Социальные утопии современные: Вы точно человек? – Утопия — Википедия

Социальные утопиии. Мечта человечества о равенстве

Инстинкт послушания: чем социальные утопии так привлекательны и почему ни одна из них не сработала
социальная утопия
Мечты о счастье и согласии в идеально устроенном обществе всегда занимали одно из центральных мест в философии и мифотворчестве. Законченную форму эти мысли приняли в эпоху Возрождения, когда появились первые социальные утопии с претензией на осуществимость. Давайте разберёмся в чем их суть и что с ними не так.

«Утопия», Томас Мор
социальная утопия Томаса Мора

Первый труд, в котором центральной стала тема идеального общества, «Утопия», изданная в 1516 году, дала название всему жанру. «Золотая книжечка, столь полезная, как забавная, о наилучшем устройстве государства и о новом острове Утопия» — само слово «утопия» происходит от греческого οὐ, то есть «не», и τόπος — «место». Получается «место, которого нет». По другой версии — «благое место», поскольку возможна интерпретация οὐ как «блага».

Суть. Утопия — это страна, расположенная на острове, которая когда-либо существовала в прошлом или существует сейчас, просто мы до нее еще не добрались, но теоретически можем это сделать. Все утопийцы прежде всего заботятся о духовном развитии, но не забывают при этом эффективно трудиться на благо общества.
Томас Мор Это идеальная монархия с советом старейшин. Работают в Утопии три часа до обеда и три часа после. Шести часов достаточно, чтобы обеспечить все общественные запросы, поскольку потребности отдельных индивидов весьма малы: свободное время отдается на духовное развитие и образование, а, например, одежда у всех одинакова. Всеми обыденными видами труда граждане занимаются по очереди, исключение возможно только при особых достижениях в занятиях наукой или искусством. Мор пока не может решить, что делать с теми видами труда, которые в любое время и в любом обществе считались грязными (например, если надо иметь дело с человеческими испражнениями), поэтому вводит институт рабства. Рабами могли стать граждане, осужденные за прелюбодеяние (чуть ли не единственное преступление в Утопии; жертва семейного конфликта в этом случае имела право подать на развод), или иноземцы, которые были высланы в Утопию либо когда-то напали на нее и попали в плен. Деньги в Утопии отменены, а из золота делают ночные горшки.
Почему это привлекательно. Утопия — место, где нет конфликтов, нет зависти к более успешным или богатым людям (отсутствует частная собственность), нет конкуренции (все одинаковы не только в одежде, но и в своих потребностях и стремлениях), нет произвола власти (она мудра и совершенна), короткий рабочий день и уверенность в себе и близких.
Почему это неосуществимо
. Устройство общества в Утопии кажется справедливым, однако индивидуальные предпочтения и желания утопийцев никому не интересны. Например, в большинстве случаев граждане учатся тому ремеслу, которым занимались их родители, а чиновников и духовенство выбирают из числа тех, кто уже освобожден от физического труда. Такие привилегии для узкого круга в любом случае ведут к росту социальной напряженности, идиллия в таких условиях невозможна.
Судьба автора. Томас Мор — трагическая фигура эпохи Возрождения. Будучи одно время английским лорд-канцлером, он пытался противостоять политике Генриха VIII, провозгласившего англиканскую церковь во главе с монархом приоритетной в противовес Римско-католической церкви. За отказ принять присягу Томаса Мора казнили в 1535 году. После он был канонизирован за верность католицизму.

«Город Солнца», Томмазо Кампанелла
Город Солнца, Томмазо Кампанелла

«Город Солнца, или Идеальная республика. Политический диалог» — следующее известное сочинение утопического характера написано в 1602 году итальянским монахом в заключении.
Суть. Город Солнца в этом труде — это теократическая республика, которой управляет первосвященник Солнце с тремя соправителями — Мощью (военное дело), Мудростью (знание, науки) и Любовью (витальные потребности, семья, воспитание). В большом почете здесь искусства и ремесла — именно достижения в этих областях учитывают соправители, выбирая низшую власть. Власть здесь — сменяемый элемент. Четыре высших правителя — исключение из этого правила, их сместить нельзя, но все, кого они (выражая волю соляриев — граждан Города Солнца) считают недостойными, снимаются со своих постов.
Город Солнца,Томмазо Кампанелла Рабочий день еще короче, чем в «Утопии» — всего четыре часа, — но трудятся здесь с удовольствием, потому что, опять-таки, это одна из главных потребностей человека. Источник всех конфликтов, как считает Кампанелла, — эгоизм. Его пытаются избежать, поэтому в городе Солнца у всех одинаковая одежда, общие дома, общие столовые и даже жены.

Почему это привлекательно. По сравнению с «Утопией» Мора в «Городе Солнца» заметен общий прогресс общества — это разделение умственного и физического труда, очень важная возможность убирать властителей, которые не оправдали доверия (этот механизм опирается на справедливость верховных правителей, которые наделены божественной мудростью, — все-таки, несмотря на свой антиклерикализм, Кампанелла оставался монахом). Короткий рабочий день освобождает время для духовного развития.
Почему это неосуществимо. Солярий, житель города Солнца, в современной терминологии — тоталитарная личность. Для него важны дисциплина и подчинение авторитету. Семья как таковая отсутствует, родственные связи не признаются, а рождение детей регламентировано и скорее похоже на разведение скота. Любые личные потребности соляриев нивелируются ради благих целей общества. Наказания — неотъемлемая часть жизни города Солнца, и осуществляют их не профессиональные палачи, а сами жители, причем прилюдно — это один из элементов народного воспитания.
Судьба автора. Джованни Доменико Кампанелла в 15 лет, постригшись в монахи и вступив в доминиканский орден, принял имя Томмазо (Фома) в честь Фомы Аквинского. В сентябре 1599 года за попытку восстания против гегемонии Габсбургской монархии в Италии его отправили в тюрьму в Неаполе. В заключении он провел более 27 лет. Выступив в защиту Галилея, в 1632 году был вынужден бежать во Францию.

«История севарамбов», Дени Верас
История севарамбов, Дени Верас

В отличие от «Утопии» и «Города Солнца», «История севарамбов», которую француз Дени Верас писал с 1675-го по 1679 год, стилизована под приключенческий роман.
Суть. Все начинается с кораблекрушения капитана Сидена и его команды у неисследованных берегов Австралии. В районе берега оказывается достаточно пресной воды и еды, так что выжившие — 300 мужчин и 70 женщин — основывают поселение Сиденберг. В какой-то момент их приглашают к себе жители страны Севарамб, которая отделена от Сиденберга высокими горами.
Севарамб — страна счастливых и довольных людей, которая была основана в 1427 году выходцем из Персии Севариасом (действие самого романа происходит в 1655 году). Сначала Севариас хотел организовать новое общество на классовой основе, но отверг эту идею, решив, что, отменив частную собственность (а вместе с ней и налоги) и обеспечив сословное равенство, можно избежать гордости, алчности и праздности. Тем не менее в стране есть правитель и губернаторы — лучшие во всех отношениях представители севарамбов, а верховным божеством считается Солнце (сам Дени Верас был приверженцем деизма, так называемой естественной религии, которая признает существование Бога, но отрицает большинство сверхъестественных явлений). Трудовая деятельность в этом государстве обязательна и строго регламентирована: день делится на три равные части: труд (восемь часов), развлечение и отдых (сон). Женщины выполняют работу более легкую, нежели мужчины. Больные и старики не обязаны трудиться. Детей, проявивших себя в искусствах или науках, освобождают от физического труда. Остальные обязаны трудиться, но необходимости принуждать их к этому нет — достаточным аргументом является мудрость и божественная избранность первого правителя и законодателя Севариаса. Верас не смог придумать полностью добровольного основания трудиться и обратился к религии. Называя ее «ловкой выдумкой», он тем не менее считал ее основой человеческой морали, без которой среди людей процветали бы одни пороки.

Почему это привлекательно. Общинная собственность позволяет одинаково заботиться обо всех гражданах страны. Люди работают на общее благо, получая впоследствии еду — не за труд, а просто как граждане страны Севарамб. При этом есть некоторая дифференциация труда, забота об одаренных детях, больных и стариках, которые при этом получают столько же еды и вещей, сколько и работающий житель. Есть возможность продвинуться по социальной лестнице — тех, кто доказал свои способности, могут причислить к интеллектуальной аристократии.
Почему это неосуществимо. Согласие жителей Севарамба на строго регламентированный труд основано на зыбком положении о безусловном поклонении верховному божеству Солнцу и его наместнику Севариасу. И если верховные властители после Севариаса избираются жребием (а значит, не обходится без божественного провидения), то механизм отбора аристократии за «добрые и разумные дела» вызывает вопросы. Соответственно, даже если каждый житель Севарамба беспрекословно признает верховную власть и главенство Солнца, он может усомниться в справедливости выбора тех сограждан, которых освобождают от физического труда.
Судьба автора. О количестве и качестве изданий «Истории севарамбов» на разных языках известно больше, чем о судьбе самого автора. Он родился около 1630 года во Франции, разочаровался сначала в военной, а потом в судебной карьере и уехал в Англию, где преподавал французский язык в придворных кругах. Но позже рассорился с покровителями, вернулся во Францию, откуда, в свою очередь, в 1685 году после отмены Нантского эдикта (дававшего протестантам во Франции равные права с католиками) эмигрировал в Голландию, где его след теряется.
Утопия. Идеальная жизнь
Конечно, этими тремя произведениями не ограничивается ни жанр утопии в эпоху Возрождения, ни жанр утопии вообще. Например, среди трудов времен Ренессанса можно выделить «Новую Атлантиду» Фрэнсиса Бэкона, которая стала своеобразным ответом на протосоциалистические философские романы. В ней король, сенат и церковь вполне комфортно себя чувствуют без взяточничества и других злоупотреблений. Общественная идиллия приправлена научно-техническим прогрессом и верой в победу технологии над извечными социальными проблемами.
Философ Сирано де Бержерак в это же время написал свое главное произведение «Иной свет, или государства и империи Луны» — утопию-памфлет о невольном полете на Луну и свободе мысли.
Дальше будут социализм, марксизм, «Приключения Жака Садера» Габриэля де Фуаньи, «Базилиада» Этьенна-Габриэля Морелли, «2440 год» Луи Мерсье, «Путешествие в Икарию» Этьена Кабе и целый пласт художественной литературы, начиненный утопическим идеализмом. Постепенно рождается и жанр антиутопии, который в полной мере развернулся в XX веке, когда надежды на то, что равенство, всеобщее благосостояние и справедливая власть объединят человечество, рухнули. «1984» Джорджа Оруэлла, «О дивный новый мир» Олдоса Хаксли, «Мы» Евгения Замятина выявляют главный недостаток утопий — деперсонификацию личности и инстинкт послушания, который должен обеспечивать идеальный общественный порядок.
Вряд ли подразумевалось, что утопии — это готовые к реализации проекты. Но благодаря им мы знаем о теоретической возможности существования справедливого общества, которое стремится к уравнению прав и свободному труду.

Александр Семячко

Источник: theoryandpractice.ru

Зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии без проверки

Социальная утопия эпохи Возрождения: основные положения и представители

В эпоху Возрождения, особенно в поздний период, жанр социальной утопии получил своё наибольшее признание. Жанр социальной мысли – утопия, в дословном переводе с греческого языка обозначает место, которого нет.

Понятие «утопия» стало нарицательным, всё потому множество нереальных общественных преобразований называли именно так. Огромную социальную роль играли тексты, написанные в этом жанре. В таких произведениях критиковали существующий общественно-политический строй, формировался социальный идеал, а также осуществлялись попытки предположить, как будет выглядеть жизнь человека спустя время.

Касательно философии, то ни одно утопическое произведение нельзя рассматривать с точки зрения этой науки. Всё потому, что утопии не поднимаются до философского уровня. Утопии принадлежат к синкретичному литературному жанру, особенностью которого является синтез философии, эстетики и публицистики, при этом все они гармонично дополняют друг друга.

Социальная утопия Мора

Название «утопия» крепко обосновалось в науке после появления произведения Томаса Мора. Он был английским гуманистом, писателем, а также святым Католической церкви. «Золотая книжечка, столь же полезная, сколь и забавная, о наилучшем устройстве государства и о новом острове Утопия» предлагает своим читателям погрузиться в атмосферу путешествия на неизведанный остров. Такой сюжет был скорее влиянием больших географических открытий и экспедиций, когда на карте мира всё чаще появлялись новые и новые земли.

Первая часть книги посвящена весьма подробному и правдоподобному описанию жизни Англии в XVI в. Великий гуманист Томас Мор говорит о том, что все несчастья и проблемы государства от частной собственности. Он считал, что современная ему Англия может существовать иначе.

Это мнение он и постарался отразить в следующей части своего произведения. Реалистичные картины первой части сменили фантастические представления во второй. Герои оказываются на острове Утопия, где нет частной собственности, а местные жители, не считая нарушителей закона и атеистов, занимаются производственной деятельностью и имеют одинаковые права. На острове Утопия помимо отсутствия частной собственности также нет и частной жизни. Семьи не воспитывают своих детей, этим занимается государство. Никто не ведет своё хозяйство, этим тоже занимаются специальные службы, впрочем, как и иными бытовыми проблемами. В конце концов, все даже одеты и обуты одинаково.

В общем, все сферы жизни человека на острове Утопия были «под присмотром» государства. Но это не самое важное, что хотел показать Мор. Он пытался донести, что из 54 городов острова, достаточно взглянуть лишь на один, чтобы понять, как выглядят все остальные, ведь они полностью идентичны: архитектура, образ жизнедеятельности повсюду одинаковы.

Мир, который нарисовал Томас Мор, казался его современникам идеальным. Здесь все люди были равны перед законом, не было и намёка на неравноправие. Хотя это только для тех, кто жил  и своими глазами наблюдал то агрессивное имуществе

Социальные утопии как предпосылки социологии (стр. 1 из 4)

Содержание

Введение……………………………………………………………………………3

1.Социальные утопии как предпосылки социологии…………………………….5

2.Учение социалистов — утопистов о личности и обществе. Прогрессивность и ограниченность их идей……………………………………………………………9

2.1. Сен-Симон…………………………………………………………………..12

2.2. Шарль Фурье……………………………………………………………12

2.3. Роберт Оуен……………………………………………………………13

3. Современная утопия…………………………………………………………..15

Заключение……………………………………………………………………….20

Список литературы………………………………………………………………21

Введение

Тема данной контрольной работы «Социальные утопии как предпосылки социологии».

Целью работы является рассмотреть следующие вопросы:

— учение социолистов-утопистов о личности и обществе;

-современная утопия.

Утопия (от греч. u – нет и topos – место, т. е. место, которого нет; по другой версии, от ей – благо и topos место, т. е. благословенная страна), изображение идеального общественного строя, лишённое научного обоснования. Термин «Утопия» ведёт происхождение от названия книги Т. Мора (1516). Понятие «Утопия» стало нарицательным для обозначения различных описаний вымышленной страны, призванной служить образцом общественного строя, а также в расширительном смысле всех сочинений и трактатов, содержащих нереальные планы социальных преобразований.

Хотя возраст утопического жанра обычно отсчитывают с даты публикации «Утопии» Томаса Мора (1516), идея об обобществлении благ как средстве борьбы с экономическими неурядицами гораздо старше. Важным предшественником было «Государство» Платона (примерно 360 г. до н.э.), где общей была лишь собственность правящих «хранителей», что преследовало цель предотвратить возможность конфликта между частными и общественными интересами. В конце II в.н.э. Плутарх написал свое жизнеописание мифического спартанского законодателя Ликурга, который покончил с жадностью, роскошью и неравенством, разделив поровну земли, заменив золото и серебро в обороте железом и введя различные законы, регулирующие потребление населением предметов роскоши. Хотя Платоновский коммунизм рано подвергся критике со стороны Аристотеля, идея об общественной собственности на блага как идеале сохранилась в раннехристианскую эпоху. Древнейший образ мифического Золотого века, где текут реки из молока и меда, появлявшийся у Гесиода (750 г. до н.э.), Овидия и в рассказах об «Островах Блаженных», вдохновленных стоиками, в христианскую эпоху превратился в образ рая, Эдемского сада, и было повсеместно признано, что возникновение частной собственности могло быть только результатом грехопадения и изгнания Адама и Евы из рая. В какой-то мере общественная собственность существовала у иуда-истской секты ессеев, среди последователей раннего христианства, как и в последующих монашеских движениях, и позднее велись серьезные споры о том, хотели ли апостолы сохранить ее для себя или распространить на всех людей. Правда, уже ранняя христианская церковь оправдывала частную собственность тем, что она обеспечивала мир, порядок и экономическую эффективность. Однако благотворительность, и особенно помощь бедным в пору нужды, считалась неотъемлемым долгом, сопутствующим частной собственности на Земле, которая была сотворена Богом так, чтобы прокормить всех.

В истории человечества Утопия как одна из своеобразных форм общественного сознания воплощала в себе такие черты, как осмысливание социального идеала, критику существующего строя, стремление бежать от мрачной действительности, а также попытки предвосхитить будущее общества. Первоначально Утопия тесно переплетается с легендами о «золотом веке», об «островах блаженных». В античности и в эпоху Возрождения Утопия приобрела преимущественно форму описания совершенных государств, якобы существующих где-то на земле либо существовавших в прошлом; в 17–18 вв. получили распространение различные утопические трактаты и проекты социальных и политических реформ. С середины 19 в. Утопия всё больше превращается в специфический жанр полемической литературы, посвященной проблеме социального идеала и моральных ценностей.

1.Социальные утопии как предпосылки социологии

Утопия разнообразны по социальному содержанию и литературной форме – это различные течения утопического социализма, а также рабовладельческая утопия Платона и Ксенофонта; феодально-теократическая Утопия Иоахима Флорского, «Христианополис» (1619) И. В. Андре и др.; буржуазная и мелкобуржуазная Утопия – «Республика Океания» (1656) Дж. Гаррингтона, «Взгляд назад» (1888) Э. Беллами, «Фрейландия» (1890) Т. Герцки, а также многочисленные технократические, анархические. Многие утопические сочинения предлагали решение отдельных проблем: трактаты о «вечном мире» (Эразм Роттердамский, Э. Крюсе, Ш. Сен-Пьер, И. Кант, И. Бентам и др.), педагогические Утопия (Я. А. Коменский, Ж. Ж. Руссо и др.), научно-технические (Ф. Бэкон).

Утопия ярко представлена также в истории общественной мысли древнего и средневекового Китая (утопические сочинения Мо-цзы, Лао-цзы, Шан Яна и др.), народов Ближнего и Среднего Востока (аль-Фараби, Ибн Баджа, Ибн Туфайль, Низами и др.), в литературе России 18–20 вв. – «Путешествие в землю Офирскую» (1786) М. М. Щербатова, сочинения декабристов и революционных демократов, романы А. А. Богданова и др.

По мере развития общественных наук, особенно после возникновения марксизма, Утопия в значительной мере утрачивает свою познавательную и прогностическую роль.

Своим возрождением в 20 в. Утопия во многом обязана Г. Уэллсу, который не только написал множество утопических произведений, но и считал создание и критику социальных Утопия одной из основных задач социологии. Ж. Сорель противопоставлял Утопия как рационализированное ложное сознание социальному мифу как стихийному выражению общественных потребностей: Исследование Утопия занимает большое место в социологии знания К. Манхейма, стремившегося обосновать отличие Утопия, которая выполняет функции социальной критики, от идеологии, которая, по его мнению, выполняет апологетические функции. Согласно Л. Мэмфорду, основное назначение Утопия состоит в том, чтобы направить общественное развитие в русло «уготованного будущего», заставляя массы примириться с ним как якобы с неизбежностью, продиктованной «технологическим императивом». Буржуазные социологи, долгое время третировавшие Утопия как химерические проекты преобразования общества, к числу которых они бездоказательно относили и марксизм, резко меняют своё пренебрежительное отношение к ней после победы социалистической революции в России. Эта переоценка значения Утопия в целом в общественном развитии была лаконично сформулирована Н. Бердяевым: «Утопии выглядят гораздо более осуществимыми, чем в это верили прежде. И ныне перед нами стоит вопрос, терзающий нас совсем иначе: как избежать их окончательного осуществления?». (О. Хаксли приводит это высказывание в качестве эпиграфа к своей книге – см. «Brave New world», L., 1958, p. 5.) Эта установка, воплотившая в себе волюнтаристскую идею «исторического произвола», стала лейтмотивом в оценке Утопия современными социологами-немарксистами; среди них явно возобладало отрицательное отношение к Утопия: её характеризуют как насилие над действительностью, над человеческой природой, как обоснование и идеализацию тоталитарного строя.

Эта тенденция проявилась в широком распространении т. н. антиутопии, назначение которой состоит в том, чтобы изобразить социальные идеалы своего противника в заведомо пугающем или карикатурном виде, предположив их воплощение в жизнь. Хотя подобный приём, близкий к социальной сатире, встречался и прежде, например в творчестве Свифта, Вольтера, С. Батлера, он стал ведущим в жанре Утопия лишь в 20 в. Наиболее известными сочинениями такого рода являются романы «Мы» Е. Замятина, «Отважный новый мир» О. Хаксли и «1984 год» Дж. Оруэлла, в которых воплотились не только враждебность к социализму, но и смятение перед лицом грядущих социальных последствий научно-технического прогресса, стремление отстоять буржуазный индивидуализм от рационализированной технократической цивилизации. Одновременно в ряде антиутопий проявляются законная тревога за судьбу личности в «массовом обществе» протест против манипуляции сознанием и поведением личности в условиях государственно-монополистического капитализма.

В 60–70-е гг. 20 в., в связи с глубоким идейным кризисом буржуазного сознания, Утопия привлекает к себе возрастающее внимание общественных деятелей, идеологов и социологов на капиталистическом Западе. С одной стороны, раздаются призывы создать привлекательную для широких масс либерально-демократическую Утопия в качестве альтернативы марксизму, научному коммунизму с прямой целью идеализировать государственно-монополистический капитализм или морально обосновать программу его обновления посредством «реформации сверху», противопоставляемой социалистической революции (Ф. Хайек, Ф. Л. Полак, Утопия Мур). С др. стороны, многие мелкобуржуазные радикалы, идеологи движения «новых левых», не видя практических путей к достижению социальной справедливости, намеренно становятся на позиции воинствующего утопизма (Ч. Р. Миллс, Г. Маркузе, П. Гудмен, А. Турен, Х. М. Энценсбергер и др.). Для современной буржуазной Утопия характерно переплетение утопических и антиутопических тенденций, которое выражается в том, что провозглашаемый в ней социальный идеал, как правило, оказывается отталкивающим для широких масс населения, ибо сопровождается отказом от традиционных гуманистических и демократических ценностей («Второй Уолден» Б. Ф. Скиннера)

Марксистская социология рассматривает Утопия как одну из форм неадекватного отражения социальной действительности; однако в прошлом Утопия выполняла важные идеологические, воспитательные и познавательные функции в жизни общества и некоторые из них сохраняет. В соответствии с этим значение Утопия определяется её классовым содержанием и социальным назначением. Утопия является выражением интересов определенных классов и социальных слоев, как правило, не находящихся у власти (см. В. И. Ленин, Две утопии, в кн.: Полн. собр. соч., 5 изд., т. 22, с. 117–21). Утопия также имеет много общего с социальным мифом по идейному содержанию, с социальной сатирой – по литературной форме, с научной фантастикой – по познавательной функции. Вместе с тем Утопия обладает целым рядом особенностей: в первую очередь убеждением в возможности разрешения всех противоречий общества однократным применением какой-либо универсальной схемы, рассматриваемой как панацея от любого социального зла. Для Утопия поэтому характерны антиисторизм, намеренный отрыв от реальности, обычно нигилистическое отношение к действительности, стремление конструировать вещи и отношения по принципу «всё должно быть наоборот», склонность к формализму, пренебрежение к переходу от реального к идеальному, идеалистическое понимание истории, обнаруживающее себя в преувеличении роли воспитания и законодательства, а также упование на поддержку со стороны выдающихся личностей, обладателей власти, филантропов и т.п. Антиутопия, разделяя органические недостатки утопического сознания, вместе с тем является её своеобразным антиподом в том смысле, что представляет собой отречение от передового социального идеала и призывает к примирению с существующим строем во избежание худшего будущего.

Грезы и кошмары человечества. Утопия и антиутопия | Книги

Покончить с утопиями — это и есть утопия.
Томас Молнар

Что ждет нас в будущем? По какому пути пойдет человечество? Возможно, люди, наконец, научатся на ошибках прошлых поколений и построят совершенное общество. Или изберут пагубный путь, сделав жизнь отдельного человека абсолютно невыносимой. Фантасты не раз пробовали найти ответы…

Фантастика, о которой мы расскажем сегодня, посвящена двум противоположностям развития цивилизации. Утопия (utopia) показывает общество с почти идеальным устройством, где все прекрасно. Антиутопия (dystopia) изображает мир, в котором все, что могло пойти не так, именно туда и пошло. Как правило, точкой отсчета служит современная автору общественная модель. Утопия — ее сильно улучшенный образец, антиутопия — самый пессимистичный вариант.

Томас Мор
Утопия

Томас Мор (портрет Х. Гольбейна) и одно из первых изданий «Утопии»

В основе утопии лежит религиозно-мифологическая идея о Земле Обетованной. Термин греческий, от eu — благо и topos — место, буквально «благословенная страна» (другой вариант: u — нет и topos, «место, которого нет»). Широко известным термин стал после появления в 1516 году одноименной книги английского гуманиста и политика Томаса Мора, действие которой происходило на фантастическом острове Утопия, где нет частной собственности, труд — всеобщая обязанность, а распределение благ происходит по потребностям граждан. Томас Мор не был фантастом, его труд — одновременно мечта об «идеальном» обществе и памфлет на современное ему социальное устройство. Создавая книгу, Мор частично опирался на диалог Платона «Государство». Развил идеи Мора итальянец Томмазо Кампанелла, чей «Город Солнца» (1602) также построен в форме рассказа мореплавателя, попавшего в мифический город. Здесь все общее, включая детей, чьим воспитанием занимается государство, трудиться обязаны все, а смыслом жизни служит научное и общественное совершенствование. В общем, ранняя утопия сродни детским фантазиям на тему «как здорово бы было!».

В утопии можно вычленить несколько течений, зависящих от вариантов трансформации общества. Особое распространение получила технократическая утопия, главный смысл которой — развитие науки и многочисленные изобретения. Управляют технократией ученые, наука носит характер абсолютного блага. Она не только цель существования социума, но и главное средство прогресса, ибо ее развитие служит поворотным пунктом для построения утопии. Идеальной роли науки посвящена незаконченная книга английского философа Фрэнсиса Бэкона «Новая Атлантида» (1627). Многие прогнозы Бэкона выглядят настоящим пророчеством: воздухоплавание, подводные лодки, кино, радио и телевидение, криогеника, генная инженерия и даже энергетический «термояд». Не зря Бэкон считается одним из основоположников научного материализма! Катализатором происходящих в обществе позитивных изменений может оказаться и великое фантастическое изобретение. Например, в романе Игнатиуса Доннелли «Золотая бутыль» (1892) утопия становится возможной после изобретения прибора, производящего золото. Существует политическая утопия — попытка конструирования максимально совершенного государства за счет эффективного механизма власти. Или эволюционно-социологическая утопия, где достижения общества основаны на поступательной эволюции и самосовершенствовании людей.

Эдвард Беллами
Эдвард Беллами

Рай 2000 года по Эдварду Беллами

Одну из самых прославленных утопий сочинил американец Эдвард Беллами, чей роман «Золотой век» (1888) повествует о человеке, который, погрузившись в летаргический сон, пробудился в социалистическом Бостоне 2000 года. Расцвет техники привел к всеобщему равенству и процветанию, деньги отменены, исчезла преступность, искусство используется в качестве терапии и для повышения производительности труда. Совершенная система образования вылепила людей, чьи помыслы направлены не на личное обогащение, а на общественное благо. При этом отношения в мире «золотого века» донельзя регламентированы, включая жесткий контроль государства над частной жизнью граждан. Через два года англичанин Уильям Моррис выпустил роман «Вести ниоткуда», чей герой также во сне переносится в будущую коммунистическую Англию, где царит всеобщее равенство и гармония с природой. В отличие от Беллами, Моррис делает свое идеальное общество подчеркнуто пасторальным. Технику здесь заменило кустарное производство, а люди живут общинами и в охотку занимаются разнообразным творчеством.

утопия Уильяма Морриса

Пасторальная утопия Уильяма Морриса.

Идеи классических утопистов во многом послужили основой для концепции примитивного коммунизма, которая на практике раз за разом терпела крах: от относительно безобидных частных опытов Шарля Фурье и Роберта Оуэна до кровавых экспериментов Пол Пота.

Писатели 20 века относились к созданию утопии с большим скептицизмом, нежели их предшественники. Если в начале века Герберт Уэллс в романах «Современная утопия» (1903) и «Люди как боги» (1923) еще экспериментировал с вариантами технократического социализма, то ближе к середине столетия энтузиазм западных фантастов поугас.

Уже некоторые современники Уэллса полемизировали с социалистическими утопиями. Анатоль Франс, показывая в романе «На белом камне» (1905) как бы утопическое будущее, демонстрировал при этом явное недоверие к возможности его построения. Ведь люди слишком индивидуалистичны по природе, а попытка всеобщей уравниловки может привести к деградации человечества. Роман Александра Мошковски «Острова мудрости» (1922) — язвительная сатира на уэллсовские и любые другие классические утопии. Герой книги переносится на архипелаг, где на каждом острове находится своя утопия, на любой вкус: от буддистской до реакционной. И как же их можно совместить?

Постепенно утопия вновь вернулась на затерянные острова и в окутанные туманом сновидения: «Утерянный горизонт» Джеймса Хилтона (1933), «Островитянин» Остина Таппана Райта (1942), «Семь дней на Новом Крите» Роберта Грейвза (1949), «Остров» Олдоса Хаксли (1962), «Экотопия» Эрнста Калленбаха (1975). Западные фантасты переключились на произведения, где изображение якобы утопического общества оборачивается его критикой: «Венера плюс Икс» Теодора Старждона (1960), «Обездоленные» Урсулы Ле Гуин (1974), «Тритон» Сэмюэля Дилэни (1976), «Создание Утопии» Фредерика Пола (1979). Исключение — «коммунарский» цикл американца Мака Рейнольдса, убежденного марксиста, в чьих романах «Коммуна в 2000 году» (1974), «Башни Утопии» (1975), «После Утопии» (1977) показан мир технократического социализма.

Грезы и кошмары человечества. Утопия и антиутопия
Грезы и кошмары человечества. Утопия и антиутопия 1

Разноликая утопия Мака Рейнольдса и Теодора Старджона.

Стругацкие «Возвращение»

Самый «вкусный» коммунизм.

Последние серьезно выстроенные утопии 20 века появились в Советском союзе. Роман Ивана Ефремова «Туманность Андромеды» (1957) — масштабное изображение коммунистического будущего на объединенной Земле. Главное достижение Ефремова — впечатляющий показ духовной жизни «нового человека» с изменившимся мировоззрением. Однако у книги Ефремова есть существенный недостаток: в его произведении социальный философ одержал решительную победу над литератором, поэтому роман местами откровенно нудноват. Зато у братьев Стругацких с литературным мастерством все в порядке. Их роман в новеллах «Полдень, XXII век (Возвращение)» (1962) — не просто панорама будущего, где сочными мазками нарисована грандиозная картина созидательной деятельности человечества. Это еще и яркие персонажи, надолго западающие в душу читателя. Так «вкусно» коммунизм еще никто не изображал! В мире Полдня действительно хотелось жить и работать!

Жива ли утопия сейчас, или ее нужно занести в вымершие фантастические виды? На Западе, похоже, именно так и произошло. Конечно, в развлекательной НФ частенько встречаются беглые наброски общества всеобщего благоденствия, но служат они лишь фоном для приключений героев. В России дело обстоит иначе. Классических утопий никто не пишет и у нас, однако модернизированные образчики жанра, приспособленные к требованиям времени, еще появляются. И если в «Плероме» Михаила Попова счастливое общество, победившее смерть, — лишь антураж психологической драмы, то цикл Романа Злотникова про Империю, созданную стараниями русского сверхчеловека, вполне укладывается в рамки политической утопии. Но специфической, чисто «нашенской». Имперская утопия — очень востребованная у нас фантастическая тема с отчетливым реваншистским привкусом. Почти идеальная Российская империя Вячеслава Рыбакова («Гравилет «Цесаревич») и Александра Громова («Исландская карта»), не менее благостный Советский Союз Андрея Максимушкина («Красный реванш», «Белый реванш»), Великая Ордусь Хольма Ван Зайчика (цикл «Плохих людей нет»), бесчисленные вариации Галактической Руси (от Александра Зорича до легиона посредственных писак). Россия благоденствует, остальной мир ест из наших рук, а поганые америкосы прозябают в полном ничтожестве… Лепота!

Истоки антиутопии, как и утопии, лежат в античности — в некоторых трудах Аристотеля и Марка Аврелия. Термин впервые употребил британский философ Джон Стюарт Милль в парламентской речи 1868 года. Однако элементы литературной антиутопии проявились значительно раньше. Например, третья книга «Путешествий Гулливера» (1727) Джонатана Свифта с описанием летающего острова Лапута фактически представляет собой технократическую антиутопию.

Антиутопия, как правило, изображает общество, зашедшее в социально-нравственный, экономический, политический или технологический тупик из-за ряда неверных решений, принятых человечеством в течение длительного периода. Также антиутопия — «утопия навыворот», где идеальное, на первый взгляд, общество основано на антигуманном тоталитаризме. Наконец, антиутопия может оказаться вариантом постапокалиптики, где показано общество, рухнувшее вследствие внутренних противоречий.

Элементы антиутопии встречаются в книгах Жюля Верна («Пятьсот миллионов бегумы») и Герберта Уэллса («Когда спящий проснется», «Первые люди на Луне», «Машина времени»). Из других ранних антиутопий стоит отметить «Внутренний дом» Уолтера Бесанта (1888): человечество достигает бессмертия, что приводит к полному застою; «Железную пяту» Джека Лондона (1907): американские трудящиеся стонут под властью фашиствующей олигархии; «Осужденные на смерть» Клода Фаррера (1920): бастующие рабочие уничтожаются жестокими капиталистами, а их места за станками занимают машины.

Жанр антиутопии расцвел после Первой мировой войны, когда на волне революционных преобразований в некоторых странах попытались воплотить в реальность утопические идеалы. Главной из них оказалась большевистская Россия, потому ничего удивительного, что первая великая антиутопия появилась именно здесь. В романе Евгения Замятина «Мы» (1924) описано запредельно механизированное общество, где отдельная личность становится беспомощным винтиком-«нумером». Ряд деталей тоталитарной системы, придуманной Замятиным, впоследствии использовался авторами всего мира: насильственная лоботомия инакомыслящих, зомбирующие народ СМИ, вездесущие «жучки», синтетическая пища, отучение людей от проявления эмоций. Из других заметных отечественных антиутопий 1920-х годов отметим «Ленинград» Михаила Козырева, «Чевенгур» и «Котлован» Андрея Платонова. Среди зарубежных антисоциалистических произведений выделяются «Будущее завтра» Джона Кенделла (1933) и «Гимн» Эйн Рэнд (1938).

Замятин оказал огромное влияние на жанр антиутопии

Еще одна широко распространенная тема антиутопий тех лет — антифашистская, направленная в первую очередь против Германии. Уже в 1920 году американец Мило Хастингс выпустил провидческий роман «Город вечной ночи»: Германия отгораживается от всего мира в подземном городе под Берлином, где устанавливается «нацистская утопия», населенная генетически выведенными расами сверхлюдей и их рабов. А ведь НСДАП возникла лишь за год до этого! Любопытные антифашистские книги принадлежат перу Герберта Уэллса («Самовластие мистера Парэма», 1930), Карела Чапека («Война с саламандрами», 1936), Мюррея Константайна («Ночь свастики», 1937).

Грезы и кошмары человечества. Утопия и антиутопия 3
Грезы и кошмары человечества. Утопия и антиутопия 2

Мило Хастингс и его «Город вечной ночи» (из газеты Syracuse Herald)

Впрочем, доставалось и традиционному капитализму. Одна из вершин антиутопии — роман британца Олдоса Хаксли «О дивный новый мир» (1932), где изображено технократическое «идеальное» кастовое государство, основанное на достижениях генной инженерии. Ради пресечения социального недовольства люди обрабатываются в особых развлекательных центрах или с активным использованием наркотика «сомы». Разнообразный секс всячески поощряется, зато такие понятия, как «мать», «отец», «любовь» считаются непристойными. Человеческая история подменена фальшивкой: летосчисление ведется от Рождества американского автомобильного магната Генри Форда. В общем, капитализм, доведенный до абсурда…

Попытки построения «нового общества» подверглись беспощадному осмеянию в классических антиутопиях другого британца — Джорджа Оруэлла. Место действия повести «Скотный двор» (1945) — ферма, где «угнетенные» животные под руководством свиней изгоняют хозяев. Итог — после неизбежного развала власть переходит к жестокому диктатору. В романе «1984» (1948) показан мир недалекого будущего, разделенный тремя тоталитарными империями, которые находятся друг с другом в весьма неустойчивых отношениях. Герой романа — обитатель Океании, где восторжествовал английский социализм и жители находятся под неусыпным контролем спецслужб. Особое значение имеет искусственно созданный «новояз», воспитывающий в людях абсолютный конформизм. Любая партийная директива считается истиной в последней инстанции, даже если противоречит здравому смыслу: «Война — это мир», «Свобода — это рабство», «Незнание — сила». Роман Оруэлла не утратил актуальности и сейчас: «политкорректная диктатура» общества побеждающего глобализма в идеологическом отношении не так уж сильно отличается от нарисованной здесь картины.

Грезы и кошмары человечества. Утопия и антиутопия 4
Грезы и кошмары человечества. Утопия и антиутопия 5

Тоталитарные кошмары Джорджа Оруэлла

Близки к идеям Оруэлла более поздние «451 по Фаренгейту» Рэя Брэдбери и «Заводной апельсин» Энтони Берджесса (обе — 1953). Антиутопии сочиняли советские писатели-диссиденты: «Любимов» Андрея Синявского (1964), «Николай Николаевич» Юза Алешковского (1980), «Москва 2042» Владимира Войновича (1986), «Невозвращенец» Александра Кабакова (1989). Модернизированной версией антиутопии стал классический киберпанк, герои которого пытаются выжить в бездушной информационной технократии.

Ныне антиутопия продолжает оставаться востребованным направлением НФ, во многом смыкаясь с политической фантастикой. Ведь западное общество, несмотря на глянцевый блеск, далеко от совершенства, а перспективы его развития вызывают обоснованную тревогу («Королевская битва» Коушуна Таками, «Акселерандо» Чарльза Стросса). В трилогии Скотта Вестерфельда «Уроды» мир будущего погряз в гламуре: безупречная красота возведена в культ, и любой, кто пытается сохранить свои индивидуальность, становится парией. Антиглобалистская фантазия Макса Барри «Правительство Дженнифер» показывает мир, который почти полностью находится под управлением США. Думаете, грянул расцвет демократии? Дудки!

В Америке особый всплеск интереса к антиутопиям наступил после событий 11 сентября, когда под предлогом борьбы с террористами правительство повело наступление на права граждан. Уже лет пять из списков американских бестселлеров не исчезают книги Оруэлла, Хаксли, Брэдбери, Берджесса. Их страхи оказались небеспочвенны…

Тревоги отечественных авторов перекликаются с опасениями зарубежных коллег. «Мечеть Парижской богоматери» Елены Чудиновой — воплощенный кошмар победившего панисламизма. Вызывает тревогу сытый глобализм романа Михаила Успенского «Три холма, охраняющие край света»: хорошо живет на свете Винни-Пух — вот только зачем? А в нашумевшей «Войне за «Асгард» Кирилла Бенедиктова ультрацивилизованный «золотой миллиард» перестал тяготиться заботой обо всяких славянах, азиатах и прочих «недочеловеках». Согнать их в гигантское гетто — пусть дохнут и не мешают наслаждаться жизнью!

Мир меняется у нас на глазах — вот только в лучшую ли сторону?..

Большой брат (1984)

Большой брат смотрит за тобой

Десять книг утопии и антиутопии

  • Герберт Уэллс «Люди как боги»
  • Иван Ефремов «Туманность Андромеды»
  • Аркадий и Борис Стругацкие «Полдень, XXII век»
  • Евгений Замятин «Мы»
  • Олдос Хаксли «О дивный новый мир»
  • Джордж Оруэлл «Скотный двор», «1984»
  • Рэй Брэдбери «451 по Фаренгейту»
  • Владимир Войнович «Москва 2042»
  • Кирилл Бенедиктов «Война за «Асгард»

Что такое утопия. Томас Мор, коммунизм и антиутопия

Утопия — это идеальное общество всеобщей справедливости, существующее лишь в воображении. Термин происходит от названия книги английского философа XVI века Томаса Мора «Утопия». В дальнейшем слово стало нарицательным — утопиями стали называть все литературные произведения, посвященные описанию идеального государства и общества.

Сегодня слово «утопия» обычно употребляться в переносном смысле и означает несбыточную мечту, неосуществимые фантазии. Например: «Коммунизм — это утопия, его невозможно построить в реальном мире».

Слово используется и в отрицательном смысле — как ничем не подкрепленный мечтания, и в положительном — как нечто идеальное, к чему нужно стремиться.

Утопический — это значит фантастический, несбыточный, слишком хороший, чтобы быть правдой. Например: «Политик выступил с утопической программой».

Роберт Макколл. «Пролог и обещание» (1983)

«Утопия» Томаса Мора

Изначально Утопия — это название вымышленной страны из книги англичанина Томаса Мора, опубликованной в 1516 году. Utopia на латыни означает «нигде», «место, которого нет». Полное название книги — «Золотая книжечка, столь же полезная, сколь и забавная о наилучшем устройстве государства и о новом острове Утопия». Полный текст можно прочитать здесь.

В первой части «Утопии» Томас Мор критикует современную ему Англию: особенно разорение крестьян, которых богачи выгоняют с земли и отдают поля под пастбища для овец («Овцы съели людей»). Гуманист Мор выступает против королевского деспотизма, войн, смертной казни.
Томас Мор. Портрет работы Ганса Гольбейна Младшего. 1527

В второй части книги Мор рассказывает об устройстве фантастического острова Утопии, где удалось построить идеальное государство. Утопия включает 54 города, в каждом из которых живет 6000 так называемых «семей». В«семье» — 10-16 взрослых, которые занимаются определенным ремеслом. Вокруг городов живут «деревенские семьи», где каждый горожанин обязан проработать не меньше двух лет. Труд обязателен для всех, но утопийцы работают всего по шесть часов в день.

Чиновников в Утопии выбирают, причем на высокие должности — только из числа ученых. Эти мудрые мужи образуют городской сенат, а тот выбирает князя. Просвещенный монарх правит пожизненно, если не будет уличен в деспотизме.

В Утопии нет частной собственности — Томас Мор считал ее злом. Поэтому почти нет преступности, не нужны сложные законы. Утопия ни с кем не воюет, но готова к обороне. В Утопии царит веротерпимость, запрещен только атеизм .

Судьба самого Томаса Мора сложилась печально. Он вступил в конфликт с королем Генрихом VIII. Когда монарх решил развестись с очередной женой, порвал отношения с Папой Римским и создал независимую Англиканскую церковь, Мор ушел с поста лорда-канцлера. Он отказался принести присягу на верность династии. За это вольнодумец был в 1534 году посажен в Тауэр, а летом 1535-го ему отрубили голову.

Перед казнью 57-летний Томас Мор держался стойко и шутил с палачом: «Помогите мне взобраться на эшафот, а уж спущусь я как-нибудь сам».
Палач попросил у приговоренного прощения, в ответ Мор поцеловал его и сказал, что не держит зла.

Казнь Томаса Мора. Иллюстрация 1870 года из Библиотеки конгресса США

От Атлантиды до Стругацких. Знаменитые утопии

Жанр утопии существовал еще до того, как появилось это слово. Например, знаменитая Атлантида, описанная в диалогах Платона «Критий» и «Тимей», — это классическая утопия. Греческий философ устами героев рассказывает об Атлантиде, якобы существовавшем в древности островном государстве, и ее мудром устройстве. Томас Мор в своей «Утопии» напрямую ссылался на Платона.

Еще одна известнейшая утопия — «Город Солнца», который философ-монах Томмазо Кампанелла написал в начале XVII века в тюрьме инквизиции. Кампанелла провел за решеткой 27 лет — он подвергался пыткам, но избежал смертного приговора, симулируя безумие, и был пожизненно заточен в тюрьме. В Городе Солнца все живут общиной, там нет частной собственности и семьи — детей растит и воспитывает государство.

Известны десятки утопий разных эпох и направлений — от религиозных до рационалистических: «Христианополис», «Фрейландия», «Путешествие в землю Офирскую» и многие другие.
План Города Солнца. Из книги «Мир архитектуры: лицо города».Изображение: kannelura.info

В XX веке утопия сближается с научной фантастикой и футурологией. Свой вклад в ее развитие внес Герберт Уэллс (например, в романе «Освобожденный мир»). Элементы утопии присутствуют в фантастике братьев Стругацких под названием «Мир Полудня» — коммунистического будущего на Земле (повесть «Полдень, XXII век» и другие произведения).

Сейчас больше нет некоммунистов. Все десять миллиардов — коммунисты… Но у них уже другие цели. Прежняя цель коммуниста — изобилие и душевная и физическая красота — перестала быть целью. Теперь это реальность.

Аркадий и Борис Стругацкие. «Полдень, XXII век» (1959-60)

Что такое утопический социализм

Утопический социализм — общее название для социалистических учений, существовавших до появления марксизма.

В первой половине XIX века идеи о справедливом преобразовании общества выдвигали Анри Сен-Симон, Шарль Фурье и Роберт Оуэн.
Проект Новой Гармонии — колонии, которую предложил основать в Америке Роберт Оуэн. Гравюра Ф. Бейта. 1838 годВ России под их влиянием Александр Герцен и Николай Огарев стали вынашивать идеи «общинного социализма» — создания справедливого общества на базе русской крестьянской общины. Эти мысли получили развитие в идеологии народников — сторонников крестьянского социализма.

А «величайшим представителем утопического социализма в России», по словам В.И. Ленина, был Николай Чернышевский — автор романа «Что делать?». Как в свое время Кампанелла, Чернышевский писал свой роман за решеткой — в Петропавловской крепости.

Марксисты, к которым относился и Ленин, считали все эти построения несбыточными, ненаучными — отсюда и название «утопический социализм». «Марксисты должны заботливо выделять из шелухи народнических утопий здоровое и ценное ядро искреннего, решительного, боевого демократизма крестьянских масс», — писал В.И. Ленин в статье «Две утопии».

После победы революции 1917 года в СССР «наивному» утопическому социализму противопоставляли научный коммунизм.

Возникновение научного социализма подорвало социальное значение утопии… Марксистская социология рассматривает утопию как одну из форм неадекватного отражения социальной действительности

Философский энциклопедический словарь. 1983

Противники коммунистической идеологии, однако, обвиняют в утопизме и ее саму. Обещание дать «каждому по потребностям», взяв «от каждого по способностям», невыполнимо, и поэтому наступление коммунизма обещают лишь в отдаленном будущем, указывают критики.

Что такое антиутопия и дистопия

Антиутопия или дистопия — это жанр, противоположный утопии. В антиутопических произведениях доказывается, что построить идеальное общество невозможно: эти попытки порождают тоталитаризм и жестокость. Государство вмешивается во все стороны жизни людей, лишает их свободы, а попытки бороться за человеческое достоинство пресекает репрессиями.

Наиболее известные романы в жанре антиутопии — «Мы» Евгения Замятина, «О дивный новый мир» Олдоса Хаксли, «1984» Джорджа Оруэлла, «451 градус по Фаренгейту» Рэя Брэдбери.

Кадр из фильма «1984» по произведению Джорджа Оруэлла

«Мор. Утопия» и «Битва за Утопию»

Слово «утопия» используется в массовой культуре. Например, существует две популярные игры с этим словом в названии: «Мор (Утопия)» и «Эволюция: Битва за Утопию».

«Мор (Утопия)» или Pathologic — российская компьютерная игра 2005 года, посвященная выживанию в странном городе в условиях смертельной эпидемии. На выбор предлагается три протагониста — Бакалавр, Гаруспик и Смозванка. После того, как игрок выбирает одного из них, двое других также действуют в игре параллельно. Помимо сюжетных заданий, герою нужно заботиться о еде, сне и том, как не заразиться Песочной Язвой.

Обложка игры «Мор (Утопия)»

Критики высоко оценили игру, похвалив ее за оригинальность, множество вариантов прохождения, незабываемую атмосферу и глубину диалогов. Кто-то называл ее «игровым артхаусом». Коммерческого успеха «Мор» не имел, но приобрел немало верных поклонников, что позволяет отнести ее к разряду культовых видеоигр.

Несомненное достижение российской игровой индустрии, возврат к тем далеким, давно ушедшим временам, когда никто не боялся экспериментов. Обладающий чертами нескольких жанров, «Мор» — это, в первую очередь, великолепная история, при каждом пересказе звучащая чуть иначе. Волшебно и незабываемо.

Рецензия на игру «Мор (Утопия)» на сайте Absolute Games

«Мор (Утопия)». Скриншот из игры: AG.ru

В названии игры «заключена некоторая ирония — к Томасу Мору это никакого отношения не имеет», признают разработчики. Первоначально они хотели назвать игру «Эпидемия», но это слово сочли слишком тривиальным. Поэтому использована игра слов: Мор как автор «Утопии» и мор как болезнь, а утопия — как название его книги и как нечто фантастическое, невероятное.

В 2014 началась разработка новой игры под названием «Мор» (Pathologic 2) для PC, PS4 и Xbox One.

«Эволюция: Битва за Утопию» (Evolution: Battle for Utopia) — мобильная игра 2014 года. Сочетает черты «стрелялки», ролевой игры и головоломки. Протагонист «Эволюции» — капитан космического корабля, который потерпел крушение на планете Утопия, пережившей глобальную катастрофу. Задача игрока — строить базу и защищать ее от нападений монстров, сражаться с другими игроками, попутно разгадав загадку Утопии.

Игровой процесс «Эволюция: Битва за Утопию». Скриншот с сайта evo.my.com

Пользователи и пресса высоко оценили «Битву за Утопию», iTunes и Google Play включили ее в число лучших игр 2014 года.

В 2018 году вышло продолжение игры — «Эволюция 2: Битва за Утопию».

Предложения со словосочетанием СОЦИАЛЬНЫЕ УТОПИИ

Основой идеологии и пропаганды режима уже не являлся коммунизм как социальная утопия, а реальные социальные ценности: гарантированная работа, бесплатные здравоохранение и образование, дешёвое жильё и дотации на основные продукты питания — даже за счёт замедления темпов экономического роста. Другой источник, в котором можно было бы искать зародыши социалистических идей — народные социальные утопии, — тоже не даёт ничего, на что могла бы опереться социалистическая традиция. Эпоха великих географических открытий и эпоха социальных утопий — одна и та же — гуманистическая — эпоха, открывшая эстетическую ценность пространства и времени как двух форм движения к новому. Поппер, что отголоски его учения об обществе до сих пор можно обнаружить в современных концепциях, социальных утопиях, политических программах. Далее, там присутствуют элементы социальной утопии, отражающей мечты об идеальном обществе.

Привет! Меня зовут Лампобот, я компьютерная программа, которая помогает делать Карту слов. Я отлично умею считать, но пока плохо понимаю, как устроен ваш мир. Помоги мне разобраться!

Спасибо! Я обязательно научусь отличать широко распространённые слова от узкоспециальных.

Насколько понятно значение слова галичанин (существительное):

Кристально
понятно

Понятно
в общих чертах

Могу только
догадываться

Понятия не имею,
что это

Другое
Пропустить

Крах многих политических конструкций, базировавшихся на социальных утопиях, обусловлен прежде всего их несоответствием человеческой природе. В этой главе мы напомнили самим себе, как складывалось наше частное «я» — через отказ от имперского прошлого, через мечту о социальной утопии, через разочарование в ней и уход в экстремальный индивидуализм, который, в свою очередь, тоже принёс обществу немало разочарований. Иллюзорность такого решения, его неосуществленность нигде в мире, в том числе и в исламских странах, не является аргументом для сторонников подобных взглядов, что типично для любой социальной утопии. Эксцессы социальных утопий (которые были сочинены под знамёнами того же прогресса в XIX веке, но реализовывались в XX) могут иметь свои объяснения, но не оправдания. Ни действительность, ни социальные утопии его не удовлетворяли. Книга представляет собой серию очерков, посвящённых эсхатологии и социальной утопии в русской культуре. Строились различные социальные утопии, планы идеального общества. Мир, наполненный людьми, которые умеют только любить, — практически невозможный вариант, потому что такой фантастический мир существует преимущественно в социальных утопиях и в художественной литературе. В этой же песне присутствуют элементы социальной утопии — образ «счастливой страны», где нет алчных чиновников. Крестьянская община и утверждаемые за ней высокие принципы составляют ядро социального идеала и социальной утопии славянофилов. Но в поздних работах это не только мечтание о лучшей жизни, не только социальная утопия, призыв к общественному переустройству, но и природная (не сводящаяся к технике) утопия. Абстрагируясь от социальных утопий, реальной альтернативой западноевропейской политической модели выступала только теория и практика большевизма. Красочная и вместе с тем проникнутая рационализмом мифология, дидактическая философия и прагматическая история, изощрённая в изображении человеческих коллизий и чувствований поэзия и драматургия, исполненное гражданского пафоса красноречие, политическая теория и социальная утопия — вот перечень лишь наиболее важных направлений культурного развития античного мира. Бердяева относится прежде всего к социальным утопиям. Социальные утопии обычно опираются на предположение о возможности идеально разумного устройства жизни во всей глубине, когда совершенному устройству общества соответствует упорядоченная природа и совершенный человек. Социальные утопии — ядро более глобальных, направленных на переустройство всего мыслимого мира. Существо этого идеала (или социальной утопии) определяется не его содержательной стороной, но тем обстоятельством, что он принимается общественным сознанием как аксиома. Диалоги «Законы» (о законах, которые предстоит воплотить в новой колонии, организуемой критянами, — продолжение начатой в «Государстве» темы социальной утопии) и «Послезаконие» (по сути, это 13-я книга «Законов»). В то время как один человек почитает за счастье исполнение своих желаний, другой понимает под счастьем свободу и покой, обретаемые в результате преодоления желаний; если первый исповедует гедонистический идеал хорошей жизни, то второго привлекает деонтологизированный концепт жизни правильной, подчинённой этическому закону; одни люди делают ставку на социальную утопию справедливости и равенства или на утопию идеальной гармонии с природой, другие — на христианское учение об избавлении. Происходившая с тех пор идейная работа не оставила камня на камне от старых социальных утопий; она не только научно, но и религиозно их преодолела. В рамках философии зародились и получили развитие социальные утопии. Везде из-под литературной оболочки проглядывают политика, дух партий, задние мысли, гражданские и социальные утопии и прочее вовсе не литературное. Такой была одна из первых социальных утопий. Она предполагала как обязательные условия духовное единство людей и опору на высокие идеалы разума и добра. Дыша собственной, в грёзах взлелеянной социальной утопией («абстрактно-гуманной», с нашей точки зрения), он в целом приветствовал грандиозный социальный эксперимент. Попытки осуществить социальные утопии, изменить образ жизни целых народов чреваты трагическими последствиями. Претендующие ныне на власть над умами деятели даже не подозревают, что религиозные мифы правдивее и грандиознее самых заманчивых социальных утопий, потому что символически выражают эту идею. Действительно, во всех трёх «смутах» есть много общего как в характере событий — ослаблении государства, смене власти, развале экономики, гражданской войне, территориальных потерях, обнищании народа, так и в психическом состоянии общества — вере в социальные утопии, легковерности и податливости на демагогию, последующем разочаровании и общественном хаосе — падении морали и росте преступности. Такой призмой, в частности, выступают и «искренние социальные утопии» (некие «восторженно-оптимистичные» представления о наступлении «рая на земле» после современных кризисных явлений), и «апокалиптические ожидания» (предощущение высококризисных моментов в смене макроэпох земной истории, вплоть до идеи «конца света»). При исследовании роли образной сферы человека в отражении происходящего и перспектив страны/человечества встаёт проблема адекватности образов относительно и «искренних социальных утопий», и «апокалипсических ожиданий», а также навязываемого видения будущего в интересах авторов и исполнителей определённых социально-политических и экономических проектов. Судьбы людей очень волновали его в то время, и он начал интересоваться социальными утопиями. Это особенно важно с точки зрения соотнесения этого творчества с традиционным христианским учением, а также анализа в произведениях писателей мотивов социальной утопии с христианскими корнями. Он воплощает свои грёзы и фантазии, строя социальные утопии, он берётся за реализуемые и пока (или вовсе) нереализуемые социальные проекты. Но, пожалуй, нельзя пройти мимо авторов социальных утопий. Дискина, то это — социальная утопия. Тогда доброхоты-энтузиасты стремились создать в эфире идеальную модель воспитания общества: распространения на огромные расстояния для самых разных групп населения самых лучших, отборных сокровищ музыкального и литературного искусства, тем самым, воздействуя на умы и души, пробуждая намерения и «чувства добрые» — то есть в целом способствовать реализации некоей социальной утопии равенства, братства и справедливости в распределении духовных ценностей. Мировоззрение современного человека весьма далеко от идеалов гармоничного развития личностей, распространённых в теории так называемой социальной утопии — модели идеального общества. Впрочем, всякая социальная утопия, каждая тоталитарная система ставит себе такую цель. Телемcкая обитель не представляет собой социальной утопии государственного устройства. Социальные утопии показались ему несбыточными, не по душе пришлись. Как многие и не худшие молодые люди своего поколения, она быстро обратилась к иной религии, исповедующей новую троицу — скудного материализма, теории эволюции и того «чистого» марксизма, который ещё не спутался с социальными утопиями. Она обнаруживает для всех, и наиболее ослеплённых, что все социальные утопии, построенные на изоляции общественности из жизни космической — поверхностны и недолговечны.

Неточные совпадения

Далее я объясняю, каким образом и почему политические утопии являются на самом деле рецептами социальных катастроф. Решение многих социальных проблем за счёт устранения, к примеру, единобрачия и замены его свободным выбором партнёра вызвало яростную полемику в рядах читателей, но интуитивно большинство из приверженцев революционной утопии понимали, что отмена устаревших традиций, основанных на капиталистических взаимоотношениях по системе «товар-деньги-товар», при коммунизме неизбежна, и нравится это или нет, но кое-чем придётся поступиться. Консерватизм мышления представителей основных социальных групп является тормозом реализации инновационных проектов, но одновременно он является и тем естественным ситом, которое позволяет отсеять рациональные формы бытия от заблуждений и утопий. Касаясь всех разветвлений социальной экономии, которые он подкрепляет собственными открытиями, он всегда будет усваивать себе все прогрессивные учения, к какому бы порядку они ни принадлежали, достигшие состояния практических истин и вышедшие из области утопий, иначе он сам себя уничтожит. Социальные мечты суть утопии. Фантастика тоже делится на разновидности: научная, социальная, героическая, утопия, антиутопия, фэнтези, космическая опера и другие виды. При этом с высоты утопии ясно видно, что старая либеральная догма о высвобождении творческой энергии исключительно посредством механистического расщепления, разделения, разложения социальных структур не окончательно верна.

Семинар по теме «Социальные утопии и антиутопии в философии и литературе»

Семинарское занятие по теме

«Социальные утопии и антиутопии в философии и литературе»

Цель занятия: изучение особенностей утопий и антиутопий

Тип семинара: семинар- развернутая беседа

Задачи семинара:

-учебная- углубление знаний об отличиях в определении понятий «утопия» и «антиутопия», систематизация знаний об основных положениях социальных утопий, особенностях утопического мышления, причинах появления утопий и антиутопий, конкретизация взглядов философов на проблему создания идеального общества, человека;

развивающая-развитие логического мышления студентов, приобретение умений работать с различными источниками информации, формирование умений и навыков анализа фактов, явлений, проблем;

воспитательная-воспитание навыков самостоятельной работы с литературой, культуры общения, мышления, привитие интереса к чтению, формирование потребности рационализации учебно- познавательной деятельности и организации досуга;

контролирующая— контроль за качеством усвоения студентами учебного материала.

Словарь урока:

утопия — развернутое описание общественной, государственной и частной жизни воображаемой страны, отвечающей тому или иному идеалу социальной гармонии; — тоталитарное государство – полный, тотальный контроль за всеми сферами жизни общества;

— антиутопия— изображение пагубных и непредвиденных последствий, связанных с построением общества, соответствующего тому или иному социальному идеалу;

Вопросы к семинару:

  1. Что означает слово «утопия»?

  2. Почему возникают утопии?

  3. Тип устройства общества в каждом произведении.

  4. Идеальное общество Мора

  5. Идеальное общество Рабле

  6. Идеальное общество Кампанеллы

  7. Какие слои общества преобладают и чем занимается население в каждом произведении?

  8. Почему каждое общество, по мнению автора произведения, идеально?

  9. Почему идеальное общество начинает разрушаться?

  10. Можно ли создать идеальное общество и идеального человека? Ответ обосновать

  11. Почему не получается на практике реализовать мечты об идеальном государстве, обществе и человеке

  12. Утопия как средство спасения от потери желаний, истории

Оборудование и материалы:

мультимедийный проектор, экран, ноутбуки, презентация «Социальные утопии», книги Т.Мор «Утопия», Франсуа Рабле «Гаргантюа и Пантрагрюэель», Томаззо Кампанелла «Город Солнца», Е.Замятин «Мы», Оруэлл Д. «1984», Д.Оруэлл «Скотный двор», А. и Б. Стругацкие « 21 век. Полдень», О.Хаксли «О дивный новый мир»,Ф.Кафка «Замок», Андре «Христианаполис», В.Набоков, Эдвард Белам «Смотря назад», Д.Лондон «Железный каблук

Ход семинара:

Люди всегда мечтали об идеальном обществе. Эти мечты иногда сбывались, но об этом разговор впереди.

Сегодня у нас семинарское занятие, посвящённое проблемам утопий и антиутопий. Нам предстоит разобраться в основных понятиях, узнать положения ведущих утопий, сравнить взгляды на будущее философов разных исторических эпох и подумать, почему так живучи утопии, возможно ли их реализовать в реальной жизни и что произойдет, если утопии воплотиться в жизнь.

Человеку свойственно мечтать. Мечты затрагивают не только личную жизни, но и все общество.

Мне очень хочется порой,
Чтоб мир наш стал совсем другой,
Где нам не нужно всё скрывать,
Придумывать, изображать,
Где нет притворства, воровства,
Лукавства, лжи и хвастовства,
Где нет обмана, нет и зла…

Мечтать не вредно, скажешь ты.
А как прожить нам без мечты?

Нашу работу давайте начнем с работы над понятиями. Помните – «Верно определяйте слова…»

Слово «утопия» произносится» сегодня не часто. Но, тем не менее, его смысл и значение знакомы каждому.

-Какие определения слова «утопия» вам известны?

Какие ассоциации возникают при употреблении слова «утопия»?

-какие синонимы к слову «утопия» вы можете назвать? (мечта, химера, иллюзия)

-Кто впервые употребил слово «утопия»?

-Что Вам известно об этом человеке?

Обсуждение вопросов семинара

-Как вы думаете, почему у Мора возникла идея написания книги «Золотая книга, столь же полезная, как забавная, о наилучшем устройстве государства и о новом острове Утопия» (1516)?

-Назовите причины возникновения утопий, например у народа?

-Какие самые яркие утопии народа вы знаете

-Кто из философов стал одним из первых мечтателей о будущем идеальном обществе, идеальном государстве?

Платон первый сформулировал утопические модели, от которых затем отталкивались авторы. В книге «Государство» он создает модель идеального общества.

Работа с текстом Платона «Государство» — чтение текста и ответы на вопросы:

вопросы к тексту:

Разделение труда в идеальном государстве – группа 1

Устранение богатства и бедности в идеальном государстве -группа 2

Размер идеального государства – группа 3

Роль воспитания, обучения и законов в идеальном государстве – группа 4

Добродетели идеального государства – 5 группа

Роль женщин в идеальном государстве — 6 группа

Взаимоотношения правителей и народа в идеальном государстве – 7 группа

Осуществимость идеального государства – 8 группа

Осуществимость идеального государства

  1. Платон предлагал схему государства, в которой идет преобразование социальных отношений путем их критики.

  2. Мир Платона разделен на два уровня: видимый и невидимый. Видимый – реальное общество и государство, а невидимый – образующий высший мир, существующий наряду с материальным телесным, но познаваемый с помощью восприятия.

  3. Суть платоновского государства: существует ли идеальное общество изначально, основанное на независящих от времени, места обстоятельствах?

  4. Платон не предусматривает счастья для человека, только истину соответствия предмета его предназначению. Именно в этом он видит совершенство общества.

Платон формулирует главный смысл утопии, ее проблему: каким должно быть общество, чтобы соответствовать истинному своему понятию. На этом и будут основываться будущие утопические проекты.

Томас Мор пошел по пути Платона. Он создает литературное произведение, в котором излагает свои идеи. в книге всего 2 главы.

-Как называются главы книги Мора?.

-Работа с текстом книги Т.Мора «Утопия»:

Вопросы:

Территориальное расположение государства Утопия -1 группа

О городах и столице -2 группа

О должностных лицах – 3 группа

О занятиях ремеслами-4 группа

О взаимном общении, о путешествиях — 5 группа

О рабах- 6 группа

О военном деле — 7 группа

О религиях утопийцев — 8 группа

— Какие выводы вы можете сделать об идеале Томаса Мора?

Еще одним великим утопистом называют Франсуа Рабле. Какое общество предлагал создать он? (заслушивание сообщений студентов)

Чем общество Мора отличается от общества Рабле? Где происходит действие утопий с точки зрения территорий

-Какие слои общества существуют у Мора и Рабле?

-Назовите основные занятия населения

-Почему Мор настаивает на существовании рабства?

-Хотели бы вы жить в городе Солнца Кампанеллы?

-Возможно ли реально создать общество, придуманное Мором, Рабле, Кампанеллой?

-Почему почти все авторы утопий берут узкий круг населения?

В 1897 году на сионистском конгрессе в Базеле Теодор Герцль призвал евреев создать собственную страну со своими законами, языком и обычаями. Это казалось тогда столь же наивным, как мечтания Мора или Кампанеллы. Герцль и сам это понимал. «“Я создал еврейское государство” — если бы я заявил об этом вслух, меня бы высмеяли. Но, возможно, лет через пять и уж точно через пятьдесят каждый увидит это сам», — записал он в своем дневнике. И аккурат через полвека на карте мира появилось отнюдь не воображаемое государство Израиль. Утопия обросла танковыми войсками и ракетами со спутниковым наведением.

Можно ли создать идеальное общество ? Что будет главное помехой на пути к идеалу?

-Можно ли создать идеальное государство?

-Давайте выделим общие признаки утопий

-Что сегодня мы понимаем под утопией?

Каждая эпоха создает свой тип идеального общества, свои утопии- например-. утопии времени -Гесиод «Золотой век», «Год 2440» Мерсье, «В 2000» Беллани, технократические Ф.Бэкон «Новая Атлантида», «Город Луны» Сирано де Бержерак. Иван Ефремов в книге «Туманность Андромеды» создал модель идеального коммунистического общества.

Современные философы выделяют следующие типы утопий:

Технократические— описание общественного строя, где каждый человек обеспечен всем необходимым благодаря технологическому прогрессу. Такая модель подразумевает отсутствие денег у населения за их ненадобностью. Жизнеобеспечение и экономика строится на доступных человеку ресурсах

Социальные, подразумевающие возможность изменения людьми собственного общества, пришедшего в итоге, к социальному равенству и справедливости, к коммунизму, когда человек человеку – товарищ и брат независимо от дохода. Это миф о возможности отменить вообще частную собственность, рыночные отношения и даже государство и религию. Все равны перед коммунизмом, труд человека только во благо общества, а не ради собственного заработка. Эгалитарные– утопии, предполагающие уравнивание всех по отношению к себе. Эгалитарное общество – общество массового уравнивания. Например, родители относятся к своим детям не как к маленьким людям, а как ко взрослым, с соответствующими обязанностями.

Психологические, педагогические, экологические, информационные, национально — религиозные и другие.

В мировой истории утопии почти всегда играли самую зловещую роль, становясь причиной массовых убийств, насилий и других несчастий. В XX веке такую роль сыграли две утопии: гитлеровская и коммунистическая. Каждая из них привела к гибели миллионы людей.

На описанных Мором принципах пытались строить свое общественное устройство некоторые из первых английских колоний в Северной Америке — Каролина (основана в 1670 г.), Пенсильвания (основана в 1681 г.) и Джорджия (1773 г.). В основе государственного устройства Джорджии лежал принцип «аграрного равенства»-земля распределялась среди колонистов поровну, и дальнейшее приобретение ее путем покупки или наследования запрещалось. Этот план лег в основу утопической «йоменской» республики Томаса Джефферсона. Одним из более или менее удачных опытов воплощения социалистической утопии можно считать существующие и по сей день в Израиле киббуцы. На принципах утопии строились и широко распространившиеся на Западе США в 60-е годы прошлого века коммуны хиппи. СССР и соцстраны-тоже утопии.

Создание утопического общества бессмертных людей, клонирующих себе подобных. Такая теория безупречности предполагает совершенное общество, которому не нужны будут высокотехнологичные машины и нескончаемые ресурсы, труд. Ведь бессмертным некуда спешить, нечего бояться, незачем работать. Но здесь появляются вопросы со стороны антиутопии.

Если человеку нет необходимости питаться, развивать промышленность, заниматься наукой, изобретать новые лекарства, строить, учиться, то есть самосовершенствоваться, он станет деградировать, возвращаться к виду Homo sapiens. Мы забудем, как читать и писать, выращивать урожай – все то, что нам было необходимо для поддержания жизни и ее обеспечения. Вернувшись на миллионы лет назад, нам придется пройти этот путь заново.

А может быть это шанс еще раз попробовать усовершенствовать самих себя. Прийти к сверхчеловеку и сверхобществу. Значит, утопическая теория о бессмертии не может быть опровергнута антиутопией, так как в итоге, раз за разом, действительно приведет нас к безупречному строю. Дело осталось за малым, довести наши научные и технологические знания до того, чтобы мы могли жить вечно.

-Как вы думаете, к чему приведет реализация этой утопии?

В противовес утопии существует антиутопия.

-Что называется антиутопией?

Для антиутопии характерно рассмотрение опасных вариантов социального устройства общества, приводящих к кризису. Никакая утопия не может быть создана без антиутопии, которая подразумевает ее критику, а значит, помогает привести к безупречному образу общественного строя.

-Какие примеры антиутопии есть в литературе?

Современные исследования в качестве первой антиутопии называют опубликованную в 1605 году на латыни сатиру английского епископа Джозефа Холла «Мир иной и тот же самый»

Николай Носов «Незнайка на луне».

Виктор Пелевин «Желтая стрела».

Джек Лондон «Железная пята».

«Мы» Е.Замятина, «Скотный двор» «1984»Дж.Оруэлла, «О новый дивный мир» Г.Хаксли, «Механический апельсин»»1985» А.Берджесса, «Повелитель мух» У.Голдинга

«Машина времени» и «Первые люди на Луне» Герберт Уэллс

Успех антиутопических романов огромен, это обусловлено тем, что они предполагают наихудший вариант развития событий, не похожий на сказку, автор которых ничего не предлагает делать, лишь только ждать ее развязки. Утопия же предполагает труд человека во имя человека, для человека.

Есть книги, сочетающие в себе оба жанра. Самая известная из них — «Путешествия Гулливера» Джонатана Свифта.

Много фильмов снято про утопии, но еще больше – про антиутопии. Назовите их.

Подведение итогов: выставление оценок за работу на уроке.

Заключительное слово преподавателя:.

«Человек без утопии страшнее, чем человек без носа», — говорил Честертон. Развитие общества невозможно без какого-то ориентира, светлым пятном маячащего впереди. Вопрос об утопии — это вопрос о социальной норме и о социальных ценностях. В каждом обществе есть большинство — «нормальные люди» — и есть разные группы людей, «захотевших странного», или, более грубо, маргиналов. Утопия превращает какой-то из вариантов «странного» в нормальное, а вчерашнее «нормальное», наоборот, становится экзотикой. Утопии нужны не для того, чтобы немедленно начать претворять их в жизнь, уничтожая несогласных и тратя на это все ресурсы человечества. Утопии придают ценность, смысл и направление нашему миру, который никогда не станет идеальным.

Мир развивается. Куда? Вопрос. Не есть ли то, в чём мы живем — «утопия», миром другого общества и других людей, который ещё сто лет назад «не имел места»? Я говорю не только о технике и мире артефактов, но и об изменениях в образе жизни и самой психике человека.»Мелиоризм — эта та же гуманизация минус чувство. 

Домашнее задание:

Написать сочинение – рассуждение на тему «Как я вижу будущее»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.