Изба китайца: Китайская изба, 5 (пять) букв

Содержание

читальня — В.К.Арсеньев. По Уссурийскому краю


Долина Фудзина

Китайская земледельческая фанза. — Варка пантов. — Анофриев в роли начальника отряда. - Крушение лодки. — Подлесье в тайге. — Лесные птицы. — Встреча с промышленником

Шестого июня мы распрощались с Кокшаровкой. Наши лошади отдохнули и теперь шли гораздо бодрее, несмотря на то что слепней и мошек было так же много, как и вчера. Особенно трудно было идти задним. Главная масса мошкары держится в хвосте отряда. В таких случаях рекомендуется по очереди менять местами людей и лошадей.
От деревни Кокшаровки дорога идет правым берегом Улахе, и только в одном месте, где река подмывает утесы, она удаляется в горы, но вскоре опять выходит в долину. Река Фудзин имеет направление течения широтное, но в низовьях постепенно заворачивает к северу и сливается с Улахе километра на два ниже левого края своей долины.


Рододендроны (Rhododendron dahuricum L.) были теперь в полном цвету, и от этого скалы, на которых они росли, казались пурпурно-фиолетовыми. Долину Фудзина можно назвать луговой. Старый дуб, ветвистая липа и узловатый осокорь растут по ней одиночными деревьями. Невысокие горы по сторонам покрыты смешанным лесом с преобладанием пихты и ели.
Дикая красота долины смягчалась присутствием людей.
Точно перепелки, попрятавшиеся от охотника, там и сям между деревьями виднелись серенькие китайские фанзы. Они имели уютный вид. Все вокруг носило характер мира, тишины и трудолюбия. Около фанз широко раскинулись хлебные поля и огороды. Чего только здесь не было: пшеница, кукуруза, чумиза, овес, мак снотворный, бобы, табак и множество других растений, которых я не знаю. Ближе к фанзам росли: фасоль, картофель, редька, тыква, дыня, капуста, салат, брюква, огурцы, помидоры, лук разных сортов и горошек.
В полях всюду виднелись синие фигуры китайцев. Они прекратили работы и долго провожали нас глазами. Появление военного отряда, видимо, их сильно смущало, а наличие вьючных коней указывало, что отряд этот идет издалека и далеко.
Я направился к одной фанзе. Тут на огороде работал глубокий старик. Он полол грядки и каждый раз, нагибаясь, стонал. Видно было, что ему трудно работать, но он не хотел жить праздно и быть другим в тягость. Рядом с ним работал другой старик — помоложе. Он старался придать овощам красивый вид, оправлял их листья и подрезал те, которые слишком разрослись.
Когда мы подошли, оба старика приветствовали нас по-своему и затем, вытерев лицо грязной тряпицей, поплелись сзади.
Китайская фанза, к которой мы подошли, состояла из трех построек, расположенных «покоем»: из жилой фанзы — посредине и двух сараев — по сторонам. Двор между ними, чисто выметенный и прибранный, был обнесен высоким частоколом в уровень с сараями.
Почуяв посторонних людей, собаки подняли неистовый лай и бросились к нам навстречу. На шум из фанзы вышел сам хозяин. Он тотчас распорядился, чтобы рабочие помогли нам расседлать коней.
Китайская фанза — оригинальная постройка. Стены ее сложены из глины; крыша двускатная, тростниковая. Решетчатые окна, оклеенные бумагой, занимают почти весь ее передний фасад, зато сзади и с боков окон не бывает вовсе. Рамы устроены так, что они подымаются кверху и свободно могут выниматься из своих гнезд. Замков ни у кого нет. Дверь припирается не от людей, а для того, чтобы туда случайно не зашли собаки.
Внутри фанзы, по обе стороны двери, находятся низенькие печки, сложенные из камня с вмазанными в них железными котлами. Дымовые ходы от этих печей идут вдоль стен под канами и согревают их. Каны сложены из плитнякового камня и служат для спанья. Они шириной около 2 метров и покрыты соломенными циновками. Ходы выведены наружу в длинную трубу, тоже сложенную из камня, которая стоит немного в стороне от фанзы и не превышает конька крыши. Спят китайцы всегда голыми, головой внутрь фанзы и ногами к стене.
Деревянной перегородкой фанза делится на две половины. В меньшей помещается сам хозяин и его компаньон, в большей — рабочие. Посредине фанзы на треножнике стоит старый надтреснутый котел, наполненный песком и золой. Это жаровня, куда складываются горящие уголья из печей, когда пища сварена и каны достаточно нагреты. Если нужно согреть пищу, манзы разводят огонь прямо в жаровне. Вследствие этого в жилом помещении всегда дымно и пыльно. Потолка в фанзе нет, крыша поставлена непосредственно на стены. Деревянные балки, кедровое корье и даже солома до того прокоптились, что стали черными и блестящими. Все предметы, находящиеся выше роста человека, тоже закопчены и покрыты толстым слоем пыли.
Хозяин фанзы пригласил нас в свое помещение. Здесь было несколько чище, чем у рабочих. Около стен стояли большие сундуки с наклеенными на них красными бумажками с новогодними иероглифическими письменами. Прямо против входа было устроено нечто вроде кумирни, а около нее на столе стояли подсвечники с красными свечами, какие-то желтые коробочки и запыленные бутылки. Рядом на стенах висели размалеванные картины, характерные для китайского художества по отсутствию в них перспективы и изображающие исторические театральные сцены, что легко узнать по костюмам, заученным позам актеров и по их раскрашенным физиономиям.
Хозяин разостлал на кане новое ватное одеяло, поставил маленький столик и налил нам по кружке чаю. Китайский чай дает навар бледно-желтый, слабый, но удивительно ароматный; его надо пить без сахара — сладкий он неприятен.
Первые вопросы, с которыми обратились ко мне китайцы, были такие:
— Сколько у вас людей?
— Сзади еще идут люди или нет?
Сначала я возмущался такими вопросами, усматривая в них злое намерение, но впоследствии убедился, что эта справка нужна им только для того, чтобы знать, на сколько людей надо готовить ужин.
Мы расположились в фанзе, как дома. Китайцы старались предупредить все наши желания и просили только, чтобы не пускать лошадей на волю, дабы они не потравили полей. Они дали коням овса и наносили травы столько, что ее хватило бы до утра на отряд вдвое больший, чем наш. Все исполнялось быстро, дружно и без всяких проволочек.
После сытного обеда из вареной курицы, яиц, жареного картофеля и лепешек, испеченных на бобовом масле, я пошел осматривать сараи.
Половина одной постройки предназначалась для выгонки спирта. Тут были две заторных ямы, перегонный куб и посуда. На стеллажах под крышей рядами лежали «сулевые» кирпичи. По мере надобности их опять укладывают в яму и смачивают водой. От этого они набухают и разваливаются. Затору дают побродить немного и затем лопатами насыпают в котел, над которым ставят деревянный бездонный чан, а поверх его еще другой котел с холодной водой.
Винные пары оседают на холодном днище верхнего котла и по особому приемнику выходят наружу.
В другой половине помещалась мельница, состоявшая из двух жерновов, из которых нижний был неподвижный. Мельница приводится в движение силой лошади. С завязанными глазами она ходит вокруг и вращает верхний камень. Мука отделяется от отрубей при помощи сита. Оно помещается в особом шкафу и приводится в движение ногами человека. Он же следит за лошадью и подсыпает зерно к жерновам.
Рядом с мельницей была кладовая, где хранились зерновые продукты и вообще разное имущество. Здесь были шкуры зверей, оленьи панты, медвежья желчь, собольи и беличьи меха, бумажные свечи, свертки с чаем, новые топоры, плотничьи и огородные инструменты, луки, настораживаемые на зверей, охотничье копье, фитильное ружье, приспособления для носки на спине грузов, одежда, посуда, еще не бывшая в употреблении, китайская синяя даба, белая и черная материя, одеяла, новые улы, сухая трава для обуви, веревки и тулузы с маслом.
В таких же, но только маленьких тулузах китайцы в походе носят бобовое масло. Пробкой обыкновенно служит кочерыжка курурузы, обмотанная тряпицей. Изготовление маленьких тулузов явилось следствием недостатка стеклянной и глиняной посуды.
Постройка с правой стороны двора служила конюшней для лошадей и хлевом для рогатого скота. Изъеденная колода и обгрызенные столбы свидетельствуют о том, что лошадям зимой дают мало сена. Китайцы кормят их резаной соломой вперемешку с бобами. Несмотря на это, лошади у них всегда в хорошем теле.
От фанзы шла маленькая тропинка. Я пошел по ней. Тропинка привела меня к кумирне, сколоченной из досок и украшенной резьбой. В ней была повешена картина, изображающая бога стихий «Лун Ван-е», окруженного другими богами. Все они имели цветные гневные лица. Перед богами стояли маленькие фарфоровые чашечки, в которые, вероятно, наливался спирт во время жертвоприношения. Впереди кумирни стояли два фигурных столба с украшениями. Позади фанзы и несколько в стороне была большая груда дров, аккуратно наколотых, но еще аккуратнее сложенных в круглый штабель, по внешнему виду похожий на стог сена.
В соседней фанзе варили панты. Я пошел туда посмотреть, как производится эта операция. Варка происходила на открытом воздухе. Над огнем на трех камнях стоял котел, наполненный водой. Китаец-пантовар внимательно следил за тем, чтобы вода была горячей, но не кипела. В руках у него была деревянная разливалка, к которой бечевками привязаны молодые оленьи рога. Обмакнув панты в воду, он давал им немного остынуть, сдувая ртом пар, затем опять погружал их в котел и опять остужал дуновением. Варка пантов производится ежедневно до тех пор, пока они не потемнеют и не сделаются твердыми. В этом виде они могут храниться много лет. Если передержать их в горячей воде дольше двух-трех секунд зараз, они лопнут и потеряют ценность.

Когда я возвращался назад, день уже кончился. Едва солнце коснулось горизонта, как все китайцы, словно по команде, прекратили свои работы и медленно, не торопясь, пошли домой. В поле никого не осталось.
Возвратясь в фанзу, я принялся за дневник. Тотчас ко мне подсели два китайца. Они следили за моей рукой и удивлялись скорописи. В это время мне случилось написать что-то машинально, не глядя на бумагу. Крик восторга вырвался из их уст. Тотчас с кана соскочило несколько человек. Через пять минут вокруг меня стояли все обитатели фанзы, и каждый просил меня проделать то же самое еще и еще, бесконечное число раз.
Жидкая кукурузная кашица, немного соленых овощей и два хлебца из темной пшеничной муки — вот все, что составляет вечернюю трапезу рабочих-манз. Сидя на корточках за маленьким столиком, они ели молча. После ужина китайцы разделись и легли на каны. Некоторые курили табак, другие пили чай. Теперь все разговаривали. В фанзе было два посторонних человека, пришедших с реки Ното. Они что-то горячо рассказывали, а слушатели время от времени выражали свое удивление возгласами «айя-хап». Такая беседа длилась около часа. Наконец разговор мало-помалу стал затихать и незаметно перешел в храп. Только в одном углу еще долго горела масляная лампочка. Это старик китаец курил опий.
Видя меня сидящим за работой в то время, когда другие спят, китайцы объяснили это по-своему. Они решили, что я не более как писарь и что главный начальник — Анофриев. Заключили они это по тому, что последний постоянно кричал на них, ругался и гнал из чистой половины в помещение для рабочих. Я вспомнил, что и в других фанзах было то же самое. Китайцы боялись его как огня. Когда кому-нибудь в отряде не удавалось чего-либо добиться от них, стоило только обратиться к Анофриеву, и тотчас же китайцы становились покорными и без всяких пререканий исполняли приказания. Очевидно, весть о том, кто начальник в отряде, передавалась из фанзы в фанзу. И с этим ничего нельзя было поделать. Когда на другое утро я проснулся и попросил у китайцев чаю, они указали на спящего Анофриева и шепотом сказали мне, что надо подождать, пока не встанет «сам капитан». Я разбудил Анофриева и попросил его сделать распоряжение. Он прикрикнул на китайцев, те сразу засуетились и тотчас подали мне чай и булочки, испеченные на пару.
Расплатившись с хозяином фанзы, мы отправились дальше вверх по реке Фудзину.
Горы с левой стороны долины состоят из базальтовой лавы, которая в обнажениях, под влиянием атмосферных явлений, принимает красно-бурую окраску. По вершинам их кое-где по склонам виднеются осыпи. Издали они кажутся серыми плешинами. Эти сопки изрезаны распадками и покрыты дубовым редколесьем.
С правой стороны Фудзина тянется массивный горный кряж, поросший густым хвойно-смешанным лесом.
К полудню отряд наш дошел до того места, где долина делает крутой поворот на север. Пройдя в этом направлении километра три, она снова поворачивает к востоку.
На другой стороне реки виднелась фанза. Здесь жили два китайца. Один из них был хромой, другой слепой.
Вода в реке стояла на прибыли, и потому вброд ее перейти было нельзя. У китайцев нашлась небольшая лодка. Мы перевезли в ней седла и грузы, а коней переправили вплавь.
За последние дни лошади наши сильно похудели. Днем они были в работе, а ночью страдали от гнуса. Они не хотели пастись на траве и все время жались к дымокурам. Чтобы облегчить их работу, я решил часть грузов отправить в лодке с двумя стрелками. Китайцы охотно уступили ее нам за недорогую цену. Но не суждено было ей совершить это плавание. Как только она вышла на середину реки, один из пассажиров потерял равновесие и упал. Лодка тотчас перевернулась. Стрелки умели плавать и без труда добрались до берега, но ружья, топоры, запасные подковы, пила и ковочный инструмент утонули.
Лодку скоро задержали, но впопыхах потеряли место, где произошло крушение.
В команде нашлись два человека (Мурзин и Мелян), которые умели нырять. До самых сумерек они бродили по воде, щупали шестами, закидывали веревки с крючьями, но все было напрасно.
Следующий день, 8 июня, ушел на поиски в воде ружей. Мы рассчитывали, что при солнце будет видно дно реки, но погода, как на грех, снова испортилась. Небо покрылось тучами, и стало моросить. Тем не менее после полудня Меляну удалось найти два ружья, ковочный инструмент, подковы и гвозди. Удовольствовавшись этим, я приказал собираться в дорогу.
Нет худа без добра. Случилось так, что последние две ночи мошки было мало; лошади отдохнули и выкормились. Злополучную лодку мы вернули хозяевам и в два часа дня тронулись в путь.
Погода нам благоприятствовала. Было прохладно и морочно. По небу бежали кучевые облака и заслоняли собой солнце.
Дальше Фудзин делает излучину в виде буквы «П». Отсюда тропа поворачивает направо в горы, что значительно сокращает дорогу. По пути она пересекает два невысоких кряжика и обильный водой источник.
В полдень у ручья я приказал остановиться. После чаю я не стал дожидаться, пока завьючат коней, и, сделав нужные распоряжения, пошел вперед по тропинке.
Во вторую половину дня погода не изменилась: по-прежнему было сумрачно, но чувствовалось, что дождя не будет. Такой погодой всегда надо пользоваться. В это время можно много сделать и много пройти. Откуда-то берется энергия, и, главное, совершенно не чувствуешь усталости. Гнус исчез. При ветре мошка не может держаться в воздухе. Зато, если день солнечный и безветренный, мошек появляется чрезвычайно много. Для них не так нужно солнце, как теплый и насыщенный парами воздух. Вот почему гнус всегда появляется перед дождем и в сумерки.
На втором перевале через горный отрог тропка разделилась.
Одна пошла влево, другая — прямо в лес. Первая мне показалась малохоженой, а вторая — более торной. Я выбрал последнюю.
В течение дня из пернатых в здешних местах я видел уссурийского пестрого дятла. Эта бойкая и подвижная птица с белым, черным и красным оперением все время перелетала с одного дерева на другое, часто постукивала носом по коре, и, казалось, прислушивалась, стараясь по звуку угадать, дуплистое оно или нет. Увидев меня, дятел спрятался за дерево и тотчас показался с другой стороны. Он осторожно выглядывал оттуда одним глазом. Заметив, что я приближаюсь, он с криком перелетел еще дальше и вскоре совсем скрылся в лесу.
В стороне звонко куковала кукушка. Осторожная и пугливая, она не сидела на месте, то и дело шныряла с ветки на ветку и в такт кивала головой, подымая хвост кверху. Не замечая опасности, кукушка бесшумно пролетела совсем близко от меня, села на дерево и начала было опять куковать, но вдруг испугалась, оборвала на половине свое кукование и торопливо полетела обратно.
Из соседних кустов я выгнал вальдшнепа.
Он подпустил меня очень близко, но потом вдруг сорвался с места и полетел низко над землей, ловко лавируя между деревьями. В тех местах, где заросли были гуще, держались серые сорокопуты. Заметив подходившего человека, они подняли сильное стрекотание. Небольшие птицы с сердитым взглядом и с клювом, как у хищника, они поминутно то взлетали на ветки деревьев, то опускались на землю, как будто что-то клевали в траве, затем опять взлетали наверх и ловко прятались в листве. Около воды по опушке держались китайские иволги и сибирские соловьи. Они выдавали себя своим пением. Иволги, красивые оранжево-желтые птицы, величиной с голубя, сидели на высоких деревьях. Несмотря на величину и яркое оперение, увидеть их всегда трудно. Вторые — серые птички с красным горлом — также предпочитали держаться в зарослях около воды. Голос сибирского соловья не такой богатый, как у соловья, обитающего в Европе. После короткого пения сразу наступает щелканье и стрекотанье.
По голосу я сначала даже и не принял его за соловья, но потом разглядел и признал в нем пернатого музыканта.
Моя тропа заворачивала все больше к югу. Я перешел еще через один ручей и опять стал подыматься в гору. В одном месте я нашел чей-то бивак. Осмотрев его внимательно, я убедился, что люди здесь ночевали давно и что это, по всей вероятности, были охотники.
Лес становился гуще и крупнее, кое-где мелькали тупые вершины кедров (Punus koraiensis S. et Z.) и остроконечные ели (Picea ajanensis Fisch.), всегда придающие лесу угрюмый вид. Незаметно для себя я перевалил еще через один хребетник и спустился в соседнюю долину. По дну ее бежал шумный ручей.
Усталый, я сел отдохнуть под большим кедром и стал рассматривать подлесье. Тут росли: даурская крушина (Rhamnus dahurica Pall.) с овально-заостренными листьями и мелкими белыми цветами, многоиглистый шиповник (Rosa pimpinellifolia L.), небольшой кустарник с сильно колючими ветвями и желтая акация (Caragana arborescens Lam.) с ярко-золотистыми венчиками. Там и сям среди кустарников высились: зонтичная ангелика (Angelika dahurica Maxim.), вороний глаз (Paris quadrifolia L.) с расходящимися во все стороны узкими ланцетовидными листьями и особый вид папоротника (Pteridium aquilinum Kuhn) с листьями, напоминающими развернутое орлиное крыло, и вследствие этого называемый в просторечии «орляком».
Вдруг издали донеслись до меня какие-то однообразные и заунывные звуки. Они приближались, и вслед за тем я услышал совсем близко над своей головой шум птичьего полета и глухое воркование. Тихонько я поднял голову и увидел восточносибирскую лесную горлицу. По неосторожности я что-то выронил из рук, горлица испугалась и стремительно скрылась в чаще. Потом я увидел восточного седоголового дятла. Эта лазящая птица с зеленовато-серым оперением и с красным пятном на голове, подвижная и суетливая, выражала особенное беспокойство, видимо, потому, что я сидел неподвижно. Она перелетала с одного места на другое и так же, как и первый дятел, пряталась за деревья. По другому, резкому крику я узнал кедровку. Вскоре я увидел ее самое - большеголовую, пеструю и неуклюжую. Она проворно лазила по деревьям, лущила еловые шишки и так пронзительно кричала, как будто хотела лесу оповестить, что здесь есть человек.
Наконец мне наскучило сидеть на одном месте: я решил повернуть назад и идти навстречу своему отряду. В это время до слуха моего донесся какой-то шорох. Слышно было, как кто-то осторожно шел по чаще. «Должно быть, зверь», — подумал я и приготовил винтовку. Шорох приближался.
Притаив дыхание, я старался сквозь чащу леса рассмотреть приближающееся животное. Вдруг сердце мое упало — я увидел промышленника. По опыту прежних лет я знал, как опасны встречи с этими людьми.
В тайге Уссурийского края надо всегда рассчитывать на возможность встречи с дикими зверями. Но самое неприятное — это встреча с человеком. Зверь спасается от человека бегством, если же он и бросается, то только тогда, когда его преследуют. В таких случаях и охотник и зверь - каждый знает, что надо делать. Другое дело человек. В тайге один бог свидетель, и потому обычай выработал особую сноровку. Человек, завидевший другого человека, прежде всего должен спрятаться и приготовить винтовку.
В тайге все бродят с оружием в руках: туземцы, китайцы, корейцы и зверопромышленники. Зверопромышленник — это человек, живущий почти исключительно охотой. В большинстве случаев хозяйством его ведает отец, брат или кто-либо из близких родственников. Весьма интересно ходить с ним на охоту. У него много интересных приемов, выработанных долголетним опытом: он знает, где держится зверь, как его обойти, где искать подранка. Способность ориентироваться, устроиться на ночь во всякую погоду, умение быстро, без шума открывать зверя, подражать крику животных — вот отличительные черты охотника-зверопромышленника.
Но надо отличать зверопромышленника от промышленника. Насколько первый в большинстве случаев отличается порядочностью, настолько надо опасаться встречи со вторым. Промышленник идет в тайгу не для охоты, а вообще «на промысел». Кроме ружья, он имеет при себе саперную лопату и сумочку с кислотами. Он ищет золото, но при случае не прочь поохотиться за «косачами» (китайцами) и за «лебедями» (корейцами), не прочь угнать чужую лодку, убить корову и продать мясо ее за оленину.
Встреча с таким «промышленником» гораздо опаснее, чем встреча со зверем. Надо всегда быть готовым к обороне. Малейшая оплошность — и неопытный охотник погиб. Старые охотники с первого взгляда разбирают, с кем имеют дело — с порядочным человеком или с разбойником.
Передо мной был именно промышленник. Одет он был в какой-то странный костюм, наполовину китайский, наполовину русский. Он шел наискось мимо меня, сгорбившись, и все время оглядывался по сторонам. Вдруг он остановился, проворно сдернул с плеча свою винтовку и тоже спрятался за дерево. Я понял, что он меня увидел. В таком положении мы пробыли несколько минут. Наконец, я решил отступать. Тихонько я пополз по кустам назад и через минуту добрался до другого большого дерева. Промышленник тоже отходил и прятался в кустах.
Тогда я понял, что он меня боится. Он никак не мог допустить, что я мог быть один, и думал, что поблизости много людей. Я знал, что если я выстрелю из винтовки, то пуля пройдет сквозь дерево, за которым спрятался бродяга, и убьет его. Но я тотчас же поймал себя на другой мысли: он уходил, он боится, и если я выстрелю, то совершу убийство. Я отошел еще немного и оглянулся. Чуть-чуть между деревьями мелькала его синяя одежда. У меня отлегло от сердца.
Осторожно, от дерева к дереву, от камня к камню, я стал удаляться от опасного места и, когда почувствовал себя вне выстрелов, вышел на тропинку и спешно пошел назад к своему отряду.
Через полчаса я был на том месте, где расходились дороги.
Я вспомнил уроки Дерсу и стал рассматривать обе тропы. Свежие конские следы шли влево.
Я пошел скорее и через полчаса подходил к Фудзину. За рекой я увидел китайскую фанзу, окруженную частоколом, а около нее на отдыхе наш отряд.
Местность эта называется Иолайза. Это была последняя земледельческая фанза. Дальше шла тайга — дикая и пустынная, оживающая только зимой на время соболевания.
Отряд ожидал моего возвращения. Я приказал расседлывать коней и ставить палатки. Здесь надо было в последний раз пополнить запасы продовольствия.

 

<<Назад  Далее>>


Вернуться: В.К.Арсеньев. По Уссурийскому краю

Восточный Клондайк и Малый Париж

Текст: Никандр Поленовский

Обложка и фрагмент книги предоставлены издательством «Эксмо»

«В России тоже был свой Клондайк — с салунами, перестрелками и захватывающими приключениями», — уверяет издательская аннотация. Об этом «восточном Клондайке» владивостокский автор, создатель независимого издательства niding.publ.UnLTd Константин Дмитриенко и взялся нам поведать. 

И вышло у него полумистическое повествование о Дальнем Востоке и XX веке с присказкой из морозного 188… года.

Чтобы подготовить читателя к предстоящему поглощению небылиц (а может, и самой настоящей были), автор сразу крепко присолил страницы жаргоном, терминами старателей — «хищник» (он же «хитник»), «ямы», «шурфы» и т. д. — и экзотическими топонимами. Хотя, как выясняется, кое-где можно просто пойти «отсюда — туда».

А чтобы не показалось слишком пресно и читатель сразу не отвернулся от книги неизвестного ему доселе автора, он добавил несколько закладочек, от которых хочется не то улыбнуться, не то хмыкнуть — надо же, чего мы не знали! Тому же служит и пролог-присказка; на самом деле это просто первый из рассказов.

Текст распадается, хотя не слишком резко, на две части, плавно друг в друга перетекающие.

Сначала рассказ за рассказом нанижутся в маленькие повести-воспоминания о людях разных, хоть и не совсем уж незапамятных времен. Некоторые «случаи» могут показаться неоконченными или лишенными начала, но все вместе они складываются в единую стопку пожелтевших от времени записей о странной для европейца жизни за Уральским хребтом.

Будто слышишь эхо сказов Бажова — таких, что в детские книги он бы никогда не сложил. Иногда — полицейских или милицейских (в зависимости от описываемых времен) донесений. Или рассказы сибирских стариков из потаенных глухоманей — колдовские байки, воспоминания о разбойничьем золоте.

А то и встретишь почти неискаженную речь корабельного журнала.

Незаметно разрозненные, то мистические, то суховатые «исторические» рассказы перетекают в повестушки от первого лица, то есть от лица самого автора: начиная с простейших детских случаев и до почти современных происшествий. Заметно, как писатель живо видит то, с чем сам сталкивался в жизни.

Интересно будет прочитать книгу тому, кто интересуется древними сказами и новейшей историей — и пусть каждый сам решает, выдумана она или нет.

Вторая часть с рассказом автора о себе должна помочь (или, наоборот, помешать!) нам определиться, верить ли нам писателю: вот же он вроде весь раскрылся перед нами!

Константин Дмитриенко. Повесть о чучеле, Тигровой Шапке и Малом Париже

М.: Эксмо, 2017.

Шахматы в тайге

Ну так о речке, которая Мáтовая.

Лет за пять до того, как Хабаров с казачками своими поставили остроги по Амуру, здесь уже стояла торговая изба одного китайского купчика. Как раз в устье, на терраске. Купчик тот торговал с тунгусами.

Чай, шелк, посуду, иголки, нитки, то-се да пятое-десятое менял на меха. Вроде не жадничал и хоть и обманывал, а все же в меру, по справедливости, — тунгусы на него не жаловались, а может, и жаловались, да только где ты еще поторгуешь? Китаец постоянно в своей избе не жил — по своим торговым делам мотался, а за всем хозяйством и добром у него следила жена-не-жена, что-то вроде наложницы.

Гулей звали. Ну, понятно, что не совсем Гулей, а похоже. У китайцев же что ни имя — срам и похабщина, вот и у нее, видно, имя такое. Красивая была и вроде на азиатку не похожа, ну это у них попадается

порой. И вот, как сказано уже, лет за пять до Хабарова на Амуре, китайца в избе не было, пришел туда человек. Русский-не-русский, но точно не желтый, а белый, почему его Лучей тунгусы и прозывали. То ли узнал, что здесь жилье есть, то ли сам по себе вышел, кто же теперь знает?! Важно, что вышел и остался. День живет, два, неделю. Китайцева баба-то сначала сторонится его, а все же, как ни сторонись — вот он, мужик. Короче, к тому времени, когда купчик-то появился, у Лучи с Гулей все было сговорено и налажено. Китаец, понятное дело, как узнал про все это — в крик. Она хоть и не жена, а все же вроде как его собственность, он ее то ли купил, то ли выменял, у них это и по сию пору в заводе, а тогда — вообще запросто. Так вот, китаец кричит, ногами топает, Лучу из избы гонит, а тот осклабился и спрашивает хозяина, чего это он так разоряется, словно ему на яйца наступили или перцу куда сунули. Ладно бы у себя в ханстве вопил, а то на русских землях порядки свои гнуть. А за сколько лет ясака китайцем не плачено, а? А подати на право торговать? А подушные? Китаец от такого нахальства аж дара речи лишился. А когда отошел немного, стал Луче доказывать, что это с него ни разу не требовали, дескать, земля здесь пустая, ничья земля. А Луча ему: «Это она была ничья, а теперь раз я здесь, то, значит, уже не твоя. И изба эта не твоя, и Гуля — тем более что

она и не против — тоже не твоя». Короче, спорили они так, спорили, поедят, вина там или чаю попьют, и опять спорят. Тунгусы приходили, мех принесли, обменяли на товары, а они все спорят. Так бы и спорили, да тут кто-то из тайги вышел и подсказал, как спор решить.

Луча-то, пока бродяжил, в ключах золота насобирал и все, что было, переплавил в браслеты. Вот со своей стороны и поставил на кон против всего добра китайцева. Китаец же, похоже, был азартный, да и как золото увидел, аж весь затрясся, потому что у них-то там все золото у императора, а они даже монету льют из меди и таскают потом тяжелые связки. На спор-то решились, а как решать, кому что достанется? Биться на кулаках? Так Луча на голову китайца выше и крепче в разы. Бегать наперегонки? Из пищали стрелять? Вот незадача. Да удачно оказалось, что оба в шахматы играть обучены. Решили, значит, решили. А чем играть? Это же не шашки, это же доска нужна, фигуры. Доску раскрасили, а фигуры Луча нарезал. Из оленьего рога — черные, а из мамонтовой кости — белые. Пешки вырезал в виде рыбок, ладьи — они и есть лодки, коней сделал как бы лисами, офицеров — росомахами, а короля с королевой драконами и львицами изобразил. А как все устроили, расставили на доске фигуры, но сразу играть не сели, потому что ночь на дворе, спать решили лечь. А пока спали, Гуля-то на фигуры нашептала, да водой и кровью побрызгала, так чтобы за какие бы китаец ни взялся,

а все равно бы проиграл. С утра сели играть. Луче жребий выпал белыми, а значит, ему нападать, а китайцу-купчику обороняться. И только передвинул рыбку Луча, как фигурки-то возьми да и оживи. Это все от того, что их Гуля кровью своей обрызгала, так что они уже сами на доске бьются, а китаец с Лучей чай попивают да приказы отдают. День закончился, шахматы все бьются, спать пошли, а пока спали, черный дракон влюбился в белую львицу, да так сильно, что и войско свое готов бросить, и сам умереть.

Утром поднялись, сели за шахматы. И тут китаец видит, что на доске совсем все не так, как на ночь оставляли. Что шахматы живут теперь сами по себе, и если он правильно понимает, то должен проиграть. Его дракон ночью вышел из-под защиты, и теперь вся надежда только на черную львицу, которая должна успеть убить белую соперницу и сама при этом погибнуть то ли от росомахи, то ли от лисы. Весь день длилась игра. Черный дракон, как его ни прикрывали, все стремился через все поле к белой львице, и всему, что ни делала его черная супруга ради спасения войска – всему мешал, телом своим прикрывал белую, а черную подставлял под удар. И к вечеру, когда на доске почти не осталось рыбок, все лисы погибли, да и росомахам с ладьями досталось, черная львица погибла, защищая своего дракона, а черный дракон сделал шаг навстречу белой львице, и белая львица убила его.

– Шах и мат тебе, – сказал китайцу Луча, – я выиграл.

Сказал и громко рассмеялся. А фигуры на доске замерли и стали, как и должны были быть, только кусочками рога оленьего да кусочками слоновой кости.

Вот с тех пор и поэтому речку называют Ма́товой, а вовсе не потому, что, пока до нее доберешься, изматеришься весь.

Что было дальше с Гулей, Лучей и его золотом, неизвестно. Старик Уруй, как-то подпив, говорил, что они ушли, а золото разбросали, – да как ему, Урую-то, особенно подпившему, верить? А китаец тот, говорят, ушел в Китай, там разбогател, стал правителем и завел себе большой гарем наложниц, вот только Гулю всегда помнил и все печалился оттого, что она его предала.

Отшельник с Хабомаи

Марьясин, начальник, старший товарищ и практически учитель моего отца, в последние годы Второй мировой войны был юнгой на Тихоокеанском флоте и принимал участие в высадке на Сахалин. Или на Курилы, я точно не помню. Впрочем, это не очень важно, потому что к истории, рассказанной им, он сам не имеет прямого отношения. Или имеет…

Разбирая вещи в своем гараже, Марьясин обнаружил свой черный флотский бушлат, который отдал мне, и я его потом носил еще года четыре, пока бушлат не стал мне совсем тесен и мал. А тогда он сидел на мне как влитой, и я, надевая его, даже подумывал стать моряком. Но не стал. Передавая мне бушлат, Марьясин пустился в воспоминания, среди которых был рассказ, запомнившийся мне даже не знаю чем. Может быть, тем, что казался чем-то похожим на историю о Робинзоне Крузо, а может быть, тем, что давал возможность самому додумывать огромное количество разных вариантов этой, я верю, правдивой байки.

Когда советские моряки высадились на Сахалин и Курилы, то услышали, что на одном из островов гряды Хабомаи до сорок второго или сорок третьего года жил старик-японец, выглядевший не совсем как японец. Во-первых, был он высокого роста и крепкого телосложения; во-вторых, кожа его была хоть и постоянно задубевшей и желтой, но все-таки не того особого оттенка, присущего настоящим японцам; и, в-третьих, старик этот носил окладистую бороду, совсем не похожую на бороды айнов, тем более что была она не черной, а темно-русой с рыжиной. Тем не менее рыбак, живший уединенно на острове, был японцем, и фамилия у него была то ли Касука, то ли Кусику, а может, и вообще Коочику, кто ж ее помнит. О старике рассказывали, что некогда он был офицером японской армии и участвовал в боях под Порт-Артуром или Мукденом, а может быть, и еще где в Маньчжурии. Вроде как там он научился русскому языку, причем язык давался ему легко и даже звук «Л» не вызывал никаких осложнений. «Вот еще одно отличие от японца», – сказал тогда Марьясин. Потом, в годы интервенции, этого Касуку во главе небольшого отряда отправили на русский Дальний Восток, где с ним что-то произошло, а в самом начале двадцатых годов он дезертировал и с помощью китайцев, у которых тоже имелись войска на Дальнем Востоке, перебрался на остров, где и поселился – не один, а с немой китаянкой, или маньчжуркой, или удэгейкой, о которой говорили, что ее тело наполовину покрыто замысловатой татуировкой, способной показать глядящему на нее не только прошлое, но и будущее. За это и еще за то, что китаянка была нема и никогда не старела, ее считали колдуньей, и одно время ходил слух, что она оборотень, похищающий из домов поселенцев маленьких детей, дескать, ими она питается (потом оказалось, что это вовсе не она ворует детишек). Женщину эту старик японец-не-японец называл именем Ли Ву, что значит «Подарок».

Рассказывали, что старик Касуку, высадившись на берег острова, на котором, кроме него, никто постоянно не жил, разве что заглядывали китобои и охотники на морского зверя, да еще рыбаки, начал строить часовню. По его словам, там можно было бы молиться всем богам и вместе с тем часовня была маяком на какой-то дороге. Построил старик ее или нет – неизвестно, но то, что на некоторых островах можно встретить сложенные друг на друга и непонятно как удерживающиеся камни – это точно. Еще про старика говорили, что он запросто ловит рыбу и птиц руками и поэтому всегда сыт, какой бы голодный год ни был. На острове парочка прожила лет двадцать; мужчина начал стареть, это замечали многие, кто его видел, зато Ли Ву по-прежнему оставалась молодой и по-прежнему была немой. Перед началом войны на острова приезжали военные, которые искали старика, чтобы то ли допросить по какому-то делу, то ли чтобы арестовать за старое дезертирство; вроде даже нашли остров, на котором он поселился, и даже, по слухам, недолго говорили со стариком Касуку. Но разговор закончился тем, что нечто в черной одежде, огромное и мертвое, вышло к людям в форме и напугало их чуть ли не до смерти, то есть ничем не закончился разговор, и военные уехали. А старик еще год-другой пожил на своем пустынном берегу, общаясь только с рыбаками, что заходили на остров, а потом поднялся с камня, на котором обычно сидел и смотрел на море, сел в лодку, оттолкнулся от берега и уплыл. Было это в 1942 году, и с тех пор его больше никто не видел и ничего о нем не слышал. Вот разве что женщина по имени Ли Ву вроде как одно время работала в публичном доме на Карафуто, как японцы называли Сахалин, а потом тоже куда-то исчезла: говорят, встала на тропу, ведущую отсюда туда, и ушла.

Вот и вся история. А самое главное в ней то, что, как думал старший товарищ моего отца, старик этот был потомком то ли русского каторжника, то ли казака, которые в середине XVII века прошли по Амуру, вышли к Охотскому морю и открыли Сахалин.

168-я (1)

Золото в этом районе нашли во второй половине XIX века. К тому времени легенда о Золотом человеке, чья голова – на Аляске, шея – в Беринговом проливе, а все остальные части тела – на территории Империи, стала уже расхожей байкой, и не хватало малого – вещественных доказательств. Бродяга, чьего имени история не сохранила, принес в Иркутск аргументы, против которых нечего было сказать. Крупный песок и самородки, по тем слухам, что дошли до наших времен, общим весом более пяти английских фунтов. А это, знаете ли, почти два с половиной килограмма. Не успели иркутские купцы снарядить разведывательную экспедицию, слух о местах, где в каждом ключе можно безо всякого труда набрать несметное богатство, уже разошелся по Империи. И тысячи вчерашних крепостных, собрав последнее, рванули в Забайкалье, надеясь вернуться скоробогатеями в свои Рязанщину, Полтавщину, Костромскую и Курскую губернии и прочая Белая, Малая и иная Россия. Увы и ах! Золото, конечно же, было, но…

На просторах от Лены до Тихого океана найти свой кусок породы с золотом представляется не самым простым занятием. Скажем так, до сих пор в этом регионе есть ряд районов, где добыча обходится дороже самого металла. И это несмотря на постоянно растущую цену золота на мировых фондовых биржах, несмотря на прогрессивные методы (куда там лоткам, проходнушкам, колумбинам, даже полигонным драгам с их промприборами). Представьте, что каждый грамм металла, поднятый на Н-ском плато, стоит полтора-два грамма золота. Впрочем, российские авантюристы второй половины XIX века о таком раскладе не знали и, взвалив на лошадь, быка или на себя кайло, лопату, кувалду (и обязательно лоток), оценивали возможный металл стоимостью собственных сил.

Если же вы сейчас думаете, что золото на просторах Империи было «ничьим», то, позвольте вам заметить, вы ничем не отличаетесь от тысяч авантюристов, покинувших обжитой аграрный Запад ради дикого и голодного Северо-Востока. С XVIII века все российское золото принадлежало русским царям точно так же, как производство водки. Хотите золота в земле? Купите участок и уж потом продавайте металл по установленным ценам. Приблизительно так и никак иначе. Для того чтобы никаких сомнений в верности данного порядка не возникало, существовали горная стража, полиция, казаки, войска. И при необходимости вся эта армия объясняла при помощи пороха и свинца, что «каждый динарий – кесарев. А остальное – от лукавого».

Но все же!

Пираты, браконьеры, мародеры, хищники были всегда и везде. И Россия не исключение. Именно они, услышав о золоте в Забайкалье, первыми потянулись туда, куда до того уходили разве только староверы. Золотоносный район, наиболее привлекательный для вольного народца хищников, находится там, где сегодня пересекаются Якутия, Амурская область и Хабаровский край. И в наши дни добраться сюда сложно, что же говорить о второй половине XIX века… Впрочем, удаленность от центров цивилизации была вольной братии только на руку и в глазах отщепенцев всех мастей, разорившихся крестьян, беглых каторжников и иных люмпен-пролетариев глухомань представлялась скорее плюсом, чем минусом. Подальше от царя, подальше от полиции, подальше от горной стражи, жить по-своему там, где «тайга – закон, медведь – прокурор, урядник – топор». Эта достаточно расхожая мудрость таежников Восточной Сибири и Дальнего Востока, вне всякого сомнения, до сих пор являет собой гимн анархизму, однако, будучи социальным существом, человек вынужден изобретать средства выживания, законы и правила, которые, пусть и не соответствуют законам Империи, но в большей или меньшей степени отвечают потребностям общежития. Вероятнее всего, стремление жить «сообща» и привело вольных приискателей, горных браконьеров и хищников к объединению в старательские республики, самые крупные из которых насчитывали в промывочный сезон до пяти тысяч мужчин.

К 1882 году каждый старатель, желавший самостоятельно попасть в «республиканский» район (носивший в то время название Дальняя Тайга), отлично знал, что должен делать. Прежде всего необходимо было попасть в один из городов, расположенных максимально близко к территории республик. Таких городов было как минимум три, по количеству основных троп. Тропа из Якутска – на восток и юг. На северо-запад – от устья Амура, с центром в Николаевске. И самая известная, и, пожалуй, самая короткая тропа начиналась в быстро разросшемся до города поселке Пристань. В каждом из этих городов была достаточно разветвленная торговая и агентская сеть, которая, порой вопреки, порой с негласного разрешения полиции и горной стражи предоставляла все необходимое любому желающему отправиться на прииски. А необходимы были: во-первых, оружие и боеприпасы; во-вторых, инструменты – кайло, лопата, заступ, пила и лоток; в-третьих, бык, корова, лошадь или даже двугорбый верблюд. Причем третий пункт списка необходимых покупок начинающего старателя можно смело поставить первым номером, поскольку без быка или коровы (именно этим животным отдавалось не просто предпочтение, а приоритет) быть принятым в «республику» не представлялось возможным. Каждый добравшийся до золоторудного региона приискатель был обязан иметь при себе пропитание на зиму и возможность добывать золото своим инструментом. Поэтому, нагрузив корову скарбом, иногда в одиночку, иногда караванами, золотоискатели отправлялись в путь длиной не менее пятисот километров, чтобы достичь золотоносных плато и ключей, до сих пор труднодостижимых и легендарных, чуть ли не мифических, как, например, ключ Миллионный.

Описывать трудности перехода по «диким» землям вряд ли нужно. Достаточно только отметить, что большинство вновь прибывших авантюристов было абсолютно не подготовлено к переходам через тайгу. Конечно, некоторую помощь готовы были оказать местные проводники. Но далеко не каждый имел средства для оплаты услуг таежников, за которыми, кстати, прочно укрепилась слава отъявленных головорезов. Поэтому с самого начала пути к золоту полагаться приходилось только на себя и еще на приблизительные и противоречивые рассказы, карты, планы, указатели и приметы, разбросанные на территории, не уступающей по размеру Швейцарии.

Одними из основных точек на этих картах были станции (ямы), где можно было не только относительно безопасно переночевать, но и получить определенные услуги. Например, указания, куда и как следовать дальше, каким образом переправиться через крупную реку, иногда предоставлялись услуги кузнеца, и почти повсеместно можно было обменять имущество на спиртное. Таких «станций» на трех основных тропах в общей сложности было около двухсот. Некоторые, такие как Перевоз, Прииск, Горно-Золотая, Снежник, Покровка, со временем разрослись в поселки. Другие долгое время оставались отдельно стоящими хуторами с двумя-тремя строениями. Эти станции, как правило, базировались на местах расположения «ясачных» изб, поставленных русскими конкистадорами в период первого проникновения в этот регион. А третьи вообще исчезли, и сегодня их находят случайно, как до сих пор по всему этому району порой обнаруживают застолбленные участки, оплывшие шурфы хищников, старавшихся поднять из грунта рассыпное гнездо, шалаши китайцев-спиртоносов, одинокие, полностью развалившиеся землянки и зимовья.

Ранее по теме:

Сибирские боги и начальники

Царь, водка, деревянные избы. Что иностранцы ожидают увидеть в России

https://ria.ru/20190505/1553175814.html

Царь, водка, деревянные избы. Что иностранцы ожидают увидеть в России

Царь, водка, деревянные избы. Что иностранцы ожидают увидеть в России — РИА Новости, 05. 05.2019

Царь, водка, деревянные избы. Что иностранцы ожидают увидеть в России

Блогер и организатор поездок по России для иностранцев Юлия Белова рассказала, откуда, по их мнению, берется водка, куда отправиться в поисках «русского духа» и РИА Новости, 05.05.2019

2019-05-05T08:00

2019-05-05T08:00

2019-05-05T08:02

туризм

париж

сергиев посад

москва

туристы

туризм

коломенское

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/155315/82/1553158253_0:381:651:747_1920x0_80_0_0_073047d43fb61ee85bc6f33b24c1bb4f.jpg

МОСКВА, 5 мая — РИА Новости. Блогер и организатор поездок по России для иностранцев Юлия Белова рассказала, откуда, по их мнению, берется водка, куда отправиться в поисках «русского духа» и есть ли жизнь за Уралом. Самый распространенный стереотип о России — водка. Многие иностранцы на полном серьезе спрашивали меня, как часто я пью водку и не течет ли она у нас из крана. Еще они задаются вопросом «есть ли жизнь в Сибири» и считают русских очень суровым народом. Некоторые нас побаиваются.Я работала в иностранной компании переводчиком, и меня всегда возмущало невежество в отношении России. Так возникла идея блога: я решила рассказать иностранцам о стране, ее традициях, показывать интересные места и развенчивать стереотипы. Писала на английском и французском, но все больше людей возмущались, почему о России — и на иностранном языке. В итоге появилась русскоязычная версия.Иностранцы часто признаются мне, что Россия их притягивает, многие любят ее какой-то необъяснимой любовью. Их очень манит все, что связано с историей царей, русская деревня и деревянное зодчество, а также православная культура, необычная и богатая архитектура наших храмов.Если у зарубежных гостей есть свободный день, чтобы выехать за пределы Москвы, они стремятся побывать в Сергиевом Посаде — ближайшем городе Золотого кольца. Я же с удовольствием предлагаю им Звенигород и Саввино-Сторожевский монастырь, где царские палаты и фирменный местный квас. А если все же они выбирают Сергиев Посад, то я обязательно включаю в программу посещение русской деревни, где можно увидеть дома с наличниками и посмотреть на жизнь обычных людей. В Москве все посещают Измайловский кремль, но мало кто знает, что совсем рядом, на искусственном острове, — усадьба Измайлово, где Петр I запускал свои первые кораблики. Сейчас там очень приятно гулять и любоваться сохранившимися памятниками архитектуры, а летом можно покататься на лодке.Все знают Третьяковскую галерею, но мало кто даже слышал о музее Васнецова, где знаменитый русский художник жил и творил. Музей находится в необычном тереме, в коллекции — основные работы Виктора Михайловича, а также сохранена домашняя обстановка тех времен и мебель, сделанная по эскизам художника.Немногие иностранцы слышали и об усадьбе Коломенское, а там как раз русский дух и атмосфера допетровской Руси, причем в черте Москвы. Также одно из моих любимых мест в столице — усадьба Кусково и ее парк, напоминающий Петергоф.По России я активно путешествую с 2015-го — как возник мой блог. В прошлом году мы с мужем отправились на Алтай на машине (больше 10 000 километров от Москвы), и это на сегодняшний момент самая яркая поездка в моей жизни. Главное открытие: то, что в России нет сервиса для путешественников, — всего лишь очередной стереотип. Например, в Горном Алтае даже в самых отдаленных от цивилизации местах есть очень комфортные базы отдыха и все условия для активного туризма.У меня как у туриста также бывают стереотипы о странах и городах. Например, Париж представлялся мне красивейшим, чистейшим. Но, побывав там впервые, я увидела грязное метро, переполненные электрички, бомжей, живущих под мостом, наглых попрошаек, воров-карманников на Елисейских полях, жертвой которых я стала. Думаю, после этого разочарования в Париже стереотипов у меня поубавилось, и теперь, собираясь в ту или иную страну, я не строю иллюзий.

https://ria.ru/20190212/1550705750.html

париж

сергиев посад

москва

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og. xn--p1ai/awards/

2019

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdnn21.img.ria.ru/images/155315/82/1553158253_0:355:651:843_1920x0_80_0_0_6d6d447aac232f2859c0b181b025f012.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

париж, сергиев посад, москва, туристы, туризм, коломенское

МОСКВА, 5 мая — РИА Новости. Блогер и организатор поездок по России для иностранцев Юлия Белова рассказала, откуда, по их мнению, берется водка, куда отправиться в поисках «русского духа» и есть ли жизнь за Уралом.

Самый распространенный стереотип о России — водка. Многие иностранцы на полном серьезе спрашивали меня, как часто я пью водку и не течет ли она у нас из крана. Еще они задаются вопросом «есть ли жизнь в Сибири» и считают русских очень суровым народом. Некоторые нас побаиваются.

Я работала в иностранной компании переводчиком, и меня всегда возмущало невежество в отношении России. Так возникла идея блога: я решила рассказать иностранцам о стране, ее традициях, показывать интересные места и развенчивать стереотипы. Писала на английском и французском, но все больше людей возмущались, почему о России — и на иностранном языке. В итоге появилась русскоязычная версия.

Иностранцы часто признаются мне, что Россия их притягивает, многие любят ее какой-то необъяснимой любовью. Их очень манит все, что связано с историей царей, русская деревня и деревянное зодчество, а также православная культура, необычная и богатая архитектура наших храмов.

© Фото : из личного архива Юлии БеловойСуздаль, Владимирская область

1 из 3

Суздаль, Владимирская область

© Фото : из личного архива Юлии БеловойКунара, Свердловская область

2 из 3

Кунара, Свердловская область

© Фото : из личного архива Юлии БеловойЛуговой, Московская область

3 из 3

Луговой, Московская область

1 из 3

Суздаль, Владимирская область

2 из 3

Кунара, Свердловская область

3 из 3

Луговой, Московская область

Если у зарубежных гостей есть свободный день, чтобы выехать за пределы Москвы, они стремятся побывать в Сергиевом Посаде — ближайшем городе Золотого кольца. Я же с удовольствием предлагаю им Звенигород и Саввино-Сторожевский монастырь, где царские палаты и фирменный местный квас. А если все же они выбирают Сергиев Посад, то я обязательно включаю в программу посещение русской деревни, где можно увидеть дома с наличниками и посмотреть на жизнь обычных людей.

В Москве все посещают Измайловский кремль, но мало кто знает, что совсем рядом, на искусственном острове, — усадьба Измайлово, где Петр I запускал свои первые кораблики. Сейчас там очень приятно гулять и любоваться сохранившимися памятниками архитектуры, а летом можно покататься на лодке.

Все знают Третьяковскую галерею, но мало кто даже слышал о музее Васнецова, где знаменитый русский художник жил и творил. Музей находится в необычном тереме, в коллекции — основные работы Виктора Михайловича, а также сохранена домашняя обстановка тех времен и мебель, сделанная по эскизам художника.

Немногие иностранцы слышали и об усадьбе Коломенское, а там как раз русский дух и атмосфера допетровской Руси, причем в черте Москвы. Также одно из моих любимых мест в столице — усадьба Кусково и ее парк, напоминающий Петергоф.

По России я активно путешествую с 2015-го — как возник мой блог. В прошлом году мы с мужем отправились на Алтай на машине (больше 10 000 километров от Москвы), и это на сегодняшний момент самая яркая поездка в моей жизни. Главное открытие: то, что в России нет сервиса для путешественников, — всего лишь очередной стереотип. Например, в Горном Алтае даже в самых отдаленных от цивилизации местах есть очень комфортные базы отдыха и все условия для активного туризма.

© Фото : из личного архива Юлии БеловойПеревал Кату-Ярык, Горный Алтай

1 из 2

Перевал Кату-Ярык, Горный Алтай

© Фото : из личного архива Юлии Беловой

Кош-Агач, Горный Алтай

2 из 2

Кош-Агач, Горный Алтай

1 из 2

Перевал Кату-Ярык, Горный Алтай

2 из 2

Кош-Агач, Горный Алтай

У меня как у туриста также бывают стереотипы о странах и городах. Например, Париж представлялся мне красивейшим, чистейшим. Но, побывав там впервые, я увидела грязное метро, переполненные электрички, бомжей, живущих под мостом, наглых попрошаек, воров-карманников на Елисейских полях, жертвой которых я стала. Думаю, после этого разочарования в Париже стереотипов у меня поубавилось, и теперь, собираясь в ту или иную страну, я не строю иллюзий.

12 февраля 2019, 08:00ТуризмДва китайца шумят как 40 японцев. Стереотипы о туристах из разных стран

Виолетта Баша ~ Изба-Читальня — литературно-художественный портал

Почему эти птицы на север летят? Избранное. Стихи

2.

Аритмия – Лирика гражданская / рейтинг 1234 / отзывов 114 / опубл. 02.08.2009 в 18:06 Более 6691 просмотров

4.

Посолонь – Лирика гражданская / рейтинг 922 / отзывов 62 / опубл. 28.02.2009 в 09:24

5.

Крестный след – Лирика гражданская / рейтинг 451 / отзывов 50 / опубл. 28.02.2008 в 01:32

11.

Вереск – Лирика философская / рейтинг 524 / отзывов 45 / опубл. 18.04.2008 в 04:47

13.

Каравелла – Лирика любовная / рейтинг 890 / отзывов 73 / опубл. 23.02.2008 в 08:40

15.

Дуэль – Исторические стихи / рейтинг 360 / отзывов 39 / опубл. 10.07.2008 в 04:29

23.

Светает… – Экспериментальная поэзия / рейтинг 305 / отзывов 40 / опубл. 28.03.2008 в 10:04

24.

Душа – Лирика философская / рейтинг 287 / отзывов 23 / опубл. 04.02.2013 в 10:11

Одно лето в Аду. Избранное. Проза

27.

Одно лето в Аду – Рассказ / рейтинг 1029 / отзывов 65 / опубл. 18.02.2008 в 13:39 Более 12479 просмотров

Наиболее интересные рецензии на мои произведения

Мастер и Маргарита. Стихи

45.

Маргарита. Вирус – Лирика любовная / рейтинг 62 / отзывов 4 / опубл. 22.05.2021 в 01:15
6-е стихотворение ( 1-е стихотворение второй части) из цикла «Мастер и Маргарита в стихах» по мотивам романа Булгакова. Я не перевожу в стихи знаменитый роман, я пишу новый, параллельный.

Виолетта Баша. Сборники стихов.

47.

Русский крест – Лирика гражданская / рейтинг 118 / отзывов 9 / опубл. 13.03.2020 в 05:16

Перегоны русские. Стихи

54.

Перегоны русские – Лирика гражданская / рейтинг 281 / отзывов 9 / опубл. 10.07.2021 в 09:31
Стихотворение дало название циклу стихов о России «Перегоны русские»

56.

Россия пишет – Лирика гражданская / рейтинг 267 / отзывов 14 / опубл. 01.11.2020 в 23:44

59.

Русское лето – Лирика гражданская / рейтинг 168 / отзывов 19 / опубл. 10.06.2019 в 19:43

60.

Белое озеро – Лирика гражданская / рейтинг 307 / отзывов 11 / опубл. 19.06.2019 в 09:41

Середина сентября. Стихи

70.

Последнее лето – Стихи, не вошедшие в рубрики / рейтинг 198 / отзывов 14 / опубл. 21.04.2008 в 11:07

73.

Лето 2010… – Авторская песня / рейтинг 175 / отзывов 5 / опубл. 02.02.2013 в 15:28

ЛЕНИНГРАДСКИЙ МЕТРОНОМ. Я ВЕРНУСЬ В ЭТОТ ГОРОД. Стихи

76.

Снегопад – Лирика любовная / рейтинг 135 / отзывов 11 / опубл. 22.08.2014 в 06:02

78.

Возвращение – Лирика любовная / рейтинг 137 / отзывов 12 / опубл. 23.09.2014 в 19:36

Майская осень. Цикл стихов

81.

Русский ветер – Лирика философская / рейтинг 385 / отзывов 20 / опубл. 21.05.2014 в 07:29

82.

В этом городе – Лирика философская / рейтинг 238 / отзывов 7 / опубл. 27.05.2014 в 17:15

84.

Майская осень – Лирика любовная / рейтинг 145 / отзывов 11 / опубл. 03.06.2014 в 15:52

85.

Светлячок – Лирика любовная / рейтинг 109 / отзывов 2 / опубл. 30.05.2014 в 14:22

88.

Правило Герды – Лирика любовная / рейтинг 144 / отзывов 16 / опубл. 20.11.2015 в 13:56

90.

Шмель – Лирика любовная / рейтинг 56 / отзывов 6 / опубл. 19.06.2014 в 07:26

100.

Приговор – Лирика любовная / рейтинг 79 / отзывов 7 / опубл. 27.06.2014 в 06:58

103.

Хочешь? – Лирика любовная / рейтинг 230 / отзывов 6 / опубл. 12.07.2014 в 16:36

104.

Отпусти – Лирика любовная / рейтинг 77 / отзывов 4 / опубл. 28.07.2014 в 12:02

106.

Ненависть – Лирика любовная / рейтинг 137 / отзывов 10 / опубл. 28.10.2014 в 22:00

108.

Менуэт любви – Лирика любовная / рейтинг 331 / отзывов 10 / опубл. 15.05.2015 в 15:48

Под алыми знаменами любви. Стихи

115.

В этой стране Оз – Стихи, не вошедшие в рубрики / рейтинг 52 / отзывов 8 / опубл. 25.05.2018 в 07:57

117.

В Никогда – Лирика любовная / рейтинг 179 / отзывов 15 / опубл. 16.04.2017 в 07:21

От Нового года и до Рождества. Стихи

Четверть века назад. Королевство Кривых Зеркал. Стихи

130.

К нам ночью море приходило – Лирика гражданская / рейтинг 84 / отзывов 3 / опубл. 30.06.2021 в 23:17
Из цикла Королевство Кривых Зеркал, посвященного Ялте и концу 1990-х… ( 1997, 1998)

131.

Королевство Кривых Зеркал – Лирика любовная / рейтинг 60 / отзывов 3 / опубл. 18.06.2021 в 09:10
Начала новый цикл стихов «Четверть века назад. Королевство Кривых Зеркал». Воспоминание о лете 1997 им 1998, Ялта. Дом Творчества Писателей. Посв. моему другу , поэту Д.К. Написано сейчас

Дмитрию Хворостовскому

Русский крест. Стихи

136.

Русское слово – Лирика гражданская / рейтинг 244 / отзывов 19 / опубл. 05.06.2008 в 15:31

137.

Мы — русские! – Лирика гражданская / рейтинг 524 / отзывов 60 / опубл. 24.02.2010 в 13:26

138.

Лебеда-полынь – Лирика гражданская / рейтинг 334 / отзывов 21 / опубл. 04.08.2015 в 15:56

157.

Деревенька – Лирика гражданская / рейтинг 394 / отзывов 24 / опубл. 15.03.2008 в 04:50

162.

Суздаль – Лирика гражданская / рейтинг 144 / отзывов 5 / опубл. 05.03.2011 в 08:51

163.

Русский вальс – Лирика гражданская / рейтинг 193 / отзывов 11 / опубл. 17.04.2008 в 19:40

Предстояние. Философская лирика

164.

Вереск – Лирика философская / рейтинг 46 / отзывов 2 / опубл. 10.06.2021 в 23:01

168.

Пятьдесят – Лирика философская / рейтинг 302 / отзывов 21 / опубл. 14.03.2008 в 07:50

171.

Миражи – Лирика городская / рейтинг 154 / отзывов 7 / опубл. 20.04.2008 в 06:25

Песни на мои стихи — Сергей Морозов

Песни на мои стихи — Алёна Чернышёва

Песни на мои стихи — Владимир Русский

Песни на мои стихи — Макс Максимов

Песни на мои стихи — Анатолий Ушанов

Песни на мои стихи — Юрий Катасонов

Песни на мои стихи — Владимир Полуничев

Песни на мои стихи — Владимир Моисеенков

Песни на мои стихи — Борис Бочаров

Песни на мои стихи — Константин Куклин

Песни на мои стихи — Александр Габиец

Песни на мои стихи.

Эдуард Струсберг

Песни на мои стихи — Сеня Костяк

Песни на мои стихи — Евгений Вахромеев

Песни на мои стихи — Евгений Никитин

Песни на мои стихи. Дуэт-Фиорд

Песни на мои стихи — Александр Маев

Песни на мои стихи — Елена Чичерина

Песни на мои стихи — Танита Раш

Песни на мои стихи — Светлана Страусова

Песни на мои стихи — Ольга Таранюк

Мои стихи читает Виктор Астраханцев

Песни на мои стихи — Елена Миленски

Песни на мои стихи — Юрий Слыжов

Песни на мои стихи — Глория

Песни на мои стихи — Кеша Северный

Песни на мои стихи — Александр Манойло

Песни на мои стихи — Евгений Евдокимов

Песни на мои стихи.

Сазаныч

Песни на мои стихи. Георгий Нуруллин

Песни на мои стихи — Сергей Кайеркан

Песни на мои стихи — Владимир Блинов

Песни на мои стихи — Александр Речкин

Песни на мои стихи — Иван Федотов

Мои стихи читает Roman Lomkin

Главы из романа «Генерал из Лиссабона»

Светлой памяти моих родителей

Алексей Навальный и Леха Навральный. Полит. сатира

Видео: Песни на стихи Виолетты Баша исполняет Сергей Морозов

Видео: Песни на стихи Виолетты Баша исполняет Макс Максимов

Видео:Песни на стихи Виолетты Баша исполняет Анатолий Ушанов

Видео: Песни на стихи Виолетты Баша исполняет Костя Куклин

Видео: Песни на стихи Виолетты Баша, музыка Александр Габиец

Видео: песни на мои стихи

Мои видео на стихи или песни других авторов

Там, на небе.

Рассказы и циклы миниатюр

341.

Там, на небе… – Миниатюра / рейтинг 246 / отзывов 16 / опубл. 26.06.2008 в 06:25

346.

Свет в ночи… – Миниатюра / рейтинг 194 / отзывов 15 / опубл. 06.10.2008 в 05:20

347.

Птица – Сказка / рейтинг 144 / отзывов 3 / опубл. 31.05.2011 в 22:01

348.

Нежность – Миниатюра / рейтинг 167 / отзывов 3 / опубл. 30.05.2011 в 05:54

КРЫМ. Возвращение домой

В ПОИСКАХ РУССКОЙ АТЛАНТИДЫ

ЗЕМНОЕ ЭХО СОЛНЕЧНЫХ БУРЬ. Тюремный роман

Убийство Сергея Есенина

Эх, возьму-ка я сестрицу-тальяночку! Поэмы

375.

Русский Путь – Поэмы и циклы стихов / рейтинг 608 / отзывов 23 / опубл. 06.08.2009 в 07:44

376.

Постмодернизм – Лирика гражданская / рейтинг 285 / отзывов 20 / опубл. 08.06.2008 в 15:32

381.

Весенний блюз – Поэмы и циклы стихов / рейтинг 263 / отзывов 8 / опубл. 21.03.2013 в 07:38

Мы идем под флагами России. Цикл стихов про Донбасс

Политика. Письмо президенту

Странники параллельного мира. Фантастика

394.

Вирус — 2017 – Детектив / рейтинг 98 / отзывов 2 / опубл. 24.05.2010 в 16:45

397.

Рейс «SKY-1999» – Рассказ / рейтинг 203 / отзывов 2 / опубл. 02.04.2009 в 04:30

398.

MAGISTR СУДЕБ – Рассказ / рейтинг 159 / отзывов 6 / опубл. 27.06.2008 в 21:53

ХРОНИКА НЕОБЪЯВЛЕННОЙ ВОЙНЫ. ПУБЛИЦИСТИКА

405.

Косово поле – Репортаж / рейтинг 183 / отзывов 8 / опубл. 15.06.2009 в 05:55

Дудочка- Надежда и скрипочка-Любовь. Стихи

434.

Огонь любви – Авторская песня / рейтинг 163 / отзывов 6 / опубл. 01.02.2013 в 15:45

443.

Ассоль – Лирика любовная / рейтинг 161 / отзывов 16 / опубл. 13.03.2008 в 07:07

Ветер странствий. Стихи

Поднебесье беловоронье. Русским поэтам и сподвижникам

Аксиома параллельных

Экспериментальная поэзия

496.

Акро — Виолетта – Экспериментальная поэзия / рейтинг 78 / отзывов 8 / опубл. 16.07.2017 в 06:54

498.

СВЕТАЕТ… – Авторская песня / рейтинг 89 / отзывов 8 / опубл. 24.04.2011 в 07:47

501.

РОССИЯ – Лирика гражданская / рейтинг 180 / отзывов 19 / опубл. 03.03.2008 в 18:42

Печальная лошадь

512.

Печальная лошадь – Лирика городская / рейтинг 202 / отзывов 24 / опубл. 26.02.2008 в 04:42 Более 6975 просмотров

519.

Речка Воря – Лирика любовная / рейтинг 186 / отзывов 11 / опубл. 02.12.2008 в 06:13

Плейкасты на мои стихи

О себе — документы и факты, публикации

XX ВЕК В ЛИЦАХ — РОССИЯ

Двадцатый век в лицах.

Из истории разведки

Двадцатый век в лицах — Другие берега

Минута молчания. Неизвестные страницы Великой Отечественной

Другие берега

661.

Коррида – Авторская песня / рейтинг 119 / отзывов 1 / опубл. 06.03.2011 в 08:31

662.

Costa Brava – Стихи, не вошедшие в рубрики / рейтинг 202 / отзывов 12 / опубл. 17.07.2008 в 09:46

Экспериментальная проза — все на одну букву

Ржать подано — лошадизмы

ЮМОРИСТИЧЕСКИЕ РАССКАЗЫ

679.

Прививка – Быль / рейтинг 30 / опубл. 16.05.2021 в 23:25

689.

Мутанты – Юмор / рейтинг 100 / отзывов 8 / опубл. 11.12.2007 в 05:25

Хохмодром — юмор, сатира, реплики, стеб

724.

ВсЁ на букву Ё – Экспериментальная поэзия / рейтинг 188 / отзывов 2 / опубл. 17.07.2015 в 10:45

734.

Марсиане – Сатирические стихи / рейтинг 120 / отзывов 6 / опубл. 17.07.2008 в 09:47

Все поэты попадают в Ад! Дружеские пародьки и поздравлялки

748.

Жану Полю – Лирика любовная / рейтинг 68 / отзывов 1 / опубл. 02.07.2011 в 09:31

749.

Мсье Жану Полю – Лирика любовная / рейтинг 100 / отзывов 2 / опубл. 05.07.2011 в 07:05

Пародии всяческие

773.

Журавлиный суп – Подражания и пародии / рейтинг 61 / отзывов 1 / опубл. 14.09.2015 в 19:23

Планета ностальгии. 1990-1994

Чудотворцы Земли Русской

Цикл рассказов — КАФЕ УПУЩЕННЫХ ВОЗМОЖНОСТЕЙ

Цивилизация — неизвестная планета

821.

Дом будущего – Научная литература / рейтинг 104 / отзывов 2 / опубл. 24.10.2011 в 06:07

Секретные материалы

Хогвардс — школа чародейства и магии

865.

Магия зеркал – Публицистика / рейтинг 112 / отзывов 2 / опубл. 20.08.2011 в 04:08

Ретро-кафе ПИК СОЛНЕЧНЫЙ

875.

Bonhuer – Верлибр / рейтинг 9 / отзывов 1 / опубл. 17.04.2018 в 02:43

Хроника необъявленной войны. Заметки на полях

905.

Дай руку, бомж – Лирика гражданская / рейтинг 76 / отзывов 3 / опубл. 04.01.2013 в 08:57

910.

ВОЛЧАТА – Публицистика / рейтинг 113 / отзывов 3 / опубл. 15.04.2011 в 06:00

Оксана Робски не представляет — Гламур на овощебазе ( стеб)

918.

Нет войне! – Публицистика / рейтинг 68 / отзывов 2 / опубл. 10.03.2022 в 10:06

Хроники Четвертой Мировой. Украинский Гамбит

Детективы, триллеры, мистика

999.

Молчание – Афоризм / рейтинг 70 / отзывов 3 / опубл. 03.03.2016 в 07:53

1004.

О зрении – Афоризмы / рейтинг 96 / опубл. 11.12.2011 в 10:45

1005.

Парадокс – Афоризм / рейтинг 62 / отзывов 1 / опубл. 24.11.2012 в 13:22

1007.

АкроСеврюга – Акростихи / рейтинг 70 / отзывов 1 / опубл. 04.06.2011 в 09:11

Королевская свадьба в селе Стебалово Аглицкой волости

Одной строкой

Скороговорки нашего колхоза — двустишия

Вести из Белого дома — Лимерики

Именем Святого Лимерика Интернетскаго! — Лимерики

Наш бронепоезд — Лимерики

Почти по Оруэллу — Лимерики о странных животных

Похождения Великого Сантехника Семёнова — Лимерики

Госдефолту США посвящается

Хроники шумерской национальной литсети

Засланный агент — шпионский юмор

Инсталляции ( Стихи под музыку и др.)

Опубликованные работы


детективная линия № 12 — 9 книг

Лето. Отдых. А на отдыхе для детектива вполне найдется время. Да и тема-то какая предложена и выбрана: китайский детектив. Детектив, написанный китайским автором, в том числе автором-эмигрантом, сохранившим приверженность культуре предков. Допускаются также авторы-востоковеды, пишущие в духе китайской литературы и культуры вообще. В последнее время Китай стал одним из популярных направлений летнего туризма для россиян. Предлагайте! Обеспечим себе тур по этой дивной стране.

Итак, выбор сделан, читаем Роберта ван Гулика «Монастырь с привидениями» .

Обсуждение Детективной линии № 12 Ван Гулика «Монастырь с привидениями» здесь.

_____________________________________________________________________________________________
Внимание! Правила мероприятия:
1. Каждый участник может предложить не более трех книг!
2. Проголосовать можно за любые из предложенных вариантов, но необходимо прописать это в поле около книги с указанием своего ника на сайте! Будьте ответственны в своем выборе. Хочется, чтобы после выбора вы эту книгу действительно прочли и были готовы обсудить. Всем подписавшимся или общавшимся в теме будет сделана рассылка по итогам выбора и с приглашением к обсуждению.

Выбираем до 9 июля, читаем до 17 июля! А после — обсуждаем, делимся впечатлениями.
_____________________________________________________________________________________________
_____________________________________________________________________________________________

Правила работы избы-читальни — здесь.

В предыдущих одиннадцати турах детективной линии были выбраны и прочитаны следующие книги:
1) Стиг Ларссон «Девушка с татуировкой дракона» ;
2) Гастон Леру «Тайна желтой комнаты» ;
3) Уилки Коллинз «Лунный камень» ;
4) Агата Кристи «Десять негритят» ;
5) Себастьян Жапризо «Дама в очках и с ружьем в автомобиле» ;
6) Агата Кристи «Рождество Эркюля Пуаро» ;
7) Питер Хёг «Смилла и ее чувство снега» ;
8) Реймонд Чандлер «Высокое окно»
9) Борис Акунин «Азазель»
10) Владимир Богомолов «В августе сорок четвертого. ..»
11) «Занавес. Последнее дело Пуаро» Агаты Кристи
12) «Бал-маскарад» Сэйси Ёкомидзо
13) «Красная комната» Эдогавы Рампо

Читать «Драгоценная моя Драгоценка» — Прокопьев Сергей — Страница 6

Торговцы один ругается, другой смеётся, третий восхищается ловкостью удальцов. Не велика беда шар на место водрузить, а завтра эти же казаки придут к тебе… Нередко брали выпивку под запись. Рассчитывались не с получки, таковой, знамо дело, не было. Парни тайком от родителей наделают долгов, а потом везёт должник с мельницы муку, один-другой мешок припрячет, дабы китайцу-лавочнику кредит погасить.

Бегунцы у отца всегда были загляденье, но и наездник свою роль играл. Отец доверял Гане, и тот не подводил. А и пошалить Ганя любил, к примеру, в тот праздник, когда платок с деньгами взял, пронёсся по Китайской улице, срубая шары…

В декабре 1947-го Аргунь встала, а ближе к Новому году Ганя с Алёшкой Музурантовым и Никитой Соколовым по льду перешёл на советскую сторону. Перед этим случилась у парней драка с китайцами, и одного китайца убили. Ганя участвовал в драке. И хоть не он смертельно приложился кулаком, решил – надо уходить, китайцы сильно разбираться не будут «прав или виноват», а какая бы ни была тюрьма в Союзе, она, посчитал Ганя, предпочтительнее, чем китайская для русского. Все знали, в китайскую лучше не попадать – можно выйти инвалидом. Ганя сказал родителям о своём твёрдом решении и ушёл. Он и раньше собирался тайком от родителей рвануть за Аргунь, тут уже сам Бог велел…

Пограничники гостей сразу передали чекистам. Следователь на первом допросе спрашивает Ганю:

– Семён Фёдорович Кокушин кто тебе?

– Дядя.

– Всё правильно, – посмотрел в свои бумаги следователь.

За дядю, поднявшего восстание в Кузнецово в 1931-м, получил Ганя десять лет по 58-й статье. За фамилию, больше не за что, ему всего-то шёл двадцать первый год. У белых не служил, в Асано не призывался. А к «десятке» политической приплюсовали ещё три года за незаконный переход границы.

Ещё до следствия гнали Ганю этапом, человек пятнадцать их шло, в Читу. В селе Шелопугино объявил конвой привал. Зашли парни вчетвером в избу, хотели обменять какие-то свои вещи на еду. Обычная бревенчатая изба, надвое разделённая перегородкой. Русская печь рядом с входом, в красном углу икона, лавки по стенам. В доме одна хозяйка. Радушно арестантов приняла, пригласила пройти, погреться. Достала из русской печи чугунок картошки… Ганя в горницу заглянул, а на тумбочке гармошка. Потёртая трёхрядка. Ганя сам немножко баловался. Не из записных деревенских гармонистов, но кое-что умел…

Отец у нас тоже немного играл. Перед глазами картина. Я стою вечером в ограде. Это, скорее всего, было в пасхальную седмицу. В тот год весна ранняя пришла. Синие сумерки. И смотрю, отец на лошади верхом, а в руках гармошка. Ворота из жердей – высота, может, метр тридцать, метр сорок – я не успел подскочить и открыть, а отец в сумерках не заметил, что они закрыты, и скачет чуть не галопом на препятствие… Но конь казацкий (кажется, Рыжка был) одним махом перелетел барьер. Я только ойкнул…

Ганя увидел в избе гармошку, у хозяйки спрашивает:

– Тётенька, кто играет?

Средних лет женщина рукой махнула:

– Да тут ссыльный дед…

И называет:

– Иван Фёдорович Кокушин.

Ганю обожгло: это ведь дядя! Родной дядя! Всё совпадает – фамилия, имя, отчество. По рассказам отца знал, что дядя Ваня неплохой гармонист. Никогда его Ганя не видел.

– Где он? – спрашивает хозяйку.

– Дрова заготавливает, скоро придёт.

Ганя мне рассказывал:

– Твержу одно: Боже, дай повидаться с дядей! Дай увидеть его! Молюсь, ведь в любой момент конвоир может скомандовать: «На выход!» И погнать дальше.

Друзьям Ганя сказал, что гармошка, похоже, его родного дядюшки, с которым никогда не виделись. Дядя Ваня заходит, удивился – незнакомый люд в избе. Ребята вчетвером на лавке сидят. Один говорит:

– Ну-ка, дядя, погляди-ка! Среди нас родственник твой! Угадаешь кровь родную?

Ивану Фёдоровичу шёл тогда шестьдесят шестой год. Седой уже, но крепкий. С одного взгляда по обличью узнал племянника, указал на Ганю:

– Этот из Кокушиных!

Дядю Ваню раскулачили и отправили с женой на спецпоселение. Дочерей, Таю и Шуру, он ухитрился оставить в Кузнецово. Жена умерла, дядя перебрался в Шелопугино. Сын его Артём с вооружённым отрядом родного дяди – Семёна Фёдоровича Кокушина, одного из командиров восстания против коллективизации – ушёл в Драгоценку.

Ганя с дядей Ваней обнялись. В доме, конечно, разговора не могло получиться. Выбрали какую-то минутку, вышли на крыльцо, Ганя рассказал, что Артём арестован, дядя Сеня арестован, в сорок пятом обоих в Союз увезли. Не знал Ганя, да и откуда мог знать, что дяди Сени уже нет в живых. Сказал, что бабушка в тридцать третьем умерла, поведал вкратце о нашем отце, о дяде Кеше, дяде Феде, остальных родственниках, что жили в Трёхречье.

– Дядя Ваня зубами заскрипел, заплакал, – рассказывал Ганя. – Слёзы потекли по щекам. И говорит с болью: «Зачем ты, племянник, сюда пошёл? Зачем?» Смахнул слезу: «А Тёма! Я-то думал, хоть у него в Драгоценке всё хорошо…»

Тоже случай, Божий промысел. А случайно ничего не бывает… Никто из наших больше дядю Ваню не видел. Мой отец начал искать его, когда мы в пятьдесят четвёртом приехали в Союз, но не успел найти живым, получил известие, что в 1955-м Иван Фёдорович Кокушин умер. В Шелопугино похоронен. Про Артёма на наш запрос сообщили, что умер в лагере в Воркуте. Дочерей дяди Вани отец разыскал. Тая жила в Лесосибирске, скончалась в доме престарелых. Детей у неё не было. Мой брат Митя ездил в конце семидесятых к ней. Шуру, Александру Ивановну, занесло на Дальний Восток. Тоже детей не было. Раза два присылала нам посылки с красной рыбой. Умерла уже… Царствие им Небесное…

Все братья моего отца, даже те, кого никогда не видел, сохранись в памяти потому, что отец о них рассказывал. Он разыскал всех, кого смог найти. Никто, ни дядя Кеша, ни дядя Федя, приехав в Союз, не пошевелили, как говорил мой отец, рогом в поисках родных, только отец. Он стремился знать всех родственников, весь свой корень. Чувство родства было у него редкостное. Задался целью ещё в Драгоценке, когда собирались на целину, говорил нам:

– У меня в России много родственников, надо всех найти.

Взял на себя эту объединяющую миссию. И рассказывал обо всех мне, как бы передавая информацию:

– Это наша фамилия, наша кровь. Не обязательно тесно родниться с каждым, тут уж как Бог даст. Но я должен всегда знать, как мне молиться за того или другого: о здравии или уже о упокоении.

Материализм Прокопия

В 1954 году, двадцать шестого июля, мы железной дорогой приехали из Маньчжурии на станцию Чебула, это Новосибирская область, выгрузились, а дальше повезли нас в кузове грузовика в Чебулинский свиносовхоз на птицеферму. Жильё – два длинных барака. Чуть раньше туда доставили переселенцев из Маньчжурии по фамилии Мунгаловы и Парыгины. У нас две семьи. Брат Афанасий женился в 1951-м, у него росли две дочери. Выделили семье Афанасия комнату в бараке и нам через стенку на восемь человек чуть побольше площадью – квадратов двадцать. Условия ещё те… Крысы бегали…

Школа за семь километров. Ходили осенью и весной пешком, зимой управляющий лошадь выделял.

Отец, чуть обжились (приехали – ни картошки у нас, ни моркошки, ни лука на зиму, а семья-то дай-то Бог каждому), стал активно искать сына Гавриила и братьев: Ивана, Василия, Семёна. Про дядю Сеню, бывало, скажет маме:

– Семёна живым, навряд-ли, оставили.

Мама перебьёт:

– Не каркал бы ты, отец.

Прав оказался. Кто-то подсказал адрес, куда писать в Москву. Отец определил меня в писари. Ганю разыскали быстро, весной 1955-го. В августе пятьдесят шестого он освободился. При Хрущёве срок скостили. А так бы ему ещё семь лет сидеть.

На всю жизнь врезалась в память наша встреча. В тот день я был на совхозном покосе – метали сено. Волокушами подвозили копны, я вилами подавал на стог, в той местности стога называют зародами. К вечеру от такой работы ни рук, ни ног, одно желание – упасть и не вставать. Привезли нас на птицеферму, захожу в свой барак, и Бог ты мой! Неописуемой радостью обдало. Забыл про усталость, про всё на свете! Счастье-то какое – Ганя, брат Ганя за столом.

Записки путешественника

Впервые этот край я увидел из окна поезда, когда по окончании второго курса географического факультета МГУ, ехал в Хибины на геодезическую практику. Читал роман Клиффорда Саймака «Кольцо вокруг Солнца» и поглядывал на бесконечные леса, что занимают почти все пространства Карелии и простираются дальше – до самого Мурманска, где плавно сменяются тундрой. У северной границы Карелии проходит полярный круг, за ним посреди лета уже само солнце ходит по кольцу, не прячась за горизонт.

Сейчас модно рассуждать о разных параллельных мирах. Клиффорд Саймак придумал свои параллельные миры больше полувека назад. А задолго до этого фонтанировали воображением карелы, финны и саамы, наблюдая чудеса с годовым ходом солнца. Видимо это помогло появлению на свет эпосу Калевала. Погружаешься в него, как ещё в один параллельный мир – красивый своей суровостью. Карелия богата тем, чего не хватает обжитому и комфортному центру России, в ней есть дикие непроходимые леса, огромные страшные болота, массивные гранитные скалы и ледниковые моренные валуны, есть и море – штормовое, с волнами высотою до шести метров и полгода покрытое льдом. А величайшие карельские озёра сами похожи на моря.

Уроженец Русского Севера Фёдор Абрамов писал: «Не осознаёт ли природа опасность безделья, сытости раньше человека? За дикостью, за вольностью летят птицы на север. И там же вынашивают своих детёнышей. Чтобы всегда тосковали по своей малой родине. Чтобы не забывали её. Иначе это в конечном счёте может окончиться ожирением, исчезновением рода…»

У меня есть ощущение, что тосковать по северу я начал ещё до того, как побывал там. Видимо впервые притяжение севера испытал ещё в детстве – после прочтения повести Юрия Коринца «В белую ночь у костра». Книжка с описанием северных приключений мальчика Миши и его героического дяди настолько меня впечатлила, что со временем своему лучшему другу подарил такое же издание. Потом ещё были прочитаны «А зори здесь тихие…» Бориса Васильева, «Северная повесть» и «Судьба Шарля Лонсевиля» Константина Паустовского, «За волшебным колобком» Михаила Пришвина, книги Бориса Житкова, Юрия Казакова, Василия Белова, Виктора Конецкого… Среди авторов произведений о севере трудно найти легковесных писак.

Неспроста в Карелию стремятся разного рода экстремалы – ради скалолазания, сплава по категорийным рекам с порогами и водопадами, ради встречи с дикими животными. Едут туда и желающие уединиться в труднодоступных местах – например, на необитаемых островах многочисленных озёр или Белого моря. Мало кто знает, но в преимущественно невысокой Карелии есть даже горный хребет – Маанселькя. Протягивается он с северо-запада из Финляндии (где имеет максимальную высоту 718 метров) на юго-восток в Карельскую лесотундру, у нас он возвышается до отметки 576 метров. Ещё в труднодоступной северо-западной части Карелии есть уникальное озеро Паанаярви – оно самое глубокое во всей Фенноскандии – до 128 метров. Паанаярви, как и Байкал, по происхождению – тектоническое, оно тоже проточное – из него вытекает река Оланга. Паанаярви обрамлено высокими берегами с крутыми скалами и очень вытянуто – его длина 24 километра при максимальной ширине 1200 м. Это озеро насыщенностью кислородом придонной части не имеет себе равных. А зимой над озером скапливается стекающий с гор холодный воздух, там градусник может показать почти на 20 градусов ниже, чем в окрестностях. Вообще-то описывать многочисленные чудеса Карелии можно долго. Любой, кто захочет поинтересоваться этой темой в библиотеке или заглянет в Интернет, будет удивлён.

В конце июля 2005 года я задумал совершить продолжительное путешествие именно на север – в сторону Карелии. Удалось за месяц преодолеть с перекладными три тысячи километров – вокруг Онежского и Ладожского озёр. Сначала посетил старинные города востока Тверской области – Кимры, Калязин, Кашин, Бежецк, Красный Холм, Весьегонск. Затем попал в Устюжну и Череповец, изучил Вологду, побывал в Ферапонтове, Кирилло-Белозёрском монастыре, Горицах и Белозёрске. Наконец добрался до юго-восточного берега Онежского озера в самой северной части Вологодчины. Там меня поразила уединённость и живописность деревеньки Ольково на Андомской горе. Последние деревенские жители, а их на тот момент можно было по пальцам пересчитать, тут же пристроили меня на ночлег и даже предлагали задержаться у них и пожить. Я и задержался на пару дней – рисовал людей, писал их разваливающиеся невечные домики и вечную природную красоту. На озере случаются шторма, высокие волны подмывают обрыв, наступающий на остатки деревни. Со временем Ольково исчезнет, брёвна её опустевших домов упадут к Онежскому берегу и, может быть, некоторые из них далеко снесёт волнами. В какие места и какие волны уносят обитателей этого прекрасного уголка России?

В то путешествие я не взял с собой палатку и спальные принадлежности – решил проверить, можно ли без них выживать на севере, рассчитывал найти ночлег с помощью местных жителей. Конечно, были общения с людьми самыми разными – встречались не только отзывчивые и открытые, но и недоверчивые, даже пугливые. Видимо, пуглив и недоверчив тот, кто не имеет большой цели.

У людей, основавших Ольково, цель была. Они даже церковь себе поставили, правда потомки её обезглавили и использовали как хозяйственную постройку, так она сейчас и гниёт – без окон и дверей. Деятели, распорядившиеся превратить церковь в складскую постройку, тоже имели свою цель. Теперь же заброшенное строение зарастает травой и лишайниками – показывает, чего стоят наши современные цели. Долгой остановки в раздумьях над смыслами и целями не получится – природа обнулит наши прежние достижения… Как онежские волны смоют заброшенную деревню.

С подобными мыслями, покинув Ольково вечером второго дня, я добрался до села Андомский Погост, а там стоял на трассе и до самой ночи безуспешно ловил транспорт на Пудож. Никто из проезжающих мне не остановился, зато появилась возможность поразмышлять о жизненных целях уже в стоге сена, куда я забрался, преследуемый холодом и комарами. Долго расслабляться в сене не получилось: утренний холодный туман разбудил меня чуть свет и заставил скорее шевелиться. Пришлось двигать дальше к намеченной цели, а по пути снова шевелить мозгами. Похоже, это пошло на пользу – картины, написанные с этюдов в Олькове, вышли удачными и прижились в МГУ.

Пройдя пешком пару километров, я оказался на переезде через узкоколейку, где удалось остановить машину…

Утром 8 августа я попал в Карелию! С пересадкой около Пудожа доехал до посёлка Шальский, моей ближайшей цели. Шальский, находящийся на реке Водле у впадения её в Онежское озеро, знаменит древними петроглифами возраста около 5 тысяч лет, высеченными на береговых скалах – «бараньих лбах». Ещё он известен своей историей – в стародавние времена это был единственный порт, из которого можно было попасть на другой берег Онежского озера. Грузовой участок порта работает до сих пор, через него вывозят лес и добываемый здесь камень. Водла в районе Шальского широкая – три сотни метров, моста через неё не построили, люди переправляются (например, в школу) на пароме или лодках. Чтобы попасть на правобережную часть Шалы, я договорился с местными мужиками, они за небольшую плату (в пределах стоимости поллитровки пива) перевезли меня на вёсельной лодке в посёлок Стеклянное. Там, в устье Водлы находится живописный полуостров с невысокими округлыми скалами, плавно уходящими в воду и образующими многочисленные бухточки с островками. На сглаженных водой камнях можно найти петроглифы. Дорогу к ним я спросил у местного парнишки лет десяти. Видимо ему нечем было заняться, он привязался ко мне и не оставлял ни на шаг, куда бы я не пошёл. Я прыгаю по камням – он тоже, я решил искупаться – и он лезет в воду, так и ходил повсюду за мной – не заскучаешь! До петроглифов я не добрался, зато от души наснимал береговых красот! Потом парнишка решил привести меня к себе домой, мы дошли обратно на пристань, где была пришвартована его лодка, на ней и вернулись назад в Шальский.

Оставаться в Шальском не входило в мои планы – надо было скорее отправляться на мыс Бесов нос. А это в двадцати двух километрах пути на юг, там сконцентрированы главные местные петроглифы. Мы дождались взрослых, родители мальчика мне рассказали, как идти на мыс и где там по пути находятся рыбацкие избушки, в которых можно переночевать. Что-то из своей поклажи – книжки и картины мне разрешили оставить до следующего дня.

Уже под вечер я покинул Шальский и скорее двинул вдоль берега озера на юг. Вот это был поход! Чтобы на следующий день не сильно поздно вернуться и заночевать в Шальском, надо было преодолеть марафонскую дистанцию – сорок с лишним километров, и по дороге форсировать вброд небольшую реку. Сначала маршрут проходил вдоль длинного песчаного пляжа, потом берег местами поднимался, становился скалистым и был изрезан небольшими бухтами, временами приходилось прыгать по гладким камням, где-то перелезать через сосновый валежник под песчаными обрывами. На небольшом расстоянии от озера была протоптана лесная тропа, но интереснее было пробираться вдоль самого берега. Ветерок с озера сдувал комаров. Вообще в конце лета комары уже не представляют такого бедствия, как в начале. В рассказах друзей о Карелии помню их ужас от обилия кровососов, но меня на этот раз сие испытание миновало – правильно выбрал сезон.

Про ночёвку мне сказали, что по пути попадутся избушки рыбаков, среди которых некоторые не закрываются на замок. Такую избушку я и нашёл. Ночью пришёл рыбак, накинул на меня какую-то куртку, чтоб не замёрз, и залёг спать на соседней скамейке. Утром мы с ним позавтракали, и я поспешил дальше к своей цели. Сколько по дороге было красоты – не передать. Особенно впечатлили сглаженные пальцы скал, уходящие в прозрачную воду озера. Аккумулятор фотоаппарата сел до нуля. Что удивительно – на последнем кадре был запечатлен самый известный петроглиф, (прозванный бесом) с православным крестом впритык. Крест высекли монахи расположенного неподалёку Муромского монастыря, так они решили нейтрализовать бесовскую силу. Кто бы высек крест на здании нашей госдумы?

Стартовав назад в половине пятого дня, я вернулся в Шальский уже поздним вечером, бежал рысцой в наступающих сумерках, благо на севере вечера затяжные. Конечно же, меня оставили на ночлег, утром я купил у хозяйки домашний творог и поспешил в старинный Пудож.

Маленький и почти сплошь деревянный Пудож расположен на возвышенном правом берегу Водлы. Он понравился мне видами на извивы реки и таёжные дали. Интересно, что эта глухомань и Пудож времён НЭПа описаны в известном романе Евгения Рысса «Шестеро вышли в путь». Пудож прячется в лесах наименее обжитой части Онежского региона – восточной. От него сто километров до Вытегры, самого ближнего города, находящегося к югу. На востоке – полторы сотни километров до древнего Каргополя. К северу от Пудожа расстилаются огромные пространства дикой тайги с Водлозёрским национальным парком. А на северо-западе ближайший населённый пункт городского типа – Повенец, до него тоже сто пятьдесят километров. Вот по этой дороге через малонаселённые пространства и предстояло ехать дальше.

Сначала мне удалось остановить машинку до Авдеева, ближайшего села в 37 километрах, что находится на озере Купецком. Освежившись в озере, благо с погодой мне везло, я устремился дальше и снова поймал везение. До Повенца и дальше – в Пиндуши меня подвёз местный житель, в дороге мы разговорились и, узнав о моих приключениях и дальнейших планах, он предложил мне ночёвку у себя дома, чему я порадовался и незамедлительно согласился.

Тут хочется рассказать о малоприметном сейчас Повенце. В его окрестностях находится большое скопление археологических памятников, среди которых встречаются и стоянки эпохи мезолита. Русское население пришло сюда в начале XV века. В 1563 году Повенец впервые упоминается в Писцовой книге Заонежских погостов, вскоре через него стала пролегать «тропа богомольцев» к Соловецкому монастырю. Некоторое время эти земли были захвачены шведами. В 1702 году к Повенцу протянули водно-волоковый путь – «Осудареву дорогу» (её описывал Пришвин в одноимённом романе), по ней за восемь дней были доставлены и спущены в Онежское озеро военные корабли, которые в дальнейшем по Свири дошли до Ладоги и помогли взятию шведских крепостей Кексгольм и Нотебург (сейчас – Приозёрск и Орешек). В 1703 году Пётр I основал в Повенце чугунолитейный завод, работающий на местной руде и просуществовавший до 1736 года. В 19 веке Повенец был местом ссылки. С мая 1919 года по февраль 1920 года был оккупирован англичанами и американцами, был административным центром белой Олонецкой губернии, а уже в 1931 – 1933 годах стал центром строительства Беломорско-Балтийского канала. Во время Великой Отечественной войны, когда финны захватили расположенный поблизости Медвежьегорск, отступающие красноармейцы взорвали плотину и поток, хлынувший из водохранилища, смыл строения и гидросооружения Повенца. На восточный берег канала неприятель так и не прошёл. После войны посёлок отстроили заново, его населяло почти пять тысяч жителей. Сейчас в Повенце нет и двух тысяч, население продолжает стремительно убывать… В соседнем Медвежьегорске население тоже уменьшилось с 20 до 14 тысяч. Какой поток смыл людей отсюда?

Наутро человек, пустивший меня к себе на ночлег, предложил мне поехать с его друзьями на дачу под Медвежьегорск, в какие-то невероятно красивые места. Но мне хотелось сначала осмотреть Медвежьегорск и мы договорились, что я с утра пораньше поеду туда изучать город, а к полудню мы встретимся напротив музея, где меня и подберут в красивые места. Свою медвежьегорскую программу я выполнил, и в назначенный час стал терпеливо ждать… Проходит полчаса. Проходит час… Так и не дождался. Непредсказуемость – одна из изюминок таинственной русской души. Прекрасное средство для вымывания из мозгов загадочных недоразумений – купание в онежских волнах на северной оконечности озера, что я себе и устроил. Освежившись и порадовавшись за людей, видимо уже добравшихся до невероятно красивых мест, я устремился в другую сторону – к югу. Медвежьегорск был самым северным пунктом маршрута.

Северный и западный берега Онежского озера изрезаны продолговатыми заливами или, как их тут называют, губами. Система заливов, переходящих из одного в другой – Малое Онего, Заонежский и Повенецкий – крупнейшая, общей длиной в полторы сотни километров. Есть ещё Великая, Большая Лижемская, Уницкая и Кондопожская губы, десятки мелких заливов и несметное количество вытянутых с юго-востока на северо-запад озёр. Вид сверху на всю эту часть Прионежья поражает – как будто огромный кот точил свои когти о гранитные берега. На самом деле это пропахал землю ледник во времена великого оледенения. В этих краях находятся знаменитые Кижи, водопад Кивач, города Петрозаводск и Кондопога.

Пробыв в Медвежьегорске часов пять (половину времени я ждал обещанной экскурсии в невероятно красивые места и торчал на выезде из города), наконец-то поймал машину в сторону Кондопоги. Больше полусотни километров шла абсолютная ненаселёнка – до самого Пальеозера и Сундозера. Потом начали попадаться редкие своротки к дачам, сараям и баракам, а недалеко от Гирвасской развилки промелькнула дорожка к пионерскому лагерю. Не доехав двадцати километров до Кондопоги, я соскочил возле указателя на Кивач. Посещение водопада входило в обязательную программу путешествия. До самого заповедника я топал 8 километров. С десяток машин пронеслось мимо меня, но никто не подкинул. Я пытался критически осмотреть себя и удивлялся: на беглого каторжника не похож, рогов на голове нет, из кармана рогатка не торчит. Наверное, это проезжали оголтелые туристы – торопились сделать селфи на фоне водопада, пока не начало темнеть.

В заповеднике сразу поняли цель моего визита и пристроили меня на постой в семью сотрудников, а те, в свою очередь, повели меня в гости к своей одинокой подруге. Как потом выяснилось, это были смотрины – залётного художника решили задержать здесь надолго (вероятно, на всю жизнь). Но мой мозг, одурманенный красотами заповедника, соображать в заданном направлении отказывался – я нарисовал портрет дочки этой одинокой подруги и сбежал писать портрет водопада. На следующий день я снова писал Кивач. Ко мне подходили немецкие туристы и хотели купить картинку с водопадом, но я им отказал – пусть знают, что пока не всё в России продаётся! Позднее эта картина экспонировалась на многих выставках. Посещение Кивача оказалось настолько замечательным, что задержись здесь ещё на пару дней – мне точно захотелось бы здесь поселиться!

Следующий пункт путешествия – Кондопога. Город имеет сложные очертания и раскидан по районам на перемычке между Онежским озером и Нигозером, которые соединяются каналом. Есть там еще Большое Ровкозеро и Малое Ровкозеро. Есть большой целлюлозно-бумажный комбинат, построенный в советские годы. Центральный район удивил меня своей обшарпанностью и наличием заброшенных зданий с выбитыми окнами. Но приехал я туда не затем, чтобы фотографировать разруху. Мне хотелось увидеть старинную деревянную Успенскую церковь. Шёл я до церкви через город долго – почти час, и увидел её с вершины скалистого холма, поросшего соснами и рябиной. Высокая церковь обрисовывалась на фоне озера, а зелень растительности вокруг разбивали покосившиеся и полуразвалившиеся сараи и убогие старые домики. Не будь в этой части Кондопоги замечательного памятника деревянного зодчества, впечатление от города сложилось бы совсем унылое. Церковь я обошёл со всех сторон. А на её крыльце произошла трогательная встреча с человеком. Мужчина лет тридцати с запоминающимся скуластым лицом, в котором было что-то от викингов, смотрел в дали Онежского озера. Опираясь на поручни крыльца, он поделился со мной переживаниями о неудавшейся личной жизни. К храму он пришёл за духовной поддержкой. Теперь пепелище не только у него в душе, но и на месте храма – Успенскую церковь так «бережно» сохраняли, что она недавно сгорела. У наших властей нет цели охранять памятники северной старины, зато появилась цель открыть на Русском Севере, в Шиесе, крупнейшую помойку. Видимо высокопоставленные деятели мечтают, что наторговав дармовым лесом и продав под свалку чужую землю, они обеспечат себе и своим детям сытую беззаботную жизнь… Помнится, хранитель фондов в Новосибирском музее архитектуры устроил мне интереснейшую экскурсию, потом в нашем разговоре он коснулся вечной темы: «меня удивляет цель жизни некоторых людей, они мечтают о постоянном источнике дохода, чтобы ничего не делать и наедать большой живот».

Из Кондопоги я отправился прямиком в Петрозаводск. Конечно, этот административный центр оставляет самое приятное впечатление – украшенная парковой скульптурой уютная набережная, свежевыкрашенные здания, цветники, замечательные музеи… Но поздним вечером того же дня отечественные контрасты вновь ударили по глазам, теперь уже в провинциальном Олонце. Та же самая история: беднота, запустение, убыль населения на треть – с 12 до 8 тысяч. Даже фотоаппарат в Олонце почти не просился из чехла.

Из Олонца я устремился в старинное село Видлица, находящееся на побережье Ладоги. Туда меня подвёз коренной житель почтительного возраста, от него мне посчастливилось услышать живую карельскую речь. Карельская молодёжь забывает родной язык, перейдя на русский. А сто лет назад в Видлицком районе жили почти одни карелы.

На пустынном пляже под Видлицей я провёл два беззаботных часа, наполненных счастьем созерцания. Ветер с Ладоги нагонял пенящиеся на красноватом песке невысокие волны, полоса низкого берега сменялась песчаными склонами, заросшими соснами – совсем как на солнечных картинах Ивана Шишкина, написанных под Сестрорецком. А ещё через два часа я дивился в посёлке Салми полуразрушенной церковью Николая Чудотворца, построенной в 1826 году. Развалины находились на холме, тут же я обнаружил заросшие окопы. Видимо, храм разрушен во время войны. Так и не кому его восстановить. Да и возможно ли это, если посёлок вымирает?! За последние шестьдесят лет его население уменьшилось в два с лишним раза.

С перекладными, проскочив из-за начавшегося дождя Питкяранту, я доехал к вечеру того же дня до деревни Рауталахти, находящейся на северном берегу Ладоги. Мне понравились покрытые мхом красные скалы при въезде в деревню, и я решил здесь остановиться. Искупался, привёл себя в порядок и отправился в Рауталахти искать ночлег. Тут меня постигло разочарование – прошёл половину деревни, общался с людьми – результат нулевой. Наконец, одинокая бабулька пустила меня на сеновал, с опаской осведомившись, не курю ли я и не спалю ли ей сарай. Отделённая деревянной загородкой от меня, всю ночь блаженствовала корова, пожёвывая ароматное сено.

Моё же блаженство продолжилось на следующий день, когда я прогулялся несколько километров до селения Кирьявалахти, которое почему-то значится посёлком. Видимо, это самый маленький посёлок во вселенной – когда я там был, его население по официальным данным составляло 4 человека, к 2013 году оно уменьшилось до одного человека, а сколько там живёт сейчас, даже боюсь предположить. Здесь самая северная точка Ладоги. Над Кирьявалахти возвышаются скалы, с которых открываются чудесные виды на Ладожские шхеры – многочисленные острова. Хорошо, я не знал, что в пяти километрах к северу от Кирьявалахти, между вытянутым озером Хауккаярви и ещё более вытянутым озером Питкяярви возвышается скальный массив «горы Пётсёвара», а то обязательно бы провёл ещё один день там, что изменило бы весь ход дальнейшего путешествия. Если уж мы упомянули этот крохотный хребет четырёх километров длиной, то следует добавить, что он имеет высочайшую точку Северного Приладожья – 187 метров над уровнем моря. Но я стремился в другое место – селение Рускеала, что находится в двадцати пяти километрах к северо-западу от северной оконечности Ладоги и в десяти километрах от границы с Финляндией. На Рускеальских водопадах в 1972 году снимали памятные всем эпизоды фильма «А зори здесь тихие…» Мне удалось съездить туда и к вечеру вернуться обратно.

Почему вернулся? Ещё одна достопримечательность Кирьявалахти не давала мне покоя – дом отдыха композиторов. Про него мне рассказывали, что сюда приезжала Александра Пахмутова! Значит, оказавшийся здесь любой здравомыслящий любитель музыки постарается хотя бы посмотреть на этот замечательный объект, не говоря уж о стихийно возникшем желании тоже облагодетельствовать сие священное место своим пребыванием. Видимо мой восторг от Приладожья передался сторожу базы отдыха, он, одобрив цели моей поездки, разрешил мне поселиться на ночь в маленьком домике. Даже не буду пытаться описать свои эмоции от ночёвки, любой из моих друзей музыкантов обязательно вышел бы здесь из творческого ступора! И что удивительно – строчки этих воспоминаний я писал в тот день, когда Александра Николаевна Пахмутова отмечала своё 90-летие!

Утром следующего дня я был уже в Сортавале, до которой было рукой подать – всего 15 километров. После Выборга Сортавала интереснейший из всех бывших финских городов, отошедших к России в результате Советско-финской войны. Конечно, этот город был бы куда интереснее, останься он в составе Финляндии. Для того, чтобы понять большую разницу между тем, как живут люди по обе стороны российско-финской границы, даже не надо читать статьи, слушать лекции или самому ехать туда. Достаточно беглого взгляда на топографическую карту приграничных территорий. Поинтересуйтесь, будете удивлены.

Демография Сортавалы не настолько катастрофична в сравнении с другими городами Карелии – её население сократилось за последние тридцать лет всего на четыре тысячи человек (столько в Сортавале жило сто лет назад). Это сокращение не наполовину – как в Беломорске и Кеми, не на треть – как в Лахденпохья, а всего лишь на пятую часть. Видимо на относительную благополучность города влияет близость Финляндии и Петербурга, хотя в последнем я не уверен… Сортавала на протяжении пяти сотни лет своего существования была то русским городом, то шведским, потом финским, затем советским, снова финским, опять советским и, наконец – российским. Конечно, такая богатая история отразилось в её архитектуре. Гарантирую, что если окажетесь в Сортавале, то два — три десятка зданий обязательно сфотографируете. Отдельная тема – деревянные дома с резьбой, башенками, колоннами и прочими красивостями. В одном из таких домов (бывшей ратуше) расположена городская библиотека. Обязательно загляните туда и не забудьте полюбоваться оригинальными потолками. Но ещё больший восторг получите, если полюбуетесь на Сортавалу с горы Кухавуори в городском парке Ваккосалми. Да и сама гора живописна: тут и там на ней встречаются выходы скал – то ступенчатые, то сглаженные наподобие черепашьего панциря, а между камнями растут отдельно и компаниями причудливые сосны, разлапистые и высокие ели, трепещущие на ветру берёзки, рябины, и разные другие деревья и кусты. Можно представить, как там красиво золотой осенью! По Сортавале я беспрерывно ходил шесть часов и остался бы там ещё, если бы время не поджимало – неминуемо приближался конец лета и начало учебного года, надо было экономить время для других красот и встреч с новыми людьми…

Ближе к вечеру я выдвинулся на выезд и уже через полтора часа был в двадцати километрах от города – в деревне Реускула, на берегу небольшого по карельским меркам озера Ахвенъярви. Казалось бы – ну, озеро, таких в Карелии сотни и даже тысячи. Но попробовав его описать с ходу, я понял, что это совсем не просто – настолько оно причудливо своими очертаниями. Глядя на карту озера можно фантазировать сколько угодно. Мне представилась ползущая улитка с большой головой, рожками и крохотной раковиной на спине. Можно и так описать: деформированный особым взглядом Сальвадора Дали прямоугольный равнобедренный треугольник с трёхкилометровой гипотенузой. Или так: озеро с двумя островками, одним большим и одним маленьким полуостровами, несколькими выступающими мысами и четырьмя бухтами. Иными словами, пока сам не увидишь – не поймёшь. У этого озера есть интересная особенность: находясь в любой точке побережья невозможно понять его размеры и форму, поскольку остальные части скрыты лесом или изгибами высоких и местами скалистых берегов. Гуляющий вокруг озера художник схватится за голову от разнообразия композиций. Чтобы не сходить с ума, я отправился дальше и, минуя озеро Кортеланъярви (очертаниями оно походит на валяющегося динозавра) через час был в городе Лахденпохья.

До выхода в открытое Ладожское озеро двенадцать километров от города, сам он находится у берегов Якимварского залива, пройдя который и преодолев по Ладоге ещё два раза по столько, можно попасть на Валаам. Над Лахденпохья возвышается гора, аналогичная Кухавуори в Сортавале, поэтому не буду расточать эмоции на её описание. Несмотря на моросящий дождик и наступающие сумерки, я сфотографировал с горы много красивых видов и отправился искать ночлег. Заглянул во Дворец культуры (вскоре после моего визита ДК закрыли, и местные жители разгромили здание до аварийного состояния). Там проходила выставка лепных картин и поделок из природных материалов художницы Галины Михайловой. Её работы излучали доброту и позитивное отношение к жизни. Женщина, дежурившая в ДК, тоже была добра. Она напоила меня чаем и разрешила остаться с ночёвкой, расположившись в фойе на креслах. Даже одеяло мне принесла! Мой сон охраняли водружённые на стену двое бородатых и босых мужичков, вырезанных из дерева в полный рост. Они походили на добродушных троллей. Рядом с этим произведением искусства на информационном стенде были вывешены правила поведения на дискотеке, где объявлялось, что за их исполнение (не курить, не проносить алкоголь и т.п.) администрация имеет право поощрить клиента. Возможно, в закрытом позднее заведении перебили окна, выломали двери и учинили вандализм должным образом не поощрённые клиенты.

Помимо природных красот и творчества народных умельцев меня заинтересовали в городе развалины лютеранской кирхи. Церковь была построена в 1850 году и в советские времена, разумеется, закрыта. Какое-то время её использовали как лагерь для военнопленных финнов, потом там было общежитие и, наконец, вещевой склад. Если учесть, как у нас порой относятся к населению, то такая трансформация вполне логична. В 1977 году склад сгорел. Недавно Финляндия помогла консервировать стены церкви – они отмыты и вполне фотогеничны, можно погулять по траве внутри кирхи, любуясь небом над головой. Теперь Лахденпохья может гордиться наличием памятника архитектуры прошлых веков.

Преодолев с перекладными 40 километров, через два часа я прибыл в маленький посёлок Куркиёки с населением меньше тысячи человек. По карте я определил, что на пути в Приозёрск, это будет последний карельский пункт, где можно не удаляясь от трассы увидеть ещё один из многочисленных заливов, формирующих ладожские шхеры. В Куркиёки я ничуть не разочаровался: поднявшись на невысокий бугор с открытой скалистой вершиной, начал фотографировать направо и налево. Представьте себе картину: обрамлённый лесистыми холмами длинный извилистый залив с островами, ярко-зелёная долина с раскиданными по ней домиками, живописные ели и сосны, многие из которых смотрятся как произведение искусства, несколько овальных скалистых бугров – бараньих лбов, с каждого из которых открывается своя панорама. Жить тут и не быть художником трудно! В любом случае красота места должна отражаться на жизни людей. Когда я поинтересовался историей посёлка, был удивлён. Столь живописное и мало кому известное место заселено людьми больше тысячи лет. А среди уроженцев Куркиёки – второй президент Финляндии Лаури Кристиан Реландер, трёхкратный олимпийский чемпион и трёхкратный чемпион мира лыжник Вейкко Хакулинен, общественный деятель и писательница Александра Грипенберг, известный органист и пианист Тауно Эйкяа, писатель Элиэль Йоханнес Вартиайнен, актёр Матти Дальберг, здесь учились и работали писатель Людвиг Мунстерхельм, биолог и выдающийся знаток лишайников Вели Рясанен. Все они были финнами и работали во благо своего малочисленного народа. Куркиёки в составе СССР и России тоже дали нам знаменитость – чемпиона Европы и России по академической гребле Владислава Рябцева. Выводы делайте сами.

Из Карелии я выехал «с ветерком» – от Куркиёки до Приозёрска меня вёз лихач, в нарушение всех правил движения мы мчались по карельским серпантинам со скоростью 120. Водитель посматривал на меня с хитрецой:
– Не боишься? Обычно здесь женщины визжат во всё горло.
– А чего бояться? Я Вам доверяю. Вы же специалист своего дела… Не гонщик случайно?
– Угадал! Я организую соревнования.
На всякий случай я записал его контакт, вдруг получится ещё раз погонять с ним по Карелии. Была бы цель поставлена!

Однажды из Карелии мне пришло увесистое письмо в бумажном конверте – писал художник Валерий Скоропей, он прислал мне толстую пачку фотографий с видами Кондопоги, Ладожского озера, штормов, северных валунов и замшелых деревьев. Я был тронут таким душевным письмом с Севера. Стыдно, не уверен, что вовремя на него ответил, а когда недавно пробовал ещё раз позвонить Валерию по телефону, он не отвечал – мой номер поменялся, возможно – его тоже.

Поездка по Северу оказалась плодотворной: несколько десятков фотографий опубликованы в Национальном атласе России, а на каких выставках побывали и где сейчас находятся картинки – всего и не вспомнить. Только является ли вся эта суета достойной целью, если забываешь вовремя отвечать на душевные письма с Севера?

2019

Китайский луноход обнаружил загадочную «хижину» на обратной стороне Луны

Китайский луноход Yutu 2 обнаружил загадочный объект, описанный как «хижина» или «дом» на обратной стороне Луны, согласно недавнему журналу деятельность лунохода.

Yutu 2 столкнулся с объектом кубической формы во время проезда через кратер фон Карман в прошлом месяце в 36-й лунный день миссии, согласно сообщению, опубликованному на китайском медиа-канале «Наше пространство», связанном с Национальным космическим управлением Китая — Космос.ком сообщил.

Марсоход, приземлившийся на обратной стороне Луны в январе 2019 года, передал изображения объекта на горизонте. Согласно сообщению, марсоход находился в 80 метрах (около 262 футов) и, как ожидается, достигнет места еще через два-три месяца похода.

Китайский марсоход Yutu 2 обнаружил «таинственную хижину» на обратной стороне Луны. Китайское национальное космическое управление

Космос.com указал, что «таинственная хижина» используется в качестве названия-заполнителя на основе его внешнего вида — это не буквально хижина. Сайт также предложил возможное объяснение истинного происхождения объекта: это мог быть большой валун, который был «выкопан в результате удара».

Китай посадил Yutu 2 на обратной стороне Луны в рамках своей беспилотной миссии Chang’e 4. Путешествие марсохода включало восхождение на холмы и движение по скалистой местности в кратере фон Карман.

Внимание к последнему открытию приковано к Китаю, ускоряющему свою космическую программу.В октябре Китай запустил экипаж из трех человек для шестимесячной миссии на борту собственной космической станции, стремясь установить новый рекорд по продолжительности пребывания китайских астронавтов в космосе. Ранее в этом году Китай успешно посадил марсоход на солнечной энергии на Марс.

Более Кристофер Брито

Кристофер Брито — продюсер социальных сетей и популярный обозреватель CBS News, специализирующийся на спорте и историях, затрагивающих вопросы расы и культуры.

Китай наконец узнает правду о Лунной «Хижине Таинств»

Извините, задроты — Лунная «Хижина Таинств», по сути, не более чем большой каменный дверной порог.

В декабре 2021 года изображение странной структуры на обратной стороне Луны, опубликованное Национальным космическим управлением Китая, стало вирусным. Зернистый снимок, сделанный китайским марсоходом Юйту-2, называли «загадочной хижиной» или «странным кубом» из-за его загадочной формы, напоминающей большое сооружение на лунном горизонте.

Агентство объявило, что направляется к объекту со скоростью 656 футов в час (быстро для Луны) для более тщательного изучения.

Не могли бы вы хотя бы считать , что это может быть хижиной? CNSA

Прошел месяц, и марсоход наконец прибыл. Вот что он нашел.

Открытие — Немного разочаровывает тот факт, что объект сделан из камня. Поклонники Артура Кларка, отступите. Это не монолит, но, вероятно, тяжеловат.

Пол Бирн, профессор наук о Земле и планетах Вашингтонского университета в Сент-Луисе, сказал Inverse в декабре: «Объект на этом изображении почти определенно, категорически, абсолютно валун».

Теперь он поясняет свое предыдущее предсказание в свете нового открытия: «Это явно большой валун размером с маленький валун. И, таким образом, по определению это *является* валуном».

Когда его спросили, является ли «маленький валун» на самом деле «камнем», Бирн ответил:

«На самом деле существует определение валуна в соответствии с так называемой шкалой Уддена-Вентворта, в которой говорится, что валун кусок скалы диаметром более 256 мм.Так что я думаю, что наш лунный друг имеет значение».

Это все еще может быть хижина для очень мелких космических грызунов, может быть. CNSA

Валун.

Эндрю Джонс, журналист, освещающий китайскую космическую отрасль, описывает ее в Твиттере как «настолько разочаровывающую, что просто блестящая».

Что дальше —  Теперь, когда они знают, что такое «загадочная хижина», команда Юту-2 назвала валун «Нефритовым кроликом».

Yutu-2 — первый марсоход, исследовавший обратную сторону (или «темную» сторону) Луны.Это сторона Луны, которая всегда обращена от Земли, хотя слово «темная» — неправильное название, поскольку она проводит значительную часть периода обращения Луны под прямым светом Солнца.

Китай запустил Yutu-2 в декабре 2018 года, и он прибыл на поверхность в январе 2019 года. С момента своего прибытия он обнаружил странный «гель», который также оказался камнями, и проехал по легкому материалу, внешне сравниваемому со снегом. это был просто сильно выветренный реголит (гравий).

Камни Нефритового Кролика. CNSA

Это не первый раз, когда странная космическая скала или образование заканчиваются неутешительно. Еще одна странная лунная аномалия? Древние «концентрации плотных оксидов», оставшиеся от вулканического материала, в котором, вероятно, много горных пород.

А потом взять Марс. Есть марсианский метеорит, который может содержать окаменевшую жизнь, но, возможно, это просто странная геология. Есть еще идея «гриба на Марсе». Дальше в космосе находится Звезда Бояджяна, которая, как мы думали, могла быть инопланетными мегаструктурами.Скорее всего лед или камни.

Возможно, вместо «это никогда не инопланетяне» нам следует сказать «это всегда камни». Или валуны.

Китайский марсоход для исследования «таинственной хижины», обнаруженный на обратной стороне Луны

Странный объект, полученный китайским марсоходом Yutu 2. внимание ученых, работающих над китайской миссией «Чанъэ-4» на обратной стороне Луны.

На фоне черноты космоса объект торчит из-за горизонта, как больной палец.Он практически умоляет марсоход Yutu 2 подойти и поздороваться, и диспетчеры миссии Chang’e 4, похоже, готовы подчиниться, согласно «Нашему космосу», информационно-просветительскому каналу на китайском языке, связанному с Китайским национальным космическим управлением (CNSA). .

«Таинственная хижина», как описывает ее «Наше пространство», была замечена в кратере фон Карман в бассейне Южный полюс-Эйткен. В этом месте на обратной стороне Луны работал Yutu 2 с момента приземления миссии 3 января 2019 года.

Контроллеры миссии приказали шестиколесному транспортному средству просканировать окружающий горизонт, когда «их внимание привлек навязчивый куб на северном горизонте», как пишет «Наше пространство» (в переводе Google). «Это был дом, построенный инопланетянами после аварийной посадки? Или это первый из предшественников космический корабль для исследования Луны?», — продолжает пост.

Увеличенный вид изображения с низким разрешением не очень полезен, но все же он здесь. Изображение: CNSA/Our Space

Вероятно, они шутят — или, по крайней мере, я надеюсь, что они шутят, — но Эндрю Джонс, корреспондент SpaceNews, который освещает космическую программу Китая, высказал более сдержанную позицию, написав в Твиттере, что «это не обелиск или инопланетяне, но, безусловно, есть что проверить», добавив, что большие валуны «иногда выкапываются ударами.

Истинную форму этого объекта трудно различить, а его странные геометрические пропорции могут быть результатом пикселизации — визуального артефакта, наблюдаемого на изображениях с низким разрешением. (Визуальные артефакты всегда являются поводом для размышлений, когда на космических снимках появляется что-то особенно удивительное, например, этот луч света, замеченный на Марсе в 2014 году.) миссия, которая оказалась ничем. И ни под чем я подразумеваю камни.Еще в сентябре 2019 года Yutu 2 столкнулся с зеленым и блестящим гелеобразным веществом — не тем, что вы ожидаете найти на Луне, — которое оказалось брекчией ударного расплава — фрагментами породы, сцементированными вместе в результате. сильной жары. Совсем недавно марсоход заметил торчащие из поверхности необычные осколки, которые оказались камнями, выброшенными в результате удара. Таким образом, вероятность того, что загадочная хижина является камнем или валуном, чрезвычайно высока.

Тем не менее, было бы разумно продолжить исследование этого объекта, просто чтобы убедиться, что, по-видимому, это и произойдет.Наше пространство сообщает, что объект расположен в 260 футах (80 метрах) от текущего местоположения марсохода, и что Юту 2 потребуется около двух-трех месяцев, чтобы добраться до него.

Миссия «Чанъэ-4» уже привела к некоторым интересным новым научным открытиям, таким как открытие материала мантии на обратной стороне Луны, и это последнее отвлечение — забавный бонус. Мы с нетерпением ждем возможности увидеть этот очевидный валун более подробно, а пока мы все можем втайне надеяться, что Yutu 2 наткнется на что-то гораздо более экзотическое, вроде инопланетного зонда или остатков межзвездного космического корабля.

Подробнее : Самые странные снимки, когда-либо сделанные на Марсе.

«Таинственная хижина» на обратной стороне Луны

Объект, известный как куб или таинственная хижина , можно увидеть здесь, на лунном горизонте. Что такое — «загадочная хижина» Юту 2? Изображение через CNSA.

Китайский марсоход Yutu 2 ползет по лунной поверхности с момента приземления в кратере фон Карман на обратной стороне Луны 3 января 2019 года. 3 декабря 2021 года он сделал странную запись в своем Yutu No.2 Дневник вождения . Он заметил на горизонте кубический объект и назвал его «загадочной хижиной». Китайский веб-сайт «Наше пространство » публикует дневник и связан с Национальным космическим управлением Китая (CNSA).

Кроме того, СМИ CNET подхватило эту историю 5 декабря, а Space.com — 6 декабря.

Лунные календари на 2022 год здесь. Закажи себе, пока они не закончились!

«Таинственная хижина» Юту 2: кубическая странность

CNSA дала кубу неофициальное прозвище «таинственная хижина».Не принимайте буквально, что это настоящая хижина . По их оценкам, куб находится примерно в 262 футах (80 м) от местоположения марсохода в его «36-ю ночь» в конце ноября 2021 года. Он расположен прямо на краю кратера почти к северу от этого места.

Переведенный Google снимок экрана из Yutu No. 2 Driving Diary , опубликованного в «Нашем космосе» 3 декабря 2021 года. Изображение из «Нашего космоса». ) и объект «загадочная хижина» (стрелка) на краю кратера на расстоянии около 260 футов (80 метров).Местоположение объекта было , возможно, , подтверждено космическим журналистом Эндрю Джонсом в Твиттере. Изображение предоставлено НАСА/GSFC/Университетом штата Аризона/LROC. Увеличенный орбитальный вид с орбитального аппарата NASA Lunar Reconnaissance Orbiter (LRO) того, что может быть «загадочной хижиной» на краю кратера (небольшое яркое пятно). Изображение предоставлено NASA/GSFC/Университетом штата Аризона/LROC.

Примечательно, что он имеет примерно кубическую форму, хотя его истинную форму трудно определить из-за небольшого размера объекта на изображении.Сейчас его ширина составляет всего несколько пикселей. Кажется, что в середине объекта есть темное пятно, или это могут быть два меньших объекта, расположенных близко друг к другу.

Пристальный взгляд на таинственную хижину

Команда марсохода, конечно же, хочет поближе рассмотреть объект, и Юту 2 теперь начнет движение к нему. Однако марсоходы на Луне и Марсе медленные, и чтобы добраться туда, потребуется около 2-3 лунных дней (2-3 земных месяца). Лунные сутки — это период времени, в течение которого Луна Земли совершает один оборот вокруг своей оси относительно Солнца.Это около 27 земных дней, 7 часов, 43 минут и 12 секунд, чтобы совершить один оборот.

Космический журналист Эндрю Джонс из Финляндии также написал в Твиттере об открытии:

Ах. У нас есть обновление от Yutu-2 на обратной стороне Луны, включая изображение кубической формы на северном горизонте примерно в 80 метрах от марсохода в кратере фон Карман. Называется «????» («таинственный дом»), следующие 2-3 лунных дня уйдут на то, чтобы его проверить. pic.twitter.com/LWPZoWN05I

— Эндрю Джонс (@AJ_FI) 3 декабря 2021 г.

Он также может подтвердил мне конкретное местоположение в Твиттере.Объект, возможно, можно увидеть на орбитальных изображениях с орбитального аппарата NASA Lunar Reconnaissance Orbiter (LRO) в виде маленькой яркой точки на краю кратера, почти прямо к северу от марсохода и примерно на правильном расстоянии от него. Однако это еще не было полностью подтверждено.

Да, он находится на северном горизонте и выглядит как блок/валун/блестящая часть на краю кратера.

— Эндрю Джонс (@AJ_FI) 6 декабря 2021 г.

Так что же это?

На данный момент трудно сказать наверняка, но предыдущие исследования Луны показали, что это, скорее всего, большой валун.Такие каменные блоки являются обычным явлением, оставшимся от ударов с образованием кратеров. Кубическая форма может быть реальной или частично артефактом относительно низкого разрешения изображения. В конечном счете, только более близкие изображения покажут истинную идентичность объекта.

Если окажется чем-то неестественным, это, очевидно, изменит правила игры. К поиску древних реликвий инопланетных цивилизаций ученые начинают относиться более серьезно. Такие артефакты могут находиться на Луне, Марсе или любом количестве астероидов или других объектов в Солнечной системе.Проект SETA (Поиск внеземных артефактов), объявленный ранее в этом году, также выступает за поиск таких доказательств.

Вид на марсоход Yutu-2 с посадочного модуля Chang’e 4 в начале января 2019 года. Изображение предоставлено CNSA/CLEP/The Planetary Society.

Юту 2 и Чанъэ 4

Космический корабль «Чанъэ-4» доставил луноход «Юйту-2» на поверхность Луны. Он приземлился в кратере фон Карман на обратной стороне Луны 3 января 2019 года. На сегодняшний день это четвертая китайская лунная миссия. Yutu 2 — второй китайский луноход, побывавший на Луне.

В июле 2019 года Юту-2 также обнаружил гелеобразное вещество , которое, как позже определили ученые, скорее всего, было стеклом от удара метеорита.

Имея все это в виду, даже если хижина окажется «просто» валуном, она все равно будет представлять большой научный интерес для причастных ученых. Такие объекты лунной недвижимости могут дать ценную информацию о Луне и ее геологической истории.

Изображение китайского марсохода Юйту-2 в 2019 году, на котором видны яркие пятна материала, напоминающего ударное стекло, в центре небольшого кратера.Раньше китайские СМИ сообщали об этом веществе как гелеобразном . Это изображение представляет собой улучшенную, высококонтрастную версию, на которой яркие точки видны в некоторых деталях. Изображение предоставлено CNSA/CLEP/Space.com.

Итог: китайский марсоход Yutu 2 на обратной стороне Луны заметил на горизонте объект примерно кубической формы. Что такое «загадочная хижина» Юту 2?

Via Yutu No. 2 Дневник вождения (перевод с китайского)

Через Space.com

Пол Скотт Андерсон
Просмотр статей
Об авторе:

У Пола Скотта Андерсона страсть к исследованию космоса началась еще в детстве, когда он посмотрел «Космос» Карла Сагана.В школе он был известен своей страстью к исследованию космоса и астрономии. В 2005 году он начал свой блог The Meridiani Journal, который представлял собой хронику исследования планет. В 2015 году блог был переименован в Planetaria. Хотя он интересуется всеми аспектами освоения космоса, его главной страстью является планетарная наука. В 2011 году он начал писать о космосе на фрилансе, а сейчас пишет для AmericaSpace и Futurism (часть Vocal). Он также писал для Universe Today и SpaceFlight Insider, публиковался в The Mars Quarterly и писал дополнительные статьи для известного iOS-приложения Exoplanet для iPhone и iPad.

«Таинственная хижина» на Луне, обнаруженная китайским марсоходом, представляет собой не что иное, как скалу, утверждает ученый

Дело о «загадочной хижине», которую несколько дней назад заметил китайский луноход «Юйту-2», похоже, раскрыто. Марсоход, приземлившийся на Луне в январе 2019 года в рамках китайской миссии «Чанъэ-4», отправил с лунной поверхности изображение того, что казалось квадратным обнажением на обратной стороне Луны. Однако этот предполагаемый миф был развеян Филипом Стуком, профессором географии и исследования космоса в Университете Западного Онтарио, который говорит, что это сооружение представляет собой не что иное, как скалу.

Так что да, это не обелиск и не инопланетяне, но, безусловно, то, что нужно проверить, и на изображении трудно что-то разобрать. Но большие валуны (справа) иногда раскапываются в результате ударов, как показала миссия «Чанъэ-3», запущенная 8 лет назад 1 декабря. [CNSA/CLEP] pic.twitter.com/ifOIFr4oQI

— Эндрю Джонс (@AJ_FI) 3 декабря 2021 г.

«Китайские СМИ очень хотят найти на Луне всякие странные штуки. Мы склонны думать, что все они жестко контролируются и просто повторяют линию партии, но есть куча всякой всячины, превращающей каждую новость в сенсационный заголовок… инопланетные базы, миллионы тонн бесценных металлов или неуказанных веществ, заговоры о западных интересах в космосе и все остальное», — сказал Стоук в соответствии с Space.ком . Стук добавил, что новое, являющееся не более чем кликбейтом, не удивлено представлением скалы как хижины из-за низкого разрешения изображений. «С научной точки зрения скала может быть интересной, и я ожидаю, что она или близлежащие камни на краю кратера будут подробно изучены, когда они доберутся до нее в начале 2022 года. Но она не будет похожа на хижину», — сообщает Space.com . он говорит.

Вводящее в заблуждение открытие…

Это было 5 декабря, когда марсоход Yutu 2 заметил якобы «загадочную хижину» примерно в 80 метрах от него на 36-й день своей миссии.Изображение обнажения было опубликовано Нашим космосом, научно-ориентированным китайским каналом, связанным с Китайским национальным космическим управлением (CNSA), и вскоре оказалось в центре внимания научного сообщества. Во время открытия марсоход находился в кратере фон Карман и в настоящее время перешел к исследованию объекта, замеченного в нескольких ярдах от него. Интересно, что подобные необычные вещества были обнаружены Китаем на Луне. Ранее сообщалось, что в 2019 году марсоход обнаружил гелеобразное вещество, которое на самом деле представляло собой смесь лунного камня и стекла, образовавшуюся в результате удара.

Китайский вездеход захватывает «Таинственную хижину» на обратной стороне Луны

Китайский луноход Yutu 2 сфотографировал то, что описывают как «загадочную хижину» на обратной стороне Луны, и китайские ученые очень хотят, чтобы роботизированный исследовательский аппарат продолжил ее исследование.

Находка была опубликована в онлайн-издании Our Space , связанном с Национальным космическим управлением Китая (CNSA), которое документирует лунную миссию Юйту.

Yutu 2 впервые приземлился на Луну на китайском космическом корабле Chang’e 4 еще 3 января 2019 года, и это была первая космическая миссия, успешно совершившая мягкую посадку на обратной стороне (или «темной стороне») Луны. . «Хижина» была замечена марсоходом в 36-й лунный день миссии, каждый из которых равен примерно 29 земным суткам.

«Внезапно их внимание привлек навязчивый куб на северной линии горизонта», — пишет «Наш космос» (перевод с китайского на английский). «Этот объект пронзил извилистую линию горизонта, словно «таинственная хижина», появившаяся из ниоткуда.

«Рядом с ним был большой «детский» ударный кратер. Был ли это дом, построенный инопланетянами после аварийной посадки? Или это первый из предшественников космический корабль для изучения Луны?»

Фрагмент фотографии Юту 2, предлагающий рассмотреть «таинственную хижину» поближе. Фото CNSA.

Фотография, сделанная Yutu 2, показывает, что кубический объект находился примерно в 80 метрах (~ 260 футов) на горизонте к северу в ударном кратере Фон Карман шириной 112 миль (180 км).

Наш космос назвал объект «神秘小屋» или «загадочный дом» и говорит, что ученые миссии сразу же заинтересовались этим объектом, услышав о нем от пилотов марсохода.

«Это интересно!» они якобы ответили. «Пойдем проверим!»

Ах. У нас есть обновление от Yutu-2 на обратной стороне Луны, включая изображение кубической формы на северном горизонте примерно в 80 метрах от марсохода в кратере фон Карман. Называемый «神秘小屋» («таинственный дом»), следующие 2-3 лунных дня будут потрачены на то, чтобы приблизиться к нему, чтобы проверить его. pic.twitter.com/LWPZoWN05I

— Эндрю Джонс (@AJ_FI) 3 декабря 2021 г.

Однако пройдет некоторое время, прежде чем марсоход сможет добраться до сути тайны.Несмотря на то, что он находится всего в 260 футах, марсоходу потребуется от 2 до 3 лунных дней или от двух до трех месяцев «похода», прежде чем он достигнет объекта, чтобы лучше его рассмотреть.

Эндрю Джонс, журналист, следящий за космической программой Китая, пишет в Твиттере, что возможное объяснение «хижины» состоит в том, что это большой валун, вытащенный из лунной поверхности в результате удара.

Так что да, это не обелиск и не инопланетяне, но, безусловно, то, что нужно проверить, и на изображении трудно что-либо различить.Но большие валуны (справа) иногда выкапываются ударами, как это видно из миссии «Чанъэ-3», которая стартовала 8 лет назад, 1 декабря. [CNSA/CLEP] pic.twitter.com/ifOIFr4oQI

— Эндрю Джонс ( @AJ_FI) 3 декабря 2021 г.

С момента начала своих исследований в 2019 году Yutu 2 преодолела общее расстояние около 2760 футов (840 м).

Странная «хижина» обнаружена на Луне китайским марсоходом

Китайский луноход Yutu 2 будет исследовать то, что кажется загадочной кубической «хижиной» на Луне после того, как он недавно заметил ее на горизонте.

Странная форма была впервые описана в прошлую пятницу в публикации «Наше пространство», связанной с Национальным космическим управлением Китая.

В посте Yutu 2 катился в конце октября, перемещаясь по сложной области на Луне, состоящей из больших ударных кратеров, когда водители заметили что-то странное вдалеке, фотографируя горизонт с помощью Yutu 2.

Они заметили что-то похожее на куб, выступающее из-за горизонта далеко от них.Хотя он находился далеко, и поэтому его было трудно разглядеть должным образом, он выглядел необычно угловатым по сравнению с другими скалами, за что получил прозвище «таинственная хижина».

Согласно «Нашему пространству», «хижина» находится примерно в 80 метрах от текущего местоположения Yutu 2. Хотя марсоход развивает максимальную скорость 200 метров в час, пересеченная местность, в которой он сейчас находится, означает, что марсоходу потребуется около двух-трех земных месяцев, чтобы добраться до сооружения. Но есть план расследования.

Yutu 2, что означает «Нефритовый кролик 2», является частью программы исследования Луны Чанъэ.Это первый луноход, исследовавший так называемую «темную сторону» Луны, ту сторону, которая обращена от Земли. В то время как темная сторона наблюдалась с орбиты, она никогда не исследовалась таким образом на поверхности.

В настоящее время марсоход движется на запад по темной стороне Луны, петляя через каньон, чтобы избежать крутых склонов. В тот день, когда он заметил странную форму хижины на горизонте, он преодолел подъем на холм после того, как оказался заблокированным склонами с трех сторон, согласно «Нашему пространству».

Хотя объект в форме куба вызвал сравнения в социальных сетях с монолитом, найденным на Луне в научно-фантастическом фильме «2001: Космическая одиссея», гораздо более вероятно, что это просто большой валун.

Странные вещи были замечены на небесных телах и раньше, например, фотография Марса, сделанная орбитальным аппаратом «Викинг-1» в 1976 году, на которой видно лицо человека, возвышающегося над поверхностью планеты. Дальнейшие фотографии, получившие название «Лицо на Марсе», показали, что это был трюк освещения на определенном скальном образовании.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.