией, с совершенно изваянной головой, у неё красивые чёрные глаза, очень живое лицо с весёлым выражением, которое так чудесно ей подходит[2]»

при этом она ревниво замечала, что «неизменная доброта императора и удовольствие, которое он испытывает, останавливая свой взор на красивом и изысканном лице, — вот единственная причина, которая заставляет его продолжать выказывать ей своё почтение». В 1830 году у Зинаиды Ивановны начался роман с кавалергардом Николаем Андреевичем Жерве (1808—1841). Графиня Фикельмон писала:

« Не менее заметен и чересчур затянувшийся и всепоглощающий флирт очаровательной княгини Юсуповой с Жерве, офицером Кавалергардского полка. Она вызывает всеобщий интерес, ибо молода духом, как впрочем, и годами, веселая, наивная, невинная. С удивительным простодушием отдалась она во власть своего чувства. Она словно не видит расставленной перед ней западни и на балах ведет себя так, будто на всем белом свете только они вдвоем с Жерве. Он очень молод, с малопривлекательным лицом, во всяком случае, незначительным, но очень сильно влюблен, постоянен в своем чувстве и, может, более ловкий, чем его считают.[9]»

Вскоре о романе становится известно и супругу, Долли пишет в своём дневнике: «Ореол весёлости, окружавший его красивое и столь молодое лицо, вдруг разом исчез. Боюсь, что причина этому — Жерве[2]». Спасая Зинаиду от сплетен, Жерве покидает Петербург. В 1841 году князь Михаил Лобанов-Ростовский поведал о «меланхоличном Жерве»: «У него такой вид, как будто он погибнет в первом же деле». Вскоре во время экспедиции в Большую и Малую Чечню Жерве был ранен и скончался после двухмесячной болезни. 7 августа 1841 года императрица Александра Фёдоровна писала своей подруге графине С. А. Бобринской:

«Вздох о Лермонтове, об его разбитой лире, которая обещала русской литературе стать её выдающейся звездой. Два вздоха о Жерве, о его слишком верном сердце, этом мужественном сердце, которое только с его смертью перестало биться для этой ветреной Зинаиды.[2]»

Правнук Зинаиды, князь Феликс, писал в своих «Мемуарах»: «Прабабка моя была писаная красавица, жила весело, имела не одно приключение». Её очень любили и баловали при дворе и императрица и император Николай I, особенно до её несчастного падения из кареты (осенью 1834 года), которое сделало её навеки хромой и лишило главного занятия и главной прелести — танцев.

Второй брак

» Зинаида Ивановна Юсупова

В октябре 1849 года скончался князь Борис Николаевич, и вдова покинула Россию. По мнению Феликса Юсупова, это произошло из-за ссоры с императором. В конце 1850-х во Франции княгиня познакомилась с капитаном Генерального штаба национальной гвардии департамента Сена Луи Шарлем Оноре Шово (1829—1889), который был младше её на 20 лет[K 3]. 7 мая 1861 года состоялось их венчание в домовой церкви особняка на Литейном. В свадебное путешествие молодожёны отправились в Швейцарию. Российский двор был недоволен этим мезальянсом. И Юсупова решила проблему, приобретя для мужа титул графа Шово и маркиза де Серр. С 1860 года он занимал пост генерального советника департамента Финистер округа Конкарно в провинции Бретань.

В 1889 году граф Шово скончался, завещав замок Кериоле, купленный в 1862 году Зинаидой Ивановной, своей сестре[K 4], и ей пришлось выкупать его за полтора миллиона франков.

Последние годы

Последние годы Зинаида Ивановна проживала в основном в Париже. Феликс Юсупов оставил воспоминания о своих визитах к ней:

«она жила одна с компаньонкой на Парк-де Прэнс… Так и вижу прабабку, как на троне, в глубоком кресле, и на спинке кресла над ней три короны: княгини, графини, маркизы. Даром, что старуха, оставалась она красавицей и сохраняла царственность манер и осанки. Сидела нарумяненная, надушенная, в рыжем парике и снизке жемчужных бус.»

В 1893 году Зинаида Юсупова мечтала посетить родину, даже получила высочайшее соизволение, но скончалась в том же году. По её завещанию тело было перевезено в Россию и погребено в Троице-Сергиевой Пустыни на Петергофской дороге, в нижнем пределе храма Св. Сергия Радонежского, который был построен архитектором А.Горностаевым на средства княгини Юсуповой.

Дворцы

Усадьба Кериоле на морском побережье Бретани, которую Зинаида Ивановна приобрела для второго мужа
  • В 1830 году Юсуповы приобрели особняк на Мойке. Перестройка шла семь лет: были созданы великолепные гостиные, пристроен восточный корпус с залами для картинной галереи и домашним театром. Сюда была перевезена большая часть коллекции Юсуповых, увеличением которой активно занималась Зинаида Ивановна. По случаю окончания ремонта был дан грандиозный бал[2].
  • После смерти князя Бориса дом на Мойке стал собственностью сына. Для себя же княгиня решила строить новый дом на Литейном проспекте, в котором «самые прихотливые фантазии женского вкуса не могли быть выполнены более удачно и более удовлетворительно». Дом был унаследован Феликсом Юсуповым[2].
  • В 1862 году маркиза Серр приобрела имение Кериоле (фр.)русск. (Château de Keriolet). Суровый замок благодаря вкусу Зинаиды Ивановны был превращён в роскошный дворец, наполненный прекрасной мебелью и произведениями искусства. В 1891 году она завещала усадьбу жителям департамента Финистер с условием открытия в нём музея. С 1902 года замок начал разрушаться, и в 1924 году её внучка Зинаида смогла заявить права на наследство (в завещании было условие о сохранении дома в том виде, как он существует). В 1960 году Феликс Феликсович продал замок[2].

В искусстве

Костыль — Вам дар небес: любите Ваш костыль!
Он был для Вас судьбы полезною указкой,
И в школе жизни он Вам указал на быль,
Когда Вам жизнь была одной волшебной сказкой…

В топонимике

Примечания

Комментарии

  1. ↑ Этот год указывает и «Петербургский некрополь», и князь А.Б.Лобанов-Ростовский в своём труде «Русская родословная книга». Однако Иван Дмитриевич в своём альбоме записал, что дочь родилась 2 ноября 1810 года[2]
  2. ↑ По одной из версий, после принятия сыновьями бия Юсуфа христианства, одна ногайская колдунья наложила на них и их потомков проклятие. Согласно ему, из всех рождённых в одном поколении Юсуповых двадцатишестилетний рубеж переживёт лишь один.[5]
  3. ↑ В метрической книге указано: жениху 32 года,а невесте 46. Зинаида Ивановна убавила себе 5 лет.
  4. ↑ По версии Феликса Юсупова, любовнице или второй супруге Луи Шарля
  5. ↑ В «Историческом вестнике» (1894, № 10) были опубликованы воспоминания М. Каменской, где есть описание бала у Юсуповых, состоявшегося 1836 года: «Хозяйка дома, красавица Зинаида Ивановна Юсупова, совсем не танцевала на своём бале, потому что в начале зимы этого года, катаясь с кем-то с ледяной горы, сильно зашибла себе ногу, прихрамывала и, не опираясь на костыль, даже ходить не могла. … У неё в руке был костыль какой-то дедовский, старозаветный, чёрного дерева и по всей рукоятке сплошь усыпанный крупными бриллиантами. В одном уж этом костыле было что-то сказочное, волшебное».

Источники

  1. ↑ Königlich-bayerischer adeliger Damen-Kalender auf das Jahr 1873. — München. 1873. — S. 38.
  2. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 Яковлева М. «Причудница большого света…». Жизнь и любовь княгини Зинаиды Юсуповой // Родина : журнал. — М, 2006. — № 12. — С. 130-135.
  3. ↑ Братья Булгаковы. Переписка. Т. 2. — М.: Захаров, 2010.- C. 643.
  4. ↑ Братья Булгаковы. Переписка. Т. 3. — М.: Захаров, 2010.- C. 10.
  5. Лялин В.Е. Родовое проклятие // Князья Юсуповы. Кто они?. — Ростов-на-Дону: Феникс, 2011. — С. 104. — 278 с. — (Наша история). — 2500 экз. — ISBN 978-5-222-17853-9.
  6. ↑ М. А. Корф. Дневники 1838 и 1839 года. — М.: Рубежи XXI. — С. 331.
  7. ↑ Особняк-дача княгини З. И. Юсуповой г. Пушкин. Проверено 18 февраля 2013. Архивировано 15 марта 2013 года.
  8. Лялин В.Е. Княгиня Зинаида Ивановна Юсупова // Князья Юсуповы. Кто они?. — Ростов-на-Дону: Феникс, 2011. — С. 84—89. — 278 с. — (Наша история). — 2500 экз. — ISBN 978-5-222-17853-9.
  9. ↑ Дневник Д. Фикельмон

Ссылки

Юсупова, Зинаида Ивановна Википедия

Княгиня Зинаида Ивановна Юсупова, урождённая Нарышкина (2 ноября 1809, Москва — 16 октября 1893[1], Париж) — русская аристократка, фрейлина, «светская львица», кавалерственная дама баварского Ордена Терезы (1856)[2]. Любительница необарокко, она оформила в этом затейливом стиле интерьеры дворца на Мойке и инициировала постройку таких зданий, как Литейный дом в Петербурге и Юсуповская дача в Царском Селе.

Биография

Семья

Зинаида Ивановна происходила из младшей ветви Нарышкиных. Она родилась 2 ноября 1809[K 1] года в Москве. Её отцом был камергер Иван Дмитриевич Нарышкин, матерью — Варвара Николаевна Ладомирская, внебрачная дочь фаворита императрицы Екатерины II Ивана Римского-Корсакова и графини Екатерины Строгановой. Крестины состоялись 13 ноября.

Родители приложили все усилия, чтобы Зинаида и её брат Дмитрий получили хорошее домашнее образование. Впоследствии княгиня Юсупова отличалась познаниями в поэзии и искусстве, именно она продолжила коллекцию картин, которую начали собирать предки её мужа[3].

Первый брак

Со своим будущим мужем князем Борисом Юсуповым фрейлина Зинаида познакомилась в Москве во время коронационных торжеств 1826 года. Он был единственным сыном Николая Юсупова и Татьяны Энгельгардт. К этому времени ему уже исполнилось тридцать лет, и в течение шести лет он был вдовцом (в 1820 году скончалась при родах его первая жена Прасковья Павловна Щербатова). Пятнадцатилетняя Зинаида была одной из блистательных великосветских красавиц. Вспоминая о празднествах, граф В. А. Соллогуб писал:

… в устах всех были слышны имена графини Завадовской, Фикельмон, фрейлины княжны Урусовой и девицы Нарышкиной, впоследствии княгини Юсуповой. Все четыре были красавицы писаные, все четыре — звёзды первой величины тогдашнего петербургского большого света[3].

Молодые супруги Юсуповы

Князь Юсупов был вынужден приложить немало усилий, чтобы добиться расположения родителей Зинаиды. К этому времени он уже предпринял несколько попыток сватовства, но несмотря на богатство и титул, везде получал отказ[3]. 11 октября 1826 года состоялось обручение, А. Я. Булгаков писал брату[4]:

Вчера развозили карточки, объявляющие о помолвке сахарчика Бориньки с фрейлиной Зинаидой Ивановной Нарышкиной. Надобно будет ехать поздравить старика и жениха. Невеста сидела вчера в «Отелло» в юсуповской ложе вся в бриллиантах, вероятно, женихом подаренных.

Но свадьба была отложена из-за вмешательства княгини Татьяны Васильевны.

Уезжая из Москвы, я надеялся вскоре быть счастлив, соединив свою жизнь с жизнью Зенеиды. Но маман, против воли которой я никогда не посмею пойти, просила отложить свадьбу. Огорчения мои были так велики из-за этой задержки, что я едва не заболел.

Пышное бракосочетание состоялось 19 января 1827 года в Москве, но не совсем благополучно. Юсупов поехал в церковь, забыв получить благословение отца, для чего ему пришлось вернуться домой. В церкви Зинаида Ивановна уронила кольцо, оно закатилось так далеко, что его не нашли и взяли другое. А. Я. Булгаков замечал, что у «необыкновенного жениха должны быть необыкновенные происшествия. В церкви невеста была очень весела, а жених задумчив и нахмурен»[5]. Но уже вскоре молодая супруга разочаровалась в браке, сообщив отцу, что «ей очень скучно в Петербурге». В письме брату от 2 мая 1827 года А. Я. Булгаков писал: «Да с Боренькой где не соскучишься, хотел я ему сказать в ответ[3]». А. И. Тургенев, сравнивая её с «прикованным зефиром», отмечал, что «всё в ней ещё — поэзия. Только её муж напоминает презренную прозу[3]»

В октябре 1827 года у супругов родился сын, названный в честь деда Николаем. Вскоре Зинаида родила дочь, умершую при родах. После этого супруги фактически разорвали свои брачные отношения, позволив друг другу интриги на стороне. Согласно семейной легенде это произошло из-за родового проклятия Юсуповых, которого Зинаида Ивановна опасалась[K 2], но на самом деле, князь Юсупов просто не желал иметь других детей, о чём решительно объявил всем, чтобы сохранить своему сыну неприкосновенным и передать ему без ущерба все то состояние, которым сам пользовался[7].

Романы

Зинаида Ивановна была одной из самых модных дам столицы, современники отмечали её природную красоту и ум. Граф Соллогуб вспоминал, что она «была хороша собой, добра и приветлива». Князь А. В. Мещерский называл Юсупову одной из «львиц» петербургского общества, отдавая ей пальму первенства[9], отмечая, что она «отличалась большою благосклонностью ко всем и вообще замечательною кротостью». Княгиня Юсупова пользовалась вниманием императора Николая I. Описывая её в 1829 году, Долли Фикельмон, отдавала дань её красоте

Высокая, тонка, с очаровательной талией, с совершенно изваянной головой, у неё красивые чёрные глаза, очень живое лицо с весёлым выражением, которое так чудесно ей подходит[3]

при этом она ревниво замечала, что «неизменная доброта императора и удовольствие, которое он испытывает, останавливая свой взор на красивом и изысканном лице, — вот единственная причина, которая заставляет его продолжать выказывать ей своё почтение». В 1830 году у Зинаиды Ивановны начался роман с кавалергардом Николаем Андреевичем Жерве (1808—1841). Графиня Фикельмон писала:

Не менее заметен и чересчур затянувшийся и всепоглощающий флирт очаровательной княгини Юсуповой с Жерве, офицером Кавалергардского полка. Она вызывает всеобщий интерес, ибо молода духом, как впрочем, и годами, веселая, наивная, невинная. С удивительным простодушием отдалась она во власть своего чувства. Она словно не видит расставленной перед ней западни и на балах ведет себя так, будто на всем белом свете только они вдвоем с Жерве. Он очень молод, с малопривлекательным лицом, во всяком случае, незначительным, но очень сильно влюблен, постоянен в своем чувстве и, может, более ловкий, чем его считают.[10]

Вскоре о романе становится известно и супругу, Долли пишет в своём дневнике: «Ореол весёлости, окружавший его красивое и столь молодое лицо, вдруг разом исчез. Боюсь, что причина этому — Жерве[3]». Спасая Зинаиду от сплетен, Жерве покидает Петербург. В 1841 году князь Михаил Лобанов-Ростовский поведал о «меланхоличном Жерве»: «У него такой вид, как будто он погибнет в первом же деле». Вскоре во время экспедиции в Большую и Малую Чечню Жерве был ранен и скончался после двухмесячной болезни. 7 августа 1841 года императрица Александра Фёдоровна писала своей подруге графине С. А. Бобринской:

Вздох о Лермонтове, об его разбитой лире, которая обещала русской литературе стать её выдающейся звездой. Два вздоха о Жерве, о его слишком верном сердце, этом мужественном сердце, которое только с его смертью перестало биться для этой ветреной Зинаиды.[3]

Правнук Зинаиды, князь Феликс, писал в своих «Мемуарах»: «Прабабка моя была писаная красавица, жила весело, имела не одно приключение». Её очень любили и баловали при дворе и императрица и император Николай I, особенно до её несчастного падения из кареты (осенью 1834 года), которое сделало её навеки хромой и лишило главного занятия и главной прелести — танцев.

Второй брак

Зинаида Ивановна Юсупова Портрет графа де Шово

В октябре 1849 года скончался князь Борис Николаевич, и вдова покинула Россию. По мнению Феликса Юсупова, это произошло из-за ссоры с императором. В конце 1850-х во Франции княгиня познакомилась с капитаном Генерального штаба национальной гвардии департамента Сена Луи Шарлем Оноре Шово (1829—1889), который был младше её на 20 лет[K 3]. 7 мая 1861 года состоялось их венчание в домовой церкви особняка на Литейном. В свадебное путешествие молодожёны отправились в Швейцарию. Российский двор был недоволен этим мезальянсом. И Юсупова решила проблему, приобретя для мужа титул графа Шово и маркиза де Серр. С 1860 года он занимал пост генерального советника департамента Финистер округа Конкарно в провинции Бретань.

В 1889 году граф Шово скончался, завещав замок Кериоле, купленный в 1862 году Зинаидой Ивановной, своей сестре[K 4], и ей пришлось выкупать его за полтора миллиона франков.

Последние годы

Последние годы Зинаида Ивановна проживала в основном в Париже. Феликс Юсупов оставил воспоминания о своих визитах к ней:

она жила одна с компаньонкой на Парк-де Прэнс… Так и вижу прабабку, как на троне, в глубоком кресле, и на спинке кресла над ней три короны: княгини, графини, маркизы. Даром, что старуха, оставалась она красавицей и сохраняла царственность манер и осанки. Сидела нарумяненная, надушенная, в рыжем парике и снизке жемчужных бус.

В 1893 году Зинаида Юсупова мечтала посетить родину, даже получила высочайшее соизволение, но скончалась в том же году. По её завещанию тело было перевезено в Россию и погребено в Троице-Сергиевой Пустыни на Петергофской дороге, в нижнем пределе храма Св. Сергия Радонежского, который был построен архитектором А.Горностаевым на средства княгини Юсуповой.

Дворцы

Усадьба Кериоле на морском побережье Бретани, которую Зинаида Ивановна приобрела для второго мужа
  • В 1830 году Юсуповы приобрели особняк на Мойке. Перестройка шла семь лет: были созданы великолепные гостиные, пристроен восточный корпус с залами для картинной галереи и домашним театром. Сюда была перевезена большая часть коллекции Юсуповых, увеличением которой активно занималась Зинаида Ивановна. По случаю окончания ремонта был дан грандиозный бал[3].
  • После смерти князя Бориса дом на Мойке стал собственностью сына. Для себя же княгиня решила строить новый дом на Литейном проспекте, в котором «самые прихотливые фантазии женского вкуса не могли быть выполнены более удачно и более удовлетворительно». Дом был унаследован Феликсом Юсуповым[3].
  • В 1862 году маркиза Серр приобрела имение Кериоле (фр.)русск. (Château de Keriolet). Суровый замок благодаря вкусу Зинаиды Ивановны был превращён в роскошный дворец, наполненный прекрасной мебелью и произведениями искусства. В 1891 году она завещала усадьбу жителям департамента Финистер с условием открытия в нём музея. С 1902 года замок начал разрушаться, и в 1924 году её внучка Зинаида смогла заявить права на наследство (в завещании было условие о сохранении дома в том виде, как он существует). В 1960 году Феликс Феликсович продал замок[3].

В искусстве

Костыль — Вам дар небес: любите Ваш костыль!
Он был для Вас судьбы полезною указкой,
И в школе жизни он Вам указал на быль,
Когда Вам жизнь была одной волшебной сказкой…

В топонимике

Примечания

Комментарии

  1. ↑ Этот год указывает и «Петербургский некрополь», и князь А.Б.Лобанов-Ростовский в своём труде «Русская родословная книга». Однако Иван Дмитриевич в своём альбоме записал, что дочь родилась 2 ноября 1810 года[3]
  2. ↑ По одной из версий, после принятия сыновьями бия Юсуфа христианства, одна ногайская колдунья наложила на них и их потомков проклятие. Согласно ему, из всех рождённых в одном поколении Юсуповых двадцатишестилетний рубеж переживёт лишь один.[6]
  3. ↑ В метрической книге указано: жениху 32 года,а невесте 46. Зинаида Ивановна убавила себе 5 лет.
  4. ↑ По версии Феликса Юсупова, любовнице или второй супруге Луи Шарля
  5. ↑ В «Историческом вестнике» (1894, № 10) были опубликованы воспоминания М. Каменской, где есть описание бала у Юсуповых, состоявшегося 1836 года: «Хозяйка дома, красавица Зинаида Ивановна Юсупова, совсем не танцевала на своём бале, потому что в начале зимы этого года, катаясь с кем-то с ледяной горы, сильно зашибла себе ногу, прихрамывала и, не опираясь на костыль, даже ходить не могла. … У неё в руке был костыль какой-то дедовский, старозаветный, чёрного дерева и по всей рукоятке сплошь усыпанный крупными бриллиантами. В одном уж этом костыле было что-то сказочное, волшебное».

Источники

  1. ↑ ЦГИА СПб. ф.19. оп.126. д.1547. Метрические книги православных церквей за границей.
  2. ↑ Königlich-bayerischer adeliger Damen-Kalender auf das Jahr 1873. — München. 1873. — S. 38.
  3. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 Яковлева М. «Причудница большого света…». Жизнь и любовь княгини Зинаиды Юсуповой // Родина : журнал. — М, 2006. — № 12. — С. 130—135.
  4. ↑ Братья Булгаковы. Переписка. Т. 2. — М.: Захаров, 2010.- C. 643.
  5. ↑ Братья Булгаковы. Переписка. Т. 3. — М.: Захаров, 2010.- C. 10.
  6. Лялин В.Е. Родовое проклятие // Князья Юсуповы. Кто они?. — Ростов-на-Дону: Феникс, 2011. — С. 104. — 278 с. — (Наша история). — 2500 экз. — ISBN 978-5-222-17853-9.
  7. ↑ М. А. Корф. Дневники 1838 и 1839 года. — М.: Рубежи XXI. — С. 331.
  8. ↑ Особняк-дача княгини З. И. Юсуповой г. Пушкин (неопр.) (недоступная ссылка). Дата обращения 18 февраля 2013. Архивировано 4 марта 2016 года.
  9. Лялин В.Е. Княгиня Зинаида Ивановна Юсупова // Князья Юсуповы. Кто они?. — Ростов-на-Дону: Феникс, 2011. — С. 84—89. — 278 с. — (Наша история). — 2500 экз. — ISBN 978-5-222-17853-9.
  10. ↑ Дневник Д. Фикельмон

Ссылки

ЮСУПОВА ЗИНАИДА ИВАНОВНА — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

Княгиня, фрейлина, светская дама, инициатор строительства ряда зданий в стиле необарокко (Литейный дом в Петербурге, дача Юсуповых в Царском Селе).

Биография

Принадлежала к одной из ветвей известного рода Нарышкиных. Отец - камергер Иван Дмитриевич Нарышкин, мать - Варвара Николаевна Ладомирская (внебрачная дочь генерал-адъютанта Римского-Корсакова и графини Екатерины Строгановой). Зинаида и ее брат Дмитрий получили прекрасное домашнее образование. Девушка увлекалась искусством и впоследствии продолжила пополнять коллекцию картин, собранную семьей ее мужа.

Первым мужем Зинаиды Нарышкиной стал князь Борис Николаевич Юсупов. На момент встречи будущих супругов (на торжественной коронации в 1826 году) князю было тридцать лет, а юной красавице - пятнадцать. В октябре этого же года они обручились. Однако путь к свадьбе был долог и тернист. Сначала мать жениха Татьяна Васильевна Энгельгардт просила сына отложить свадьбу. Церемония все же состоялась в 1827 году, но тоже не обошлось без происшествий. Сперва Юсупов отправился в церковь, забыв при этом получить отцовское благословение, потому вынужден был вернуться обратно. На самой церемонии невеста уронила обручальное кольцо, причем оно закатилось так далеко, что отыскать его так и не смогли. Пришлось брать другое. На настроении невесты эта неприятность, впрочем, никак не отразилась.

Тем не менее, довольно скоро княгине стало скучно в этом браке, жизнь в Петербурге нагоняла на нее тоску. В октябре 1827 года у пары родился сын Николай. Потом Зинаида забеременела девочкой, но малышка умерла при родах. После этого супруги фактически разорвали отношения и разрешили друг другу заводить романы на стороне.

Зинаида Ивановна, будучи одной из самых красивых и активных светских дам в столице, неизменно привлекала к себе внимание кавалеров, даже самого Николая I. В светских кругах не остался незамеченным и роман княгини Юсуповой с кавалергардом Николаем Андреевичем Жерве. Сплетен об их отношениях ходило столь много, что молодой кавалергард решился оставить возлюбленную и уехал, дабы избавить ее от несмолкающих пересудов. В 1841 году состоялся поход в Большую и Малую Чечню, в ходе которого Жерве был ранен и вскоре скончался. Под впечатлением от этой истории любви кавалергарда к светской моднице императрица Александра Федоровна  написала в письме к своей подруге графине Софье Бобринской о верном и преданном офицере и ветряной красавице-княгине.

В 1834 году имело место несчастье: упав из кареты, светская дама навсегда обрела хромоту. После смерти Бориса Юсупова в 1849 году княгиня отправилась в Париж. Там в 1861 году она вышла замуж за капитана Генерального штаба национальной гвардии департамента Сена Луи Шарля Оноре Шово. Капитан был моложе своей супруги на 20 лет. После смерти Шово Зинаида осталась в Париже. Скончалась она в 1893 году, пережив второго супруга на четыре года. По завещанию тело ее перевезли в Россию. Зинаида Ивановна похоронена в Троице-Сергиевой Пустыни.

Князья Юсуповы. Люди и дворцы: humus — LiveJournal

Дворец князей Юсуповых на Мойке. Фасад с парадным входом. У подъезда запряженная коляска с кучером
Дворец князей Юсуповых на Мойке. Фасад с парадным входом. У подъезда запряженная коляска с кучером

Дворец князей Юсуповых на Мойке. Античный зал
Дворец князей Юсуповых на Мойке. Античный зал

Дворец князей Юсуповых на Мойке. Бальный зал. Слева на стене портрет З.Н. Юсуповой
Дворец князей Юсуповых на Мойке. Бальный зал. Слева на стене портрет З.Н. Юсуповой

Дворец князей Юсуповых на Мойке. Белоколонный (Банкетный) зал
Дворец князей Юсуповых на Мойке. Белоколонный (Банкетный) зал

Дворец князей Юсуповых на Мойке. Николаевский зал. На стене конный портрет князя Б.Н. Юсупова кисти Гро
Дворец князей Юсуповых на Мойке. Николаевский зал. На стене конный портрет князя Б.Н. Юсупова кисти Гро

Дворец князей Юсуповых на Мойке. Римский зал
Дворец князей Юсуповых на Мойке. Римский зал

Дворец князей Юсуповых на Мойке. Фрагмент интерьера музыкальной гостиной
Дворец князей Юсуповых на Мойке.  Фрагмент интерьера музыкальной гостиной

Дом княгини З. И. Юсуповой на Литейном. Вид на северный и южный дворы от зимнего сада.
Дом княгини З. И. Юсуповой на Литейном. Вид на северный и южный дворы от зимнего сада.

Дом княгини З. И. Юсуповой на Литейном. Внутренний двор. На дальнем плане дворовый фасад главного корпуса с богато декорированным фронтоном
Дом княгини З. И. Юсуповой на Литейном. Внутренний двор. На дальнем плане дворовый фасад главного корпуса с богато декорированным фронтоном

Дом княгини З. И. Юсуповой на Литейном. Фрагмент плафона Парадной (Золотой) гостиной. Картина «Весна» (худ. Н.А. Майков)
Дом княгини З. И. Юсуповой на Литейном. Фрагмент плафона Парадной (Золотой) гостиной. Картина «Весна» (худ. Н.А. Майков)

Дом княгини З.И. Юсуповой на Литейном. Картинная галерея. На стене слева собрание картин западноевропейских художников
Дом княгини З.И. Юсуповой на Литейном. Картинная галерея. На стене слева собрание картин западноевропейских художников

Дом князей Юсуповых в Б. Харитоньевском переулке. Дворовый (Северный) фасад. После перестройки 1890-х годов
Дом князей Юсуповых в Б. Харитоньевском переулке. Дворовый (Северный) фасад. После перестройки 1890-х годов

Дом князей Юсуповых в Б.Харитоньевском переулке, Москва. Китайская комната. Фрагмент интерьера с аркой. После реконструкции 1890-х годов
Дом князей Юсуповых в Б.Харитоньевском переулке, Москва. Китайская комната. Фрагмент интерьера с аркой. После реконструкции 1890-х годов

Замок Кериоле в Нижней Бретани. Южный фасад. С 1862 года – владение княгини З.И. Юсуповой
Замок Кериоле в Нижней Бретани. Южный фасад. С 1862 года – владение княгини З.И. Юсуповой

Дача князей Юсуповых в Царском Селе. Фрагмент интерьера гостиной. 1890-е.
Дача князей Юсуповых в Царском Селе. Фрагмент интерьера гостиной. 1890-е.

Дача князей Юсуповых в Царском Селе. Фрагмент интерьера гостиной. 1890-е
Дача князей Юсуповых в Царском Селе. Фрагмент интерьера гостиной. 1890-е

Имение князей Юсуповых в Кореизе. Неизвестные на лестнице в парке
Имение князей Юсуповых в Кореизе. Неизвестные на лестнице в парке

Имение князей Юсуповых в Кореизе. Столовая во дворце князей Юсуповых. В центре накрытый стол. В северной нише большой камин
Имение князей Юсуповых в Кореизе. Столовая во дворце князей Юсуповых. В центре накрытый стол. В северной нише большой камин

Имение князей Юсуповых в Кореизе. На террасе дворца Сумароковы-Эльстоны с детьми и гостями.1888
Имение князей Юсуповых в Кореизе. На террасе дворца Сумароковы-Эльстоны с детьми и гостями.1888

Имение князей Юсуповых в Кореизе. Юсуповы с гостями на террасе дачи. 1880-е
Имение князей Юсуповых в Кореизе. Юсуповы с гостями на террасе дачи. 1880-е

Графиня З.Н. Сумарокова-Эльстон (урожденная - Юсупова) с сыном Николаем и слугами, анфас. Зинаида Николаевна после перенесенного заболевания тифом. 1884
Графиня З.Н. Сумарокова-Эльстон (урожденная - Юсупова) с сыном Николаем и слугами, анфас. Зинаида Николаевна после перенесенного заболевания тифом. 1884

Имение князей Юсуповых в Кореизе. На возвышенном месте в северной части парка скульптура орла на камне
Имение князей Юсуповых в Кореизе. На возвышенном месте в северной части парка скульптура орла на камне

Имение князей Юсуповых в Кореизе. На набережной бронзовая фигура Минервы на пьедестале. Вид с юга, от моря
Имение князей Юсуповых в Кореизе. На набережной бронзовая фигура Минервы на пьедестале. Вид с юга, от моря

Княжны Татьяна (третья справа) и Зинаида (крайняя справа) Юсуповы с неизвестными. 1870-е
Княжны Татьяна (третья справа) и Зинаида (крайняя справа) Юсуповы с неизвестными. 1870-е

Княжна Зинаида Николаевна Юсупова и граф Феликс Феликсович Сумароков-Эльстон после помолвки
Княжна Зинаида Николаевна Юсупова и граф Феликс Феликсович Сумароков-Эльстон после помолвки

Семья графов Сумароковых-Эльстонов – Зинаида Николаевна (урожд. Юсупова), Феликс Феликсович и маленький Николай на фоне декорации. 1880-е
Семья графов Сумароковых-Эльстонов – Зинаида Николаевна (урожд. Юсупова), Феликс Феликсович и маленький Николай на фоне декорации. 1880-е

Граф Николай Сумароков-Эльстон (1883-1908) – младший сын князей Юсуповых графов Сумароковых-Эльстонов. 1884
Граф Николай Сумароков-Эльстон (1883-1908) – младший сын князей Юсуповых графов Сумароковых-Эльстонов. 1884

Трое детей в черкесских костюмах, на коврике. Крайний справа – Николай Сумароков-Эльстон. 1880-е
Трое детей в черкесских костюмах, на коврике. Крайний справа – Николай Сумароков-Эльстон. 1880-е

Графиня Зинаида Николаевна Сумарокова-Эльстон (урожденная – Юсупова) с сыновьями – Николаем (слева) и Феликсом
Графиня Зинаида Николаевна Сумарокова-Эльстон (урожденная – Юсупова) с сыновьями – Николаем (слева) и Феликсом

Зинаида Николаевна и Феликс Феликсович Сумароковы-Эльстоны с детьми – Феликсом и Николаем. 1888
Зинаида Николаевна и Феликс Феликсович Сумароковы-Эльстоны с детьми – Феликсом и Николаем. 1888

Семья князей Юсуповых графов Сумароковых-Эльстонов. 1900
Семья князей Юсуповых графов Сумароковых-Эльстонов. 1900

Семья князей Юсуповых, графов Сумароковых-Эльстонов с Н.Ф. Сумароковым-Эльстоном (крайний слева) и его супругой (вторая слева). 1900-е
Семья князей Юсуповых, графов Сумароковых-Эльстонов с Н.Ф. Сумароковым-Эльстоном (крайний слева) и его супругой (вторая слева). 1900-е

Граф Николай Феликсович Сумароков-Эльстон, в кресле, влево, голова – анфас. 1907
Граф Николай Феликсович Сумароков-Эльстон, в кресле, влево, голова – анфас. 1907

Граф Николай Феликсович Сумароков-Эльстон (1861-1908) в мундире
Граф Николай Феликсович Сумароков-Эльстон (1861-1908) в мундире

З.Н. Юсупова на мраморной скамье на нижней террасе в Архангельском. 1900-е
З.Н. Юсупова на мраморной скамье на нижней террасе в Архангельском. 1900-е

Маневры. Командующий состав на привале. Второй слева великий князь Сергей Александрович, пятый слева князь Ф.Ф. Юсупов, граф Сумароков-Эльстон
Маневры. Командующий состав на привале. Второй слева великий князь Сергей Александрович, пятый слева князь Ф.Ф. Юсупов, граф Сумароков-Эльстон
источник

Дача Зинаиды Юсуповой — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Дача З. И. Юсуповой — загородная вилла в Царском Селе (ныне г. Пушкин), построенная по заказу Зинаиды Юсуповой в 1856—1859 годах придворным архитектором Ипполитом Монигетти. Постройка была задумана в качестве павильона-эрмитажа[fr], куда можно удалиться отдохнуть от светской суеты[1].

Парадные интерьеры виллы были богато отделаны в стиле Людовика XV и зарисованы в альбоме акварелей Василия Садовникова (1872; ныне находится в коллекции ГИМ)[2].

В 1909—1911 годах вилла была реконструирована по проекту архитектора Андрея Вайтенса — здание было модернизировано, проведено электричество. В том же 1911 года Вайтенс по поручению Юсуповой занялся постройкой церкви в местечке «Юсуповский посёлок» Шлиссельбургского уезда Санкт-Петербургской губернии, при станции Мга Северных железных дорог — земля из Благовещенского имения княгини на реке Мге, выделенная под возведение храма, в 1910 году была пожертвована Петербургской духовной консистории.

После Октябрьской революции вилла была экспроприирована. Её коллекции поступили в Екатерининский дворец-музей, само здание было передано под устройство детской трудовой колонии им. Луначарского.

В 1921 году бывшую царскосельскую дачу Юсуповой получило в пользование балетное училище. Загородная вилла использовалась в качестве дома летнего отдыха воспитанниц до 1933 года, когда она была передана Институту растениеводства под обустройство там лаборатории и квартир сотрудников.

Во время войны здание сильно пострадало. После проведения ремонта в нём был устроен детский санаторий.

  1. ↑ Акт по результатам проведения государственной историко-культурной экспертизы проектной документации на проведение работ по сохранению объектов культурного наследия федерального значения «Дача» и «Дом садовника», входящих в состав объекта культурного наследия федерального значения «дача Юсуповой З. И.», входящего в состав объектов культурного наследия федерального значения «Отдельный парк», расположенного по адресу: Санкт-Петербург, г. Пушкин, павловское шоссе, 10, 12 (Санкт-Петербург, г. Пушкин, павловское шоссе, д. 10, лит. А, д. 12, лит. А), с целью определения соответствия проектной документации требованиям законодательства Российской Федерации в области государственной охраны объектов культурного наследия (неопр.). Комитет по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры (14 декабря 2017). Дата обращения 25 ноября 2019.
  2. ↑ Интерьер в русской графике XIX — начала XX века //Государственный исторический музей

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *