Как на детской на площадке – «На хорошей игровой территории должно быть интересно и малышам, и подросткам». Как устроены детские площадки в Новой Боровой – и можно ли сделать такие в вашем дворе — citydog.by

Как помочь ребенку найти свое место на детской площадке — Сноб

С ранних лет дети оказываются вовлечены в различные социальные группы, где им приходится искать свое место. И первая такая группа — это коллектив детской площадки 

Иллюстрация: Рита Морозова

Вот такое письмо с вопросами пришло мне намедни от читательницы «Сноба».

Моей дочке 3 года 9 месяцев. Я не хожу на работу (работает муж), и мы с дочкой проводим все время вместе. 

Мы много гуляем на детских площадках. Это большая и важная часть нашей жизни))) Ее очень интересуют другие дети. Она рвется со всеми дружить. (В сад в прошлом году стали ходить, но перестали — боялась воспитательницу. Пойдем с сентября опять к другой уже). 

У меня вопросы общежитейского толка.

Дети на площадке все очень озабочены тем, кто старше, кто младше. У них там своя иерархия и статусы в зависимости от возраста.

Есть два момента в связи с этим, которые меня бесят, напрягают и утомляют: 1) Старшие девочки без конца командуют (прямо раздают приказы) девочками помладше («смотреть сюда, ходить туда») — слышу интонации чужих мам — да и просто по-человечески как-то это неправильно: так разговаривать с другими людьми. И радости от такой «дружбы» и игры я не понимаю. 2) Моя дочка перенимает такую манеру конечно же (она все повторяет) и в ситуации когда старшая она, она норовит командовать малявками. Я не разговариваю со своим ребенком приказами. Мне неприятна такая манера. А в итоге моя дочка так делает.

Вопросы:

Это нормально, что дети так разговаривают друг с другом? (причем, больше девочки, за мальчиками такого не наблюдала). Это особенность возраста или особенность нашего воспитания/общества/отношений взрослых между собой?

И еще момент: у нас во дворе площадка, где уже сложилась компания детей разного возраста (от 4,5 до 12). Это все очень мило со стороны. Но на деле старшие играют с младшими, когда нет других других старших. А если во двор выходят ровесники, то, конечно, маленьким демонстрируют свое пренебрежение)))) Мой ребенок туда рвался по началу, но поскольку она самая маленькая, то ее сверстницы (ну чуть старше) дружат с ней, только когда нет детей постарше. Ее очень это огорчает: вот только что с ней девочка была ми-ми-ми, бегали за ручку — и через минуту «подруга» убежала к вновь прибывшей старшей девочке и на мою дочку даже не смотрит. 

Вот. Эта ситуация мне как раз понятна, правда. Мне, по жизни, кажется, дружить нужно с тем, кто тебе рад и с кем тебе хорошо и интересно, а эти полуподружки — пусть идут и ладно. Но как расстраивается таким предательством моя девочка! ((((

Я читаю ваш блог на «Снобе». Не помню ничего на эту тему. Может, Вы могли бы поделиться своими размышлениями по этому поводу — я была бы Вам очень признательна!

С уважением, Софья

Я подумала, что оба вопроса весьма актуальны и наверняка волнуют не только Софью, но и других мам, которые внимательны к социальным взаимодействиям своих маленьких детей и проводят с ними много времени. Поэтому вполне можно их тут обсудить. Спасибо Софье за актуализацию проблемы.

Давайте смотреть с самого начала. Дети рождаются, и им нужно всему обучаться. Мы, хомо сапиенс, строго социальный вид, поэтому обучаться межличностным и групповым взаимодействиям для человеческих детенышей весьма и весьма важно. Не обучишься с самого начала или чего-то не поймешь, не усвоишь — будешь изгоем в группе, лишишься доступа к важным ресурсам и, согласно принципу обратной связи, не сможешь обучаться дальше. Значит, учимся. В чем-то это обучение подобно построению дома. Любой дом (если это не компьютерная игра, конечно) строится последовательно — от фундамента, этаж за этажом, к мансарде и крыше. Фундамент — это у нас то, что мы унаследовали от наших биологических предков, которые, как нам сейчас доподлинно известно, тоже были социальными животными и весьма сложные групповые взаимодействия выстраивали и имели. 

Где-то до трех лет детям, которым взрослые уделяют достаточно внимания, вполне хватает вертикальной коммуникации, даже на детской площадке они больше тянутся не к ровесникам, а к детям постарше (потом, в возрасте двух-трех лет, могут интересоваться и совсем малышами, но уже в плане покровительства — дескать, сейчас я тебе все

Как правильно делать детские площадки – Варламов.ру – ЖЖ

Давайте сразу к делу. Все детские площадки в России делают неправильно. Конечно, бывают исключения, но в общей массе всё неправильно. Это при том, что детская площадка, наверное, самый массовый элемент благоустройства в стране. Это парками, спортивными площадками, зонами отдыха для пожилых людей можно пренебречь, но детская площадка должна быть в каждом дворе. Что же не так у нас с детскими площадками?

Вообще, детскую площадку я бы оценивал как минимум по пяти показателям: безопасность, удобство, креативность, доступность и дизайн. У нас обычно ограничиваются тем, что посреди двора ставят несколько железных конструкций, выкрашивают их в аляповатые цвета и в лучшем случае кладут вокруг резиновую плитку, чтобы отчитаться о принятых мерах безопасности. В последнее время по всей России массово ставят яркие деревянные однотипные городки, спроектированные взрослыми, которых, судя по дизайну, сильно обижали в детстве.

Давайте поговорим о правильных детских площадках!

Что мы привыкли видеть у себя во дворах? Либо это древние советские конструкции, которые постепенно уничтожаются природой и местными жителями...

Екатеринбург

... либо типовые штампованные "городки" ярких клоунских цветов. Детская площадка в стиле "взрослым лучше знать, что нужно детям":


Геленджик

Но почему на самом деле появляются такие площадки? Во-первых, все боятся за детей. Поэтому пытаются создавать игровые пространства так, чтобы оградить ребенка от всего на свете. Во-вторых, именно взрослые решают, каким должно быть это пространство. Вы слышали, чтобы у нас к проектированию детских площадок привлекали детей? Или хотя бы интересовались их мнением?

У взрослых, которые делают детские площадки, есть набор штампов. Например, они знают, что дети любят яркие цвета, им нужна активность, они любят качели и горки, но подобные развлечения представляют для них большую опасность. Поэтому нужно создать некий безопасный загончик, раскрашенный во яркие цвета, где бы дети играли под полным контролем по задуманному взрослыми сценарию.

Максимум, на что хватает взрослого креатива, – это что-то такое. Корабль из Владивостока стандартных цветов. Это придумали для детей взрослые:

Еще в 70-х годах (при поддержке UNESCO) были проведены исследования (Кевин Линч, Луиз Чавл), целью которых было выяснить у самих детей, как они оценивают пространство, в котором живут и играют, и каким они его видят через 10 лет. Это исследование показало, что детское понимание счастья существенно отличается от того, как его видят взрослые. Выяснилось, что самые счастливые дети проживают в самых бедных городах и районах. Это связано в первую очередь с тем, что в таких местах дети чувствуют себя наиболее свободно. Дети хотят самостоятельно гулять и играть, выбирать, с кем и где это делать, общаться с природой, быть полноценными участниками общественной жизни. Дети нуждаются в свободной игре и в общении.

В России же принято всё стандартизировать...

Игра для ребенка – это способ познания мира. Через игру ребенок учится жить. Маленький человек учится быть самостоятельным, способным принимать верные решения, добиваться своего, рисковать, выигрывать и проигрывать, падать, ушибаться, общаться, понимать как устроен мир.

Давайте посмотрим на российские детские площадки и представим, чему они могут научить наших детей. Какое понимание мироустройства они им дают?

Если ты будешь бегать по определенному сценарию, копаться в песочке и никому не мешать, у тебя все будет хорошо: ты не упадешь, не сломаешь ногу или руку ни себе, ни другому. При этом всё вокруг тебя будет так, как я, взрослый, считаю для тебя правильно и красиво.

Много ли детей придёт на эту площадку в Казани?

Есть ряд исследований, которые доказывают, что организация пространства для игры таким образом приводит к понижению познавательной и творческой активности детей, искривлению понимания мироустройства, незнанию законов природы. Кроме того, дети, лишенные возможности рисковать, реализуют эту потребность в будущем и подвергают себя чрезмерному и необоснованному риску. Что такое риск для детей? Это способ научиться самосохранению в любой ситуации. Конечно, в России немало пространств, дающих детям простор для риска...

За что, мама?!

Не хочу быть космонавтом!

Это не совсем то. На площадке, созданной ради спокойствия взрослых, дети перестают реально оценивать свои силы. Современные дети получают травм больше, чем предыдущие поколения, потому что они не знают, как себя вести в экстренной ситуации. Как группироваться, когда падаешь. Замечать опасность "внутренним взглядом".

Давайте посмотрим, что видят наши дети в процессе игры. Они видят однообразные, в лучшем случае новые организованные пространства, не говорящие им о том, что такое вода, земля, трава (мы лишили их даже травы, защитив от детей газоны!), камни, дерево. Они не знают, что такое природа в повседневной жизни.

Урбанизированный мир предстает перед детьми как пространство, где нужно действовать по сценарию, который определили взрослые. Обратите внимание: если раньше дети падали и продолжали игру, не замечая боли, то сейчас даже царапина приносит детям ужасные страдания! Мы создаем пространства для удобных и комфортных для общества людей, а не развиваем в своих детях чувство индивидуальности, свободы мышления и выбора, желания добиться своего.

Мы воспитываем личность, которая не привыкла думать и чувствовать, а нуждается в создании для нее определенного сценария. В таких условиях сложно вырасти по-настоящему счастливым и способным к творческому акту. Потому что кто-то уже придумал за тебя, как тебе быть счастливым, а это не может быть счастьем.

В цивилизованных странах уже давно задумались, как чувствуют себя дети в урбанизированном мире. Разработаны целые программы, позволяющие сделать город более дружелюбным и открытым для детей (в Лондоне, в Австралии и т.д.). Эти программы рассматривают город для детей целиком, но также включают методические рекомендации для специалистов, проектирующих детские площадки.

Как сделать правильную детскую площадку?

1. Нужно привлекать детей разных возрастов к проектированию площадок. Это возможно с помощью проведения семинаров, воркшопов, игровых методик.

2. Площадки должны давать возможность всем детям играть на одном пространстве. Ни в коем случае нельзя разделять игру детей с физическими и психическими особенностями (ограниченных в движении, даунов, аутистов и т.д.) и обычных детей, как это принято у нас. Нельзя ставить специальные комплексы отдельно от игровых комплексов для обычных детей. Нужно проектировать площадки так, чтобы все дети могли играть вместе. Изолировать особенных детей – это абсолютная жестокость.

3. Не бывает идеальных детских площадок. Каждая площадка выполняет свою основную функцию – даёт физическую нагрузку, обучает, просто развлекает и т.д. Не стоит объединять все функции в одном месте.

4. Не стоит перенасыщать площадку различными устройствами, стимулирующими физическую активность. Это приводит к тому, что дети становятся гиперактивными, начинают беситься.

5. Стоит предоставить городским детям возможность общения с природой (так называемые природные детские площадки) – играть с песком и водой, на траве и т.д.

6. Нужно давать детям возможность обоснованно рисковать. Это большая отдельная тема, которая вызовет много споров и разногласий. Возможно, я расскажу об этом в отдельном посте.

Какие детские площадки можно считать хорошими? Это те площадки, которые не просто "занимают" детей, а дают детям возможность включить фантазию при выборе сценария игры, проверить себя на прочность, познать окружающий мир. При этом детские площадки должны быть в меру насыщенными, красивыми, безопасными и дающими возможность рискнуть.

Риск – вещь, необходимая для развития, но он должен быть умеренным. О безопасности площадок забывать нельзя ни в коем случае.

Самые распространённые из специфических "площадочных" происшествий – падения, удары качелями, зажимы, порезы, переломы и ушибы. В России удар качелями в голову – это вообще классика. С советских времён это своеобразное боевое крещение для многих жителей страны. И речь тут не только о невнимательности детей.

До 2003 года в России вообще не слышали о требованиях к безопасности детских площадок. В "нулевых" был разработан целый ряд ГОСТов, касающихся безопасности, но они по-прежнему не являются обязательными. То есть, любой застройщик или подрядчик может сделать площадку такой, какой сам захочет. Даже если он решит, например, сэкономить на мягкой плитке, которая могла бы резко сократить количество травм среди детей.

Стоит отметить, что в плане безопасности детских площадок наша страна не так уж сильно отстала от Запада, где подобные нормы стали внедряться в середине 90-х. Но сейчас западные страны шагнули в этом смысле далеко вперёд, а мы всё ещё топчемся на месте.

В Канаде, Австралии, Великобритании и других странах провели исследования и выяснили, что в качестве покрытия для детских площадок пригодна резиновая плитка, жидкая резина, мульча из древесной коры или волокон, рыхлый песок, синтетическая трава и композитный песок. Покрытия должны тестироваться на способность поглощать удар с учётом вероятной высоты падения ребёнка. Конечно, правильное покрытие не сможет полностью уберечь детей от травм, но как минимум позволит снизить их количество и тяжесть.

Существует ещё один перечень факторов, которые специалисты рекомендуют учитывать при планировании и конструировании детской площадки:

1. Расположение площадки, безопасность и лёгкость подходов к ней. Желательно, чтобы по пути на площадку не было улиц с интенсивным движением (хотя бы рядом с входом на площадку). Проектировщики должны также задуматься о том, где будут припаркованы автомобили родителей и где можно разместить детские и инвалидные коляски.

2. Тень. Если на площадке и вокруг неё нет деревьев, то необходимо создать её искусственным способом. Для жаркой Австралии это просто необходимо, но и д

6 правил идеальной детской площадки – Варламов.ру – ЖЖ

В последние годы Москва переживает расцвет детских площадок. Я уже рассказывал вам о самой роскошной из них — "Салюте", открытом Музеем современного искусства "Гараж". Там в любую погоду собираются дети, подростки и взрослые. "Салют" собран из оборудования Юлиана Рихтера, мирового классика игровых зон.

На основании дискуссии Рихтера, авторов "Салюта" и специалистов по детским площадкам в России Strelka Mag составил список правил детских площадок и рассказал о развитии игровых зон Москвы.

Участники дискуссии: Юлиан Рихтер, основатель компании Richter Spielgeräte GmbH, разработчик критериев оценки и тестирования стандартов безопасности EN (European Harmonized Standard for Commercial Playground Equipment).
Александр Фронтов, генеральный директор бюро "AFA/Александр Фронтов и Архитекторы". Ксения Голованова, архитектор, сотрудник AFA.
Белла Филатова, партнёр архитектурного бюро "Дружба", соучредитель детского архитектурного клуба "Кони на балконе".
Дарья Алексеенко, руководитель проектов Strelka Architects, куратор детского архитектурного клуба "Кони на балконе".

1. Никаких правил на детских площадках

Юлиан Рихтер: В создании площадок нет правильного и неправильного. Но есть ключевые вещи, о которых мы всегда помним. Первая — самоопределение. Детская площадка должна помогать в этом ребёнку. Вторая — вместе. Хорошо, когда рядом играют дети разных возрастов. Третья — игра это не сборник правил. В ней дети учатся по-настоящему. Этого не даёт спорт, где есть правила и цели, и не даёт школа, где игровой процесс чаще всего блокируется.

Белла Филатова: Интерес детей к площадке зависит от её игровой ценности. Она состоит из насыщенности игровых функций, образности не навязываемых тем, возможности разных сценариев, наличия полезного риска, чувства безопасности и непредсказуемости. На такой площадке дети смогут провести несколько часов, и им не станет скучно.

Сегодня в городе переизбыток пластика, поэтому всё чаще детские площадки строят из натуральных и естественных материалов. В то же время появляется электронное уличное оборудование — карусели начинают петь песни. Если песня одна и та же, а игра без вариантов — у площадки низкая игровая ценность, детям вряд ли будет интересно.

"Водная станция" на "Салюте". Винты Архимеда.

Мельница и шлюз.

Водный пулемёт.

2. Не каждая площадка подойдёт на каждый день

Белла Филатова: Можно условно выделить два подхода к детским площадкам. Функциональный ставит во главу угла возможности самого оборудования. Эстетичный — атмосферу и пространство. Идеально, когда оба подхода сочетаются. "Салют" как раз приблизился к сочетанию этих концепций.

Дарья Алексеенко: Тематические площадки, по сравнению с абстрактными, ограничивают фантазию ребёнка. Но при этом интересно поиграть там несколько раз в месяц. Подобная площадка — корабль на Тверском бульваре. А во дворах жилых домов лучше организовать пространства абстрактной игры, чтобы у детей была возможность разыгрывать разные сценарии.

Белла Филатова: Там, куда дети приходят не каждый день, может быть что-то тематическое, с одним-двумя вариантами прочтения. Этому правилу соответствуют "Корабль" и "Замок" на Тверском бульваре. Бульвар — проходное место, туда приходят гулять и играть из разных районов. Но в то же время там есть местные жители, и их детям может поднадоесть постоянно играть на палубе корабля.

"Замок" на Тверском бульваре.

"Корабль" на Тверском бульваре.

3. Пандуса для колясок недостаточно

Юлиан Рихтер: В Германии об инклюзии на детских площадках заговорили примерно 25 лет назад. Но часто всё сводится к тому, что создаются условия для колясочников и гордо говорится о безбарьерной среде. Но ведь есть масса других ограничений: зрение, слух, слишком маленькое или слишком большое тело. На "Салюте" постарались создать оборудование, которым дети с ограниченными возможностями смогут пользоваться самостоятельно или хотя бы с помощью взрослых.

Впрочем, даже если ребёнок на коляске приедет сюда и сможет побыть в атмосфере, пусть даже не поиграв во всё, — это уже будет очень хорошо. Инклюзия в первую очередь означает "вместе".

Белла Филатова: Сегодня инклюзивные варианты оборудования есть в каталоге почти у каждого производителя, но их использование не обязательно и зависит только от желания заказчика и проектировщика. Такие случаи единичны. Площадка в саду Баумана была одной из первых и хорошо продуманных, причём для разных типов ограничений. Пандус могут использовать дети на колясках, а для слабовидящих были специальные контрастные рисунки. Увы, что эту мысль архитектора не приняли во внимание и площадку перекрасили.


Фото: wowhaus

Юлиан Рихтер: В саду Баумана важна многоуровневость площадки. Можно гулять по пандусу или заезжать туда на колясках. На плоской поверхности играть скучнее, чем когда есть хотя бы маленький холмик, изменение рельефа, которое разнообразит любую площадку.

Белла Филатова: На Тверском бульваре есть специальные качели и карусели, и дети на колясках могут играть рядом с другими. Но то, что эти качели подходят только колясочникам, обособляет их. Лучший вариант — это оборудование, подходящее для всех. Когда нет ощущения, что эта карусель специально для маломобильных, она не стоит пустой, если таких детей нет на площадке. На Красногвардейских прудах во многих местах применён инклюзивный принцип, но он выполнен незаметно.

Инклюзивные качели на Тверском бульваре.

4. Не спрашивать детей, какую площадку они хотят, — пусть они придумают её историю

Юлиан Рихтер: Дети не участвуют в процессе проектирования. Наверняка многие педагоги скажут: "давайте соберём группу, пусть они укажут место и скажут, что хотят". Но дело в том, что они расскажут о том, что видели, и не факт, что результат такого обсуждения будет лучше работы профессионалов.

Есть другой способ: построить площадку и наблюдать, как её используют, во что играют, во что нет. Затем проанализировать это и использовать информацию в будущем.

"Овраг" на "Салюте".

Белла Филатова: Функциональное наполнение места можно создать и без ребёнка. Но определить характер места, придумать историю, образ или легенду площадки могут и дети. В Выксе мы собрали детей и родителей и поговорили с ними о том, чего не хватает в городе. Родители показали "места силы", а дети создали макет будущей площадки.

На открытии дети гордо рассказывал, что всё это они сами придумали, и это их площадка. За лето жители организовали на ней несколько фестивалей. Такой подход влияет на человека, его чувство достоинства и понимание, что его слышат и он может внести вклад в развитие города.

5. Площадка должна учитывать местную специфику

Юлиан Рихтер: В самом начале нашей деятельности у нас получилось сделать очень удачную площадку в Гамбурге. Городские власти сказали, что хотят такую же и в других районах. Мы повторили её дважды, но такого успеха уже не было. Мы, конечно, гордимся нашим оборудованием, но, как видите, это не всё, что нужно.

Важно понять контекст района: окружение, социальную ситуацию, будущих пользователей.

Это будут дети нескольких домов в тихом районе или семьи рабочих-мигрантов, которые постоянно переезжают, а значит, и дети будут всё время разные? А где находятся соседние площадки, и как они выглядят? Вряд ли важна уникальность площадки — это больше волнует взрослых. Детям не так важно, насколько место их игр уникально в рамках города, им важно чувствовать, что это их площадка.

Площадка на Красногвардейских прудах.

Белла Филатова: При создании площадки на Красногвардейских прудах стояла задача создать то, что может стать брендом района. Игровая среда продумана на всём протяжении парка, чтобы дети исследовали его в движении. Один из акцентов — домики на деревьях. После 4–5 лет не интересно играть на высоте метр-полтора, и если нет возможности на площадке — ребёнок залезет куда-то ещё. В домик можно залезть и посидеть в укромном месте, что тоже важно детям.

6. Не забывать о подростках

Юлиан Рихтер: На детских площадках стало больше хай-тека, пластика и синтетических материалов. Увеличилась доля массового производства и крупных компаний, работающих по принципу конвейера. Кроме того, на площадках появляется больше зон для подростков: в 13–14 лет тоже нужны игра и самоопределение с её помощью. А ещё движение и риск.

Например, на "Салюте" есть круги, на которых можно довольно быстро крутиться. И при этом всегда можно сделать шаг назад и остаться на карусели, не потеряв лица перед сверстниками.

Часто дети вырастают, и родители счастливо говорят им: "Всё, теперь ты взрослый". Как будто он остановился в развитии. И дело не в том, чтобы студенты или взрослые приходили на детскую площадку. А в том, чтобы они внутри были свободными, уважали игру и играли сами. Ведь можно смотреть на проблемы как ребёнок, открытый и готовый придумывать новое. Для меня, например, когда я принимаю людей на работу, это важный вопрос — как ты смотришь на жизнь, а как на игру, может ли это быть твоим стилем жизни? Кстати, мы всей компанией хотя бы раз в год вместе идём кататься на каруселях.

«Взрослому не место на детской площадке!». Как ведут себя родители на прогулке с ребёнком

Вам приходилось бывать на детской площадке? И как себя чувствовали? Правильно, как Гулливер в стране лилипутов. Повсюду снуют шустрые быстрики или быстрые шустрики, норовя столкнуться друг с другом лбами или сбить кого-то с ног. Наталья Чаунина понаблюдала за родителями во время «выгула» детей и сделала несколько открытий.

Рассылка «Мела»

Мы отправляем нашу интересную и очень полезную рассылку два раза в неделю: во вторник и пятницу

Площадка — идеальное место для шалостей, новых открытий и приятных знакомств, законная территория детства. Что же здесь делают взрослые? «Как же! − скажете вы, − за детьми присматривают!». Однако, как показывает практика, этот «присмотр» может быть разным.

Встречали ли вы мам или бабушек, сердито восседающих на лавочках и цепким взглядом отслеживающих запутанную траекторию передвижений маленького атома, к которому они приставлены? Поневоле съёживаешься, если случайно пересекаешь этот незримый луч слежки, тебя будто пронзает насквозь. Тут всё серьёзно и непоколебимо.

Встречаются и другие, не менее показательные модели поведения взрослых. Случайно зацепила взглядом несколько историй «выгула детей» на детской площадке. Хочу поделиться.

«Мама-собачница»

Молодая мама, маленькая девочка и щенок. Всем на детскую площадку? Почему-то да. Попытка совместить прогулку ребёнка и … воспитание щенка, носившегося по всем «городам и весям», привело к конфликту. Гулявшим рядом мамам не пришлись по душе следы щенячьего восторга на штанишках их малышей.

Попытки хозяйки тут же перевоспитать носившегося без устали щенка не увенчались успехом. В результате недовольная мама, она же хозяйка, не сумев совместить несовместимое (выгулять двух детёнышей), схватила плачущую дочку со словами: «Мне же надо с ребёнком гулять! Не могу же я её всё время держать дома!». Возникла немая пауза. Вероятно, молодая мама приоритетов ещё не расставила.

«Мама-пофигистка»

Мама и двое её детей (двух и четырёх лет). Такому поистине олимпийскому спокойствию этой мамы можно позавидовать (особенно мне, как гипертревожной мамаше).

Каждый раз я в ужасе зажмуривалась, когда её двухлетняя девочка бесстрашно вскарабкивалась на четвереньках на вершину огромной горки, норовя свалиться с этой высоты. Наверное, это здорово — не ограничивать ребёнка в процессе активного освоения им окружающего мира.

Но возникает вопрос: площадка сама «выгуливает» ребёнка и несёт ответственность за его жизнь и здоровье? А мама для чего? Для номинального присутствия? Но ведь даже игровые модули на детской площадке имеют возрастные ограничения. Кто об этом скажет детям?

«Мама в телефоне»

Мама, папа, сын и дочь (мальчику лет пять, девочке — около двух). Казалось, вот она — семейная идиллия! Но не так всё просто. Мама — строгая тётя, на мгновения отрываясь от телефона, отдаёт приказы папе: «надень ей кофту», «покачай на качелях», «сними её оттуда» и так далее.

Папа оказывается неумёхой: малышка удирает неодетая и забирается на опасную лестницу, а мальчик падает с качелей (папа при этом растерянно улыбается). И что же мама? Не трогается с места. Не её, видимо, это задача. Я в жизни не слышала столько запретов. «Не ходи по траве, там собачки накакали!», «Не трогай песок, он грязный!», «Не трогай меня своими руками, они у тебя в грязном (!) песке!», «Ты чего высмаркиваешься? Я ещё платок не поднесла!», «Ты чего попёрлась на эту лестницу?»…

Видимо, я слишком часто поглядывала на эту чету и слишком часто на вопросы своей маленькой дочки отвечала «Конечно, можно!». Наверное, это звучало как укор и повод к бегству с прогулки.

Мне так хотелось спросить у родителей из этих трёх историй: «Ребята, что вы делаете на детской площадке? Какова ваша миссия? Быть формальным присутствующим? Для чего? Вы вообще понимаете, как гуляют дети? А вы сами детьми были?»

«Папа-пекарь»

Бальзам на душу. Песочница. Маленькая двухлетняя девочка внимательно наблюдает за тем, как её папа с нескрываемым азартом «стряпает» куличики с помощью детского ведёрка. Поймав мой взгляд, мужчина, смущённо улыбаясь, оправдывается: «Да вот, телефон сел… нечем заняться». Вот оно! Девочка, как же тебе повезло! Здесь всё: и сотрудничество, и правила игры, и приобретение опыта, и пример старшего, и безопасность — всё, для чего нужен взрослый.

Почему-то родители стесняются играть в детские игры, а зря. Это невероятно сближает и помогает установить крепкие доверительные отношения между «отцами/матерями и детьми». Да и вообще — это нереально весело.


Вы ждёте идеального рецепта? Есть ли он? Но однозначно, прежде чем отправиться с ребёнком на прогулку, надо подготовиться.

Во-первых, чётко пределите, чем будет заниматься ваш ребёнок на прогулке. Украшать детскую площадку своим парадно-выходным нарядом и новой игрушкой? А о прикосновениях к каким-либо недезинфицированным поверхностям даже думать нельзя? Тогда вам лучше остаться дома. Зачем травмировать психику ребёнка сплошными «нельзя» и добавлять в собственную жизнь негативных эмоций?

Если же вы допускаете возможность катания с горок, ковыряния в грязном песке, подвижных игр − алгоритм действий значительно расширяется.

Во-вторых, выбираем ребёнку: одежду — попроще и поудобнее, обувь — проверенную, игрушки… Не совсем на выброс, но, чтобы не жалко было сломать-потерять-забить песком.

Прогулка должна доставлять удовольствие, а не держать в напряжении всех участников процесса

Оптимальный наряд для мамы (как бы это ни звучало странно) — удобный для детской прогулки. Надо быть готовым к прыжкам на батуте, катанию с горок, на качелях, игре в песке, ношению уставшего малыша на руках (если вы это практикуете, конечно).

В-третьих, по желанию, небольшой запас воды-еды (ну вдруг прогулка затянется). Про влажные салфетки и носовые платки говорить, наверное, излишне.

В-четвёртых, определить для себя круг запретов.

Ну и на десерт. Припасите пару-тройку игр на свежем воздухе для вас и вашего ребёнка. Это поможет убить сразу всех зайцев: ребёнок под вашим контролем, занят делом, учится новому, ну и восторженные впечатления обеспечены!

P. S. Как вы уже поняли, речь идёт исключительно о тех детях, которые, в силу своего возраста, одни пока не гуляют. А как вы решаете проблему «детского выгула»? Поделитесь рецептом.

как вести себя на детской площадке?

Поведение на детской площадке и в песочнице — одна из животрепещущих тем, обсуждаемая не одним поколением ЛВ-мам. Увы, к единому мнению прийти пока не удалось.

Кузькина м@ть: «У нас в парке есть большие качели, рядом с которыми выстраивается очередь детей 6-13 лет. И мой тоже очень любит на этих качелях качаться. Так его я уже с 2х лет научила, что если занято, то нельзя требовать, а нужно ждать своей очереди. И если он туда хочет, то он будет там стоять и ждать пока 2-3-4 детей перед ним не покачаются. На мои предложения пойти покачаться на маленькой или съехать с горки он не реагирует. Стоит и ждет. И если мой качается и подходит кто-то и хочет тоже покачаться, то я не рвусь снимать его оттуда, но говорю, что вот мальчик/девочка тоже хочет, и что мы еще немного покачаемся и потом нужно уступить. Я могу ему это не один раз сказать, но всегда жду его личного желания слезть с качели, и оно наступает, а ждать этого не приходится долго. Главное - учить и говорить это своему ребенку…».

Tereza: «Мой пока и сам чужие игрушки не берет. может только потрогать. но я проговариваю каждый раз, что это не наше. во-первых, понятия не имею, принято у нас на площадке играть чужими игрушками или нет, мы там не давно. во-вторых, опасаюсь, что подбежит разъярённый хозяин отстаивать игрушку силой».

BOGA: «…сама с изумлением смотрю на мам, которые 11 месячным говорят «не бери, чужое». Я сразу быстро говорю «можно». Лично у меня вызывает сомнение, что нужно спрашивать, когда лопатки кучей валяются в песочнице и вокруг человек 10 родителей, кричать неизвестно кому «можно поиграть лопаткой?»».

Т-Чижик: «С совочками-лопатками-формочками все просто — у нас во дворе (закрытый двор) они просто набросаны в песочнице, т.е. считаются общими. Также есть «дворовые» каталки и машинки. Но! чужие мячи, велосипеды, самокаты, машинки и т.д. — это табу! Перед выходом на площадку всегда спрашиваю, что мы берем с собой. Сам выбрал — вот и играй. Правило непреклонное и обжалованию не подлежит. Зато без скандалов и истерик. Бывает заинтересуется чье-нибудь, например, машинкой говорю, что можешь посмотреть-рассмотреть, но играть-катать-бегать с ней по двору нельзя. Посмотрел — положи на место!»

theDuchess: «…То ли мой ребенок не конфликтный, то ли настоящего мамского неадеквата на площадках мне не встречалось пока, тттчнс, но последнее время замечаю, чем меньше родители (мама, папа или кто гуляет с ребенком) вмешиваются в детские конфликты, тем меньше конфликты и агрессия конфликтующих сторон. Это не значит, что надо все пустить на самотек, я безусловно бдю, но, видимо, наступил момент когда доча научилась справляться сама. Она далеко не белая и пушистая, бывает выступает и в роли агрессора, но и в роли обиженного тоже бывала. Все фифти/фифти. Я поняла, что надо немного больше доверять ей и другим».

Рассказать свою историю, попросить совета, высказать свою точку зрения и выслушать мнение других можно, например, в топиках:

Конфликты на детской площадке: как помочь своему ребенку

Возможная причина для конфликта:
УЧИМСЯ ДЕЛИТЬСЯ И ПРОСИТЬ РАЗРЕШЕНИЯ.

Нельзя ущемлять интересы своего ребенка! Любой малыш имеет право отказать своему товарищу, если тот имеет виды на его куклу или машинку; родители не должны внушать малышу при этом, что он жадина.

Мама в помощь малышу: Впрочем, опять некоторые мамы извлекли из этого совета одностороннюю пользу, ревностно кидаясь каждый раз на защиту собственности любимого чада. Постоянно опекая интересы малыша (кто-то его толкнул, кто-то взял его совок, замешкал на горке), они бдят, инструктируя своего и дисциплинируя чужих. Такой малыш учится не общаться и строить гармоничные отношения с миром, а обороняться, защищать себя и свою собственность.

Помогайте ребенку определиться, хочет ли он отдавать свою игрушку, ведите дипломатичные переговоры. Возможно, первым порывом вашего чада будет прижать свою игрушку к груди. Но когда он услышит весомые доводы: «Ты будешь грузить в свой самосвал песочек, а Митя будет отвозить и сгружать его вон в том углу» или выгодные условия: «А Митя тебе даст на время свои формочки, и мы с тобой приготовим вкусные пирожки», − вполне возможно, его отношение изменится. И если ваш кроха при всех попытках остался непреклонен, не настаивайте.

Пусть и ваш ребенок учится договариваться и обмениваться игрушками с другими детьми. Если он еще не может хорошо говорить, делайте это за него и в его присутствии. Уходя с площадки, вежливо просите у малышей вернуть вам ваши игрушки и возвращайте чужие игрушки законным владельцам, обязательно поблагодарив их за щедрость. Когда вы находитесь дома, старайтесь чаще употреблять такие выражения: «мамина сумка», «бабушкины очки», «Данин стульчик». Это поможет малышу усвоить, что каждый человек имеет свои вещи и брать их можно, только спросив разрешения. Если ваш малыш отобрал игрушку у другого ребенка и тот побежал со слезами к маме, подойдите к своему малышу и скажите: «Эта машинка очень красивая, но она не твоя, и, прежде чем ее взять, ты должен спросить разрешения у ее хозяина. Видишь, как расстроился малыш, пойди верни ему машинку и извинись перед ним».

Ребенок должен понимать, что, спросив разрешения взять игрушку, нужно дождаться ответа. Иногда малыши просто говорят: «Можно?» − и, не получив разрешения, забирают желаемый предмет и уходят.

Если другой малыш подбежал и схватил игрушку вашего ребенка, остановите малыша: «А ты спросил разрешения у Маши?» Как правило, этого достаточно, чтобы такой кроха вернул игрушку или согласовал с владельцем свое желание ею поиграть. Помогите растерявшемуся ребенку спросить разрешения у вашей дочки: «Маша, можно мальчик возьмет твой мячик?».

Возможная причина для конфликта:
ПОЛОМАННАЯ ИГРУШКА.

Иногда игрушки ломаются сами, иногда в момент серьезного эксперимента, а бывает − в разгар детской сердитости.

Мама в помощь малышу: Если из-за действий вашего ребенка поломана чья-то игрушка, предложите равноценную замену или попробуйте взять вещь на починку (если это возможно). Либо, если это приемлемо для вас, дайте понять, что вы готовы материально компенсировать нанесенный ущерб. Ваша готовность уладить конфликт сделает вам честь и поможет виновнику произошедшей неприятности извлечь хорошие уроки.

Возможная причина для конфликта:
НИЧЕГО ЛИЧНОГО.

Часто малыши толкаются и бьют друг друга, пробуя свою возрастающую силу и даже просто из любопытства, безо всякого злого умысла. Но причиной такого поведения может быть накопившаяся агрессия.

Мама в помощь малышу: Если ваш ребенок толкнул или как-то иначе обидел другого ребенка, обязательно извинитесь за него перед родителями и малышом и сделайте замечание своему чаду, только не слишком эмоционально. Если ваш ребенок часто ведет себя агрессивно по отношению к другим детям, задумайтесь, не слишком ли сурово с ним обращаются дома.

Какими должны быть хорошие детские площадки. И почему они очень важны для города

Разговор о детских площадках так или иначе связан с разговором о месте детей в городе. Причём месте не только и не столько географическом, но и тем, какое место эти самые дети занимают в обществе. Как общество к ним относится, а они к нему. Наталья Зайцева попыталась разобраться, какое место занимает площадка в городе, обществе и взрослении детей и почему она одновременно нужна и не нужна — и детям, и взрослым.

Рассылка «Мела»

Мы отправляем нашу интересную и очень полезную рассылку два раза в неделю: во вторник и пятницу

Детская площадка — такой же важный элемент социального взаимодействия, как школа или магазин, или городская площадь, или больница. Не считая того, что площадки меньше размером и их больше количественно. Поэтому неудивительно, что площадки и то, что на них и вокруг них происходит, исследуют специалисты, казалось бы, полярно разных областей — социологи, архитекторы, урбанисты, психологи, историки — они разбирают площадку в прямом и переносном смысле по полочкам, чтобы в конце концов собрать её заново.

Как дети осваивали пространство

На самом деле, нечестным будет говорить, что хорошие площадки стали появляться только сейчас, в наше с вами время. Так же, как нечестным будет сказать, что так было всегда. Нет, не всегда. Не углубляясь в историю детской площадки как таковой, очертим определяющие факты:

  • первые площадки были местом, где дети из малообеспеченных семей проводили время под надзором воспитателей;
  • в советское время (как до и в послевоенное) площадка была активным элементом пропаганды большевизма;
  • дворовые площадки «нашего детства» появились в хрущёвских микрорайонах и были удачным попаданием в запрос времени.

В это время в послевоенной Европе на руинах стали совершенно стихийно появляться junk playground и adventure playground. В России их названия переводятся как «площадка приключений». Но это, конечно, были никакие не площадки по своей сути. Секретные города из покрышек и старых машин, пиратские крепости в разрушенных зданиях вдруг стали абсолютно детским пространством.

Junk playground в Европе 1960-х годов

После войны в Европе с площадками случился обратный эффект: если раньше это были «педагогические» территории, где за детьми следили и воспитывали, то теперь дети заявили и отстояли своё право — на город и игру. Игра начиналась на руинах или стройке и продолжалась на улицах.

«Дети преобразуют среду, — говорит сегодня психолог Катерина Мурашова, отвечая на вопрос, нужны ли консультации психологов проектировщикам площадок. — Понимаете, можно построить всё, что угодно. Дело в том, что не детские площадки оформляют детей, а дети оформляют детские площадки».

В хрущёвской и брежневской России дела с детской игрой обстояли если не так же формально, то точно так же социологически: дети стремительно осваивали городское пространство и чувствовали себя совершенно свободно во дворе и на улице, в маленькой песочнице и во всём городе.

Дети на детской площадке в 70-е годы, СССР

Архитекторы стараются рассматривать детское пространство не только в рамках детской площадки. «Площадка — замкнутая территория, и это не очень хорошо, — рассказывает архитектор бюро „Дружба“ Александра Черткова. — Мы говорим о целом городе, городе для детей, где есть масса способов угодить и детям, и взрослым. Безусловно, ребёнку нужны укромные уголки, где у них будет тайное убежище. Это способствует фантазированию и ролевым играм. Это хорошо, когда у ребёнка есть возможность укрыться. С другой стороны, если есть площадка, интересная детям и взрослым, которая вписывается в контекст города, улицы, двора, и становится не только детским объектом, но и городским, то это, конечно же, плюс».

В лагере «Политех» в прошлом году подростки 10-15 лет изучали основы проектирования и создавали собственный дом на дереве. Кураторы-архитекторы помогали ученикам пройти все стадии от идеи до воплощения. «Высказывания, рассуждения детей, которые мы слышали, то, как они мыслят, говорят нам о том, что дети сами очень хотят взаимодействовать со средой, — рассказывает архитектор Белла Филатова, которая была одним из кураторов этой программы. — Они уже сейчас понимают, что пространство, в котором ты живёшь, когда ты в это вложился, ты готов защищать, ты становишься вместо потребителя партнёром. Поэтому любая возможность выйти на диалог с детьми крайне важна и нужно её использовать».


Яркие и пласмассовые: детские площадки сегодня

В сегодняшней России глобально всего два типа детских площадок: типовые пластиковые «лазинки», которые появились во дворах в начале двухтысячных вместо проржавевших советских качелей и развалившихся песочниц. В самом факте их появления нет ничего ни плохого, ни крамольного — действительно, многие старые площадки были (а в некоторых местах до сих пор и есть) в очень плохом состоянии.

Типичная пластмассовая сборная детская площадка

Основное отличие площадок 2000-х от всего, что было до них, — материал и цветовая гамма. Площадки стали неестественно ярких цветов и сделаны из пластика. Деревянно-металлические площадки можно встретить гораздо реже. Объясняется всё очень просто: пластиковые модули дешевле по себестоимости, и их можно легко заменить.

На яркие площадки дети вернулись, но вместе с этим ушли из города. Площадки стали суррогатом, неравноценной подменой прежних «дворов» с их насыщенной соседской или районной жизнью. А материалы не выдерживали никакого сравнения с металлически-деревянными, а порой и кирпичными конструкциями прошлых лет.

«Пластмасса — мёртвый материал, поэтому чем меньше пластмассы на площадке, тем лучше. Очень декоративный, но очень мёртвый материал. Любые другие материалы — железо, дерево, камни, куча песка — всё это лучше пластмассы».

Катерина Мурашова, детский психолог и писатель

В конце 2000-х годов сначала в крупных российских городах, а потом и в небольших начинают появляться первые «игровые пространства» — разносюжетные конструкции, которые радикально отличались от стройных конвейерных горок. Первые такие площадки приносит в Россию идеолог детских площадок Юлиан Рихтер или «дедушка Рихтер», как его называют последователи. Компания Richter Spiegelrate в коллаборациях с российскими молодыми и заинтересованными бюро врывается в парки, делится знаниями и в прямом смысле слова даёт дорогу молодым, своим примером показывая, что сделать интересную площадку не только можно, но и непременно нужно.

Площадка «Фрегат Петр и Павел» в Санкт-Петербурге, проект West 8 и Richter Spiegelrate

Самое важное, что дал нам Рихтер, это не то, какие площадки делает он и его партнёры, а в том, что он показал, как их нужно делать. Он обратил, а точнее, вернул фокус внимания на главных пользователей площадки — детей. И объяснил, почему площадка — это всего лишь один из объектов детской игры, но никак не единственный.

Вот, что написано в книге «Проектирование детских игровых сред» Юлиана Рихтера, Георга Агде и Альфреда Нагеля: «Детям нужен свободный выбор места, времени и способа игры. Они должны иметь возможность перенести пережитое на игру и, кроме того, сами составлять возможные варианты игр. Поэтому при создании игровых площадок следует так оформлять окружающую среду, чтобы детям (да, пожалуй, и взрослым) предоставлялась широкая возможность, играя, общаться с окружающим миром». На русский язык книгу перевели и выпустили ещё 1988 году, но заветы стали исполнять не так давно.

Иллюстрация из книги Юлиана Рихтера, Георга Агде и Альфреда Нагеля «Проектирование детских игровых сред»

Десятки лет исследований не прошли даром: выяснилось, что на разных площадках дети играют по-разному. «Если понаблюдать, то можно увидеть закономерности, что на одних площадках дети играют в одни игры, на других в другие. Площадки, на которых примитивный комплект детского оборудования — на них совершенно иначе происходят игры, чем те, на которых у ребёнка есть возможность создать свою игру, но и помогает придумывать игры, развивать события, сюжеты», — объясняет Черткова.

Полузакрытые пространства стимулируют появление сюжетно-ролевых игр и увеличивают их длительность. В 2017 году в подмосковной Дубне прошёл симпозиум, посвящённый детским играм. На нём психологи МГППУ и университета Дубны рассказали о результатах последних исследований детских игровых пространств.

На связанных между собой объектах дети играют дольше, чем на отдельно стоящих

Подтвердилась связь между тем, какие объекты есть на площадке и тем, как ведут себя дети в группе: на площадках с искусственными элементами дети чаще устанавливали иерахрхические отношения и соревнования. На тех площадках, где больше природных элементов, внимание сдвигалось на социальную активность и фантазирование. Для игры дети первую очередь используют песок, камни, щепки и другие неструктурированные материалы. Качество игры повышается, если на площадке есть вода и место для игры с ней.


Как сделать хорошую детскую площадку

Своим опытом делится Белла Филатова, архитектор бюро «Дружба» и сооснователь детской архитектурной мастерской «Кони на балконе»:

«Когда мы делаем детскую площадку, мы всегда на всех этапах работы стараемся получить фидбек. Мы хотим взаимодействовать с детьми и родителями, подключать их к обсуждению; проводим опросы везде, где только можно: в соцсетях, на круглых столах, на любых встречах. Очень много времени проводим на стройке и опрашиваем жителей близлежащих районов, то есть тех, кто будет на нашу площадку приходить. Вопросы, которые мы задаём: что бы вы хотели здесь видеть, какой вы представляете себе игру детей на площадке.

Площадка на Красногвардейских прудах, бюро Wowhaus, архитектор Белла Филатова

Одна из трудностей, с которыми мы сталкиваемся, — это объяснить натуральные материалы. Родители очень сложно воспринимают игры, например, с песком и водой — то, чем дети могут заниматься бесконечно. Вспомните любой пляж, дети могут часами сидеть и строить замки, лепить что-то, наливать воду, переливать, им это не надоедает, потому что в определённом возрасте у ребёнка есть такая необходимость: играть с песком и водой. Но у нас в Москве, к сожалению, моря нет, а воду для детей иметь очень важно, поэтому мы всё-таки ставим на некоторые наши площадки колонки, ступенчатые системы, по которым вода переливается. Родители конечно бывают недовольны тем, что это грязно, от воды холодно, но дети счастливы.

Откуда мы всё это знаем? Во-первых, мы наблюдаем за детьми, за их игрой. Во-вторых, в нашей работе мы постоянно сотрудничаем, советуемся, консультируемся с детскими психологами — они объясняют нам, как устроены дети, и какие мы можем предложить игровые модели. В-третьих, у нас есть опыт мировых архитекторов, это не тайна, все в открытом доступе, любой человек может найти эту информацию, изучить и применить этот опыт».

В 2017 году на фестивале арт-овраг в Выксе прошла детская секция в рамках проекта «Город для детей», где дети создавали свою площадку из элементов повседневной жизни и подручных материалов. Это показало, что дети наравне со взрослыми могут создать для себя такое пространство, в котором им интересно играть. Организаторы и родители детей-участников подтверждают, что дети остались в восторге от того, что воплотились все их задумки. После фестиваля практику «спросить у детей, что они хотят», прежде чем строить новую площадку, стали использовать многие бюро.


Горки, качели, песочница. И никаких детей

В обществе есть мнение, что детские площадки — места, на которых взрослым нет места, нет занятия и никакого интереса тоже нет. Бывают варианты, когда площадки бойкотируются, родители прокладываю маршруты по городу так, чтобы избежать столкновениями с ними, — по разным причинам. Многие взрослые люди, у которых нет детей, считают площадки местом для сплетен и соревнований для мам.

Когда я готовила этот материал, я провела небольшой опрос. Я попросила 100 взрослых людей от 23 до 40 лет, мужчин и женщин, с детьми и без ответить на вопрос «какие три слова приходят вам в голову при упоминании детской площадки»? Ответы, которые я получила, были как предсказуемыми, так и совершенно неожиданными, как смешными, так и очень грустными.

В лидеры, конечно, уверенно выбилось трио «горки-качели-песочница». Такими же популярными ассоциациями стали слова «игра», «веселье», «шум» и — первая неожиданность — «пиво». Очень практичным вариантом стал ответ «детский городок — миллион из бюджета — ржавые качели», среди прочих встречались слова «грязь», «сплетни», «овуляшки», «опасность», «мусор», «сломанное» и «скандалы».

Но это не удивительно, это просто любопытно. Удивительно, что слово «дети» из 100 опрошенных людей произнесли всего три человека. То есть «скандалы» и «мусор» встречаются в списке ассоциаций если не чаще, то так же часто, как «дети» и «друзья».

Конечно, это не говорит нам о том, что все взрослые ненавидят площадки. Это совершенно не так: есть люди, уверенно ответившие «игра, веселье, отдых» или «люблю, подружка, кайф», — вполне положительные ассоциации.

Единственный вывод, который мы можем из этого сделать: ассоциации, которые возникают у взрослых людей, связаны не с детьми и не с их игрой на площадке, а с тем, как это всё выглядит, в каком состоянии находится и какое место они сами занимают в этом пространстве. И снова — это неудивительно. Потому что взрослые на детской площадке такие же участники игры, как и дети — только немного в другом качестве. Так возникает задача «сделать так, чтобы взрослому было нескучно», которую тоже решают проектировщики площадок.

Детская площадка в саду «Эрмитаж» в Москве

На традиционных детских площадках взрослые в основном контролируют детей: на скалодроме, карусели, высоких лазательных объектах. Они сопровождают детей, контролируют их действия и регулируют возникающие сложные и конфликтные ситуации. Самое активное участие взрослые проявляют в песочнице и на скамейке. Помощь детям оказывают чаще всего на качелях-балансирах, пружинах и горке. «Родители редко включены во взаимодействие с детьми на площадке (за исключением совсем маленьких детей). Сами родители говорят, что им на детской площадке крайне скучно и они воспринимают прогулку как вынужденную необходимость. В таких условиях дети, находящиеся под постоянным контролем взрослых, менее свободны в своих пробах и играх, менее активны и инициативны», — говорится в докладе дубнинского симпозиума.

На новых площадках функция контроля ослабляется и взрослые чаще включаются в игру. К этому располагают в том числе и объекты: накачивание и переливание воды, движение на плотах по пруду, игра на музыкальных инструментах, конструирование, совместные прыжки на батуте или раскачивание на качелях. Риска не становится меньше, но интерес родителя становится сильнее — а игра становится насыщеннее и разнообразнее.

Детская площадка в Парке Горького, бюро Monstrum

Ещё один вариант для взрослых на площадке, редко пока что реализуемый в нашей стране, — это предложить им свой собственный отдых: кофе, книга, спокойное общение. Тогда ассоциаций «скукота и ничего хорошо» наверняка станет меньше и вряд ли с такой площадки кто-то будет убегать или обходить стороной, это как раз и есть та самая вписанность не только в природный но и в социальный ландшафт, которую декларировал Рихтер и на которую стараются ориентироваться российские архитекторы.

«Площадка не обязательно должна быть площадкой в прямом смысле слова. Это может быть объект на городской площади: например, арт-объект, на который ребёнок может залезть. И мы понимаем, что это сделано вроде бы для взрослых, но на самом деле не только для них. Это может быть объект, совмещённый со скалодромом или с горкой, какая-то природная композиция из пней, бревен наваленных, которые могут вписаться в контекст какого-то парка, но при этом дети могут там балансировать, перелезать, сидеть. Всё это можно замиксовать таким образом, чтобы и родителям там было хорошо, и ребёнку интересно».

Александра Черткова, архитектор бюро «Дружба»


Детям должно быть комфортно везде

Парадокс в том, что на самом деле площадки — совершенно необязательный элемент городского досуга. Юлиан Рихтер в своей книге пишет дословно: «Детям не нужны детские площадки. Это звучит, вероятно, очень странно. Но детям не нужны детские площадки. Они в них нуждаются только потому, что они не могут свободно играть где хотят и свободно перемещаться по пространству».

Катерина Мурашова объясняет это с точки зрении развития ребенка: «Дети осваивают любую среду. Тут всего два варианта: либо они формируют её, либо нет. Если дети способны играть в пиратов, то они будут играть в пиратов где угодно, в том числе в специально спроектированном корабле или натянут верёвки между двумя деревьями и буду играть на них. Если они не умеют играть в пиратов и не способны к этому, то можно построить всё что угодно, — они этого делать не будут».

Площадка в саду им. Баумана, бюро Wowhaus

Функция площадок была и остаётся такой же, как и у любого другого значимого социального объекта в городе — наладить коммуникацию, то есть дать детям возможность поиграть вместе в общую игру. Кроме того, это место контролируемого, разрешённого риска, место, где ребёнок пробует и распознаёт свои силы, способности, реакции. Это место тусовки, место развлечений, но оно никак не может служить заменой исследования города.

«Считается, что детям нужна детская площадка, и, когда она есть, ставится галочка: этот пункт выполнен. На самом деле детям нужен безопасный город, — рассказывают в архитектурном бюро „Дружба“. — Безопасный не значит стерильный, это не резиновые углы и пластиковые горки, это значит, чтобы ребёнку было безопасно переходить дорогу, идти от дома до школы, играть в фонтане, который сам по себе — отличная детская площадка. Чтобы ребёнок находил себе безопасное интересное занятие во разных частях города. Ребенок движется в городе, и там, где он находится, он должен найти себе занятие».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *